СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПСИХОЛОГИЗМСОЦИОЛОГИЯ ГОРОДА

СОЦИОЛОГИЯ

Найдено 11 определений термина СОЦИОЛОГИЯ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Социология

от лат.: societas - общество), наука об обществе как целостной системе и об отдельных социальных  институтах, процессах, общественных группах, наука о человеческих сообществах.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

Социология

лат. societas – общество) – наука об обществе как целостной системе и об отдельных социальных институтах, процессах, социальных группах. Как самостоятельная наука сформировалась в середине ХIХ в., ее основоположником считается О. Конт.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

СОЦИОЛОГИЯ

1) синоним термина «социальные науки»; 2) исследование любых социальных систем конкретно-научными методами (наблюдение, анкетирование, социальное измерение, социальное моделирование, социальный эксперимент и т. д.). В современной философии науки термин «социология» используется, как правило, только во втором значении. Существует большое множество социологических дисциплин, отличающихся прежде всего своими предметами — специфическими социальными системами. (См. социальная система, социальные науки, общество).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия науки: Словарь основных терминов

СОЦИОЛОГИЯ

(от лат. societas — общество + греч. logos — учение, слово) — наука об общих и специфических законах и закономерностях развития и функционирования исторически опред. соц. систем, о механизмах действия и формах проявления этих з-нов в деятельности личностей, соц. групп, классов, народов. С. изучает соц. факты, процессы, отношения, деятельность индивидов, соц. групп, их роль, статус и соц. поведение, институциональные формы их организации. С. — единство теоретически и практически применимого знания. В широком смысле С. — это система знаний об обществ. устройстве жизни людей, о природе и разнообразных проявлениях чел. коллективности. В узком смысле С. занимается анализом структуры соц. отношений, процессов соц. взаимодействия, исследует развитие соц. организации об-ва. Имеется мн-во определений С.: «будучи в самом широком смысле слова обширной наукой об об-ве, она м.б. определена как наука соц. элементов и первых принципов» (Гиддингс); она «заключает в себе мнво движений, ... отношение индивидуума к об-ву, причины и формы образования групп, противоположности классов.., развитие отношений между господствующими и подчиненными...» (Зиммель) и ряд др. С. решает фундаментальные проблемы изучения природы соц. развития обществ. форм жизни, процессов группового поведения и взаимодействия между людьми. При этом она пользуется специально разработанными средствами, особыми методами познания. Чтобы получить достоверное знание о к.-л. соц. явлении, социологи используют социол. источники информации: опросы, интервью, анкетирование и др.; осуществляют наблюдение, ставят эксперименты. Объектом социол. познания явл. обво, рассматриваемое как единый соц. организм. Как самост. наука С. возникла в XIX в. (автор термина — О.Конт) в результате конкретизации проблематики традиц. соц. философии, специализации и кооперации обществ. наук и развития эмпирич. соц. исследований. С. никогда не была единой наукой, распадаясь на значительное число шк. и направлений. С XIX в. выделяют неск. разл. направлений, такие, напр., как геогр., демографич., расово-антропологич., органические и социал-дарвинистские. В конце XIX — начале XX вв. распространяются разл. разновидности психол. С. — инстинктивизм, бихевиоризм, интроспекционистские объяснения обществ. жизни в терминах желаний, чувств, интересов, идей, верований и т.п. Появляются теории, выдвигающие на первый план коллективное сознание (Э.Дюркгейм, Е. де Роберти, Ф.Гиддингс, Ч.Кули) либо абстрактные формы соц. взаимодействия (Г.Зиммель, С.Бугле, Ф.Теннис, А.Фиркандт). С 1920-х гг. в С. большую роль играют эмпирич. исследования. Совершенствуется техника социол. исследований, расширяются возможности ее практ. применения. В начале XX в. появились первые центры соц. исследований — Лондонское социол. об-во (1903), Нем. социол. об-во (1905), Амер. социол. обво (1905) и др. Особенности социол. знания определяются тем, что об-во рассматривается как органическое единство разл. сторон его жизнедеятельности — экон., соц., полит. и духовной, функционирующих и развивающихся посредством соц. деятельности людей. С. рассматривает соц. деятельность и возникающие в процессе этой деятельности соц. отношения во взаимосвязи и взаимодействии объективного и субъективного факторов, материальной и духовной сторон. Соц. сфера выступает в кач-ве важнейшего объекта социол. исследований. Ее исследование включает все проблемы, связанные с деятельностью человека (его положение в об-ве, трудовом коллективе, семье, др. соц. группах), с потребностями и ценностными ориентациями и степенью их реализации, с отношением к самому себе, а также к разл. явлениям и процессам, происходящим в об-ве. В результате интенсивной профессионализации и специализации С. заняла одно из центр. мест в системе обществ. наук, она изучается в большинстве стран и насчитывает свыше 40 отраслей, число к-рых продолжает расти. Совр. об-ву нужны соц. компетентные люди, к-рые способны самостоятельно оценивать соц. явления и сознательно участвовать в развитии обществ. процессов, принимать решения относительно собств. соц. поведения и положительно влиять на поведение окружающих или подчиненных. В России актуальность широкого социол. образования была осознана только в последние десятилетия; С. вошла в блок соц.гуманит. подготовки студентов, получающих образование в рамках гос. образовательных стандартов. Помимо общего курса, в вузах читаются спец. курсы С.: экон. С., полит. С., С. права, образования, молодежи, брака и семьи, религии, культуры и т.д. С. заняла неотъемлемое место в системе общей гуманит. подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием. Лит.: Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология. М., 1998; Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология в вопросах и ответах. М., 1999; Фетисов В.Я. Специфика социологии как науки и учебной дисциплины // Социально-политический журнал. 1992. № 9; Социология. Основы общей теории / Под ред. Г.В.Осипова, Л.Н.Москвичева. М., 1996; Социология в России / Под ред. В.А.Ядова. М., 1997; Основы социологии. Курс лекций: В 2 ч. / Под ред. А.Г.Эфендиева. М., 1994; Смелзер Н. Социология. М., 1994; Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996; Бауман З. Мыслить социологически. М., 1996; Фролов С.С. Социология. М., 1996; Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория. М., 1961; Социология сегодня. М., 1965; Американская социология. М., 1972; Новые направления в социологической теории. М., 1978; Тернер Дж. Структура социологической теории. М., 1985; Вебер М. Избр. произв. М., 1990; Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991; Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992; Американская социологическая мысль. М., 1995; Современная американская социология. М., 1994; Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994; Зиммель Г. Избранное: В 2 т. М., 1996; Громов И., Мацкевич А., Семенов В. Западная социология. СПб., 1997; Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. М., 1972; Проблемы теоретической социологии / Под ред. А.О.Бороневича. СПб., 1994; Маркович М. Социология. М., 1995; Маркович Д.Ж. Общая социология. М., 1995; Комаров М.С. Введение в социологию. М., 1994; Социология / Под ред. Э.В.Тадевосяна. М., 1995; Сорокин П. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. М., 1994; Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1992; Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении. М., 1961. Л.Г.Скульмовская

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

СОЦИОЛОГИЯ

наука, изучающая человеческие отношения в социальных группах и отношения между группами. Социология не только описывает и изучает общество и различные его виды, она опирается на тот факт, что в группе человек уже не тот, чем когда он один, это уже совсем другая личность. Отсюда — феномены коллективного энтузиазма или групповой истерии (сцены линчевания на Юге США). Существует общественное сознание, возвышающееся над индивидуальным сознанием и проявляющееся в нас в виде осознания общественных обязанностей:-так, например, для Джеймса психологическое проявление общественного сознания — это необходимость каждое утро вставать и идти на работу («The Principle of Psychology», 1890). Человеческая группа несводима к математической сумме составляющих -ее людей; ее существование и функционирование — плод сложных взаимодействий, выявление которых — одна из главных задач социологии. Социология Как один из способов осмысления общества глубоко укоренена в философской традиции. Среди ее предшественников прежде всего стоит отметить: Платона, Аристотеля, Святого Августина, Святого Фому, Ибн-Хальдуна и, позднее, Макиавелли, Гоббса, Локка, Боссюэ, Руссо, Кондорсе, Монтескье. Политические или философские писатели, теологи или придворные советники — все они размышляли о природе и судьбах общества, что оно собой представляет и чем должно быть, о механизмах его преобразования или его сохранности. Термин «социология» и социологию как науку создал в 1836 г. Конт. Он определял ее как «позитивное изучение комплекса основополагающих законов, присущих социальным феноменам». Конт хотел основать науку комплексного изучения социальной реальности. Ту же задачу преследовал Маркс (1818-1883), который позднее показал первостепенную роль экономического базиса, являющегося ключом для объяснения идеологических надстроек. Считая классовую борьбу движущей силой общественной эволюции, он выдвигает постулат, что «социальное целое не совпадает с суммой составляющих его частей». Но основоположником действительно научного изучения различных социальных фактов стал Дюркгепм (1858-1917). Его «Правила социологического метода» (1894) выдвигают два базовых принципа; «первое и самое главное правило — рассматривать социальные факты как вещи...», то есть независимо от наблюдателя и исключая антропоцентрическую точку зрения. Второе правило; вытекающее из первого, — «рассматривать социальные феномены сами по себе, вне связи с воспринимающими их сознательными субъектами». Так, например, «никогда не стоит переоценивать условный характер той или иной практики или института». Его очерк о самоубийстве («Самоубийство», 1897) является ярким примером научных устремлений Дюркгейма в социологии. Здесь даже чаще, чем в другой своей работе — «О разделении общественного труда» (1893) социолог применяет понятие закона к исследованию социальных фактов. Он пытается объяснить, опираясь при этом на статистику, колебания в численности самоубийств, их временных и пространственных характеристик, и их зависимость от определенного числа факторов, колебания которых он также определяет. Вокруг Дюркгейма сформировалась целая школа исследователей. Первенство здесь принадлежит французской школе, влияние которой связано с деятельностью журнала «ЛАнне Социоложик», образованного в 1898 г. при участии Мосса (1872-1950) (его основная работа — «Эссе о даре, форме и причинах обмена в архаических обществах», 1925). В Германии Георг Зиммель («Фундаментальные вопросы социологии», 1917), Леопольд фон Визе («Система общей социологии», 1932) и Макс Вебер («Экономика и общество», 1922) ориентировали социологию на изучение идеальных типов общественного поведения, чтобы вывести из этого типологию обществ. Сегодня социология, модернизированная введением социологических опросов и математических моделей, используя одновременно общегуманитарное понимание и аналитическое объяснение, пытается выявить различные виды взаимодействий, управляющие сохранностью или изменчивостью обществ. Постоянное стремление к эмпирическому наблюдению породило разделение на многообразное множество секторов социологического исследования, в зависимости от того, идет ли речь об изучении частных групп экономического плана (социология труда или обмена), социального (социология города или сельского мира), религиозного, морального, а также в зависимости от того, идет ли речь об искусстве, языке, образовании, этнологии и т.д. Исследование социальных фактов различается на: 1)статистический, или институциональный анализ.— описание структур общества или группы в зависимости от их законов. Это своего рода анатомия общества; она получила название «культурной антропологии»; 2) функциональный, или динамический анализ — своеобразную психологию общества, изучающую способ функционирования и восприятия законов. Например, хотя статистика и показывает, что процент католиков во Франции и в Бразилии один и тот же, тем не менее очевидно, что восприятие католицизма в двух этих странах неодинаково; так, в Бразилии, в отличие от Франции, религиозность накладывает глубокий отпечаток на нравы и обычаи населения (поведение и социально обусловленные привычки). Выявление подобных различий и составляет задачу социологии. Социологические исследования могут преследовать и коммерческие задачи (изучение спроса на товары и мотиваций клиентуры), и политические (опрос общественного мнения, изучение степени известности той или иной личности и производимого ею впечатления); но если говорить о социологии как о научном подходе, то главной задачей здесь будет понимание образа жизни общества, в той мере, в какой социальная группа представляет одновременно и религиозную установку, и форму экономики, общую концепцию искусства, человеческих взаимоотношений и т.д. Дилътей во «Введении в науки о духе» (1883) говорит об общем чувстве или интуиции мира, Лев-Стросс — о восприятии «общей социальной структуры», не совпадающей с эмпирической реальностью общественных отношений («Понятие структуры в социологии», 1958). Именно человеческое понимание обеспечивает стыковку теории и эмпирических исследований и позволяет воссоздать единство человеческой позиции («типа» общественной жизни), скрывающееся за многообразием ее проявлений (форм поведе-ния). Хотя социология и является единой наукой по своему объекту или главной задаче — понять человека, живущего в обществе, в действительности она распадается на разнообразное множество частных исследований. Это происходит потому, что побудительные мотивы человеческих действий бесконечно сложны, причем здесь могут наличествовать несколько мотивов одновременно, виды социального творчества — бесконечно разнообразны, что наблюдение за человеком или группой могут их изменить или вызвать обратную реакцию и что, наконец, единым комплексом наше общество бывает лишь в редкие моменты мобилизации и сплоченности вокруг идеала.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский словарь

СОЦИОЛОГИЯ

от лат. societas общество и греч. logos - учение) - наука о формах и изменениях совместной жизни людей, а также животных и растений. Она является наукой о социальном (см. Социальный), будь то всеобщая, основополагающая социальная наука или наука частная; как система она охватывает социальные образования и социальные процессы, Т. о., она исследует всю совокупность общественных явлений, таких, как народ, сословие, племя, союзы мужчин и женщин, род, семья, брак, различные виды общественных образований, их основы, формы, развитие, их возникновение и исчезновение. Социологическое мышление ведет свое начало с естественного права, которое первоначально являлось учением о государстве, но уже в схоластике распространилось на всю общественную действительность. В 17 в. это мышление во все увеличивающейся степени объединяется с философией морали: люди размышляют о своей жизни с тех пор, как они вообще научились думать (классическое учение о государстве древних греков, мудрость древнекит. социальной этики), так что "полная история социально-научного мышления проходит в действительности через всю историю мышления" (Фрайер). Начало социологии как самостоятельной науки относится, однако, к 19 в., а ее родоначальником является Конт, в трех последних томах шеститомного "Курса позитивной философии" которого излагаются осн. положения этой науки. Конт ввел в употребление также и сам термин "социология". Он развил социологию как естественно-научную дисциплину на базе своей эмпирической философии, которую называл "позитивистской". В соответствии с этим социология является учением об общественной жизни человека, рассматриваемой как совокупность взаимодействий индивидов между собой. Последователями Конта были такие англ, философы, как Герберт Спенсер ("The study of sociology", 1873) и Джон Стюарт Милль, а также франц., амер. и иг ал. социологи. Главным последователем Конта в Германии был Альберт Шеффель (1831 - 1903). Значительное влияние на нем. социологию оказали философия права и философия истории Гегеля, из которой К. Маркс развил свой исторический материализм. В новейшей социологии различаются, по Бюлову (в "Wцrterbuch der Soziologie", 1955), следующие главные группы направлений: 1)Математическое направление (прежде всего Парето), где математические методы применяются для того, чтобы сделать более наглядными обыденные знания. 2) Физикалистское направление (социальная физика, социальная механика, социальная энергетика). Если уже Сен-Симон в области социологии был механицистом, в 19 столетии это направление получило развитие в лице Конта, Спенсера и Дж. Ст. Милля. Энергетическая трактовка Оствальдом социальных процессов также привела к созданию особой школы. 3) Социально-биологическое направление, рассматривающее сообщество живых существ с точки зрения его функционирования, как социальное тело и действующий органологический организм: наследственность, изменчивость, отбор, приспособление, борьба за существование являются осн. категориями этого способа мышления, непосредственно сближающего биологическое и социальное. Если уже Платон, Аристотель, Фома Аквинский, Макиавелли, Альтузий, Воден и др. пользовались сравнениями из области органического мира, то Кант и многие мыслители после него перенесли идеи организма на государство. Романтики Шеллинг и Гегель имели обыкновение пользоваться аналогиями с организмом. Конт, Спенсер и др. являются представителями этого направления. 4) Социально-антропологическое направление занимается проблемами связи между расами и социальными образованиями, особенно вопросами наследования свойств внутри социальных групп. Большое влияние имели здесь Ж. Гобино и Ф. Гальтон ("Hereditary genus", 1869). 5) Антpoпогеографическое, социогеографическое и этнологическое направления берут свое начало у Гиппократа и через греч. и рим. мыслителей доходят до Бодена, Монтескье, Гердера, Гумбольдта, Бокля и др. Сюда же относятся этнолого-народоведч е с к о е, а также направление психологии народов, представленное в работах Гумбольдта, Лацаруса, Штейнтоля, Бастиона, Вундта, Леви-Брюля, Л. Г. Моргана, Турнвальда и др. 6) Историко-философское, универсально-историческое и историческое направления рассматривают человека как историческое существо, а общественный феномен - как явление культуры. В центре их внимания находится социальный процесс в его историческом развертывании и оценка этого процесса в рамках исторического рассмотрения. Представителями этих направлений являются в первую очередь Кондорсе, Сен-Симон, Конт, Пауль Барт, Оппенгеймер, а также Альфред Вебер, К. Мангейм, Шелер, Трельч и Фрейер. 7) Психологическое и социально-психологическое направления исходят из того, что вся социальная действительность психически обусловлена и поэтому может быть понята только изнутри, из психического. Если у Конта и Спенсера социология имеет сильный психологический уклон, а теория подражания Тарда и психология масс Лебона являются доказательством влияния франц. психологизма в социологии, то амер. социология в лице своих главных представителей ориентируется прежде всего на психологию; то же относится к бихевиоризму, глубинной психологии, а также к таким исследователям, как Мак-Дугалл, Фиркандт, Теннис, Зиммель. 8) Универсалистское направление является антисубъективистским, оно исходит из необходимости целостного рассмотрения социального порядка или социального расчленения и направлено на универсум. Предшественником его является Фома Аквинский, главный его представитель О. Шпанн - последователь Адама Мюллера, социал-философа романтики. Социальная действительность рассматривается ими принципиально сверху, как расчлененный дух: общество - духовная система. 9) Теория классов объясняет процесс социальной дифференциации снизу, при помощи факторов, действующих в век индустриализма в экономике и в производительных силах, с помощью интересов, определяемых этими факторами (см. Материализм исторический). Теории среднего сословия (класса) подчеркивают, что столкновение социальных сил (богатые - бедные, имущие - неимущие) угрожает уничтожением средних слоев социальной лестницы и что, с точки зрения общества в целом, все дело заключается в том, чтобы сохранить средний класс, средний слой (В. Г. Риль и др.). 10) Фоpмальная, или чистая, социология стремится, в противоположность всем до сих пор названным направлениям, иметь методически однозначно определенный объект познания и исследовать его в самостоятельной конкретной науке с помощью осн. социологической категории "формы". Главным представителем этой концепции является Г. Зиммель, который на базе различения формы и содержания общества рассматривает формальную социологию как эмпирическую дисциплину, как самостоятельный метод научного исследования в смысле учения о формах социальных связей с принципом взаимодействия в центре. Близко к этому направлению стоят Штаммлер, Фиркандт и Л. фон Визе. В учении о связи Л. фон Визе понятие взаимодействия, отягощенное естественно-научным смыслом, заменяется нейтральным понятием "взаимосвязь". 11) Феноменологическое направление стремится к созерцанию сущности, к своего рода интуитивному познанию и логизированию материала созерцания в социальных явлениях. Оно возникло из философии и особенно разрабатывалось Гуссерлем, Шелером и Хайдеггером. Его фундаментом является 4 Феноменология духа" Гегеля, а его представителями в социологии - в первую очередь Шелер, Литт и Фиркандт. 12) С о ц и ал-экономическое направление осн. предметом своего исследования делает хозяйство (экономику) и общество в их взаимообусловленности, а экономический мир рассматривает в единстве с социальным. Направление разрабатывалось Максом Вебером, Зомбартом, Оппенгеймером. Своим соч. " Ьber einige Kategorien der verstehenden Soziologie" Макс Вебер открывает новое направление, к которому близки также Зомбарт и Хайдеггер. 13) К у л ь турно-философское и культурно-социологическое направления отводят (при различении наук о природе и наук о культуре - Виндельбанд, Риккерт) понятию "культура" особое место в социологии в рамках учения о структурах исторического мира. Понятие "культура" было перенесено Бэконом и Гоббсом на воспитание, а Пуфендорфом - на общество, Вико, Руссо, Монтескье, Вольтер, Гаманн, Гердер и Кант в значительной мере способствовали проникновению духовно-исторического понятия "культура" в науку. Дильтей, Бурхард, Ницше, Шпрангер, Демпф Мангейм и прежде всего Альфред Вебер превратили затем философию культуры и социологию культуры в науку, которая делится у Вебера на три сферы - общественный процесс, процесс цивилизации и процесс культуры. 14) Индуктивно-аналитическая концепция имеет дело, прежде всего благодаря эмпирико-статистическому методу, с материалом, получаемым из конкретного опыта. Особенно развита она в США. Ее девиз - практическая работа с конкретными объектами с помощью заранее подготовленных для этого методов исследования (напр., тестов). Графическое изображение полученных результатов осуществляется с помощью социограмм и социографических условных изображений. Осн. цель всего этого - практическая применимость. Специальными социологическими дисциплинами являются: социология права, социология культуры, социология искусства, социология литературы, социология хозяйства и производства, социология техники, социология труда, социология финансов, педагогическая социология, социология знания и т. д. Прикладная социология - общее название всех попыток практического применения результатов социологии и оценки их с социально-реформистской и социально-политической точек зрения.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

СОЦИОЛОГИЯ

лат. societas - общество и греч. logos учение) - наука об обществе, о законах развития и функционирования социальных общностей и социальных процессов, о социальных отношениях между этими общностями и социальных механизмах как самодостаточных средствах регулирования социальных отношении. Термин "С." впервые введен в научное обращение создателем этой науки Контом, который синтезировал наиболее плодотворные идеи своего времени в целостную программу создания новой науки об обществе. Конт положил в основу построения С. как науки идею "социальной системы", т.е. признание факта существования общества как своеобычного организма определенной сложности, элементы которого выполняют специфические функции и служат требованиям этой системы. Предметом С. Конт считал глобальное общество; при этом его интересует не столько смена общественных систем (как, например, в теории формаций Маркса), сколько перемены в системе, фундаментальные свойства которой остаются постоянными. Это противоречие между историческим подходом к анализу внутрисистемных явлений и формально-логическим анализом общества как такового нашло свое выражение в делении С. на социальную статику и социальную динамику, что потребовало от Конта определения понятий социальной целостности, социальной структуры, социального порядка и прогресса. Задача социальной статики, по Конту, - систематическое исследование связей между элементами социальной системы и факторов, обеспечивающих социальный порядок. Анализ социальной статики начинается с семьи как основной клеточки социального организма, выполняющей функции социализации, сохранения культурного наследия, равновесия между традицией и инновацией. Наряду с семьей, основное условие существования социального организма - разделение труда, на основе которого формируется и постоянно усложняется структура социальных групп и классов, развиваются человеческие способности, солидарность и мораль. Социальная динамика у Конта призвана раскрыть универсальные закон развития человечества, действие которых распространяется на все сферы общественной жизни. Конт подчеркивал взаимосвязь всех элементов социального организма, однако решающая роль отводится духовной сфере. Развитие общества предстает как переход от одной стадии развития сознания к другой, как проявление "закона трех стадий": теологической, метафизической и позитивной. В концепции Конта порядок и прогресс суть различные проявления общественного целого. Поэтому, предмет С, по Конту, - общество как социальный организм в его прошлом и настоящем. Предметная область С. охватывает, по Конту, всю совокупность социальных явлений, а сама наука превращается в своеобразный компендиум общественных наук, становясь их теоретической основой. Систематическое изложение предмета, задач и проблематики С. впервые было сделано Спенсером в его книге "Основания социологии". Задачи С, по Спенсеру, - изучение массовых типичных явлений, социальных фактов и процессов, раскрывающих действие всеобщих законов эволюции. Основу спенсеровского понимания предмета С. составляет его концепция социальных институтов, из контекста его работ следует, что социальные институты - это механизмы самоорганизации совместной жизни людей, обеспечивающие превращение асоциального по природе человека в социальное существо, способное к совместным коллективным действиям. Теория социальных институтов Спенсера представляла попытку системного исследования общества. Все институты общества составляют единое целое, функционирование каждого из них зависит от остальных и от четкого разделения сфер влияния и ответственности. В любом обществе имеется определенный уровень согласованности в деятельности основных институтов, в противном случае начинается регресс или распад "социального организма". Каждый социальный институт призван удовлетворять определенную общественную потребность и не подменять другие институты. Расширение полномочий государства, по Спенсеру, опасно потому, что подрывает естественное разделение функций между институтами общества, нарушает состояние равновесия в "социальном организме". Концептуальной основой марксистской С, традиционно определяемой как исторический материализм, стала идея материалистического понимания и объяснения истории. Концепция о формациях и их смене стремилась придать идее социального прогресса естественно-исторический смысл. Определение формации и формулировка экономического закона перехода от одной формации к другой, реализуя идеи системного подхода к обществу, вместе с тем переводило знание об обществе и его развитии в разряд исследования в духе позитивистской парадигмы. Общественное разделение труда и складывающиеся на его основе производственные отношения оказывают, по мнению Маркса, решающее влияние на все сферы общественной жизни, объединяя их в целостную систему. В более узком смысле понятие "социальная структура" трактовалось Марксом как деление общества на социальные группы (в соответствии с общественным разделением труда) и формирование системы устойчивых связей между ними. Связав общественное сознание с экономическими интересами классов, Маркс открыл новые возможности для научных исследований. Однако эта связь, как правило, понималась упрощенно, так как гарантом истинности социального знания были объявлены интересы пролетариата. В науку вводился критерий "партийности", приведший в будущем к грубым вульгаризациям не только гуманитарных, но и естественных наук. Концепция социологизма получила наиболее полное выражение в трудах Дюркгейма, признанного в настоящее время классиком С. В работе "Метод социологии" (1899) Дюркгейм определял предмет С. как социальные факты, существующие вне индивида и обладающие по отношению к нему принудительной силой. Методологическую установку на исследование социальных процессов он сформулировал в известном лозунге: "социальные факты нужно рассматривать как вещи". Цель С, по Дюркгейму, не сводится к описанию и упорядочению социальных фактов через наблюдаемые объективные проявления. С помощью последних устанавливаются более глубокие причинные связи и законы. Наличие закона в социальном мире свидетельствует о научности С, раскрывающей этот закон. Стремление найти объективные закономерности социальных явлений обусловило высокую оценку возможностей применения статистики в С. как системного отражения социальных сторон жизнедеятельности людей. Дюркгейму принадлежит заслуга введения в С. понятия "функция" как отношения соответствия между социальным явлением или институтом и некоторой потребность общества как целого. Основная функция разделения труда, по Дюркгейму, - поддержание социальной солидарности, разделение труда рассматривается им как механизм, формирующий тип солидарности в обществе: от механической (полное растворение индивидуальности в "коллективном сознании") до органической солидарности (функциональной взаимозависимости индивидов). В конкретно-научном плане основной вклад Дюркгейма в формирование С. как науки состоит в анализе ценностно-нормативных систем обществ и разработке строгих методов исследования социальных фактов. По М. Веберу, С. должна брать в качестве исходного пункта своих исследований поведение индивида или группы индивидов, но в отличие от психологии, рассматривать поведение личности лишь постольку, поскольку личность вкладывает в свои действия определенный смысл. Таким образом, одна из центральных методологических категорий веберовской С. - категория социального действия: он определяет С. как науку, изучающую социальное действие. Социальное действие, по Веберу, предполагает два момента: субъективную мотивацию индивида или группы, без которой вообще нельзя говорить о действии, и ориентацию на другого (других), которую Вебер называет еще и "ожиданием" и без которой действие не может рассматриваться как социальное. Осмысленное целера-циональное действие, по Веберу, - тот идеальный тип, образец социального действия, с которым соотносятся все остальные типы. Согласно Сорокину, предметом науки С. является общество, члены которого связаны психическим взаимодействием, т.е. обменом идей, чувств, волевых устремлений. С, считает Сорокин, может быть разделена на четыре главных отдела. Первый - общее учение об обществе: определение общества, описание его основных черт, анализ процесса взаимодействия его членов, формулирование основных социальных законов. Второй отдел, посвященный изучению социальных закономерностей, составляет социальная механика, которая ставит своей задачей: разложение сложных общественных явлений на простейшие элементы; изучение свойств этих элементов и тех эффектов, которые они вызывают в поведении людей и общественной жизни; анализ всего механизма общественной жизни. Третий отдел - социальная генетика, содержанием которого становится: изучение происхождения и развития общества и общественных институтов; выявление основных тенденций в развитии общества и общественных институтов. Четвертым отделом С. является социальная политика - чисто практическая прикладная дисциплина, задачей которой служит указание средств улучшения общественной жизни и человека. Индивиды, по Сорокину, вступают в систему социальных взаимоотношений под влияние целого комплекса факторов: бессознательных (рефлексы) и биосознательных (значения, нормы, ценности) регуляторов. Поэтому любое общество можно описать и понять только через призму присущей ему систем значений, норм, ценностей. Эту систему Сорокин определяет как "единовременное культурное качество". Процесс формирования С. отмечен переходом от историко-эволюционного подхода к структурно-аналитическому, теоретические построения все теснее связывались с эмпирическими исследованиями. В рамках общей проблематики формируются разные теоретические ориентации в русле господствующих в тот или иной период философских течений. Так, "социологизм" Дюркгейма, предлагающий рассматривать факты "как вещи", порождает линию позитивистского объективизма. "Понимающая С." М. Вебера, стремившаяся расшифровать внутренний смысл социальных действий, связана, напротив, с идеями неокантианства и философии жизни. Вместе с тем, функционализм Дюркгейма контрастирует как с исторической ориентацией Вебера, который считает социологические понятия "идеальными типами", необходимыми для упорядочения сложной исторической действительности, так и с подходом Зиммеля, для которого базовым, исходным социальным процессом является межличностное взаимодействие. В 50-е 20 в. в С. существовало несколько различных теоретико-методологических ориентаций. Самой влиятельной из них был структурный функционализм (Парсонс, Мертон), который выдвигает на первый план принцип целостности и интеграции социальной системы и объясняет частные явления теми функциями, которые они выполняют в рамках этого целого. Интеракционизм (Блумер, Гофман) ставит во главу угла процессы взаимодействия между индивидами и группами, в ходе которых складываются и видоизменяются относительно устойчивые социальные структуры. Сильное влияние на социологическую теорию оказывали аналитическая философия (Поппер и др.), феноменология (Шюц и др.), неофрейдизм (Фромм и др.)> структурализм. Хотя между общетеоретическими ориентациями и так называемыми теориями среднего уровня, не говоря уже об эмпирических исследованиях, существует большой разрыв, исходные установки существенно влияют и на тематику, и на методы исследования. Представители интеракционистской ориентации изучают преимущественно межличностные отношения, оставляя в стороне общие проблемы структуры общества; позитивистской - сводят социальные ценности и нормы к актам "открытого", наблюдаемого поведения; феноменологической - интересуются тем, какой внутренний смысл имеют те или иные социальные действия для их исполнителей. В результате интенсивной профессионализации и специализации С. заняла одно из первых мест в системе общественных наук, она изучается и преподается в большинстве стран мира и насчитывает свыше 40 специализированных отраслей, число которых продолжает расти. Наряду со сбором эмпирической информации и ее теоретической интерпретацией, С. выполняет прогностические и прикладные функции как на уровне макросоциальных процессов и систем (например, исследование социальных аспектов реструктурирования экономики целого государства), так и на микроуровне (например, в масштабах отдельных экономических отраслей или предприятий). В целом, как для западной, так и для отечественной С. остаются важными и требующими своего решения проблемы теоретико-методологического обоснования социологических исследований, а также проблемы связи и соотношения объемов академического и прикладного направлений.

Г.Н. Соколова

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

«СОЦИОЛОГИЯ»

Soziologie". 2 Bde. Stuttgart, 1956 — 1958) — основное произведение Розенштока-Хюсси. В работе затрагиваются как методологические аспекты социологического исследования, так и его конкретные вопросы, далеко выходящие за рамки современной институционализированной социологии и сближающие излагаемые подходы с философской теорией культуры. Вместе с тем работа содержит большое количество оригинальных концепций, относящихся к истории цивилизации от ее возникновения до настоящего времени. В целом произведение представляет собой такую попытку использования диалогического принципа в качестве средства радикального обновления гуманитарного мышления, которая не ограничивалась бы критикой традиции или выдвижением абстрактных постулатов, но демонстрировала бы свою обоснованность и плодотворность на актуальном материале. Первый том имеет подзаголовок "Засилье пространств" и включает в себя введение к обоим томам, три части и обширное заключение. Изложение начинается с критического рассмотрения сущности и специфики традиционного понимания социологии в качестве науки о человеке во множественном числе, т.е. о людях, приведенных к общему знаменателю. С самого начала такое понимание отвергается, поскольку никто не может знать всех людей. Поэтому выдвигается положение, согласно которому социология должна основываться на частичном знании, и она может быть истинной лишь при условии явного признания такой неполноты знания. Это — учение о путях и способах действий фрагментарно познаваемых людей, что обусловливает разделение социологического знания на две части, в которых рассматриваются пространственные и временные аспекты социальных процессов. Свобода человека проявляется в его способности всякий раз по-другому выбирать свои пути и способы действий, а следовательно, разметку пространств и времен. Поэтому социология в понимании Розенштока-Хюсси является, прежде всего средством нового завоевания такой свободы, утраченной современным человечеством. В первой части "Вхождение в крест действительности: Способ представления в социологии" осуществляется подробный анализ различных подходов к пониманию предмета и методов социологии. При этом подчеркивается, что подлинная социология возникает из страсти и никогда не может быть плодом теоретического равнодушия, что и должно обусловливать характерный для нее "способ представления". Подлинное социологическое знание может основываться лишь на реальной вовлеченности социолога в общество (на языке современной институционализированной социологии суть такой методологической установки частично передается понятием "включенное наблюдение"). В данном контексте вводится базовое понятие "крест действительности", позволяющее разделить пространство на внутреннее и внешнее, а время — на прошедшее и будущее. Это понятие, как считает Розеншток-Хюсси, позволяет социологии отказаться от жесткого разделения на субъект и объект, а также учесть существование не единых для всех людей и человеческих сообществ пространства и времени, а множества пространств и времен, что, собственно, и является специфической формой реализации диалогического принципа и обусловленного им "способа представления". В результате разрушается и традиционное для классического гуманитарного мышления понятие абсолютного, надындивидуального (трансцендентального) субъекта, который обеспечивает общезначимость содержания знания путем соотнесения его со всеобщими познавательными формами. Крест действительности, не будучи всеобщей структурой, т.е. единственной "системой отсчета", соотносится с каждым отдельным человеком или отдельной человеческой группой, что позволяет исследователю освободиться от иллюзии обладания абсолютной (монологической) позицией и стать "причастным" к тому, что он изучает. В результате социология перестает понимать свой объект в качестве немого и глухого, превращаясь в "диалогическое мышление". Однако вследствие отрицания наличия естественно существующего единого пространства, такое социологическое знание не в состоянии стать наглядным. Оно может быть только слышимым, и социологу следует, прислушиваясь к окружающему его хору голосов, учитывать, что и его собственный голос принадлежит к этому хору. "Причастность" социолога к внутреннему и внешнему пространству, прошедшему и будущему времени связывается с речью (языком) как формой межчеловеческих отношений. При этом внутреннее пространство ассоциируется с возвратным залогом глагола (рефлексивом), а внешнее — с действительным залогом (активом). Что касается прошедшего и будущего времени, то для их обозначения создаются специальные термины — "траектив" и "преектив" соответственно, которые, впрочем, также ассоциируются с категориями традиционной грамматики — изъявительным и повелительным наклонениями глагола. Для "причастного мышления" действительным считается лишь то, что принадлежит больше, чем к одному пространству, и больше, чем к одному времени, и это является условием возможности многоголосия. Вторая часть озаглавлена "Игровые пространства нашего рефлексива" и посвящена анализу фантазии человека, т.е. его способности воображения и его способности к игре. Исследование сил действительности по их отражению в образах фантазии и в играх — это их изучение в возвратном залоге, поскольку деятельность замыкается на играющем. Одновременно это предвосхищение действительности, так как игровое поведение не только повторяет прошлый опыт серьезности, но и предшествует новому опыту серьезной жизнедеятельности. Точно таким же свойством обладает и мышление, которое без колебаний относится к игровым формам поведения. Наиболее "цивилизованные" процессы удерживают равновесие между чистой игрой и чистой серьезностью, так как человек во всех ситуациях ищет хотя бы немного свободного времени и некоторое заранее определенное место, т.е. то, что определяет игру. Поэтому игровые моменты наличествуют во всей человеческой жизнедеятельности и вносят изменения в сферу серьезности, поскольку именно отшлифованная в игре форма закрепляется в сфере серьезности, а точное игровое повторение серьезности невозможно. В соответствии со строением креста действительности, мир игры разделяется на упоение и восторг внутреннего пространства (в этом контексте дан оригинальный анализ феномена массы), соревнования во внешнем пространстве (спорт), обычаи, ритуалы и церемонии, соответствующие прошедшему времени, и, наконец, искусства в качестве таких игровых форм жизнедеятельности, которые обеспечивают славу и известность в будущем времени. В третьей части — "Жизненные пространства нашего актива" — рассматривается сфера серьезности и анализируются такие понятия, как природа, дух, культура и душа. Прежде всего, подчеркивается, что никакого "человека вообще" не существует. Всегда налицо лишь половина или даже четверть человека: мужчины и женщины, мальчики и девочки. Человек — родовое существо, но во внешнем пространстве он расщеплен на полы. Природа и понимается как такое внешнее пространство. Части человека собираются воедино при помощи духа, который рассматривается в тесной связи с феноменом речи (языка). Дух, указывает Розеншток-Хюсси, — это объединяющая сила, создающая человеческие сообщества и, следовательно, конституирующая внутреннее пространство. Дух как бы уничтожает кожу, покрывающую каждое человеческое существо, и тем самым, обеспечивает контакт тел, т.е. превращает человека в родовое существо. Видимой стороной этого процесса является объединяющая способность человеческого языка. Поэтому при рассмотрении языка нельзя, как это делает традиционная грамматика, ограничиваться исследованием только говорящего, необходимо всегда учитывать и слушающего. На этих методологических основаниях рассматривается новая, "глубинная" грамматика. Разделение человека на возрасты (поколения) анализируется в контексте понятия культуры, что соответствует прошедшему времени. Культура в понимании Розенштока-Хюсси — это прочно установившийся мир, который, будучи упорядочен, просто неизменно воспроизводит свою упорядоченность и передает содержание прошлого настоящему. Напротив, понятие души связывается с будущим, а это последнее рассматривается в контексте смерти и процессов умирания. При этом подчеркивается, что вся человеческая культура возникла из страха смерти, поскольку первоначально в смерти видели не источник обновления, а всего лишь завершение существования. Поэтому возникает стремление сделать человеческую действительность независимой от смерти отдельного человека, что, собственно, и составляет суть всех культурных институций в их динамике. Способность преодолевать смерть и называется душой, а важнейшим проявлениями этой способности являются любовь и стыд. Любовь — это всегда прикосновение смерти к человеческой самости, заставляющее человека забывать о себе и выходить навстречу другому. Стыд должен считаться силой, преодолевающей смерть человеческих сообществ, поскольку он препятствует независимости и обособлению членов этих сообществ. Преодолевая смерть, душа делает ее позитивной силой жизни. В этом контексте (опять же в соответствии с количеством сторон креста действительности) анализируется наследие четырех первопроходцев, предложивших четыре способа включения смерти в жизнь — Будды, Лао-Цзы, Авраама, Иисуса. Заключение первого тома названо "Тирания пространств и ее крах" и посвящено осмыслению того факта, что в концепциях современных естественных, гуманитарных и общественных наук пространственные характеристики действительности преобладают над временными. В связи с этим критическому анализу подвергаются взгляды Декарта и Ницше, концепции которых квалифицируются в качестве основных свидетельств "засилья пространств". Оцениваются последствия такой методологической парадигмы и выявляется ее ограниченность, прежде всего в плане сужения диапазона человеческой свободы. Тем самым подготавливается переход к анализу реального времени, который не был бы отягощен традиционными пространственными ассоциациями. Второй том имеет подзаголовок "Полнота времен", также состоит из трех частей и посвящен проблеме всемирной истории. В первой части, озаглавленной "Возвращение пережитого: (Траектив)", рассматриваются общеметодологические проблемы исследования времени, его структура и способы периодизации. Изложение начинается с обсуждения общего вопроса о необходимости вести счет времени. При этом констатируется, что расхожая схема "прошлое — настоящее — будущее", представляющая модусы времени наглядно, является истолкованием на основе категорий пространства, а потому лишает время его творческой силы. В связи с этим подвергается критике восходящее к Пармениду "чистое мышление", для которого понимание сути времени недоступно и которое своим двухтысячелетним господством вызвало катастрофические последствия. Вопреки философии, ставшей институционализированной формой "чистого мышления", время должно быть понято в его экзистенциальных напряжениях, в ритме его живых пульсаций. Это заставляет обратиться к исследованию сути и функций календаря, а также структурирующей любой календарь системы праздников. В этом контексте формулируется "закон отсроченной видимости", согласно которому невидимое (недоступное органам чувств) должно предшествовать во времени видимому (доступному органам чувств), поскольку в противном случае в мире не происходило бы ничего первостепенного. Свободная, обладающая творческим потенциалом жизнь сперва всегда невидима, как по-настоящему невидимыми для своих современников были все творцы нового и все первопроходцы. Видимое предсказуемо, невидимое сначала всегда представляется чем-то совершенно невозможным, и подлинное историческое время — это цепь инкарнаций, происходящих каждая "в свое время". Попадая в календарь путем установления календарных праздников, прежде непредсказуемое становится предсказуемым и может быть повторено. Тем самым историческое время понимается в духе креационизма как наследование приобретенных качеств и противопоставляется эволюционистскому преформизму типа гегелевско-марксистской диалектики. В свете "закона отсроченной видимости" анализируются праздники, конституирующие экзистенциально напряженный календарь европейской истории — Праздник всех святых, День поминовения всех усопших, Пасха и др. Особое внимание уделяется многообразию календарей и возможности переходить от одной календарной системы к другой. Жизнь, способная созидать новое, не может следовать лишь одному календарю, но свободный переход от одного календаря к другому, как подчеркивает Розеншток-Хюсси, стал возможным только после Христа. Проблема согласования множества календарных ритмов характеризуется как основная проблема отношения ко времени, в связи с которой и рассматриваются различные способы расчленения и, наоборот, обеспечения непрерывности временного потока. Во второй части, названной "Ход событий: (Преектив)", описываются первичные события, которые определили современный календарь. Подчеркивается, что возвращение пережитого не должно отождествляться с жесткой предопределенностью, с судьбой. Однако именно так, по мнению Розенштока-Хюсси, понимает время современный научный историзм, лишающий человека свободы, будущего и, следовательно, творческого потенциала. Будущее — это не повторение прошлого и даже не развертывание заложенных в прошлом потенций, а творение нового, которое, однако, определенным образом связано с прошлым. Именно характер связи будущего с прошлым ведет к необходимости исследования самого хода событий, а не только возвращения пережитого. В горизонте этой задачи анализируются первичные формы человеческих сообществ — род, "территориальные царства" (восточные деспотии), Израиль (древнееврейская культура как религиозно-этническая общность), Древняя Греция. Показывается, что все эти сообщества формируются на основе определенного способа обращения со временем: род тщательно воспроизводит культурные архетипы прошлого, "территориальные царства" соотносят себя с настоящим, считающимся неподвижным, древнееврейская культура устремлена в будущее. Что касается древнегреческой культуры, то она, пытаясь найти "золотую середину" между кочующими родами и оседлыми "территориальными царствами", открывает возможность стать независимой от императивов времени в ситуации досуга как "безвременья". Плодом этого открытия стала философия в качестве школьного, т.е. игрового мышления, абстрагированного и от пространства, и от времени. Соотносясь с различными модусами времени, указанные четыре культуры, даже соприкоснувшись друг с другом, не могли прийти к синтезу вследствие своей принципиальной взаимной "непрозрачности". Этот синтез стал возможным лишь благодаря христианству, но до сих пор еще не завершен. Вся история христианской церкви — это история движения к единству человеческого рода, которое, согласно Розенштоку-Хюсси, формируется приблизительно в течение трех тысячелетий. Первое тысячелетие истории христианской церкви проходит под знаком того, что Бог стал человеком. Эта история имеет в качестве своего содержания превращение смерти и умирания в нечто видимое, поскольку распятия, реликвии, пустыни, катакомбы и т.д. превращают умирание в процесс, предшествующий жизни. Благодаря церкви становится понятно, что человек, в отличие от прочих живых существ, — это такое существо, за которое всегда кто-то умер. В соответствии со структурой "креста действительности", христианская церковь ведет борьбу на четырех фронтах: против засилья прошлого, настоящего, будущего и "безвременья досуга". Прорыв каждого из фронтов ведет, соответственно, к расцвету родо-племенных культов (наиболее явно это проявляется в расизме и антисемитизме), ко взлету имперских настроений и абсолютизации локальных церквей, сращенных с государством (национализм), к приоритету чистого будущего (апокалиптическое и милленаристское сектантство), к тоталитарным притязаниям философствующего разума. Однако христианином не может быть тот, кто принадлежит только к одному времени. Содержанием второго тысячелетия является революционизация мира, т.е. радикальный переворот в отношениях людей с действительностью. В связи с этим рассматривается, прежде всего, роль католической церкви в возникновении "мира" как некоей целостности, как единого для всех пространства-времени. Проведенная католической церковью централизация стала предпосылкой новоевропейского естествознания в качестве учения о едином мироздании. Неявным фоном такого учения является представление о вездесущности Бога, которая должна иметь свой образ и подобие — присутствие человека повсюду в мире. Но это требует превращения множества людей в единого "Человека", в качестве какового выступает человеческий род, имеющий в отличие от просто человечества, не только пространственное, но и временное измерение. Церковь, главой которой является Иисус Христос, принадлежащий ко всем временам, открывает для каждого возможность такого "всеприсутствия". Третье тысячелетие обращается именно ко времени. Современный человек, будучи расщеплен на множество фрагментов, утратил способность превращать хаос времен в нечто четко структурированное. По мнению Розенштока-Хюсси, единственным средством свободного вхождения во время и его упорядочения является возрождение древних темпоральных моделей, причем термин "возрождение" сразу же ограждается от сентиментально-этнографических ассоциаций. Инструментом, позволяющим обратиться к древности, является мышление, которое, будучи отражением жизни, воспроизводит зеркальный образ оригинала: то, что является первым в жизни, оказывается последним в мышлении, и наоборот. Поэтому главная особенность возрождения древности заключается в том, что она может восстанавливаться в правах только в обратном порядке — от событий, только что прошедших, до все более и более отдаленных во времени. Более того, согласно Розенштоку-Хюсси, человечество продвигается во времени вперед настолько, насколько ему удается посмотреть назад, тем самым постепенно обретая "полноту времен". Но это — не всеобщность и единство человеческих культур в том смысле, как они понимаются в древнегреческой традиции. Греки противопоставляли многообразию законов (полиномии) всех полисов некий единый порядок, который они называли природой (physis). В так понимаемую природу они ускользали, устав от шума и пестроты полисной жизни, и постепенно "природа" превратилась в мир неподвижных идей. Но это чисто пространственный тип единства, который, по мнению Розенштока-Хюсси, стал ныне господствующей парадигмой целостности, и именно он губит современное человечество. Тот тип целостности, который противоположен древнегреческой парадигме, — это темпоральное единство, т.е. именно "полнота времен". Такой тип целостности связывает "пережитое" с "событиями" и, следовательно, составляет основу подлинного историзма. Суть этого типа целостности конкретизируется в третьей, заключительной части работы, которая называется "Институции: (Пережитое и события подкрепляют друг друга)". В ней изложена детальная концепция всемирной истории от появления первых родов до современности. Эта концепция явным образом противопоставляется секулярному, позитивистски-прогрессистскому историзму, остатки которого до сих пор сохраняют свое влияние в исторической науке. Центральное место в изложении отводится христианству и его определяющей роли в европейской культурной традиции. Христианство открыло, что выжить можно только умирая, что жизнь вырастает из смерти и, таким образом, смерть способна приносить плод. В свете этой констатации рассматривается история церкви, приведшая к эпохе революций, которая, как считает Розеншток-Хюсси, при подходе к третьему тысячелетию завершается. Заключительные страницы работы посвящены анализу конкретных способов обретения "полноты времен", т.е. формирования единого человеческого рода в рамках такой модели целостности, которая отлична от чисто пространственной, метафизической модели целостности как "единого, различенного в себе". Условием этого является формирование человеческой общности, обладающей такой же интенсивностью жизни, как род, "территориальные царства", древнееврейская и древнегреческая культуры, но преодолевающей их локальность, т.е. обладающей универсальностью церкви. А.И. Пигалев

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Постмодернизм. Энциклопедия

СОЦИОЛОГИЯ

франц. sociologie, букв.- учение об обществе, от лат. societas - общество и греч.- слово, учение), наука об обществе как целостной систе­ме и об отд. социальных институтах, процессах и груп­пах, рассматриваемых в их связи с общественным целым. Необходимой предпосылкой социологич. позна­ния является взгляд на общество как на объективно взаимосвязанное целое, «... а не как нечто механиче­ски сцепленное и допускающее поэтому всякие произ­вольные комбинации отдельных общественных эле­ментов...» (Л енин В. И., ПСС, т. 1, с. 165).

С. как самостоят. наука сложилась в 19 в. (термин введен Контом) в результате конкретизации пробле­матики традиц. социальной философии, специализации и кооперации обществ. наук и развития эмпирич. со­циальных исследований. Уже СенСимон писал, что до сих пор наука о человеке была «...лишь га­дательной наукой» и задача состоит в том, чтобы возве­сти ее «... на степень наук, основанных на наблюдении». Однако ни СенСимон, ни др. социалистыутописты, ни Конт не могли освободиться от идеализма и априоризма в понимании общества.

Переворот в науке об обществе, положивший основа­ние подлинно научной С., был осуществлен К. Марксом. «Как Дарвин положил конец воззрению на виды живот­ных и растений, как на нияем не связанные, случайные, „богом созданные" и неизменяемые, и впервые поставил биологию на вполне научную почву, установив изменя­емость видов и преемственность между ними - так и Маркс положил конец воззрению на общество, как на механический агрегат индивидов, допускающий всякие изменения по воле начальства (или, все равно, по воле общества и правительства), возникающий и изменяю­щийся слуяайно, и впервые поставил социологию на научную появу, установив понятие общественно-эконо­мической формации, как совокупности данных произ­водственных отношений, установив, что развитие таких формаций есть естественно-исторический процесс» (Л енин В. И., ПСС, т, 1, с. 139).

Согласно материалистич. пониманию истории (см. Ис­торический материализм), в процессе своей практич. общественно-ироизводств. деятельности люди вступают друг с другом в определенные материальные, не завися­щие от их воли отношения, к-рые и определяют их обществ. сознание (см. Производственные отношения).

Общественно-экономическая формация (см. Форма­ция общественно-экономическая) как целостная социальная система имеет своей основой исторически опреде­ленный способ производства материальных благ, к-рому соответствуют определенная классовая структура общества, политич. надстройка, культура, формы обществ. сознания и т. д. (см. Базис и надстройка). Каж­дое из этих обществ. явлений обладает относит. само­стоятельностью, имеет собств. структуру и специфич. законы своего развития и функционирования. Эта диф­ференциация обществ. явлений лежит в основе специали­зации социологич. исследований по отраслям (С. тру­да, С. семьи, С. образования и т. д.). Однако отдельно взятые социальные явления можно понять только с учетом их места и функций в рамках конкретного соци­ального целого. Каждой обществ. формации присущи свои специфич. противоречия и движущие силы. Поэ­тому марксистская С. не только теснейшим образом связана с историей, но и сама является исторической, прослеживая закономерности смены обществ. формаций, на основе чего строится прогноз будущего развития и программа революционнопреобразоват. деятельности (теория научного коммунизма). Вместе с тем. К. Маркс и Ф. Энгельс придавали большое значение эмпирич. социальным исследованиям, и сами осуществляли их (работы Энгельса «Положение рабочего класса в Анг­лии», «К жилищному вопросу» и др.).

Отд. стороны социологич. концепции Маркса и Эн­гельса получили дальнейшее развитие и конкретиза­цию в трудах Г. В. Плеханова, А. Бебеля, раннего К. Каутского, А. Лабриолы, П. Лафарга, Ф. Меринга, Р. Люксембург.

В новых условиях эпохи империализма марксистская С. как в общетеоретич., так и в конкретных аспектах была всесторонне развита В. И. Лениным, к-рый деталь­но разработал вопрос о роли субъективного фактора в истории, дал определение понятия класса (см. Классы), создал теорию империализма как высшей и последней стадии развития капитализма, обогатил марксистскую теорию государства. Учение Ленина о двух тенденциях в национальном вопросе дает ключ к решающим про­цессам развития наций в совр. эпоху. Важнейшее методологич. значение имеет ленинская критика субъек­тивной социологии народничества, объективизма П. Струве, философско-социологич. концепций махистов и неокантианцев. Работы Ленина «Развитие капитализ­ма в России», «Социология и статистика» и др. служат образцами научно-статистич. исследования социальных процессов. Ленинская теория социалистич. революции и построения социализма творчески развивает все важ­нейшие проблемы социалистич. общества. Из этих по­ложений исходят, развивая их применительно к новым условиям, КПСС и др. марксистско-ленинские партии.

Развитие марксистской С. в СССР после Великой Окт. социалистич. революции было органически связа­но с практикой социалистич. строительства и потребно­стями междунар. рабочего и коммунистич. движения. Планомерное строительство нового общества невозмож­но без многосторонней информации о социальных про­цессах, тщательных социальных экспериментов и дол­госрочных прогнозов. Вместе с тем социалистич. пре­образования открывают необычайно широкие перспек­тивы для С. как науки: ученые могут не только конста­тировать стихийно совершающиеся процессы, но и са­ми участвовать в социалистич. и коммунистич. строи­тельстве. Это предполагает правильное сочетание обще­теоретич. подхода и эмпирич. социальных исследова­ний. Наряду с многочисл. филос. работами сов. ученые в 1920-30-х гг. широко исследовали различные сторо­ны обществ. жизни - изменение условий труда и быта под влиянием революции (А. И. Тодорский, Е. О. Кабо, Вл. Зайцев и др.); бюджет и структуру свободного времени трудящихся (С. Г. Струмилин, Л. Е. Минц, В. Михеев, Я. В. Видревич и др.); брак и семью (С. Я. Вольфсон); проблемы социальной психологии (В. М. Бехтерев, Л. С. Выготский); социальной меди­цины (П. А. Семашко, Б. Я. Смулевич) и т. д.

Быстрый прогресс С. в СССР и др. социалистич. стра­нах начался в 1960-х гг. Этому способствовали возрос­шие потребности планирования и управления, необхо­димость базировать политич. решения на научной ин­формации и прогнозировании социальных процессов, а также прогресс самого социалистич. общества, повыше­ние активности масс и роли «человеч. фактора» во всех социальных процессах.

Марксистской С. в равной мере чужды как «...стрем­ление искать ответов на конкретные вопросы в простом логическом развитии общей истины...» (Л е н и н В. И., там же, т. 3, с. 14), так и позитивистская абсолютизация частного факта.

В ее структуре обычно выделяют три взаимосвязан­ных уровня: общую теорию - историч. материализм, являющийся в то же время составной частью марксист­ской философии, спец. теории и частные ампирич. иссле­дования. Социологическое исследование существующих обществ. отношений направлено на выяснение ведущих тенденций их развития, чтобы на этой основе находить оптимальные пути и средства построения коммунистич. общества. Отсюда - единство ее конструктивных и критич. функций. Для решения этих задач в СССР соз­дан ряд исследовательских учреждений. В 1958 возник­ла Советская социологич. ассоциация. В 1960 в Ин-те философии АН СССР было создано первое в стране со­циологич. подразделение - сектор исследований новых форм труда и быта, позже преобразованный в Отдел конкретных социологич. исследований. Затем возникли лаборатория социологич. исследований Ленинградско­го ун-та, исследовательские центры в Новосибирске, Свердловске, Перми и др. В 1966 при Президиуме АН СССР был создан Науч. совет по проблемам конкретных социальных исследований, а в 1968 организован Инсти­тут конкретных социальных исследовиний (ныне Ин-т социологич. исследований АН СССР). Социологич. учреждения созданы во всех союзных республиках и во мн. крупных городах. С 1974 издается журн. «Социо­логические исследования».

Осн. направления социологич. исследований в СССР определяются решениями съездов КПСС и постановле­ниями ЦК КПСС о задачах обществ. наук. В числе раз­рабатываемых тем: социальные проблемы создания материально-технич. базы коммунизма, соединение до­стижений научно-технич. революции с преимуществами социализма; социальные проблемы труда и развития трудовых коллективов; социальная структура и обществ. отношения сов. общества; изменение социально-демографич. и профессиональной структуры общества; нац. отношения и этнич. процессы; динамика социально-территориальных общностей, процессы урбанизации, взаимоотношения города и деревни; социально-политич. организация общества и проблемы управления; со­циалистич. образ жизни, структура рабочего и внерабочего времени, социальные проблемы быта; развитие обществ. сознания, культуры, образования, средств массовой коммуникации и обществ. мнения; проблемы брака и семьи; социальные аспекты развития личности и воспитания молодежи и т. д. Многие из этих исследова­ний имеют важное практич. значение. Сов. социологи активно участвуют в разработке индикаторов социаль­ного развития и подготовке соответствующих гос. и региональных планов экономич. и социального развития, в борьбе за повышение эффективности и качества управления предприятиями и отраслями нар. х-ва, В создании службы семьи, совершенствовании методов идеологич. и воспитательной работы.

Возникнув на стыке ряда обществ. наук, С. сохраня­ет тесные связи с ними, мн. социологич. исследования в СССР осуществляются в рамках экономич., юридич., этнографич., психологич., мед. и др. учреждений или же с участием соответствующих специалистов. Большое значение имеет также укрепление связей С. с естеств. науками. Значит. развитие марксистская С. получила и в др. социалистич. странах.

Б у p ж у а з н а я С. в 19 в. развивалась под влия­нием позитивизма Конта и Спенсера в двух параллель­ных и сначала почти не связанных друг с другом на­правлениях - теоретическая С. и эмпирические соци­альные исследования. Теоретич. С. пыталась рекон­струировать гл. фазы историч. эволюции и одновремен­но описать структуру общества. Однако развитие об­щества представлялось социологампозитивистам в ви­де более или менее прямолинейной эволюции, а струк­тура общества сводилась к механич. соподчинению раз­личных «факторов». В зависимости от того, какой имен­но стороне обществ. жизни придавалось наибольшее значение, в С. 19 в. выделяют неск. различных направ­лений.

Географическая школа абсолютизировала влияние географической среды и ее отд. компонентов (климат, ландшафт и т. д.). Демографич. школа считала гл. фак­тором обществ. развития рост народонаселения. Расово-антропологическая школа интерпретировала обществ. развитие в понятиях наследственности, «расового под­бора» и борьбы «высших» и «низших» рас. Органическая школа (органицизм) рассматривала общество как подо­бие живого организма, а социальное расчленение об­щества - как аналогичное разделению функций между различными органами. Социальный дарвинизм видел источник обществ. развития в «борьбе за существование». В кон. 19 - нач. 20 вв. широкое распространение полу­чили различные разновидности психологич. С.- инстинктивизм, бихевиоризм, интроспекционистские объясне­ния обществ. жизни в терминах желаний, чувств. интере­сов, идей, верований и т. п. Наряду с попытками объясне­ния обществ. жизни в терминах индивидуальной психо­логии появились теории, выдвигающие на первый план коллективное сознание (Э. Дюркгейм, Е. Де Роберти, Ф. Гиддингс, Ч. Кули), а также сами процессы и формы социального взаимодействия (Ф. Теннис, Г. Зиммель, А. Фиркандт, С. Бугле и др.). Психологич. С. способ­ствовала конституированию социальной психологии и изучению таких вопросов, как обществ. мнение, спе­цифика коллективной психологии, соотношение рацио­нального и эмоционального моментов в обществ. соз­нании, механизмы передачи социального опыта, пси­хологич. основы и условия формирования социального самосознания индивида и группы. Однако сведение С. к психологии приводило к игнорированию матери­альных общественных отношений, их структуры и ди­намики.

Второй линией развития С. в 19 в. были эмпирич. социальные исследования. Потребность в информации о населении и материальных ресурсах, необходимой для нужд управления, вызвала появление периодич. перепи­сей и правительств. обследований. Капиталистич. урба­низация и индустриализация также породили или обост­рили ряд социальных проблем (бедность, жилищный вопрос и т. д.), изучением к-рых начали в 18 в. зани­маться обществ. организации, социальные реформаторы и филантропы. Первые эмпирич. социальные исследова­ния (работы англ. политич. арифметиков 17 в., франц. правительств. обследования 17-18 вв.) не имели систематич. характера. В 19 в. число их быстро возросло. Эти исследования не только ввели в оборот новые факты, но и совершенствовали методы их сбора и анализа. Кетле разработал основы социологич. статистики, Ле Пле - монографич. метод изучения семейных бюдже­тов. Появились первые центры социальных исследова­ний - Лондонское статистич. об-во, Об-во социальной политики в Германии и др. Эмпирич. исследования на­чинают постепенно испытывать нужду в обобщающей теории, а социологич. теория - в эмпирич. проверке своих положений.

Возникнув на стыке неск. различных дисциплин и не имея четко очерченного собственного предмета, С. на первых порах встречала сильную оппозицию со сто­роны представителей более старых дисциплин (особенно философов и историков) и не вписывалась в систему классич. гуманитарного образования. Однако постепен­но положение менялось. В кон. 19 в. С. становится уни­верситетской дисциплиной, начинают выходить спец. журналы.

Несмотря на этот рост С., ее положение оставалось весьма неопределенным. Идеологич. кризис, связанный с перерастанием домонополистич. капитализма в импе­риализм, революция в физике и кризис механич. детер­минизма в общенауч. мировоззрении, рост интереса к методологич. вопросам в связи с дальнейшей дифференциа­цией и специализацией обществ. наук, методологич. кри­зис позитивистского эволюционизма, господствовавшего в обществоведении 19 в., и усиление антипозитивистских течений в философии - все это не могло не повлиять на С. Вульгарный механицизм и натурализм позитивист­ской С. подверглись резкой критике со стороны неоидеалистич. течений, вплоть до полного отрицания права С. как науки на существование (Дильтей, Кроче). Острая теоретико-методологич. полемика развертывается и внутри С.

Крупнейшие зап.-европ. и амер. социологи кон. 19 - нач. 20 вв. Теннис, Зиммель, Дюркгейм, М. Вебер, Парето, Веблен ставили одни и те же осн. вопросы. Все они ясно понимали, что бурж. общество переживает кризис и испытывали тревогу по поводу его проблем, решения к-рых они не видели. Стремясь поднять С. до уровня объективного, научного знания, они вместе с тем понима­ли недостаточность для обществоведения естеств.-науч. методов. Настаивая на самостоятельности С. и ее от­делении от философии, экономики и права, они в то же время анализировали такие филос. вопросы, как при­рода социальной реальности, гносеологич. специфика социального познания, соотношение науки и мировоз­зрения. Воспринимая кризис бурж. общества прежде всего как кризис его ценностных систем, они уделяли много внимания изучению норм и ценностей культуры и особенно - религии. При этом историко-эволюционный подход постепенно уступил место структурно-аналити­ческому, а теоретич. построения начали все теснее связываться с эмпирич. исследованием (напр., кн. «Са­моубийство» Дюркгейма). Но в рамках общей пробле­матики формируются разные теоретич. ориентации. «Социологизм» Дюркгейма, предлагающий рассматри­вать социальные факты «как вещи», продолжает линию позитивистского объективизма. «Понимающая социо­логия» М. Вебера, стремившаяся расшифровать внутр. смысл социальных действий, связана, напротив, с идея­ми неокантианства и философии жизни. Функционализм Дюркгейма контрастирует как с историч. ориентацией Вебера, к-рый считает социологич. понятия «идеальны­ми типами», необходимыми для упорядочения сложной историч. действительности, так и с подходом Зиммеля, для к-рого базовым, исходным социальным процессом является межличностное взаимодействие. Важно, что в последней трети 19 в. началась активная конфронта­ция бурж. С. с марксизмом как по идеологич., так и по теоретич. вопросам. Особенно усилился этот процесс после Великой Окт. социалистич. революции.

Совр. немарксистская С. неоднородна по своим идео­логич. установкам. Наряду с явными апологетами ка­питализма, разрабатывающими его политикоидеологич. и военную стратегию или общие теории, прямо на­правленные против марксизма и коммунизма, такие, как теория конвергенции, имеется значит. число уче­ных, к-рые стараются отделить свою науч. работу от по­литики, ограничиваясь исследованием спец. проблем; их идеологич. установки в большинстве случаев явля­ются буржуазно-либеральными, реформистскими. Наконец, существует т. я. «радикальная», или «критиче­ская», С., с леволиберальных и мелкобурж. позиций под­вергающая критике капиталистич. строй и его учрежде­ния. Соотношение этих идеологич. течений изменчиво и неодинаково в разных странах. Кроме того, нужно иметь в виду специфику самого социологич. знания и множест­венность его социальных функций. В результате интен­сивной профессионализации и специализации С. заня­ла одно из центральных мест в системе обществ. наук, она изучается и преяодается в большинстве стран мира и насчитывает св, 40 специализированных отраслей, число к-рых продолжает расти. Наряду со сбором эмпирич. информации и ее теоретич. интерпретацией С. вы­полняет прогностические и прикладные функции как на уровне макросоциальных процессов и систем (напр., исследование социальных аспектов изменения природ­ной среды), так и на микроуровне (напр., в масштабах отд. предприятия). Значит. успехи были достигнуты в сфере методов и техники исследования (системный под­ход, математич. моделирование социальных процессов, количеств. методы обработки и обобщения данных). Хотя границы между С. и нек-рыми смежными дисцип­линами, напр. социальной психологией, не вполне оп­ределенны, это объясняется не только тем, что С. ис­пользует методы др. наук, но и растущей социологизацией др. обществ. наук, стремящихся рассматривать свои объекты в более широком социальном контексте.

В послевоенный период в бурж. С. существовало неск. различных теоретико-методологич. ориентации. Самой влиятельной из них был структурный функцио­нализм (Парсонс, Мертон), к-рый выдвигает на первый план принцип целостности и интеграции социальной системы и объясняет частные явления теми функциями, которые они выполняют в рамках этого целого. Интеракционизм (Дж. Хоманс, Э. Гофман) ставит во главу угла процессы взаимодействия между индивидами и группами, в ходе к-рых складываются и видоизменяются относительно устойчивые социальные структуры и уч­реждения. Сильное влияние на социологич. теорию ока­зывали неопозитивизм, феноменология (Шюц), неофрей­дизм (Фромм и др.), франц. структурализм. Хотя между общетеоретич. ориентациями и т. н. теориями среднего уровня, не говоря уже об эмпирич. исследованиях, су­ществует большой разрыв, исходные установки суще­ственно влияют и на тематику, и на методы исследова­ния. Представители интеракционистской ориентации изучают преим. межличностные отношения, оставляя в стороне общие проблемы структуры общества. Со­циологпозитивист старается свести социальные ценно­сти и нормы к фактам «открытого», наблюдаемого пове­дения (напр., статистике участия и неучастия в выбо­рах), феноменолог, напротив, интересуется тем, какой внутр. смысл имеет то или иное социальное действие для его участников.

Противоречия и трудности развития особенно ярко проявились в кризисе зап. С., к-рый стал явным в кон. 1960-х - нач. 1970-х гг. В идеологич. плане этот кри­зис связан с обострением социальных противоречий капитализма и ростом демократич. движения. В теоре­тикометодологич. плане кризис С. выступает как кри­зис позитивистско-сциентистских иллюзий относитель­но возможности «беспартийной» С., а также эмпиризма и функционализма, абсолютизирующего момент един­ства и устойчивости «социальной» системы и смазыва­ющего ее внутр. противоречия. Критика этих течений заняла одно из центральных мест на 9-м (1978) и 10м (1982) Всемирных социологич. конгрессах.

В связи с этим наблюдается рост внимания и интереса к марксизму, в к-ром ученых привлекает ориентация на исследование глубинных, объективных социальных процессов и отношений в обществе в целом, диалектич. подход, историзм и, наконец, революционнокритич. тенденция, стремление не просто к изучению, но к об­новлению мира. Наряду с этим среди ученых Запада широко распространены всевозможные подделки, истолковывающие марксизм в романтическом, анархист­ском и т. д. духе. Среди части левонастроениых моло­дых социологов бытует вульгарно-нигилистич. отноше­ние к технике социологич. исследования, эппирич. ме­тоды огульно приравниваются к «апологетике», партий­ность противопоставляется науч. объективности и т. д. В своем отношении к работам социологов Запада уче­ныемарксисты сочетают принципиальную критику с ис­пользованием их науч. достижений.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

СОЦИОЛОГИЯ

совокупность познавательных практик, складывающихся в европейской интеллектуальной традиции с середины 19 в., изначально артикулированная как самостоятельная (отдельная) научная дисциплина, ставящая своей целью дать ответ на вопрос "что такое общество и как оно возможно?" через познание социальной реальности (социума) и механизмов действия социальности (в различных ее реализациях). (См. Дисциплинарность, Дискурс, Коммуникация.) Такая формулировка цели и постановка задач позволяют охватить сложившиеся внутри С. тенденции как к максимальному расширению своей предметной области до совокупного теоретико-методологического (частью и фактологического) знания о жизни общества в целом, об обществе как таковом (совокупного осознания обществом самого себя), так и к редукции своего предмета к той или иной категоризируемой реализации социальности (при соответствующей трактовке социума — социальной реальности) в рамках конкретных парадигмально-исследовательских стратегий (при осуществляемой, как правило, универсализации собственного видения С. до предельно промысливаемых ее границ). Соответственно данное понимание С. дает возможность одновременно рефлексировать две ее контрустановки: 1) на открытость по отношению к философским дискурсам, на философско-социологический синтез, на понимание С. как "иного" философии, с одной стороны; 2) на оборачивание себя в сторону конкретно-научных моделей, на построение себя как строго научной дисциплины с четко обозначенным предметом и методами исследования, вплоть до конституирования себя только как инструментальной инженерно-технологической знаниевой стратегии (что и способствует порождению восприятия С. в обыденном сознании как техник опроса общественного мнения). Следовательно, С. (как способ мышления, коммуницирования и действия) предполагает вариативность собственного понимания, интерпретации, трактовок — в зависимости от артикулируемых (или латентно присутствующих) теоретических (онтологических, гносеологических, эпистемологических) и методологических парадигмальных позиций (перспектив) и реализуемых исследовательских стратегий. С. есть, скорее, тип знания, задающего предельно возможные горизонты "социологического" (в отличие от философского и част-нонаучного) видения (с оговоркой о том, что С. способна "в пределе" редуцировать себя в специальную научную дисциплину, или совокупность дисциплин — специальных социологических теорий. Такую максимально объемлющую рамку "социологического" видения задает традиционное понятие общества, содержательно-предметно достаточно бедное и определяемое через соотнесение с предельными понятиями природы и трансцендентного (божественного) начала. (При этом последние могут втягиваться в конкретные социологические дискурсы: теологически фундируемую С., например, "теологию освобождения", глобалистские экологические проекты, в частном случае — через маргинальный дискурс социобиологии; собственно же сопряжение "божественного", "социального" и "природного" — задача для дисциплинарных дискурсов философии и теологии.) Содержательная конкретизация понятия "общества" осуществляется через его развертывание в три конституирующие общество (в своем соотнесении) рамки: социума, личности и культуры. Акцент на одной из них (с удержанием понятия общества как такового) и позволяет смещать видение в сторону "социологичности", "антропологичности" или "культурологичности" (при явно обнаруживаемой с 1970-х тенденции к их "синкретизации" в междисциплинарных социогуманитарных дискурсах). Собственно С. кладет в (устанавливаемое взаимоотношением рамок социума — личности — культуры) пустое пространство ряд категорий-реализаций социальности, репрезентирующих (в той или иной их акцентуализации) определенную картину социального мира в конкретных социологических подходах, предполагающих собственную методологию и стратегии исследований. Тем самым задаются возможные метатеоретические ракурсы описания общества (шире — самоописания культуры в терминах социальности), претендующие на продуцирование методологии социального (а частично и гуманитарного) познания в целом. Базовой для большинства версий С. категорией-реализацией выступает "социальное взаимодействие", специально специфицируемое в своей универсальности в концепциях "социального действия". Отсюда попытки в разных социологических подходах задать предмет собственного изучения и рефлексии как организацию совместной общественной жизни (бытия) людей через возникающие и обновляемые в ходе разнообразных социальных взаимодействий социальные формы. В качестве исходных концептуализации в С. выступают еще как минимум две: 1) "социальная структура" — "стратификация"; 2) "социальная организация" — "институциализация", порождаемые и, в свою очередь, порождающие (легитимирующие) определенные социальные взаимодействия. В связи с "феноменологическим поворотом" в С. была конституирована в качестве универсализируемой в различных дискурсах проблематика "мира повседневности", "повседневной жизни людей", так или иначе соотносимая с организационно-структурным уровнем анализа социума. Наконец, в разных контекстах в социологических подходах дискутируется также и тематика социализации. При этом сама социализация может трактоваться двояко: 1) как "введение" в социокультурную жизнь новых индивидов, агентов, акторов, субъектов (тогда социологическое видение частично психологизируется и педагогизируется); 2) как легитимация любых инноваций (расширительно-социологическое толкование, по-разному терминологически оформляемое в конкретике той или иной перспективы). Дальнейшая конкретизация социологического знания осуществляется через наложение (внутри подходов) рамок и категоризации-реализации на конкретные объекты, деятельности, процессы, области социальной реальности с построением соответствующих специальных социологических теорий изучаемых предметностей. Для концептуализации этого уровня социологического знания ключевую роль сыграло введение Мертоном понятия "теория среднего уровня", которое позволило: 1) развести метауровень С. (с его открытостью в философское знание и центрированностью на разработке методологии социального познания в целом) и уровень "конкретики" теоретической работы (конфигурировать собственно специальные социологические теории); 2) комплексировать С. с конкретными научными дисциплинами, в чьи объектные области С. "вторгается", выстраивая в них свои предметы (типа: экономическая С. или С. экономики, политическая С. или С. политики, юридическая С. или С. права и т.д.); 3) непосредственно связать (в идеале) во многом разорванные до этого теоретический и эмпирический уровни С., очертить границы поля прикладных социологических исследований, задать возможные режимы технологизации и контур инструментального применения ("потребления") социологического знания. В целом "реформа", предложенная Мертоном, позволила реализовать ("дореализовать") программные установки на конструирование С. как "строгой" научной дисциплины, провозглашенные еще ее "отцом-основателем" Контом. Однако начиная с М.Вебера, с последующей переформулировкой в символическом интеракционизме и в феноменологической С. Шюца, в С. были заложены и другие интенции — на "понимание" (в методологическом плане) и на "открывание" социологического знания в социо-культурные контексты, на его "встраивание" в мир повседневной жизни (в эпистемологическом плане). Реализация этих установок привела к 1970-м к замене (точнее — дополнению) "вертикальной" развертки С. прописыванием ее "горизонтали". С. стала трактоваться не только как замкнутая на себя научная дисциплинарность, но и как совокупность вписанных в различные контексты дискурсов с их "утилизацией" в конкретных жизненных практиках, с одной стороны, и как институциализируемая внутри культуры система специфической коммуникации, обеспечивающая особый тип рефлексии общества, переносящей акцент с вопроса "что такое общество?" на вопрос "как оно возможно?". Была переосмыслена вся история возникновения и развития С. как целостности познавательных практик, закрепленная в так называемой "социологии С." (термин предложен Р.Фридриксом). Тем самым вновь был выдвинут и переосмыслен тезис о "родовой травме" С., связанный с ее непростыми и несколько раз кардинально изменявшимися отношениями с философией. Обнаруживается, что в момент своего зарождения и становления С., как минимум трояким образом, была связана с философской дисциплинарностью. Во-первых, ее можно осмысливать как изначально модернистский проект, возникший как продолжение и развитие идей Просвещения, как продукт индустриального общества (с его акцентами на рынке, демократии, гражданском обществе, правах и свободах человека, с его тенденциями к социальной динамике и "ускорению" социокультурных процессов), как инструмент его "достраивания" и "универсализации" через распространение (в пределе) на весь мир. (Показательно здесь размежевание С. с социальной и культурной антропологией в их британо-американской и, частично, французской версиях как изучающими традиционные типы обществ.) В этом отношении С. выступила правопреемницей и наследницей целого круга идей, уже разработанных к этому времени внутри философии (уже — социальной философии и философии истории, с которой были "сняты" схемы линеарного, циклического и спиралевидного исторического развития общества). Прежде всего это касается трех групп проблем: 1) проблемы социального порядка (переформулированной как вопрос "что есть общество?"); 2) проблемы автономности и универсальности личности (переосмысленной в терминах отношения общества и личности, индивидуального и надындивидуального); 3) проблемы общественного идеала (реализуемого в доминирующих социологических практиках как идеал индустриализма и "нетрадиционности", а в маргинальных практиках — как идеал социализма и коммунизма с определенным учетом "традиционности": например, в дебатировавшимся в марксизме тезисе о возможности перехода от традиционного общества к социализму, минуя капитализм, т. е. индустриальную фазу развития). Указанный идеал в значительной мере (в "доминанте") или полностью (в "маргиналии") выступал как утопичный (первоначальный социологический проект был манифестирован внутри утопического социализма А.Сен-Симоном, а Контом был в значимой мере лишь переинтерпретирован). Осознание своей известной утопичности при "строгой" изначальной установке на научность давалось представителям С. долго и нелегко и было впервые ясно артикулировано лишь в "концепции знания" К.Манхейма. Во-вторых, С. возникла и конфигурировалась как продукт "распада" классической философии, как критический по отношению к последней и дистанцирующийся от нее уже на уровне установок дискурс (тезис Конта о преодолении философской метафизики позитивной наукой, программа А.Токвиля, утопия Сен-Симона, известный тезис о практической и действенной природе познания Маркса). Более того, позитивистский социологический проект, взявшись решать философские проблемы нефилософскими средствами, пришел в конце концов к осознанию себя как проекта единственно возможной научной философии (по сути — С. как философия). Тем самым С. стала первым провозвестником перехода философии в неклассическую фазу ее развития (закладывая при этом фундамент систем взглядов, которые позже были осмысленны как классическая С.). Посыл С. был поддержан в других областях социогуманитарного знания — прежде всего в психологии (В.Дильтей, Ф.Брентано, В.Вундт, О.Кюльпе) и (позднее) в экономике (австрийская школа экономики К.Менгера, У.С.Джевонс, Л.Вальрас). Лишь в лице Ницше переход к неклассической фазе был артикулирован, но долго оставался "неуслышанным" самой философией. Во многом это связано с тем, что именно с "вне-философских" позиций можно было предложить "замену" одному из основных концептов философии — трансцендентальному субъекту с его "чистым сознанием". Но если психология, вполне естественно, обратилась к проблемам психического характера, то С. апеллировала к контекстуально-социально-исторической обусловленности субъекта. При этом показательно, что: 1) С. и психология выступили как программы-конкуренты (концепция социологизма и антипсихологизм Дюркгейма как высшее проявление их противостояния), хотя "психологическая составляющая" всегда присутствовала в С.; 2) психология конституировалась первоначально в значительной мере "внутри" и "средствами" философии (что породило затем установку Э.Гуссерля на преодоление психологизма), С. же изначально манифестировала себя как оппонента философии. Позже, провозгласив себя собственно философией, она вобрала "внутрь" себя социологически переинтерпретированную философскую антиномичность (натурализм — гуманитарная альтернатива; социальный реализм — номинализм, отчетливо обозначенный Чикагской школой С.; холизм — индивидуализм; становление — ставшее; объяснение — понимание и т. д.), во многом предопределив собственную судьбу. Таким образом, как философия являлась постоянным носителем "вируса" С., так и последняя изначально оказалась "зараженной" философией. В-третьих, двойственность отношения С. к философии нашла выражение и в предложенном С. решении проблемы сознания. В С. долгое время сохранялось представление о "точечном" (лишенном тела) познающем субъекте, а сама социальная реальность во многом (чаще имплицитно, чем эксплицитно) понималась как результат объективации сознания действующих субъектов, собственно и подлежащий анализу без обращения к проблеме сознания как таковой. Лишь в феноменологической С., в ином ракурсе — в этнометодологии, в С. знания М.Шелера, в немецкой философской антропологии (сближающейся с С. в работах Шелера, Х.Плеснера, А.Гелена, Х.Шельски) и некоторых иных версиях субъекту было возвращено "тело", а миру — телесность. (См. Тело, Телесность.) В традиции же, идущей от понимающей С., в социологический дискурс и рефлексию стала возвращаться проблема смысла как скрывающегося за внешне явленными объективациями. Данное понимание стало доминирующим в культур-С., особенно после ее "герменевтического поворота", освоения круга идей Рикера и семиотики, а также социологической переинтерпретации диалогистической философии. Радикальным разрывом с предшествующей традицией в этом отношении явилась и "археология знания" Фуко. Тем самым произошло (и происходит) "возвращение" к философии в современных типах теоретического социологического дискурса. Социальный мир перестал быть плоскостью объективации, приобрел глубину и многомерность, оформленность в актах сознания, закрепленных в слове (см. Плоскость). (Показательно, что само возникновение С. было связано с обнаружением "вертикали" — распределения неравенства — в обществе, изменчивости социальной реальности и возможности влиять на эти изменения, т. е. как минимум "двумерности" социального, что не рефлексировалось в традиционных обществах). Сознание стало присутствовать в этом мире через свою интенциональность, задавая способы бытия событий и вещей, связывая их с внутренним опытом субъектов, подрывая унаследованную от классической философии и долго господствовавшую в классических и неклассических типах "социологизирования" обращенность к исследованию "логики вещей". Социальность подлежит "расколдовыванию" (термин-метафора принадлежит М.Веберу) в социологической рефлексии, место "объективности" в которой все больше стала занимать "субъективность". Подытоживая, можно зафиксировать, что взаимопроникновения и взаимовлияния философии и С. сопровождали всю историю последней. С. и философия выступали друг для друга своего рода "своим иным", что можно проследить (в дополнение к трем обозначенным аспектам их взаимоотношений) в реконструкции логики формирования социологического знания с позиций рефлексии "социологии С.". Можно выделить три основных этапа развития С., соответствующие в целом логике становления как философии, так и большинства социогуманитарных дисциплин, но каждый раз имеющих свои "хронотопные" отличия. Это этапы классики, неклассики (она же в значительной мере неоклассика в лице структурно-функционального анализа (см.) и постклассики (пост-не-нео-классики). В С. период классики связан с конституированием и институциализацией самой дисциплины, выведением ее из латентного существования "внутри" философии в эксплицитное "вовне", что неизбежно провоцировало установку на резкий разрыв с последней. Решить этот комплекс задач в середине — конце 19 в. (подпериод "становления" и поиска своей аутентичности-идентичности, т. е. оснований классики) можно было только через обращение к системе образцов естественно-научного знания (и/или через построение "научной позитивной философии"), что потребовало от С. не менее резкого разрыва со схематизмами обыденного знания, с миром повседневности в целом (при латентно закладываемой в саму С. программы ее собственной технологизации, выведения ее в область прикладных исследований). При этом, пытаясь найти соизмеримость трансцендентальным субъектам классической философии в реальном обществе, С. совершила "жесткую" редукцию по отношению к последней в пользу единой "научной картины мира", а затем неоднократно повторяла редукционные процедуры внутри себя самой в поисках собственных содержаний. Последнее с неизбежностью вело в перспективе: 1) к плюрализации подходов внутри социологического видения; 2) к возникновению альтернативных трактовок самого этого видения; 3) к возникновению в С. (как результата предельных редукций) того, что в ней самой, в других социогуманитарных дисциплинах и в философии схватывалось термином "вульгарный социологизм". На нереализуемость первоначальной формулировки социологического проекта обратила внимание философия в лице Дильтея и Ницше. Однако если первый искал выход из заданного С. "тупика" в предметном разделении знания на "науки о природе" и "науки о духе" и отводил доминирующую роль в последних психологии, то второй настаивал на невозможности решить философские проблемы "нефилософскими" (в том числе социологическими) средствами и по сути концептуализировал первый проект философской неклассики. Дополнительный импульс "расщеплению" единого социологического проекта придали неокантианцы Баденской школы (В.Виндельбанд и Г.Риккерт) своим смещением фокуса от обсуждения специфики типов знания на методологический дуализм номотетических и индивидуализирующих, генерализирующих и идиографических методов "наук о природе" и "наук о культуре". На эти новые интенции в философии достаточно оперативно отреагировала С. В программе понимающей С. М.Вебера и в социологических концепциях русского неокантианства были предложены пути преодоления возникшего методологического дуализма, а осознание ситуации возникающего социологического "тупика" в какой-то мере повлияло на уход Зиммеля из С. в последний период его творчества. Тем самым декларированный "разрыв" с философией в период становления С. оказался нереализованным. Более того, второй подпериод первого этапа развития С., который можно обозначить как подпериод формулировки основных социологических подходов, наглядно демонстрирует, что последние есть не что иное, как "социологическое прочтение" (или "социологический ответ") философии, инициированное конкретно-историческими задачами, с необходимостью решения которых столкнулось индустриальное общество. Этот подпериод, охватывающий в С. конец 19 в. — начало 1920-х, завершает собой период социологической классики и связан с многовекторной С. Э.Дюркгейма (прежде всего с его программным социологизмом), понимающей С. М.Вебера, культур-С. Г.Зиммеля, формальной С. Ф.Тенниса (как реализацией в значительной мере интенции того же Зиммеля), развертыванием проекта марксистски ориентированной С., становления бихевиористски ориентированного социологического психологизма (прежде всего в американской традиции, фундированной комплексом идей прагматизма). В российской С. это период господства социологизированного неокантианства, плюралистической С. М.Ковалевского, развертывания программы "легального марксизма", этико-субъективной школы в С. (П.Лавров, Н.Михайловский, Н.Кареев, С.Н.Южаков) — провозвестницы "методологического индивидуализма" западной С. В компаративистской перспективе период оформления социологической классики совпал со становлением неклассической философии, а его завершение — с началом развертывания основных неклассических философских концепций. Тем самым логика формирования С. шла по модели ускоренного развития (сжимания времени развертывания содержаний) и была векторно направлена на синхронизацию себя с логикой концептуализации философских доктрин. Однако период неклассики закончился в философии еще в 1940-е, а в С. — лишь в 1970-е, что породило в ней глубокий теоретико-методологический кризис, неизбежный в периоды "ломки традиций". Завершение классики в С. совпало во времени с событиями Первой мировой войны, революцией и гражданской войной в России, революционными выступлениями в ряде стран Европы. Оно отмечено ростом "кризисного сознания" как в философии, так и в С. (поздний Зиммель, В.Зомбарт, А.Вебер, западный марксизм и др.; и — центральная фигура в философии того времени — О.Шпенглер). Собственно в С. в это время нарастает волна эмпиризма, инструментализма и операционализма (У.Томас, Кули, П.Лазарсфельд, "гиперэмпиризм" Гурвича и др.). В США оформляется Чикагская школа С., в Европе развивается сеть подобных исследовательских структур. В философской и методологической рефлексиях вновь ставится под вопрос сама возможность С. как научной дисциплины, осознаются новые "тупики" и "ловушки", в которые попала С. С этих позиций наиболее развернутую критику социологического проекта дали русские мыслители (Н.Бердяев и, особенно, С.Франк). Значительное место отвоевывают себе теории социологического психологизма, конфигурируется бихевиористская по своим основаниям концепция социального обмена (Блау, Хоманс), возникает психоаналитическая традиция в С. Происходит заметная переориентация на проблемы человека, С. "антропологизируется": в Великобритании и частично во Франции происходит "отказ" от С. в пользу антропологии; в Германии конституируется философская антропология, акцентирующаяся первоначально лишь на философской проблематике. Возрастает интерес к проблематике культуры: А.Вебер, неомарксизм (Д.Лукач, особенно А.Грамши, позднее — французские неомарксисты), Франкфуртская школа, интегральная С. П.Сорокина. Шелер провозглашает, а затем Манхейм и его последователи реализуют программу С. знания. Через "прививку" гуссерлианства возникают два принципиально новых подхода: феноменологический и символическо-интеракционистский (Дж.Г.Мид, Г.Блумер, И.Гофман). От Т.Веблена берет начало линия технократизма в С. (В СССР период неклассики — это период ликвидации С. как науки и отсутствия социологического дискурса как такового.) Таким образом, происходит "размывание" принципов социологизма в период "становления" неклассики (ее первый подпериод). Однако дальнейшее развитие С. в период неклассики, связанное со становлением так называемого "стабилизационного сознания" (второй подпериод — после Второй мировой войны), было отмечено возвратом к обновленным принципам социологизма, что может быть осмысленно как попытка переоформления неклассики в неоклассику. В С. происходит институциализация структурализма (К.Леви-Стросс, генетический структурализм Л.Гольдмана и др.) и различных вариантов структурно-функционального анализа (основные версии — Т.Парсонс и Р.Мертон), постепенно занимающего доминирующие позиции в теоретической С. При этом методология структурно-функционального анализа чуть ли не отождествляется с "социологичностью" вообще настолько, что кризис этой методологии в 1960-е был воспринят как провозвестник очередного кризиса в С. как таковой. Конкуренцию этому подходу пыталась составить С. конфликта (Р.Дарендорф, Л.Козер), но, хотя ее истоки и восходят к Зиммелю, "пик" ее популярности пришелся на более позднее время — период постклассики. Основные импульсы критики вновь пришли "извне" — из философии. Это прежде всего программа критики "историцизма" (а через него и социологизма) К.Поппера и программа Мерло-Понти, постулировавшая необходимость и неизбежность философско-социологического синтеза. Согласно Мерло-Понти, понимая и интерпретируя факты, социолог неизбежно становится философом, также как и когда он, обращаясь к истокам знания, начинает специально работать с языком. С. нельзя отсечь от философского опыта, но точно также и философия может терять свой смысл, если не судит о "настоящем". Если критика Поппера была направлена прежде всего на тотальность и идеологизированность социологического дискурса, была основанием выработки новой методологии социального познания, которую, с его точки зрения, так и не смогла предложить С., — то Мерло-Понти обращает внимание прежде всего на "разорванность" философского и социологического дискурсов, на невозможность решить социологические задачи метатеоретического уровня исключительно социологическими средствами. В этом отношении он отрефлексировал стремление С. периода неклассики опираться преимущественно на собственную методологическую базу, на замыкание социологического дискурса внутри самого себя. Так, господствующий в послевоенное время структурно-функциональный подход и был, по преимуществу, собственным детищем С. (частично — британской антропологии: А.Радклиф-Браун, Б.Малиновский и др.). Более того, он активно проникал практически во все области социогуманитарного знания, подменяя собой традиционные для последнего философские рефлексии. Исчерпанность не-нео-классического проекта в С., зафиксированная философией с разных сторон в лице Поппера и Мерло-Понти еще в 1940—1950-е (в компаративистской перспективе — время перехода в философии от неклассики к постклассикие), был осознан в С. к 1970-м. (Примечательно, что в переломные точки развития философии — переходы от классики к неклассике и от неклассики к постклассике — отмечены обращением к тематизмам С.) Переход к постклассике в С. отмечен пиком популярности "критической теории" Франкфуртской школы (в лице позднего Т.Адорно и раннего Хабермаса она "перетекала" и в следующий этап социологического развития), проектами "радикальной" и "альтернативной" С. Миллса и Гоулднера. Последние трансформировались в С. контркультуры и "социологию С." как глобальной методологической рефлексии С. над собственными основаниями, привели к радикальной критике структурализмом самого себя (в социологической перспективе это прежде всего работы Бодрийяра, Р.Барта, а особенно — Фуко), возникновением социологического дискурса (в последующем так дисциплинарно — "школьно" — и не оформленного) "новых левых". В компаративистской перспективе впервые за время сосуществования С. и философии достигается эффект взаимного резонанса — синхронизация обоих типов дискурса, фиксируемая через переход от модерна к постмодерну, от "современности" к "постсовременности" с ее радикальным переосмысливанием понятий субъекта и объекта, реальности (в том числе — социальной), основных европейских познавательных практик, самих понятий знания и научного знания, поставившим под вопрос (в очередной раз, но впервые столь радикально) саму возможность С. как научной дисциплины и, более того, как самостоятельного дискурса и типа коммуникации. Именно в это время происходит осознание С. не просто как проекта модерна, а как незавершенного, но исчерпанного проекта модерна, порожденного распадом классической философии. Если в неклассике шла борьба за доминирование между различными социологическими подходами, школами, концепциями, стратегиями, практиками (выигранная в целом структурно-функциональным анализом в разных его версиях), то в постклассике возобладала установка на принципиальный плюрализм С., на снятие "проникших" в С. уже в момент ее возникновения, философских антиномий через философско-социологический синтез и выработку единой (в смысле внедисциплинарной) методологии познания, на рефлексию выбора подходов, стратегий, практик дискурса, способных взаимозаменять друг друга, на акцентирование рамочности социологического знания. Наиболее сильные позиции в постклассике С. заняли постструктуралистские версии Э.Гидденса (теория структурации), П.Бурдье (теория социального поля), Н.Лумана (теория референции), теория конструирования реальности П.Бергера и Т.Лукмана, концепция коммуникативного действия Хабермаса, трансцендентальный реализм Р.Бхаскара, У.Аутвейта и М.Арчер, динамическая С. или С. социальных изменений (А.Турен, Ж.Баландье, П.Штомпка), постмарксистский дискурс (А.Лефевр, И.Валлерстайн — мир-системный подход), методологический индивидуализм (Р.Будон), этнометодология и когнитивная С. (Гарфинкель, А.Сикурел), социологизированные версии немецкой философской антропологии (Х.Шельски, Гелен, Плеснер), культур-социологическая концепция "вовлеченности и отстранения" Н.Элиаса, постмодернистские дискурсы, берущие начало у Дерриды, Делеза, Кристевой, Р.Барта, Бодрийяра, Фуко, радикальный феминистический социологический дискурс, проект постмодернистской С. З.Баумана. (В СССР в это время происходит возрождение С. через усвоение — достаточно избирательное — социологической неклассики.) Доминирующие социологические стратегии так или иначе опираются на практики деконструкции и конструирования, снятия тотальности и установки на универсализм, акцентирование ситуативного, "здесь-и-сейчас" происходящих событий. При этом основные социологические версии делают упор на "конструктивных" задачах, на удержание социальности в структурационных, коммуникативных и дискурсионных практиках. Предлагаемые стратегии пытаются снять (преодолеть) сложившийся в С. дуализм индивидуального и надындивидуального, личности и социума, организационно-институционального и деятельностно-поведенческого понимания С., микро- и макроуровней исследования, глобального и локального, статики и динамики через совмещаемые диахронно-синхронные срезы, через хронотопное видение реальности. Другая линия "разлома" в современной С. — акцент или на тезисе о "смерти субъекта", или на тезисе о "возвращении человека, личности-индивидуальности" в социологические дискурсы. В этом случае доминирует проблематика "возвращения", всесторонне обсуждаются механизмы удержания идентичности и аутентичности личности в беспрерывном потоке различений современного мира (методологический индивидуализм, этнометодология, Элиас и др.), тема тела и телесности (философская антропология). Этот поворот был подготовлен еще в С. неклассики (особенно в символическом интеракционизме) введением в С. дискурса Другого (см.), а также усвоением диалогистических концепций (М.Бахтина, Бубера, Розенштока-Хюсси) в культур-С., в том числе и в культурологически повернутой немецкой философской антропологии (Э.Ротхакер, М.Ландман). Третья доминантная тематика постклассики — также начавшийся в предшествующем периоде дискурс повседневности. В этом случае акцент делается на стирании граней между миром повседневности и иными областями социальной жизни, вплоть до понимания С. как развернутого нарративного комментария к повседневности (Бауман). В значительной мере синтетические задачи решаются постклассической С. за счет поворота к культуре, подготовленного в том числе и выходом на доминирующие позиции культур-С. (истоки которой восходят к позднему Дюркгейму, М.Веберу, а особенно — к Зиммелю, позднему Кассиреру и А.Веберу). Культур-С. внутри познавательных социологических практик всегда была той метаобластью, где не только "сходились" часто конфликтующие между собой социологические дискурсы, но и синтетически усваивались подходы из иных областей социогуманитарного и философского знания (в частности, диалогистической философии, семиотики, герменевтики, лингвистики), что позволило выделиться в самостоятельные познавательные стратегии социо- (психо-) лингвистике и социосемиотике, а также практике дискурсивных анализов ван Дейка. Более того, постклассическая С. в значительной мере может быть проинтерпретирована в терминах культур-С., а частично таковой она (по сути) и является. Еще один центр стягивания социологических дискурсов — С. знания, особенно в ее поздних постпозитивистских и феноменологических версиях, соотносимая и в значительной мере перекрывающая в постклассике культур-С., превращающая С. (как совокупность познавательных практик-дискурсов, особого типа коммуникации, прикладных практик и технологий манипулирования, при одновременной локализации С. как научной дисциплины в стенах университетов) в мощное средство самоописания и саморефлексии "постсовременного" общества, механизм порождения смыслов, стратегии "проверки" социума на "вменяемость". Мощный импульс этим ориентациям придал разработанный Фуко комплекс представлений о власти-знании, опирающийся на его более ранние идеи эпистемного анализа и археологии знания, истоки которого восходят еще к идее практической природы знания и концепции "ложного сознания" Маркса и тезису о "воле к власти" Ницше (близкий круг идей разработали Хоркхаймер и Адорно в "Диалектике просвещения", а также Хабермас). Власть здесь понимается как осуществление знания, а знание — как упорядочивание власти, через власть-знание социальность связывается с архивом (фиксирующим накопленные культурные содержания). С. и есть, с этих позиций, такой комплекс власти-знания, что еще раз актуализирует конституционную для постклассической (пост-не-нео-классической) С. (а через нее и для всей С.) проблему "природы" социальной реальности. Радикально она формулируется как проблема "утраты" С. своей реальности, "потери" своих референтов и виртуализации социальности, т. е. своего "предметного поля", что ставит под вопрос возможность самой С. или, по крайней мере, требует ее переопределения в системе социогуманитарного и философского знания. Предложенные ответы как на первый (что есть социальная реальность как эпифеномен нетранзитивных порождающих механизмов, как "квазизнаковая", гипертекстовая, интертекстовая, ризомная реальность, как беспрерывно структурирующее и самонаблюдающее себя системное целое, как постоянно натурализирующая себя виртуальность, как непрерывное воспроизводство и порождение коммуникативных и дискурсивных практик), так и на второй вопрос (что есть С.?) по-прежнему остаются дискуссионными и "стягивающими" на себя социогуманитарный, а в значительной мере и философский дискурсы. [См. также Модернизм, "Социология" (Розеншток-Хюсси), "В тени молчаливого большинства, или Конец социального" (Бодрийяр).] В.Л. Абушенко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Постмодернизм. Энциклопедия

СОЦИОЛОГИЯ

франц. sociologie, от лат. societas – общество и греч. ????? – слово, учение; буквально – учение об обществе) – наука о закономерностях и движущих силах развития и функционирования социальных систем, как глобальных (общество в целом), так и частных (социальные группы, учреждения и процессы); С. изучает взаимосвязь различных социальных явлений, взаимодействие общества и природы, а также общие закономерности и элементы социального поведения людей. Специфика социологического подхода состоит в том, что его интересует общество как целое и взаимосвязь различных его элементов. Это не значит. что социолог имеет дело только с обществом как целым: социологич. исследование может быть посвящено любому социальному вопросу (напр., взаимосвязи преступности и алкоголизма или структуре свободного времени пром. рабочего определ. географич. района и т.п.). Но любое социологич. исследование, в отличие от юридического, экономического или психологического, прослеживает в каждом своем объекте именно пересечение различных типов социальных связей и в этом смысле является комплексным. Отсюда и многообразие применяемых С. методов. История социологии. С. как самостоят. наука сложилась в 19 в. (термин введен Контом) в результате 1) конкретизации традиционной социальной философии; 2) специализации и кооперации обществ. наук; 3) развития эмпирич. социальных исследований. Уже древнейшие филос. системы обычно включали в себя социальную философию, так или иначе интерпретировавшую обществ. жизнь и тенденции историч. развития. В 18 в. появляется в качестве автономной дисциплины философия истории, посвященная изучению законов и движущих сил развития человеч. общества и его культуры. Социальная философия прошлого была необходимым этапом формирования научного обществоведения. В ней ставились фундаментальные теоретич. проблемы (о свободе и необходимости в обществ. жизни, истор. закономерности, взаимодействия общества и природы и т.д.), по-своему обобщались известные науке факты. Однако философия истории, социальная философия – прежде всего часть философии. Ее важнейшие положения не выводились эмпирич. путем, а дедуцировались из филос. постулатов, разных у разных мыслителей. Сама спекулятивность этих построений способствовала преобладанию в них философского идеализма. Уже в нач. 19 в. в связи с потребностями социальной практики и прогрессивной дифференциацией обществ. наук (особенно большое значение имело развитие экономич., историч. и юридич. наук) формулируется задача преодоления спекулятивной философии истории и создания новой науки об обществе, к-рая основывала бы свои обобщения на данных, полученных с помощью строго научных методов. Уже в 1813 Сен-Симон писал, что до сих пор наука о человеке была "...лишь гадательной наукой" и задача состоит в том, чтобы возвести ее "...на степень наук, основанных на наблюдении" (Избр. соч., т. 1, М.–Л., 1948, с. 166–67, прим.). Однако ни Сен-Симон, ни другие социалисты-утописты не могли освободиться от идеализма и априоризма в понимании общества. Переворот в науке об обществе, положивший основание подлинно научной С., был осуществлен Марксом. "Как Дарвин положил конец воззрению на виды животных и растений, как на ничем не связанные, случайные, "богом созданные" и неизменяемые, и впервые поставил биологию на вполне научную почву, установив изменяемость видов и преемственность между ними, – так и Маркс положил конец воззрению на общество, как на механический агрегат индивидов, допускающий всякие изменения по воле начальства (или, все равно, по воле общества и правительства), возникающий и изменяющийся случайно, и впервые поставил социологию на научную почву, установив понятие общественно-экономической формации, как совокупности данных производственных отношений, установив, что развитие таких формаций есть естественно-исторический процесс" (Ленин В. И., Соч., т. 1, с. 124). Исходный пункт материалистич. понимания истории – это практика, процесс реальной общественно-производств. деятельности людей, в ходе к-рой они вступают друг с другом в необходимые, не зависящие от их воли отношения, к-рые и определяют др. стороны обществ. жизни и конкретные формы социального поведения (см. Исторический материализм). Важнейшей социальной системой, в рамках к-рой и по отношению к к-рой должны рассматриваться все прочие обществ. явления, марксизм считает общественно- экономич. формацию (см. Формация общественно-экономическая). Осн. структурой, скелетом этой системы является способ производства материальных благ, на к-ром вырастают, непосредственно или через ряд опосредований, многочисл. зависимые подсистемы (классовая структура общества, этнич. группы, политич. учреждения, культура, формы обществ. сознания и т.д.). Каждая из этих подсистем обладает известной относит. самостоятельностью, имеет собств. структуру и специфич. законы своего развития и функционирования. Однако ее значение определяется прежде всего теми функциями, к-рые она выполняет по отношению к системе как целому. В свою очередь, любая макросоциальная система является исторической, и задачей ученого является исследование ее внутр. противоречий. Ленин называл материалистич. понимание истории "...синонимом общественной науки..." и указывал, что "...эта гипотеза впервые создала возможность н а у ч н о й социологии..." (там же, с. 125, 123). Философско-методологич. принципы материалистич. понимания истории были блестяще применены Марксом и Энгельсом к исследованию капиталистич. общества в целом и ряда частных социальных объектов. "Капитал" Маркса – это не только экономическое и филос, но и социологич. исследование в полном смысле этого слова, развернутый анализ капитализма как социальной системы, включая сюда не только базис, но и надстройку. "Теперь, – писал В. И. Ленин, – со времени появления "Капитала" – материалистическое понимание истории уже не гипотеза, а научно доказанное положение..." (там же, с. 125). Основоположники марксизма использовали все существовавшие в то время методы науч. исследования – статистич. выборки, анкеты, данные опросов, сравнительно-историч. обобщения, построение теоретич. моделей изучаемых процессов и т.п. "Капитал" Маркса, "О положении рабочего класса в Англии" и "К жилищному вопросу" Энгельса, "Развитие капитализма в России" и "Великий почин" Ленина являются классич. образцами органич. сочетания теоретич. анализа с эмпирич. исследованием социальных процессов. На основе этого синтеза строится разветвленная система научных прогнозов будущего и конкретная программа революционно преобразовательной деятельности (теория научного коммунизма). Отд. стороны социологич. концепции Маркса и Энгельса получили дальнейшее развитие и конкретизацию в трудах Плеханова, Бебеля, раннего К. Каутского, Лабриолы. В новых условиях эпохи империализма марксистская С. как в общетеоретич., так и в конкретных аспектах была блестяще развита Лениным (роль субъективного фактора в истории, теория империализма, теория социалистич. революции, учение о путях и способах построения социализма и т.д.). Маркс по праву является основателем научной С. Однако его влияние на академич. науку бурж. общества сказалось не сразу и было весьма неравномерным. Во-первых, этому мешала идеологич. враждебность ученых к марксизму. Во-вторых, развиваясь вне русла офиц. университетской науки, марксизм был долгое время неизвестен в бурж. ученом мире; первое знакомство профессиональных социологов с марксизмом происходит лишь в 1890 гг. В-третьих, само это знакомство, даже у лучших бурж. ученых, было поверхностным; марксизм чаще всего ассоциировался с вульгарным экономич. материализмом. Существенно и то, что многие важнейшие работы, образующие интегральную часть марксистской социально-философской традиции (напр., "Немецкая идеология"), были опубликованы лишь в 1930-х гг. В течение большей части 19 в. бурж. С. развивалась под сильным влиянием позитивизма. Конт противопоставил умозрит. философии истории нем. идеализма созданную им С., или "социальную физику", к-рая должна науч., эмпирич. путем изучать социальные законы. Социальная статика изучает законы сосуществования, а социальная динамика – законы последовательности явлений. Эта апелляция к положит. знанию и признание закономерности историч. процесса и социальной структуры оказали плодотворное влияние на обществ. мысль. Однако, признавая необходимость науч. описания функциональной зависимости обществ. явлений, Конт считал невозможным проникнуть в их сущность. Обществ. развитие он рассматривал как процесс смены различных стадий человеч. духа, а ключ к пониманию социальных явлений видел в психологии. Спенсер в "Основаниях социологии" (v. 1–3, L., 1876–96, рус. пер., [т. 1–2], СПБ, 1898) построил уже целую систему, основанную гл. обр. на этнографич. материале. С., по Спенсеру, – это наука о надорганич. развитии, к-рая одновременно описывает этот процесс и формулирует его законы. В качестве "индукций социологии" анализируются понятия общества, социального роста, социальной структуры, социальных функций различных систем и органов обществ. жизни. На громадном, хотя и некритически собранном этнографич. материале Спенсер рассматривает эволюцию домашних отношений, политич., религ. учреждений, обществ. профессий и пром. учреждений (производство, обмен, разделение труда и т.д.). С. у Спенсера становится, т.о., всеобъемлющей наукой, включающей в себя и антропологию, и этнографию, и общую теорию историч. развития. Все это строится на базе двух гл. принципов: понимания общества как организма и идеи закономерной эволюции. Первый принцип объясняет, по Спенсеру, целостность человеч. общества и его структуру, второй служит объяснением социальной динамики. Хотя и Конт, и Спенсер отделяют С. от философии, их абстрактные построения не особенно отличаются по своей форме от сочинений их предшественников. Социологи 19 в. понимали, что общество – чрезвычайно сложная система, и пытались определить сравнит. значение ее элементов. В зависимости от того, какой "фактор" обществ. развития признавался главным, в С. 19 в. можно выделить неск. различных направлений. Географич. школа (К. Риттер, Г. Бокль, Ф. Ле Пле, Э. Демолен, Ф. Ратцель, П. Мужоль, Л. Мечников, позже – Э. Хантингтон, Э. Семпл), продолжая традиции Монтескье, подчеркивает влияние географич. среды или ее отд. компонентов (климат, ландшафт и т.д.). Демографич. школа (А. Кост, Л. Виньярский, отчасти M. M. Ковалевский) считает гл. фактором обществ. развития рост народонаселения. Расово-антропологич. школа (А. Гобино, X. Чемберлен, Ж. Лапуж, О. Аммон, биометрич. ветвь этой школы представлена Ф. Гальтоном и К. Пирсоном) интерпретирует обществ. развитие в понятиях наследственности, "расового подбора" и борьбы "высших" и "низших" рас. Биоорганич. школа (органицизм) (П. Лилиенфельд, А. Шеффле, Р. Вормс, И. Новиков, А. Фулье) рассматривает общество как подобие животного организма, а социальное расчленение общества – как аналогичное разделению функций между различными органами. Социал-дарвинизм (Л. Гумплович, У. Беджгот, Г. Ратценхофер, А. Смолл, У. Самнер) видит источник обществ. развития в "борьбе за существование", а прогресс объясняет выживанием наиболее приспособленных. В конце 19 – нач. 20 вв. широкое распространение получают различные разновидности психологич. школы – инстинктивизм (У. Мак-Дугалл, З. Фрейд и его последователи), интерпретирующий социальное поведение человека в терминах прирожденных ему инстинктов; бихевиоризм, объясняющий поведение людей как сумму реакций на определ. внешние стимулы; интроспекционистские объяснения обществ. жизни в терминах желаний, чувств. интересов, идей, верований и т.п. (Г. Тард, Л. Уорд, Э. Росс, У. Томас, Р. Парк, Н. Михайловский). Наряду с попытками объяснения обществ. жизни в терминах индивидуальной психологии появляются теории, выдвигающие на первый план коллективное, обществ. сознание (Е. Де Роберти, Ф. Гиддингс, Ч. Кули, Э. Дюркгейм), а также сами процессы и формы социального взаимодействия (Ф. Теннис, Г. Зиммель, А. Фиркандт, С. Бугле, Э. Росс и др.). Значит. распространение получает в конце 19 в. т.н. экономический материализм. Эта классификация социологич. школ и течений, разумеется, во многом условна, т.к. в зависимости от принципа деления один и тот же автор может быть причислен к неск. различным школам. В целом тенденция развития немарксистских социологич. теорий в конце 19 – нач. 20 вв. состояла в постепенном переходе от примитивных теорий биологизаторского толка к более тонким и сложным психологич. теориям. Натуралистич. теории общества ставили нек-рые важные и сложные вопросы (органицизм бьется над проблемой целостности обществ. жизни, ее структуры и функциональной взаимосвязи ее частей, социал-дарвинизм отмечает нек-рые формы социальных конфликтов), и в трудах их представителей были отд. ценные моменты и наблюдения. Так, Ратценхофер сделал попытку классифицировать различные интересы, соотнеся их с соответствующими потребностями. Смолл поставил вопрос о "групповом самосознании", свойственном членам любой социальной группы. Самнер разграничил "внутреннюю" ("мы") и "внешнюю" ("они") группы, ввел понятие этноцентризма; он положил начало социологич. исследованию обычаев и др. форм стандартизованного поведения. Однако эти натуралистич. теории были слишком грубы для объяснения сложных социальных процессов, аналогии в них часто заменяли доказательства и изучение специфики предмета. Им глубоко чужд дух конкретного историзма. К тому же эти концепции часто служили реакционным политич. целям, обосновывая идею о неустранимости социального неравенства и эксплуатации человека человеком. Психологич. С. конца 19 – нач. 20 вв. явилась результатом, во-первых, кризиса биолого- эволюционного течения в С. и, во-вторых, развития психологии как науки. Ее осн. теоретич. проблемой была проблема коллективного сознания. Психологич. С. начала изучение таких вопросов, как обществ. мнение, специфика коллективной психологии и ее соотношение с индивидуальной психологией, соотношение рационального и эмоционального моментов в обществ. сознании, механизмы передачи социального опыта, психологич. основы и условия формирования социального самосознания индивида и группы. Она способствовала конституированию социальной психологии. Однако сведение С. к психологии оставляло в тени материальные обществ. отношения, их структуру и динамику. Производственные, классовые и др. объективные отношения были объявлены продуктом обществ. психологии, "интерментального взаимодействия" и т.п. При всех различиях между отд. школами С. 19 в. оставалась по преимуществу историко-эволюционной дисциплиной, пытавшейся выразить в своих схемах общее направление и закономерность историч. процесса в целом. Ее гл. методом был сравнительно-историч. метод. Исходя из идеи о прямолинейном закономерном развитии, социологи полагали, что все народы проходят одни и те же стадии и что одинаковые природные и социальные условия всегда дают одинаковую культуру, политич. учреждения и т.п. Такой подход был в известной мере плодотворным, позволяя четко выделить осн. линии развития. Но в нем была заложена нек-рая односторонность: непонимание многообразия форм и вариантов социального развития, тенденция подчинять факты слишком простой схеме, а также европоцентризм. Историч. подход позволяет понять происхождение изучаемого явления и тенденции его развития. Но историч. анализ с трудом поддается четкой концептуализации. К тому же, будучи абсолютизирован, историзм легко превращается в релятивизм. Как писал Маркс, "так называемое историческое развитие покоится вообще на том, что новейшая форма рассматривает предыдущие как ступени к самой себе и всегда понимает их односторонне, ибо лишь весьма редко и только при совершенно определенных условиях она бывает способна к самокритике" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 732). Дальнейшее развитие истории, антропологии и этнографии опровергло упрощенные эволюционистские схемы и показало ограниченность сравнит. метода. Новый материал показывал, что связь между материальной жизнью общества и его культурой вовсе не однозначна, что один и тот же базис может порождать, в зависимости от конкретных условий, многообразные формы надстройки, что нельзя, говоря о конкретных обществах, не учитывать фактов взаимодействия и взаимного влияния народов. В результате идея органич. эволюции в этнологии была отвергнута, на смену ей пришел диффузионизм (Фробениус, Гребнер, Э. Смит и др.), согласно к-рому сходства культуры и обществ. организации у разных народов зависят не столько от того, что существуют какие-то обязательные для всех них стадии развития, сколько вследствие культурных влияний и распространения (диффузии) культуры из одних центров на другие. Диффузионизм был естеств. реакцией на крайности позитивистского эволюционизма. Но он означал другую опасность – потери осн. линий развития. Тезис, что культура распространяется только путем заимствований, практически исключает возможность создания обобщающей социологич. или антропологич. теории культуры. В нач. 20 в. сначала в С. (Дюркгейм), а затем и в этнографии, в противоположность как эволюционизму, так и диффузионизму, в качестве руководящего принципа выдвигается функционализм, согласно к-рому объяснение каждой культуры (общества) нужно искать не в стадиях эволюции и не во внешних влияниях, а во внутр. целостности и функциональной взаимозависимости элементов самой этой культуры (общества). Применение этого метода существенно обогатило науку. Культура и образ жизни слаборазвитых обществ стали изучаться не как частный случай какой-то общей стадии развития и не как продукт внешних влияний, а как самостоят. конкретная целостность, к-рая должна быть понята в ее внутр. единстве. Но одностороннее увлечение этим методом вскоре привело к новой беде; если эволюционизм 19 в. грешил недооценкой специфич. ценности слаборазвитых культур, рассматривая их только как этап в подготовке капиталистич. цивилизации, то теперь, напротив, все культуры и социальные формы объявляются исторически равноценными (культурный релятивизм). Под вопрос было поставлено понятие обществ. прогресса. Внутр. трудности историко-эволюционной С. развертывались на фоне общего кризиса позитивистско-натуралистич. мировоззрения. Немарксистская С. 2-й пол. 19 в. развивалась под определяющим влиянием позитивизма и механистич. детерминизма. Революция в физике, показавшая ограниченность механистич. представлений, нанесла сильный удар и по механицизму в обществоведении, привлекла всеобщее внимание к филос. предпосылкам процесса познания, выявила необходимость критич. проверки осн. понятий и методов науки. И здесь С. оказалась в неблагоприятном положении. Ее понятия, механически перенесенные из др. наук либо заимствованные из донаучного, обыденного сознания, при критич. рассмотрении оказывались расплывчатыми и неопределенными, а ее методы – лишенными всякой научной строгости. Антипозитивистская реакция конца 19 – нач. 20 вв. имела двойств. содержание. С одной стороны, это было возрождение открыто идеалистич. филос. концепций. Критика действит. слабостей и пороков позитивистской С. использовалась для дискредитации самой идеи о возможности науч. исследования человеч. общества. Позитивистскому объективизму противопоставляется возрожденный и реабилитированный интуитивизм, глобальным социологич. "законам" – неокантианский идиографизм. Многие ведущие представители этого течения принципиально отрицают С. как науку (Дильтей, Кроче), другие (неокантианцы) сводят ее к подсобной дисциплине истории. Именно в этот период, с 1890-х гг., начинаются и открытые атаки против исторического материализма, к-рый изображался его "критиками" (Штаммлер, Риккерт, Кроче и др.) как разновидность вульгарного механистич. детерминизма. С другой стороны, критика позитивистской С. 19 в. открывала путь к более глубокому проникновению в структуру обществ. жизни. Историко-эволюционная С. изучала преимущественно "глобальные" социальные системы (общества, цивилизации), это обрекало ее на описательность, не позволяло пользоваться экспериментом, затрудняло строгую проверку гипотез. В противоположность этому ведущие бурж. социологи-теоретики конца 19 – нач. 20 вв. подходят к предмету аналитически, пытаясь от описания глобальных систем перейти к вычленению нек-рых первичных элементов обществ. жизни. Появляется новое понимание предмета С. как науки, а сама социологич. теория становится более отвлеченной и тонкой. Так, по мнению Г. Зиммеля, С. как самостоят. наука не может найти себе в качестве предмета какую-то особую, реально огранич. область социальных явлений, поскольку все они уже разделены между спец. обществ. науками. Не может существовать С. и в качестве обобщающей социальной науки – в этом случае она лишь эклектически соединяла бы выводы др. дисциплин, не прибавляя к ним ничего принципиально нового. Но раз С. не может определить свой предмет путем реального ограничения объекта, она должна определить его методологически, найдя себе специфич. точку зрения. Все социальные науки изучают обществ. явления с т. зр. их специфич. содержания. С. же должна исследовать не содержание, а чистую форму социальности, то общее, что свойственно всем социальным явлениям. С., по Зиммелю, находится к частным обществ. наукам в таком же отношении, как геометрия к наукам физико-химическим; не изучая содержания обществ. явлений, она исследует общую им социальную форму. Чистые формы общения, т.е. отношения господства и подчинения, соперничества, солидарности и т.п., – вот предмет С., в отличие от спец. обществ. наук, изучающих конкретное содержание этих форм. Эти поиски первичного "социума" шли в разных направлениях, в зависимости от филос. ориентации ученых. Исходная точка Зиммеля, находившегося под влиянием неокантианства, – межиндивидуальное взаимодействие; любые социальные системы, группы и организации он рассматривает как производные. Дюркгейм, теснее связанный с позитивистской традицией, решительно отвергает подобный взгляд. Социальные факты не могут быть объяснены при помощи биологии (поскольку, в отличие от биологич. явлений, они включают в себя представления), ни с помощью психологии (поскольку они выходят за рамки индивидуального сознания). Общество, по Дюркгейму, не просто ассоциация индивидов, а особая система, реальность sui generis. Индивид – лишь часть социальной группы. "Группа думает, чувствует, действует совсем иначе, чем это сделали бы ее члены, если бы они были бы разъединены. Если, следовательно, отправляются от этих последних, то не поймут ничего из того, что происходит в группе" (Дюркгейм Э., Метод социологии, К.–X., 1899, с. 91). Начать надо не с индивидов, а с общества и конституирующей его системы коллективных представлений и норм. Дюркгейм пытался строго отграничить социологич. анализ от философского, возражая не только против сведения идеального к материальному, но и против сведения социального к индивидуальному. Он писал, что его теория не имеет ничего общего с материализмом, что социальный факт прежде всего – "коллективное представление", "совокупность идей", к-рые не сводятся ни к каким материальным процессам. Однако, будучи независимыми от индивидуального сознания, социальные факты должны изучаться строго объективно, "как вещи". Иначе подходит к вопросу М. Вебер. Обществ. жизнь, по Веберу, это взаимодействие индивидов. Понятия "государства", "товарищества", "феодализма" и др. суть лишь категории, обозначающие определ. виды человеч. взаимодействия, и задачей С. является сводить их, без всякого исключения, к "понятному" поведению, т.е. "к действиям участвующих индивидов". Но каждый человеч. поступок имеет какой-то смысл, вкладываемый в него субъектом. Именно этим человеч. действия отличаются от поведения вообще, к-рое может быть неосмысленным и безличным. Действие является социальным постольку, поскольку оно благодаря субъективному смыслу, придаваемому ему действующим лицом (или лицами), принимает во внимание поведение других и соответственно ориентировано в своем ходе. "Понимающая" социология Вебера как раз и ориентирована на расшифровку этого внутр. смысла социальных действий; объективные методы исследования играют в ней подчиненную роль. Объективность же социологич. познания состоит, по Веберу, в том, что ученый должен сознательно ограждать свою работу от современных ему политических, идеологических и пр. ценностных влияний. Компромиссную схему предлагает В. Парето. С., подобно естеств. наукам, должна быть вся основана на наблюдении и пользоваться строгим "логико-экспериментальным методом". Общество – равновесная система, состояние к-рой в каждый данный момент определяется влиянием природной среды, др. внешними факторами и, наконец, ее собств. элементами, каковыми являются интересы и социальные чувства. Т.о., общество должно рассматриваться как целое на основе законов механики, но анализ элементов социального поведения ведется на психологич. уровне. Нетрудно показать ограниченность и односторонность каждой из названных теорий; так, зиммелевское понимание предмета социологии логически ведет к формализму, "понимающая" социология Вебера – к субъективизму, Дюркгейм запутывается в проблеме общественного сознания и т.д. Все перечисленные авторы пытались, каждый по-своему, но одинаково безуспешно, "преодолеть" исторический материализм. Именно в полемике с марксизмом яснее всего выступали теоретич. слабость и классовая ограниченность социологов, к-рым бурж. общество казалось при всех оговорках высшей мыслимой точкой обществ. развития, а угрожающее ему рабочее движение – иррациональной разрушит. силой. Однако работы Зиммеля, Тенниса и др. способствовали логич. обработке и систематизации социологич. понятий, без чего невозможно эмпирич. исследование. Дюркгейм книгой "Самоубийство" положил начало эмпирич. исследованию социальной дезорганизации, его работы по С. религии предвосхитили мн. положения позднейшей С. познания; он существенно обогатил статистич. методы социологич. исследования. Вебер оставил ряд ценных историч. исследований и моделей "социального действия", одним из первых пытался систематически исследовать гносеологич. и методологич. особенности социально-историч. познания (проблема "идеального типа" и т.п.). Системный подход, защищавшийся Парето, нашел применение в позднейшей С. Чем больше развивалась С. как самостоятельная наука, тем большее значение в ней приобретало эмпирич. исследование. Развитие эмпирич. социальных исследований – закономерный естеств. процесс, аналогичный тому, к-рый проходил в естествознании. Уже Конт и Спенсер видели в С. не дериват философии, а эмпирич. дисциплину. Но тогда конкретность мыслилась прежде всего как обобщение историч. данных, С. была по преимуществу теорией историч. процесса. Первые эмпирич. социальные исследования в 17–18 вв. (англ. "политич. арифметика", франц. "моральная статистика", переписи населения и т.д.) были слабо связаны с теорией. Однако в 19 в. количество таких исследований быстро растет, охватывая все более широкий круг социальных проблем. А. Кетле разрабатывает основы социологич. статистики, Ф. Ле Пле – монографич. метод. Создаются первые специализированные исследовательские учреждения и общества. Усложнение обществ. жизни создало своеобразный социальный заказ на комплексное изучение социальных последствий урбанизации, роста пром. произ-ва, миграций населения и т.д. Если раньше социологи, стремясь понять движущие силы обществ. развития в его общем виде, абстрагировались от частностей, то теперь; когда предметом исследования стали социальные проблемы как таковые, на первый план вышли структурно-функциональные связи внутри изучаемого об-ва, отсюда – внутр. специализация и дифференциация социологич. исследований. С одной стороны, частные отрасли С. возникают из дифференциации др. обществ. наук, обнаруживающих невозможность объяснить интересующие их явления только их специфич. факторами. Напр., осознание того, что отношения между рабочими и предпринимателями включают в себя, помимо экономических, также комплекс социальных и психологич. компонентов, к-рые не изучаются экономич. науками, вызвало к жизни индустриальную социологию. С другой стороны, в самой теоретич. С. происходил естеств. процесс конкретизации проблем, понятий и терминов, "макроанализ" социальных явлений дополняется их "микроанализом". Так, древняя социально-филос. проблема свободы и необходимости в историч. процессе конкретизируется как механизм выбора определ. линии поведения определ. социальными группами в определ. ситуациях, проблема соотношения сознательности и стихийности в обществ. развитии претворяется в исследование характера и степени осведомленности определ. социальных групп ртносительно определенных программ обществ. деятельности, сообщений печати и т.п. Разумеется, это не исчерпывает и не снимает прежней общетеоретич. проблематики, но существенно дифференцирует и конкретизирует ее. Уже в конце 19 в. начинается институционализация С., ее превращение в самостоят. университетскую дисциплину. В 1893 создается первая кафедра социологии (в Чикагском ун-те), в 1894 – Междунар. ин-т социологии в Париже; начинают выходить спец. журналы – "Revue internationale de sociologie" (P., 1893), "American Journal of Sociology" (Chi.–?. ?., с 1895), "Ann?e sociologique" Дюркгейма (Р., с 1896) и др. В нач. 20 в. возникают первые нац. социологич. общества и ассоциации. Преподавание С. вводится во мн. европ. и амер. ун-тах. Поворот к эмпирическому исследованию социальных проблем, особенно отчетливо проявившийся после 1-й мировой войны, был непосредственно связан также с практическими нуждами управления, необходимостью иметь более достоверную информацию о социальных процессах и т.д. Однако он происходил неравномерно в разных странах. В Англии, где первые социологич. описания появились еще в 19 в., развитие С. задерживалось из-за крайнего консерватизма университетской системы. Эмпирич. обследования отд. социальных проблем (Ч. Бут, С. Раунтри) были здесь практически оторваны от обобщающей теории; английская С. имела преимущественно этнологический уклон (Хобхауз, Малиновский, Радклифф-Браун и др.). В Германии С. как самостоятельная наука консолидировалась уже в нач. 20 в., сохраняя, однако, тесную связь с философией и политэкономией; но развитие эмпирич. исследований здесь было задержано послевоенной разрухой, а затем – фашистской диктатурой. Во Франции ведущей социологич. школой вплоть до 2-й мировой войны была дюркгеймовская школа (Мосс, Хальбвакс и др.), в центре интересов к-рой стояли социально-экономич. проблемы (положение рабочего класса), происхождение социальных институтов и норм, а также С. права и политики. Наибольшего развития бурж. С. как самостоятельная наука достигла в США. Высокие темпы урбанизации и индустриализации США, сталкивавшие капиталистич. общество с множеством новых противоречивых ситуаций, подрывали традиционные стереотипы мышления и требовали конкретного исследования. Этого же требовали и практические нужды управления усложнившимся произ-вом. Определенное значение имело прагматич. мышление амер. бизнесменов и отсутствие жесткой системы гуманитарного образования, к-рая тормозила развитие С. в Европе, особенно в Англии. Если первые амер. социологи сочетали в себе теоретиков с проповедниками, то начиная с 1920-х гг. амер. С. окончательно оформляется как нефилос. эмпирич. наука. Первой заметной вехой на этом пути было исследование У. Томаса и Ф. Знанецкого "Польский крестьянин в Европе и Америке" (W. I. Thomas and F. Znaniecki, The Polish peasant in Europe and America, v. 1–5, Boston, 1918–20), считающееся классич. образцом монография, исследования, в к-ром детально описывается некое индивидуальное явление, а более широкие обобщения основываются на предпосылке типичности изученного явления. Чикагская социологич. школа во главе с Р. Парком и Э. Берджессом выдвинула на первый план проблемы человеч. экологии, особенно изучение условий гор. жизни (в Чикаго противоречия капиталистич. урбанизации были особенно кричащими). Конкретному социологич. изучению подверглись такие социальные явления, как бродяжничество, детская преступность, шайки подростков, жизнь в гетто, трущобы и т.п. "Мидлтаун" (символич. название – "средний город") супругов Линд (1929) положил начало функциональному исследованию общинной жизни, выясняющему взаимосвязь различных сторон социального организма. Наряду с "общинными исследованиями" в 1920-х гг. зарождается прикладная С., направленная на решение определ. практич. задач. Работы Э. Мейо и знаменитый "Хоуторнский эксперимент" Ф. Ретлисбергера и У. Диксона положили начало индустриальной социологии. Выяснилось, что производительность труда зависит не только от технич. условий, но и от психологич. установок рабочих, причем бригада рабочих – не просто сумма индивидов, как представлял Форд-старший, а определ. социальная система, я, хотя эта система неформальная, именно она определяет отношение отд. рабочего к своему труду. Эта система может действовать против администрации, но если последняя сумеет в ней разобраться, то ее можно поставить на службу интересам фирмы. Эти предположения были тщательно проверены и доказаны неск. годами экспериментов, к-рые позже легли в основу т.н. системы "человеческих отношений в промышленности", ныне широко применяемой капиталистич. корпорациями. Доказав свою практич. эффективность и применяемость в сфере произ-ва, социологи получили в свое распоряжение большие материальные средства. В годы 2-й мировой войны сфера применения С. расширилась, мн. социологи не без успеха выполняли задания Пентагона и др. правительств. учреждений. Изменения претерпела и социологич. теория. С. установила прочные связи с новейшими школами и течениями в психологии и этнологии. Экспериментальное исследование "малых групп", начавшееся в 1930-х гг. и особенно развившееся после войны, открыло новые перспективы в изучении "групповой динамики". Совр. социология. Сегодня С. занимает одно из ведущих мест в ряду обществ. наук, будь то теоретич. обществоведение или эмпирич. исследование текущих социальных процессов. Нет такой проблемы или сферы обществ. жизни, к-рая не отображалась бы совр. С. Однако и по проблематике и по теоретич. установкам она весьма неоднородна. Типы С., сложившиеся на разных этапах ее развития, не интегрированы полностью в единую систему, и даже формальная классификация социологич. дисциплин представляет большие трудности. Существуют 3 формальных признака деления: а) по предмету исследования, б) по уровню обобщения, в) по направленности исследования. По предмету исследования совр. С. подразделяется на общую и специальную. Общая С. изучает такие элементы обществ. жизни, к-рые имеют место в любом социальном процессе, и наиболее общие законы развития и функционирования социальных систем. Спец. С. изучает отд. сферы обществ. деятельности, рассматривая их, однако, в отличие от др. наук, как многофакторные системы. Таковы: индустриальная социология, социология города, политическая социология, социология семьи, социология воспитания, социология преступности и т.п. По уровню обобщения С. подразделяется на теоретическую и эмпирическую. Деление это в значит. степени условно. Речь идет лишь о разных уровнях обобщения, от простой систематизации наблюдаемых фактов до теорий высшего порядка. По своей направленности С. подразделяется на "чистую" и "прикладную" (направленную на решение какой-то практич. задачи). Одн

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Найдено схем по теме СОЦИОЛОГИЯ — 0

Найдено научныех статей по теме СОЦИОЛОГИЯ — 0

Найдено книг по теме СОЦИОЛОГИЯ — 0

Найдено презентаций по теме СОЦИОЛОГИЯ — 0

Найдено рефератов по теме СОЦИОЛОГИЯ — 0