ПОЗНАНИЕ

Найдено 37 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Познание
процесс производства, приобретения и воспроизведения новых знаний человеком.

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

Познание
творческая деятельность субъекта, ориентированная на получение достоверных знаний о мире.

Источник: Философия логика и методология науки Толковый словарь понятий. 2010 г.

Познание
творческая деятельность человека, направленная на получение достоверных знаний о мире и совершающихся в нем процессах.

Источник: Краткий энциклопедический словарь философских терминов

ПОЗНАНИЕ
чувственная и мыслительная деятельность по сбору, обработке, переработке, конструированию и хранению информации. (См. деятельность, сознание, информация).

Источник: Философия науки: Словарь основных терминов

ПОЗНАНИЕ
высшая форма отражения объективной действительности людьми, представляющая собой процесс формирования знаний, передаваемых от одного поколения к другому.

Источник: Глоссарий философских терминов проекта Distance

Познание
постижение закономерностей объективного мира, высшая форма отражения действительности. Существуют различные уровни познания (чувственное, эмпирическое, теоретическое) и его различные формы.

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

ПОЗНАНИЕ
специфическая деятельность человека, ориентированная на открытие законов природы и общества, тайн бытия человека и мира вообще, обнаружение возможных способов действия с предметами, явлениями и путей достижения целей.

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

Познание
общественно-исторический процесс человеческой деятельности, который направлен на отражение объективной действительности в сознании человека. В познании существуют различные формы уровни: чувственное познание, рациональное или логическое познание, эмпирическое и теоретическое познание. Различают такие типы познания, как обыденное, художественное, научное, философское.

Источник: Философия и методология науки (понятия категории проблемы школы направления). Терминологический словарь-справочник 2017

Познание
Познанием называется иногда и акт познания и результат его — самое знание. Но вообще познанием предполагается мышление, рассуждение, исследование; оно предполагает такие приобретенные понятия и суждения о каком-либо предмете, которые вполне ему соответствуют. Часть философии, занимающуюся исследованием законов и видов познания, называют теориею познания, или гносеологиею.

Источник: Философский словарь или краткое объяснение философских и других научных выражений встречающихся в истории философии. 1876

ПОЗНАНИЕ
процесс творческой деятельности людей по освоению действительности, формирующий знания о ней (включая и знания о самом человеке), на основе которых возникают цели и мотивы человеческих действий. В философии познание рассматривается с точки зрения его источников, целей, возможных методов, истинности. Занимается проблемами познания специальный раздел философии – гносеология.

Источник: Философия: конспект лекций и словарь терминов (элементарный курс)

Познание
(cognitio, γνώσις). Познанием называется иногда и акт познания и результат его — самое знание. Но вообще познанием предполагается мышление, рассуждение, исследование; оно предполагает такие приобретенные понятия и суждения о каком-либо предмете, которые вполне ему соответствуют. Часть философии, занимающуюся исследованием законов и видов познания, называют теориею познания, или гносеологиею (γνώσις познание, λόγος слово).

Источник: Философский словарь или краткое объяснение философских и других научных выражений. Киев 1876 г.

Познание
процесс усвоения чувственного содержания переживаемого, или испытываемого, положения вещей, состояний, процессов с целью нахождения истины. Познание исследуется со времен античной натурфилософии и философии, оно изучается с точки зрения объективной — источника, или субъективной — происхождения, с точки зрения цели, характерных черт и силы, а также с точки зрения границ и препятствий (апории и антиномии). Познание исследуется теорией познания — гносеологией и эпистемологией.

Источник: Начала современного естествознания: тезаурус

Познание
в узком смысле слова - технологический процесс создания человеком и обществом системы знаний - информации, адекватно отражающей мир.
В более широком смысле познание - увеличение информационной системой числа взаимодействий с окружающим ее Миром, каждое из которых приводит к изменению информационной системы.
Определения термина " познание" в [1] нет, по [13] познание - высшая форма отражения объективной действительности, процесс выработки истинных знаний.

Источник: Теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идиоматических выражений

Познание

/D/ Erkenntnis /E/ Knovledge/F/ Cannaissance
/Esp/ Cnocimiento
Общественно-исторический процесс человеческой деятельности, направленный на производство, сбор и переработку общественно значимой информации с целью повышения эффективности и ценности его практической деятельности, обогащения опыта отношений с миром.
В вопросе о пределах познаваемости мира, возможностях человеческого разума исторически сложились три философские линии: оптимизм, скептицизм и агностицизм.

Источник: Философия, практическое руководство

ПОЗНАНИЕ
высшая форма отражения объективной реальности, одна из осн. потребностей человека. П. — соц. обусловленный, исторически развивающийся процесс, основанный на предметнопракт. деятельности и коммуникации. Выделяют разл. уровни П. — чувственное, логич., эмпирич., теор., и виды П. — обыденное, науч., филос., худ. (см. Отражение). Разл. стороны процесса П. исследуются рядом спец. наук (когнитивная психология, история науки, социология науки, философия науки и др.). Методы, формы П., историю их становления изучает теория познания как филос. дисциплина. См. также Гносеология. В.И.Полищук

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

Познание
научное) — творческий когнитивный процесс, направленный на приобретение истинных знаний о мире. Сущность, содержание, методы и формы научного познания специально изучаются гносеологией (эпистемологией) — важнейшим направлением философской мысли. Первая концепция познания встречается у Демокрита, который различал два рода познания — мнение, основанное на чувственно-конкретном познании («темное» знание), и знание, основанное на рациональном познании («светлое» знание). До него философы были просто убеждены, что они познают мир, но Демокрит поставил вопрос глубже: каким образом мы познаем мир.

Источник: История и философия науки

ПОЗНАНИЕ
совокупность знаний в какой-нибудь области; приобретение знаний. В философии — усвоение чувственного содержания переживаемого или испытываемого, положения вещей, состояний, процессов с целью нахождения истины. Первоначально происходит живое созерцание объектов в таких формах, как ощущение, представление и т.п. Свойства, функции вещей, их объективное значение, закрепляясь в сигиально-речевой деятельности людей, становятся значением и смыслом слов, с помощью которых человек посредством абстрагирующей деятельности мышления создает свои представления о вещах, об их свойствах и проявлениях. Логическая деятельность мышления осуществляется в форме понятий, суждений, умозаключений, индукции и дедукции, анализа и синтеза и т.п.

Источник: Философско-терминологический словарь 2004

ПОЗНАНИЕ
умственный процесс приобретения знаний. Он включает в себя восприятие, рассуждение, творческую деятельность, разрешение возникших проблем и, возможно, интуицию. В познании выделяют два уровня: чувственное познание, осуществляемое с помощью ощущения, восприятия, представления, и рациональное познание, протекающее в понятиях, суждениях, умозаключениях и фиксируемое в теориях. Различают также обыденное, художественное и научное познание, а в рамках последнего – познание человека, познание природы и познание общества. Различные стороны процесса познания исследуются рядом специальных наук: когнитивной психологией, историей науки, социологией науки и т.п. Общее учение о познании дает философская теория познания – гносеология.
Литература: [115].

Источник: Методология: словарь системы основных понятий. 2013

ПОЗНАНИЕ

- высшая форма отражения объективной действительности, процесс выработки истинных знаний. Первоначально П. представляло собой одну из сторон практической деятельности людей, постепенно в ходе исторического развития человечества П. стало особой деятельностью.
В П. выделяют два уровня: чувственное П., осуществляемое с помощью ощущения, восприятия, представления, и рациональное П., протекающее в понятиях, суждениях, умозаключениях и фиксируемое в теориях. Различают также обыденное, художественное и научное П., а в рамках последнего - П. природы и П. общества. Различные стороны процесса П. исследуются рядом специальных наук: когнитивной психологией, историей науки, социологией науки и т. п. Общее учение о П. дает философская теория П.

Источник: Словарь по логике

Познание
В широком смысле П. есть процесс жизнедеятельности идеального бытия (идеальная деятельность). В более узком и точном – процесс жизнедеятельности сознания, результаты которого могут быть отчетливо осознаны, т.е. являться знаниями. С точки зрения Канта, которая стала достаточно традиционной, П. включает в себя два момента – пассивный чувственный материал и активно обрабатывающие его логические формы. Получается, что на чувственном уровне П. ещё нет. Точнее говорить, что есть два уровня П. – чувственное П., где активную роль выполняет чувственное же соображение (допонятийное оперирование с чувственными образами) и логическое, где элементы и операции удовлетворяют критерию отчетливости. Но чувственное П., в отличие от доинформационного переживания, в принципе тоже поддается отчетливому осознанию.
Ист.: Сагатовский В.Н. Философия как теория всеобщего и её роль в медицинском познании. Томск. 1968. С. 89-94; его же. Бытие идеального. СПб. 2004. С. 9-15, 63-64.

Источник: Философия антропокосмизма авторский словарь.

Познание
умственный процесс приобретения знаний, высшая форма отражения объективной действительности. Процесс познания включает в себя восприятие, рассуждение, творческую деятельность, разрешение возникших проблем и, возможно, интуицию. В познании выделяют два уровня: чувственное познание, осуществляемое с помощью ощущения, восприятия, представления, и рациональное познание, протекающее в понятиях, суждениях, умозаключениях и фиксируемое в теориях. Наряду с этим выделяют различные формы познания: познание, направленное на получение знания, неотделимого от индивидуального субъекта (ощущение, восприятие, представление), и познание, направленное на получение объективированного знания, существующего вне отдельного индивида (например, в виде научных текстов или в форме созданных человеком вещей, несущих в себе социальнокультурный смысл). Различают также обыденное, художественное и научное познание, а в рамках последнего – познание человека, познание природы и познание общества. Различные стороны процесса познания исследуются рядом специальных наук: когнитивной психологией, историей науки, социологией науки и т. п. Общее учение о познании даёт философская теория познания – гносеология.

Источник: Методология научных исследований. Терминологический словарь. Харьков. Изд-во НУА 2016

ПОЗНАНИЕ
теоретическая деятельность человека; противопоставляется практическому действию. Философская проблема познания может рассматриваться в тройном аспекте: 1) Проблема источника человеческого знания, т.е. исходит ли оно из опыта (эмпиризм) или из разума (рационализм). Мы пришли к мысли, что, если содержание нашего знания обогащается с расширением нашего опыта, с прогрессом науки, то сама форма любого человеческого понимания, «принципы» познания имеют рациональный источник, общий для всех человеческих умов (это «концептуализм» Канта); 2) Проблема природы познания ведет нас к различению двух форм познания, в частности тех, что обнаруживают дух тонкости (например, понимание, связывающее клинического врача с его больным) и тех, что обнаруживают дух геометрии (например, математическое или физическое познание). Первый тип познания необходим для всех «наук о человеке» (психологии, социологии, педагогики и т.д.); второй тип подходит для наук о мире; 3) Наконец, проблема доступности знания, т.е. вопрос о том, можем ли мы достичь абсолюта и внутренней природы вещей, как считает догматизм (Платон, Гегель), или же наше познание ограничено миром феноменов и никогда не распространяется на три главные проблемы: природу материи, сущность человеческой души (и ее бессмертия) и существование Бога (и его природу), как считает агностицизм (Кант, Конт).

Источник: Философский словарь

Познание
Знать значит осмысливать то, что есть, таким, какое оно есть. Познание – это своего рода адекватное отношение между субъектом и объектом, между духом и миром или, коротко говоря, между veritas intellectus (истиной рассудка) и veritas rei (истиной вещей). Отличительной чертой познания, противопоставляющей его заблуждению или невежеству, является наличие двух истин. Однако именно наличие двух истин противопоставляет познание истине как таковой. Познание – это отношение внешнего порядка (адекватность себя и чего‑то другого), тогда как истина – отношение внутреннего порядка (адекватность себя себе). Таким образом, истинным является абсолютно все, даже ошибка (ведь она действительно есть то, что она есть, т. е. истинная ошибка). Но далеко не все познано и даже не все познаваемо.
Поскольку познание является отношением, то всякое знание всегда относительно. Оно предполагает определенную точку зрения, определенный инструментарий (органы чувств, приборы, концепты и т. д.), определенную ограниченность (ограниченность познающего субъекта). Например, познать себя отнюдь не равнозначно тому, чтобы быть собой; никто не знает себя целиком и полностью и никто не существует частично.
Абсолютное знание перестало бы быть знанием и превратилось бы в саму истину, в тождество бытия и мышления. Можно назвать это Богом и объяснить, почему Бог непознаваем.

Источник: Философский словарь.

ПОЗНАНИЕ,
высшая форма отражения объективной действительности. Марксистско-ленинская философия исходит из признания единства отражения, продметнопрактич. деятельности и коммуникации, из понимания П. как социально-опосредованной, исторически разви­вающейся деятельности отражения. П. не существует вне познават. деятельности отд. индивидов, однако последние могут познавать лишь постольку, поскольку овладевают коллективно выработанной, объективиро­ванной системой знаний, передаваемых от одного поко­ления к другому.
В П. существуют разные уровни: чувств. П., мышле­ние, эмпирич. и теоретич. П. Наряду с этим выделяют различные формы П.: П., направленное на получение знания, неотделимого от индивидуального субъекта (восприятие, представление), и П., направленное на получение объективированного знания, существующего вне отд. индивида (напр., в виде науч. текстов или в форме созданных человеком вещей, несущих в себе социально-культурный смысл). Объективированное П. осуществляется коллективным субъектом по законам, несводимым к индивидуальному процессу П., и высту­пает как часть духовного производства. Различают также такие типы П., как обыденное, художественное и научное, а внутри науки - естеств.-науч. и обществ.-науч. П. Различные стороны процесса П. исследуются рядом специальных наук (когнитивная психология, науковедение, история науки, социология науки и др.). Функционирование и историческое развитие эталонов и норм П. изучает теория познания как философская дисциплина.

Источник: Советский философский словарь

ПОЗНАНИЕ

- 1) движение разума к истине. В познании человек утверждает свое достоинство и осуществляет призвание действовать согласно истине и облагораживать бытие. Предпосылки познания: признание трансцендентности истины, вера в способность человека найти ее и решимость разума идти по пути к ней. В познании человек "спасает свое существование, только утверждая запредельное и себя в запредельном" (Е.Трубецкой). Познание и бытие - внутренне едины и не следует их противопоставлять друг другу: "Во всяком познании особенного заключено бессознательное познание бытия вообще" (Г.Марсель). "Познание есть посвящение в тайну бытия, в мистерии жизни. Оно есть свет, но свет, блеснувший из бытия и в бытии" (Н.Бердяев). 2) Религиозно связь с бытием дается верой в Бога, поэтому познание мира и человека неотрывно от богопознания, от единения с Богом в вере и любви, а для христиан - от жизни в Церкви. В библейском мышлении познание "предполагает единение познающего субъекта и познаваемого объекта, погружение субъекта в объект" (еп. Кассиан Безобразов), вхождение в круг божественной любви, охватывающей усыновленных Отцом небесным. Религиозное познание предполагает также новую жизнь, новый путь воли и жизни человека, новый мир бытия: "Все это новое - божественно. Оно укоренено в бессмертии, Оно стоит того, чтобы его поискать, его найти, поработать с ним, им задышать всею жизнью своей... Здесь начинается тайна второго - и последнего - рождения человека" (Архиеп. Иоанн Сан-Францисский). 3) В томизме познание Бога - "конечная цель всякого человеческого познания и действия" (Фома. "Против язычников", I,5). В силу недостижимости полноты знания Бога и крайней важности Богопознания для судеб человека в вечности Откровение Божие становится "морально необходимым".

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

ПОЗНАНИЕ
В истории философии вплоть до XIX столетия определение понятия «познание» устанавливалось чаще всего путем сопоставления знания с мнением и верой. В конце XIX в. в «Толковом словаре живого великорусского языка» Вл. Даля термин «познание» пояснялся через «сведения, знания, опытность и ученость, все, что человек знает научного». В нашем столетии «познание» тоже оказывалось производным от «знания», причем крен в сторону «истинного», «научного» знания усилился. Так, в «Философском энциклопедическом словаре» (1-е над.) говорилось: «Знание - это проверенный общественно-исторической практикой и удостоверенный логикой результат процесса познания действительности, адекватное ее отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теории». Получалось, что познание - это проверенное на практике истинностное знание. Такое понимание познания чрезмерно суживало его границы во всех областях познания, в том числе в сфере обыденного и научного познания, поскольку этот процесс кроме истины реально включает в себя широкий пласт познания, развертываемого во «вне-истинностной», проблематичной, гипотетической сфере. Не случайно во 2-м издании упомянутого словаря (1989) такая трактовка познания уже отсутствует и заменена другой, правда весьма расплывчатой формулировкой. Наиболее приемлемым можно считать подход к «познанию» с позиции типов деятельности в пределах субъектно-объектных отношений. Деятельность субъекта расчленяется, как известно, на три основных типа: практическую, ценностно-ориентационную и познавательную деятельность. Нужно сопоставлять последний тип с предыдущими двумя типами. В отличие от практической познавательная деятельность есть духовная деятельность; она сама по себе не изменяет вещественно-субстратные, материальные системы, не преобразует природу и общество. В пределах же духовной деятельности, в отличие уже от духовной ценностно-ориентационной деятельности познание дает информацию не о ценностях, а о сущностях; акт оценки, включенный в эту деятельность, есть осознание того, что те или другие явления могут (или не могут) удовлетворять наши потребности и интересы. В отличие от этой деятельности познание есть деятельность по получению, хранению, переработке и систематизации осознанных конкретно-чувственных и понятийных образов (или иначе: «...и систематизации полученной информации»). Знание же - это результат познания. Видов же познания будет столько же, сколько и видов знания (обыденное, религиозное, мифологическое, художественное, научное, эмпирическое, теоретическое и др.).

Источник: Краткий философский словарь 2004

ПОЗНАНИЕ
общественно-исторический процесс творческой деятельности людей, формирующий их знания, на основе к-рых возникают цели и мотивы человеческие действий. В истории классовых формаций, где существует противоположность между умственным и физическим трудом, где творческая, открывающая и созидающая новое деятельность социально противопоставлена деятельности исполнительской, рутинной, П. выступало, как правило, особой функцией тех, кто профессионально осуществлял тот или иной вид духовного производства (научную, эстетическую, этическую, религиозно-нравственную и др. виды деятельности). Поэтому теория П. разрабатывалась как теория особенной, собственно духовной деятельности, обособившейся от практики (Теория и практика), что порождало агностицизм и идеализм в понимании П. Диалектико-материалистическая теория П. рассматривает практическую деятельность как основание П. и критерий истинности знания. У истоков П. находится активное воздействие людей на природу, переработка вещества природы, производственное использование свойств вещей. Тот или иной способ практической деятельности есть одновременно и способ общения людей, хранящий и представляющий им во всеобщей форме предметы их деятельности. В трудовых процессах обработки камня, металлов и т. п. отражались и закреплялись существенные свойства этих объектов. Поэтому камень или металл представали перед человеком не просто в виде комбинации внешних, чувственно воспринимаемых качеств. Созерцая объект, человек как бы “накладывает” на него исторически сформировавшиеся навыки его переработки и использования, а тем самым этот объект предстает перед человеком и как цель его действия. Чувственный образ имеет в себе черты объективно всеобщего, отраженного навыками практической деятельности. В этом смысле Маркс писал, что “чувства непосредственно в своей практике стали теоретиками” (Т. 42. С. 120), и особо подчеркивал, что “.образование пяти внешних чувств — это работа всей предшествующей всемирной истории” (там: же. С. 122). Живое созерцание объектив является, т. обр., моментом чувственно-практической деятельности. Оно осуществляется в таких формах, как ощущение, восприятие, представление и т. п. Свойства, функции вещей, их объективное значение, закрепляясь в сигнально-речевой деятельности людей, становятся значением и смыслом слов, с помощью к-рых человек посредством абстрагирующей деятельности мышления создает свои представления о вещах, об их свойствах и проявлениях. Логическая деятельность мышления осуществляется в таких формах, как понятие, суждение, умозаключение, индукция и дедукция, анализ и синтез и т. п., в создании идей, гипотез. Однако только тогда, когда общественно-производственная практика подтверждает совпадение идей, гипотез с действительностью, только тогда можно говорить об их истинности. Ленин писал: “От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике — таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности” (Т. 29. С. 152—153). Истины П. практически проверяются не только в каком-то одном изолированном, специально проводимом эксперименте (опыте). Вся общественно-производственная материальная деятельность, все бытие об-ва на протяжении всей его истории конкретизируют и углубляют, проверяют знания". Будучи настолько определенной, чтобы отличить объективную истину от заблуждения, подтвердить истинность наших знаний, практика вместе с тем сама является развивающимся процессом, к-рый ограничен на каждом данном его этапе возможностями производства, его техническим уровнем и т. д. Это значит, что она также относительна, в силу чего ее развитие не дает истине превращаться в догму, в неизменный абсолют (Абсолютная и относительная истина). Революционное преобразование старого об-ва, практическое строительство нового — социалистического об-ва — возможны только при истинном П. объективных законов.

Источник: Философский энциклопедический словарь

ПОЗНАНИЕ
общественно исторический процесс человеческой деятельности, к-рый направлен на отражение объективной действительности в сознании человека, «вечное, бесконечное приближение мышления к объекту» (Ленин). Вопрос о сущности П. неразрывно связан с решением основного вопроса философии. Идеализм абсолютизирует отдельные моменты процесса П., отрывает его от объекта, превращает развитие знания в нечто самостоятельное, а некоторые идеалисты видят в нем причину и источник развития предмета. Материализм рассматривает П. как процесс приблизительно верного отражения действительности в сознании человека. Однако домарксистский материализм не увидел сложности П. С его точки зрения П.— это не процесс, не деятельность, а мертвое, зеркальное отражение, пассивное созерцание (Созерцательность). Диалектический характер П., сложность взаимоотношений между его различными формами оказались не понятыми метафизическим материализмом. П.— сложный, противоречивый процесс все более точного постижения сущности предметов. «Отражение природы в мысли человека надо понимать не «мертво», не «абстрактно», не без движения, не без противоречий, а в вечном процессе движения, возникновения противоречий и разрешения их» (Ленин). И. проходит путь от анализа явления к анализу сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка, от изучения предмета к исследованию Системы взаимоотношений между предметами. Раскрывая законы действительности, П. воссоздает в идеальной форме предметы природы в их всестороннем богатстве и многообразии. Это оказывается возможным лишь потому, что познавательная деятельность человека основывается на его предметно-чувственной, материальной, практической деятельности. Предметы внешнего мира становятся объектами П., поскольку они вовлекаются в орбиту человеческой деятельности, подвергаются активному воздействию со стороны человека; лишь благодаря этому обнаруживаются, раскрываются их свойства. Потребности практической деятельности определяют направление развития П., ставят перед ним актуальные проблемы, к-рые необходимо разрешить, обусловливают темпы развития тех или иных наук. Материальное производство предоставляет технические инструменты, научную аппаратуру для решения познавательных проблем. В свою очередь познавательная деятельность, воплощаясь в технике, становится непосредственной производительной силой. В своем развитии П. проходит ряд ступеней, к-рые отличаются друг от друга по степени отражения объективного мира, по формам и методам П. Познавательная деятельность человека представляет собой неразрывное единство эмпирического и теоретического. Эмпирическое П.— это отражение предметов в процессе непосредственного (или с помощью приборов) взаимодействия с ними человека. Специфическими методами этого П. являются наблюдение, описание и т. д. На этой ступени познавательного процесса происходит сбор фактов, фиксирующих внешние проявления, свойства предметов. Теоретическое II.— это углубление человеческой мысли в сущность явлений действительности. При этом научное П. пользуется такими методами, как моделирование, создание гипотез, теорий и т. д. Действительность отражается человеком с помощью различных форм познавательной деятельности. Человек ничего не может знать о предметах и явлениях внешнего мира без того материала, к-рый он получает от органов чувств в формах чувственного созерцания (ощущение, восприятие, представление). Они дают чувственно наглядное воспроизведение предметов, их отдельных свойств. Существенные связи между предметами, закономерности их развития отражаются в формах абстрактного мышления — понятиях, суждениях, умозаключениях. В процессе П. человек использует также различные логические приемы (анализ и синтез, дедукцию, индукцию и т. д.), позволяющие ему теоретически воссоздавать изучаемый предмет. Большую роль в П. играет язык и различные знаковые системы (Знак), в к-рых фиксируются результаты познавательной деятельности. Это создает возможность общения между людьми, передачи знания другим поколениям. Процесс П., рассматриваемый с точки зрения его результатов, т. е. достижения объективно-истинного знания, объективной истины), выступает как движение от истины относительной к истине абсолютной. Движение знания обусловлено изменением исследуемого предмета, условий П. и развитием практической деятельности. Изменяясь, наше знание становится все более конкретным, объективным. Критерием истинности нашего П. является практика. Воплощаясь с помощью практической деятельности в материальной действительности, идеи, теории обнаруживают, насколько верно в них отражены сущность вещей, их закономерные связи и отношения.

Источник: Краткий словарь по философии. 1970

ПОЗНАНИЕ
деятельность по усвоению и приумножению знаний о природе, обществе, человеке. Предметом П. являются также способы и методы целенаправленного изменения объективной реальности. П. осуществляется в следующих основных формах: ощущения, восприятия, представления (чувственная ступень), понятия, суждения, умозаключения (рациональная ступень). Различают также эмпирический и теоретический уровни П. Основными типами П. являются обыденное, научное и художественное. Научное, в свою очередь, включает в себя естественные, физикоматематические и гуманитарные науки. Непосредственным субъектом П. является индивид. Однако таковым он становится лишь благодаря своей причастности к обществу, которое выступает по отношению к нему как субъект исторически сложившейся и постоянно развивающейся духовной и материальной культуры.
П. индивида опосредовано культурой человечества и тех больших и малых социальных групп, к которым он принадлежит. Более того, смело можно утверждать, что человек становится человеком, только живя в обществе. Известны случаи, когда дети — инвалиды от рождения, например слепоглухонемые, получают более или менее серьезное общее и профессиональное образование, а наиболее способные из них даже ученую степень. Общество открывает для них дорогу к П., и они не остаются за его бортом. В то же время физически вполне полноценный ребенок, в силу обстоятельств выросший вне общества, оказывается по интеллектуальному развитию на уровне животных. П. включает в себя два основных этапа: усвоение знаний, добытых усилиями предшествующих и ныне здравствующих поколений; творческая переработка имеющегося материала, выдвижение новых гипотез, некоторые из которых получают статус теорий. Второй этап невозможен без первого, ибо прежде чем созидать нечто новое, необходимо освоить уже имеющийся багаж знаний. Соответственно этому можно выделить и две формы П.: образование и профессиональную деятельность, включающую в себя в большей или меньшей степени элементы творчества. Оба эти этапа не следует абсолютно противопоставлять. Это особенно надо иметь в виду в наше время, когда темпы развития научного и технического знания постоянно нарастают. Поэтому повышение образования, знакомство с новыми открытиями в науке и современными технологиями становится одной из актуальнейших общественных задач. Во всех передовых странах функционируют системы непрерывного образования, повышения профессионального уровня, овладения смежными специальностями, курсы для взрослых и т.п. Не менее остро стоит и проблема совершенствования и «осовременивания» базового образования. В связи со стремительным развитием науки на первый план выдвигается задача обучения учащихся методам самостоятельной работы с новым материалом, тогда как ранее основной акцент делался на усвоение определенной суммы знаний.
Источники получения информации о внешнем мире исторически меняются. С развитием технического базиса общества они становятся более разнообразными и совершенными и создают все более благоприятные возможности для П. Наиболее древним способом получения знаний была устная речь. Старейшины, вожди племен передавали соплеменникам накопленные ими знания о природных явлениях, животном мире, традициях. Слово учителя, лектора, оратора и в настоящее время имеет огромное познавательное значение. С изобретением письменности, особенно книгопечатания, открылись небывалые возможности для обмена информацией и ее сохранения. На многие века книга стала главным источником получения знаний о мире. Однако в XX и XXI вв. ее несколько потеснили электронные средства массовой информации, хотя ни одно из них не смогло и едва ли когдалибо сможет полностью заменить книгу. С появлением Интернета возникло единое всемирное информационное поле, а вместе с ним и богатейшие источники получения новейшей информации в самых разных областях человеческой деятельности. Впервые человек получил практически неограниченные возможности для самообразования, расширения объема и углубления своих знаний. Современная техника и новейшие технологии произвели подлинную революцию в сфере П. Источником информации могут быть также объективированные в материальных предметах остатки культуры прошлых эпох. Этот источник особенно значим для П. и воссоздания истории человечества. Так, расшифровка клинописи дала возможность изучить многие важные черты жизни Древнего Египта. Раскопки археологов в районе Великого Новгорода позволили по остаткам домашней утвари, украшениям, древним монетам, обрывкам долговых записей воспроизвести быт, хозяйственные и торговые отношения новгородцев. Источником П. являются также древние тексты. Их содержание и смысл изучают и на основе сравнительного анализа истолковывают специалисты в области герменевтики. Наконец, искусство позволяет познать не только эстетические взгляды, но и особенности жизни и быта людей разных эпох и сословий, характер занятий и их психологию. Целью и результатом познавательного процесса является получение знаний (см. Истина. Практика. Классификация форм научного познания).

Источник: Философский словарь инженера. 2016

Познание
обусловленный законами общественного развития и неразрывно связанный с практикой процесс отражения и воспроизведения в человеческом мышлении действительности. Целью П. является достижение объективной истины. В процессе П. люди приобретают знания, понятия о реальных явлениях, осознают окружающий их мир. Эти знания используются в практической деятельности с целью преобразования мира, подчинения природы потребностям людей. П. и практическое преобразование природы и об-ва — две взаимообусловливающие и взаимопроникающие стороны единого исторического процесса. Само П. — необходимый момент практической деятельности об-ва, т. к. эта деятельность осуществляется людьми на основе П. свойств и функций вещей и предметов. С др. стороны, общественно-производственная деятельность об-ва, практика выступает в качестве необходимого момента самого процесса П. Только включение практики в теорию П. превратило ее в действительную науку, раскрывающую объективные законы происхождения и формирования знаний о материальном мире. У истоков П. находится активное практическое воздействие на природу, практическая переработка вещества природы, производственное использование тех или иных свойств вещей. Не внешность предмета, а его раскрытые практикой функции, а вместе с ними и его объективная сущность осваиваются на практике и тем самым становятся достоянием человеческих знаний, понятий, теорий. П. — сложный диалектический процесс, осуществляющийся в различных формах, имеющий свои стадии и ступени, в нем участвуют различные силы и способности человека. П., опирающееся на опыт, практику, начинается с чувственных восприятий окружающих человека вещей. В процессе П. поэтому большую роль играет «живое созерцание», непосредственная чувственная связь человека с объективным миром. Вне ощущений человек ничего не может знать о действительности. «Живое созерцание» осуществляется в таких формах, как ощущение, восприятие, представление, изучение фактов, наблюдение над явлениями и т. п. Ощущения знакомят человека с внешними качествами вещей. Различая теплое, холодное, цвета, запахи, твердость, мягкость и т. п., человек правильно ориентируется в мире вещей, отличает их друг от друга, воспринимает различную информацию об изменениях в окружающей среде. Восприятие образов предметов и сохранение их в представлении позволяют свободно оперировать с предметами, улавливать связь между внешним обликом предмета и его функциями. Но как ни важна чувственная форма П., она сама по себе не дает возможности проникнуть в сущность вещей, открыть законы действительности. Между тем именно в этом состоит гл. задача П. Данные «живого созерцания», опыта обрабатываются и обобщаются высшей познавательной способностью человека — абстрактно-логическим языковым мышлением, к-рое осуществляется в форме понятий, суждений, умозаключений. Понятия появляются у человека тоже как продукт его общественно-производственной деятельности. Свойства, функции вещей, их объективное значение для практики, закрепляясь в сигнально-речевой деятельности людей, становятся значением и смыслом слов, с помощью к-рых мышление человека создает определенные понятия о вещах, их свойствах и проявлениях. Логическая деятельность мышления осуществляется в многообразных формах: индукции и дедукции, анализе и синтезе, в создании гипотез и теорий и т. п. Большую роль в П. играет также воображение, творческая фантазия, интуиция, позволяющие по некоторым данным опыта составить широкие обобщающие представления о природе вещей. Однако мышление создает только субъективные идеи, но еще остается открытым вопрос: соответствуют ли эти идеи самой действительности? Решается этот вопрос не одними только теоретическими рассуждениями и доказательствами, а прежде всего в общественно-исторической практике. Субъективная идея становится объективной истиной, завершающей отдельный цикл П., только в том случае, если практические действия об-ва, прямо или косвенно опирающиеся на эту идею, позволяют людям овладевать силами природы или об-ва (Критерий истины). И только тогда, когда общественно-производственная практика подтверждает совпадение идей, знаний, теорий с действительностью, только тогда можно говорить об их истинности. В. И. Ленин писал: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике — таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности» (т. 38, с. 161). Истины науки окончательно практически проверяются не в каком-то одном изолированном, специально проводимом эксперименте (опыте). Вся общественно-производственная материальная деятельность, все бытие об-ва на протяжении всей его истории уточняет, углубляет, проверяет знания. Истина — это процесс. Будучи настолько определенной, чтобы отличить объективную истину от заблуждения, подтвердить истинность наших знаний, практика вместе с тем сама является развивающимся процессом, к-рый ограничен на каждом данном его этапе возможностями производства, его техническим уровнем и т. д. Это значит, что она также относительна, в силу чего ее развитие не дает истине превращаться в догму, в неизменный абсолют (Абсолютная и относительная истина). Революционное преобразование об-ва и практическое строительство коммунизма возможны только при истинном познании объективных общественных и природных законов.

Источник: Философский словарь. 1963

ПОЗНАНИЕ
творческая деятельность субъекта, ориентированная на получение достоверных знаний о мире. П. является сущностной характеристикой бытия культуры и в зависимости от своего функционального предназначения, характера знания и соответствующих средств и методов может осуществляться в следующих формах: обыденное, мифологическое, религиозное, художественное, философское и научное. Исходную структуру П. представляет субъект-объектное отношение, где вопрос о возможности адекватного воспроизведения субъектом сущностных характеристик объекта (проблема истины) является центральной темой гносеологии (теории П.). В зависимости от решения этого вопроса в философии выделяются позиции познавательного оптимизма, скептицизма и агностицизма. Истина выступает в качестве универсальной цели П. При этом представления об истине и путях ее достижения в контексте историко-философской традиции конкретизировались через разведение фундаментальных оппозиций "знания и мнения" (античность), "разума и веры" (средние века), "знания и незнания" (Новое время). Понимание характера субъект-объектных отношений обуславливает соответствующие взгляды на природу П. Для классической философии процесс П. - это созерцание, что предполагает пассивную роль субъекта в восприятии внеположенных ему абсолютных и неизменных законов объективной действительности. Само П. при этом может интерпретироваться в двух основных ракурсах: 1) восходящая к Платону и разрабатываемая преимущественно в контексте рационально-идеалистической традиции трактовка П. как припоминания (теория анамнесиса); 2) характеристика П. как отражения, наиболее ярко реализовавшаяся в моделях материализма и эмпиризма. Начиная с "коперниканского поворота" Канта, философия отходит от созерцательного объективизма в гносеологии и актуализирует активную роль субъекта в познавательном процессе. Для немецкого идеализма открывающийся в П. мир уже выступает проекцией творчества трансцендентального субъекта (Кант, Фихте, Шеллинг) или продуктом деятельности социально-исторического субъекта (Гегель). Интерпретация П. как творческой деятельности отличает современную неклассическую философию. Характерно, что подчеркивая творческий статус субъекта в познавательном процессе, современная философия во многом отказалась не только от онтологизма классической мысли, но и от установок на объективную истину, которая фактически приносится в жертву социально-историческим, прагматическим и психологическим интересам субъекта. Природа познавательной деятельности здесь может рассматриваться в контексте праксиологического, семантического и аналитического подходов. Акцент на практической природе П. в современной философии характерен прежде всего для марксизма и прагматизма. Однако если в марксизме П., будучи формой опережающего отражения действительности, выступает как важнейший момент природопреобразующей и социально-исторической практики общества, то в прагматизме П., преодолевая сомнение, обеспечивает психологическую уверенность субъекта в своих силах, позволяя ему тем самым наиболее эффективно осуществлять практическую деятельность. Семантический подход к П. реализуется сегодня в рамках феноменологии и герменевтики. П. здесь - это процесс смыслообразования, позволяющий человеку расширить горизонты понимания не столько внешней действительности, сколько себя самого. И, наконец, аналитический подход связан с течениями нео- и постпозитивизма и структурализма, ориентированных на рассмотрение П. как научного анализа знаковых структур, более или менее адекватно описывающего сложившиеся логические и семиотические инварианты, но никоим образом не претендующего на их подлинное понимание. В структуре познавательного процесса выделяют также чувственный и рациональный уровни П., противопоставление которых в новоевропейской философии обусловило возникновение дилеммы рационализма и эмпиризма. Чувственное П. (его основные формы: ощущение, восприятие и представление) является результатом непосредственного взаимодействия субъекта и объекта, что обуславливает конкретность, индивидуальность и ситуативность получаемого здесь знания. Будучи основанием познавательной деятельности в целом, чувственный уровень П. особое значение имеет в искусстве и обыденной практике. Рациональное II. (его формы: понятие, суждение и умозаключение) предполагает возможность объективации индивидуальных знаний, их обобщения, трансляции и т.п. Именно рациональное П. обеспечивает существование таких форм познавательного творчества, как наука и философия. Помимо чувственного и рационального, особую роль в познавательном процессе играет интуиция, свидетельствующая об особых механизмах П. на уровне бессознательных структур психики. Структурировать П. можно также в зависимости от объекта П. и соответствующего ему типу знания. В качестве наиболее общих объектов П. можно выделить природу, общество и человека и соотнесенные с ними естественное, социальное и гуманитарное знания. Особым видом П. выступает самопознание, которое, со времен Сократа, является одной из центральных тем в философии и одновременно представляет собой один из наиболее существенных модусов индивидуального бытия. Проблемы П. на сегодняшний день изучаются целым рядом как философских (гносеология, эпистемология, культурология, логика и методология науки), так и специальных (когнитивная психология, науковедение, социология знания и науки и др.) дисциплин.
Е.В. Хомич

Источник: Новейший философский словарь

ПОЗНАНИЕ
(Erkenntnis) — усвоение чувственного содержания переживаемого, или испытываемого, положения вещей, состояний, процессов с целью нахождения истины. Познанием называют как (не точно) процесс, который правильнее было бы обозначить словом «познавание» («Erkennen»), так и результат этого процесса. В философском смысле познание всегда есть акт, в котором «нечто познается как нечто»; например, говорят: «Он познал его как лжеца». Таким образом, в познании содержится оценка, которая опирается на опыт. Кто не знает, что есть лжец и что лжец ёсть, тот никогда не сможет познать человека как лжеца. В познании всегда содержится также узнавание. Новое, не зависящее от внутреннего и внешнего опыта познание может возникнуть только как следствие творческой фантазии. Познание исследуется со времен греческой философии, оно исследуется с точки зрения (объективного) источника или происхождения (субъективной) способности, т. е. возможностей к познанию, с точки зрения цели, характерных черт и силы, а также с точки зрения границ и препятствий (апории и антиномии). Это исследование познания составляет предмет учения о познании, которое только с Канта определилось в качестве особой области философии, получив название «теория познания», и которое в XIX в., а также в начале XX в. порой заглушало почти все прочие направления философии. Внутри познания проводят различие между (неподлинным) формальным, или абстрактным, познанием и (подлинным) содержательным, или конкретным, познанием; в свою очередь внутри этого деления происходит деление на многие виды познания в соответствии с наиболее важными предметными областями. В познании субъект и объект противостоят друг другу как познающее и познаваемое. Субъект постигает, а объект постигаем. Понимание происходит в силу того, что субъект вторгается как раз в сферу объекта и переносит его в свою собственную сферу, точнее, в силу того, что определенные моменты объекта отображаются в субъекте, в возникающих в нем отображениях (см. Явление). Это отражение также объективно, т. е. субъект отличает отражение, в образовании которого он сам принимал участие, от самого себя как противостоящего отражению. Отражение неидентично объекту, хотя ему подобает быть «объективным». Объект независим от субъекта. Он более чем просто предмет познания, и в этом «более чем быть просто объектом» (МеЬг-а-ЫоВеБ-ОЬуекзет) объект выступает как «трансобъективное». Наряду с бытием объекта в качестве предмета он обладает и бытием в себе. Если объект мыслится независимо от отношения познания, то он становится вещью. Но субъект также может быть субъектом для самого себя, т. е. он может сознавать свою способность познания; помимо своего свойства быть познающим он обладает еще и бытием для себя. Бытие-всебе объекта означает, что наряду с познанным в объекте остается еще непознанный остаток. Тот факт, что мы никогда не можем полностью и без остатка охватить предмет познания, постичь во всей полноте его определенность, отражается в несовпадении объекта и образа. Поскольку субъект знает об этом различии, появляется такой феномен, как проблема, который порождает напряжение в процессе дальнейшего познания и требует все больших усилий познания. Смягчение такого напряжения надо искать в направлении прогресса познания, благодаря которому граница между тем, что уже познано, и тем, что должно быть познано, передвигается в трансобъективное. Деятельность сознания приводит к прогрессу познания; стремление сознания к познанию есть прогрессирующее «предрасположение себя» к определенностям объекта. То, что должно быть познано, является для стремящегося к познанию сознания неисчерпаемым, т. е. бесконечным. Прогресс познания находит свой предел в границе познаваемости. За этой границей начинается непознаваемое, трансинтеллигибельное (часто ошибочно называемое иррациональным). «Как трансобъективное надо искать в направлении познанного (причем оно все более отодвигается в этом направлении), так трансинтеллигибельное надо искать внутри трансобъективного (причем оно все более отодвигается в направлении познаваемого)» (Н. Гартман). Существование трансинтеллигибельного — это такое существование, которое не дает прекратиться процессу познания. Область трансинтеллигибельного, к которой принадлежат бытие-в-себе (см. также Реальность) и бытие-для-себя, является медиумом, осуществляющим действенную связь между объектом и субъектом. Каким образом происходит перенос определенных моментов объекта на субъект, по сути дела, не известно. Но если исходить из того, что все сущее, поскольку оно принадлежит к общей сфере непознаваемого, всесторонне как-то обусловлено, определено, далее, если полагать, что субъект является наиболее способным среди всего сущего к реагированию и чувствованию, то из этого следует, что вся система сущего должна из трансобъективного через объект и отражение предстать перед субъектом в явлении. С этой точки зрения познание есть постижение прежде всего соответствующих субъекту отношений между объектом и субъектом. Таким образом, принципы познания, т. е. способы, какими совершается познание, должны быть одинаковыми для всех субъектов. С другой стороны, например, из исчисляемости физических процессов (возможной с учетом известных погрешностей) следует, что законы математической логики (и тем самым значимость, законность априорного взгляда) находятся за сферой логики и математики и действительны за этой сферой. Применение положений математики к природным явлениям означает распространение логической сферы на реальную. Имеются логические связи и отношения, которые согласуются со связями и отношениями реального. В соответствии с этим логическая сфера является посредником между миром отражения и миром реального. Таким образом, принципы познания не только одинаковы для всех его субъектов, но они выступают также и в мире объективного — как категории. Познание возможно, потому что категории познания идентичны категориям бытия. Однако как неверно говорить, что все категории познания являются одновременно категориями бытия, так неверно говорить, что все категории бытия являются одновременно и категориями познания. Если бы было действительно первое, то всякое познание содержало бы чистую истину; если бы было действительно второе, то все сущее было бы познаваемо без остатка. Область категорий бытия и категорий познания совпадает частично, и только этим можно объяснить, что процессы природы кажутся совершающимися по математическим законам: например, орбиты движения планет фактически являются «эллиптическими». С начала XIX в. познание отождествляется главным образом с опытным познанием естественных наук. В то же время науки о духе вынуждены были выходить за пределы рационального познания.
Е. Cassirer. Das E.problem in der Philos, und Wiss. der neueren Zeit, I—III, 1906—1920, IV, 1950; N. Hartmann. Grundzüge einer Metaphysik der E., 1921; M. Landmann. E. und Erlebnis, 1951; H. Dingier. Die Ergreifung des Wirklichen, 1955; J. S. Bruner u. a. (edd.). Studies in Cognitive Growth. New York; London; Sidney, 1966, dt. 1971; E. Albrecht. Sprache und E., 1967; J. Habermas. E. und Interesse, 1968; O. F. Bollnow. Philos. der E., I—II, 1970—1975; I. Lakatos, A. Musgrave (edd.). Criticism and the Growth of Knowledge. Cambridge, 1970, dt. 1974; U. Neisser. Cognition and Reality. San Francisco, 1976, dt. 1979; G. Radnitzky, G. Andersson (edd.). Progress and Rationality in Science. Dordrecht, 1978; H. J. Sandkuhler (Hg.). Die Wiss. der E. und die E. der Wiss., 1978; R. Riedl. Biologie der E., 1980 (mit Bibi.); M. Lindauer (Hg.). Wie erkennt der Mensch die Welt?, 1984; F. Scheidt. Grundfragen der E.philos., 1986; P. K. Moser. Human Knowledge: Classical and Contemporary Approaches. New York, 1987.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

ПОЗНАНИЕ
духовная деятельность, направленная на воспроизведение в субъективной форме мира предметов, состояний, процессов и др.; их систематизацию и хранение. «Знание» и «П.» обычно различаются как результат и процесс, иногда же употребляются как синонимы. На протяжении многих веков развития философии П. рассматривалось как способ проникновения в скрытое, недоступное, в сущность, саму основу бытия . Познавательная задача была бытийной задачей: П. – «прикосновение» к самой сути мира – по законам магии было вхождением в мир абсолютного бытия.
«Сокрытость» бытия, наличие завесы, скрывающей от человека суть вещей, было исходной предпосылкой П. Отсюда следовала неизбежность признания возможных ошибок, заблуждений, градация видов знания по степени приближения к сути вещей, по степени нашей уверенности в достоверности, доказанности знания: выделение «знания» и «мнения». Мнение – знание недостаточно обоснованное, являющееся результатом некритического усвоения опыта, полученное чувственным путем или с помощью «авторитетов». Мнение – это знание, на которое повлияли неверные исходные установки, иллюзии, порожденные чувственным или эмоциональным жизненным опытом. Некоторые философы считали крайне трудным, часто невозможным открыть завесу, скрывающую подлинное в неподлинном, сущность в видимости. Так возникают скептицизм и агностицизм – учения, в которых выражены серьезные сомнения в познаваемости мира или каких-то его аспектов.
В познавательных концепциях нет единообразия. В истории философской мысли шел спор о критериях истины, о структуре познавательного процесса, о методах П. Вместе с тем существует ряд особенностей, которые позволяют говорить о целостном образе познавательной деятельности, который можно назвать «классическим». В его рамках были сформулированы основные проблемы теории познания – гносеологии . Основные познавательные модели в рамках классической традиции – это П. как «узнавание» или «воспоминание» (Платон ), П. как воспроизведение, «отражение» (Демокрит , французский материализм XVIII в.) и П. как конструирование (Кант ). «Конструирование», однако, лишено произвольности, оно определено особенностями человеческой природы, привычками, априорными (доопытными) познавательными структурами. Это конструирование мира из известных деталей, отсюда и результат будет с определенными ожидаемыми свойствами. Классическая модель П. – это «игра по правилам», с минимальным риском, без фатальных неожиданностей.
Во всех разновидностях классической модели П. его процесс рассматривается как «однонаправленное» взаимодействие субъекта (того, кто познаёт) и объекта (того, что познается). Стороны этого взаимодействия вполне определенны, их контуры строго обозначены. Существует еще одна особенность классической модели П. Сам характер использования познавательных инструментов и их соответствие объекту критически оценивается из какой-то особой «вненаходимой» точки. Сознание способно осознавать познавательные акты, оценивать их познавательную ценность. Это делает П. преднамеренным, осознанным, контролируемым, поддающимся воспроизведению. Мыслящее «я» познаёт и одновременно контролирует свое собственное П.
Существует еще одна традиция в изучении познавательного отношения, которую можно отнеси к классической модели П. лишь с известными оговорками, она занимает промежуточное положение между классическими и неклассическими моделями П.; это особая, «сплавляющая» рациональность , которая исходит из понимания П. не как воспроизведения объекта, но как воспроизведения структуры предметного взаимодействия субъекта и объекта (марксистская теория П.) П. есть «свернутая» форма человеческих предметных действий в мире, а не мира в его объектных характеристиках. Признание исторического характера человеческой деятельности, воздействия на П. «внешних» социальных факторов вносит в теорию П. элементы релятивизма. Образ полного и законченного знания, образ совершенного субъекта П. всё же сохраняется в теории П. марксизма. Однако его воплощение в познавательную практику отодвигается в неопределенное будущее, когда произойдут изменения как в объекте П. (он уже не будет производить основания для иллюзорных форм знания), так и в субъекте, которому удастся преодолеть свою классовую ограниченность и стать всеобщим субъектом П.
Особенности классического образа П. являются основой классического идеала научности. Научное П. естественным образом становится высшей формой П., все иные виды познавательной деятельности оцениваются с позиций близости или удаленности от этой самой совершенной формы познавательной деятельности. Прежде всего, научное П. должно быть хорошо обосновано. По мнению Г. Лейбница , любое научное положение должно иметь опору в опыте, в законах мышления, не должно противоречить уже обоснованным положениям науки, должно быть объяснено с помощью более общих положений, вписано в существующее знание, то есть покоится на надежном фундаменте. Эта позиция носит название фундаментализма.
Внимание к поиску базисных элементов знания привело к разработке разнообразных подходов к структуре П., выделению в нем элементов чувственного и рационального, эмпирического и теоретического . В соответствии с избранным фундаментом знания философы определяли и нормативные характеристики П., которые искали в конкретном типе научной деятельности. Рационализм видел в качестве такого нормативного знания математическое знание. Оно, по мнению Декарта , Лейбница, должно стать прообразом и реальным основанием «универсальной науки». В математике привлекала непреложность выводов, независимость от зыбкой сферы опыта, ясность и логичность. Сторонники эмпиризма усматривали идеал научности в опытном естествознании – механике, физике, химии, опирающихся на наблюдение и эксперимент. Физическое знание основано на реальности, а не на себе самом. Опытное знание способно не только объяснять, но и предсказывать, быть основой технического знания. Возникают идеи «социальной физики», рассматривающей общество в качестве объекта приложения физического знания.
Стремление выработать универсальные стандарты научного П., до которых необходимо «дотягивать» реальное многообразие научного, да и любого другого знания, есть редукционизм, т. е. сведение к одному научному стандарту разнообразных типов научного исследования. Редукционизм – еще одна особенность классического образа научного П. Другой важный принцип классического образа научности заключается в требовании истинности знания. И, наконец, независимость от социально-культурных факторов также является важнейшим принципом классического идеала научного знания.
Классический образ П. нес в себе противоречия, развитие которых привело к кризису традиционных теорий П. Ясные контуры субъект-объектного отношения начинают колебаться. Кажется наивной идея проникновения в «сущность» объекта. Не меньшие сомнения вызывает мысль о «прозрачности» субъекта П., его «конечности». Нереалистичной представляется идея о чудесной слаженности, согласованности структур объекта и субъекта. Подвергается сомнению и бесстрастие оценивающей инстанции – сознания. Претензии на безусловное в сфере П. окончательно отвергаются. Мы движемся в сфере обусловленного, в «мире поверхностей», мы запутались в той завесе, которая скрывает от нас «подлинное» бытие. Фундаментализм уступает место тотальному критицизму.
Одним из источников кризиса основ классического образа П. явились идеи Э. Гуссерля , в частности введение понятия жизненного мира как исходной для познания реальности. Оказывается, что научная истина восходит к донаучным знаниям, научное открытие неотделимо от характера жизненных установок ученого; наука «вписывается» в человеческую деятельность, рушатся все утопии чистого, беспредпосылочного, избавленного от предрассудков П. Жизненный мир лишает науку единообразия, открывает возможности сосуществования различных конкурирующих теорий, наука становится человечески ориентированной. Происходит разрушение представлений о науке как едином связном непротиворечивом целом. Восстанавливается в правах гуманитарное знание, реабилитируется философия и упрочивается ее место в развитии науки. Обыденное П., традиционные образы мира, мистика, астрология уже не отделяются стеной фундаментализма и редукционизма от науки, они сосуществуют с ней, взаимодействуют, влияют на нее.
Антифундаментализм и плюрализация знания – существенные черты современного состояния П. Опыт уже не рассматривается как подтверждающая инстанция, он не обосновывает, но опровергает, являясь стимулом развития теории. Такое отношение к опыту получило название фаллибилизма (англ. fallible – подверженный ошибкам, ненадежный). Ни один из элементов, составлявших ранее фундамент хорошо обоснованного научного знания, уже не может выступать в качестве достаточного основания для оценки теории в качестве истинной или ложной; понятие истинности уходит из науки, оставляя вместо себя понятие научности. Реабилитация традиционно-философской проблематики, «метафизики» есть выражение признания социально-культурной обусловленности научного знания.

Источник: Краткий философский словарь.

ПОЗНАНИЕ
категория, описывающая процесс получения любых знаний путем повторения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково-символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и др. людьми. Филос. концепции П. чрезвычайно разнообразны. Существуют аналитическое, феноменологическое, герменевтическое, психоаналитическое, трансценденталистское, марксист-
ское, эволюционное, социально-антрополгическое и др. понимания П. Помимо филос. имеют место и специально-научные концепции П. — психологическая, нейрофизиологическая, лингвистическая, социологическая, логическая, информационная, синергетичес-кая, часто выступающие в единстве с некоторыми филос. учениями. За пределами науки и философии не заканчивается рефлексия о П. Повседневное словоупотребление стихийно формирует обыденное понимание П.; в религии и теологии идет речь о способах и формах П. Бога; магия и оккультные науки стремятся разработать методы П. таинственных субстанций, астральных влияний, демонических сил. В кон. 20 в. гносеологическая проблематика в ряде филос. учений отходит на второй план, утрачивается уверенность в специфике филос. эпистемологии и тем самым — интерес к проблеме филос. обоснования П. Однако претензии ряда наук на исчерпывающее понимание П. сталкиваются с теми же проблемами, над которыми давно работают философы (реализм — инструментализм, фундаментализм — феноменализм, субстанциализм — функционализм, догматизм — релятивизм).
В целом большинство различий в истолковании и обосновании П. можно свести к двум основным позициям: фундаментализму (эссенциализму) и функционализму (феноменализму), каждая из которых схватывает одну из существенных сторон познавательного процесса. Водораздел между ними образуется разным пониманием человеческого опыта: в первом случае как деятельности, руководимой рефлексией и ищущей своего рационального объяснения в ходе бесконечного регресса оснований, во втором случае как деятельности, стихийно Порождающей рефлексию по мере необходимости и подчиняющей ее своим потребностям и задачам. Наиболее полный образ П. предполагает поиск и нахождение баланса между рядом противоречиво дополняющих друг друга позиций.
Так, с одной стороны, П. в его специфичности требует для своего понимания чего-то принципиально и субстанционально иного — “реальности”, “объекта”, “материи”; с др. — П. может быть понято как самостоятельная идеальная реальность, обладающая внутренней динамикой и источниками развития (трансцендентализм). Однако, будучи самостоятельной реальностью, П. вместе с тем пронизывает все аспекты человеческого мира и лишь в абстракции может быть выделено из него. В таком случае П. следует понимать как процесс, сопровождающий деятельность и общение людей и выполняющий функцию их обеспечения идеальными образами. П. осуществляется поэтому не неким “гносеологическим субъектом”, но целостным индивидом, как правило, даже не ставящим себе специальных познавательных задач. Понятое таким образом П. не является “отражением реальности вне человека и человечества”, но имеет дело лишь с содержанием коллективной деятельности и общения, по-
скольку последние нуждаются для своей организации в идеальных, т.е. возможных, пробных, приблизительных, вариативных моделях и перспективах. В данном процессе знание как результат П. в прямом смысле возникает из не-знания, т.е. из иных контекстов опыта, нуждающихся в знании. Динамика процесса порождения знания, векторность, интенциональ-ность П., связанная с исследовательской, поисковой установкой на расширение сферы идеальных конструктов, есть то, что отличает его от сознания. Поэтому функциональный и эпифеноменальный генезис П. не означает, что П. лишено собственного, не сводимого к деятельности и общению содержания. Его служебная роль отходит на второй план с дифференциацией познавательных задач, в контексте которых идеальные объекты выступают в качестве не только целей, но средств и даже специфических предметных содержаний познавательных процедур.
В этом случае основным содержанием П. в его относительной самостоятельности становится создание и замена одних идеальных образов и объектов другими в форме процедуры обозначения, отождествления ранее не отождествляемого, создания аналоговых моделей. Тем самым обеспечивается возможность обмена между разными контекстами опыта: между объективным и субъективным, бытийственным и мыслимым; чувственной информации предпосылаются понятийные схемы, на последние накладывается чувственное содержание, эмоции взаимодействуют с рассудком, аналитическая рефлексия — со стихийным и неосознаваемым опытом; прошлое соотносится с настоящим и будущим, близкое — с далеким, известное — с неизвестным, упорядоченное — с хаотичным. Взаимодействие контекстов опыта позволяет отличить их друг от друга, внести в каждый из них внешнюю и внутреннюю структурность, придать смысл тому, что понимается под “опытом”, “мышлением”, “чувственностью”. В основе взаимодействия контекстов лежит практика человеческого общения и деятельности, в ходе которых происходит замена одних предметов другими, призванными выполнять аналогичную функцию, и обмен опытом по этому поводу. Поэтому в центре познавательного процесса находится проблема взаимоотношения смысла и значения — именно они образуют его структуру как единство стабильного и изменчивого.
Понимание П. как деятельности обозначения при взаимодействии контекстов опыта означает отказ от формулы “от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него — к практике”. Путь П. — это движение от локальных и стандартных контекстов опыта ко все более разнообразным и универсальным, причем чувственные и рассудочные элементы присутствуют на каждом этапе. Познавательный процесс не означает развития абстрактно-понятийного содержания за счет сворачивания чувственно-образного; гармоническое развитие знания в целом предполагает увеличение разнообразия всех типов содержаний и прогрессивную дифференциацию типов познавательного отношения к миру. Функция П. состоит в накладывании на мир сети обозначений — научных формул, нравственных норм, художественных образов, магических символов, позволяющих человеку упорядочить свое бытие в нем и так структурировать свою психику, чтобы придать ей мобильность и вариабельность, обеспечивая тем самым возможность продуктивной деятельности и понимающего общения.
Конструктивность — едва ли не главное отличие человеческого П. от аналогичной психической деятельности животных. Знаково-символические системы, стихийно возникая как эпифеномен деятельности и общения, приобретают затем относительную самостоятельность, и мыслительная работа с ними не только сопровождает все проявления человеческой активности, но и является условием ее возможности. П. не есть копирование некоторой внешней познаваемой реальности, но внесение смысла в реальность, создание идеальных моделей, позволяющих направлять деятельность и общение и приводить в систему состояния сознания. Рационализация и конструктивная перестройка познавательных структур и процедур позволяют не только выстраивать деятельность и общение по некоторому образцу (норме), но и осуществлять произвольный переход от одних образцов, стандартов к др., придает динамичность познавательному процессу, обеспечивает его творческий характер, приводит к расширению горизонта сознания, что является предпосылкой порождения всякого объекта культуры.
Эволюция П. является нелинейным процессом, который не может быть описан лишь как движение от дорационального к рациональному, от мифа к логосу, от мнения к знанию. Ступенями эволюции П. в филогенетичном смысле являются целостные когнитивно-культурные системы, обладающие специфическим социально-историческим содержанием. Таковы повседневный опыт, магия, миф, искусство, религия, право, философия, мораль, идеология, наука. Возникая в процессе дифференциации познавательного отношения к миру как разные типы П., они приобретают автономные функции и обогащаются содержанием в ходе взаимодействия между собой. В одних типах познания рельефно выступает накопление, сохранение и воспроизводство опыта, в др. — его развитие и обновление. Примерами первого рода является П. в рамках мифа, религии, морали, права, примерами второго — магия, искусство, философия, наука. Поскольку в любых типах знания присутствует элемент динамики, творчества и элемент статики, систематизации, то данное различие не имеет абсолютного характера. Оно вытекает из неравномерности развития знания, из перехода от генезиса к зрелому состоянию и от него — к стагнации. Тип познавательного отношения определяется пропорциональным сочетанием в
нем практически-целевых, нормативно-регулятивных, конструктивно-созерцательных, аналитико-кри-тических и поисково-исследовательских контекстов.
О Коул М., Скрибнер С. Культура и мышление. М., 1977; Фуко М. Слова и вещи. М., 1977; Найссер У. Познание и реальность. М., 1981; Малкей М. Наука и социология знания. М., 1983; ТулминС. Человеческое понимание. М., 1984; Филатов В.П. Научное познание и мир человека. М., 1989; Заблуждающийся разум: многообразие вненаучного знания. М., 1990; Хюбнер К. Критика научного разума. М., 1996; Каса-вин И. Т. Миграция. Креативность. Текст. Проблемы неклассической теории познания. СПб., 1998; VoIlmerG. Evolutionare Erkenntnistheorie. Stuttgart, 1980; Goldman A. Epistemology and Cognition. Cambridge etc., 1986; Fuller S. Social Epistemology. Bloomington, 1988; The Cognitive Turn: Sociological and Psychological Perspectives on Science. Kluwer, 1989.
И. Т. Касавин

Источник: Философия: энциклопедический словарь

ПОЗНАНИЕ
процесс получения и обновления знаний, деятельность людей по созданию понятий, схем, образов, концепций, обеспечивающих воспроизводство и изменение их бытия, их ориентации в окружающем мире.
П. развертывается в совместной и индивидуальной деятельности людей, "опирается" на различные исторические и культурные формы, осуществляется в разных сочетаниях живого и накопленного опыта. Закрепляясь в этом опыте в виде более или менее согласуемых между собою компонентов, оно выступает в качестве знания. В этом плане различие П. и знания есть различие процесса и результата. Иными словами, П. - это динамическая характеристика духовно-теоретического освоения человеком условий его бытия, а знание - характеристика, фиксирующая результаты этого освоения, готовые к использованию, "употреблению", распространению. Если в историческом "измерении" различие П. и знания не представляется принципиально значимым, поскольку постоянно преодолевается самой историей людей, то в конкретных ситуациях, предполагающих сочетания разных форм опыта, оно оказывается практически и теоретически весьма важным и требует специальной фиксации. Индивидуальный человек, осваивая структуры социального мира, застает в нем П. именно в форме знания, и его собственная познавательная деятельность реализуется за счет работы с этой формой, в ходе использования и преобразования ее элементов. Его усилия "оживляют" знаниевые схемы, переводят их в режим взаимодействия с реальными проблемами и, так или иначе, воспроизводят и перерабатывают их, "возвращают" в процесс П. Знание, т. о., актуально присутствует в жизни людей как момент П., раскрывается и реализуется в контексте П. Однако возможны такие "повороты", когда П. рассматривается сквозь призму функционирующего знания как пополнение и подпитка последнего. Формирование индивидуального П. может трактоваться как приспособление человека к существующим формам знания, подкрепляющее и консервирующее их. При такой трактовке динамика П. оказывается историческим движением знаниевых структур, категорий, концептов, символов, транслируемым людьми от поколения к поколению, поглощающим их живой опыт и обогащающимся за счет него. Т. о., рассмотрение динамики П. с т. зр., фиксирующей его результаты и их систематическую форму, может порождать представление о П. как о некоем надчеловеческом, надличностном субъекте, осуществляющем познавательную деятельность с помощью людей, но без учета потраченных ими сил и способностей. Подобное воззрение на П. по сути доминирует в традиционных типах общества. В "классической" науке и философии также имели место аналогичные взгляды. Развитие П. в значительной мере толковалось как пополнение "копилки" знания новыми теориями и концепциями, выстраиваемыми в соответствии с общезначимыми стандартами и нормами. Сами стандарты и нормы, теоретикопознавательные установки и ориентации считались незыблемыми и независимыми от работы и творчества индивидуальных познающих субъектов. В этом была сила "классической" науки и философии как социальных и культурных институций, которые задавали некие общезначимые и в этом смысле объективные стандарты для человеческих взаимодействий, для сочетания различных модификаций человеческого опыта. Но в этом была и их слабость, поскольку именно оторванность стандартов от живого и конкретного человеческого опыта делала их невосприимчивыми к тем трансформациям познавательных структур и установок, которые начались в науке и философии в середине XIX в.
"Классическая" картина эволюции П., - по видимости ясная и стройная - оказалась внутренне противоречивой. В ней плохо совмещались идея общезначимого знания, его стандартов и критериев, и идея обновления знания, создания новых методов и средств его получения. Новое знание, необходимое обществу для воспроизводства и развития его структур, как правило, плохо согласовывалось с массивом апробированного наукой опыта, оказывалось под подозрением. Для "классической" картины П. проблема творчества, познавательного творчества в частности, так и осталась неразрешимой. Творческая деятельность людей, создающая новые понятия, образы и концепции, в большинстве случаев характеризовалась как поле действия иррациональных, мистических, неконтролируемых сил, т. е. оказывалась за гранью действия познавательных норм и стандартов. "Классические" теории П. так и не смогли связать познавательную активность индивидуального субъекта (субъектов) и эволюцию обезличенного, объективированного П. с присущими ему стереотипами и средствами связи. П., т. о., в эволюции своей оказывалось разделенным как бы на два потока: первый, в котором протекает живое П. действующих людей, и второй, в котором движется деиндивидуализированное знание, постепенно перерастающее за счет трансформации усилий отдельных субъектов в бессубъектные или интерсубъективные формы. Конечно, эта двойственность представления П. постоянно провоцировала его описания как внечеловеческой или надчеловеческой силы, в пределе - особого субъекта, развертывающего историю П.
Однако в середине XIX столетия "классическая" картина П. столкнулась с рядом проблем, обусловленных развитием практики и науки, показавших ее слабости и ограниченность. Необходимо было приблизить формы познавательной деятельности к конкретным сферам человеческих взаимодействий, поставить их в связь с определенными задачами и возможностями людей: возникало все больше нестандартных практических и исследовательских ситуаций, поле П. на глазах расширилось за счет природных и социальных объектов, не поддающихся стандартным теоретико-познавательным характеристикам: физика столкнулась с задачами, выходящими за рамки классических представлений, социальные науки встали перед необходимостью описания ненаблюдаемых социальных качеств и человеческих взаимосвязей, классическая логика оказалась несостоятельной в объяснении этнографического материала, отражающего мышление людей, живущих и живших за пределами круга европейской цивилизации.
Возникновение новых многообразных стимулов развития П. требовало и соответствующей трактовки динамики П. Необходимо было "строить" такие трактовки не от результатов и оформляющих их стандартов, а от субъектов, собирающих и тратящих энергию деятельности, использующих различные объективированные средства П. - в т. ч. и стандарты, формирующие определенный строй и порядок познавательного процесса (в т. ч. и его ценностно-нормативные структуры). Однако эта тенденция поначалу не проявилась (и видимо - не могла проявиться) в достаточной степени. Ее реализация первоначально обозначилась как кризис "классических" философских теорий П., как осознание угрозы развитию и сохранению европейской культуры, утрачивающей важный инструмент нормативного регулирования отношений между людьми: эмоционально это переживалось как состояние утраты ценностей и ориентиров. В своих крайних выражениях эта тенденция проявилась как принципиальное отрицание общезначимых познавательных и культурных норм (см. "Нигилизм"), как радикальная критика метафизики П. и философии вообще (см. "Позитивизм"). В этом пункте следует подчеркнуть, что в плане стратегическом эта тенденция указывала не на ликвидацию ценностно-нормативной структуры П. (и культуры), а на постановку ее в контексте конкретных форм связи и" деятельности людей. Проблема стандартов П., соответственно, "перемещалась" из логики подчинения людей стандартам в процессы выработки и согласования людьми общезначимых схем взаимодействия. Однако сама философия оказалась не в состоянии проводить подобную стратегию, поскольку не обладала достаточными средствами ее обоснования, утратила прежний культурный и общественный авторитет. Усилия, сопряженные с этой стратегией, предпринимались теперь уже не столько в философии, сколько за ее пределами: в рамках социологии науки и истории познания, в социальной психологии и педагогике, в культурологических дисциплинах, изучающих конкретные системы П. и мышления.
Определенные результаты, характеризующие динамику П., были получены в области комплексных исследований, выявляющих и описывающих социальную природу П. Первоначально социальная природа П. очерчивалась упрощенно и приблизительно и обнаруживалась в формах зависимости П. от господствующих политических интересов, экономической и технической пользы, личной выгоды (догматический марксизм, прагматизм). Этот подход вызвал ожесточенную критику, в немалой степени справедливую, со стороны традиционно ориентированных теоретиков П. К середине XX в. наметилась тенденция более детального и тонкого анализа, в котором выявлялись доминирующие структуры взаимодействий, определяющие ориентации познавательной деятельности, работу конкретных ученых. Философские теории П. были заметно скорректированы данными социологии и истории науки. Однако динамика П. в основном трактовалась по образцам, которые выявлялись в динамике П. научного. Углубленное исследование проблемы получения нового знания и трансформации сложившихся познавательных структур привлекло внимание к личностному аспекту познавательной деятельности ("личностное знание" - М. Полани). Рассмотрение личностных детерминант П. привело к еще одному "повороту": в фокусе исследовательского внимания оказалось обыденное П. с присущими ему формами, а в анализе научного П. на первый план вышли такие его аспекты, - например, организация и продуктивность межличностного общения (Д. Прайс), - которые ранее оставлялись без внимания. Разумеется, этот "поворот" не ликвидировал границы между обыденным и научным П. Но он позволил увидеть и учесть в анализе П. многие важные факторы его динамики, связанные с бытием людей, их общением, "энергетикой" и мотивацией их деятельности. Было бы сильным упрощением представлять дело так, что на смену обезличенным структурам познавательной деятельности явились субъективная направленность и индивидуализированная спонтанность поведения людей; сложность проблемы как раз состояла и состоит в том, чтобы обнаружить структурность П. в процессах совместной и индивидуальной деятельности людей, в ее не только внешних, но и "внутренних" связях.
Усложнение представлений о процессе П. пошло по пути создания "каскадных" моделей, сочетающих образы постепенного накопления знаний с концепциями резкой смены ценностно-нормативных систем (Т. Кун), рисующих эволюцию П. как смену исторических формаций знания ("эпистем" - М. фу" ко). Весьма важной становится проблема взаимодействия разных формаций, образцов, "парадигм" П. Методологически наиболее трудным является вопрос о действиях, отделяющих обновление стандартов от их разрушения, создание новых от уничтожения старых. Одним из возможных является путь создания "мультипарадигмальных" систем П. (См. "Гносеология", "Знание и Незнание", "Наука", "Методология".)
В. Е. Кемеров

Источник: Современный философский словарь

ПОЗНАНИЕ
философская категория, описывающая процесс построения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково-символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и др. людьми в ходе синтеза различных контекстов опыта.
Всякая философская концепция познания выражает собой содержание данного философского учения и в силу этого отличается от др. концепций. Существует аналитическое, феноменологическое, герменевтическое, психоаналитическое, трансценденталистское, марксистское, эволюционное, социально-антропологическое и другие понимания познания, производные от соответствующих теорий познаний. Помимо философских, имеют место и специально-научные концепции познания — психологическая, нейрофизиологическая, лингвистическая, социологическая, логическая, информационная, синергетическая, часто выступающие в единстве с некоторыми философскими учениями. За пределами науки и философии не заканчивается рефлексия о познании. Повседневное словоупотребление стихийно формирует обыденное понимание познания; в религии и теологии идет речь о способах и формах познания Бога; магия и оккультные науки стремятся разработать методы познания таинственных субстанций, астральных влияний, демонических сил. В истории философии и науки существует устойчивая тенденция включения элементов вненаучных представлений о познании в философско-научные концепции.
В кон. 20 в. теоретико-познавательная проблематика в ряде философских учений отходит на второй план, утрачивается уверенность в специфике философской теории познания и тем самым интерес к проблеме философского обоснования познания. Однако претензии ряда наук на исчерпывающее понимание познания сталкиваются с теми же проблемами, над которыми давно работают философы (реализм—инструментализм, фундаментализм—феноменализм, субстанциализм— функционализм, догматизм—релятивизм и т. п.). В целом большинство различий в истолковании и обосновании познания можно свести к двум основным позициям — фундаментализму и функционализму, каждая из которых схватывает одну из существенных сторон познавательного процесса. Водораздел между ними образуется разным пониманием человеческого опыта: в первом случае как деятельности, руководимой рефлексией и ищущей своего рационального объяснения в ходе бесконечного регресса оснований, или, во втором случае, как деятельности, стихийно порождающей рефлексию по мере необходимости и подчиняющей ее своим потребностям и задачам. Наиболее полный образ познания предполагает поиск и нахождение баланса между рядом противоречиво дополняющих друг друга позиций. Так, с одной стороны, познание в его специфичности требует для своего понимания чего-то принципиально и субстанциально иного — «реальности», «объекта», «материи» (реализм); с другой же — познание может быть понято как самостоятельная идеальная реальность, обладающая внутренней динамикой и источниками развития (трансцендентализм). Однако, будучи самостоятельной реальностью, познание вместе с тем пронизывает все аспекты человеческого мира и лишь в абстракции может быть выделено из него. В таком случае познание следует понимать как процесс, сопровождающий деятельность и общение людей и выполняющий функцию их обеспечения идеальным образом (функционализм). Поэтому познание осуществляется не неким «гносеологическим субъектом», но целостным индивидом, как правило, даже не ставящим себе специальных познавательных задач. Понятое т. о., познание не является «отражением реальности вне человека и человечества», но имеет дело лишь с содержанием коллективной деятельности и общения, поскольку последние нуждаются для своей организации в идеальных, т. е. возможных, пробных, приблизительных, вариативных моделях и перспективах (социологизм). В данном процессе знание как результат познания в прямом смысле возникает из незнания, т. е. из иных контекстов опыта, нуждающихся в знании. Динамика процесса порождения знания, векторность, интенциональность познания, связанная с исследовательской, поисковой установкой на расширение сферы идеальных конструктов, есть то, что отличает его от сознания. Поэтому функциональный и эпифеноменальный генезис познания не означает, что познание лишено собственного, несводимого к деятельности и общению содержания. Его служебная роль отходит на второй план с дифференциацией познавательных задач, в контексте которых идеальные объекты выступают не только в качестве целей, но средств и даже специфических предметных содержаний познавательных процедур (конструктивизм). В этом случае основным содержанием познания в его относительной самостоятельности становится создание и замена одних идеальных образов и объектов другими в форме процедуры обозначения, отождествления нетождественного, создания аналоговых моделей. Тем самым обеспечивается возможность обмена между разными контекстами опыта: между объективным и субъективным, бытийственным и мыслимым (чувственной информации предпосылаются понятийные схемы, на последние накладывается чувственное содержание), эмоции взаимодействуют с рассудком, аналитическая рефлексий — со стихийным и неосознаваемым опытом, прошлое соотносится с настоящим и будущим, близкое — с далеким, известное — с неизвестным, упорядоченное — с хаотичным. Взаимодействие контекстов опыта позволяет отличить их друг от друга, внести в каждый из них внешнюю и внутреннюю структурность, придать смысл тому, что понимается под опытом, мышлением, чувственностью. В основе взаимодействия контекстов лежит практика человеческого общения и деятельности, в ходе которых происходит замена одних предметов другими, призванными выполнять аналогичную функцию, и обмен опытом по этому поводу. Поэтому в центре познавательного процесса находится проблема взаимоотношения смысла и значения — именно они образуют его структуру как единство стабильного и изменчивого. В ней есть место, во-первых, устойчивым отношениям между некоторым предметом и удовлетворяемыми им человеческими потребностями; здесь же, во-вторых, и изменяющийся набор предметов (в т. ч. и знаков), в котором одни могут, а другие не могут быть заменены другими. Этому соответствует смысл как совокупность устойчивых признаков, которая создает абстрактную возможность значения, и значение как изменяющееся отношение между именем и обозначаемым множеством объектов, которое образует функциональную возможность смысла.
Понимание познания как деятельности обозначения при взаимодействии контекстов опыта означает отказ от известной ленинской формулы «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него — к практике». Путь познания — это движение от локальных и стандартных контекстов опыта ко все более разнообразным и универсальным, причем чувственные и рассудочные элементы присутствуют на каждом этапе. Познавательный процесс не означает развития абстрактнопонятийного содержания за счет сворачивания чувственнообразного; гармоническое развитие знания в целом предполагает увеличение разнообразия всех типов содержаний и прогрессивную дифференциацию типов познавательного отношения к миру. Функция познания состоит в накладывании на мир сети обозначений — научных формул, нравственных норм, художественных образов, магических символов, позволяющих человеку упорядочить свое бытие в нем и так структурировать свою психику, чтобы придать ей мобильность и вариабельность, обеспечивая тем самым возможность деятельности и общения.
Конструктивность — едва ли не главное отличие человеческого познания от аналогичной психической деятельности животных. Знаково-символические системы, стихийно возникая как эпифеномен деятельности и общения, приобретают затем относительную самостоятельность, и мыслительная работа с ними не только сопровождает все проявления человеческой активности, но и является условием ее возможности. Познание не есть копирование некоторой внешней познаваемой реальности, но внесение смысла в реальность, создание идеальных моделей, позволяющих направлять деятельность и общение и приводить в систему состояния сознания. Рационализация и конструктивная перестройка познавательных структур и процедур позволяет не только выстраивать деятельность и общение по некоторому образцу (норме), но и осуществлять произвольный переход от одних образцов, стандартов к другим, придает динамичность познавательному процессу, обеспечивает его творческий характер. В этом смысле всякое творческое познание рождает виртуальные миры, создает предпосылки создания и существования культурных объектов вообще. Современный интерес к виртуалистике имеет очевидную теоретико-познавательную природу, поскольку связан с методами расширения горизонта сознания, использование которых является предпосылкой порождения всякого объекта культуры.
Предпосылки познавательного отношения к миру возникают уже на уровне ориентировочного поведения высших животных. В адаптивном характере связи с окружающей средой, т. н. смещенном поведении животных, когда оно замещает желаемую, но невозможную деятельность возможной, но бесполезной в данном контексте активностью, можно увидеть прообраз того, что может быть применительно к человеческому познанию названо «переносом значения». Возникновение познавательного отношения сопровождалось выделением человека из животного царства и разрывом с неизменными экологическими нишами. Около миллиона лет назад предки человека оставили тропический коридор, стали расселяться по Земле, начали пользоваться огнем и производить орудия труда, развивать язык как специфическое средство общения. В этих первых формах опредмечивания познавательного отношения формировались элементы человеческой культуры — результата и условия познавательного процесса. Тому сопутствовала биологическая эволюция человека — развитие прямохождения, изменение черепа, формы челюстей, увеличение объема мозга, возникновение голосовой глотки. В настоящий момент еще рано утверждать, что на смену биологической эволюции с победой т. н. «неолитической революции», приведшей к возникновению кроманьонца, окончательно пришла эволюция социальная. Вместе с тем возникновение креативной установки поставило биологическое развитие человека в зависимость от социокультурных условий. Фактором, запустившим процесс когнитивно-культурной эволюции человека, была первоначальная миграция, ставшая прототипом всякой человеческой динамики и активности и в конечном счете — познания как перемещения из одного контекста опыта в другой. Мигрирующие популяции приобрели по сравнению с оседлыми принципиально новые способности выживания и развития — произвели революцию в изготовлении орудий, в племенной организации, в ритуально-культурной сфере. Соотношение и взаимообмен содержанием между оседлым и миграционным опытом человеческих популяций становится предпосылкой для двух когнитивно-культурных контекстов: кумулятивно накапливаемого, повседневного и интерсубъективного опыта группы, с одной стороны, и экстраординарного, пограничного и личностного опыта творческого индивида, — с другой. Познавательный процесс осуществляется на пересечении этих двух типов опыта как взаимообмен смыслами. Последний обязан использованию одних и продуцированию других смыслов в разных контекстах опыта, что в совокупности дает ряд (типологию) ситуаций социального производства знания.
Понятие опыта в его узком значении охватывает как раз локальные, оседлые, стандартные контексты деятельности и общения, в которых человек движется нерефлексивно, путем трансляции образца, в рамках социальных эстафет. Отклоняющиеся, маргинальные, миграционные контексты образуют сферу «предельного опыта», радикально расширяющего сферу известного. Такого рода опыт — путь к познанию в собственном смысле как продуцированию смыслов. Опыт в широком, близком традиционному смысле охватывает оба эти типа контекстов.
Эволюция познания является нелинейным процессом, который не может быть описан лишь как движение от дорационального к рациональному, от мифа к логосу, от мнения к знанию. Ступенями эволюции познания в филогенетичном смысле являются целостные когнитивно-культурные системы, обладающие специфическим социально-историческим содержанием. Таковы повседневный опыт, магия, миф, искусство, религия, право, философия, мораль, идеология, наука. Возникая в процессе дифференциации познавательного отношения к миру как разные типы познания, они приобретают автономные функции и обогащаются содержанием в ходе взаимодействия между собой. В одних типах познания наиболее рельефно выступает накопление, сохранение и воспроизводство опыта, в других — его развитие и обновление. Примерами первого рода является познание в рамках мифа, религии, морали, права, примерами второго — магия, искусство, философия, наука. Поскольку в любых типах познания присутствует элемент динамики,творчества и элемент статики, систематизации, то данное различие не имеет абсолютного характера. Оно вытекает из неравномерности развития знания, из перехода от генезиса к зрелому состоянию. Тип познавательного отношения определяется пропорциональным сочетанием в нем практически-целевых, нормативно-регулятивных, конструктивно-созерцательных, аналитико-критических и поисково-исследовательских контекстов.
Институализация познавательного отношения связана с возникновением в первобытном обществе эпистемических сообществ вождей и старейшин, накапливавших и транслировавших повседневный опыт в наиболее простых, стандартных, повторяющихся ситуациях. Параллельно этому шаманы приобретали и накапливали опыт выхода из сложных, уникальных и экстремальных ситуаций, который требует не только применения готового знания, но и оперативной реакции на изменение обстановки в форме изобретении нового решения. Этим способом творческого познания стала первобытная магия, органически дополнявшая повседневный опыт широким и вариативным набором образов и поведенческих схем, позитивной сакрализацией успешньи решений, безусловным табу на опасные для племени действия. Выражением магического творчества является перенос значений в ходе смещенного поведения. Он выступает как взаимозамена природных ситуаций социальными и, наоборот, интерпретация социальных проблем как причин природных событий и понимание природных процессов в терминах социальных взаимосвязей. Комбинаторика природного и социального позволяла каждый раз находить решение проблемы в той сфере, в которой она имеет реальное решение, формируя тем самым социальные структуры и способы отношения к природе. Магия как ритуализация человеческого оптимизма дала первое объяснение познавательного процесса в форме пророчества и гадания, а также понимание окружающего мира в образе архаической онтологии. Миф оформил последнюю в целостную систему сакрального сознания, обозначив именами природные стихии, небо и ландшафт, героев и династии, человеческие аффекты и гражданские добродетели. Он завершил деление мира на профанный и сакральный и стал первым длинным интерсубъекгивным текстом — источником языка, хранителем обычаев, справочником морехода, скотовода и землепашца, всеобъемлющим ресурсом культуры. Два типа лидеров — светских и духовных — легли в основу классификации эпистемических сообществ: мудрецов и жрецов, ученых и пророков, идеологов и мистиков. Религия в своем развитии систематизировала, упрощала и канонизировала элементы магического опыта и мифического предания, постепенно избавляя их от всего, что не имеет прямого отношения к духовной жизни, к возвышению человека над повседневностью, к поиску в себе сверхчеловеческого, трансцендентного, божественного начала. Руководителем нравственного поиска в профанном мире стала отделившаяся от религии мораль, давая человеку знание различия между сущим и должным и убеждая в необходимости добровольного отчета человека перед обществом и самим собой.
Для мифа, религии и морали как форм сознания познавательные задачи не являются основными, а познание осуществляется в виде усвоения индивидом коллективных представлений или духовного роста. При этом свойственная магии когнитивно-исследовательская установка отходит на второй план и воспроизводится только с возникновением философского и научного познания.
Философское познание родилось из критико-рефлексивной оценки мифа и раннерелигиозных культов и одновременно как обобщение повседневного, мифического и ранненаучного опыта, как стремление к созданию единой рациональной космологии (древнегреческая натурфилософия). Оно также восприняло магическую интенцию на трансцендирование за пределы наличного бытия и положило в основу учения о природе ненаблюдаемые, идеальные сущности (атомы, эйдосы, формы, стихии). В дальнейшем когнитивная функция философии претерпела изменение. Философия трансформировалась в систему социально-гуманитарного познания, с дифференциацией последнего она свелась к обоснованию силы человеческого разума, к анализу, критике и обоснованию знания и сознания, к формулировке критериев рациональности опыта.
Социально-гуманитарное познание оформилось в систему задолго до естественных наук, как скоро оно должно было регулировать политические, правовые, экономические, личностные отношения. Именно ему обязаны фундаментальные понятия порядка и закона, первоначально имевшие чисто социальный смысл. При этом статус научности оно приобрело позже естествознания, оставаясь в состоянии сакральной социальной магии или профанной социальной технологии — познания, ориентированного на непосредственное практическое применение.
Естествознание, впитав в себя достижения донаучного и философско-гуманитарного познания, развило другую сторону натурмагического отношения к миру — поиск и использование скрытых сил природы. Противоположность небесного (регулярного, совершенного, самодостаточного) и земного (стихийного, ущербного, зависимого) миров легла в основу противоположностей порядка и хаоса, причины и следствия, сущности и видимости, закона и факта, истины и заблуждения, точного и приблизительного. Небо с совершенными движениями светил стало онтологическим прообразом научной теории, к возникновению которой привела философско-научная ориентация на рационализацию познавательного процесса. Земля с ее многообразием и несовершенством послужила прообразом эмпирического познания. Гносеологическим прототипом соотношения теории и эмпирии в познании явилось все то же соотношение сакрального и профанного. Именно длительное доминирование сакральной познавательной установки в рамках сакрально-когнитивных комплексов донаучного естествознания и сформировало такие общеобязательные для науки нормы и идеалы, как истина, простота, точность и объективность, которые в дальнейшем были дополнены эмпирическими стандартами (проверяемость, воспроизводимость, наблюдаемость). Наложение небесных законов на земные события заложило основы математизированного естествознания — революции в науке. Изобретение книгопечатания, великие географические открытия, профессионализация и институциализация науки, введение научного образования стали сначала условиями ее ускоренного развития, а затем и широкого практического применения научного знания.
Современное научное сообщество — ведущий элемент социальной системы, катализатор ее прогрессивного развития. Но общество в целом не является коллективным субъектом познания, а развитие познания не реализует собой общественный прогресс. Субъектами познания являются, с одной стороны, отдельные индивиды, а с другой — эпистемические сообщества, которые создают институциональные условия познания, используя наличные социальные ресурсы. Историческое развитие разных видов и способов познания является ферментом социального развития, который существенным образом определяет этапы этого развития, историко-культурные эпохи.
Процесс познания в целом, в своих наиболее общих характеристиках, может быть описан с помощью типологии ситуаций социального производства знания как обмен смыслами между разными типами эпистемических сообществ (вождями и шаманами, царями и жрецами, ремесленниками и алхимиками, врачами и астрологами, инженерами и учеными, политиками и идеологами, практиками и теоретиками). В одних ситуациях смыслы в основном репродукгивно используются для решения непознавательных задач, в других ситуациях же использование и трансформация смыслов ведет преимущественно к продуктивному созданию новых смысловых образований. Понятое т. о. взаимодействие теории и практики (умозрения и исследования, фантазии и опыта, программирования и проектирования, гипотезы и ее проверки) исчерпывает собой объективную социокультурную динамику познавательного процесса.
Параллельно этому взаимодействию разных познавательных традиций располагается область субъективной социокультурной динамики познания — взаимодействие между индивидуальным производством знания и его усвоением социумом, т. е. противоречие творческого акта и традиции. Вне биографического анализа индивидуальной креативности социокультурная история познания превращается в музей познавательных достижений, смысл которых исчерпывается их социально-культурной функцией. Реабилитация контекста открытия— условие возврата интереса к исследованию познавательного процесса. Это не означает психологизации теоретико-познавательного исследования; контекст открытия — это условия возможности, локальные социокультурные предпосылки динамики познания, реконструкция индивидуальной (специфической, особой) культурной лаборатории творческого субъекта.
Одновременно всякое описание познания как возникновения и развития знания возможно лишь исходя из статических и динамических характеристик познавательного процесса. Это требует в свою очередь исследования специфических пространственно-временных измерений его субъектов —эпистемического сообщества и познающего индивида. Теоретико-познавательное осмысление категорий пространства и времени применительно к индивиду и социуму — необходимое условие философского исследования познания.
Теоретико-познавательное исследование исторических типов сознания и знания представляет собой вместе с тем синхронное рассмотрение основных логически возможных типов духовного освоения мира. Раз возникнув, тип знания или форма культуры не исчезают бесследно в глубине веков, но отныне образуют возможные варианты духовного развития. Теория познания ищет в исторической действительности знания условия его возможности, а возможные исторические формы культуры рассматривает как предпосылки познавательного процесса. Процедура обозначения и придания смысла становится, т. о., не столько логико-лингвистической процедурой, сколько историческим актом, создающим объективные идеальные формы, или исторические априори. Это устойчивые способы обозначения когнитивно-культурных ситуаций, многообразие которых образует историю познания.
Онтогенетически эволюция познавательного отношения идет параллельно процессу социализации индивида, с одной стороны, и его духовному росту — с другой, при этом фазы данных процессов могут не совпадать. Социализация познавательного отношения есть организация его по типу оседлого, повседневного опыта группы. Духовный рост индивида придает его познавательной активности форму миграционного экстраординарного опыта. Соответственно индивидуальному познанию сообщаются его два измерения: внешнее, статическое, нормативное, с одной стороны, и внутреннее, динамическое, отклоняющееся — с другой. Приобретение индивидуального опыта есть внесение порядка и смысла во взаимоотношение индивида с окружающим миром, обозначение биологических реакций социальными терминами. Индивидуальная ориентация в многообразии порядков и смыслов, нахождение связей в системе социальных значении составляют суть приобретения социального опыта. Опыт является основой познания, определяет его содержание, но сам становится возможным благодаря познавательной (креативной) установке — пониманию неполноты, ограниченности реального опыта, с одной стороны, и его возможного многообразия, побуждающего к его расширению, — с другой. Однако из самого содержания опыта не следует его ограниченность, наличие иного — пределы опыта являются внеопытным знанием. Столкновение со виеопытным заставляет обнаруживать в познании два несводимых друг к другу измерения — конкретно-эмпирическое и трансцендентальное.
Понятие трансцендентального ещело многом до Канта стало ключом к загадке человеческого познания. Безусловное и априорное содержание, делающее возможным познавательный процесс, в настоящее время рассматривается как эволюционно сложившееся и исторически изменяющееся единство психофизиологических познавательных предпосылок и социально-культурных стереотипов. Элементы трансцендентального наличествуют не только в правилах языка или нормах поведения, но также в восприятии света и мрака, чувстве страха и удовольствия: и то и другое постигается в индивидуальном опыте как абсолютно безусловное. Познание как внесение смысла в опыт и есть постижение порядка в хаосе, безусловного в условном, априорного в апостериорном, трансцендентального в эмпирическом, идеального в реальном. В понимании данного соотношения и состоит основная задача философского исследования познания. См. также ст. Знак, Знание, Значение, Истина, Объект, Опредмечивание и распредмечивание. Опыт, Символ, Смысл, Субъект, Творчество, Теория познания. Традиция.
Лит.; ГибсонДж. Экологический подход к зрительному восприятию. М., 1988; Заблуждающийся разум: многообразие вненаучного знания. М., 1990; Касавин И. Т. Миграция. Креативность. Текст. Проблемы неклассической теории познания. СПб., 1998; Коул М., СкрибнерС. Культура и мышление. М., 1977; Лекторский В. А. Субъект. Объект. Познание. М., 1980; Малкей М. Наука и социология знания. М., 1983; Найссер У. Познание и реальность. М., 1981; Огурцов А. П. Дисциплинарная структура науки. М., 1988; Розов М. А. Знание и механизмы социальной памяти.— В кн.: На пути к теории научного знания. М., 1984; Степчн В. С. Становление научной теории. Минск, 1976; Тулмин С. Человеческое понимание. М., 1984; Филатов В. П. Научное познание и мир человека. М., 1989; Фуко М. Слова и вещи. М., 1977; ХюбнерК. Критика научного разума. М., 1996; ЩавелевС. Практическое познание. Воронеж, 1994; loorD. Wittgenstein: A Social Theory of Knowledge. N. Y, 1983; The Cognitive Turn: Sociological and Psychological Perspectives on Science, 1989; Fuller S. Social Epistemology. Bloomington, 1988: Goldman A. Epistemology and Cognition. Cambr. 1986; LatourB., WoolgarS. Laboratory Life: The Social Construction of Scientifle Facts. L., 1979; Popper K. R. Objective Knowledge. Oxf., 1979; Schon D. Displacement of Concepts. L., 1963; VollmerG. Evolutionare Erkenntnistheorie. Stuttg., 1980.
И. Т. Касавин

Источник: Новая философская энциклопедия

познание
ПОЗНАНИЕ — философская категория, описывающая процесс построения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково-символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и другими людьми в ходе синтеза различных контекстов опыта. Всякая философская концепция П. выражает собой содержание данного философского учения и в силу этого отличается от других концепций. Существуют аналитическое, феноменологическое, герменевтическое, психоаналитическое, трансцеденталистское, марксистское, эволюционное, социально-антропологическое и другие понимания П., производные от соответствующих теорий познания. Помимо философских имеют место и специально-научные концепции П. — психологическая, нейрофизиологическая, лингвистическая, социологическая, логическая, информационная, синергетическая, — часто выступающие в единстве с какими-то философскими учениями. Рефлексия о П. не заканчивается пределами науки и философии. Повседневное словоупотребление стихийно формирует обыденное понимание П.; в религии и теологии идет речь о способах и формах П. Бога; магия и оккультные науки стремятся разработать методы П. таинственных субстанций, астральных влияний, демонических сил. В истории философии и науки существует устойчивая тенденция восприятия элементов вненаучных представлений о П.         На рубеже 20—21 вв. теоретико-познавательная проблематика в ряде философских учений отходит на второй план, утрачивается уверенность в специфике философской теории П., а вместе с этим интерес к проблеме философского обоснования П. Однако претензии ряда наук на исчерпывающее понимание П. сталкиваются с теми же проблемами, над которыми давно работают философы (реализм — инструментализм, фундаментализм — феноменализм, субстанциализм — функционализм, догматизм — релятивизм и т.п.).         В целом, большинство различий в истолковании и обосновании П. можно свести к двум основным позициям: фундаментализму (эссенциализму) и функционализму (феноменализму), — каждая из которых схватывает одну из существенных сторон познавательного процесса. Водораздел между ними образован разным пониманием человеческого опыта: в первом случае как деятельности, руководимой рефлексией и ищущей своего рационального объяснения в ходе бесконечного регресса оснований, или; во втором случае, как деятельности, по мере необходимости стихийно порождающей рефлексию и подчиняющей ее своим потребностям и задачам. Наиболее полный образ П. предполагает поиск и нахождение баланса между рядом противоречиво дополняющих друг друга позиций.         Так, с одной стороны, П. в его специфичности требует для своего понимания чего-то принципиально и субстанциально иного — «реальности», «объекта», «материи» (реализм); с другой же, П. может быть понято как самостоятельная идеальная реальность, обладающая внутренней динамикой и источниками развития (трансцендентализм). Однако, будучи самостоятельной реальностью, П. вместе с тем пронизывает все аспекты человеческого мира и лишь в абстракции может быть выделено из него. В таком случае П. следует понимать как процесс, сопровождающий деятельность и общение людей и выполняющий функцию их обеспечения идеальными образами (функционализм). П. осуществляется поэтому не неким «гносеологическим субъектом», но целостным индивидом, даже не ставящим себе, как правило, специальных познавательных задач. Понятое таким образом П. не является «отражением реальности вне человека и человечества», но имеет дело лишь с содержанием коллективной деятельности и общения, поскольку последние нуждаются для своей организации в идеальных, т.е. возможных, пробных, приблизительных, вариативных моделях и перспективах (социологизм). В данном процессе знание как результат П. в прямом смысле возникает из не-знания, т.е. из иных контекстов опыта, нуждающихся в знании. Динамика процесса порождения знания, векторность, интенциональность П., связанная с исследовательской, поисковой установкой на расширение сферы идеальных конструктов, есть то, что отличает его от сознания. Поэтому функциональный и эпифеноменальный генезис П. не означает, что оно лишено собственного содержания, не сводимого к деятельности и общению. Его служебная роль отходит на второй план с дифференциацией познавательных задач, в контексте которых идеальные объекты выступают не только в качестве целей, но и средств, и даже специфических предметных содержаний познавательных процедур (конструктивизм).         В этом случае основным содержанием П. в его относительной самостоятельности становится создание и замена одних идеальных образов и объектов другими в форме процедуры обозначения, отождествления нетождественного, создания аналоговых моделей. Т е м самым обеспечивается возможность обмена между разными контекстами опыта: между объективным и субъективным, бытийственным и мыслимым; чувственной информации предпосылаются понятийные схемы, на последние накладывается чувственное содержание, эмоции взаимодействуют с рассудком, аналитическая рефлексия — со стихийным и неосознаваемым опытом; прошлое соотносится с настоящим и будущим, близкое — с далеким, известное — с неизвестным, упорядоченное — с хаотичным. Взаимодействие контекстов опыта позволяет отличать их друг от друга, вносить в каждый из них внешнюю и внутреннюю структурность, придавать смысл тому, что понимается под «опытом», «мышлением», «чувственностью». В основе взаимодействия контекстов лежит практика человеческого общения и деятельности, в ходе которых происходит замена одних предметов другими, призванными выполнять аналогичную функцию, и обмен опытом по данному поводу, Поэтому в центре познавательного процесса находится проблема взаимоотношения смысла и значения, т.к. именно они образуют его структуру как единство стабильного и изменчивого. В ней есть место, во-первых, устойчивым отношениям между некоторым предметом и удовлетворяемым ими человеческим потребностям; здесь же, во-вторых, и изменяющийся набор предметов (в том числе и знаков), в котором одни могут, а другие не могут быть заменены другими. Этому соответствует смысл как совокупность устойчивых признаков, которая создает абстрактную возможность значения, и значение как изменяющееся отношение между именем и обозначаемым множеством объектов, которое образует функциональную возможность смысла.         Понимание П. как деятельности обозначения при взаимодействии контекстов опыта означает отказ от известной ленинской формулы «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него — к практике». Путь П. — это движение от локальных и стандартных контекстов опыта ко все более разнообразным и универсальным, причем чувственные и рассудочные элементы присутствуют на каждом этапе. Познавательный процесс не означает развития абстрактно-понятийного содержания за счет сворачивания чувственно-образного; гармоническое развитие знания в целом предполагает увеличение разнообразия всех типов содержаний и прогрессивную дифференциацию типов познавательного отношения к миру. Функция П. состоит в накладывании на мир сети обозначений — научных формул, нравственных норм, художественных образов, магических символов, — позволяющих человеку упорядочить свое бытие в нем и так структурировать свою психику, чтобы придать ей мобильность и вариабельность, обеспечивая тем самым возможность деятельности и общения.         Конструктивность — едва ли не главное отличие человеческого П. от аналогичной психической деятельности животных. Знаково-символические системы, стихийно возникая как эпифеномен деятельности и общения, приобретают затем относительную самостоятельность, и мыслительная работа с ними не только сопровождает все проявления человеческой активности, но и является условием ее возможности. П. не есть копирование некоторой внешней познаваемой реальности; это внесение смысла в реальность, создание идеальных моделей, позволяющих направлять деятельность и общение и приводить в систему состояния сознания. Рационализация и конструктивная перестройка познавательных структур и процедур позволяет не только выстраивать деятельность и общение по некоторому образцу (норме), но и осуществлять произвольный переход от одних образцов, стандартов к другим, придает динамичность познавательному процессу, обеспечивает его творческий характер. В этом смысле всякое творческое П. рождает виртуальные миры, создает предпосылки создания и существования культурных объектов вообще. Современный интерес к виртуалистике имеет очевидную теоретико-познавательную природу, поскольку связан с методами расширения горизонта сознания, использование которых является предпосылкой порождения всякого объекта культуры.         Предпосылки познавательного отношения к миру возникают уже на уровне ориентировочного поведения высших животных, но здесь они ограничены отсутствием развитой второй сигнальной системы и адаптивным характером связи с окружающей средой. Так называемое смещенное поведение животных замещает желаемую, но невозможную деятельность возможной, но бесполезной в данном контексте активностью (гиена, безуспешно пытаясь достать спрятанную леопардом на дереве тушу антилопы, начинает грызть само дерево). Уже здесь налицо прообраз того, что применительно к человеческому познанию может быть названо «переносом значения».         Возникновение познавательного отношения сопровождалось выделением человека из животного царства и разрывом с неизменными экологическими нишами. Около миллиона лет назад предки человека оставили тропический коридор, стали расселяться по Земле, начали пользоваться огнем и производить орудия труда, развивать язык как специфическое средство общения. В этих первых формах опредмечивания познавательного отношения создавались элементы человеческой культуры — результаты и условия познавательного процесса. Этому сопутствовала биологическая эволюция человека — развитие прямохождения, изменение черепа, формы челюстей, увеличение объема мозга, возникновение голосовой глотки. В настоящий момент еще рано утверждать, что с победой «неолитической революции», приведшей к возникновению кроманьонца, на смену биологической эволюции окончательно пришла эволюция социальная. Вместе с тем возникновение креативной установки поставило биологическое развитие человека в зависимость от социокультурных условий. Фактором, запустившим процесс когнитивно-культурной эволюции человека, была первоначальная миграция, ставшая прототипом всякой человеческой динамики и активности, а в конечном счете — П. как перемещения из одного контекста опыта в другой. Мигрирующие популяции приобрели по сравнению с оседлыми принципиально новые способности выживания и развития — произвели революцию в изготовлении орудий, в племенной организации, в ритуально-культурной сфере. Соотношение и взаимообмен содержанием между оседлым и миграционным опытом человеческих популяций становится предпосылкой для двух когнитивно-культурных контекстов: кумулятивно накапливаемого, повседневного и интерсубъективного опыта группы, с одной стороны, и экстраординарного, пограничного и личностного опыта творческого индивида — с другой. Познавательный процесс осуществляется на пересечении этих двух типов опыта как взаимообмен смыслами. Последний в разных контекстах опыта использует одни и продуцирует другие смыслы, что в совокупности дает ряд (типологию) ситуаций социального производства знания.         Понятие опыта в его узком значении охватывает как раз локальные, оседлые, стандартные контексты деятельности и общения, в которых человек движется нерефлексивно, путем трансляции образца. Отклоняющиеся, маргинальные, миграционные контексты образуют сферу «предельного опыта», радикально расширяющего сферу известного. Такого рода опыт — путь к П. в собственном смысле как продуцированию смыслов. Опыт в широком, близком традиционному смысле охватывает оба этих типа контекстов.         Эволюция П. является нелинейным процессом, который не может быть описан лишь как движение от иррационального к рациональному, от мифа к логосу, от мнения к знанию. Ступенями эволюции П. в филогенетичном смысле являются целостные когнитивно-культурные системы, обладающие специфическим социально-историческим содержанием. Таковы повседневный опыт, магия, миф, искусство, религия, право, философия, мораль, идеология, наука. Возникая в процессе дифференциации познавательного отношения к миру как разные типы П., они приобретают автономные функции и обогащаются содержанием в ходе взаимодействия между собой. В одних типах П. наиболее рельефно выступает накопление, сохранение и воспроизводство опыта, в других — его развитие и обновление. Примерами первого рода является П. в рамках мифа, религии, морали, права; примерами второго — магия, искусство, философия, наука. Поскольку в любых типах знания присутствует элемент динамики, творчества и элемент статики, систематизации, то данное различие не имеет абсолютного характера. Оно вытекает из неравномерности развития знания, из перехода от генезиса к зрелому состоянию. Тип познавательного отношения определяется пропорциональным сочетанием в нем практически-целевых, нормативно-регулятивных, конструктивно-созерцательных, аналитико-критических и поисково-исследовательских контекстов.         Институциализация познавательного отношения связана с возникновением в первобытном обществе эпистемических сообществ вождей и старейшин, накапливавших и транслировавших повседневный опыт в наиболее простых, стандартных, повторяющихся ситуациях. Параллельно этому шаманы приобретали и накапливали опыт выхода из сложных, уникальных и экстремальных ситуаций, который требует не только применения готового знания, но и оперативной реакции на изменение обстановки в форме изобретения нового решения. Этим способом творческого познания стала первобытная магия, органически дополнявшая повседневный опыт широким и вариативным набором образов и поведенческих схем, позитивной сакрализацией успешных решений, безусловным табу на опасные для племени действия. Выражением магического творчества является перенос значений в ходе смещенного поведения. Он выступает как взаимозамена природных ситуаций социальными и, наоборот, как интерпретация социальных проблем в качестве причин природных событий и понимание природных процессов в терминах социальных взаимосвязей. Комбинаторика природного и социального позволяла находить решение проблемы в той сфере, в которой она имеет реальное решение, формируя тем самым социальные структуры и способы отношения к природе. Магия как ритуализация человеческого оптимизма (Б. Малиновский) дала первое объяснение познавательного процесса в форме пророчества и гадания, а также понимание окружающего мира в образе архаической онтологии. Миф оформил последнюю в целостную систему сакрального сознания, обозначив именами природные стихии, небо и ландшафт, героев и династии, человеческие аффекты и гражданские добродетели. Он завершил деление мира на профанный и сакральный и стал первым длинным интерсубъективным текстом — источником языка, хранителем обычаев, справочником морехода, скотовода и землепашца, всеобъемлющим ресурсом культуры. Два типа лидеров — светских и духовных — легли в основу классификации эпистемических сообществ: мудрецов и жрецов, ученых и пророков, идеологов и мистиков. Религия в своем развитии систематизировала, упрощала и канонизировала элементы магического опыта и мифического предания, постепенно избавляя их от всего, что не имеет прямого отношения к духовной жизни, к возвышению человека над повседневностью, к поиску в себе сверхчеловеческого, трансцендентного, божественного начала. Руководителем нравственного поиска в профанном мире стала отделившаяся от религии мораль, давая человеку знание различия между сущим и должным и убеждая в необходимости добровольного отчета перед обществом и самим собой. Для мифа, религии и морали как форм сознания познавательные задачи не являются основными, а П. осуществляется в виде усвоения индивидом коллективных представлений или духовного роста. При этом свойственная магии когнитивно-исследовательская установка отходит на второй план и воспроизводится только с возникновением философского и научного познания.         Философское познание мира родилось из критико-рефлексивной оценки мифа и раннерелигиозных культов и одновременно как обобщение повседневного, мифического и ранненаучного опыта, как стремление к созданию единой рациональной космологии (древнегреческая натурфилософия). Оно также восприняло магическую интенцию на трансцендирование за пределы наличного бытия и положило в основу учения о природе ненаблюдаемые, идеальные сущности (атомы, эйдосы, формы, стихии). В дальнейшем когнитивная функция философии претерпела изменение. Философия трансформировалась в систему социально-гуманитарного П., а с дифференциацией последнего она свелась к обоснованию силы человеческого разума, к анализу, критике и обоснованию знания и сознания, к формулировке критериев рациональности опыта (скептицизм, картезианство, кантианство).         Социально-гуманитарное П. оформилось в систему задолго до естественных наук, коль скоро оно должно было регулировать политические, правовые, экономические, личностные отношения. Именно ему обязаны своим возникновением фундаментальные понятия порядка и закона, первоначально имевшие чисто социальный смысл. При этом статус научности оно приобрело позже естествознания, оставаясь в состоянии сакральной социальной магии или профанной социальной технологии — П., ориентированного на непосредственное практическое применение.         Естествознание, впитав в себя достижения донаучного и философско-гуманитарного П., развило другую сторону натурмагического отношения к миру — поиск и использование скрытых сил природы. Противоположность небесного (регулярного, совершенного, самодостаточного) и земного (стихийного, ущербного, зависимого) миров легла в основу противоположностей порядка и хаоса, причины и следствия, сущности и видимости, закона и факта, истины и заблуждения, точного и приблизительного. Небо с его совершенным движением светил стало онтологическим прообразом научной теории, к возникновению которой привела философско-научная ориентация на рационализацию познавательного процесса. Земля с ее многообразием и несовершенством послужила прообразом эмпирического П. Гносеологическим прототипом соотношения теории и эмпирии в П. явилось все то же соотношение сакрального и профанного. Именно длительное доминирование сакральной познавательной установки в рамках сакрально-когнитивных комплексов донаучного естествознания и сформировало такие общеобязательные для науки нормы и идеалы, как истина, простота, точность и объективность, которые в дальнейшем были дополнены эмпирическими стандартами (проверяемость, воспроизводимость, наблюдаемость). Наложение небесных законов на земные события заложило основы математизированного естествознания — революции в науке. Изобретение книгопечатания, великие географические открытия, профессионализация и институциализация науки, введение научного образования сначала стали условиями ее ускоренного развития, а затем и широкого практического применения научного знания.         Современное научное сообщество — важнейший элемент социальной системы, катализатор ее прогрессивного развития, фактор демократизации общественных отношений, субъект критической оценки и экспертизы общественных систем. Но общество в целом не является коллективным субъектом П., а развитие П. не реализует собой общественный прогресс. Субъектами П. являются, с одной стороны, отдельные индивиды, а с другой — эпистемические сообщества, которые создают институциональные условия П., используя наличные социальные ресурсы. Историческое развитие разных видов и способов П. есть фермент социального развития, он существенным образом определяет этапы последнего, историко-культурные эпохи.         Процесс П. в целом, в своих наиболее общих характеристиках может быть описан с помощью типологии ситуаций социального производства знания как обмен смыслами между разными типами эпистемических сообществ (вождями и шаманами, царями и жрецами, ремесленниками и алхимиками, врачами и астрологами, инженерами и учеными, политиками и идеологами, практиками и теоретиками). В одних ситуациях смыслы в основном репродуктивно используются для решения непознавательных задач, в других ситуациях использование и трансформация смыслов ведет преимущественно к продуктивному созданию новых смысловых образований. Понятое таким образом взаимодействие теории и практики (умозрения и исследования, фантазии и опыта, программирования и проектирования, гипотезы и ее проверки) исчерпывает собой объективную социокультурную динамику познавательного процесса.         Параллельно этому взаимодействию разных познавательных традиций располагается область субъективной социокультурной динамики П. — взаимодействие между индивидуальным производством знания и его усвоением социумом, т.е. противоречие творческого акта и традиции. В н е «биографического анализа» индивидуальной креативности социокультурная история П. превращается в музей познавательных достижений, смысл которых исчерпывается их социально-культурной функцией. Реабилитация контекста открытия — условие возврата интереса к исследованию познавательного процесса. Это не означает психологизации теоретико-познавательного исследования; контекст открытия — это условия возможности, локальные социокультурные предпосылки динамики П., реконструкция индивидуальной (специфической, особой) культурной лаборатории творческого субъекта.         Вместе с тем всякое описание П. как возникновения и развития знания возможно лишь исходя из статических и динамических характеристик познавательного процесса. Это требует, в свою очередь, исследования специфических пространственно-временных измерений его субъектов — эпистемического сообщества и познающего индивида. Теоретико-познавательное осмысление категорий пространства и времени применительно к индивиду и социуму — необходимое условие философского исследования П.         Теоретико-познавательное исследование исторических типов сознания и знания представляет собой одновременно синхронное рассмотрение основных логически возможных типов духовного освоения мира. Раз возникнув, тип знания или форма культуры не исчезают бесследно в глубине веков, но отныне образуют возможные варианты духовного развития. Теория П. ищет в исторической действительности знания условия его возможности, а возможные исторические формы культуры рассматривает как предпосылки познавательного процесса. Процедура обозначения и придания смысла становится, таким образом, не столько логико-лингвистической процедурой, сколько историческим актом, создающим «объективные идеальные формы» (Э.В. Ильенков), или исторические априори (К. Хюбнер). Это устойчивые способы обозначения когнитивно-культурных ситуаций, многообразие которых образует историю П.         Онтогенетически эволюция познавательного отношения идет параллельно процессу социализации индивида, с одной стороны, и его духовному росту — с другой; при этом фазы данных процессов могут не совпадать. Социализация познавательного отношения — это его организация по типу оседлого, повседневного опыта группы. Духовный рост индивида придает его познавательной активности форму миграционного экстраординарного опыта. Соответственно, индивидуальному П. сообщаются его два измерения: внешнее, статическое, нормативное, с одной стороны, и внутреннее, динамическое, отклоняющееся — с другой. Приобретение индивидуального опыта есть внесение порядка и смысла во взаимоотношения индивида с окружающим миром, обозначение биологических реакций социальными терминами. Индивидуальная ориентация в многообразии порядков и смыслов, нахождение связей в системе социальных значений составляют суть приобретения социального опыта. Опыт является основой П., определяет его содержание, но сам он становится возможным благодаря познавательной (креативной) установке — пониманию неполноты, ограниченности реального опыта, с одной стороны, и его возможного многообразия, побуждающего к его расширению — с другой. Однако из самого содержания опыта не следует его ограниченность, наличие иного: пределы опыта являются внеопытным знанием. Столкновение со внеопытным заставляет обнаруживать в П. два несводимых друг к другу измерения: конкретно-эмпирическое и трансцендентальное.         Понятие трансцендентального еще во многом до Канта стало ключом к загадке человеческого П. Безусловное и априрное содержание, делающее возможным познавательный процесс, в настоящее время рассматривается как эволюционно сложившееся и исторически изменяющееся единство психофизиологических познавательных предпосылок и социально-культурных стереотипов. Элементы трансцендентального наличествуют не только в правилах языка или в нормах поведения, но также в восприятии света и мрака, в чувстве страха и удовольствия: и то и другое постигается в индивидуальном опыте как абсолютно безусловное. П. как внесение смысла в опыт и есть постижение порядка в хаосе, безусловного в условном, априорного в апостериорном, транцендентального в эмпирическом, идеального в реальном. В понимании данного соотношения и состоит основная задача философского исследования П.         И. Т. Касавин         Лит.: Ильенков Э.В. Идеальное // Философская энциклопедиях 2. М., 1962; Фуко М. Слова и вещи. М., 1977; Коуп М., Скрибнер С. Культура и мышление. М., 1977; Найссер У. Познание и реальность. М., 1981; Малкей М. Наука и социология знания. М., 1983; Розов М.А. Знание и механизмы социальной памяти // На пути к теории научного знания. М., 1984; Тулмин С. Человеческое понимание. М., 1984; Тибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. М., 1988; Огурцов А.П. Дисциплинарная структура науки. М., 1988; Филатов В.П. Научное познание и мир человека. М.,1989; Заблуждающийся разум: многообразие вненаучного знания. М., 1990; Щавелев С. Практическое познание. Воронеж, 1994; Хюбнер К. Критика научного разума. М., 1996; Касавин И. Т. Миграция. Креативность. Текст: Проблемы неклассической теории познания. СПб., 1999; Степин В. Теоретическое знание. М., 2000; Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2001; Schon D. Displacement of concepts. L., 1963; Latour В., WoolgarS. Laboratory Life: The Social Construction of Scientific Facts. L., 1979; Popper K.R. Objective Knowledge. Oxford, 1979; Vollmer C. Evolutionare Erkenntnistheorie. Stuttgart, 1980; Bloor D. Wittgenstein: A Social Theory of Knowledge. N.Y., 1983; Goldman A. Epistemology and Cognition. Cambridge etc., 1986; Fuller S. Social Epistemology. Bloomington, 1988; The Cognitive Turn: Sociological and Psychological Perspectives on Science. Kluwer, 1989.

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

Найдено научных статей по теме — 15

Читать PDF
67.59 кб

Визуальный поворот и его влияние на социальное познание

Колодий Наталия Андреевна, Колодий Вячеслав Владимирович
Анализируется сущность так называемого визуального поворота, выявлены его причины, отрефлексирована степень влияния визуальных исследований на социальное познание.
Читать PDF
153.77 кб

Историческое познание и проблема времени в философии И. Г. Дройзена и В. Дильтея

Давыдов Д. П.
Процесс исторического познания предполагает реконструкцию объекта, что достигается путем придания статуса настоящего прошедшему. И. Г. Дройзен и В.
Читать PDF
171.21 кб

Научное познание, его взаимосвязь с другими формами познания

Грибова М. М.
В статье выявляются сходства и отличия научного познания от других видов познания, отличительные и наиболее важные признаки научного познания, причины его появления, взаимосвязь научного познания с художественным и обыденным позна
Читать PDF
119.34 кб

Современная наука и научное познание в зеркале философской рефлексии

Черникова И. В.
Рассматривается современная философия науки.
Читать PDF
272.04 кб

Научное познание и плюрализм

Пискорская С. Ю.
Статья затрагивает вопросы научного познания и, в частности, проблему существования гносеологического и методологического плюрализма.
Читать PDF
1.80 мб

Познание познания: когнитивные науки

Баксанский О. Е., Кучер Е. Н.
Читать PDF
6.37 мб

Познание мифического как методологическая проблема

Смазнова О. Ф.
Читать PDF
97.60 кб

Познание как пограничное состояние

Киселева Мария Владимировна
Статья посвящена сопоставительному анализу сходных элементов поэтики в романах Достоевского и Музиля с целью выявления философских особенностей самопознания и познания мира героями.
Читать PDF
123.46 кб

Концепция автопоэзиса: бытие, познание, деятельность

Ласицкая Элина Владимировна
В статье рассматривается концепция автопоэзиса, представленная чилийскими нейробиологами Ф. Варелой и У. Матураной.
Читать PDF
63.42 кб

Феноменология и гуманитарное познание в творчестве Шпета

Солдатова Дина Владимировна
Статья посвящена пропедевтической роли феноменологии в гуманитарном познании. Показана польза феноменологического подхода для любого гуманитарного исследования на основе своеобразного толкования феноменологии Шпетом.
Читать PDF
324.19 кб

Визуальность и ее влияние на Социальное познание: философско-методологическое обоснование

Колодий Вячеслав Владимирович
Разнообразные аспекты обсуждения, связанные с визуальностью, точнее всего могут быть поняты и осмыслены, если мы обратимся к фотографии.
Читать PDF
111.29 кб

2003. 01. 018. Шафер-ландау Р. Познание правды из заблуждения. Shafer-landau R. knowing right from w

Тихомиров Д. В., Яковлев В. А.
Читать PDF
8.39 мб

Как возможно познание внешнего мира? к критике философского конструктивизма. Часть I

Режабек Е. Я.
Читать PDF
0.00 байт

Социальное познание: формирование, особенности, методология

Устьянцев Владимир Борисович, Листвина Евгения Викторовна
В статье рецензируется одно из первых учебных пособий, подготовленных в соответствии с новой программой кандидатских экзаменов «История и философия науки».
Читать PDF
0.00 байт

Познание сквозь призму сознания и бессознательного

Сытых Ольга Леонидовна
Познание рассматривается как сложный процесс, в котором переплетаются сознательные и бессознательные моменты.

Найдено книг по теме — 16

Похожие термины:

  • Человеческое познание и аффекты в философии Спинозы

    В части II «Этики» («О природе и происхождении души») Спиноза, введя сначала понятия атрибутов и модусов, переходит к характеристике тел, имея в виду, как он сам отмечает, сказать лишь "несколько слов
  • Познание и интерес . Пересечение идей Хабермаса и Апеля

    Широкую известность уже не только в Германии, но и за ее пределами, принесла Хабермасу книга "Познание и интерес", которая вскоре была переведена на основные европейские языки. В ней, как и в вышедше
  • Человеческое познание: его сфера и границы

    «ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ: ЕГО СФЕРА И ГРАНИЦЫ» («Human Knowledge: Its Scope and Limits») — одно из последних крупных философских произведений Бертрана Рассела, посвященное преимущественно вопросам эпистемологии и
  • ЧУВСТВЕННОЕ ПОЗНАНИЕ

    см. Теория познания.
  • Вненаучное познание

    процесс получения знаний способами и методами, отличными от способов и методов, принятых в науке.
  • Познание и действительность

    «ПОЗНАНИЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ» — под таким названием издательство «Шиповник» (Спб.) в 1912 г. в серии «Библиотека современной философии» опубликовало книгу приват-доцента Берлинского университета
  • ПОЗНАНИЕ  КАК  ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

    это специфическая деятельность человека, ориентированная на открытие законов природы и общества, тайн бытия человека и мира вообще, обнаружение возможных  способов действия с предметами и явлен
  • ДУХОВНОЕ ПОЗНАНИЕ

    - непосредственно связано с понятием духа, к-рое генетически производно от понятия "душа", но сущностно отлично от него. Если душа признается имманентным началом человеч. субъективности, то дух - тр
  • ЭМПИРИЧЕСКОЕ НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ

    фактофиксирующее знание об  изучаемом научном объекте. Это начальный этап научного познания, где преобладает живое созерцание  (чувственное познание), а рациональный момент и его формы имеют под
  • ЭМПИРИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ

    философско-гносеологическая категория, характеризующая один из двух (наряду с теоретическим) этапов (уровней) процесса познания. На этом уровне преобладает живое созерцание (чувственное познание
  • эзотерическое познание

    ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ — постижение подлинной реальности в эзотерических практиках, которое эзотериками осознается как особая форма познания. Представители рационального знания (философии, на
  • СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЕ ПОЗНАНИЕ

    процесс приобретения и развития знаний о человеке и обществе. Основной принцип его исследования - историзм. В социальногуманитарном познании исключительное внимание уделяется единичному, индиви
  • познание художественное

    ПОЗНАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ — образное постижение действительности, представляющее ее во всей полноте и многообразии ее характеристик и являющееся альтернативой понятийно-логическому постижению
  • ПОЗНАНИЕ И ЗАБЛУЖДЕНИЕ.Очерки по психологии исследования

    Erkenntnis und Irrtum. Skizzen zuer Psychologie der Forschung, 1905; рус. пер. 1912) — одно из главных сочинений Э. Маха, посвященное проблемам теории познания. Для того, чтобы выяснить реальные возможности познания и тем самым изб
  • культура и познание

    КУЛЬТУРА И ПОЗНАНИЕ — одна из центральных проблем культурно-исторической эпистемологии (социальной эпистемологии). Знание — один из важнейших компонентов культуры, а познавательная деятельност
  • Мифологическое познание

    фантастическое отражение реальности, бессознательно-художественная переработка природы и общества народной фантазией. В рамках мифологии вырабатывались определенные знания о природе, космосе,
  • НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ

    исследование, которое характеризуется своими особыми целями, а главное – методами получения и проверки новых знаний.
  • ОБЫДЕННОЕ ПОЗНАНИЕ

    это процесс получения знания при помощи наблюдения за явлением. Полученные знания представляют собой совокупность сведений, не приведенных в систему. Цель  обыденного  познания ограничена практ
  • Обыденно-практическое познание

    информация, связанная с элементарными сведениями о природе, о самих людях, условиях их жизни, социальных связях и пр. Полученные на основе опыта повседневной жизни, практики людей знания носят хот
  • РАЦИОНАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ

    субъективный образ объективного мира,полученный с помощью мышления. Мышление – активный процесс обобщенного и опосредованного  отражения действительности, обеспечивающий открытие на основе чу