НАДЕЖДА

Найдено 9 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

НАДЕЖДА
в религиозной философии – ожидание истинного (духовного) блага, источником которого признается высшее существо – Бог; как состояние духа является преодолением настоящего, устремленностью в будущее; за пределами религиозного сознания Н. на осуществление, исполнение желаемого выражает одну из важнейших характеристик человеческого существования – «пребывания» человека не в жестко детерминированном, предопределенном, а в вероятностном, неопределенном мире; субъективно Н. переживается поразному: она может и усилить, и расслабить волю человека – в зависимости от того, верит ли он в свою способность повлиять на ход событий или же только уповает на помощь «высших», сверхчеловеческих сил.

Источник: Русская философия: терминологический словарь.

НАДЕЖДА
одна из осн. категорий аксиологии. обращенная в будущее. Н.— радостное направленное ожидание, предчувствие чего-то жизненно важного для человека. В этике христианства Н. (особенно на посмертное воздаяние) наряду с верой и любовью принадлежит к числу гл. добродетелей. Для Канта вопрос “На что я смею надеяться?” — один из трех важнейших вопросов философии (два др.— “Что я могу знать?”, “Что я должен делать?”), ответ на него дает философия религии и культуры. Философия декадентства (Ницше) рассматривает Н. как неумышленный обман. Марксизм, отвергнув религиозное истолкование Н. и не оперируя этим понятием, на деле положил его в основу концепции будущей социальной гармонии. Это правильно почувствовал Блох (“Принцип надежды”). Н.— светлый луч, освещающий человеку путь вперед. Н. в ее подлинно научном содержании — категория философии, обращенной в будущее, каковой и является диалектический материализм.

Источник: Философский энциклопедический словарь

НАДЕЖДА
эмоциональное переживание, которое рождается, когда человек ожидает определенное событие. Надежда отражает вероятность того, что нечто может осуществиться. В религиозной философии ожидание истинного (духовного) блага, источником которого признается высшее существо Бог. Как состояние духа надежда есть преодоление настоящего, устремленность в будущее. Однако и за пределами религиозного сознания надежда на осуществление, исполнение желаемого выражает одну из важнейших характеристик человеческого существования – «пребывания» человека не в жестко детерминированном (предопределенном), а в вероятностном, неопределенном мире. Надо подчеркнуть, что вместе с верой и любовью, надежда составляет ценностную оптимистическую основу человеческой жизни и очень важна для творения добра и самосотворения своей софийной духовности. На взгляд составителя словаря, М.Мамардашвили несправедлив в критике феномена человеческой надежды.

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

НАДЕЖДА
(Hoffnung) — чувство, которое сопровождает ожидание и которое может вырасти в уверенность, что желаемое наступит. Как основное настроение человека, взгляд которого устремлен не столько на фактически данное, сколько на будущее, надежда означает некритическую оценку как возможности, так и действительности желаемого; она опирается главным образом на безоговорочную веру, которая стоит на пути не только мышления, соответствующего фактическому положению вещей, но и деятельности. Надежда является основным принципом всех утопий. Если надежда ссылается на непознаваемое и абсолютное, то она становится незыблемой основой упования, осуществляемого в религиозной вере. Согласно Г. Марселю, надежда есть акт духовного переживания, который позволяет познать глубины души.
J. Pieper. Über die H., 1935; G. Marcel. Homo viator, Paris, 1945, dt. 1949; E. Bloch. Das Prinzip H., I—III, 1954—1959; J. Moltmann. Theologie der H., 1964; M. Kimmerle. Die Zukunftsbedeutung der H. — Auseinandersetzung mit E. Blochs «Prinzip H.» aus philos. und theolog. Sicht, 1966;
J. Pieper. H. und Geschichte, 1967; A. Edmaier. Horizonte der H., 1968; R. Schaeffler. Was dürfen wir hoffen?, 1979.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

НАДЕЖДА

- ожидание должного, соединенное с уверенности в его осуществлении. Присуща сердцу человека, тесно связана с его верой и любовью и является признаком его духовного здоровья. В ней - вера в осмысленность происходящего несмотря на отсутствие полноты его понимания и чувство ответственности несмотря на собственное бессилие. Жизнь человека обессмысливается, если он теряет надежду. Она сверхкосмична и сверхразумна, но должна раскрыться также и в мышлении человека, что затруднено в тех случаях, когда мышление человека слабо связано с его сердцем. Чувство абсурда нашего мира, распространенное в современной философии и литературе, в одних случаях - признак слабости связи сердца и мышления, а в других - духовной опустошенности или порочности. Надежда ищет в жизни не столько то, что есть, а скорее начатки будущего и "точки роста" новой жизни. Христианская вера тоже ориентирована творимую Богом реальность. Философия надежды внутренне связана с порывом души к Высшему, со странствием, духовным продвижением по пути, ведущему в Царство. Г.Марсель писал, что истоки и устья надежды находятся не в нашем мире: "Архетип надежды - это надежда на спасение"; она как бы "включает в виде постулата утверждение, что реальность выходит за пределы всякого возможного расчета, как если бы она стремилась соединиться при помощи какого-то тайного свойства с принципом, скрытым в основе вещей, или, скорее, в недрах событий, который презирает расчет".

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

Надежда
Определенный вид желания, направленного на что‑то, чего не имеешь, или кого‑то, кого нет (надеяться значит желать, не испытывая наслаждения); это желание, о котором мы не знаем, осуществится ли оно и вообще осуществимо ли оно (надеяться значит желать, не будучи ни в чем уверенным); наконец, это желание, осуществление которого от нас не зависит (надеяться значит желать, не имея возможности осуществить желаемое). Тем самым надежда противопоставлена воле (желанию, удовлетворение которого зависит от нас), рациональному предвидению (когда будущее становится предметом изучения или вероятностного расчета) и, наконец, любви (когда желание направлено на кого‑то, кто реально существует, или на что‑то, приносящее наслаждение). Из этого с достаточной ясностью вытекает, что следует делать: не запрещай себе надеяться, но старайся научиться желать, познавать и любить. Чаще всего надежда связывается с будущим. Это объясняется тем, что в числе объектов наших желаний именно будущее чаще всего не имеет прямой связи с наслаждением, знанием и возможным действием. Прошлое известно нам гораздо лучше, а настоящее – гораздо более доступно. Что не мешает надеяться также «в прошедшем» («Надеюсь, он не обиделся») и «в настоящем времени» («Надеюсь, он здоров»). Для этого достаточно, чтобы имелось желание, чтобы его осуществление не зависело от нас и чтобы мы не знали наверняка, как повернется дело. Временной ориентир в понятии надежды менее важен, чем бессилие и незнание: мы не называем надеждой то, в чем уверены, или то, чего способны достичь своими силами. Таким образом, надежда свидетельствует о нашей слабости. Причислить ее к числу добродетелей представляется затруднительным. Надеяться слишком легко. Надеяться может и слабый.

Источник: Философский словарь.

НАДЕЖДА
1) - эмоциональное переживание, возникающее при напряженном ожидании субъектом желаемого и предвосхищающее вероятность его свершения; (2) - общечеловеческая универсалия культуры, фиксирующая данное состоящие в качестве ценности. В европейской культуре традиционно входит в число наиболее глубинных и значимых оснований аксиологического тезауруса, выражая парадигму позитивного восприятия мира, основополагающего доверия к бытию (см. этимологическое единство надежды и надежности), фундирует в западном менталитете установку на фундаментальный мировоззренческий оптимизм. Согласно античному мифу, в "дарах" разгневанного Зевса людям один факт дарования Н. уравновешивает собою все содержимое ящика Пандоры (по версии Гесиода, Пандора, созданная Богами для отмщения людям, получившим от Прометея огонь, не только выпускает из сосуда несчастья, ненависть, пороки и болезни, но и закупоривает сосуд, оставляя на его дне Н. и тем лишая человечество не только перспективы, но и последней отрады). В христианской традиции Н. выступает одним из семантических центров триединого комплекса универсальных человеческих ценностей: Вера - Н. - Любовь, выражая идею препоручения себя Богу, эмоциональное переживание состояния нахождения в руках Божьих и убежденности в справедливости и - сверх того - милосердии Божьем (согласно апостолу Павлу, Н. "для души есть как бы якорь безопасный и крепкий", "твердое утешение" (Евр., 6, соотв. 19 и 18). Акцентированный статус Н. как универсалии культуры в европейском менталитете фиксирует такую особенность культуры западного типа, как ее остро субъективно, лично переживаемая векторная устремленность вперед: примат будущего перед прошлым и настоящим предполагает постоянное вхождение личных и социальных футурологических проекций в настоящее, отказ от принятия наличного настоящего в качестве финального состояния, окончательного приговора судьбы и т.п. В особом отношении Европы к феномену Н. находит свое выражение открытость западной культуры будущему как миру возможного. В зрелых формах европейской культуры на этой основе оформляется идея игры-Play в отличие от игры-game: великая, серьезная и доверчивая Игра как открытость непредвиденным формам своего бытия, открывающая, в свою очередь, его непредсказуемые возможности, (Э. Финк, Р. Кайюа). Психологический феномен сохранения Н. при отсутствии обосновывающих ее объективных факторов (на базе сильной субъективной мотивации) также осмыслен в европейское культуре как ценность и конституируется в качестве отрефлексированной сознательной поведенческой парадигмы, возводясь в ранг жизненного принципа и приобретая в культуре статус приоритетной мировоззренческой позиции. Пронизывает собою всю историю Европы - от "dum spiro spero" до "Н. умирает последней". Как калька лат. Spem, так и соответствующие существительные во многих романских и славянских языках восприняты соответствующими национальными традициями в качестве женских имен (фр. Esperance, исп, Esperanza, восточно-славянские Н., Надзея, Надия и др.)., причем христианский календарь выражает культурно-семантическое единство аксиологического комплекса веры, Н. и любви: по православным святцам родившимся 17 (30) сентября девочкам выбирали имена из ряда "Вера, Н., Любовь и мать их София". (Интересно, что сохранив легшую в основу данного праздника легенду о четырех христианских мученицах, гонимых римским императором Адрианом (2 в.), европейская культура переосмыслила семантический гештальт легенды в духе классического западного рационализма: Sophia, мудрость, выступает "матерью", основой и истоком общечеловеческих ценностей, даже наиболее эмоционально окрашенных). Выступает одной из основополагающих категориальных структур в экзистенциалистской ветви современной философии (Марсель и др.). В рамках современного неотомизма оформляется "теология Н." (с 60-70-х 20 в.), центрирующаяся вокруг понятия Н., трактуемой не только как психологическое состояние, но и как онтологическая характеристика бытия. Развиваясь в русле политической теологии, "теология Н." конституируется как концепция "революционного милленаризма" (см. Хилиазм). В рамках "теологии Н." надеяться - значит мыслить будущее в неразрывной связи с настоящим, преобразованным в соответствии с будущим идеалом, гарантом осуществления которого выступает Божественное соучастие (В. Панненберг, Ф. Чайлдз). Таким образом, христианская Н. понимается "теологией Н." как своего рода активная жизненная позиция, ориентированная на утверждение царства любви, свободы, справедливости и добра. См. также Блох.
М.А. Можейко

Источник: Новейший философский словарь

НАДЕЖДА
ожидание блага, осуществления желаемого. В античности не было единого представления о ценностном значении надежды (). Негативное ценностное значение надежды обусловливалось тем, что она воспринималась как иллюзия, добровольный самообман. Однако из представления об иллюзорности не всегда делался вывод о том, что надежда является злом; часто она выступала в роли утешения («Прикованный Прометей» Эсхила) — как средство, хотя и не способное отвести удары судьбы, зато избавляющее человека от страдания, вызванного ожиданием неизбежного. Ценность иллюзорной надежды-утешения была развенчана, в частности, в стоицизме, согласно которому обманчивая надежда ведет к отчаянию, в то время как главное для человека сохранить мужество в столкновении с любыми превратностями судьбы. Нейтральное значение понятия раскрывается как ожидание события, которое с ценностной точки зрения может быть и хорошим, и плохим. По Платону, у хороших и правильно мыслящих людей надежды истинные и достижимые, у дурных и неразумных — ложные и несбыточные. С такой трактовкой связано и понимание надежды как положительной ценности (справедливой награды за добродетельную жизнь), в античности закрепившееся и в том, что надежду изображали на монетах, а в древнем Риме существовало ее культовое почитание (spes).
В христианстве надежда трактуется исключительно как положительная ценность. Хотя допускается, что объектами надежды могут быть различные (в т. ч. материальные) блага, в ней усматривается знак принадлежности человека не земной жизни, а вечности; ее основное содержание — упование на справедливый суд Христа и спасение (мессианская надежда). В таком качестве надежда рассматривается как одна из основополагающих добродетелей наряду с верой и милосердием. Наиболее распространена точка зрения, что надежда в сравнении с др. теологическими добродетелями обладает меньшей значимостью. Для апостола Павла «любовь из них больше», поскольку любовь пребывает вечно, в вере же и в надежде потребность утрачивается, когда Царство Божье становится фактом. В самом Боге нет ни веры, ни надежды, а есть только любовь. На основе анализа святоотеческих текстов С. М. Зарин говорит о второстепенном значении надежды и как аскетического средства. На высшей ступени своего развития христианин угождает Богу не благодаря надежде на получение в будущей жизни вечного блаженства за «доброделание», а только из любви к Богу.
Понятие надежды занимает существенное место в моральной философии И. Канта. Согласно Канту, высшее благо (философский эквивалент понятия Царства Божьего) составляется из двух элементов — добродетели (нравственности) и счастья, между которыми объективно существует напряжение: в моральном законе не содержится необходимого основания для связи между нравственностью и счастьем. Совершенное осуществление добродетели и достижение соразмерного с добродетелью счастья непостижимы разумом и могут быть предметом лишь надежды. В качестве условий возможности высшего блага и оснований надежды на его достижение Кант называет свободу, бессмертие души и бытие Бога. Постулат о свободе вытекает из необходимости допущения способности определения воли по законам умопостигаемого мира, постулат о бессмертии души — из необходимости условия «соразмерности продолжительности существования с полнотой в исполнении морального закона». Благодаря постулату о бытии Бога оказывается возможной надежда на осуществление высшего блага во всей полноте — достижение соразмерного с нравственностью счастья. Надежда, как и страх, не может быть, по Канту, нравственным мотивом: в качестве принципа деяния она разрушительна для его моральной ценности.
Античные и христианские представления о надежде и сами их основания стали предметом переосмысления для современных авторов. Так, А. Камю, разделяя античный взгляд на надежду как на иллюзию, добровольный самообман, считает, что понимание ее как ценности возможно лишь в рамках религиозного и философского сознания, приписывающего миру смысл и основание. По логике этого сознания, если не надеяться на понимание мира и на спасение в нем, то следует отказаться от жизни. Такое мировоззрение Камю обнаруживает не только в христианском и новоевропейском образе мысли, но и в экзистенциализме. Единственный путь для человека, осознавшего наконец свою принадлежность абсурду, состоит в жизни без надежды на понимание и на спасение, которая всегда тождественна иллюзии. Надежде в современной философии противопоставляется безнадежность как отсутствие всякого обмана (Ж. Батай). Надежда-иллюзия считается всего лишь предлогом для ухода от решения смысложизненных дилемм в мир грез (Д. Д. Руне).
В основании античного и современного понимания надежды как иллюзии, согласно П. Рикеру, лежит миросозерцание «вечного настоящего». Причину отказа от надежды в этой традиции он видит в признании приоритета необходимости. Адекватное же понимание надежды, по его мнению, возможно лишь в теологии и философии, имеющих эсхатологическое измерение. В контексте эсхатологической теологии Рикер связывает понятие надежды с понятиями воскресения и свободы. Познать воскресение Христа — значит приобщиться к надежде на воскресение из мертвых. Э. Блох при создании философии надежды опирался на учение К. Маркса, которое само считал актом надежды, именно на том основании, что в отличие от предшествующей философии, ориентированной в прошлое и исходящей из реализованности идеала совершенства, марксизм ориентирует на достижение универсального совершенства в будущем. Успешность мирового процесса в этом движении определяется, по Блоху, надеждой, признаваемой атрибутом бытия, устремленностью к будущему или первоначальной формой выражения «голода» — побудительной силой, ведущей к изменению в мире. Э. Фромм, обосновывая положительную ценность надежды во внерелигиозном контексте и косвенно возражая против отождествления ее с иллюзией, напротив, особый акцент делает на непременной укорененности надежды в настоящем. Объектом надежды, по его мнению, является состояние бытия, а-пассивное ожидание достижения бытийной полноты в далеком будущем Фромм считает одной из основных форм отчуждения надежды (поклонение «будущему», «потомкам», «прогрессу» и т. п.). Именно пассивное упование уводит человека от собственной активности и ответственности за свою жизнь, надежда же требует действовать и добиваться достижения целей. Поэтому она опирается на особого рода знание реальности — «видение настоящего, чреватого будущим», которое Фромм называет рациональной верой, или умением усматривать суть явлений. Увязывание надежды с настоящим делает ее более действенной еще и потому, что уберегает от другой формы отчуждения — игнорирующего реальность авантюризма.
Напротив, в религиозно-философских рассуждениях о надежде особенно акцентируется присущий ей элемент иррациональности. Так, Рикер подчеркивает, что логика надежды — это логика избыточности, поскольку объект надежды не только не имеет предпосылок в настоящем, но и противоположен настоящему — существованию «под знаком креста и смерти». С. А. Левицкий объясняет иррациональность надежды тем, что «превратимость возможности в действительность» постулируется в ней часто против доводов разума. Оборотной стороной иррациональности надежды является ее соотнесенность со свободой. Согласно Рикеру, надежда соотнесена со свободой отрицания смерти. По Левицкому, надежда есть проявление свободы, поскольку она представляет собой «постулирование определенной благой возможности как субъективно долженствующей осуществиться»; лишенный надежды, лишен и свободы.
Представление о надежде как о положительной ценности включает и утверждение ее действенности в личностном, социальном и космическом аспектах (К. С. Льюис, Рикер). Блох считал, что надежда ориентирует на осуществление высшего блага как торжества коммунизма и Царства Свободы, где преодолеваются какие-либо противоречия в человеческом бытии и человек становится бессмертным. По Фромму, надежда как основная характеристика бытия направлена на активное преобразование человеком и обществом «земной» реальности в направлении ее «большей жизненности».
Лит.: Платон. Филеб. Государство. Тимей // Платой, Собр. соч. в 4 т., т. 3. M., 1994; Кант И. Критика практического разума // Кант И. Собр. соч. в 6 т., т. 4, ч. 1. M., 1965; Левицкий С. А. Трагедия свободы.— Соч., т. 1. M., 1995, с. 238—43; Зарин С. M. Аскетизм по православнохристианскому учению. М., 1996; Камю А. Бунтующий человек. М., 1990; Льюис К. С. Просто христианство [III, X].— Он же. Любовь, страдание, надежда. М., 1992; Фромм Э. Революция надежды.— Он же. Психоанализ и этика. М., 1993; Рикер П. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера. М., 1996; Bloch E. Das Prinzip Hoffnung. Bd. l— 3. B., 1954-59; Shorey P. Hope.— Hastings J. (ed.). Encyclopedia of Religion and Ethics. Edinburgh—N. Y., 1974.
О. В. Артемьева

Источник: Новая философская энциклопедия

НАДЕЖДА
ожидание блага, осуществления желаемого. В античности не было единого представления о ценностном значении Н. В изложении Гесиода Н. была одной из бед, оказавшихся в сосуде Пандоры. Негативное ценностное значение Н. обусловливалось тем, что она воспринималась как иллюзия, добровольный самообман. Согласно античному афоризму, Н. — «самое сладкое несчастье». Однако из представления об иллюзорности Н. не всегда делался вывод о том, что она является злом. Так, Прометей в трагедии Эсхила с гордостью говорил, что избавил смертных от предвидения, одарив их слепыми надеждами. Н. здесь выступает в роли иллюзии-утешения, к-рая хотя и не способна отвести удары судьбы, зато способна избавить человека от страдания, вызванного ожиданием неизбежного. Ценность иллюзорной Н.-утешения была развенчана, в частности, в стоицизме, согласно к-рому обманчивая Н. ведет не к утешению, а к отчаянию, в то время как главное для человека сохранить мужество перед лицом любых ударов судьбы. Нейтральное значение понятия Н. раскрывается как ожидание события, к-рое с ценностной т.з. может быть и хорошим, и плохим. По Платону, у хороших и правильно мыслящих людей надежды истинные и достижимые, у дурных и неразумных — ложные и несбыточные.
С такой трактовкой связано понимание Н. как положительной ценности — справедливой награды за добродетельную жизнь. Н., по Платону, является долгом всех разумных людей: они должны надеяться на то, что Бог уменьшит их трудности, изменит к лучшему теперешнее положение и дарует им блага, противоположные прежлим бедам. Положительное ценностное значение Н. в античности закрепилось и в том, что Н. изображали на монетах, а в Др. Риме существовало культовое почитание Н. (spes).
В христианстве Н. трактуется исключительно как положительная ценность. И хотя допускается, что объектами Н. могут быть различные (включая материальные) блага, в Н. усматривается знак принадлежности человека не земной жизни, а вечности; ее основное содержание — упование на справедливый суд Христа и спасение (мессианская Н.).
В таком качестве Н. рассматривается как одна из основополагающих добродетелей наряду с верой и милосердием (любовью). Наиболее распространена т.з., что Н. в сравнении с другими теологическими добродетелями обладает меньшей значимостью. Для ап. Павла «любовь из них больше»: она пребывает вечно, в вере же и в Н. потребность утрачивается, когда Царство Божие становится фактом.
В самом Боге нет ни веры, ни Н., а есть только любовь. На основе анализа святоотеческих текстов СМ.Зарин приходит к выводу о второстепенном значении Н. и как аскетического средства «пробуждения человека от греховного сна и для возбуждения его энергии к христианскому подвижничеству». Благодаря тому, что Н. на получение в будущей жизни вечного блаженства за «доброделание» внушается человеку как мотив поступков на первых ступенях его христианского совершенствования, труд подвижничества значительно облегчается, человек постепенно обретает вкус к добру. Вместе с тем Н. как побуждение к христианскому совершенствованию имеет относительное значение. На высшей ступени своего развития христианин угождает Богу только из любви к нему, он творит добро по бескорыстному влечению.
В поздних философских интерпретациях соотношение трех христианских добродетелей определялось поразному. Если С.А.Левицкий считал, что среди теологических добродетелей Н., будучи лишь отражением веры и имея предметом земное благо, занимает низшее место, то для М. де Унамуно Н. является ключевой среди трех добродетелей, ибо вера в Бога и любовь к нему есть прежде всего Н. на него; вера подчиняется Н. в том смысле, что люди верят в то, на что надеются. Вера - это осуществление Н., а Н. - это форма веры. Любовь же питается только надеждами. Понятие Н. занимает существенное место в моральной философии И.Канта. Согласно Канту, высшее благо (философский эквивалент понятия Царства Божьего), устремленность к к-рому как к высшей цели конституирует морально определенную волю и является для разумного существа долгом, составляется двумя элементами - добродетелью (нравственностью) и счастьем, между к-рыми объективно существует напряжение: в моральном законе не содержится необходимого основания для связи между нравственностью и счастьем, мораль говорит не о том, как стать счастливым, а о том, как человек должен стать достойным счастья. Примирение между добродетелью и счастьем, совершенное осуществление добродетели и достижение соразмерного с добродетелью счастья не постижимы разумом и могут быть предметом лишь Н.
В качестве условий возможности высшего блага и оснований Н. на его достижение Кант называет свободу, бессмертие души и бытие Бога. Постулат о свободе вытекает из необходимости допущения способности определения воли по законам умопостигаемого мира, постулат о бессмертии души - из необходимости условия «соразмерности продолжительности существования с полнотой в исполнении морального закона». По Канту, Н. на полное осуществление добродетели как главного элемента высшего блага представляет собой упование на правильность моральных принципов, к-рых придерживается человек, а также на беспрерывное продолжение морального прогресса, приумножение совершенства человека и обретение блаженного будущего. Если христианская мораль отнимает у человека Н. быть полностью адекватным заповедям, она все же дает ему утешительную Н. на то, что, поступая столь хорошо, сколько в его силах, он может надеяться, что то, что не в его силах, может пригодиться в другом месте. Тем не менее Н., как и страх, не может быть, по Канту, нравственным мотивом: в качестве принципа деяния она разрушительна для его моральной ценности. Античные и христианские представления о Н. стали предметом переосмысления для разных современных авторов. Так, А.Камю, разделяя античный взгляд на Н. как на иллюзию, добровольный самообман, считает, что понимание Н. как ценности возможно лишь в рамках религиозного и философского сознания, приписывающего миру смысл и основание. По логике этого сознания, если не надеяться на понимание мира и на спасение в нем, то следует отказаться от жизни. Такое мировоззрение Камю обнаруживает не только в христианском и новоевропейском образе мысли, но и в экзистенциализме, к-рый, провозгласив первоначально отсутствие в мире «руководящего принципа», впоследствии придал миру разумные основания и, подарив человеку Н., тем самым освободил его от «груза собственной жизни». Адекватное отношение к Н. Камю находит в соединении античной мудрости с современным героизмом. Единственный путь для человека, осознавшего наконец свою принадлежность абсурду, состоит в жизни без Н. на понимание и на спасение, к-рая всегда тождественна иллюзии. Образом идущего по этому пути человека Камю считает Сизифа, к-рый, осознавая безнадежность своей судьбы, превозмогает ее презрением и тем самым обретает победу. Н. в современной философии противопоставляется безнадежность как отсутствие всякого обмана (Ж.Батай). Н.-иллюзия считается всего лишь предлогом уйти в мир грез от решения смысложизненных дилемм (Д.Д.Рунс).
В основании античного и современного понимания Н. как иллюзии, согласно П.Рикёру, лежит миросозерцание «вечного настоящего», в к-ром прошлое и будущее лишены доверия. Причину отказа от Н. здесь Рикёр видит в признании приоритета необходимости. Адекватное же понимание Н., по его мнению, возможно лишь в теологии и философии, имеющих эсхатологическое измерение.
В контексте эсхатологической теологии Рикёр связывает понятие Н. с понятиями воскресения и свободы. Воскресение он интерпретирует как событие прошлого, к-рое является знаком того, что обетование Царства Божьего относится ко всем, и познать воскресение Христа — значит приобщиться к Н. на воскресение из мертвых. Н. противоречит настоящему, тому, из чего проистекает — из существования «под знаком креста и смерти». Э.Блох при создании философии Н. опирался на учение К.Маркса, к-рое само считал актом Н., именно на том основании, что в отличие от предшествующей философии, ориентированной в прошлое и исходящей из реализованности идеала совершенства, марксизм ориентирует на достижение универсального совершенства в будущем. Успешность мирового процесса в этом движении определяется, по Блоху, Н. как атрибутом бытия, устремленностью к будущему, или первоначальной формой выражения «голода» - побудительной силой, ведущей к изменению в мире. Э.Фромм, обосновывая положительную ценность Н. во внерелигиозном контексте и косвенно возражая против отождествления Н. с иллюзией, напротив, особый акцент делает на непременной укорененности Н. в настоящем. Объектом Н., по его мнению, является состояние бытия, и пассивное ожидание достижения полноты бытия в далеком будущем Фромм считает одной из основных форм отчуждения Н., к-рая проявляется в поклонении «будущему», «потомкам», «прогрессу» и т.п. Именно пассивное упование, а не Н., уводит человека от собственной активности и ответственности за свою жизнь. Н. же требует действовать и добиваться достижения целей. Поэтому она опирается на особого рода знание реальности - «видение настоящего, чреватого будущим», к-рое Фромм называет рациональной верой, или умением проникать за поверхность явлений и усматривать их суть. Смысл мессианской Н., выраженной в видениях пророков, Фромм интерпретирует как осознание «нынешней действительности», свободное от общественного мнения и указаний властей предержащих. Увязывание Н. с настоящим не только не обессмысливает, но делает ее более действенной еще и потому, что уберегает от другой формы отчуждения — игнорирующего реальность авантюризма. Напротив, в религиозно-философских рассуждениях о Н. особенно акцентируется присущий ей элемент иррациональности. Так, Рикёр подчеркивает, что логика Н. - это логика избыточности, поскольку объект Н. не только не имеет предпосылок в настоящем, но и противоположен настоящему. Н. как жажда возможного связана с воображением, в распоряжении к-рого — радикально новое бытие, так что она соотнесена со свободой отрицания смерти. Левицкий объясняет иррациональность Н. тем, что «превратимость возможности в действительность» постулируется в ней часто против доводов разума. Оборотной стороной иррациональности Н. является ее соотнесенность со свободой. Н. есть проявление свободы, поскольку она представляет собой «постулирование определенной благой возможности как субъективно долженствующей осуществиться»; лишенный Н. лишен и свободы. Представление о Н. как о положительной ценности включает и утверждение ее действенности, причем не только в личностном, но и в социальном, и даже в космическом плане (К.С.Льюис, Рикёр). Блох считал, что Н. ориентирует на осуществление высшего блага как торжества коммунизма и Царства Свободы, где преодолеваются какие-либо противоречия в человеческом бытии, и человек становится бессмертным. По Фромму, Н. как основная характеристика бытия направлена на активное преобразование человеком и обществом «земной» реальности в направлении ее «большей жизненности». Лит.: Зарин СМ. Аскетизм по православно-христианскому учению. М.: Православный паломник, 1996; Камю А. Бунтующий человек. М.: Политиздат, 1990; Льюис К.С. Просто христианство [III, X] //Льюис К.С. Любовь, страдание, надежда. М.: Республика, 1992; Кант И. Критика практического разума // Кант И. Собр. соч. в 6 т. Т. 4 (1). М.: Мысль, 1965; Левицкий С.А. Трагедия свободы//Левицкий С.А. Соч. Т. 1. М.: Канон, 1995. С. 238-243; Платон. Филеб // Платон. Собр. соч. в 4 т. Т. 3. М.: Мысль, 1994; Платон. Государство [1] // Платон. Там же; Платон. Тимей // Платон. Там же; Рикёр П. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера. М.: Искусство, 1996; Унамуно М. О трагическом чувстве жизни у людей и народов [IX. Вера, Надежда, Милосердие] // Унамуно М. О трагическом чувстве жизни. М.: Символ, 1997; Фромм Э. Революция надежды // Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993; Block E. Das Prinzip Hofthung. Frankfurt: Suhrkamp, 1959; Shorey P. Hope // Encyclopedia of Religion and Ethics / Ed. J. Hastings. Edinburgh: T&T. Clark; New York: Charles Scribner's Sous, 1974. О.В.Артемьева

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF
121.17 кб

Размышляя о культуре внутренней жизни: вера, надежда, любовь как деятельность в пространстве Беспред

Уроженко Ольга Алексеевна
Понятия «вера», «надежда», «любовь» с точки зрения различных мировоззренческих подходов: традиционной философии, религии, духовного наследия семьи Рерихов (в контексте энергетической картины мира).
Читать PDF
163.74 кб

2002. 02. 016. Латур Б. Надежда Пандоры: очерки реальности исследований науки. Latour B. Pandora's h

Столярова &tabо Е.
Читать PDF
461.19 кб

Время, иллюзия, надежда (парадоксы и ироничныефразы)

Малышев М.А.
Читать PDF
101.57 кб

Социальные ожидания и надежда

Черноиваненко Юлия Олеговна, Валиахметова Марьям Мансуровна
В научной литературе понятия «ожидания» и «надежда» часто пересекаются, это приводит к затруднению изучения данных феноменов.
Читать PDF
148.09 кб

Вершинин С. Е. «Жизнь - значит надежда. Введение в философию Эрнста Блоха». Екатеринбург, 2001

Любутин К.Н.
Читать PDF
90.71 кб

Николай Надеждин и его место в истории русского платонизма

Мирошниченко Евгений Игоревич
В статье рассматриваются работы Н.И.Надеждина, известного публициста XIX века, посвященные Платону. Исследуется оригинальная трактовка Надеждиным наследия великого греческого философа.
Читать PDF
207.76 кб

Аватар мечты: ценность надежды в обществе

Майборода Д. В.
Читать PDF
623.80 кб

Смелость без надежды: этические выводы из судеб Европейского гуманизма

Игнатов Ассен
Читать PDF
249.65 кб

II Бакинский международный гуманитарный форум «XXI век: надежды и вызовы»

Попков Юрий Владимирович
Читать PDF
88.87 кб

Н. И. Надеждин: от эстетики и литературной критики к этнографическому изучению культуры

Симосато Тосиюки
В статье рассматривается взаимоотношение важных сторон мировоззрения и теоретической деятельности Н.И.
Читать PDF
266.49 кб

Об эволюции понятия надежды

Кононова Е. С.
В статье рассматриваются различные аспекты понятия надежды, их смысловое наполнение и эволюция этих смыслов.
Читать PDF
413.49 кб

Космопланетарный смысл феномена надежды

Баркова Э. В.
Осуществлен опыт философско-культурологического обоснования феномена надежды в контексте гуманистической космопланетарной парадигмы.

Похожие термины:

  • Надежда Пандоры: очерки по поводу реальности исследований науки

    «НАДЕЖДА ПАНДОРЫ: ОЧЕРКИ ПО ПОВОДУ РЕАЛЬНОСТИ ИССЛЕДОВАНИЙ НАУКИ» («Pandora´s Hope: Essays on the Reality of Science Studies») — книга Б. Латура, изданная в 1999 в США и переведенная на многие языки. По словам автора, она с
  • НАДЕЖДА РЕЛИГИОЗНАЯ

    в христианстве упование на бога в ожидании спасения и загробного блаженства. Гарантом Н. р. считается Христос, а средствами утвердиться в ней - молитва и следование учению /заповедям) о блаженстве.
  • КРУПСКАЯ Надежда Константиновна

    (1869 - 1939) - сов, гос., парт, деятель, жена, друг и соратник В. И. Ленина, теоретик педагогики, один из создателей сов. системы народного образования. Много внимания уделяла содержанию и методике атеистич
  • ЛАДЫГИНА-КОТС Надежда Николаевна

    [6(18) мая 1889 – 3 сент. 1963 ] – сов. психолог, старший науч. сотрудник Института философии АН СССР (1945–63), д-р биологич. наук; засл. деятель науки (с 1961). С 1911 работала в Гос. Дарвиновском музее, ведя науч. ис
  • ФЕДОТОВА Надежда Николаевна

    Доктор социологических наук, доцент кафедры социологии Московского государственного института (Университета) международных отношений. Кандидатская диссертация «Глобализация как фактор формир
  • Вера надежда любовь

    понятия в христианской философии, являющиеся выражением традиционных высших морально-ценностных идеалов мировых религий – Добра, Истины, Красоты. Вера показывает связь человека с Богом и людьми,
  • ГОЛИК Надежда Васильевна

    Родилась 19 ноября 1945 г. в Ленинграде. Окончила философский факультет Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова (1970), аспирантуру там же (1974). С 1974 г. препод. кафедры философии Лени
  • КАТУНИНА Надежда Сергеевна

    Родилась в г. Ставрополе Окончила философский факультет Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова (1974), аспирантуру Томского государственного университета (1981). С 1974 г. ассисте
  • МАНЬКОВСКАЯ Надежда Борисовна

    Родилась 2 июля 1948 г. в Москве. Окончила французский факультет Московский государственный институт иностранных языков им. М. Тореза (1970), аспирантуру кафедры эстетики философского факультета Моско
  • РЫБАКОВА Надежда Анатольевна

    (р. 7.9.1952) — спец. по филос. антропологии и геронтологии; к. филос. н., доц. Р. в г. Волхов Ленингр. обл. Окончила филос. ф-т ЛГУ (1986), асп. того же ф-та (1995). С 1987 по 1998 - асе, ст. преп. кафедры филос. Псковского г
  • БАГДАСАРЬЯН Надежда Гегамовна

    (р. 18.7.1947) —. спец. в обл. филос. и культурологии техники; д. филос. н., проф. Окончила ист. ф-т МОПИ им. Н. К Крупской (1969). С 1969 работает в МГТУ им. Н. Э. Баумана, где до 1987 преподавала историю, а в 1987 создала и
  • ФРАНЦУЗОВА Надежда Павловна

    (р. 5.6.1928) — спец. в обл. теории познания и ист. познания; д. филос. н., проф. Р. в г. Рудня Смоленской обл. Окончила филос. ф-т МГУ (1951) и асп. там же (1954). Работала в ВПШ: н. с, ст. преп., с 1976 - проф.; в 1978-92 - проф. к
  • НОВИКОВА Надежда Львовна

    (р. 4.8.1961) — спец. в обл. филос. языка и лингвистики; д. филос. н., проф. Р. в Саранске Мордовской АССР. Окончила ф-т иностр. языков. Мордовского гос. ун-та (1983) и асп. (1989). Работала в Мордовском гос. пед. ин-те
  • НАДЕЖДИН Николай Иванович

    5(17) октября 1804, с. Нижний Белоомут Рязанской губ.— 11(23) января 1856 Петербург] — русский литературный критик, философ, историк, этнограф. Окончил Рязанскую семинарию (1820) и Московскую духовную академи
  • Надежды на человечество

    Если бы у нас была бодрость духа и надежда, основанная на фактах, мы бы в тысячу раз легче, чем сейчас, преодолели все трудности и привели остальной мир, или по крайней мере его большую часть, к духу
  • ВЕРЫ, НАДЕЖДЫ, ЛЮБВИ и СОФЬИ день памяти

    отмечаемый 17 (30) сентября праздник правосл. церкви, в основе к-рого лежит мифич. история о жестокой расправе римск. императора Адриана (2 в.) над принявшими христианство римлянками Софьей и ее тремя д
  • ТЕОЛОГИЯ НАДЕЖДЫ

    одна из концепций модернист, христ. социализма, в к-рой христианство трактуется как «великая соц. надежда», ибо соц. освобождение, являясь триумфом христ. моральных идеалов, будет одновременно и сп
  • HOMO VIATOR. ПРОЛЕГОМЕНЫ К МЕТАФИЗИКЕ НАДЕЖДЫ

    (Homo viator. Prolegomenes a une metaphysique de lesperance. Paris, Aubier: Ed. Montaigne, 1944; pyc.nep. 1998) — книга Г.Марселя, создававшаяся в годы оккупации Франции. Обращаясь в предисловии ко второму ее изданию к понятию надежды, Марсель зам
  • ВЕРЫ НАДЕЖДЫ ЛЮБВИ И МАТЕРИ ИХ СОФЬИ ДЕНЬ

    праздник, отмечаемый в рус. православии 17(30) сентября. Он установлен в ознаменование якобы имевшего место события - жестокой расправы рим. императора Адриана (2 в.) над римлянкой Софьей и ее тремя доч