СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Найдено 21 определение
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
мера воздаяния за добро и зло.

Источник: Русская философия: терминологический словарь.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
один из фундаментальных принципов, регулирующих взаимоотношения между людьми на основе представлений о должном, о сущности человека и его правах. С ее помощью осуществляется распределение и перераспределение всевозможных социальных ценностей в соответствии с выбранными критериями. Их несоблюдение рассматривается как несправедливость.

Источник: Глоссарий философских терминов проекта Distance

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
у Платона добродетель правильного отношения к др. людям, сумма всех добродетелей вообще. В современной этике ценностей справедливость является предварительным условием осуществления остальных ценностей (см. Этика) и состоит в том, чтобы быть справедливым по отношению к чужой личности как таковой, уважать ее и не вторгаться в сферу ее свободы, чтобы сохранить ее свободу действий и не препятствовать созданию культурных ценностей.

Источник: Философский энциклопедический словарь

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
строгое уважение прав вообще. Различают коммутативную справедливость («всем одинаково», по формуле Бабефа) и дистрибутивную справедливость («каждому по заслугам» — принцип, который отстаивал Маркс). Часто разводят справедливость и милосердие, идущее дальше строгого уважения прав другого и предполагающее личное понимание потребностей другого. Ценность справедливости в том, чтобы установить между людьми истинное и анонимное равенство, не зависящее ни от общественной ситуации, ни от личности индивидов.
 

Источник: Философский словарь

Справедливость

/D/ Wahrhelt; /E/ Justice; /F/ Justice; /Esp./ Justicia.
Термин, обозначающий отношения равноправия в их конкретно-исторических формах, предполагающие уважение достоинства другого на основе осознания своего собственногонравственного идеала, как высшей ценности, как меры себя и другого.
Справедливость - основа таких понятий, как взаимоуважение, сотрудничество, милосердие, взаимоограничение. Человек, как личность, включает право и обязанность быть справедливым. Справедливость возвышает достоинство человека. Все общественные добродетели, основанные на ней, вызывают и заслуживают уважения и одобрения.

Источник: Философия, практическое руководство

Справедливость
как правовая категория требует соответствия между практической ролью человека или социальной группы в жизни общества и их социальным положением, соответствия правам – обязанностей, деянию – воздания, труду – вознаграждения, преступлению – наказания.  Обобщая различные виды взаимодействия в обществе, С. можно определить как эквивалентность (соразмерность) взаимных предоставлений и получений. Существенное значение для определения С. имеет ее деление на уравновешивающую и распределительную. Уравновешивающая С. означает равенство исходных возможностей, чести и достоинства, свободы, равенство перед судом и законом. Распределительная С. означает деление материальных и духовных благ соразмерно вкладу каждого члена общества, зависящему от его собственной активности. В этом случае действует принцип: не всем одно и то же, а каждому свое (по достоинству), ибо для неравных равное стало бы неравным.
Тем самым С. выступает мерой относительного достоинства ценностей, мерой их равновесия и субординации.

Источник: Философия права, словарь-минимум

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
(Gerechtigkeit) — у Платона добродетель правильного отношения к другим людям, сумма всех добродетелей вообще. В современной этике ценности справедливость является предварительным условием осуществления остальных ценностей (см. Этика) и состоит в том, чтобы быть справедливым по отношению к чужой личности как таковой, уважать ее и не вторгаться в сферу ее свободы, чтобы сохранить ее свободу действий и не препятствовать созданию культурных ценностей. В своей известной книге «А Theory of Justice» (1971; рус. пер.: Теория справедливости, 1996). Дж. Роулс характеризует справедливость как безупречное (благородное) поведение и считает справедливым такой общественный порядок, при котором каждый член общества был бы согласен с тем (даже если он пока не знает об этом), какое положение он займет в обществе.
G. del Vecchio. Die G., 1950; J. Pieper. Über die G., 1954; P. Trude.Der Begriff der G. in der aristot. Rechtsu. Staatsphilosophie, 1955; K. Engisch.Auf der Suche nach der G., 1971; R. Dahrendorf.Die Idee des Gerechten im Denken von K. Marx, 1971; J. Rawls. G. als Fairneß, 1977; I. Tammelo. Theorie d. G., 1977; J. Rawls. Eine Theorie der G., 1979.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Справедливость
одна из базовых ценностей и регулирующих норм правового и морального уровней общения. В правовом смысле С. означает равенство перед законом. Имеются в виду реально существующие законы. Но, во-первых, правовые законы не могут регулировать более глубокий уровень морально-нравственных отношений, ибо в отличие от последних, они выражают внешнюю регуляцию, имеющую дело с повторяющимися отношениями. Во-вторых, сами по себе законы могут быть несовершенными, не отражающими изменившиеся обстоятельства жизни общества. Поэтому следует различать С. в правовом и моральном смысле. Моральная С. регулирует отношения людей в Общем деле (не в бизнесе – в этом случае достаточно правовой С.) и предполагает разное воздаяние за разный вклад в Общее дело (уровень признания, моральное оправдание различных привилегий). Но поскольку разные «Общие дела» могут объединять людей на основе разной правды, моральную С. не удается формализовать. Её можно лишь принять или не принять исходя из различных ценностей. Что, однако, не мешает объективно исследовать последствия принятия разных правд и представлений о моральной С.
Ист.: Сагатовский В.Н. Философия развивающейся гармонии (философские основы мировоззрения) в 3-х частях. Ч.3: Антропология. СПб. 1999. С. 157-159; его же. Философия антропокосмизма в кратком изложении. СПб. 2004. С. 187-188.

Источник: Философия антропокосмизма авторский словарь.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
это принципы, регулирующие соответствие между деянием и воздаянием, преступлением и наказанием в процессе распределения благ и обязанностей граждан. Справедливость - принцип, перед которым должны быть все равны, однако она не является нормативным идеалом, подобно «Божьей справедливости», реализуемой только в потустороннем мире. Но в человеческом мире достижение полной справедливости породило бы вопиющую несправедливость, ибо такое состояние исключало бы все проявления милосердия. В практическом и теоретическом применении более действенна - идея распределительной справедливости, согласно которой распределение может осуществляться в соответствии с принципами: равенства, потребности, заслуг, продуктивности, усилий, профессиональной пригодности, достижений, способностей, социального ранга и статуса, спроса и предложения. Справедливость может выступать в самых различных формах. Представления о справедливости меняются от эпохе к эпохе и потому имеют конкретноисторическое содержание, так как ориентируются на существующие в обществе систему ценностей, зависят от условий жизни людей, и их мировосприятия. Справедливость может выступать в самых разных формах: нравственного идеала и морального требовании к миру и человеку, цели человеческой деятельности и меры поступков человека и т.д. Она касается абсолютно всех сфер жизни людей - политики, экономики, права, семейных отношений и др., являясь основанием общественного идеала.

Источник: Тематический философский словарь

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
нравственный принцип, означающий наказание за зло и воздаяние за добро. Будучи по своему происхождению и первоначальному смыслу нравственным, принцип справедливости лежит также в основе права, т.е. является и принципом юридическим. Справедливость предполагает учет меры заслуг, т.е. меры добрых дел или, напротив, проступков и определение на этой основе меры поощрений или наказаний. Несоответствие между этими двумя мерами оценивается как несправедливость. Справедливость означает также равенство людей в пользовании правами, отсутствие формальных,т. е. закрепленных в законе или иных общественных установлениях, препятствий к осуществлению прав. В этом смысле справедливость базируется на признании равной нравственной ценности всех людей, независимо от их конкретных характеристик: национальности, цвета кожи, пола, социального положения и др. Справедливость отнюдь не означает абсолютного социального равенства и не связана с требованием установления такого равенства. Напротив, принцип справедливости исходит из реального неравенства людей, различий в их способностях, имущественном и социальном положении и др. Справедливость требует приложения одинаковой меры ко всем людям, несмотря на различия. Принцип справедливости, будучи по своему смыслу в известной степени формальным, должен быть дополнен принципом нравственно более высоким - принципом милосердия. В отсутствие милосердного отношения человека к человеку, справедливости грозит опасность выродиться в голый формализм, юридизм, законничество.

Источник: Краткий философский словарь 2004

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
принцип, включающий в себя представления о должном порядке взаимоотношений между людьми, о соответствии прав и обязанностей личности, о воздаянии каждому по заслугам. Тесно связан с понятием равенства. Религ. учения, как правило, сводят равенство людей к равенству перед богом и возлагают осуществление полной С. на действие сверхъестеств. сил. Перенесение на небеса торжества С. рождено чувством бессилия людей перед соц. гнетом. Идея божеств. провидения удовлетворяла чувство С., попранного в антагонистич. об-ве, и тем самым препятствовала установлению реальной С. самими людьми. Еванг. заповедь «не судите и не судимы будете», по существу, запрещает карать преступления, внушая иллюзорную уверенность в том, что С. восторжествует не усилиями человека, а по божеств, предначертанию. В христ. понятие С. входит также лдея о том, что грех, преступление искупаются страданием и покаянием. Науч. атеизм, основываясь на материалистич. понимании истории, утверждает, что С. устанавливается людьми и имеет конкр.-историч., соц.-клас. смысл и содержание. Юридич. понятие С., как соответствие духу и букве закона, приходит в бурж. об-ве в противоречие с чувством подлинной С., требующей уничтожения тех отношений собственности, к-рые обеспечивают привилегии имущих слоев. В условиях социализма С. основывается на принципах распределения благ по труду, равенстве соц. прав трудящихся. Высш. С. достигается в коммунистич. об-вe, обеспечивающем каждому человеку удовлетворение его потребностей и реальную возможность всестороннего развития и самоосуществления личности.

Источник: Атеистический словарь

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
убеждение людей в том, что в мире добрые помыслы и дела должны быть вознаграждены, а злые – осуждены, заслуги рано или поздно признаны, а порок и преступление – наказаны. Один из принципов, определяющих добрые взаимные отношения между людьми. Она заключается в том, чтобы каждый получал то, на что имеет право, однако при этом не нарушая прав других людей. Поэтому справедливость имеет положительную и отрицательную стороны. В одном отношении утверждается, что человек имеет право на неограниченную деятельность и на ее результаты. В другом – это право ограничивается наличием других людей. Здесь заключено известное противоречие. Платон определял справедливость как добродетель правильного отношения к другим людям. Аристотель различал двойную справедливость: распределяющую и уравнивающую. Одна имеет в виду количественное распределение благ независимо от достоинств отдельных лиц. Другая принимает в расчет тот факт, что люди неодинаковы и имеют разное достоинство. Различают коммутативную справедливость («всем одинаково», по формуле Бабефа) и дистрибутивную справедливость («каждому по заслугам» – принцип, который отстаивал Маркс). Часто разводят справедливость и милосердие, идущее дальше строгого уважения прав другого и предполагающее личное понимание потребностей другого. Ценность справедливости в том, чтобы установить между людьми истинное и анонимное равенство, не зависящее ни от общественной ситуации, ни от личности индивидов. В современной этике справедливость оценивается как предварительное условие, без которого не могут быть реализованы остальные ценности.

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
категория морально-правового и социально-политического сознания, понятие о должном, связанное с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека. С. подразумевает требование соответствия между практической ролью человека или социальной группы в жизни об-ва и их социальным положением, между их правами и обязанностями, деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами людей и их общественным признанием. Несоответствие в этих соотношениях оценивается как несправедливость. Первое в истории общественного сознания понимание С. было связано с признанием непререкаемости норм первобытнообщинного строя: несправедливо и подлежит наказанию все, что нарушает эти нормы. Позднее С. стала означать равенство людей в их правах и пользовании средствами жизни. Затем С. начинают отличать от простого равенства, включая в нее различия в положении людей сообразно их достоинствам. Во всей истории классового об-ва существовали как бы две разновидности С.: одна отражала интересы господствующих классов и допускала, напр., наличие “справедливой” дани, оброка, прибыли, нормы эксплуатации и пр.; др. выражала протест народных масс против эксплуатации, неравенства, угнетения в принципе. С. всегда имеет исторический характер, коренится- в условиях жизни людей (классов). Понимание С. включает равенство людей по отношению к средствам производства, а также равенство их реальных политических и юридических прав. Поскольку при социализме действует принцип “0т каждого — по способностям, каждому — по труду”, здесь еще сохраняются различия в характере труда и распределении предметов потребления. Социалистическая С. несовместима с уравниловкой. В условиях перестройки необходимо обеспечить строгую зависимость заработной платы от количества и качества труда, усилить борьбу с нетрудовыми доходами и др. нарушениями требований С. Последовательное осуществление принципа социальной С. во всех сферах общественных отношений — важное условие решения стоящих перед нашим об-вом задач.

Источник: Философский энциклопедический словарь

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
категория этики ; принцип С. – один из принципов нравственного сознания и поведения. В своем формальном выражении – это «правило равного воздаяния за совершённые поступки». Вместе с тем такое широкое определение выходит за рамки нравственности и становится элементом обыденного сознания, права, нормой распределительных отношений в экономике. В древности смысл понятия «С.» выходил за рамки человеческих взаимоотношений, С. была выражением порядка Вселенной. С. – наиболее «социально нагруженная» категория этики; она непосредственно связывает человека с его местом в обществе: в понятии С. содержится как представление о равенстве всех людей, так и оценка их деятельности, социального положения в соответствии с личными заслугами. Поэтому оценка человеческих поступков как справедливых и несправедливых всегда была элементом идеологий, вдохновлявших революционные движения.
Собственно нравственный смысл С. выражает прежде всего такую черту нравственности, как всеобщность нравственных норм. Нравственные требования применимы ко всем людям без исключения, независимо от их социального положения, образования, возраста, материальных условий и т. п. Кроме того, в принципе С. актуализируется еще одна особенность нравственности: к себе надо относиться так же, как и к другим; надо уважать свободу другого человека. Еще одно истолкование принципа С. заключается в требовании соблюдения особого отношения между должным и сущим, то есть в необходимости применения всеобщих нравственных норм к каждому отдельному поступку. Данный подход требует выявления «меры добра» и «меры зла», содержащихся в отдельном поступке, и, соответственно, определенной меры одобрения или наказания. Нетрудно заметить, что такой подход легко может привести (и приводит на деле) к соблазну произвольного истолкования должного и к желанию взять на себя роль исполнителя справедливого приговора. «Пограничность» категории С. проявляется также в том, что она применима не только к оценке отдельного человеческого поступка, но и к оценке действий общества, социальных институтов, общества в целом. В этом случае общество оценивается с точки зрения того, насколько оно соответствует или не соответствует требованиям равенства, счастья его членов.

Источник: Краткий философский словарь.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
понятие о должном, соответст­вующее определ. представлениям о сущности человека и его неотъемлемых правах. С.- категория морально-правового, а также социально-политич, сознания. Так, понятие С. содержит в себе требование соответствия между практич. ролью различных индивидов (социаль­ных групп) в жизни общества и их социальным положе­нием, между их правами и обязанностями, между деяни­ем и воздаянием, трудом и вознаграждением, преступ­лением и наказанием, заслугами людей и их обществ. признанием. Несоответствие в этих соотношениях оцевивается как несправедливость.
Первое в истории обществ. сознания понимание С. было связано с признанием непререкаемости норм пер­вобытного строя: С.- это простое следование обще­принятому порядку. В социальной практике такое понимание С. имело негативный смысл - требование наказания за нарушение общей нормы; одним из его практич. выражений был институт родовой мести. Более сложное, позитивное понимание С., включающее наде­ление людей благами, возникает в период выделения отд. индивидов из рода. Первоначально оно означает гл. обр. равенство всех людей в пользовании средства­ми жизни и правами. С возникновением частной соб­ственности и обществ. неравенства С. начинают отличать от равенства, включая в нее и различие в положении людей сообразно с их достоинством. Аристотель впер­вые разделяет С. на уравнительную и распределитель­ную; особым видом С. он считает случай воздаяния, к-рое должно исходить из принципа пропорциональ­ности. В дальнейшем это разграничение С. равенства и пропорциональности (по достоинству) сохраняется во всей истории классового общества. Наряду с понятием С., отразившим в себе структуру существующих клас­совых отношений, в нар. сознании всегда развивались идеи С., выражающие протест против эксплуатации и неравенства, а также нац. угнетения.
С позиций марксизма понятие С. всегда имеет исто­рич. характер, обусловлено условиями жизни людей (классов). Классики марксизма-ленинизма неоднократ­но подчеркивали, что оценка социальной действитель­ности с т. зр. понятия С. «... в научном отношении ни­сколько не подвигает нас вперед» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 153). Справедли­выми можно назвать общественные отношения людей лишь в том смысле, что они соответствуют историч. необходимости и практич. возможности создания условий жизни человека, отвечающих данной историч. эпохе.
Социалистич. понимание С. включает равенство лю­дей по отношению к средствам произ-ва, их реальных политич. и юридич. прав. Вместе с тем при социализме еще сохраняются различия в характере (квалификации) труда, в распределении предметов потребления. «Маркс - писал В. И. Ленин - показывает ход раз­вития коммунистического общества, которое в ын у ж д е н о сначала уничтожить только ту "неспра­ведливость", что средства производства захвачены от­дельными лицами, и которое не в состоянии сразу уничтожить и дальнейшую несправедливость, состоящую в распределении предметов потребления "по работе" (а не по потребностям)» ПСС, т. 33, с. 03). Пол­ное совпадение С. с социальным равенством людей до­стигается в коммунистич. обществе.

Источник: Советский философский словарь

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
понятие морального сознания, характеризующее такое положение вещей, к-рое рассматривается как должное, соответствующее определенному пониманию сущности человека и его прав. В отличие от более абстрактных понятий добра и зла, с помощью к-рых дается моральная оценка определенным явлениям в целом, С. характеризует соотношение нескольких явлений с т. зр. распределения блага и зла между людьми. В частности, понятие С. включает соотношение между ролью отдельных людей (классов) в жизни об-ва и их социальным положением, между деянием и воздаянием (преступлением и наказанием), достоинством людей и его вознаграждением, правами и обязанностями. Несоответствие между тем и др. оценивается моральным сознанием как несправедливость. Смысл, вкладываемый людьми в понятие С., кажется им чем-то само собой разумеющимся, пригодным для оценки всех условий жизни, к-рые они требуют сохранить или изменить. На самом же деле понимание С. имеет конкретно-исторический характер и само зависит от этих условий. «Справедливость греков и римлян находила справедливым рабство; справедливость буржуа 1789 г. требовала устранения феодализма, объявленного несправедливым», - говорил Ф. Энгельс (т. 18, с. 273). В то же время, хотя понятие С. ограничено историческими рамками, характером того об-ва, в к-ром живут люди, его разделяющие, в известные периоды истории оно способно преодолевать эти рамки и направлять людей на революционное преобразование об-ва сообразно требованиями объективных законов общественного развития. «Если нравственное сознание массы объявляет какой-либо экономический факт несправедливым...- писал Ф. Энгельс, - то это есть доказательство того, что этот факт сам пережил себя...» (т. 21, с. 184). В истории человечества понимание С. первоначально получило выражение в требовании наказания за нарушение норм первобытного коллектива. Лафарг назвал это требование воздающей С. Одним из ее выражений был институт родовой мести. Более сложное понимание С. -распределительное - возникает, когда от рода начинают отличать отдельных индивидов. В общинно-родовом об-в,е оно означало равенство всех людей гл. обр. по отношению к материальным благам. С возникновением частной собственности и имущественного неравенства понимание С. уже не совпадает с равенством. Ее начинают понимать как различие в положении людей соответственно их достоинствам. Но любое толкование достоинства людей всегда оправдывало привилегированное положение господствующих классов. Феодальная мораль трактует его как благородство происхождения, буржуазная - как способности и усердие, приложенные данным человеком в прошлом и воплотившиеся в накопленном богатстве. Что же касается равенства как основы С., то в классово антагонистическом об-ве оно признается лишь в к.-л. определенном отношении. Феодально-христианская мораль допускала равенство людей лишь в смысле происхождения всех людей от бога и их одинаковой причастности к первородному греху. Соответственно несправедливым могло считаться лишь неоправданно жестокое (что также толковалось весьма относительно) обращение с подданными. В буржуазном понимании С. уже предполагается нек-рое равенство прав (политических, перед законом, «равенство возможностей»), но само это равенство остается формальным, на деле оказывается неравенством имущего и неимущего. Экономическое понятие означает здесь эквивалентность обмена (товарами, трудом, услугами). Однако «обмен» труда рабочего на зарплату, к-рую ему выплачивает капиталист, означал практически эксплуатацию наемного труда. Равенство прав осуществляется в действительности лишь в социалистическом об-ве. Наше понятие С. предполагает, что достоинство человека, определяющее его положение в об-ве и права на пользование общественным богатством, заключается в его собственной общественно полезной деятельности, а не в происхождении или обладании собственностью. Такое понимание С. находит воплощение в социалистическом принципе распределения по труду. В социалистическом об-ве равенство людей в социальном отношении еще не является полным. Различие в индивидуальных способностях приводит к неравенству в потреблении и общественном положении. Высшая мера С., полностью совпадающая с социальным равенством, достигается с построением коммунистического об-ва. Полное равенство возможностей для каждого отдельного человека предполагает всестороннее развитие способностей людей, ликвидацию существенных различий в характере труда, осуществление коммунистического принципа: «от каждого - по способностям, каждому - по потребностям».

Источник: Словарь по этике

Справедливость
Одна из четырех основополагающих добродетелей, заключающаяся в уважении к равенству и законности, правам индивидуумов и праву как институту. Справедливость предполагает, что закон должен быть одним для всех, что право должно уважать права отдельных людей, наконец, что правосудие в юридическом смысле слова должно быть справедливым с точки зрения морали. Как обеспечить гарантированную справедливость? Никак. В абсолютном значении это невозможно, вот почему политика, даже если она стремится быть справедливой, всегда конфликтна и уязвима. Но другого пути все равно нет. Никакая власть не бывает справедливой, но справедливость без власти недостижима.
«Имущественное равенство, наверное, справедливо, но…» – пишет Паскаль. Но что? Но право считает иначе и защищает частную собственность, следовательно, имущественное неравенство. Это достойно сожаления? Необязательно (общество неравенства может быть более процветающим даже с точки зрения беднейших слоев населения, чем общество равенства). Хотя такое и возможно (в частности, если справедливость ценится выше процветания). Но кто решает, каким быть обществу? Действующее право (не случайно в слове «справедливость» содержится корень «прав»). Значит, решение принимают самые справедливые? Отнюдь нет. Его принимают самые сильные, а в демократическом обществе – это почти всегда большинство. Является ли частная собственность составляющей естественного права? И является ли она одним из прав человека? Это два совершенно разных вопроса, но ни один из них не имеет решения в рамках одного только права, поскольку вопросы эти больше философские, чем юридические, и больше политические, чем нравственные. «Не умея сделать так, чтобы сила повиновалась справедливости, – продолжает Паскаль, – мы представляем справедливым повиновение силе. Не умея усилить справедливость, мы оправдываем силу, чтобы соединить справедливость с силой ради установления мира, который есть высшее благо» («Мысли», 81–299; см. также 103–298).
Здесь мы сталкиваемся с условным характером общественного договора, но сама эта условность проливает на него яркий свет. «Справедливость сама по себе, – указывает Эпикур, – не есть нечто, но в отношениях людей друг с другом в каких бы то ни было местах всегда она есть некоторый договор о том, чтобы не вредить и не терпеть вреда» («Максимы», 33; см. также максимы 31–38). И неважно, существует ли подобный договор фактически. Для справедливости достаточно, чтобы он мог существовать теоретически; он, как подчеркивает Кант, является «правилом, а не истоком построения государства; не принципом его основания, но принципом его управления» («Размышления», Ак. XVIII, 7734; см. также «Теория и практика», II, следствие). Решение считается справедливым, если оно может получить законное одобрение со стороны всех (всего народа, как уточняет Кант) и каждого отдельного человека (если он абстрагируется от своих эгоистических или несущественных интересов; Роулз (223) называет это «исходной позицией» или «пеленой незнания»). Это важно для государства, но не менее важно и для индивидуумов. «Я само по себе несправедливо, – пишет Паскаль, – считая себя центром всего» («Мысли», 597–455). Против этого и борется справедливость, универсальная по своей сущности, во всяком случае принципиально универсальная; она направлена против эгоизма отдельного человека и способствует децентрализации. Исходя из этого Ален формулирует следующее правило, имеющее всеобщее значение именно потому, что оно важно для каждого: «Заключая любой договор или вступая в любую сделку, поставь себя на место другого человека, вспомни все, что тебе известно, прикинь, насколько ты свободен от обязанностей, и посмотри, одобрил бы ты на его месте эту сделку или этот договор» («О справедливости», глава 81). Но раз это правило значимо для отдельных индивидуумов, оно значимо и для граждан государства. Если оно значимо для морали, оно значимо и для политики – при условии, что граждане исполняют свой долг. «Прав, – указывает Кант, – любой поступок, который или согласно максиме которого свобода произвола каждого совместима со свободой каждого в соответствии со всеобщим законом» («Метафизика нравов», часть I, Введение в учение о праве, § С). Подобное сосуществование свобод под сенью одного закона предполагает их равенство, по меньшей мере юридическое, вернее сказать, оно претворяет это равенство в жизнь (даже притом, что существует бесчисленное множество примеров фактического неравенства). Другого пути нет, ибо это и есть справедливость – та, которую приходится постоянно совершенствовать, та, которую необходимо защищать, та, за которую нужно бороться.

Источник: Философский словарь.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
общая нравственная санкция совместной жизни людей, рассмотренной по преимуществу под углом зрения сталкивающихся желаний, интересов, обязанностей; способ обоснования и распределения между индивидами выгод и тягот их совместного существования в рамках единого социального пространства.
Существуют два значения понятия С. — широкое и узкое. Это разграничение предложил Аристотель, чье учение о С. в своем сущностном содержании сохраняет значение до настоящего времени. В общем, широком, смысле С. есть разумность общественной жизни; ее можно определить как общий нравственный знаменатель всех социально упорядоченных отношений между людьми, последнюю нравственно-апелляционную инстанцию в общественных делах. Она совпадает с нравственностью в ее проекции на социальную сферу, является основной добродетелью социальных ин-тов. В специальном, узком, смысле слова С. есть нравственно санкционированная соразмерность в распределении выгод и тягот совместной жизни людей, степень совершенства самого способа кооперирования деятельностей и взаимного уравновешивания конфликтующих интересов в обществе и гос-ве.
Для построения теории С. существенно признание того, что индивиды рассматриваются в аспекте их совместной жизни как взаимно нуждающиеся друг в друге и в этом смысле равные между собой. Поскольку индивиды вместе образуют общество, живут сообще ствами, постольку они имеют нечто общее. Именно это фундаментальное обстоятельство дает начало С. «Справедливое по отношению к другому есть, собственно говоря, равенство (to ision)» — это сформулированное Аристотелем положение является нравственно-правовым основанием С. В этическом аспекте С. выступает как равенство в возможности быть счастливыми и в обладании необходимыми для этого благами (для каждого — своими). Поэтому всякая цельная концепция С. исходит из основополагающих одинаково доступных всем индивидам ценностей и всякая социальная практика С. предполагает некий, каждый раз исторически конкретный набор материальных и духовных благ (от бесплатной раздачи пищи в антич. полисах до блага свободы в современных либеральных демократиях), к которым все граждане имеют изначально равный доступ. Здесь точкой отсчета и исходным нормативным основанием С. служит взаимность золотого правила нравственности. В правовом аспекте С. выступает как формальное равенство, одинаковость масштаба (требований, законов, правил, норм), посредством которого «измеряются» индивиды и их поступки, становящиеся в этом случае лицами, уравненными между собой в качестве субъектов права. И в морали, и в праве С. оказывается равенством, но существенно различным. Нравственная (этическая) С. есть равенство бесконечностей, люди здесь равны друг другу постольку, поскольку каждый из них является единственным, незаменимым, неисчерпаемым в своих притязаниях и стремлениях; они равны так, как могут быть равны совершенные миры. Правовая С. есть равенство единиц, она полностью укладывается в каноны арифметического равенства, в известном смысле только ее и можно считать равенством, люди здесь равны именно как субъекты права, как если бы у них не было др. свойств, интересов, потребностей, целей, кроме как выполнять нормы права.
Люди равны в качестве «соучредителей» социального пространства. Но сам акт учреждения состоит в легитимации неравенства занятий и положений, образующих структуру учреждаемого социального пространства (разделение труда, выделение органов управления и т.д.). Проблема состоит в сочетании, соединении равенства и неравенства. Необычайная трудность ее решения составляет основной источник общественных смут, протекающих под знаменем борьбы за С. Аристотель писал в «Политике»: «Одни полагают, что если они будут равны относительно, то они должны быть равны и вообще; другие, признавая себя относительно неравными, притязают на такое же неравенство во всех отношениях». Первый из типизированных Аристотелем случаев подразумевает позицию бедных слоев населения, которые свое гражданское, человеческое равенство со всеми используют как аргумент, для того чтобы добиться равенства во всем остальном (имущественных отношениях, статусном положении и т.п.). Второй случай относится к позиции привилегированных социальных слоев, пытающихся свою привилегированность довести до обретения гражданских и человеческих привилегий, как если бы они были привилегированными изначально, по человеческому предназначению. Ошибка первых состоит в непонимании того, что без имущественного, статусного и прочего неравенства не было бы и изначального нравственно-гражданского равенства людей. Ошибка вторых — в непонимании того, что без изначального нравственно-гражданского равенства была бы невозможна их имущественная, статусная и прочая привилегированность. И то и др. — и равенство в нравственно-гражданском аспекте, и неравенство во всех прочих отношениях — суть две фундаментальные опоры социально-упорядоченного пространства.
Существуют два выделенных еще Аристотелем и составляющих несущую конструкцию всех последующих теорий С. вида (формы) С.: распределительная, или дистрибутивная, и уравнивающая, или ретрибутивная. Они представляют собой способы распределения благ, которых не хватает на всех тех, кто на них претендует, и которые вообще не могут быть распределены без того, чтобы кого-то не обделить. Их следует назвать частными благами в отличие от общих благ, которые, напротив, по своей природе не могут быть поделены между индивидами, как, напр., общественная безопасность или приемлемая экология. С. представляет собой способ отношения человека к др. лицу, опосредованный отношением к благам, на которые они оба претендуют. Справедливый человек и справедливое общество суть такие, которые могут найти нравственную меру в распределении выгод и тягот, а нравственной может считаться такая мера, которая устраивает всех и на которую получено согласие тех, на чью долю выпадает больше тягот.
Распределительная С. есть распределение благ (имущества, почестей и всего прочего), а соответственно и тягот, обязанностей с учетом достоинства лиц, т.е. в зависимости от их вклада в общее дело, от «удельного веса» в масштабе общества. Здесь учитывается качество лиц. Нормы распределительной С. вырабатываются обществом и хотя в основе своей и определяются его объективными законами, тем не менее несут на себе сильную печать субъективности, ментальных особенностей и волевой решимости конкретных народов, поколений, личностей. Существуют три основных исторически выработанных принципа распределительной С.: каждому — то же самое (всем поровну); каждому — по заслугам; каждому — по потребностям. Основным в рамках современных обществ является принцип «каждому — по заслугам» (типичные примеры — заработная плата в зависимости от количества и качества труда, распределение наград в зависимости от боевых подвигов). Др. принципы также важны, хотя сфера их приложения уже: напр., распределение т.н. базовых ценностей (прав человека) осуществляется по принципу «всем поровну», а социальная помощь или налоговые льготы в зависимости от числа детей подходят под принцип «каждому по потребностям».
В случае уравнивающей С. достоинство лиц не принимается во внимание. Здесь речь идет в основном о двух типах общественных отношений, названных Аристотелем произвольным и непроизвольным обменом: об обмене вещей и о наказаниях. Обмен вещей считается справедливым, когда он осуществляется в соответствии с их действительной ценностью; преимущественным пространством уравнивающей С. является рынок, где неважно, кто покупает, а важно лишь то, сколько он платит. Справедливая оценка в наказаниях, когда предстоит найти адекватную меру нанесенному в результате преступления ущербу, состоит в их неотвратимости — в том, чтобы они налагались также независимо от того, кто их совершил. Распределяющая С. задает нравственно-регулятивные основы общественных отношений по преимуществу в их коммунальном, личностно выраженном аспекте, а уравнивающая — в деловом, объективированном аспекте. Конкретные общества обычно отдают предпочтение той или иной форме С. (напр., феодальное и социалистическое общества отдают приоритет распределяющей С., буржуазное общество — уравнивающей С.), но, тем не менее, в каждом из них представлены обе формы. Оптимальное, соответствующее достигнутому уровню развития человеческих сил сочетание этих форм С. в целом и применительно к отдельным фрагментам межчеловеческих отношений имеет решающее значение для определения меры С. общества.
Современные этические дискуссии о С. фокусируются вокруг теории С. Дж. Ролза. Эта теория имеет синтетический характер, обобщает различные уровни и аспекты С., предлагает идеально-типическую модель С. в либерально-демократических обществах. Ее нормативной основой являются два принципа: 1) «каждый человек должен иметь равные права в отношении наиболее обширной схемы равных основных свобод, совместимых с подобными схемами свобод для других»; 2) «социальные и экономические неравенства должны быть устроены так, чтобы они а) были к наибольшей ожидаемой выгоде наименее преуспевших и б) делали доступ к должностям и положениям, открытым для всех в условиях честного равенства возможностей». Гоббс Т. Левиафан // Гоббс Т. Избр. произведения. М., 1975; Аристотель. Никомахова этика. Кн. V. Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4; Ра/а Дж. Теория справедливости. Новосибирск, 1995; Нерсесянц B.C. Право — математика свободы. М., 1996. А.А. Гусейнов

Источник: Философия: энциклопедический словарь

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
понятие о должном, соответствующее определ. пониманию сущности человека и его неотъемлемых прав. С. – категория морально-правового, а также социально-политич. сознания, поскольку оно оценивает обществ. действительность, подлежащую сохранению или изменению, с т. зр. долженствования. В отличие от понятий блага и добра, с помощью к-рых оцениваются отд. явления, взятые сами по себе, С. характеризует соотношение неск. явлений с т. зр. распределения уже существующих блага и зла между людьми. В частности, понятие С. требует соответствия между практич. ролью различных индивидов (социальных групп) в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами людей и их обществ. признанием, а также эквивалентности взаимного обмена деятельностью и ее продуктами. Несоответствие в этих соотношениях оценивается как несправедливость. Первое в истории обществ. сознания понимание С. было связано с признанием непререкаемости норм первобытного строя: С. – это простое следование общепринятому порядку (напр., др.-греч. ???? – С. первоначально означало лишь "обычай", "уклад жизни"). В социальной практике такое понимание С. имело негативный смысл – требование наказания за нарушение общей нормы (ретрибутивная, воздающая С.); одним из его практич. выражений был институт родовой мести. Более сложное, позитивное понимание С., включающее наделение людей благами, возникает в период выделения отд. индивидов из рода. Первоначально оно означает гл. обр. равенство всех людей в пользовании средствами жизни и правами. С возникновением частной собственности и обществ. неравенства С. начинают отличать от равенства, включая в нее и различие в положении людей сообразно их достоинствам. Напр., у Демокрита: "Наиболее содействует делу справедливости и добродетели тот, кто отдает наибольшие почести самым достойным" ("Материалисты Др. Греции", М., 1955, с. 159). В социальной утопии Платона понятие С. характеризует такое устройство общества, когда каждое из трех сословий добросовестно исполняет свои обязанности и не вмешивается в дела других: "...производить свое и не хвататься за многое есть именно справедливость" (Соч., т. 3, СПБ, 1863, с. 225). Аристотель считает, что С. может означать и равенство для равных, и неравенство для неравных; он впервые разделяет С. на уравнительную и распределительную: "Что касается специальной справедливости..., то один вид ее проявляется в распределении почестей, или денег, или вообще всего того, что может быть разделено между людьми, участвующими в известном обществе (здесь может быть равное или неравное наделение одного перед другим). Другой вид ее проявляется в у р а в н и в а н и и того, чт? составляет предмет обмена" ("Этика Аристотеля", СПБ, 1908, с. 86–87). Особым видом С. Аристотель считает случай воздаяния, к-рое должно исходить из принципа пропорциональности: "...Общество держится тем, что каждому воздается пропорционально его деятельности" (там же, с. 91). В дальнейшем это разграничение С. равенства и пропорциональности (по достоинствам) сохраняется во всей истории классового общества. Равенство как основа С. признается весьма ограниченно. Христ. мораль допускала лишь религ. равенство людей в смысле их общего происхождения от бога и "братства во Христе". В бурж. понимании С. уже предполагается известное реальное равенство прав (политич., юридич. равенство перед законом, экономич. "равенство возможностей" и эквивалентность обмена товарами и услугами), к-рое на практике оказывается в значит. мере формальным. Основу пропорциональной С. феод. мораль видит в достоинствах, связанных со степенью "благородства" происхождения, а бурж. мораль – в способности и усердии, проявленных данным человеком или его предками и воплощенных в накопленном богатстве. Наряду с понятием С., отразившим в себе и оправдывающим структуру существующих классовых отношений, в нар. сознании всегда развивались идеи С., выражающие протест против эксплуатации и неравенства, а также нац. угнетения. Социалистич. понимание С. включает равенство людей по отношению к средствам произ-ва (различие здесь сохраняется, пока остаются две формы обществ. собственности – государственная и кооперативная), равенство реальных политич. и юридич. прав. Распределит. аспект С. связан гл. обр. с распределением по труду; предполагается, что единств. достоинством человека, определяющим его положение в обществе и права на пользование обществ. богатством, может быть лишь его социально-полезная деятельность. В социалистич. обществе социальное равенство индивидов еще не является полным. Различие индивидуальных способностей, связанных с прирожденными особенностями людей и отчасти с их социальным происхождением, с условиями воспитания, приводит к неравенству в потреблении и обществ. положении. "Маркс, – писал В. И. Ленин, – показывает х о д р а з в и т и я коммунисти- ческого общества, которое в ы н у ж д е н о сначала уничтожить только ту "несправедливость", что средства производства захвачены отдельными лицами, и которое н е в с о с т о я н и и сразу уничтожить и дальнейшую несправедливость, состоящую в распределении предметов потребления "по работе" (а не по потребностям)" (Соч., т. 25, с. 438). Полное совпадение С. с социальным равенством людей достигается в коммунистич. обществе, где максимальное равенство возможностей предполагает всестороннее развитие способностей каждого, ликвидацию существенных различий в характере труда и не ограниченное внешне удовлетворение материальных и духовных потребностей человека. В истории философской и социальной мысли ставился вопрос не только о содержании С., но и о природе и происхождении самого понятия и отношения С. Обыденному, а часто и филос. сознанию то или иное понимание С. представлялось чем-то само собой разумеющимся, вытекающим из "естеств. порядка вещей" (или божеств. закона). С т. зр. этого мыслимого миропорядка и соответствующей ему "вечной С." считалось возможным оценивать явления в любых условиях места и времени. Однако уже Гераклит указывал на относительность представления о С.: "У бога прекрасно все, и хорошо, и справедливо, люди же одно считают несправедливым, другое – справедливым" ("Материалисты Др. Греции", с. 50). Демокрит, напротив, подчеркивает объективную природу С., трактуя ее натуралистически: "То, что считается справедливым, не есть справедливое; несправедливо же то, что противно природе" (там же, с. 159). Эпикур, считая основанием С. естеств. порядок вещей, указывает вместе с тем на ее обществ.-договорное происхождение: "Справедливость, происходящая от природы, есть договор о полезном... Справедливость сама по себе не есть нечто, но в отношениях людей друг с другом... всегда она есть некоторый договор о том, чтобы не вредить и не терпеть вреда" (там же, с. 217). Отсюда идея Эпикура об относит. характере С.: при изменении обстоятельств полезное может стать вредным, а поэтому С. – несправедливостью. Обществ.-конвенциональное понимание С. широко распространяется в эпоху Просвещения в связи с концепцией общественного договора. По Гельвецию, человек в первобытном состоянии не мог иметь представления о С.: несправедливость – "это нарушение некоторого соглашения или закона... Значит, до закона не существует несправедливости" ("О человеке", М., 1938, с. 154). Договорная трактовка С. означала сведение ее к правовому феномену, имеющему гос-законодат. происхождение: "Справедливость предполагает установленные законы" (там же, с. 155); люди могут следовать С. только из "благотворного страха" перед наказанием или из надежды на вознаграждение. И лишь в случае несовершенства законов вступают в силу нравств. критерии С., в этом случае она становится "...достойной награды добродетелью..." (см. тамже). Правовой т. зр. в понимании С. придерживался и Гегель, считавший, что конституция, в к-рой "...разумная воля... доходит до сознания и понимания самой себя...", и есть "...существующая с п р а в е д л и в о с т ь как действительность с в о б о д ы и развития ее разумных определений" (Соч., т. 3, М., 1956, с. 317). Критику чисто правового понимания С. дает Кант. С его т. зр., "суд справедливости... содержит в себе противоречие", он основывается на понятии права людей, но определить право апеллирующего к суду не всегда может третейский судья, "он может и должен прислушиваться к голосу справедливости" лишь тогда, когда речь идет о его собственных, но не чужих правах. "...„Строжайшее право – это величайшая несправедливость“...; но на пути права этому злу ничем помочь нельзя, ...потому что справедливость относится только к с у д у с о в е с т и..." (Соч., т. 4, ч. 2, М., 1965, с. 144). Т.о., Кант относит С. к области морали, причем указывает, что знание С. имеет априорный характер. Неюридич. понимание С. часто влекло за собой отрицание ее обществ. происхождения, идеалистич. истолкование С. Эта вторая традиция в понимании природы С. идет еще с древности и средневековья (Сократ, Платон, стоицизм, схоластика) и продолжает существование до наст. времени. Неотомист Ренар, напр., пишет: "Справедливый разум... это подлинное знание основных, универсальных моральных принципов, с помощью которых мы судим об объективной ценности человеческих действий" (Renard H., The philosophy of morality, Milwaukee, [1953], p. 117). Наряду с абсолютистским пониманием С. в совр. бурж. философии распространено и релятивистски-субъективистское ее толкование (эмотивизм). С т. зр. марксистского учения, понятие С. всегда имеет историч. характер, обусловлено условиями жизни людей (классов). В переломные эпохи истории понятие С. является одной из форм стихийного осознания угнетенными массами объективной историч. необходимости радикального изменения существующих условий. Однако в сознании людей оно выступает в виде понятия "вечной справедливости" (см. Ф. Энгельс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 153). Классики марксизма неоднократно подчеркивали, что оценка социальной действительности с т. зр. понятия С. "...в научном отношении нисколько не подвигает нас вперед" (там же), "...представляет собой просто приложение морали к политической экономии..." (там же, т. 21, с. 184). Справедливыми можно назвать обществ. отношения людей лишь в том смысле, что они соответствуют историч. необходимости и практич. возможности создания условий жизни человека, отвечающих данной историч. эпохе, поскольку это нашло отражение в нравств. отношениях (а также в правовых), регулирующих повседневную деятельность людей. Лит.: Лафарг П., Экономич. детерминизм К. Маркса, Соч., т. 3, М.–Л., 1931, с. 56–97; Соловьев В., Спор о С., "Вестн. Европы", 1894, кн. 4; его же, Конец спора, там же, No 7; Спенсер Г., Справедливость, пер. с англ., СПБ, 1898; Руссо Ж.-Ж., Об обществ. договоре, или Начала политич. права, СПБ, 1907, кн. 1 и 4; Фейербах Л., Эвдемонизм, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955. О. Дробницкий. Москва. Ф. Селиванов. Томск.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
общая нравственная санкция совместной жизни людей, рассмотренной по преимуществу под углом зрения сталкивающихся желаний, интересов, обязанностей; она касается человеческих взаимоотношений во всех их общественно значимых разновидностях (от межличностной сферы до международных отношений). Специфический предмет справедливости — благо и ало совместного существования в рамках единого социального пространства.
Аристотель различал общую и частную (специальную) справедливость. Под общей справедливостью он понимал соответствие закону, разумность полисной жизни; ее можно определить как общий нравственный знаменатель всех социально упорядоченных отношений между людьми. Справедливость придает легитимность общественным действиям и формам жизни. Она совпадает с нравственностью в ее проекции на социальную сферу, отвечает на вопрос о предназначении и смысле совместного, объединенного, социально-упорядоченного существования в обществе и государстве. В ее осмыслении сложились две философские традиции, за которыми стоят различные общественные практики.
Первая традиция исходит из идеи кооперации. Дифференцированное внутри себя и государственно организованное общество — нечто большее, чем просто условие выживания и безопасного существования индивидов; оно есть способ добродетельной жизни, конкретная форма, в которой индивиды могут реализовать себя и достичь совершенства. Путь от природного индивида к нравственно-добродетельной личности лежит через разумно устроенное общежитие, которое во-первых, благодаря разделению труда делает возможным существование различных наук и искусств, создавая тем самым предметную среду для самореализации индивидов в качестве добродетельных личностей; во-вторых, позволяет отделить умственный труд от физического, создать досуг, являющийся условием свободного развертывания внутренних сил индивида, пространством человеческой эвдемонии. Государство в его адекватных формах (напр., полис для античных авторов, просвещенная монархия для Гегеля) мыслится как воплощенный разум, предметное выражение разумности человека. Соответственно благо государства ставится выше блага отдельных индивидов. Этическое гипостазирование общества и государства в качестве опредмеченной справедливости соотнесено с пониманием того, что гарантией последней является в конечном счете индивидуальная добродетель, справедливая личность. Основная и специфическая черта справедливой личности состоит в безусловном следовании долгу. Она руководствуется убеждением «каждому — свое» и на его основе не только умеет ограничивать себя, но и признавать первенство за другими благодаря их человеческим качествам.
Вторая традиция обоснования справедливости видит в обществе и государстве лишь способ ограничения, сдерживания конфликтов, внешнюю среду безопасного существования человека. Она воплотилась наиболее полно в концепциях общественного договора. Эти концепции исходят из гипотезы естественного состояния, в котором индивиды обладают неограниченной свободой, в силу чего они, взаимно сталкиваясь, оказываются в ситуации тотальных опасностей. Право на все оборачивается отсутствием какого-либо права. Государство является разумным выходом из такого состояния; его назначение состоит в том, чтобы гарантировать безопасность индивидов путем взаимоуравновешивания их прав. Справедливость государства в этом случае измеряется благополучием индивидов. Нравственно санкционированной общественной целью становится «наибольшее счастье наибольшего числа людей» (Бентам). Нравственное оправдание государства оказывается одновременно его ограничением, сведением к приемлемому для всех необходимому минимуму внешних рамок.
В этой традиции справедливость понимается по преимуществу как объективный принцип, совокупность требований, чаще всего кодифицированных, осуществление которых гарантируется поощрениями и наказаниями. Как институциализированная совокупность требований справедливость предполагает и формирует в индивидах определенные субъективные способности (прежде всего способность следовать нормам), но в идеале предполагается, что она должна функционировать независимо от доброй воли людей.
Первую из рассматриваемых моделей общей справедливости можно назвать кооперативно-холистской (Платон, Аристотель, Гегель, Маркс); ее основной недостаток — отсутствие ответа на вопрос о том, кто учреждает и является субъектом справедливости. Вторую модель можно назвать конфликтноиндивидуалистической (Гоббс, Локк, Кант и др.); ее основной недостаток состоит в том, что в ней разумный свободный индивид, являющийся продуктом, итогом исторического развития, рассматривается в качестве его предпосылки.
Специальная (частная) справедливость есть нравственно санкционированная соразмерность в распределении благ в рамках единого социального, государственно-организованного пространства, степень совершенства самого способа кооперирования деятельиостей и взаимного уравновешивания конфликтующих интересов в обществе и государстве. В этом значении справедливость в определенной мере совпадает с правом. Она является предметом изучения преимущественно социальных наук (в отличие от общей справедливости — предмета моральной философии).
Для построения теории справедливости существенно рассмотрение индивидов как равных и живущих совместной жизнью. «Справедливое по отношению к другому есть, собственно говоря, равенство (to ision)», — это сформулированное Аристотелем положение является нравственно-правовым основанием справедливости. В этическом аспекте справедливость выступает как равенство в достоинстве быть счастливыми и обладать необходимыми для этого благами. Поэтому всякая социальная практика справедливости предполагает некий, каждый раз конкретный и исторически разнообразный, набор благ, к которым все граждане изначально, самим фактом своего существования имеют равный доступ. Здесь точкой отсчета и исходным нормативным основанием справедливости оказывается взаимность золотого правила нравственности. В правовом аспекте справедливость выступает как формальное равенство, одинаковость масштаба (требований, законов, правил, норм), посредством которого «измеряются» индивиды как равные субъекты права. И в морали, и в праве справедливость оказывается равенством, но существенно различным. Нравственная (этическая) справедливость есть равенство бесконечностей, люди здесь равны друг другу постольку, поскольку каждый из них является единственным, незаменимым, неисчерпаемым в своих притязаниях и стремлениях; они равны так, как могут быть равны совершенные миры, т. е. равны (тождественны) в своей нетождественности. Правовая справедливость есть равенство единиц, она полностью укладывается в каноны арифметического равенства, в известном смысле только ее и можно считать равенством. Люди равны в качестве «соучредителей» социального пространства. Но сам акт учреждения состоит в легитимации неравенства занятий и положений, образующих структуру учреждаемого социального пространства. Проблема состоит в сочетании равенства и неравенства. Необычайная трудность решения ее составляет основной источник общественных смут, протекающих под знаменем борьбы за справедливость. Согласно Аристотелю, «одни Полагают, что если они будут равны относительно, то они должны быть равны и вообще; другие, признавая себя относительно неравными, притязают на такое же неравенство во всех отношениях» (Pol., 301 в 35). Первый из типизмрованных Аристотелем случаев подразумевает позицию бедных слоев населения, которые свое гражданское, человеческое равенство со всеми используют как аргумент для того, чтобы добиться равенства во всем остальном. Второй случай охватывает позицию привилегированных социальных слоев, которые пытаются свою привилегированность довести до обретения гражданских и человеческих привилегий, как если бы они были привилегированными изначально, по человеческому предназначению. И то, и другое — равенство в нравственно-гражданском аспекте и неравенство во всех прочих отношениях — суть две фундаментальные опоры социально-упорядоченного пространства.
Существуют две формы (вила) специальной (частной) справедливости, выделенные еще Аристотелем и составляющие несущую конструкцию всех последующих теорий: распределительная, или дистрибутивная справедливость и уравнивающая, или ретрибутивная справедливость. Они представляют собой способы распределения дефицитных благ. Последние следует назвать частными благами в отличие от общих благ, которые, напротив, по своей природе не могут быть поделены между индивидами. Поэтому справедливость есть способ отношения человека к другому лицу, опосредованный отношением к благам, на которые они оба претендуют Формула справедливости всегда представляет собой пропорцию между четырьмя членами, где соотношение лиц А и В такое же, каково соотношение получаемых ими благ а и б. Справедливый человек и справедливое общество суть такие, которые могут найти нравственную меру в распределении благ, а нравственной может считаться такая мера, которая устраивает всех и на которую получено согласие тех, на чью долю выпадает больше тягот.
Распределительная справедливость касается распределения благ, а соответственно, и обязанностей с учетом достоинства лиц, т. е. в зависимости от их вклада в общее дело. Существуют три основных исторически выработанных принципа распределительной справедливости: «каждому — то же самое (всем поровну)», «каждому — по заслугам», «каждому — по потребностям». Первый принцип архаичен и в качестве уравнительного равенства был основополагающим началом первобытно-родовых отношений, третий — обращен в будущее и является приоритетным в социальных утопиях (напр., коммунистической). Определяющим для современных обществ является принцип «каждому — по заслугам» (типичные примеры — заработная плата в зависимости от количества и качества труда, распределение наград в зависимости от боевых подвигов). Другие принципы, хотя и в качестве второстепенных, также являются сегодня действенными и в определенных областях незаменимыми: так, напр., распределение т. и. базовых ценностей (прав человека) осуществляется по принципу «всем поровну», а социальная помощь или налоговые льготы в зависимости от числа детей подходят под принцип «каждому по потребностям».
Уравнивающая справедливость — это распределение благ, осуществляемое без учета достоинства лиц. Здесь речь идет в основном о двух типах .общественных отношений, названных Аристотелем произвольным и непроизвольным обменом: об обмене вещей и о наказаниях. Обмен вещей считается справедливым, когда он осуществляется в соответствии с их действительной ценностью; таков, напр., обмен на рынке, где неважно, кто покупает, а важно лишь то, сколько он платит. Справедливая оценка в наказаниях состоит в их неотвратимости и в беспристрастности вынесения приговора.
Распределительная справедливость задает нравственно-регулятивные основы общественных отношений по преимуществу в их коммунальном, личностно выраженном аспекте, а уравнивающая — в деловом, объективированном аспекте. Конкретные общества обычно отдают предпочтения той или иной форме справедливости, но в каждом из них представлены обе эти формы. Оптимальное, соответствующее достигнутому уровню развития человеческих сил сочетание этих форм в целом и применительно к отдельным фрагментам межчеловеческих отношений имеет решающее значение для определения меры справедливости общества.
В центре современных этических дискуссий о справедливости — теория Дж. Ролса, которая имеет синтетический характер и предлагает идеально-типическую модель справедливости в либерально-демократических обществах. Ее нормативной основой являются два принципа: 1) каждый человек должен иметь равные права в отношении наиболее обширной схемы равных основных свобод, совместимых с подобными схемами свобод для других; 2) социальные и экономические неравенства должны быть устроены так, чтобы они были а) к наибольшей Ожидаемой выгоде наименее преуспевших и делали б) доступ к должностям и положениям открытым для всех в условиях честного равенства возможностей.
Рефлексия по поводу справедливости как этического основания общественной коммуникации, научные и публичные дискуссии вокруг этого понятия, само осмысление совместной жизни людей в терминах справедливости — характерная особенность европейской философии, связанная с цивилизационно-культурными особенностями европейского развития. Место справедливости, мера ее драматизма в других культурах подлежит специальному изучению.
Лит.: Аристотель. Никомахова этика [V].— Соч. в 4 т., т. 4. M., 1983; Гоббс Т. Левиафан [гл. 13—15].— Избр. произв. в 2т., т. 2. M., 1965; Кант И. Метафизика нравственности [ч. 1].— Соч. в б т., т. 4 (2). M., 1966; РолзДж. Теория справедливости. Новосибирск, 1995.
А. А. Гусейнов

Источник: Новая философская энциклопедия

СПРАВЕДЛИВОСТЬ
понятие, обозначающее то, что создаст и сохраняет благо (счастье) общества (Аристотель), основная добродетель общественных ин-тов (Дж.Ролз); общая нравственная санкция совместной жизни людей, рассмотренной по преимуществу под углом зрения сталкивающихся желаний, интересов, обязанностей, или нравственно приемлемая мера конфликтности человеческих взаимоотношений во всех их общественно значимых разновидностях (от межличностной сферы до международных отношений). Существует два значения понятия С. — широкое и узкое. Соответственно можно говорить об общей С. и частной (специальной) С. Это разграничение предложил еще Аристотель, учение о справедливости к-рого в своем существенном содержании сохраняет значение до настоящего времени. Под общей С. Аристотель понимал соответствие закону, разумность полисной жизни; ее можно определить как общий нравственный знаменатель всех социально упорядоченных отношений между людьми, последнюю нравственно-апелляционную инстанцию в общественных делах. С. придает легитимность общественным действиям и формам жизни; она совпадает с нравственностью в ее проекции на социальную сферу. Общая С. отвечает на вопросы о предназначении и смысле совместного, объединенного, социально упорядоченного существования в обществе и государстве.
В ее осмыслении сложились две философские традиции, за к-рыми стоят различные общественные практики. Первая традиция исходит из идеи кооперации, в к-рой сложение сил дает новый результат, существенно превышающий их арифметическую сумму. Внутри себя дифференцированное и государственно организованное общество — нечто большее, чем просто условие выживания и безопасного существования индивидов; оно есть способ добродетельной жизни, конкретная форма, в к-рой индивиды могут самоосуществиться в соответствии со своим назначением, достичь совершенства. Путь от природного индивида к нравственно-добродетельной личности лежит через разумно устроенное общежитие. Общежитие (полис, совместно-государственная организация жизни), вопервых, делает возможным благодаря разделению труда существование различных наук и искусств, создавая тем самым предметную среду для самореализации индивидов в качестве добродетельных личностей; во-вторых, позволяет отделить умственный труд от физического, создать досуг, являющийся условием свободного развертывания внутренних сил индивида, пространством человеческой эвдемонии. Государство в его адекватных формах (напр., полис для античных авторов, просвещенная монархия для Г.В.Ф.Гегеля) мыслится как воплощенный разум, предметное выражение разумности человека. Соответственно благо государства ставится выше блага отдельных индивидов, и счастье государства усматривается (напр., Платоном) не в счастье отдельных его членов, а в счастье всех. Этическое гипостазирование общества и государства в качестве опредмеченной С. соотнесено с пониманием того, что гарантией последней является в конечном счете индивидуальная добродетель, справедливая личность. Основная и специфическая черта справедливой личности состоит в следовании долгу, нравственным обязанностям независимо от личных склонностей, выгод, пристрастий. Она руководствуется убеждением «каждому - свое» и на его основе не только умеет ограничивать себя, но и признавать первенство, право господствовать за теми, кого она по своим человеческим качествам (в силу мудрости, природной избранности и т.п.) считает способным к этой роли. Вторая традиция обоснования С. видит в обществе и государстве лишь способ умерения, сдерживания конфликтов, внешнюю среду безопасного существования индивидов. Она воплотилась наиболее полно в концепциях социального договора. Эти концепции исходят из гипотезы естественного состояния, в к-ром индивиды обладают неограниченной свободой, в силу чего они, взаимно сталкиваясь, оказываются в ситуации тотальных опасностей. Право на все оборачивается отсутствием какого-либо права. Государство является разумным выходом из такого состояния; его назначение состоит в том, чтобы гарантировать безопасность индивидов путем такого взаимоуравновешивания прав индивидов, когда человеку должно «довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, какую он допустил бы у других людей по отношению к себе» (Т.Гоббс). С. государства в этом случае измеряется благополучием индивидов. Нравственно санкционированной общественной целью становится «наибольшее счастье наибольшего числа людей» (И.Бентам). Нравственное оправдание государства оказывается одновременно его ограничением, сведением к приемлемому для всех необходимому минимуму внешних рамок. Государство выступает в роли «ночного сторожа».
В этой традиции С. понимается по преимуществу как объективный принцип, совокупность фиксированных, чаще всего кодифицированных, требований, осуществление к-рых гарантируется санкциями, поощрениями и наказаниями, достаточными для того, чтобы обеспечить действенность этих требований. С. как институциализированная совокупность требований предполагает и формирует в индивидах определенные субъективные способности — прежде всего способность следовать нормам, но в своем пределе она нацелена на то, чтобы функционировать автономно, вне доброй воли справедливой личности. Культурным символом и своего рода каноном С. как добродетели можно считать евангельскую притчу о работниках последнего часа, а таким же символом и каноном С. как принципа —Декалог Моисея. Первую из рассматриваемых моделей общей С. можно назвать коопсративно-холистской; в древности ее классическим представителем был Платон, в значительной степени Аристотель, в Новое время — Гегель, К.Маркс. Ее основной недостаток — отсутствие ответа на вопрос о том, кто учреждает и является субъектом справедливого общества и государства, кто репрезентирует воплощенный в них всеобщий разум. Вторую модель можно назвать конфликтно-индивидуалистической. Она типична для Нового времени, ее яркими представителями являются Гоббс, Дж.Локк, И.Кант и др. Основной недостаток этой модели состоит в том, что в ней разумный свободный индивид, являющийся продуктом, итогом исторического развития, рассматривается в качестве его предпосылки. Специальная, или частная, С. есть нравственно санкционированная соразмерность в распределении благ и зол (преимуществ и недостатков, выгод и потерь) совместной жизни людей в рамках единого социального, государственно-организованного пространства, степень совершенства самого способа кооперирования деятельностей и взаимного уравновешивания конфликтующих интересов в обществе и государстве.
В этом значении С. прямо смыкается с правом, в определенной мере совпадает с ним. Она является предметом изучения преимущественно социальных наук в отличие от общей С. — предмета моральной философии. Общая С. и частная С. С. как этико-философская категория и С. как этико-юридическая категория связаны между собой столь органично, что одна невозможна без другой. Они образуют два аспекта (уровня) единой теории С. Различные этико-философские традиции понимания С. как подчеркивалось, переходят в ее различные этико-юридические версии. Точно так же исходным пунктом этико-юридической конкретизации С. является фиксация С. как изначальной нравственно обязывающей реальности. Для построения теории С. существенно признание того, что индивиды рассматриваются в аспекте их совместной жизни как взаимно нуждающиеся друг в друге и потому равные между собой. Поскольку индивиды образуют вместе общество, живут сообществами, постольку они имеют нечто общее, являются сообщниками. Именно это фундаментальное обстоятельство дает начало С. «Справедливое по отношению к другому есть, собственно говоря, равенство — это сформулированное Аристотелем положение является нравственно-правовым основанием С.
В этическом аспекте С. выступает как равенство в достоинстве быть счастливыми и в обладании необходимыми для этого благами. Поэтому всякая цельная концепция С. исходит из основополагающих, одинаково доступных всем индивидам ценностей, точно так же всякая социальная практика справедливости предполагает некий, каждый раз конкретный и исторически разнообразный, набор материальных и духовных благ (от бесплатной раздачи пищи в античных полисах до блага свободы в современных либеральных демократиях), к к-рым все граждане имеют изначально равный доступ, на к-рые они имеют право независимо от заслуг, самим фактом своего существования в качестве членов данного общества. Здесь точкой отсчета и исходным нормативным основанием С. оказывается взаимность золотого правила нравственности.
В правовом аспекте С. выступает как формальное равенство, одинаковость масштаба (требований, законов, правил, норм), посредством к-рого «измеряются» индивиды и их поступки, становящиеся в этом случае лицами, уравненными между собой в качестве субъектов права. И в морали, и в праве С. оказывается равенством, но существенно различным. Нравственная (этическая) С. есть равенство бесконечностей, люди здесь равны друг другу постольку, поскольку каждый из них является единственным, незаменимым, неисчерпаемым в своих притязаниях и стремлениях; они равны так, как могут быть равны совершенные миры, т.е. равны (тождественны) в своей нстождественности (индивид становится моральной личностью в силу своей нетождественности самому себе). Правовая С. есть равенство единиц, она полностью укладывается в каноны арифметического равенства, в известном смысле только ее и можно считать равенством, люди здесь равны именно как субъекты права, как если бы у них не было других свойств, интересов, потребностей, целей, кроме как выполнять нормы права. Люди равны в качестве «соучредителей» социального пространства. Но сам акт учреждения состоит в легитимации неравенства занятий и положений, образующих структуру учреждаемого социального пространства (разделение труда, выделение органов управления и т.д.). Проблема состоит в сочетании, соединении равенства и неравенства, в конституировании такого равенства, чтобы оно стало равенством неравных, или такого неравенства, чтобы оно оставалось неравенством равных. Необычайная трудность этой, не имеющей одноразового решения проблемы, составляет основной источник общественных смут, протекающих под знаменем борьбы за С. Аристотель писал в «Политике»: «Одни полагают, что если они будут равны относительно, то они должны быть равны и вообще; другие, признавая себя относительно неравными, притязают на такое же неравенство во всех отношениях» (301 в 35). Первый из типизированных Аристотелем случаев подразумевает позицию бедных слоев населения, к-рые свое гражданское, человеческое равенство со всеми используют как аргумент для того, чтобы добиться равенства во всем остальном (имущественных отношениях, статусном положении и т.п.). Второй случай охватывает позицию привилегированных социальных слоев, к-рые пытаются свою привилегированность довести до обретения гражданских и человеческих привилегий, как если бы они были привилегированными изначально, по человеческому предназначению. Ошибка первых состоит в непонимании того, что без имущественного, статусного и прочего неравенства не было бы и изначального нравственно-гражданского равенства людей. Ошибка вторых - в непонимании того, что без изначального нравственно-гражданского равенства была бы невозможна их имущественная, статусная и прочая привилегированность. И то, и другое — и равенство в нравственно-гражданском аспекте, и неравенство во всех прочих отношениях — суть две фундаментальные опоры социально-упорядоченного пространства. Существуют две выделенные еще Аристотелем и составляющие несущую конструкцию всех последующих теорий формы С: распределительная, или дистрибутивная, С. и уравнивающая, или ретрибутивная, С. Это - формы (виды) специальной, частной С. Они представляют собой способы распределения дефицитных благ - благ, к-рых не хватает на всех тех, кто на них претендует, и к-рые вообще не могут быть распределены без того, чтобы кого-то не обделить. Их следует назвать частными благами в отличие от общих благ, к-рые, напротив, по своей природе не могут быть поделены между индивидами, как, напр., всеобщее образование или приемлемая экология. Поэтому С. представляет собой способ отношения человека к другому лицу, опосредованный отношением к благам, на к-рые они оба претендуют. Формула С. всегда представляет собой пропорцию между четырьмя членами, где соотношение лиц А и Б такое же, каково соотношение получаемых ими благ «а» и «б». Справедливый человек и справедливое общество суть такие, к-рые могут найти нравственную меру в распределении выгод и тягот совместной жизни, а нравственной может считаться такая мера, к-рая устраивает всех и на к-рую получено согласие тех, на чью долю выпадает больше тягот. Распределительная С. есть распределение благ (имущества, почестей и всего прочего), а соответственно и тягот, обязанностей с учетом достоинства лиц, т.е. в зависимости от их вклада в общее дело, от «удельного веса» в масштабе общества. Здесь учитывается качество лиц. Нормы распределительной С. вырабатываются обществом и, хотя в основе своей и определяются его объективными законами, тем не менее несут на себе сильную печать субъективности, ментальных особенностей и волевой решимости конкретных народов, поколений, личностей. Существуют три основных исторически выработанных ее принципа: «каждому — то же самое (всем поровну)», «каждому — по заслугам», «каждому - по потребностям». Первый и третий принципы по отношению к современному обществу могут считаться исторически маргинальными: первый архаичен и в качестве уравнительного равенства был основополагающим началом первобытно-родовых отношений, третий обращен в будущее и является приоритетным в социальных утопиях (напр., коммунистической). Основным, определяющим для современных обществ является принцип «каждому — по заслугам» (типичные примеры — заработная плата в зависимости от количества и качества труда, распределение нафад в зависимости от боевых подвигов). Другие принципы, хотя и второстепенные, также являются сегодня действенными и в определенных областях незаменимыми: так, напр., распределение т.н. базовых ценностей (прав человека) осуществляется по принципу «всем поровну», а социальная помощь или налоговые льготы в зависимости от числа детей подходят под принцип «каждому по потребностям». Уравнивающая С. представляет такое распределение благ и зол в обществе, к-рое осуществляется без учета достоинства лиц. Здесь речь идет в основном о двух типах общественных отношений, названных Аристотелем произвольным и непроизвольным обменом: об обмене вещей и о наказаниях. Обмен вещей тогда считается справедливым, когда он осуществляется в соответствии с их действительной ценностью; преимущественным пространством уравнивающей С. является рынок, на к-ром неважно, кто покупает, а важно лишь то, сколько он платит. Разумеется, действительная ценность вещей (товаров) - не есть нечто самоочевидное, и бывает крайне трудно найти объективную меру для оценки результатов разнокачественного труда, но это особый вопрос, он решается в историческом опыте, к-рый на сегодняшний день предлагает всеобщий эквивалент в форме денег. Этот вопрос стал преимущественным предметом экономических наук. Справедливая оценка в наказаниях, когда предстоит найти адекватную меру нанесенному в результате преступления ущербу, состоит в их неотвратимости - в том, чтобы они налагались также независимо оттого, кто их совершил (см. Беспристрастность). Конкретные общества обычно отдают предпочтение той или иной форме С. (напр., феодальное и социалистическое общества отдают приоритет распределяющей С. буржуазное общество — уравнивающей С), но тем не менее в каждом из них представлены обе эти формы. Оптимальное, соответствующее достигнутому уровню развития человеческих сил сочетание этих форм С. в целом и применительно к отдельным фрагментам межчеловеческих отношений имеет решающее значение для определения меры С. общества. Современные этические дискуссии о С. фокусируются вокруг концепции С. Ролза (см. «Теория справедливости»). Эта теория имеет синтетический характер, обобщает различные уровни и аспекты С. предлагает идеально-типическую модель С. в либерально-демократических обществах. Ее нормативной основой являются два принципа: 1) «каждый человек должен иметь равные права в отношении наиболее обширной схемы равных основных свобод, совместимых с подобными схемами свобод для других»; 2) «социальные и экономические неравенства должны быть устроены так, чтобы они были а) к наибольшей ожидаемой выгоде наименее преуспевших и делали б) доступ к должностям и положениям открытым для всех в условиях честного равенства возможностей». (Ср. «Анархия, Государственность и Утопия».) Рефлексия по поводу С. как этического основания общественной коммуникации, научные и публичные дискуссии о С. само осмысление совместной жизни людей в терминах С. - характерная особенность европейской философии, связанная с цивилизационнокультурными особенностями европейского развития. Это не значит, что в других культурах (китайской, буддистской, мусульманской, индийской) нет понятия С. и они по данному критерию ниже европейской культуры. Это просто означает, что место С. мера ее драматизма в других культурах может быть иной и подлежит специальному изучению. Лит.: Аристотель. Никомахова этика [kh.V] // Аристотель. Соч. в 4 т. Т. 4. М.: Мысль, 1984; Гоббс Т. Левиафан [II] // Гоббс Т. Соч. в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1991; Кант И. Метафизика нравов [Ч. I] // Кант И. Соч. в 6 т. Т. 4 (2). М.: Мысль, 1965; Нерсесянц B.C. Право — математика свободы. М.: Юристь, 1995; РолзДж. Теория справедливости. Новосибирск: Изд-во Новосибирского ун-та, 1995. А.А.Гусейнов

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF
111.78 кб

Социальная справедливость с позиций натурализма и волюнтаризма

Канарш Григорий Юрьевич
Читать PDF
132.35 кб

Социальная справедливость как проблема биоэтики

Юдин Борис Григорьевич
7-8 декабря 2005 г. в Московском гуманитарном университете состоялась Международная конференция ЮНЕСКО «Социальная справедливость в здравоохранении: биоэтика и права человека».
Читать PDF
95.91 кб

Социальная справедливость в здравоохранении: биоэтика и права человека

Канарш Григорий Юрьевич, Гайдин Борис Николаевич
Читать PDF
88.50 кб

Справедливость

Канарш Григорий Юрьевич
Читать PDF
262.36 кб

Свобода, равенство и справедливость по Гегелю в контексте современных общественных отношений

Лукьянов Игорь Сергеевич
Показано, что справедливость, свобода и равенство индивидов гражданского общества всецело предопределены диалектическим развитием общественных отношений собственности, на основе которых построено государство.
Читать PDF
194.96 кб

Правда-справедливость

Рачков Петр Алексеевич
Читать PDF
214.18 кб

Справедливость как социокультурный феномен

Денисов Владимир Васильевич
Читать PDF
254.22 кб

Справедливость и модернизация

Фишман Л. Г.
Читать PDF
266.72 кб

Модернизация и справедливость: два архетипических сюжета

Фишман Леонид Гершевич
In opinion of the author the basic problem of a modern political discourse is changing of treatment of concept "validity" owing to modernization of society.
Читать PDF
106.55 кб

Социальная справедливость: идеи и практики

Прокофьев Андрей Вячеславович
Рецензия на книгу Григория Юрьевича Канарша «Социальная справедливость: философские концепции и российская ситуация».

Найдено книг по теме — 16

Похожие термины:

  • СПРАВЕДЛИВОСТЬ В АРАБО-МУСУЛЬМАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ

    понимается как «воздаиие должного» или «отход от ложного (батил) в пользу истинного (хакк)» при близости понятий должного и истинного (см: Истина). Справедливость как наделение различных противобо
  • Справедливость, Правда Божья

    (Justice). Сообщаемое человеку свойство Бога, являющее Его святость. Соответствующие библейские sedaqa, sedeq, dikaiosyne можно перевести и как "праведность". Применительно к человеку "справедливым" называют хор
  • Начало человечности - любовь и справедливость, В ком господствуют чувства любви и справедливости - тот-мудрец, тот - учен

    Цитаты из произведения Абая Кунанбаева «Книга слов», слово сорок пятое. Абай отмечает: «Начало человечности - любовь и справедливость. Они присутствуют во всем и решают все». Пер. с каз. К. Серикбаев
  • Право, суд, справедливость

    Философский смысл термина: Система правил человеческого общежития (Цицерон), человеческое (естественное) право (стоики, Цицерон, Дигесты Юстиниана).
  • СПРАВЕДЛИВОСТЬ СОЦИАЛЬНАЯ

    соответствие практической роли человека, социальной группы в жизни общества их социальному положению, прав людей их обязанностям, результата труда вознаграждению за него, преступления наказанию
  • теодицея (от греч. теос-бог и дике-справедливость)

    «богооправдание», теория, пытающаяся непротиворечивым образом примирить тезис о существовании всеблагого и одновременно всемогущего бога с существованием в мире эмпирически наблюдаемого несов
  • Справедливость и несправедливость

    этические принципы, выражающие различные моральные оценки общественных явлений: оправдание и санкционирование к.-л. общественного явления через признание его справедливым или осуждение и отрица
  • Справедливое Право

    Добродетель, состоящая в применении общего закона к частности конкретных ситуаций; по выражению Аристотеля, «корректива к закону» («Никомахова этика», V, 14), позволяющая спасти дух, когда буквы нед
  • ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ

    один из принципов общественных наук, согласно которому ценности отдельных людей должны быть согласованы в бесконфликтной форме. В этой связи в современной науке стали особенно популярными воззр
  • СПРАВЕДЛИВОЙ ВОЙНЫ ПРИНЦИПЫ

    основополагающие требования, определяющие этико-правовые условия начала военных действий (войны) и их ведения. Теория справедливой войны представляет собой, наряду с реализмом (согласно к-рому во
  • Д.Юм об обществе, справедливости, собственности, морали, религии

    Юм считает человека существом, общественным по самой своей природе. При этом философ не оставляет без осмысления и обсуждения вопрос о том, как быть с "себялюбивой" природой человека, столь бурно о
  • Теория справедливости Джон Роулс

    Каковы особенности представленного прежде всего Роулсом современного либерализма? С классическим либерализмом Милля и Бентама концепцию Роулса роднит признание неприкосновенности индивидуаль
  • ГОСУДАРСТВО или О справедливости

    диалог Платона, состоящий из 10 книг. Большая часть кн. 1 (за исключением введениярамки), по-видимому, представляет собой диалог раннего периода, называемый иногда «Фрасимах». Кн. 2-10 относятся к зрело
  • Справедливости концепция

    в рамках гуманистической биоэтической парадигмы предполагает реализацию социальной программы и в соответствии с ней равный доступ к общественным благам, получению биомедицинских услуг, доступн
  • ТЕОРИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

    «ТЕОРИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ» («A Theory of Justice») — книга амер. философа Д. Ролза, ставшая наиболее заметным событием в англоязычной философии второй половины 20 в. Издана в 1971 в Кембридже, Массачусетс (США), р
  • ТЕОРИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ В УПРАВЛЕНИИ

    в менеджменте науки и образования: теория мотивации, по которой люди субъективно связывают вознаграждение и затраченные для его получения усилия, а также сравнивают свое вознаграждение с вознагр