ЭПИСТЕМОЛОГИЯ

Найдено 23 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Эпистемология
от греч. episteme – знание, logos - учение) – теория познания.

Источник: Философия науки. Эпистемология. Методология. Культура

Эпистемология
от греч. episteme — знание и logos — учение) — теория познания.

Источник: Начала современного естествознания: тезаурус

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
от греч. знание и слово, учение), термин, употребляемый для обозначения теории познания.

Источник: Советский философский словарь

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
теория познания; синоним гносеологии. Чаще употребляется как теория не любого, а научного знания.

Источник: Философия: конспект лекций и словарь терминов (элементарный курс)

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
от греч. episteme - знание и logos - учение) - теория познания. Эпистемологический - теоретико-познавательный.

Источник: Философский энциклопедический словарь

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
от греч. ???????? – знание и ????? – слово, учение) – термин, употребляемый в странах англ. и франц. языка для обозначения теории познания.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
греч. episte-me — знание и logos — учение, слово)— теория познания, гносеология. Термин “Э.” употребляется в англ. и амер., реже во фр. и нем. буржуазной философии. Введение термина “Э.” приписывается шотландскому философу Дж. Ф. Ферье (“Основы метафизики”, 1854), делившему философию на онтологию и Э.

Источник: Философский энциклопедический словарь

Эпистемология
от греч. epist?mа — знание и ... логия) — философская теория научного познания как особого вида познавательной деятельности. Греческое понятие «эпистема» (знание, т.е. «доказанное утверждение») имело в качестве своей бинарной оппозиции понятие «докса» (мнение, которое могло быть истинным, но могло быть и ложным).

Источник: История и философия науки

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
(Epistemologie; греч. — «наукоучение») — теория познания. Эпистемологический —теоретико-познавательный; этот термин в немецкой философии употребляется реже, чем во французской и особенно в английской. В зависимости от понимания познания со времени Гераклита, а затем Платона и Аристотеля вплоть до неоплатонизма и христианской философии эпистемологию определяли по-разному. См. Учение о познании.
G. Bachelard. Epistémologie. Paris, 1971.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Эпистемология
(греч. episteme – знание (точное), наука) – 1. В греческой философии – синоним теории познания (например, у Платона), или познания уверенного, несомненного. Эпистеме – результат такого познания, т. е. познания истины, в отличие от мнения (докса). 2. В методологии и теории познания: синоним знания объективного. Эпистемология – это один из двух главных разделов философии (наряду с онтологией). В широком значении: раздел философии, называемый гносеологией, или теорией познания. В узком значении: теория научного познания, или метанаука, занимающаяся анализом научного познания.

Источник: Философия и методология науки (понятия категории проблемы школы направления). Терминологический словарь-справочник 2017

Эпистемология
букв. идущее за учением (например: epinomis - послезаконие). Часть теории познания (обычно - ее орудийно-инструментальное оснащение), которая излагается после конкретных исследований и научных изысканий, т. е. стоит над ними в средствах и способах оформления и организации обобщенной научной мысли, выказывая трансдисциплинарный, общенаучный характер; содержательно то же, что и теория познания, гносеология. Оба понятия, первое и последнее, вошли в философский оборот в Древней Греции примерно в одну и ту же эпоху и различаются лишь частностями, доступными в понимании и интерпретации лишь узкому специалисту.

Источник: Краткий энциклопедический словарь философских терминов

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
от греч. episteme - знание) - раздел философии, в котором изучаются проблемы природы познания, отношения знания к реальности, вопросы обоснования и достоверности знания, условия его истинности, возможность и границы познания тех или иных областей сущего. В любом философском направлении есть своя Э. Однако далеко не во всех из них анализ познания играет заметную роль. В XX в. наибольший вклад в развитие Э. внесли неокантианство, феноменология, неореализм, неорационализм, критический рационализм, неопозитивизм и постпозитивизм, а также аналитическая философия в целом, поскольку эпистемологические проблемы занимают в ней центральное место.

Источник: Современная западная философия: словарь

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
от греч. episteme – знание) – теория научного познания, исследующая  его сущность, специфику, структуру метода, уровни, взаимосвязь с другими (вненаучными) формами познания.  Греческое понятие «эпистема» обозначало «знание» т.е. «доказанное утверждение» в противовес понятию«докса» (мнение – утверждение, которое могло быть истинным, но могло быть и ложным). Целью научного познания выступает производство именно эпистемной,то есть  доказанной,  информации,  логически  непротиворечивого  знания  (или всеобщих истин) в отличие от обыденного, практически утилитарного или других видов  знания.  Соответственно,  основной  проблемой  эпистемологии  является вопрос  о  возможности  получения необходимо-истинного и  всеобщего  знания.Занимает центральное место в рационалистических философских направлениях.

Источник: Философия науки и техники: словарь

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
(греч. episteme – знание) – раздел знания, в котором исследуются структура, формы, закономерности функционирования и эволюции знания. Чаще всего Э. отождествляется с теорией познания, гносеологией как разделом философского знания. Вместе с тем достаточно распространена точка зрения, согласно которой предмет Э. отличается от предмета гносеологии и выходит за рамки чисто философского исследования. В этом смысле Э. исследует объективные формы знания, отвлекаясь как от особенностей познающего субъекта, так и от сопоставления знания с объективной реальностью. Обоснованием такого понимания «Э. без познающего субъекта» служит теория «трех миров» К. Поппера : существуют реальный мир, мир состояний сознания, человеческой субъективности и мир чистого знания вне сопоставления с объективной реальностью, отвлекающийся от человеческой субъективности. Этот последний, «третий мир» и есть предмет Э.

Источник: Краткий философский словарь.

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
(греч. ???????? — знание + ????? — слово, учение) — принятый в англоязычных странах термин, употребляемый для обозначения теории познания или гносеологии. В последние десятилетия широко употребляется в отеч. философии науки. Э. — особый раздел философии, в к-ром исследуется знание как таковое, его строение, структура, преобразование и развитие. Базовые понятия Э.: субъект (знание, опыт) ? средства (метод) познания ? объект. Статус самост. дисциплины приобретает в неклассической науке (с конца XIX в.) в связи с осознанием активной (деятельностной) роли субъекта познания, к-рое понимается уже не как простая регистрация свойств объекта. В Э. предполагается, что результаты познания обусловлены не только свойствами объекта, но и применяемыми методами. Иными словами, полная картина познаваемой реальности должна включать в себя как методологию, так и особенности самого субъекта познания, его опыт, обусловленный культурой и историей, мировоззренческие, в т.ч. и ценностные, целевые установки. Т.о., отношение субъекта и объекта в Э. не ограничивается рамками чисто познавательных ситуаций, т.е. рассматривается шире, чем в гносеологии, а понятие «истинность» дополняется понятиями «полнота», «непротиворечивость», «понимание». В.И.Полищук

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

Эпистемология
Раздел философии, рассматривающий не знание вообще (чем занимается теория познания, или гносеология), а одну или несколько отдельных наук. Теория познания, если можно так выразиться, расположена «выше» знания; она задается вопросом об условиях, в которых возможны науки. Эпистемология смотрит на ту же проблему «снизу», интересуясь не столько условиями существования наук, сколько историей, методологией, понятийным аппаратом и парадигмой каждой из них. Чаще всего она носит «региональный» или многосоставной характер: эпистемология математики не то же, что эпистемология физики или биологии. Это прикладная философия, каковой, впрочем, почти всегда является философия, только в данном случае ее поприщем служат скорее конкретные науки, чем философия как таковая. Специалист по эпистемологии обычно действует «на чужой земле» – это либо представитель одной из наук, исследующий философские проблемы, либо философ, заинтересовавшийся той или иной наукой. Он с некоторым презрением взирает на «туземцев», говорящих всего на одном языке и не знающих ничего, кроме своего континента, на котором они чувствуют себя «дома». Ему очень хочется дать им урок. Они обычно соглашаются его выслушать – если у них есть свободное время, и посматривают на него со снисходительной вежливостью. Иностранец – что с него возьмешь!

Источник: Философский словарь.

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
(episteme — знание, logos — учение, теория) — философская дисциплина, занимающаяся природой, структурой и функциями знания. Близко соприкасается с логикой, гносеологией и философией науки. Эпистемологическая проблематика сложилась на волне постпозитивизма с его вниманием к строению и функциям научной теории, к историческому развитию научного знания. Выдвинутое еще Дж. Миллем понятие гипотетикодедуктивной теории становится важным инструментом Э. В 50—60е гг. XX в. дискуссии идут о соотношении объяснения и предсказания, о роли индукции и дедукции в построении теории и научном объяснении, о возможности определить теоретические понятия через термины, описывающие данные наблюдения и эксперимента. К. Поппер выдвигает концепцию «трёх миров»: мира физических состояний, ментального мира и «третьего мира» — мира объективного знания. Концепция очерчивает предмет Э., противопоставляя её психологии как науке о «втором мире». С наступлением постмодернизма и социального конструктивизма (80е и особенно 90е гг. XX в.) эпистемологические исследования теряют популярность. Уже американский философ У. Куайн (1908—2004) считает Э. разделом психологии. Р. Рорти в своей философии науки не находит места для Э., считая, что её функции выполняют конкретные науки — математическая логика, психология, лингвистика. Однако Кнор Цетина (2004 г.) вводит в качестве центрального понятие Э. культуры, складывающейся из формируемых научными сообществами норм и регулятивов исследования (см. Гносеология. Позитивизм).

Источник: Философский словарь инженера. 2016

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
изучение методов познания, используемых наукой. Кант и вслед за ним Коген (Марбургская школа) положили начало современной эпистемологии и показали принципы и методы ньютоновой физики. Теория науки была дополнена Кассирером («Erkenntnisproblem», «Проблемы познания в философии и современной науке»), Брюнсвиком, который вывел формы математической мысли, в частности бесконечно творческий характер концептуальной мысли («Этапы математической философии), и Вюйеменом («Философия алгебры», 1962), который, опираясь на работы Кавайеса по аксиоматике и алгебраическому формализму, описывает историю различных методов математического анализа. Но крупнейшим французским эпистемологом остается Башляр — теоретик современной науки («Новый научный дух», 1934); он показал, что рациональная мысль, склонность к систематизации предшествуют соприкосновению с опытом, но что опыт всегда взрывает все наши рациональные систематизации: такова идея «Прикладного рационализма» (1949). Вообще, эпистемология позволяет нам выделить две фундаментальные формы познания: 1) сенсуалистическое знание — в том, что кдсается его происхождения, эмпирическое — по методу, реалистическое — по основанию; 2) соответственно рационалистическое, интеллектуалистическое и идеалистическое знание. Наконец, следует заметить, что сведение философии к эпистемологии было в конце XIX в. характерно для сциентизма (безусловная вера в то, что с помощью науки мы можем познать абсолют). Следовательно, эпистемология — это лишь рефлексия по поводу науки, в которой она пытается найти универсально приемлемый метод, который бы унифицировал и упростил все научные операции.

Источник: Философский словарь

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
[от греч. episteme — знание] — теория дознания, причем, как правило, в ее научной форме. По мнению В.А. Лекторского, установки соответственно классической и неклассической теории познания, сложившейся в последние десятилетия, существенно разнятся друг от друга. Если для классической эпистемологии характерны 1) критицизм (недоверие к традиции); 2) фундаментализм и нормативизм (идеал знания должен быть обоснован); 3) субъектоцентризм и 4) наукоцентризм, то теперь происходит отказ от всех этих четырех установок [см. лит.].
Посткритицизм признает вписанность форм познания в определенные традиции. Отказ от фундаментализма выступает как понимание невозможности жестких нормативных предписаний для познания. Субъектоцентризм заменяется интерсубъективным коммуникативным сообществом. От наукоцентризма отказываются постольку, поскольку наука не способна заменить собой другие формы знания, например обыденное. Много споров связано с определением статуса Э. Одна часть философов считает, что она является самостоятельной философской дисциплиной. Другая часть философов, более многочисленная, рассматривает Э. не иначе как в составе тех или иных концепций. На наш взгляд, при оценке статуса современной Э. следует исходить из концепций теоретического ряда и строя. Новое знание приобретается в процессе критики, проблематизации и тематизации существующих теорий.
Процесс познания становится все более многообразным. При этом решающая роль принадлежит познанию в области науки. Верно, конечно, что наука не способна заменить собой все другие формы знания (так, верующему она не заменит религию), но необходимо учитывать и другое: в концептуальном отношении наука остается несомненным лидером. За пределами науки нет таких концептуальных достижений, которые были бы ей недоступны.

Источник: Философия науки. Краткий энциклопедический словарь. 2008 г.

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
теория научного познания как важнейшего и специфического вида познавательной деятельности. Греческое понятие «эпистема» обозначало «знание» (т. е. «доказанное утверждение») и имело в качестве своей бинарной оппозиции понятие «докса» (мнение — утверждение, которое могло быть истинным, но могло быть и ложным). Целью научного познания является производство именно эпистемной информации, знания (или всеобщих и необходимых истин) в отличие от обыденного, практически утилитарного или других видов познания. Соответственно основной проблемой эпистемологии является вопрос, а возможно ли и как возможно получение необходимо-истинного и всеобщего знания. К числу основных вопросов теории научного познания относятся вопросы о том, что такое научное знание, каковы критерии, отличающие его от других видов познания, виды научного знания (эмпирическое, теоретическое, аналитическое, синтетическое и др.), методы получения и обоснования различных видов и структурных единиц научного знания, критерии истинности научного знания, закономерности его развития и др.
Существует ряд моделей научного познания: эмпиристская, теоретистская и др. Представители первой считают источником, основой и критерием истинности научного знания эмпирические данные (данные наблюдения и эксперимента). Наиболее последовательно эту модель развивали и отстаивали позитивисты (Конт, Милль, Мах, Рассел, Карнап, Рейхенбах и др.). Сторонники теоретистской модели считают источником, основой и критерием истинности научного знания мышление (рассудок, разум, интеллектуальная интуиция, дедукция, мысленное конструирование). Ее сторонники — Р. Декарт, В. Лейбниц, И. Кант, Г. Гегель, Л. Брауэр и др. Попытка преодолеть крайности эмпиризма и теоретизма в понимании сущности и основных проблем научного познания и, вместе с тем, сохранить положительное содержание каждой из них была предпринята в рамках модели, которую можно условно назвать «диалектической». Она исходит из признания равноправия и взаимосвязи эмпирического и теоретического знания в общей структуре научного знания. Эту концепцию, у истоков которой стоял Г. Галилей, разделяло подавляющее число крупных ученых (А. Пуанкаре, А. Эйнштейн, П. Бор, В. Гейзенберг, П. Капица, А. Колмогоров и мм. др.). По своей проблематике современная философия науки является продолжением тех исследований, которые до XX в. назывались эпистемологией.

Источник: Философия науки: Словарь основных терминов

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
греч. episteme - знание, logos - учение) - философско-методологическая дисциплина, в которой исследуется знание как таковое, его строение, структура, функционирование и развитие. Традиционно отождествляется с теорией познания. Однако в неклассической философии может быть зафиксирована тенденция к различению Э. и гносеологии, которое основано на исходных категориальных оппозициях. Если гносеология разворачивает свои представления вокруг оппозиции "субъект-объект", то для Э. базовой является оппозиция "объект - знание". Эпистемологи исходят не из "гносеологического субъекта", осуществляющего познание, а скорее из объективных структур самого знания. Основные эпистемологические проблемы: Как устроено знание? Каковы механизмы его объективации и реализации в научно-теоретической и практической деятельности? Какие бывают типы знаний? Каковы общие законы "жизни", изменения и развития знаний? При этом, механизм сознания, участвующий в процессе познания, учитывается опосредовано, через наличие в знании интенциональных связей (номинации, референции, значения и др). Объект при этом может рассматриваться как элемент в структуре самого знания (идеальный объект) или как материальная действительность отнесения знаний (реальность).(Исторически, эпистемологические представления и проблематика возникают раньше гносеологических и складываются уже в античности. Таковы, например, "идеи" Платона и предложенная им референционная концепция "истины", апории Зенона, тропы скептиков, логика Аристотеля. Античные представления о знании имели не столько описательный, сколько проблематизирующий и нормативно-методологический характер. Например, апории Зенона фиксировали факт отнесения противоречивых знаний к одному и тому же объекту и задавали таким образом эпистемологическую проблему. Аристотель пытался снять накопившиеся проблемы за счет нормировки научных рассуждений и введения общих принципов организации знания. Это позволило в дальнейшем создать образцы систематической организации знания. "Начала" Евклида можно рассматривать не только как продукт обобщения и сведения геометрических знаний, но и как реализацию нормативных эпистемологических концепций Платона и Аристотеля. В средние века критическая и исследовательская составляющие Э. в большой степени сковываются и ограничиваются нормативным характером аристотелевской логики. Яркое выражение средневековой Э. - схоластический спор "номиналистов" и "реалистов". Новые мотивы вносит Возрождение. Пробуждается интерес к опытному знанию, меняется представление о месте и назначении знания в общей картине мира. Николай Кузанский вводит представление о проблемах как "ученом незнании", т.е. знании о незнании, что формирует в перспективе новую эпистемологическую стратегию. С другой стороны, философская рефлексия все больше обращается к субъекту и его познавательным способностям. В этой связи актуализируется введенное фактически уже Петром Абеляром понятие сознания как индивидуальной способности и действительности существования концептов. "Великое усовершенствование наук", провозглашенное Ф. Бэконом и развернувшееся в 17-18 вв., порождает новую формацию знания - новоевропейскую науку. Новая организация знания требовала критической рефлексии и теоретического оформления. Эпистемологические схемы античности и средневековья не могли решить этих задач. На их месте начинает складываться гносеологическая концепция познания, которая переорганизует философско-методологические представления о знании на основе субъект-объектных схем. До 20 в. Э. не имела собственных институциональных форм, а соответствующая ей проблематика развивалась в основном в логике (прежде всего в английской аналитической традиции) и в рамках гносеологии. Однако уже с конца 19 в. эпистемологическая проблематика начинает эмансипироваться от гносеологической. Исследователи (прежде всего логики) стремились уйти от субъективизма и психологизма, порождаемого сенсуалистическими и позитивистскими трактовками субъект-объектных схем. В 20 в. этот процесс приводит к оформлению новых философско-методологических направлений и подходов. Развиваются аналитические, операциональные, нормативные, стуктурно-функциональные приемы и методы исследования знания. В 1970-х Поппер дал онтологическое обоснование эмансипации Э., выдвинув концепцию "третьего мира" (объективного содержания знания) и "познания без познающего субъекта". Среди факторов, определяющих современное состояние эпистемологических исследований, необходимо отметить следующие: 1) отношение знания и объекта выходит за рамки чисто познавательных ситуаций. Складываются комплексные практики, где помимо познания, необходимо рассматривать функционирование знания в других типах деятельности: инженерии, проектировании, управлении, обучении; 2) классическое отношение "истинности" дополняется (а иногда и замещается) рядом других отношений: "непротиворечивости", "полноты", "интерпретируемости", "реализуемости" и др.; 3) типология знания становится все более разветвленной и дифференцированной: наряду с практико-методологическим, естественно-научным, гуманитарным и инженерно-техническим знанием выделяются более частные его варианты; 4) особым предметом исследования становится семиотическая структура знания; 5) помимо "знания" интенсивно исследуются и другие эпистемологические единицы (например, "языки"); 6) обозначился кризис сциентизма: научное знание перестает рассматриваться как основная форма знания, все больший интерес вызывают когнитивные комплексы, связанные с различными историческими и духовными практиками, выходящими за рамки традиционных представлений о рациональности.
А.Ю. Бабайцев

Источник: Новейший философский словарь

Эпистемология
(Epistemology).
Раздел философии, посвященный теории познания. Здесь рассматриваются проблемы природы, источников и границ познания, а также оправданность притязаний на знание.
Природа и источники познания. В вопросе о природе и источниках познания важное место всегда занимала полемика между представителями рационализма и эмпиризма. Рационалисты (напр., Платон и Декарт) утверждали, что идеи, изначально присутствующие в человеческомразуме(теория "врожденных" идей), являются единственным источником знания. Активная деятельность разума дает содержание познанию. Рассуждая об опыте, рационалисты неизменно принижают его значение, ибо считают его источником заблуждений. С их точки зрения, опыт в лучшем случае может привести к формированию тех или иных мнений. Представители эмпиризма (напр., Локк и Юм) утверждают, что чувственный опыт  первичный источник человеческого познания. Содержание сознания базируется на том, что оно пассивно получает в результате чувственного восприятия или рефлексии. Состояние сознания до всякого восприятия уподобляется чистой доске (tabula rasa).
Однако и рационализм, и эмпиризм заслуживают критики. Последователей рационализма справедливо упрекают в том, что хотя они и обосновывают достоверность притязаний разума, но такая достоверность присуща только утверждениям логики и математики. Знание такого рода ограничено исключительно областью понятий, символов и дедуктивных умозаключений, но не говорит нам ничего о реальном мире. Критика эмпиризма исходит из того, что содержание самых простых высказываний о материальных объектах не может исчерпываться лишь фиксацией преходящих чувственных впечатлений. Знание "строится" посредством интерпретации этих впечатлений с использованием сложного набора понятий и принципов (напр., причина и следствие), крые не тождественны чувственным впечатлениям, ибо в отличие от них не являются, напр., непосредственными.
Считается, что философия Канта стала поворотной точкой в споре между рационализмом и эмпиризмом, ибо ему удалось осуществить синтез этих двух направлений. В этом есть доля истины. Как и прочие рационалисты, Кант утверждал, что знание содержит априорный (до и внеопытный) элемент. Он доказывал, что формы созерцания (пространство и время), а также категории рассудка (напр., причинность) представляют собой априорные условия познания. Объекты, не соответствующие этим структурам, не могут даже стать предметами знания. Однако, по словам Канта, "понятия без созерцаний  пусты". Полноценное знание невозможно вне связи с чувственным восприятием. В определенном смысле Кант возвышается над ограниченностью и рационализма, и эмпиризма. Оба эти направления не свободны от редукционизма, чего нельзя сказать о философии Канта.
Смысл и оправдание притязаний знания. В современной англоамериканской лингвистической философии под влиянием Дж.Э. Мура и JI. Витгенштейна изменились установки и цели эпистемологии. До недавнего времени во всех дискуссиях доминировали два вопроса: смысл притязаний знания и их оправдание. Согласно общепризнанному взгляду, считается, что когда субъект претендует на знание того, что выражено в утверждении, то его притязание выражается в следующем: (1) субъект верит в это утверждение; (2) утверждение истинно; (3)субъект имеет надежные основания для того, чтобы верить в это утверждение.
Альтернативный анализ смысла притязаний знания предложил Дж. JI. Остин. Он различал "констатирующие" и "перформативные" высказывания, что примерно соответствует концепции Г. Райла, крый различал между "знать что" и "знать как". Согласно этому анализу, утверждение о том, что я нечто знаю, подразумевает, что я могу описать это знание или продолжить высказывание (напр., продолжить счет в таблице умножения). Впоследствии эти ранние идеи Остина в преобразованном виде вошли в его "теорию речевых актов", согласно крой всякое высказывание предполагает наличие локутивного акта (т.е. акта говорения самого по себе), иллокутивного акта (т.е. акта интенции говорящего, крый осуществляется посредством высказывания и может принимать форму вопроса, оценки, приказа и проч.) и перлокутивного акта (т.е. целенаправленного воздействия высказывания на того, кто его воспринимает). Перформативный элемент сохраняется и в иллокутивной силе утверждения, и в его перлокутивном акте.
Что касается оправдания притязаний знания,то в современной эпистемологии имеются две различные позиции. Сторонники первой утверждают, что есть эпистемологически фундаментальные утверждения или верования, но наличие их невозможно подтвердить в терминах чеголибо "более фундаментального" . В свою очередь, сами эти эпистемологически фундаментальные веры оправдывают другие верования или утверждения более высокого уровня. Сторонники второй позиции отрицают наличие эпистемологически фундаментальных верований; подтверждение всяких притязаний знания скорее представляет собой обращение к сетке верований, в крой утверждения поддерживают или оправдывают друг друга.
Границы знания. Для таких философов, как Платон, знание было ограничено сверхчувственным миром идей или форм. Однако большинство философов отвергло эпистемологические представления Платона. Кант настаивал на том, что знание ограничено миром опыта. Все, что не может быть предметом возможного опыта, не может быть и объектом познания. Однако другие философы оспаривали это,доказывая,что знание включает в себя не только то, что поддается наблюдению, но и то, что превыше всякого наблюдения и постигается непосредственно (напр., Бог).
Религиозная эпистемология. Это исследование природы знания о Боге и оправдание притязаний религиозного познания.
Два основных вопроса, крые доминировали в дискуссиях, посвященных проблемам современной англоамериканской аналитической философии (смысл притязаний знания и их оправдание), встали и перед представителями религиозной эпистемологии. А.Ж. Айер и Э. Флю считают, что язык религии не имеет смысла, ибо он не поддается ни верификации, ни фальсификации. Религиозные утверждения совместимы с любым и всяким состоянием дел в мире.
На это есть несколько ответов. Вопервых, Дж. Хик и некрые другие представители религиозной эпистемологии полагают, что в принципе язык религии верификации поддается, но не в этой жизни. Чтобы пояснить свою точку зрения, Хик ввел понятие "эсхатологической верификации".Верификация утверждений религии невозможна в рамках настоящего, поскольку наш опыт неоднозначен. Однако в будущем мы будем свободны от всякой неоднозначности и двусмысленности (в соответствии с обетованиями ВЗ и НЗ, получившими развитие и истолкование в христианской теологии) и тогда сможем проверить и язык религиозных утверждений. Вовторых, некрые критики оспаривают применимость принципа верификации в качестве критерия осмысленности. Они утверждают, что в худшем случае сам принцип неверифицируем и поэтому не имеет смысла, а в лучшем случае  это произвольное правило языка, к-рое можно либо принять, либо отвергнуть. Более того, вполне очевидно, что всякая формулировка принципа верификации либо слишком исключительна, либо излишне содержательна. Втретьих, некрые философы утверждают, что язык религии вообще не описателен, он служит совсем иным целям. Напр., Р.Б. Брейтуэйт полагает, что язык религии это язык, выражающий волевые устремления. Он ничего не описывает, но ориентирует человека на то, чтобы принять и усвоить определенный образ жизни.
Следуя этой точке зрения, некрые исследователи отказались от принципа верификации и стали анализировать язык религии с функциональных позиций. Смысл религиозных утверждений стали видеть в их употреблении. Так, язык религии стали рассматривать как часть языковой игры, края, в свою очередь, укоренена в стиле жизни. Поэтому невозможно и бессмысленно анализировать язык религии с помощью абстрактных категорий, необходимо понять его, не выходя за рамки его контекста.
По мере того как вопрос о смысле притязаний знания утрачивал свою важность, большее внимание уделялось другой проблеме  как оправдать притязание религиозного знания. Не так давно О. Плантинга заявил,что вера в Бога, по крайней мере для некрых людей, имеет эпистемологически фундаментальный характер, т.е. не нуждается в том, чтобы ее оправдали и подтвердили в терминах чегото более фундаментального.
Другие философы религии пытаются оправдывать веру в Бога в терминах традиционных доказательств Его бытия, в крых применяется либо исключительно понятийный подход, не нуждающийся в чувственных эмпирических данных (напр., онтологическое доказательство), либо апостериорный, основанный на чувственных представлениях, взятых из опыта (космологическое и телеологическое доказательства). Следуя за Юмом и Кантом, эти философы утверждают, что существующее в человеческом разуме понятие Бога не гарантирует того, что этому понятию соответствует некая высшая реальность. Как бы то ни было, Декарт утверждал, что Бог  это единственное Бытие, у Которого совпадают сущность (понятие) и существование (реальность). Те, кто протестует против того, чтобы защита религиозной веры была основана на эмпирических данных, подчеркивают, что никакой набор чувственных впечатлений не может подтвердить реальность безграничного, вечного и всеведущего Бытия. Более того, если принять, что существует аналогия между объектом и его создателем и между миром и его творцом, придется допустить, что творец не только разумен, но и зол, ибо в творении обнаруживается не только промысел, ной зло.
Откровение часто рассматривают как предельное основание знания о Боге. Однако это не снимает проблемы оправдания притязаний знания. Существуют ли основания для того, чтобы принять откровение как исходящее именно от Бога? На каких основаниях зиждется авторитет откровения? Если есть исторические данные, хорошо ли они обоснованы?
P. D. Feinberg (пер. в. р.)
Библиография: R.M.Chisholm, Theory of Knowledge; D.W. Hamlyn, Theory of Knowledge; B.Mitchell, The Justification of Religious Belief; A. D. Woozley, Theory of Knowledge: An Introduction.

Источник: Теологический энциклопедический словарь

эпистемология
ЭПИСТЕМОЛОГИЯ (ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ, ГНОСЕОЛОГИЯ) — раздел философии, в котором анализируется природа и возможности знания, его границы и условия достоверности.         Ни одна философская система, поскольку она претендует на нахождение предельных оснований знания и деятельности, не может обойтись без исследования этих вопросов. Однако проблематика Э. может содержаться в философской концепции и в имплицитном виде; напр., через формулирование онтологии, которая неявно определяет возможности и характер знания. Знание как проблема специально исследуется уже в античной философии (софисты, Платон, Аристотель), хотя и в подчинении онтологической тематике. Э. оказывается в центре всей проблематики западной философии в 17 в.: решение ее вопросов становится необходимым условием исследования всех остальных философских проблем. Складывается классический тип Э. Правда, сам термин «Э. (теория познания)» появляется довольно поздно — только в 1832. До этого ее проблематика изучалась под др. названиями: анализ ума, исследование познания, критика разума и др. В 20 в. появляется необходимость в переосмыслении самих способов постановки проблем Э. и способов их решения, выявляются новые связи Э. и др. областей философии, а также науки и культуры в целом. Возникает неклассическая Э. Вместе с тем в это время появляются философские концепции, которые либо пытаются отодвинуть Э. проблематику на периферию философии, либо даже отказаться от всей проблематики Э., «преодолеть» ее.         Понимание характера проблем Э., их судьбы и возможного будущего предполагает анализ двух ее типов: классического и неклассического.         В классической э. можно выделить следующие особенности.         1. Критицизм. В сущности, вся философия возникает как недоверие к традиции, к тому, что навязывается индивиду внешним (природным и социальным) окружением. Поэтому философия выступает также и как критика культуры. Э. — это критика того, что считается знанием в обыденном здравом смысле, в имеющейся в данное время науке, в др. философских системах. Поэтому исходной для Э. является проблема иллюзии и реальности, мнения и знания. Эта тематика была хорошо сформулирована уже Платоном в диалоге «Теэтетп». Что считать знанием? Ясно, что это не может быть общепринятое мнение, ибо оно может быть общим заблуждением, это не может быть и просто мнение, которому соответствует реальное положение дел (т.е. истинное высказывание), ибо соответствие между содержанием высказывания и реальностью может быть чисто случайным. Платон приходит к выводу о том, что знание предполагает не только соответствие содержания высказывания и реальности, но и обоснованность первого.         Проблема обоснования знания становится центральной в западноевропейской философии, начиная с 17 в. Это связано со становлением нетрадиционного общества, с появление свободного индивида, полагающегося на самого себя. Именно в это время происходит то, что иногда называют «эпистемологическим поворотом». Что именно можно считать достаточным обоснованием знания? Этот вопрос оказывается в центре философских дискуссий. Э. выступает, прежде всего, как критика сложившихся метафизических систем и принятых систем знания с точки зрения определенного идеала знания. Для Ф. Бэкона и Р. Декарта это критика схоластической метафизики и перипатетической науки. Для Дж. Беркли это критика материализма и ряда идей новой науки, в частности, идеи абсолютного пространства и времени в физике Ньютона и идеи бесконечно малых величин в разработанном в это время дифференциальном и интегральном исчислении (последующая история науки показала правоту критического анализа Беркли некоторых основоположений науки Нового времени). Кант использует свою конструкцию для демонстрации невозможности традиционной онтологии, а также и некоторых научных дисциплин (напр., психологии как теоретической, а не описательной науки). Сама система кантовской философии, в основе которой лежит Э., носит название критической. Критицизм определяет главный пафос и др. построений Э. классического типа. Так, напр., для Э. Маха его Э. выступает как способ обоснования идеала описательной науки, а в связи с этим критики идей абсолютного пространства и времени классической физики (эта критика была использована А. Эйнштейном при создании специальной теории относительности), а также атомной теории (что было отвергнуто наукой). Логические позитивисты использовали свой принцип верификации для критики ряда утверждений не только в философии, но и в науке (в физике, в психологии), а К. Поппер с помощью принципа фальсификации пытался продемонстрировать ненаучность марксизма и психоанализа.         2. Фундаментализм и нормативизм. Сам идеал знания, на основе которого решается задача критики, должен быть обоснован. Иными словами, следует найти такой фундамент всех наших знаний, относительно которого не возникает никаких сомнений. Все то, что претендует на знание, но в действительности не покоится на этом фундаменте, должно быть отвергнуто. Поэтому поиск основания знаний не тождественен простому выяснению причинных зависимостей между разными психическими образованиями (напр., между ощущением, восприятием и мышлением), а направлен на выявление таких знаний, соответствие которым может служить нормой. Иными словами, следует различать между тем, что фактически имеет место в познающем сознании (а все, что в нем есть, напр., иллюзия восприятия или заблуждение мышления, чем-то причинно обусловлено) от того, что должно быть для того, чтобы считаться знанием (т.е. то, что соответствует норме). При этом в истории философии нередко нормативное смешивалось с фактически сущим и выдавалось за последнее.         В этом своем качестве Э. выступала не только в качестве критики, но и как средство утверждения определенных типов знания, как средство их своеобразной культурной легитимации. Так, согласно Платону, чувственное восприятие не может дать знание, по-настоящему можно знать только то, о чем учит математика. Поэтому, с этой точки зрения, в строгом смысле слова не может быть науки об эмпирических феноменах, идеал науки — геометрия Евклида. По Аристотелю, дело обстоит иначе: чувственный опыт говорит нечто о реальности. Опытная наука возможна, но она не может быть математической, ибо опыт качествен и не математизируем. Новоевропейская наука, возникшая после Коперника и Галилея, по сути, синтезировала программы Платона и Аристотеля в виде программы математического естествознания, основанного на эксперименте: эмпирическая наука возможна, но не на основе описания того, что дано в опыте, а на основе искусственного конструирования в эксперименте (а это предполагает использование математики) того, что исследуется. В основе этой программы лежит определенная Э. установка: реальность дана в чувственном опыте, но ее глубинный механизм постигается с помощью ее препарирования и математической обработки. Э. в этом случае выступает как способ обоснования и узаконения новой науки, которая противоречит и старой традиции, и здравому смыслу, является чем-то странным и необычным.         В это же время происходит разделение концепций Э. на эмпиризм и рационализм. С точки зрения первых, обоснованным может считаться только то знание, которое в максимальной степени соответствует данным чувственного опыта, в основе которого лежат либо ощущения сенсуализм), либо «чувственные данные» (неореализм), либо элементарные протокольные предложения (логический эмпиризм). Вторые в качестве знания рассматривали только то, что вписывается либо в систему «врожденных идей» (Декарт, Спиноза), либо в систему априорных категорий и схем разума (Гегель, неокантианцы). Кант пытался занять некую третью позицию в этом споре.         Др. большое и принципиальное разделение, характерное для классической Э., — это разделение на психологистов и анти-психологистов. Конечно, все философы различали причинное объяснение тех или иных феноменов сознания и их нормативное оправдание. Однако для психологистов (к ним относятся все эмпирики, а также некоторые сторонники теории «врожденных идей») норма, обеспечивающая связь познания с реальностью, коренится в самом эмпирически данном сознании. Это определенный факт сознания. Э. в этой связи основывается на психологии, изучающей эмпирическое сознание. Исторически многие исследователи в области Э. были одновременно и выдающимися психологами (Д. Беркли, Д. Юм, Э. Мах и др.). Для анти-психологистов в Э. нормы, говорящие не о сущем, а о должном, не могут быть просто фактами индивидуального эмпирического сознания. Ведь эти нормы имеют всеобщий, обязательный и необходимый характер, они не могут быть поэтому получены путем простого индуктивного обобщения чего бы то ни было, в том числе и работы эмпирического сознания и познания. Поэтому их источник следует искать в др. области. Для философского трансцендентализма (Кант, неокантианцы, феноменология) этой областью является трансцендентальное сознание, отличное от обычного эмпирического, хотя и присутствующее в последнем. Методом Э. в этом случае не может быть эмпирический анализ психологических данных. Для Канта это особый трансцендентальный метод анализа сознания. Феноменологи в качестве метода Э. предлагают особое интуитивное схватывание сущностных структур сознания и их описание. Э. в последнем случае оказывается вовсе не теорией в точном смысле слова, а дескриптивной дисциплиной, хотя описание относится не к эмпирическим фактам, а к особого рода априорным феноменам. К тому же эта дисциплина не зависит ни от каких др. (в том числе и от психологии), а предшествует им.         Анти-психологизм в Э. был своеобразно продолжен в аналитической философии. Здесь он был понят как анализ языка. Правда, сам этот анализ является уже не трансцендентальной процедурой, а процедурой вполне эмпирической, но имеющей дело уже не с фактами эмпирического сознания (как это было у психологистов), а с фактами «глубинной грамматики» языка. В рамках этого подхода Э. была истолкована как аналитическая дисциплина, а старая Э. раскритикована, в частности Л Витгенштейном, как несостоятельная «философия психологии». Такие принципы Э., задающие нормативы знания, как верификация и фальсификация, были поняты как укорененные в структурах языка. В этой связи был четко отделен «контекст открытия» того или иного утверждения, являющийся предметом психологического исследования, от «контекста обоснования», с которым имеет дело философский анализ. Ранняя аналитическая философия, особенно такие ее версии, как логический позитивизм, разделяют основные установки Э. классического антипсихологизма.         Своеобразно анти-психологистское понимание Э.К. Поппером. Для него оно должно быть основано на изучении истории научного познания, объективированной в текстах («объективного знания») — в этом он схож с неокантианцами. Э. не имеет дела с индивидуальным субъектом. А поскольку, согласно К. Попперу, др. субъекта, помимо индивидуального, не существует, Э. не имеет отношения к субъекту вообще («Э. без познающего субъекта»). К. Поппер считает, что Э. должна пользоваться методами эмпирической науки. Это означает, в частности, что Э. обобщения в принципе могут быть подвергнуты ревизии.         3. Субъектоцентризм. В качестве несомненного и неоспоримого базиса, на котором можно строить систему знания, выступает сам факт существования субъекта. С точки зрения Декарта, — это вообще единственный самодостоверный факт. Во всем остальном, в том числе и в существовании внешнего моему сознанию мира и др. людей, можно усомниться (таким образом, критицизм, характерный для всей классической Э., многократно усиливается принятием этого тезиса). Знание о том, что существует в сознании, — неоспоримо и непосредственно. Знание о внешних моему сознанию вещах опосредованно. Для эмпириков таким неоспоримым статусом обладают данные в моем сознании ощущения. Для рационалистов — это априорные формы сознания субъекта. Так возникают специфические проблемы классической Э.: как возможно знание внешнего мира и сознания др. людей? Их решение оказалось весьма трудным (хотя был предложен целый ряд таковых), в том числе не только для философии, но и для эмпирических наук о человеке, принявших субъектоцентрическую установку классической Э., в частности, для психологии. Для целого ряда философов и ученых, разделявших принципиальную установку классической Э. относительно непосредственной данности состояний сознания и в то же время не сомневавшихся в такой же очевидности факта существования внешних предметов (материализм, реализм) оказалось трудным согласовать эти положения. Отсюда идеи Г. Гельмгольца об «иероглифическом» отношении ощущений к реальности, «закон специфической энергии органов чувств» И. Мюллера и др. Ряд представителей Э. предложили «снять» саму проблему отношения знания и внешнего мира, истолковав сознание субъекта в качестве единственной реальности: для эмпириков это ощущения, для рационалистов априорные структуры сознания. Мир (в том числе др. люди) выступает в этом случае либо как совокупность ощущений, либо как рациональная конструкция субъекта. С критикой этого положения выступили представители разных реалистических школ (см. неореализм, критический реализм), однако до тех пор, пока познание продолжало пониматься только как факт индивидуального сознания, как нечто, происходящее лишь «внутри» субъекта (хотя бы и причинно обусловленное событиями внешнего мира), отмеченные трудности не могли быть решены.         Если Декарт не различает эмпирического и трансцендентального субъектов, то в последующем такое различение осуществляется. Эмпирики и психологисты имеют дело с индивидуальным субъектом, трансценденталисты с трансцендентальным. Так, напр., для Канта является несомненным, что предметы, данные мне в опыте, существуют независимо от меня как эмпирического индивида. Однако сам этот опыт сконструирован трансцендентальным субъектом. Трансцендентальное единство апперцепции этого субъекта является даже гарантом объективности опыта. Для Гуссерля несомненной реальностью является данность феноменов трансцендентальному сознанию. Что касается соотношения этих феноменов с внешней реальностью, то от этих вопросов феноменология «воздерживается». Неокантианцы фрейбургской школы исходят из того, что Э. имеет дело с «сознанием вообще», а марбургская школа неокантианства имеет дело скорее с «духом научности». Для ранних представителей аналитической философии, хотя язык и не является принадлежностью только одного индивидуального субъекта, осмысленность высказывания получают от их отношения к субъективным данным опыта индивида.         Некоторые концепции Э., которые являются классическими по большинству особенностей, в данном пункте выходят за эти пределы. Это относится, в частности, к системе Гегеля, в которой сделана попытка преодолеть противоположность субъективного и объективного как двух отдельных миров на основе Абсолютного Духа, который не является индивидуальным субъектом (ни эмпирическим, ни трансцендентальным). То же можно сказать и об Э. без познающего субъекта К. Поппера.         4. Наукоцентршм. Э. приобрела классический вид именно в связи с возникновением науки Нового времени и во многом выступала как средство легитимации этой науки. Поэтому большинство систем Э. исходили из того, что именно научное знание, как оно было представлено в математическом естествознании этого времени; является высшим типом знания, а то, что говорит наука о мире, то и существует на самом деле. Многие проблемы, обсуждавшиеся в Э., могут быть поняты только в свете этой установки. Такова, напр., обсуждавшаяся Т. Гоббсом, Д. Локком и многими др. проблема так называемых первичных и вторичных качеств, одни из которых (тяжесть, форма, расположение и др.) считаются принадлежащими самим реальным предметам, а другие (цвет, запах, вкус и др.) рассматриваются как возникающие в сознании субъекта при воздействии предметов внешнего мира на органы чувств. Что существует реально и что реально не существует, в данном случае полностью определяется тем, что говорила о реальности классическая физика. Кантовская Э. может быть понята как обоснование классической ньютоновской механики. Для Канта факт существования научного знания является исходно оправданным. Два вопроса его «Критики чистого разума» — «как возможна чистая математика?» и «как возможно чистое естествознание?» — не ставят под сомнение оправданность данных научных дисциплин, а лишь пытаются выявить условия их возможности. Этого нельзя сказать о третьем вопросе кантовской «Критики» — «как возможна метафизика?»: философ пытается показать, что, с точки зрения Э., последняя невозможна. Для неокантианцев Э. возможна только как теория науки. Логические позитивисты видели задачу философии (аналитической Э.) именно в анализе языка науки, а вовсе не обыденного языка. Согласно К. Попперу, Э. должна иметь дело только с научным знанием.         Можно говорить о том, что в последние десятилетия 20 в. начала постепенно складываться неклассическая Э., которая отличается от классической по всем основным параметрам. Изменение проблематики и методов работы в этой области связано с новым пониманием познания и знания, а также отношения Э. и др. наук о человеке и культуре. Это новое понимание, в свою очередь, обусловлено сдвигами в современной культуре в целом. Этот тип Э. находится в начальной стадии развития. Тем не менее некоторые его особенности можно выделить.         1. Пост-критицизм. Это не означает отказа от философского критицизма (без которого нет самой философии), а только лишь понимание того фундаментального факта, что познание не может начаться с нуля, на основе недоверия ко всем традициям, а предполагает вписанность познающего индивида в одну из них. Данные опыта истолковываются в теоретических терминах, а сами теории транслируются во времени и являются продуктом коллективной разработки. На смену установки недоверия и поисков само-достоверности приходит установка доверия к результатам деятельности др. Речь идет не о слепом доверии, а только о том, что всякая критика предполагает некую точку опоры, принятие чего-то, что не критикуемо в данное время и в данном контексте (это может стать объектом критики в др. время и в ином контексте). Эта идея хорошо выражена Л.Витгенштейном в его поздних работах. Сказанное означает, что в коллективно выработанном знании может иметься такое содержание, которое не осознается в данный момент участниками коллективного познавательного процесса. Такое неосознаваемое мною неявное знание может иметься у меня и относительно моих собственных познавательных процессов. В истории познания разные традиции взаимно критикуют друг друга. Это, в частности, критика друг друга разными познавательными традициями в науке: напр., математической и описательной традиций в биологии. В процессе развития знания может выясниться, что те познавательные традиции, которые казались полностью вытесненными или же отошедшими на периферию познания, обнаруживают новый смысл в новом контексте. Так, напр., в свете идей теории самоорганизующихся систем, разработанной И. Пригожиным, выявляется современный эвристический смысл некоторых идей древнекитайской мифологии.         2. Отказ от фундаментализма. Он связан с обнаружением изменчивости познавательных норм, невозможности формулировать жесткие нормативные предписания развивающемуся познанию. Попытки отделять знание от незнания с помощью таких предписаний, предпринятые в науке 20 в., в частности логическим позитивизмом и операционализмом, оказались несостоятельными.         В современной философии существуют разные реакции на эту ситуацию.         Некоторые философы считают возможным говорить об отказе от Э. как философской дисциплины. Так, напр., некоторые последователи позднего Л. Витгенштейна, исходя из того, что в обыденном языке слово «знать» употребляется в нескольких разных смыслах, не видят возможности разработки единой Э. Др. (напр., Р. Рорти) отождествляют отказ от фундаментализма с концом Э. и с вытеснением ее исследований философской герменевтикой.         Др. философы (а их большинство) считают возможность дать новое понимание этой дисциплины и в этой связи предлагают разные исследовательские программы.         Одна из них выражена в программе «натурализованной Э.» У Куайна. Согласно последнему, научная Э. должна полностью отказаться от выдачи предписаний, от всякого нормативизма и свестись к обобщению данных физиологии высшей нервной деятельности и психологии, использующей аппарат теории информации.         Известный психолог Ж. Пиаже разработал концепцию «генетической Э.». В отличие от У Куайна, он подчеркивает, что Э. имеет дело с нормами. Но это не те нормы, которые философ формулирует, исходя из априорных соображений, а те, которые он находит в результате изучения реального процесса психического развития ребенка, с одной стороны, и истории науки, с др. Дело в том, что познавательные нормы являются не выдумкой философов, а реальным фактом, коренящимся в структуре психики. Дело специалиста по Э. — обобщить то, что существует реально, эмпирически.         Еще более интересная и перспективная программа разработки не-фундаменталистской Э. в связи с изучением современной психологии предлагается в рамках современной когнитивной науки. Философ строит некоторую идеальную модель познавательных процессов, используя в том числе и результаты, полученные в истории Э. Он проводит с этой моделью различные «идеальные эксперименты», исследуя, прежде всего, логические возможности этой модели. Затем эти модели сравниваются с данными, получаемыми в психологии. Это сравнение служит способом проверки на результативность соответствующих Э. моделей. Вместе с тем в некоторых случаях эти модели могут быть использованы для разработки программ работы компьютера. Этот вид исследования, взаимодействующего с психологией и разработками в области искусственного интеллекта, иногда называют «экспериментальной Э.».         Таким образом, в рамках неклассической Э. как бы происходит своеобразное возвращение к психологизму. Важно, однако, подчеркнуть, что речь более не идет о психологизме в старом смысле слова. Во-первых, Э. (как и современная когнитивная психология) исходит из того, что определенные нормы познавательной деятельности встроены в работу психики и определяют последнюю (и в этой связи рациональные основания выступают также и в роли причин психических явлений). Во-вторых, главным способом получения данных о работе психики является не индуктивное обобщение интроспективных данных сознания, а построение идеальных моделей, следствия из которых сравниваются с результатами психологических экспериментов (самоотчеты испытуемых при этом используются, но только при условии их критической проверки и сравнения с др. данными). Между прочим, в процессе работы этого рода выявляется важная эвристическая роль некоторых идей, высказанных в русле антипсихологической традиции (в частности, ряда идей И. Канта и Э. Гуссерля).         Существуют и др. способы понимания задач Э. в свете краха фундаментализма. Целый ряд исследователей подчеркивают коллективный характер получения знания (как обыденного, так и научного) и необходимость в этой связи изучения связей между субъектами познавательной деятельности. Эти связи, во-первых, предполагают коммуникацию; во-вторых, социально и культурно опосредованы; в-третьих, исторически изменяются. Нормы познавательной деятельности меняются и развиваются в данном социально-культурном процессе. В этой связи формулируется программа социальной Э. (которая ныне реализуется исследователями во многих странах), предполагающей взаимодействие философского анализа с изучением истории познания и его социально-культурного исследования. Задача специалиста в области Э. выглядит в этом контексте не как предписывание познавательных норм, полученных на основании априорных соображений, а как выявление тех из них, которые реально используются в процессе коллективной познавательной деятельности. Эти нормы меняются, они являются разными в разных сферах познания (напр., в обыденном и научном познании, в разных науках), они не всегда в полной мере осознаются теми, кто их использует, между разными нормами могут существовать противоречия. Задача философа — выявление и экспликация всех этих отношений, установление логических связей между ними, выявление возможностей их изменения.         Наконец, нужно назвать и такое направление современной не-фундаменталистской Э., как эволюционная Э. — исследование познавательных процессов как момента эволюции живой природы и как ее продукта (К. Лоренц, Г. Фоллмер и др.). В этой связи делаются попытки решения ряда фундаментальных проблем Э. (включая вопросы соответствия познавательных норм и внешней реальности, наличия априорных познавательных структур и др.) на основе данных современной биологии.         3. Отказ от субъектоцентризма. Если для классической Э. субъект выступал как некая непосредственная данность, а все остальное вызывало сомнение, то для современной Э. проблема субъекта является принципиально иной. Познающий субъект понимается в качестве изначально включенного в реальный мир и систему отношений с др. субъектами. Вопрос не в том, как понять познание внешнего мира (или даже доказать его существование) и мира др. людей, а в том, как объяснить генезис индивидуального сознания, исходя из этой объективной данности. В этой связи важные идеи были высказаны выдающимся отечественным психологом Л. Выготским, согласно которому внутренний субъективный мир сознания может быть понят как продукт межсубъектной деятельности, включающей коммуникацию. Субъективность, таким образом, оказывается культурно-историческим продуктом. Эти идеи были использованы в ряде отечественных разработок проблем Э. (при таком понимании снимается различие двух современных подходов в разработке Э.: взаимодействующего с психологией и опирающегося на культурно-исторический подход). Они были также подхвачены и соединены с философским идеями позднего Л. Витгенштейна рядом западных специалистов в области Э. и философской психологии, предложивших коммуникативный подход к пониманию Я, сознания и познания (Р. Харре и др.). Коммуникативный подход к пониманию субъекта, оказавшийся весьма плодотворным, вместе с тем ставит ряд новых для Э. вопросов: возможно ли познание без Я? не ведет ли коммуникативное взаимодействие исследователя и исследуемого при изучении психических процессов к созданию тех самых явлений, которые изучаются? и др.         4. Отказ от наукоцентризма. Наука является важнейшим способом познания реальности. Но не единственным. Она принципиально не может вытеснить, напр., обыденное знание. Для того чтобы понять познание во всем разнообразии его форм и типов, необходимо изучать эти до-научные и вне-научные формы и типы знания. Самое важное при этом то, что научное знание не просто предполагает эти формы, но и взаимодействует с ними. Это было хорошо показано, в частности, при изучении обыденного языка в философии позднего Л. Витгенштейна и его последователей. Напр., сама идентификация предметов исследования в научной психологии предполагает обращение к тем явлениям, которые были выделены здравым смыслом и зафиксированы в обыденном языке: восприятие, мышление, воля, желание и т.д. То же самое в принципе относится и ко всем др. наукам о человеке: социологии, филологии и др. Подобные идеи развивал и Э. Гуссерль в своих поздних работах, когда он пытался показать, что ряд проблем в современной науке и европейской культуре являются следствием забвения укорененности исходных абстракций научного познания в обыденном жизненном мире. Наука не обязана следовать тем разграничениям, которые осуществляет здравый смысл. Но она не может не считаться с ними. В этой связи взаимодействие обыденного и научного знания может быть уподоблено отношениям между разными познавательными традициями, которые взаимно критикуют друг друга и в этой критике взаимно обогащаются (сегодня, напр., идет острая дискуссия по вопросу о том, насколько нужно учитывать данные народной психологии, зафиксированные в обыденном языке, в когнитивной науке).         Таким образом, сегодня Э. оказывается в центре многих наук о человеке, начиная с психологии и кончая биологией и исследованиями истории науки. Возникновение информационного общества делает проблематику получения и ассимиляции знания одной из центральных для культуры в целом. Вместе с тем проблематика и характер Э. существенно меняются. Находятся новые пути к обсуждению традиционных проблем. Появляются вопросы, которых не существовало для классической Э.         Лит.: Декарт Р. Рассуждение о методе: Метафизические размышления // Избранные произведения. М„ 1950; Юм Д. Исследования о человеческом познании // В кн.: Д.Юм. Сочинения: В 2-х т. Т.2. М., 1965; Мах Э. Анализ ощущений и отношение физического к психическому. М., 1908; Кант И. Пролегомены ко всякой будущей метафизике // Сочинения: В 6-ти т. Т.4. Ч. 1. М., 1965; Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994; Кассирер Э. Познание и действительность. СПб, 1916; Поппер К. Эпистемология без познающего субъекта // Логика и рост научного знания. М., 1983; Полани М. Личностное знание: На пути к посткритической философии. М, 1985; Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969; Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. 1, 2. (кн. 1). М., 1994; Тулмин С. Человеческое понимание. М., 1984; Лоренц К. Эволюция и a priori // Вестник МГУ Сер. Философия. 1994, №5; Фоллмер Г. Эволюционная теория познания. М., 1998; Рорти Р. Философия и зеркало природы. Новосибирск, 1997; Хилл Т.П. Современные теории познания. М., 1965; Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., 1974; Кедров Б.М. Проблемы логики и методологии науки: Избранные труды. М., 1990; Копнин П.В. Введение в марксистскую гносеологию. Киев, 1966; Библер B.C. Мышление как творчество. М., 1975; Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980; Грязное Б.С. Логика, рациональность, творчество. М., 1982; Гносеология в системе философского мировоззрения / Под редакцией В. А. Лекторского; М., 1983; Заблуждающийся разум: Многообразие вненаучного знания. / Под редакцией И.Т. Касавина. М., 1990; Теория познания / Под редакцией В. А. Лекторского и Т.И. Ойзермана. Т. 1 — 4. М., 199 1 — 1995; Исторические типы рациональности. Т. 1 / Под редакцией ВА. Лекторского; Т. 2. Под редакцией П.П. Гайденко. М., 1995; Касавин И.Т. Познание в мире традиций. М., 1990; Степин B.C. Научная рациональность в человеческом измерении // О человеческом в человеке. М., 1991; Никитин Е.П. Исторические судьбы гносеологии // Философские исследования. 1993. №3; Розов М.А. Рефлектирующие системы, ценности и цели // Идеал, утопия и критическая рефлексия. М., 1996; Автономова Н.С. Рассудок, разум, рациональность. М., 1988; Пружинин Б.И. Рациональность и историческое единство научного знания. М., 1986; Филатов В.П. Научное познание и мир человека. М., 1988; Микешина Л.А., Опенков М.Ю. Новые образы познания и реальности. М., 1997; CassirerE. Das Erkenntnisproblem in der Philosophie und Wissenschaft der neueren Zeit. В., 1906—1920; Quine W.V.O. Epistemology Naturalised // The Psychology of Knowing. N.Y., P., 197 2; Piaget J. Introduction a l´epistemologie genetique. T t. 1 — 3. P., 1950; Dennett D. Artificial Intelligence as Philosophy and Psychology// Brainstorms. Cambridge (Mass.), 1981; Bloor D. Wittgenstein.A Social Theory of Knowledge. N. Y., 1983; Scientific Knowledge Socialised. Budapest, 1988; Harre R., Gillett G. The Discursive Mind. L., 1994.

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF
275.57 кб

Семантическая истина и эпистемология

Ляшов В. В.
Читать PDF
672.63 кб

"Проблематизация" как основа функционирования знания и современная эпистемология

Ардашкин И. Б.
Рассматривается современное понимание ст.атуса знания и роль проблематизации в его существовании. Делается вывод, что "проблематизация" это постоянное состояние знание, определяющее поэтому плюрализм познавательных практик.
Читать PDF
239.41 кб

Эволюционная эпистемология как когнитивная практика постнеклассической науки

Черникова Ирина Васильевна
Рассматривается когнитивный аппарат постнеклассической науки, производится его сравнение с трактовкой познания в эволюционной эпистемологии.
Читать PDF
284.11 кб

Современная эпистемология: ориентация на новые подходы

Кондратьева Ирина Владимировна
В эпоху становления информационного социума и развития информационно-коммуникативных процессов меняется структура научного знания, происходит переосмысление роли субъекта в познавательной деятельности, выстраиваются новые субъектн
Читать PDF
117.78 кб

Современная эпистемология: основные направления развития

Никитина Елена Александровна
Рассматриваются основные направления диверсификации современной эпистемологии.
Читать PDF
254.65 кб

Неклассическая эпистемология как экология знания

Золотухина-аболина Е. В.
Читать PDF
399.72 кб

Эпистемология в контексте теоретического мировоззрения: 20 лет спустя

Лекторский В. А.
Читать PDF
247.66 кб

Философия и Эпистемология науки о роли «Habitusa» в познании и практике

Иванова Наталья Александровна
В статье рассматривается роль «habitusa» в разных философских контекстах (эмпиризм, философия жизни, прагматизм, феноменология, философия науки).
Читать PDF
98.40 кб

Социальная эпистемология как подход в решении современных проблем научного познания

Чмыхало Александр Юрьевич
Констатируется, что развитие современных информационных технологий оказывает существенное влияние на изменения в различных сферах социальной жизни, на производство, передачу и использование знания.
Читать PDF
95.86 кб

Конвенционалистская эпистемология

Лебедев Сергей Александрович, Коськов Сергей Николаевич
В статье анализируется основное содержание конвенционалистской эпистемологии, причины ее возникновения, эволюция, основные версии и место в современной философии науки.
Читать PDF
97.20 кб

Эпистемология и теоретические социологические парадигмы

Платонова Светлана Ипатовна
В статье раскрываются актуальные проблемы теоретической социологии. Автор размышляет о новых тенденциях ее развития, о ситуации полипарадигмальности в социологии и вариантах преодоления фрагментарности социологического поля.

Похожие термины:

  • ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ

    современное направление в гносеологии, связывающее биологическую эволюцию человека с развитием его познавательных способностей.
  • генетическая эпистемология

    ЭПИСТЕМОЛОГИЯ ГЕНЕТИЧЕСКАЯ — дисциплина, имеющая целью исследование закономерностей роста и развития человеческих знаний. Создана Ж. Пиаже. В основанном им в 1955 в Женеве Центре Э. г. сотрудничали
  • Гносеология, эпистемология

    теория познания, изучение закономерностей и возможностей познания, отношение знания (ощущений, представлений, понятий) к объективной реальности, исследуются ступени и формы процесса познания, ус
  • ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ: гносеология и эпистемология

    раздел философии, в котором предметом исследования является сам, процесс познания как таковой, в его, целостности, а не отдельные, частные его формы. Здесь рассматриваются, сущность познавательног
  • Индийская реалистическая и идеалистическая эпистемология

    "Барометр рациональности классической индийской культуры" [49, р. 132] составляют объединенные усилия санкхья-йоги и ньяявайшешики. Именно в этих классических даршанах обрел оформление идеал рацион
  • натурализированная эпистемология

    НАТУРАЛИЗИРОВАННАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ -термин известного амер. философа У Куайна, который он использовал для характеристики нового и желаемого состояния эпистемологии (Quine W,V. Epistemology Naturalized // Ontological Relat
  • эпистемология в Санкт-Петербурге

    ЭПИСТЕМОЛОГИЯ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ (ЛЕНИНГРАДЕ) имеет давнюю традицию, сложившуюся еще в 19 в. и связанную с именами Н. Г. Дебольского (одного из учредителей Петербургского философского общества), М. И.
  • романтическая эпистемология

    РОМАНТИЧЕСКАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ — течение, редко являющееся предметом специального рассмотрения в силу его крайней неоднородности, делающей само понятие романтизма образцом понятия, заданного в бо
  • эпистемология романтизма

    ЭПИСТЕМОЛОГИЯ РОМАНТИЗМА — важный аспект философии романтизма. Э. р. подчинена центральной цели романтического проекта — исцелению культуры и общества Нового времени от недуга отчуждения во все
  • эпистемология в России

    ЭПИСТЕМОЛОГИЯ В РОССИИ — составная часть рус. философской мысли, значимость и удельный вес которой возрастали по мере достижения последней более высоких степеней своей зрелости. В качестве относ
  • Семантическая эпистемология

    концепция значения, разработанная Айдукевичем К., согласно которой значение языкового выражения определяется совокупностью аксиоматических, дедуктивных и эмпирических правил, обязательных для
  • компьютерная эпистемология

    КОМПЬЮТЕРНАЯ (ВЫЧИСЛИТЕЛЬНАЯ) ЭПИСТЕМОЛОГИЯ — направление в современной эпистемологии, исследующее процессы познания и когнитивные способности, главным образом, с помощью моделей переработки и
  • вычислительная эпистемология

    КОМПЬЮТЕРНАЯ (ВЫЧИСЛИТЕЛЬНАЯ) ЭПИСТЕМОЛОГИЯ — направление в современной эпистемологии, исследующее процессы познания и когнитивные способности, главным образом, с помощью моделей переработки и
  • СОЦИАЛЬНАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ: СТИВ ФУЛЛЕР

    Социальная эпистемология – это одна из современных областей исследования знания, получившая активное развитие в последние тридцать лет на Западе и в России. Ее теоретическим ядром является тези
  • междисциплинарность в эпистемологии

    МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ В ЭПИСТЕМОЛОГИИ — явление, характеризующее исследования познавательного процесса в 20 в. Понятие междисциплинарности применительно к наукам, с одной стороны, и к философии, с
  • ТРЕТИЙ МИР в эпистемологии

    понятие Поппера, используемое для объяснения объективного содержания знания и его роста. Поппер различает три "мира": мир физических объектов, или физических состояний; мир состояний сознания, мен
  • ленинградская школа эпистемологии

    ПЕТЕРБУРГСКАЯ (ЛЕНИНГРАДСКАЯ) ШКОЛА ЭПИСТЕМОЛОГИИ. — Эпистемологические исследования (гносеология, методология, философия науки) в Санкт-Петербурге (Ленинграде) имеют давнюю традицию, сложившую
  • петербургская школа эпистемологии

    ПЕТЕРБУРГСКАЯ (ЛЕНИНГРАДСКАЯ) ШКОЛА ЭПИСТЕМОЛОГИИ. — Эпистемологические исследования (гносеология, методология, философия науки) в Санкт-Петербурге (Ленинграде) имеют давнюю традицию, сложившую
  • ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКАЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ НАУКИ

    тезис, согласно которому знания, вырабатываемые в науке, обладают выделенным статусом, т. е. по своей обоснованности, достоверности, доказательности и т. п. качественно отличаются от всех других ви
  • ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКАЯ НЕУВЕРЕННОСТЬ

    Англ. EPISTEMOLOGICAL UNCERTAINTY. Наиболее характерная мировоззренческая категория постмодернистского сознания. В работах теоретиков постмодернизма ее возникновение связывается с кризисом веры во все ране