ОБЪЕМ ПОНЯТИЯОБЪЯСНЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ

ОБЪЯСНЕНИЕ

Найдено 17 определений термина ОБЪЯСНЕНИЕ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Объяснение

одна из функций науки, научного познания, состоящая в раскрытии сущности изучаемого объекта.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Начала современного естествознания: тезаурус

ОБЪЯСНЕНИЕ

функция научного познания, раскрытие сущности объекта, основывающееся на постижении законов, которым подчиняется объект.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Глоссарий философских терминов проекта Distance

ОБЪЯСНЕНИЕ

логическая операция, состоящая в подведении утверждений о фактах, законах под более общие законы, принципы и теории. (См. научное объяснение, закон, вывод).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия науки: Словарь основных терминов

ОБЪЯСНЕНИЕ

- раскрытие сущности происходящего, при котором событие, имеющее место здесь и теперь, трактуется как конкретное проявление общих закономерностей, как частный случай общего. Такой подход возобладал в естественных науках, но в гуманитарных науках он постоянно оспаривался. Представители герменевтики возражали и продолжают возражать, что по отношению к духовной жизни человека такое объяснение мало что объясняет, поэтому главное для гуманитарных наук - это не объяснение, а понимание.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

это этап познания, связанные с раскрытием сущности изучаемого предмета, логическое, рациональное выявление причин и закономерностей  возникновения,  функционирования  и  развития  изучаемого  объекта.  Оно позволяет дать прогноз дальнейших изменений такого объекта. Объяснение однозначно:  если  выявленные  закономерности  проверены  и  подтверждены,  то  на данном этапе развития познания предложенное объяснение является единственным. Объяснение предполагает  подведение эмпирического материала под некий закон.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия науки и техники: словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

функция научного познания, состоящая в раскрытии сущности изучаемого объекта. Объяснить - значит пролить свет на какой-либо более или менее запутанный факт путем установления причин или условий, целей, путем установления того, зачем и почему нечто именно такое, а не иное; установления закономерности происходящего, в которую может быть включен и частный случай. При этом остальное почти всегда остается необъяснимым. Естественнонаучному "объяснению" Дильтей в науках о духе противопоставляет "понимание". См. также Описание.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

важнейшая функция человеческого познания, в частности научного исследования (и соответственно тот его этап, на к-ром эта функция выполняется), состоящая в раскрытии сущности изучаемого объекта. В реальной практике исследователя О. осуществляется путем показа того, что объясняемый объект подчиняется определенному закону (законам). О. может быть атрибутивным, субстанциальным, генетическим (в частности, причинным), контрагенетическим (в частности, функциональным), структурным и т. д. По своему механизму О. делятся на О. через собственный закон и О. с помощью моделирования. О. тесно связано с описанием, как правило, основывается на нем и, в свою очередь, составляет базу для научного предвидения.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

функция науч. познания, уяснение сущности исследуемого явления; осуществляется посредством установления закона, к-рому подчиняется данное явление, или обнаружения причин его существования. О. предполагает описание данного явления и анализ его связей, отношений, зависимостей. Наиболее развитая форма науч. О. осуществляется на основе изв. з-нов, в связи с системой теор. знаний. В науке широко применяется такая форма О., как установление причинных, генетических, функциональных и др. связей между объясняемым явлением и рядом условий, факторов, обстоятельств. Лит.: Никитин Е.П. Объяснение — функция науки. М., 1970; Юдин Б.Г. Объяснение и понимание в научном познании // Вопр. философии. 1980. № 9. В.И.Полищук

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

- познавательно-аналитическая процедура, приобретающая ведущее значение в развитии естественно-научного знания Нового времени. Отправной точкой О. служит реальность; мышление человека раскрывает в ней необходимо-закономерный порядок, логически обусловливает этот порядок и подтверждает его через эксперимент, что выводит сами эти процедуры на первый план анализа и поиска научной истины. Т.о., О. позволяет подвести под истинные те или иные высказывания, идеи, теории, соотнося их с тем, что происходит в действительности с т.зр. рационально-дискурсивного анализа.

О. широко используется в естеств. науках, имеющих дело с внешним опытом и опирающихся на рассудочно-логич. знание, доступное опытной проверке. Вместе с тем О. широко представлено и в культурологич. знании - в истор. исследованиях, при изучении социальных и социол. аспектов культуры и др. Процедура О. при этом тесно сопрягается с процедурой понимания. О. и понимание нельзя рассматривать в качестве абсолютных антиподов в процессе познания; не выступают они и свойствами явлений действительности или характеристик познающего человека; они - суть отношения между мыслью и действительностью. Выступая как универсальные интеллектуальные операции процессов познания, они их взаимоопределяют и взаимодополняют. Обе процедуры в разных формах и с неодинаковой частотой используются в процессах познания как в естественно-научных, так и в гуманитарных науках.

См. также Понимание.

Лит.: Тульчинский Г.Л. Проблема осмысления действительности. Л., 1986; Понимание как философско-ме-тодологическая проблема: Материалы "круглого стола"// ВФ. 1986. № 7-9; Розин В.М. Научное познание и художественное постижение как явления культуры и творчество человека // Социально-полит, журнал. 1993. № 8.

Г.А. Аванесова

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Культурология. XX век. Энциклопедия

ОБЪЯСНЕНИЕ,

функция науч. познания, раскрытие сущности изучаемого объекта; осуществляется посредством постижения закона, к-рому подчиняется данный объект, либо путем установления тех связей и отношений, к-рые определяют его существ. черты. О. предполагает описание объекта (подлежащего объяснению) и анализ последнего в контексте его связей, отношений и зависимостей. В структуре О. как познават. процедуры различают след. элементы: исходное знание об объекте; знание, используемое в качестве условия и средства О. (основания О.); познават. действия, связанные с применением знания, оснований О., к объясняемому объекту. Наиболее развитая форма науч. О. - объяснение на основе теоретич. законов, связанное с осмыслением объясняемого объекта в системе теоретич. знания. В науке широко используется форма О., заключающаяся в установлении причинных, генетич., функциональных и др. связей между объясняемым объектом и рядом условий, фа: торов и обстоятельств (напр., О. резкого увеличения численности населения в эпоху неолита переходом к земледелию). Основанием в таких О. выступают общие категориальные схемы, отражающие различные связи и зависимости, а сами О. нередко служат исходным пунктом развития представления об объекте в теоретич. понятие (см. Эмпирическое и теоретическое).

Раскрывая сущность объекта, О. также способствует уточнению и развитию знаний, к-рые используются в качестве основания объяснения. Процессы О. в пауке не сводятся к простому подведению объекта под тот или иной закон (схему), а предполагают введение промежуточных компонентов знания и уточнение условий и предпосылок. Т. о., решение объяснит. задач - важнейший стимул развития науч. знания и его концептуального аппарата. О. служат основой разработки критериев и оценок адекватности знаний его объекту. Так, напр., осуществленные К. Марксом в «Капитале» анализ и науч. О. механизма функционирования и развития капиталистич. обществ.-экономич. формации знаменовали собой превращение гипотезы материалистич. понимания истории в научно доказанное положение (см. В. И. Ленин, ПСС, т. 1, с. 13940).

Органически связанное с предсказанием (предвидением), О. образует вместе с последним единую объяснительнопредсказат. функцию науч. исследования.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

одна из основных операций мышления. В широком смысле под О. понимается включение знания об определенном явлении в более объемлющий контекст общепринятого и достоверного знания. В философии науки О. трактуется как важнейшая процедура научного познания. Задачей науки является не только открытие и описание новых фактов и явлений, но и О. того, почему эти факты имеют место, почему явления и события протекают так, а не иначе. К главным философско-методологическим проблемам, связанным с О., относятся следующие. Какова его логическая структура? Существует ли специфика О. в разных областях науки, в частности в естественных и гуманитарных науках (как известно, с Дильтея идет противопоставление О. и понимания и тезис о том, что О. характерно только для наук о природе)? Как О. связано с предсказанием, обоснованием и другими методами познания?

Этот круг вопросов начал обсуждаться с середины XIX в. в работах О. Конта, Дж.С. Милля, затем Дюэма, Пуанкаре и др. В своей "Системе логики" (1843) Милль выдвинул тезис, что научное О. должно строиться по дедуктивной модели. Эта идея послужила одной из основных для философии науки XX в., в которой проблематика О. разрабатывалась и тщательно обсуждалась в работах Поппера, Гемпеля, П. Оппенгейма, Нагеля, Брэйсуэйта, Дрея, Вригта и многих других философов.

Приоритет в разработке строгих моделей научного О. принадлежит Попперу и Гемпелю. В "Логике научного исследования" (1934) Поппер разъясняет, что для О. необходимы, во-первых, универсальные высказывания, носящие характер законов; во-вторых, сингулярные высказывания которые описывают специфические условия ("начальные условия"), в которых протекает объясняемое явление. Оба эти элемента составляют основание, посылку, из которых дедуцируется высказывание, описывающее то явление, которое нужно объяснить.

В цикле работ 1940-х годов, в частности, в классической статье Studies in the Logic of Explanation (1948), Гемпель и П. Оппенгейм детально разработали эту дедуктивно-номологическую схему объяснения, в связи с чем она часто называется "схемой объяснения Гемпеля-Оппенгейма", или "моделью объяснения посредством охватывающих законов". Логическая структура этой модели такова:

Эксплананс- (C1 C2...Cn)/(L1L2... Lm)

Экспланандум - Е

Эксплананс, или посылка О., состоит из сингулярных (единичных, не универсальных) высказываний С1С2...Сп, описывающих конкретные начальные условия, и одного или нескольких общих законов L1L2... Lm. Экспланандум (Е), т.е. суждение, описывающее объясняемый феномен, должно быть логически дедуцировано из эксплананса. Этот вывод может быть как математическим, так и использующим обычные правила логики.

На основе этой модели О. через охватывающие законы Поппером и Гемпелем была показана симметрия между О. и предсказанием. Если известны посылки, эксплананс, то они могут быть достаточной основой для предсказания еще не наблюдавшегося явления. Схема Гемпеля-Оппенгейма допускает также О. не только отдельных явлений, но и законов. Экспланансом в данном случае выступают более общие законы, из которых дедуцируется частный закон. Классическими примерами этому могут быть О. законов движения планет Кеплера на основе общих законов механики Ньютона, или законов Бойля и Шарля, связывающих макроскопические характеристики газов (объем, давление, температуру), на основе законов кинетической теории, описывающих поведение молекул газов.

В 1942 вышла статья Гемпеля "Функция общих законов в истории", которая положила начало спорам о природе объяснения в гуманитарных и социальных науках. В этой работе Гемпель пытался показать, что его модель О. через охватывающие законы носит универсальный характер и что она применима и в историческом познании. Этот тезис вызвал продолжительную дискуссию, в которой основным оппонентом Гемпеля стал Дрей. В ряде работ, в том числе в кн. "Законы и объяснение в истории" (1957), Дрей доказывал, что дедуктивно-номологическая модель объяснения несовместима с принципом свободы воли, что она привносит детерминизм лапласовского типа, сомнительный в самом естествознании и неприемлемый в области наук о человеке. Историки, считает Дрей, обычно не используют в своих объясениях законов, и вообще затруднительно назвать общие законы, действующие в истории. Поэтому историческое О. имеет иную концептуальную структуру, которую Дрей эксплицировал с помощью модели "рационального объяснения" и понятия "принципа действия" как аналога закона. В своих объяснениях действий людей историк не может обойтись без учета смысловой стороны их действий, без реконструкции их мотивов. Эта реконструкция должна исходить из посылки, что люди прошлых эпох были рациональными существами, которые перед совершением определенных действий явно или неявно провели ряд рассуждений - соразмерили цели и средства, взвесили свои мотивы, оценили ситуацию и т.п. Опираясь на эту презумпцию и на известные ему факты, историк может мысленно реконструировать эти возможные рассуждения, что и дает в итоге "рациональное О." действия.

Дальнейший прогресс в выявлении логики О. в этой области был связан с работами представителей критической философии истории и аналитической философии действия. Своей кн. "Интенция" (1957) Э. Эскомб ввела в сферу дискуссий аналитиков понятие интенциональности, используемое до этого в основном в феноменологии, а также рассмотрела восходящую к Аристотелю логику практического силлогизма и ее применимость к О. человеческих действий. Трактовку специфики описания и О. социального поведения на основе идей позднего Витгенштейна о "следовании правилу", дополненной методологией Вебера, предложил англ. философ П. Уинч в кн. "Идея социальной науки" (1958). Формы практического рассуждения и проблемы телеологического О. человеческих действий были рассмотрены в важной работе Тейлора "Объяснение поведения" (1964). Детальный анализ соотношений между причинными (каузальными) и телеологическими О., а также их связей с интенциональным пониманием провел финский логик Г.Х. фон Вригт в кн. "Объяснение и понимание" (1971). Итогом этих и продолжающихся до сих пор исследований природы О. стало представление о том, что в познании используется целый спектр различных типов О., несводимых к первоначально предложенным в позитивизме моделям.

В.П. Филатов

Никитин Е.П. Объяснение - функция науки. М., 1970; ПоркА.А. Историческое объяснение. Таллин, 1981; Печенкин A.A. Объяснение как проблема методологии естествознания. М., 1989; Карпович В.П. Объяснение в социальном познании. Новосибирск, 1989; Дрей У. Еще раз к вопросу об объяснении действий людей в исторической науке // Философия и методология истории. М., 1977; Вригт Г.Х. фон. Логико-философские исследования. М., 1986; Уинч Л. Идея социальной науки. М.,1996; С. G. Hempel. Aspects of Scientific Explanation and other Essays in the Philosophy of Science. N.Y., 1965; R.B. Braithwaite. Scientific Explanation. Cambridge, 1953; R. Taylor. The Explanation of Behaviour. L., 1964.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современная западная философия: словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

функция познания, науки, научной теории, реализуемая через логико-методологическую процедуру экспликации сущности одного предмета, явления, события, действия и т.д. (объясняемое, "новое") через другое (объясняющее, "наличное"), имеющее статус достоверного, "очевидного", понимаемого. Противостоит пониманию (см. Историцизм). Компонента О. входит в познавательные акты во всех сферах и на всех уровнях человеческой деятельности. Специально проблема О. поднималась и рассматривалась на дисциплинарном уровне в философии и теологии. В европейской культуре функция О. постепенно закрепилась прежде всего за научным знанием. Научное О. должно отвечать, как минимум, двум требованиям: 1) адекватности - его аргументы и характеристики должны иметь непосредственное отношение к предметам, явлениям, событиям, которые они объясняют; 2) принципиальной проверяемости (непосредственно или через свои следствия). По своей логической структуре О. представляет рассуждение или умозаключение, посылки которого содержат информацию, необходимую для обоснования такого рассуждения (умозаключения). Посылки называются экспланансом, следствия из них - экспланандумом. Эксплананс и экспланандум связаны между собой отношениями выводимости (следования). О. осуществляется как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях организации научного знания. О. в естествознании ориентируется прежде всего на раскрытие причинно-следственных связей и отношений, хотя могут объясняться и генетические, структурные, функциональные зависимости, но в любом случае речь идет о выявлении картины детерминации объекта (явления, события), его зависимостей и обусловленностей. Чем полнее и глубже вскрыты обусловленности, тем выше ценность О. Наиболее известна и признаваема в методологии познания - дедуктивно-номологическая модель научного О. Поппер считал, что дать причинное О. события значит дедуцировать утверждение, которое его описывает, используя в качестве посылок один или более универсальных законов совместно с определенными единичными утверждениями о первоначальных условиях. Аналогично, Карнап утверждал, что эксплананс должен содержать хотя бы один закон науки. Таким образом, суть данной модели О. состоит в подведении под закон объясняемого явления. При этом дедукция понимается здесь не как умозаключение от общего к частному, а как любой вывод, заключение которого следует из имеющихся посылок с логической необходимостью по принятым правилам дедукции. С точки зрения К. Гемпеля, общий закон - это универсальное условное высказывание, которое может быть подтверждено или опровергнуто с помощью эмпирических данных, а само О. понимается как "гипотеза универсальной формы" (ссылка на причины или определяющие факторы данного события). Дедуктивно-номологиче-ская модель О. дополняется дедуктивно-фактуальной моделью (О. через эмпирически фиксируемую закономерность, иногда говорят об О. с помощью замаскированного закона), а их обобщение может быть обозначено как схема Поппе-ра - Гемпеля, суть которой У. Дрей определял как модель "охватывающего закона". Особые варианты дедуктивных О. - это О. эмпирических законов через теоретические принципы, через законы более высокого порядка, а также О. внутри гипотетико-дедуктивной теории (метода). Гемпелем подробно разработана и теория индуктивно - статистического О., предполагающая установление эмпирических отношений между классами событий как свое основание и трактующая индукцию не как процесс рассуждения от частного к общему, а как всякое рассуждение или умозаключение, посылки которого в той или иной степени подтверждают заключение, которое носит вероятностный характер. Гемпель рассматривает в этой связи как особый вид вероятностных О. - дедуктивно-статистические (эксплананс содержит по крайней мере один статистический закон или теоретический принцип). В целом любое дедуктивное О. можно истолковывать как особый случай индуктивного О., когда степень вероятности экспланандума становится равной единице (100%) и, следовательно, вероятностный вывод становится достоверным. Схемы О. могут не быть полностью развернуты (предъявлены) и тогда речь идет о неполных О. ("объясняющих скетчах", по Гемпелю). Как особый тип О. можно принять схемы операционализма и инструментализма, предполагающие экспликацию "неизвестного" и его (если это возможно) редукции к "известному". Дреем была предложена (прежде всего для анализа исторических событий) модель "непрерывной (последовательной) серии событий (происшествий) ", в которой О. есть заполнение пробелов в серии, восстановление ее непрерывности. Для анализа исторических событий Дреем и др. была предложена модель рационального О., суть которой заключается в О. поведения исторического агента (деятеля, лица) через его мотивы, т.е. через оценку его адекватности ситуации (что предполагает "проецирование" исследователя в ситуацию, ее "переигрывание", "вновь испытывание", "вновь продумывание"). У Коллингвуда цель рационального О. - воссоздание "внутренней стороны" исторического события, которую составляют мысли исторического агента. Основные трудности, с которыми сталкивается рациональное О., следующие: 1) наличие разных типов рациональности и различие их стандартов в различные исторические времена и в разных социокультурных слоях общества; 2) нерационализируемость полностью человеческого поведения. Гемпелем в связи с этим было предложено рациональное О. не через мотивы, а через меру следования системе принудительных норм, предзадающей цели действия (действие в соответствии с диспозициями). Особая разновидность рациональных О. предложена в этнометодологии. Г.Г. фон Вригт противопоставил как концепциям причинного (истоки которого он усматривал в установках физики Галилея на предсказание события), так и концепциям рационального О. - модель телеологического (интенционального) О., истоки которой он относил к установке Аристотеля сделать факты финалистически понятными. О. состоит не в указании рациональности действия, а цели, которую преследует индивид (или его интенций), и опирается на теорию "практического вывода" (в котором одна посылка говорит о желаемом результате (цели), другая же указывает на средства достижения этой цели, а выводное суждение представляет собой описание действия; при этом схема может быть усложнена введением в посылки дополнительных ограничений на возможное действие). Связь О. с описанием, нарративом, породила ряд нарративных концепций О. Так, Т. Никклз, исходил из того, что объясняя факты, мы имеем дело с различными их описаниями, которые трудно поддаются трансформации друг в друга и поэтому должны быть объяснены как отдельные. Отсюда модель сингулярных причинных О., исходящая из критического переосмысления идей Гемпеля. Тем самым в О. снимается требование наличия связей выведения, которые могут быть даны через рассказ (объясняющий нарратив, указывающий на то, что событие не было неожиданным, как это изначально казалось). Как особый тип О. рассматриваются так называемые модельные О. (О. с помощью моделей, прежде всего знаковой природы).

В.Л. Абушенко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

- одна из важнейших функций научной теории и науки в целом. Понятие О. используется и в повседневном языке - объяснить к.-л. явление означает сделать его ясным, понятным для нас. В своем стремлении понять окружающий мир люди создавали мифологические системы, объясняющие события повседневной жизни и явления природы. В течение последних столетий функция О. окружающего мира постепенно перешла к науке.

В настоящее время именно наука делает для нас понятными встречающиеся явления, поэтому научное О. служит образцом для всех сфер человеческой деятельности, в которых возникает потребность О.

В современной методологии научного познания наиболее широкой известностью и почти всеобщим признанием пользуется дедуктивно-номологическая модель научного О. Допустим, мы наблюдаем, что нить, к которой подвешен груз в 2 кг, разрывается. Возникает вопрос: почему нить порвалась? Ответ на этот вопрос дает О., которое строится следующим образом. Нам известно общее положение, которое можно считать законом: "Для всякой нити верно, что если она нагружена выше предела своей прочности, то она разрывается". Представим данное общее утверждение в символической форме: x(P(x)->Q(x)). Нам известно также, что данная конкретная нить, о которой идет речь, нагружена выше предела ее прочности, т. е. истинно единичное предложение "Данная нить нагружена выше предела ее прочности" (символически Р(а)). Из общего утверждения, говорящего обо всех нитях, и единичного утверждения, описывающего наличную ситуацию, мы делаем вывод: "Данная нить разрывается" (символически Q(a)). Это и есть дедуктивно-номологическое О. Оно представляет собой логический вывод, посылки которого называются экспланансом, а следствие - экспланандумом. Эксплананс должен включать в себя по крайней мере одно общее утверждение, а экспланандум должен логически следовать из эксплананса. Мы привели простейший вариант дедуктивно-номологического О. Оно допускает разнообразные модификации и обобщения. В общем случае в эксплананс может входить несколько общих и единичных утверждений, а вывод - представлять собой цепочку логических умозаключений. На месте экспланандума может находиться как описание отдельного события, так и общее утверждение, и даже теория. Дедуктивно-номологическое О. можно представить в виде схемы.

Дедуктивно-номологическая схема подводит объясняемое явление под закон природы - в этом состоит О. Оно показывает необходимый характер объясняемого явления. При дедуктивно-номологическом О. некоторого события мы указываем причину или условия существования этого события, и если причина имеет место, то с естественной необходимостью должно существовать и ее следствие.

Если для О. природных событий и фактов используется дедуктивно-номологическая модель, то для общественных наук, имеющих дело с О. человеческих действий предлагаются иные формы О. Так, было показано, что в области истории используется рациональное объяснение. Суть этого О. заключается в следующем. При О. поступка некоторой исторической личности историк старается вскрыть те мотивы, которыми руководствовался действующий субъект, и показать, что в свете этих мотивов поступок был рациональным (разумным). Напр., почему граф Пален организовал убийство Павла I? Потому, что он считал это убийство разумным. Рациональное О. сталкивается с существенными трудностями, ограничивающими сферу его применимости. Во-первых, не ясно понятие рациональности, на которое должен опираться историк при О. поступков исторических личностей. Историк не может руководствоваться тем стандартом рациональности, который принят в его время. Он должен реконструировать представления о рациональности людей изучаемой им эпохи, более того, ему нужно установить, какими представлениями о рациональности руководствовался тот самый индивид, поступок которого требуется объяснить. А это весьма сложная задача. Во-вторых, люди чаще всего действуют без всякого расчета - под влиянием импульса, желания, страсти. Поэтому модель рационального О. может быть использована для О. сравнительно небольшого числа человеческих поступков, которые были предприняты после серьезного размышления.

Гораздо большую сферу охватывает телеологическое, или интенциональное, О. Интенциональное О. указывает не на рациональность действия, а просто на его интенцию, на цель, которую преследует индивид, осуществляющий действие. Напр., мы видим бегущего человека и хотим объяснить, почему он бежит.

О. состоит в указании цели, которую преследует индивид: скажем, он хочет успеть на поезд. При этом нет речи об оценке рациональности его поступка, и мы не спрашиваем даже, считает ли он сам, что поступает рационально. Для О. достаточно отметить, в чем заключается его цель, или интенция.

Логической формой интенционального О. является т.наз. "практический силлогизм". Одна из посылок практического вывода говорит о некотором желаемом результате, или о цели, другая посылка указывает средства достижения этой цели. Выводное суждение представляет собой описание действия. Поэтому силлогизм и называется "практическим". Примерная схема практического силлогизма выглядит следующим образом:

Н. намеревается (желает, стремится) получить а.

Н. считает (полагает, осознает), что для получения а нужно совершить действие b.

Н. совершает действие b.

Эту схему можно усложнять, вводя в посылки указание на время, на отсутствие помех для действия, на отсутствие у действующего лица других целей в данный момент и т. п. Однако все характерные особенности О. данного типа представлены уже в этой простой схеме.

В работах по методологии научного познания дедуктивно-номологическая схема О. иногда провозглашается единственной научной формой О. Однако это неверно, она нуждается в дополнении другими видами О., особенно когда речь идет об общественных науках. При О. крупных исторических событий - войн, восстаний, революций, падений государств - историк обычно опирается на законы общественного развития. Каждое значительное историческое событие представляет собой единство необходимого и случайного. Необходимая, глубинная сторона общественных событий и процессов получает дедуктивно-номологическое О., включающее ссылку на социальные законы. Даже действия отдельных личностей - в той мере, в какой эти личности представляют определенные общественные слои и группы, - могут быть объяснены посредством дедуктивно-номологической схемы как действия, типичные для данного слоя и вытекающие из его коренных экономических интересов. Такие О. могут выглядеть следующим образом: "Всякий продавец стремится дороже продать свой товар. Н. - продавец. Поэтому он также стремится дороже продать свой товар". Однако сведение истории к выявлению только необходимой, закономерной стороны событий прошлого было бы неправомерным. История не только говорит о том, что должно было случиться, но и показывает, как это реально случилось. Ее интересует не только необходимая сторона исторических процессов, но и те случайности необходимого. Поэтому историк не может отвлечься от конкретных исторических личностей, деятельность которых была включена в то или иное историческое событие, от их мыслей и чувств, целей и желаний. При О. же поведения отдельных личностей дедуктивно-номологическая схема неприменима. В этих случаях О. достигается с помощью рациональной или интенциональной модели.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь по логике

ОБЪЯСНЕНИЕ

научное объяснение (в логике научного исследования), – раскрытие связей между к.-л. фактами, явлениями, событиями, процессами, закономерностями действительности – объектами научного О. – и другими (уже известными и объясненными; или же более общими и фундаментальными, чем объясняемые; или же их причинно обусловливающими и т.п.) явлениями (процессами, закономерностями), позволяющее осознать место объектов О. в нек-рой системе природных или обществ. взаимосвязей и законов и в силу этого эффективно действовать в познавательной и (или) практич. сфере. В логике под О. имеют в виду прежде всего логич. выведение (дедукцию) предложения (предложений), описывающего объясняемое явление, из к.-л. др. установленных (доказанных) предложений. Такая дедукция с содержательной т. зр. весьма часто основана на установлении причин, вызвавших объясняемые явления (п р и ч и н н о е О.). Различают О. е д и н и ч н ы х ф а к т о в (событий и классов событий) и О. з а к о н о в. О. единичных фактов (классов фактов) – это установление тех законов (закона), к-рые определяют существенные черты данного события (событий), показывают данный факт (факты) как частный случай к.-л. общей закономерности. Явление считается объясненным, если удается установить – опытно-экспериментальным или теоретич. путем – тот закон (законы), к-рому оно подчиняется, выяснить те причинные зависимости, к-рые определяют возникновение данного явления. Поэтому известные в науке методы установления причинных связей явлений служат также и методами их О. С логич. т. зр. О. единичных событий (и классов таких событий) представляет собой выведение заключения об этих событиях из таких посылок, к-рые включают в себя как утверждения о законах и причинных отношениях, так и предложения, содержащие конкретные характеристики рассматриваемого явления, извлеченные из его описания. О. закона состоит в подведении этого закона под более общий закон или группу законов, под принятый в данной области знания постулат, т.е. в показе того, что объект О. является частным случаем более общих законов и принципов, что утверждения об объясняемом законе логически выводимы из последних. Такое О. – его называют дедуктивным О. закона – раскрывает отношение данного закона к др. законам, показывает место утверждений о законе в системе утверждений соответствующей науки. В частности, в совр. науке важную роль играет О. закона посредством установления того, что данный закон является предельным случаем нек-рого другого более общего закона. В опытных науках существенную роль играет дедуктивное О. т.н. э м п и р и ч е с к и х законов, т.е. законов, открытых путем наблюдений и экспериментов; такое О. происходит путем установления того, что эмпирич. закон (дедуктивно) следует из нек-рого теоретич. закона (законов), т.е. закона, входящего в систему логически связанных утверждений нек-рой (обычно математически обработанной) теории. Дедуктивное О. эмпирич. законов имеет, в частности, то значение, что позволяет точно определить сферу их применимости (к-рая, пока данный закон остается на эмпирич. уровне, всегда не полностью определена). Характеристика науч. О. как дедуктивного О. законов и фактов не исчерпывает всех процессов, к-рые естественно включаются в понятие О. в науке. К числу процессов последнего рода можно отнести: рассмотрение объясняемого явления в контексте окружающих его (в пространстве и времени) и связанных с ним фактов; прослеживание генезиса и эволюции объекта О.; рассмотрение строения объекта с последующим раскрытием места элементов этого строения в объекте как целом; выявление места объясняемого явления как части в нек-ром др. явлении; построение различных – теоретич. или чувственно-наглядных – моделей изучаемого объекта; установление принадлежности объекта О. к определ. классу; установление того, что объект О. является членом нек-рой статистич. совокупности, что он порождается стохастич. процессом определенного рода и др. (см. Анализ, Синтез, Моделирование, Классификация). Если объясняемый объект принадлежит к сфере абстрактных предметов, изучаемых в дедуктивно-математич. теориях, в его О. может играть важную роль интерпретация объекта в терминах предметов меньшей ступени абстракции вплоть до чувственно-воспринимаемых вещей. При О. законов, наряду с приемами О., отмеченными выше, немаловажную роль играет рассмотрение п р и м е р о в. Следует иметь в виду, что фактич. процессы О. в науке носят обычно сложный характер и включают в себя совместное использование ряда вышеуказанных (и других) приемов. Во всех них, в той или иной форме, участвуют процессы логич. дедукции, описываемые в (формальной) логике, однако О. не сводится лишь к этим процессам. Для науч. О. важную – и все возрастающую – роль играет введение количеств. характеристик объясняемого процесса (явления, закономерности), использование математически определяемых параметров, связывающих объясняемое явление с др. процессами, явлениями, законами. Математич. характеристики необходимы не только при О., к-рые основаны на обращении к динамич. закономерностям, но и на учете законов статистич. характера. Вероятностно-статистич. подход при О. явлений существенно дополняет детерминистский подход, т.к. к раскрытию причинных связей и установлению отношений функциональной зависимости он присоединяет методы корреляции, т.е. методы определения взаимозависимости порождаемых нек-рым случайным процессом значений параметров объекта О. (и связанных с ним явлений). Понятие научного О. взаимосвязано с понятиями науч. о п и с а н и я , о т к р ы т и я и предвидени я. Аспект науч. познания, выражаемый в понятии О., опирается – коль скоро речь идет об О. объектов опытно-экспериментальных наук – на о п и с а н и е явлений действительности и представляет собой его естественное продолжение. О т к р ы т и е нового в науке неотделимо от науч. О. Гипотезы, играющие столь важную роль в процессе научных открытий, представляют собой обычно предположительные О. явлений. Науч. открытия являются важнейшим источником объясняющих утверждений науки. Сами научные О. – это фактически также и открытия нового. Всякое О. в науке неразрывно связано с уточнением смысла (содержания) понятий (терминов, выражений) и высказываний, относящихся к объектам О., а также с доказательством утверждений (предложений, суждений) о них. При О. всегда имеет место включение понятий и утверждений об объектах О. в рамки нек-рого контекста понятий и утверждений соответствующей области знания. Во мн. случаях это бывает связано со спец. разработкой новых понятий и систем понятий, с созданием новых науч. теорий. Чем многообразнее связи понятий и суждений, относящихся к объекту О., с понятиями и суждениями соответств. теории, тем обычно больше следствий, говорящих о данном фрагменте действительности, можно извлечь из О., тем выше его эффективность. Правильные и глубокие науч. О. открывают возможность не только выведения из них новых знаний и осуществления науч. предвидений, но и искусств. воспроизведения объясненных явлений, создания аппаратов и машин, служащих человеку в его практич. и познават. деятельности. Лит.: Никитин Е. П., Структура научного объяснения, в сб.: Методология, проблемы совр. науки, М., 1964; Вoswell F. P., Explanation, science and forms, "The Monist", 1932, v. 42, No 2; Hempel С. and ?ppenheim ?., The logic of explanation, в кн.: Feigl ?. and Brodbeck M., Readings in the philosophy of science, N. Y., 1953; Braithwaite R. В., Scientific explanation, Camb., 1953; Nagel E., The structure of science. Problems in the logic of scientific explanation, N. Y. – [a. o. ], 1961. Б. Бирюков. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ОБЪЯСНЕНИЕ

рассуждение, посылки которого содержат информацию, достаточную для выведения из нее описания объясняемого явления. О. представляет собой ответ на вопрос «Почему данное явление происходит?» Почему тело за первую секунду своего падения проходит путь длиной 8,9 метра? Чтобы объяснить это, мы ссылаемся на закон Галилея, который в общей форме описывает поведение разнообразных тел под действием силы тяжести. Если требуется объяснить сам этот закон, мы обращаемся к общей теории гравитации И. Ньютона. Выведя из нее закон Галилея в качестве логического следствия, мы тем самым объясняем его.

Имеются два типа О. Первый тип представляет собой подведение объясняемого явления под известное общее положение, функционирующее как описание. О. второго типа опирается не на общее утверждение, а на утверждение о каузальной связи. Оба типа О. являются дедуктивными рассуждениями.

В работах, посвященных операции О., под нею почти всегда понимается О. через общее утверждение, причем предполагается, что последнее должно быть не случайной общей истиной, а законом науки. О. через закон науки принято называть номологическим, или О. посредством охватывающего закона. Идея О., как подведения объясняемого явления под научный закон, начала складываться еще в 19 в. Она встречается в работах Дж.С. Милля, А. Пуанкаре, П. Дюэма и др. Четкую формулировку номологической (или дедуктивно-номологической) модели научного О. в современной методологии науки обычно связывают с именами К. Поппера и К. Гемпеля. В основе этой модели лежит следующая схема рассуждения:

Для всякого объекта верно, что если он имеет свойство S, то он имеет свойство Р.

Данный объект А имеет свойство S. Следовательно, А имеет свойство Р.

Напр., нить, к которой подвешен груз в 2 кг, разрывается. Нам известно общее положение, которое можно считать законом: «Для каждой нити верно, что если она нагружена выше предела своей прочности, она разрывается». Нам известно также, что данная конкретная нить нагружена выше предела ее прочности, т.е. истинно единичное утверждение «Данная нить нагружена выше предела ее прочности». Из общего утверждения, говорящего обо всех нитях, и единичного утверждения, описывающего существующую ситуацию, мы делаем вывод: «Данная нить разрывается».

Номологическая схема О. допускает разнообразные модификации и обобщения. В число посылок может входить несколько общих и единичных утверждений, а объясняющее рассуждение может представлять собой цепочку умозаключений. Объясняться может не только отдельное событие, но и общее утверждение, и даже теория. Гемпель предложил также вариант индуктивно-вероятностного О., в котором используемое для О. общее положение носит вероятностно-статистический характер, а в заключении устанавливается лишь вероятность наступления объясняемого события.

Номологическое О. связывает объясняемое событие с др. событиями и указывает на закономерный и необходимый характер этой связи. Если используемые в объяснении законы являются истинными и условия их действия реально существуют, то объясняемое событие должно иметь место и является в этом смысле необходимым. Гемпель формулирует следующее «условие адекватности» помологического О.: «...Любое объяснение, т.е. любой рационально приемлемый ответ на вопрос: «Почему произошло X?», должно дать информацию, на основании которой можно было бы уверенно считать, что событие Xдействительно имело место».

Мнение, что О. должны опираться только на законы (природы или общества), выражающие необходимые связи явлений, не кажется обоснованным. В О. могут использоваться и случайно истинные обобщения, не являющиеся законами науки. Прежде всего, наука в современном смысле этого слова, ориентированная на установление законов, начала складываться всего около трехсот лет тому назад; что касается О., то оно, очевидно, столь же старо, как и само человеческое мышление. Далее, О. универсально и применяется во всех сферах мышления, в то время как номологи-ческое О. ограничено по преимуществу наукой. Кроме того, между необходимыми и случайными обобщениями (законами науки и общими утверждениями, не являющимися законами) нет четкой границы. Понятие закона природы, не говоря уже о понятии закона общества, вообще не имеет сколь-нибудь ясного определения. Если потребовать, чтобы в О. всегда присутствовал закон, то граница между О. и теми дедукциями, в которых используются случайные обобщения, исчезнет. И наконец, общие утверждения не рождаются сразу законами науки, а постепенно становятся ими. В самом процессе утверждения научного закона существенную роль играет как раз выявление его «объяснительных» возможностей, т.е. использование общего утверждения, претендующего на статус закона, в многообразных О. конкретных явлений. Последовательность «сначала закон, а затем О. на основе этого закона» не учитывает динамического характера познания и оставляет в стороне вопрос, откуда берутся сами научные законы. Общие утверждения не только становятся законами, но иногда и перестают быть ими. О. — фундаментальная операция мышления, и ее судьба не может ставиться в однозначную зависимость от понятия научного закона.

О. может быть глубоким и поверхностным. О. на основе закона столь же глубоко, как и та теория, в рамках которой используемое в О. общее положение оказывается законом. О., опирающееся на не относящееся к науке или вообще случайное обобщение, может оказаться поверхностным, как и само это обобщение, но тем не менее оно должно быть признано О. Если общее положение представляет собою закон, О. обосновывает необходимость объясняемого явления. Если же используемое в О. общее положение оказывается случайным обобщением, то и заключение о наступлении объясняемого явления будет случайным утверждением.

По своей структуре О., как выведение единичного утверждения из некоторого общего положения, совпадаете косвен ным подтвержден и ем, т.е. подтверждением следствий обосновываемого общего положения (см.: Аргументация эмпирическая). Если выведенное следствие О. подтверждается, то тем самым косвенно подтверждается и общее утверждение, на которое опирается О. Однако «подтверждающая сила» объясняемого явления заметно выше, чем та поддержка, которую оказывает общему утверждению произвольно взятое подтвердившееся следствие. Это вызвано тем, что О. строятся как раз для ключевых, имеющих принципиальную важность для формирующейся теории фактов, представляющихся неожиданными или даже парадоксальными с т.зр. ранее существовавших представлений и, наконец, для фактов, которые претендует объяснить именно данная теория и которые необъяснимы для конкурирующих с нею теорий. Кроме того, хотя О. совпадает по общему ходу мысли с косвенным подтверждением, эти две операции преследуют прямо противоположные цели. О. включает факт в теоретическую конструкцию, делает его теоретически осмысленным и тем самым «утверждает» его как нечто не только эмпирически, но и теоретически несомненное. Косвенное подтверждение направлено не на «утверждение» эмпирических следствий некоторого общего положения, а на «утверждение» самого этого положения путем подтверждения его следствий. Эта разнонаправленность О. и косвенного подтверждения (объяснение мира и укрепление теории) также сказывается на «подтверждающей силе» фактов, получивших О., в сравнении с фактами, служащими исключительно для подтверждения теории. В известном смысле объяснить мир важнее, чем строить о нем теории, хотя эти две задачи во многом неотделимы друг от друга.

Общая схема каузального объяснения:

А является причиной В.

А имеет место.

Следовательно, В также имеет место.

Напр.: «Если поезд ускорит ход, он придет вовремя; поезд ускорил ход, значит, он придет вовремя». Это — дедуктивное рассуждение, одной из посылок которого является утверждение о зависимости своевременного прибытия поезда от ускорения его хода, другой — утверждение о реализации причины. В заключении говорится, что следствие также будет иметь место.

Далеко не все О., которые предлагает наука, являются О. на основе уже известного научного закона. Наука постоянно расширяет область исследуемых объектов и их связей. На первых порах изучения новых объектов речь идет не столько об открытии тех универсальных законов природы или общества, действие которых распространяется на эти объекты, сколько об обнаружении тех причинно-следственных связей, в которых они находятся с др. объектами. Вряд ли есть основания утверждать, что каждая научная дисциплина независимо от ее своеобразия и уровня развития дает исключительно О., опирающиеся на законы. История, лингвистика, психология, политология и т.п. не устанавливают, как можно думать, никаких законов; социология, экономическая наука и т.п. если и формулируют какие-то обобщения, то явно отличные от естественно-научных законов. Очевидно вместе с тем, что все указанные науки способны давать причинные О. исследуемых ими явлений (см.: Предсказание, Понимание.)

О Философия и методология науки. М., 1977; Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983; Иван А.А. Основы теории аргументации. М., 1997; Гемпель КГ. Логика объяснения. М., 1998; Никифоров А.Л. Философия науки: история и методология. М., 1998. А.А. Ивин

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия: энциклопедический словарь

ОБЪЯСНЕНИЕ

в методологии науки) — познавательная процедура, направленная на обогащение и углубление знаний о явлениях реального мира посредством включения этих явлений в структуру определенных связей, отношений и зависимостей, дающей возможность раскрыть существенные черты данного явления. В простейшем случае предметом объяснения выступают отдельные эмпирически фиксируемые факты. В этом случае объяснению предшествует их описание. Но в принципе предметом объяснения может быть реальность любого вида в любых ее проявлениях и на любом уровне ее выражения в системе научного знания. Так, скажем, подлежать объяснению могут законы науки, эмпирические и теоретические, содержание теорий меньшей степени общности может находить свое объяснение в теориях более общего уровня и пр. В структуре объяснения как познавательной процедуры можно выделить следующие элементы: 1) исходное знание об объясняемом явлении (т. н. экспланандум); 2) знания, используемые в качестве условия и средства объяснения, позволяющие рассмотреть объясняемое явление в контексте определенной системы или структуры (т. н. основания объяснения, или, эксплананс); 3) познавательные действия, позволяющие применить знания, выступающие в качестве оснований объяснения, к объясняемому явлению. В качестве оснований объяснения могут использоваться знания различного вида и уровня развития, что позволяет выделять различные виды и формы объяснения по типу эксплананса. Вместе с тем процедуры объяснения могут различаться в зависимости от применяемых в процессе их осуществления познавательных приемов и действий.

В т. н. стандартной концепции анализа науки, выдвинутой сторонниками логического позитивизма и получившей широкое распространение в западной методологии науки в 40—50-е гг., доминировала дедуктивно-номолопическая модель объяснения, сформулированная К. Гемпелем и П. Оппенгеймом в 1948 (см.: ГемпельК. Г. Логака объяснения. М., 1998, с. 89—146). Эта логическая модель объяснения представляла собой применение общей гипотетико-дедукгивной схемы (см. Лпотетшсо-дедуктивиый метод, Лтотетико-дедуктивная модель) к ситуации объяснения. В этой схеме исходили из рассмотрения в качестве эксплананса т. и. помологических утверждений, формулирующих законы науки, а в качестве логического приема объяснения использовалась дедукция знания об объясняемом явлении из этих помологических утверждений. Осуществимость такого объяснения рассматривалась как фактор подтверждения, оправдания помологического утверждения (см. Оправдание теории). Как всякая логическая модель реального познавательного процесса, она носила характер весьма сильной его идеализации, преувеличивая, во-первых, роль законов науки в качестве эксплананса, во-вторых, исходя, как и стандартная концепция анализа науки в целом, из противопоставления контекста открытия и контекста оправдания, она не могла учитывать процессов совершенствования знания в ходе осуществления процедуры объяснения. Что касается роли законов науки (т. н. номологических утверждений) в процессах объяснения, то, действительно, наиболее развитой формой научного объяснения являются объяснения, предпринимаемые на основе теоретических законов и предполагающие осмысление объясняемого явления в системе теоретического знания, ассимиляцию его в научно-теоретической картине мира.

Однако уже сам автор дедуктивно-номологической модели объяснения К. Г. Гемпель впоследствии был вынужден обобщить ее, сформулировав наряду с дедуктивной вероятностно-индуктивную или статистическую версию помологической модели объяснения. Но главное заключается В том, что было бы неправильно недооценивать познавательное и методологическое значение различных форм объяснения, в качестве оснований которых не обязательно выступают законы науки. Т. н. помологические объяснения характерны для теоретического математизированного естествознания, в первую очередь физики, а в научных дисциплинах, где не выкристаллизованы теории в строгом смысле этого термина (см. Теория) с их законами, распространены иные формы объяснения. Так, в дисциплинах социально-гуманитарного профиля в качестве оснований объяснения зачастую выступают типологии. Напр., объяснение особенностей человеческого поведения дается на основе типологии характеров в психологии, объяснение социальных явлений — исходя из типов социальных структур и социальных действий в социологии и пр. Важнейшую роль в науках о живой и неживой природе, социально-гуманитарных дисциплинах играет объяснение путем включения рассматриваемого явления в контекст охватывающих его систем, структур и связей. Так возникают причинные, генетически эволюционные, функциональные, структурно-системные и т. д. объяснения, где в качестве эксплананса выступают не теории или законы науки, а некие категориальные схемы и картины мира, лежащие в основе научного знания в данной предметной области, скажем объяснение каких-либо социальных или биологических явлений через установление тех функций, которые они выполняют в социальной системе или живом организме.

Особая, вызывавшая оживленную полемику в философии и Методологии науки проблема связана с объяснением человеческих действий и поступков в различных гуманитарных дисциплинах, в истории, в социальных науках, где так или иначе приходится рассматривать в качестве оснований объяснения различные мотивационно-смысловые установки, обуславливаемые ментальностью человека. В этом контексте проблема объяснения оказывается тесно связанной с проблемой понимания в специфическом значении этого термина в традиции, идущей от Дильтея, в которой понимание как постижение ментальных предпосылок создания какого-либо текста или вообще артефакта культуры рассматривается как специфический метод гуманитарного познания.

С методологической точки зрения процедуры объяснения не могут быть сведены к автоматизму дедуктивных выводов. Уже само по себе подведение явлений под общий закон по дедуктивно-номологической схеме предполагает определенную конструктивную работу сознания, которую Кант называл «способностью суждения», т. е. способностью применить общее правило, общую норму в конкретной ситуации. Реальные же процедуры объяснения в науке, даже те, которые можно представить в дедуктивно-номологической модели, связаны с «наведением мостов» между объектом объяснения и его экспланансом, уточнением условий применимости общего положения, нахождением промежуточных звеньев и т. д. Поиск же оснований объяснения там, где не имеется готового знания, под которое можно было бы подвести объясняемые явления, становится мощным стимулом развития научного знания, появления новых концепций и гипотез. В частности, поиск объясняющих факторов зачастую выступает предпосылкой теоретизации знания, перехода от эмпирического его уровня к формированию теоретических концепций, выработки того, что можно назвать первичными объяснительными схемами, которые поначалу представляют собой ad-hoc (т. е. объяснения данного случая), но затем могут развертываться в теоретическую концепцию. Так, скажем, объяснение Дюркгеймом большего числа убийств в протестантских общинах по сравнению с католическими меньшей степенью социальной сплоченности в первых сравнительно со вторыми, которое выступило первоначально как ad-hoc объяснение, послужило основой для создания получившей широкое признание в социологии концепции аномии как причины социальной дезорганизации. В ситуации же, когда попытки объяснить некоторые факты и обстоятельства в рамках определенных гипотез, концепций или теорий приводят к противоречию с последними, т. е. реальные обстоятельства выступают по отношению к ним как контрпримеры (см. Контрпримеры в науке), наличие таких контрпримеров — скажем, противоречие планетарной модели атома со стабильностью электронов на орбите — становится необходимым условием критического анализа соответствующего знания и стимулом его пересмотра. Этот пересмотр отнюдь не всегда ведет к отказу от этого знания в духе примитивного фальсификационизма (см. Фальсификация, Фалылфицируемость), он приводит к его уточнению, конкретизации, совершенствованию и развитию. При этом желательно, чтобы вносимые в теорию или гипотезу изменения не были бы только ad-hoc объяснениями выявленных контрпримеров, а увеличивали бы объяснительно-предсказательные возможности теории или гипотезы по отношению к другим фактам. Обрастание же теории или гипотезы большим количеством ad-hoc объяснений является свидетельством ее слабости.

Т. о., объяснение в целом является конструктивной, творческой познавательной процедурой, в результате которой не только обогащаются и углубляются знания об объясняемом явлении, но, как правило, происходит уточнение и развитие знаний, используемых как основание объяснения. Решение объяснительных задач выступает в качестве важнейшего стимула развития научного знания, его концептуального аппарата, что свидетельствует о несостоятельности резкого противопоставления т. н. контекстов оправдания и открытия при трактовке объяснения в рамках стандартной концепции анализа науки.

Осуществление функций объяснения в науке органически связано с предсказанием и предвидением. По существу, рассматривая научно-познавательную деятельность в целом, можно говорить о единой объяснительно-предсказательной функции научного познания по отношению к его объекту Объяснение, рассматриваемое в этом контексте, выступает не как частная познавательная процедура, а как необходимая функция научного мышления, его кардинальная установка.

Лит.: Никитин Е. П. Объяснение — функция науки. М., 1970; Гемпель К. Г. Мотивы и «охватывающие» законы в историческом объяснении.— В кн.: Философия и методология истории. М., 1977; Дрей У. Еще раз к вопросу об объяснении действий людей в исторической науке,— Там же; Рузавин Г. И. Научная теория. Логико-методологический анализ. М., 1978, гл. 8; Вригт Г. Ф. фон. Объяснение в истории и социальных науках.— В кн.: Логико-философские исследования. М., 1986; Бирюков Б. В., Новоселов М. М. Свойства объяснения и порядок в системе знания.— В кн.: Единство научного знания. М., 1988; Гемпель К. Г. Функция общих законов в истории,— В кн.: Логика объяснения. М., 1998; HempelC. I. Deductive — Homological vs. Statistical Explanation.— Minnesota Studies in the Philosophy of science, v. 111. Minneapolis, 1962.

В. С. Швырев

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

объяснение

ОБЪЯСНЕНИЕ — одна из трех важнейших (наряду с описанием и прогнозированием) функций научного познания. Процедура О. направлена на выявление факторов, определяющих качественную особенность изучаемых объектов и процессов, на установление их места в общей системе уже известных связей и отношений, характеризующих устройство конкретной предметной области или окружающего мира в целом. С научной точки зрения, О. некоторого конкретного явления чаще всего состоит в указании на частные или общие законы, в область действия которых данное явление попадает. Использование процедуры О. позволяет исследователям более полно понять сущность обнаруживаемых ими фактов. Строго говоря, эмпирические данные, полученные ученым в определенных условиях, становятся «фактом науки» только после включения их в некоторую объяснительную схему, посредством которой явным образом фиксируются их связи с другими, уже известными событиями и процессами. В этом случае новые сведения, полученные исследователем, явным образом становятся элементом существующей на данный момент системы человеческих знаний об окружающем мире. Построив объяснительную схему, ученый получает возможность утверждать нечто о характере причинно-следственных отношений, регулирующих проявление изучаемых процессов, включать обнаруженные им явления в определенные классификационные рамки и, наконец, предсказывать возможное будущее поведение изучаемых объектов в каких-то пока не реализованных условиях. Поэтому в стремлении исследователей объяснить получаемые ими новые данные проявляется не только их ориентация на повышение степени организованности производимых знаний, но и на практическое использование этих знаний. Ведь если человек не может предвидеть возможные последствия собственных действий, способствующих изменению окружающей действительности, он может поставить под угрозу само свое существование, реализуя свою активность вслепую, наугад. А способность предвидения обязательно предполагает наличие достаточно четкого О. каждой конкретной ситуации, с которой люди сталкиваются, взаимодействуя с тем или иным фрагментом действительности.         Элементарным уровнем, на котором реализуется данная процедура, является О. конкретного, эмпирически фиксируемого единичного события. В этом случае О. обычно состоит в том, что интересующее исследователя событие подводится под действие уже известного закона так, что оно оказывается частной формой проявления этого закона. Например, факт кипения воды при определенных условиях объясняется тем, что существует установленный природой закон, в соответствии с которым вода закипает каждый раз, когда подобные условия возникают. Правда, подобная ссылка может играть роль действительного О. лишь тогда, когда научный закон не просто фиксирует определенную взаимосвязь атмосферного давления, температуры данной жидкости и ее физического состояния, но и раскрывает природу такой связи, дает ответ на вопрос о том, каким образом отмеченные условия вызывают именно это состояние воды. В противном случае О. подменяется простым эмпирическим обобщением (примером может служить так называемый «закон Ома», устанавливающий определенную зависимость между силой тока в проводнике и напряжением в нем, но не позволяющий понять, почему связь всегда носит именно такой характер). Из этого следует, что О. никогда не может быть чисто эмпирическим. Оно всегда в той или иной степени связано с определенными теоретическими рамками. Поэтому более полно природа процедуры О. проявляется на другом ее уровне — при О. самих законов. С формальной точки зрения и в данном случае мы имеем дело с указанием на более общий закон (или группу законов), предельной формой проявления которого оказывается тот, на который О. направлено. Однако на самом деле установлением того, что утверждения, посредством которых формулируется объясняемый закон, логически выводимы из некоторых других, выражающих содержание более общего закона, данный уровень не исчерпывается. В самом деле, устанавливая связь между высказываниями разной степени общности, исследователь не только определяет место одного закона в системе множества других, но и задает характер его содержательной интерпретации. Последняя же всегда связана с теоретическим описанием сущности объясняемого, с выявлением его смысла, что способствует более глу-бокомупониманиючеловекомсодержанияпроизводимых им знаний.         Поскольку такой феномен, как смысл, определяется в рамках конкретно-исторических условий, постольку в разных культурах и в разные исторические периоды люди использовали различные формы О. Напр., античные философы объясняли многообразие явлений окружающего мира ссылкой на проявление в них какой-то единой фундаментальной сущности («все состоит из воды» или «из атомов» и т.п.). Средневековые авторы трактовали процедуру О. как выявление высшего, символического значения явлений и событий, с которыми люди имели дело в своей повседневной жизни. В классическом естествознании долгое время господствовал редукционистский подход, в соответствии с которым объяснить нечто можно было, лишь выявив его составляющие элементы и определив связи между ними.         В философии науки 20 в. широкое распространение получила логическая модель, разработанная Гемпелем и Оппенгеймером. В соответствии с нею в структуре О. выделяются такие элементы, как «экспланандум» (часть знаний, которые необходимо объяснить) и «экспла-нанс» — группа законов, с помощью которых строится О. Сама же процедура сводилась к дедуктивному выведению экспланандума из эксплананса. Но довольно скоро обнаружилось, что данная модель слишком сильно упрощает и огрубляет реальный характер познавательной деятельности, абсолютизируя роль законов как важнейшей части эксплананса. Сегодня ее применимость носит ограниченный характер. В реальной практике научного исследования вполне эффективно используются и другие подходы, в которых роль объясняющей части играют контекстуальные, типологические, структурно-функциональные и другие конструкции. Особенно наглядно это проявляется в сфере социально-гуманитарного познания, где О. исторических событий или форм человеческого поведения часто достигается посредством их включения в систему «типичных форм», используемых в некоторой данной дисциплинарной области. Не менее эффективным при О. жизнедеятельности человека оказывается и обращение к ценностно-мотивационным установкам, влияющим на реальные поступки людей в соответствующих условиях.         Процедура О., реализуемая во всех ее формах, обеспечивает не только повышение организованности человеческих представлений о мире, но и позволяет логически выводить из имеющейся информации новые следствия, что ведет к дальнейшему расширению человеческих знаний об окружающей действительности.         С.С. Гусев         О. — В методологии науки — познавательная процедура, направленная на обогащение и углубление знаний о явлениях реального мира посредством включения этих явлений в структуру определенных связей, отношений и зависимостей, дающей возможность понять существенные черты данного явления.         В простейшем случае предметом О. выступают отдельные эмпирически фиксируемые факты. При этом О. предшествует их описание. Но в принципе предметом О. может быть реальность любого вида, в любых ее проявлениях и на любом уровне ее выражения в системе научного знания. Так, скажем, подлежать О. могут законы науки, эмпирические и теоретические; содержание теорий меньшей степени общности может находить свое О. в теориях более общего уровня и пр.         В структуре О. как познавательной процедуры можно выделить следующие элементы: 1) исходное знание об объясняемом явлении («экспланандум»); 2) знания, используемые в качестве условия и средства О., позволяющие рассмотреть объясняемое явление в контексте определенной системы или структуры («основания О.», или «эксплананс»); 3) познавательные действия, позволяющие применить знания, выступающие в качестве оснований О., к объясняемому явлению. В качестве оснований могут использоваться знания различного вида и уровня развития, что позволяет выделять различные виды и формы О. по типу эксплананса. Вместе с тем процедуры О. могут различаться в зависимости от познавательных приемов и действий, применяемых в процессе их осуществления.         В «стандартной концепции анализа науки», выдвинутой сторонниками логического позитивизма и получившей широкое распространение в западной методологии науки в 4 0 — 5 0 - е г г., доминировала дедуктивно-номологическая модель О., сформулированная К. Гемпелем и П. Оппенгей-мером в 1948 г. (см.: Гемпель К.Г. Логика объяснения. М., 1998. С. 89—146). Эта логическая модель представляла собой применение общей гипотетико-дедуктивной схемы (см. Гипотетико-дедуктивпый метод; Гипотетико-дедуктивная модель теории) к ситуации О. При этом исходили из рассмотрения в качестве эксплананса так называемых «номологических утверждений», формулирующих законы науки, а в качестве логического приема О. использовалась дедукция знания об объясняемом явлении из этих номологических утверждений. Осуществимость такого О. рассматривалась как фактор подтверждения, оправдания номологического утверждения (см. Оправдание теории). Как всякая логическая модель реального познавательного процесса, она носила характер весьма сильной его идеализации, преувеличивая. Во-первых, это касалось роли законов науки в качестве эксплананса; во-вторых, исходя, как и «стандартная концепция анализа науки» в целом, из противопоставления контекста открытия и контекста оправдания, она не могла учитывать процессов совершенствования знания в ходе осуществления процедуры О. Что касается роли законов науки («номологических утверждений») в процессах О., то действительно наиболее развитой формой научного О. являются О., предпринимаемые на основе теоретических законов и предполагающие осмысление объясняемого явления в системе теоретического знания, ассимиляцию его в научно-теоретической картине мира.         Однако уже сам Гемпель, автор дедуктивно-номологи-ческой модели О., впоследствии был вынужден обобщить ее, сформулировав, наряду с дедуктивной, вероятностно-.1 индуктивную, или статистическую, версию номологи-ческой модели О. Но главное заключается в том, что было бы неправильно недооценивать познавательное и методологическое значение различных форм О., в качестве оснований которых не обязательно должны выступать законы науки. «Номологические О.» характерны для теоретического математизированного естествознания, в первую очередь физики, а в научных дисциплинах, где теории в строгом смысле этого термина (см. Теория) с их законами не выкристаллизованы, распространены иные формы О. Так, в дисциплинах социально-гуманитарного профиля в качестве О. зачастую выступают типологии. Напр., О. особенностей человеческого поведения дается на основе типологии характеров в психологии, О. социальных явлении — исходя из типов социальных структур и социальных действий и пр. Важнейшую роль в науках о живой и неживой природе, в социально-гуманитарных дисциплинах играет О. путем включения рассматриваемого явления в контекст охватывающих его систем, структур и связей. Так возникают причинные, генетически-эволюционные, функциональные, структурно-системные и т.д. О., где в качестве эксплананса выступают не теории или законы науки, а некие категориальные схемы и картины мира, лежащие в основе научного знания в данной предметной области; скажем, О. каких-либо социальных или биологических явлений через установление тех функций, которые они выполняют в социальной системе или живом организме.         Особая, вызывавшая оживленную полемику в философии и методологии науки, проблема связана с О. человеческих действий и поступков в различных гуманитарных дисциплинах, в истории, в социальных науках, где так или иначе приходится рассматривать в качестве оснований О. различные мотивационно-смысловые установки, обусловливаемые ментальностью человека. В этом контексте проблема О. оказывается тесно связанной с проблемой понимания в специфическом значении этого термина, сложившемся в традиции, идущей от Дильтея, в которой понимание как постижение ментальных предпосылок создания какого-либо текста или вообще артефакта культуры рассматривается как специфический метод гуманитарного познания.         С методологической точки зрения, процедуры О. не могут быть сведены к автоматизму дедуктивных выводов. Уже само по себе подведение явлений под общий закон по дедуктивно-номологической схеме предполагает определенную конструктивную работу сознания, которую Кант называл «способностью суждения», т.е. способностью применить общее правило, общую норму в конкретной ситуации. Реальные же процедуры О. в науке, даже те, которые можно представить в дедуктивно-номо-логической модели, связаны с «наведением мостов» между объектом О. и его экспланансом, уточнением условий применимости общего положения, нахождением промежуточных звеньев и т.д. Поиск же оснований О. там, где не имеется готового знания, под которое можно было бы подвести объясняемые явления, становится мощным стимулом развития научного знания, выдвижения новых концепций и гипотез. В частности, поиск объясняющих факторов зачастую служит предпосылкой теоретизации знания, перехода от эмпирического его уровня к формированию теоретических концепций, выработки того, что можно назвать первичными объяснительными схемами, которые поначалу представляют собой О. ad-hoc (т.е. О. данного случая), но затем могут развертываться в теоретическую концепцию. Так, скажем, предложенное Дюрк-геймом О. большего числа убийств в протестантских общинах по сравнению с католическими меньшей степенью социальной сплоченности в первых сравнительно со вторыми, О., которое выглядело первоначально как О. ad-hoc, послужило затем основой для создания получившей широкое признание в социологии концепции аномии как причины социальной дезорганизации. В ситуации же, когда попытки объяснить некоторые факты и обстоятельства в рамках определенных гипотез, концепций или теорий приводят к противоречию с последними, т.е. реальные обстоятельства выступают по отношению к ним как контрпримеры (см. Контрпримеры в науке), наличие таких контрпримеров — скажем, противоречие планетарной модели атома со стабильностью электронов на орбите — становится необходимым условием критического анализа соответствующего знания и стимулом для его пересмотра. Такой пересмотр отнюдь не всегда приводит к отказу от этого знания в духе примитивного фальсификационизма (см. Фалъсификаиия, Фальсифици-руемость), но достигается его уточнение, конкретизация, совершенствование и развитие. При этом желательно, чтобы вносимые в теорию или гипотезу изменения не были бы только О. ad-hoc выявленных контрпримеров, а увеличивали бы объяснительно-предсказательные возможности теории или гипотезы по отношению к другим фактам. Обрастание же теории или гипотезы большим количеством О. ad-hoc является свидетельством ее слабости.         Таким образом, О. в целом является конструктивной, творческой познавательной процедурой, в результате которой не только обогащаются и углубляются знания об объясняемом явлении, но, как правило, происходит уточнение и развитие знаний, используемых как основание О. Решение объяснительных задач выступает в качестве важнейшего стимула развития научного знания, его концептуального аппарата, что свидетельствует о несостоятельности резкого противопоставления так называемых контекстов оправдания и открытия при трактовке О. в рамках стандартной концепции анализа науки.         Осуществление функций О. в науке органически связано с предсказанием и предвидением. По существу, рассматривая научно-познавательную деятельность в целом, можно говорить о единой объяснительно-предсказательной функции научного познания по отношению к его объекту. О., рассматриваемое в этом контексте, предстает не как частная познавательная процедура, а как необходимая функция научного мышления, его кардинальная установка.         B.C. Швырев         Лит.: Никитин Е.П. Объяснение—функция науки. М., 1970; Гемпель К.Г. Мотивы и «охватывающие» законы в историческом объяснении // Философия и методология истории. М., 1977; Дрей У. Еще раз к вопросу об объяснении действий людей в исторической науке // Там же; Рузавин Г.И. Научная теория: Логико-методологический анализ. Гл. 8. М., 1978; Вригт Г.Ф. фон. Объяснение в истории и социальных науках // Логико-философские исследования. М., 1986; Бирюков Б.В., Новоселов М.М. Свойства объяснения и порядок в системе знания // Единство научного знания. М., 1988; Гемпель К.Г. Функция общих законов в истории // Логика объяснения. М, 1998; Hempel C.I. Deductive — Homological vs. Statistical Explanation // Minnesota Studies in the Philosophy of science. V. III. Minneapolis, 1962.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

Найдено схем по теме ОБЪЯСНЕНИЕ — 0

Найдено научныех статей по теме ОБЪЯСНЕНИЕ — 0

Найдено книг по теме ОБЪЯСНЕНИЕ — 0

Найдено презентаций по теме ОБЪЯСНЕНИЕ — 0

Найдено рефератов по теме ОБЪЯСНЕНИЕ — 0