КРОХКРОЧЕ Бенедетто

КРОЧЕ

Найдено 3 определения термина КРОЧЕ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [современное]

КРОЧЕ

Бенедетто): итальянский философ, критик и историк (ЛАкуила, Абруцци, 1866 — Неаполь, 1952). Своим авторитетом и сопротивлением фашизму возвращает Италии ее место в европейской культуре. Его главные произведения («Философия духа: Эстетика», 1902; «Логика», 1905) развивают спиритуализм, идущий от Гегеля (бытие — это сама деятельность сознания); он описывает циклическую историю развития мысли («Теория и история историографии», 1912-1913), которая через последовательные фазы интеллектуальной и практической деятельности (экономика и мораль) находит в искусстве свое наиболее полное выражение.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский словарь

Кроче

Бенедетто Кр?че (Croce) (1866-1952) итал. философ, представитель неогегельянства (см. Неогегельянство), историк, лит. критик и публицист, обществ. деятель. В 1902-20 проф. в Неаполе. В 1903 вместе с Дж. Джентиле издавал журн. “Critica”. К. — крупнейший представитель итал. либерализма. Развивал систему философии духа, подобную гегелевской, оказал заметное влияние на развитие истор. мысли на Западе в 20 в. К. начал как позитивист, захваченный пафосом конкр. опыта и конкр. фактов; затем от истории отд. областей страны и частных проблем попытался перейти к истории национальной, чтобы трактовать ее не как хронику событий, но как историю чувств и духовной жизни. “История, подведенная под общее понятие искусства” (1893) — работа К., знаменующая собой первый шаг на пути отхода К. от позитивизма. За ней последовали “Тезисы по эстетике” (1900) и “Эстетика как наука о выражении” (1902). Все они объединены одной идеей: история подводится под общее понятие искусства. К. утверждает эту идею в связи со своим постулатом о двух формах теор. познания — логического и интуитивного. “Признание историчности третьей теор. формой не соответствует действительности. Историчность знаменует собой не форму, а содержание: как форма она не отличается ничем от интуиции или эстетич. факта. История не ищет законов и не образует понятий, — не производит ни индукций, ни дедукций, — устремлена к повествованию, а не демонстрации, доказательству, не строит универсалий и абстракций, а полагается на интуицию. Индивидуальное составляет ее сферу, как и сферу искусства. Поэтому история подходит под общее понятие искусства”. Отождествление истор. формы познания с интуитивной предполагает отличие истории от науки. Предпосылка этого у К. — тезис о полной самостоятельности интуитивной формы познания, ее независимости от интеллектуального, т.е. научного познания. К. не исключает полностью использования научных понятий для характеристики интуиции как одной из форм истор. познания. Однако в этом случае понятия теряют свое самостоят. значение. Главным в определении роли интуиции становится у К. “внутр. выражение”, т.е. создание образа, к-рый находится перед “внутр. духовным взором” его творца. Сама по себе выразит. форма и только форма, худож. интуиция может вбирать в себя равным образом и реальное, и нереальное содержание. В отличие от нее истор. интуиция как форма связана с содержанием только реально происшедшего. Но это требует различения реально случившегося и нереального — различения, возможного лишь посредством анализа конкретных истор. данных. К. утверждает: “История имеет конститутивную, т.е. осн. цель, в виде эстетичности, и нормативную — в виде научной истины. Нормативная цель не совпадает с конститутивной, поэтому история всегда будет иметь тенденцию как-то отличаться от искусства, но в то же время всегда будет оставаться искусством”, т.е. с историчностью к чистой эстетичности присоединяется элемент веры. К. понимал историю как органич. связь прошлого с настоящим. В истории Италии он искал эти связи в непрерывности духовных традиций и соответствующих им форм и институтов. В значит. мере на этом пути поиска связи между прошлым и настоящим К. подходит к идее об их общей основе. В работе “Логика как наука о чистом понятии” (1908) он развивает гегелевский тезис об “абсолютном духе”. Т.о., индивидуальная интуиция как форма индивидуального сознания приобщается к некоему Абсолюту, к-рый объединяет в себе все сущее, в т.ч. индивидуальное сознание познающего субъекта с “чувствами и переживаниями давно ушедших людей”. К. по-новому подходит к вопросу о соотношении истории как формы познания единичного или отд. явлений и науки как формы познания общего или связей между явлениями. Говоря о науке, он имеет в виду именно философию как “общую науку о духе”, а следовательно, и о действительности, к-рую сводит к этому духу. В конечном счете К. приходит к отождествлению истории и философии. Именно на этой базе К. развивает теор. положения о связи между настоящим и прошлым в процессе истор. познания, рассуждая о соотношении чувства и разума, или эмоц. и логич. моментов в процессе истор. познания. Отождествляя эмоц. момент с чисто этич., т.е. практич. выражениями ценности, К. полагает, что история должна воздавать должное, исключая чувства и выражения ценности, одному только суждению реальности. Но поскольку прошлое “всегда так или иначе — настоящее”, постольку во всяком истор. повествовании неизбежны чувства и выражения ценности. “Вопрос о том, в какой мере такие субъективные реакции могут быть терпимы... это вопрос практич. целесообразности...” В рез-те отождествления истории и философии самой трудной становилась проблема соотношения объективной истор. действительности и ее осознания: если история и философия тождественны, то вся познаваемая действительность растворяется в мысли познающего субъекта. Здесь К. разграничивает объективную действительность и ее познание, утверждая, что действительность или история есть Абсолютный дух, осознание ее в мысли или философия — индивидуальное сознание. Они едины и различны. Этот тезис К. утверждает в связи с вопросом о соотношении между историей и историографией. Проблемам историографии К. посвятил работу “Теория и история историографии” (1917), рассматривая ее как дополнение к “Логике как науке о чистом понятии”. Обе работы объединяло стремление отделить подлинно филос. понятие от “псевдопонятий”, рожденных на почве естественнонаучных и практич. знаний. История, отождествляемая К. с философией, ставит своей задачей проникновение в духовную или внутр. сущность явлений, естеств. науки подходят к ним с внешней стороны. Именно в этом отношении К. противопоставляет историю и хронику, отождествляя первую с вечно живой жизнью духа, а вторую — с мертвыми документами. Полемизируя с Риккертом, К. возражает против понятий ценности в истор. познании: “Термин “ценность” в спорах по гносеологии истории получил еще одно значение. Под этим термином понимают деятельность, к-рая создает репрезентативные понятия, призванные различать и группировать истор. факты... По нашему мнению, все эти различия и группировки... не являются конститутивными для историчности”. С подобной меркой подходит К. и к таким категориям познания, как время, пространство, закон, закономерность. “То, что интуируется в произведении искусства, есть характер или индивидуальная физиономия его, а не пространство и время”. Т.о., категории времени и пространства не могут быть в интуиции конститутивными, а являются только вспомогат. категориями познания, созданными рефлектирующим разумом. Каждое “настоящее” по-своему смотрит на “прошлое”, различая и группируя истор. факты в соответствии с новыми “понятиями ценности” — такое построение разных моделей истор. процесса означает, что история (“к-рая существует лишь постольку, поскольку она мыслится в настоящем”) вообще не имеет ни начала, ни конца, ни времени. Отсюда, согласно К., и невозможность построения всеобщей истории. Соответственно этому не могут быть конститутивными для истории и такие категории, как закон и закономерность: исходя из положения о сугубой единичности и неповторимости истор. акта, К. утверждает, что каждому такому акту присущ свой закон. Говорить о закономерности в истории можно лишь как о логике, присущей самому акту истор. мышления. Логика допускается К. лишь в виде “Плана Провидения”, непознаваемого для человеч. сознания, к-рое способно в истории увидеть лишь ее части. В борьбе с позитивизмом у К. возникла его “Эстетика”, где он отстаивал права худож. интуиции в процессе познания. К. полемизировал с позитивистскими представлениями, сложившимися на почве естеств. наук и игнорировавшими специфику человеч. сознания и в процессе истор. развития, и в процессе истор. познания. К. выступил в тот период, когда в итал. культуре господствовала позитивистская мысль, грозившая растворить в чисто механистич. попытках создания “всеобщих законов” историю. Представления К. по этим вопросам не всегда современны, но они не потеряли значения в качестве исходного пункта для дальнейших размышлений о проблемах истор. познания. Соч.: Goethe. Z., 1920; Filosofia dello Spirito. V. I: Estetica come scienza dell´ espressione e linguistica generate. Ban, 1928; Saggi filosofici. V. VI: Etica e politica. Ban, 1931; Storia dell´estetica per saggi. Ban, 1942; Politics and Morals. L., 1946; Saggio sullo Hegel. Bari, 1948; Aesthetica in nuce. Bari, 1952; Indagini su Hegel. Bari, 1952; La Storia come Pensiero e come Azione. Bari, 1965; Эстетика как наука о выражении и как общая лингвистика. Ч. 1. М., 1920. Лит.: Гарэн Э. Хроника итал. философии XX века. М., 1964; Лопухов Б.Р. О “тождестве” философии и истории в работах Б. Кроче // ВФ, 1970, № 1; Он же. Бенедетто Кроче и проблемы истор. познания // Проблемы итал. истории. М., 1993. Б. Р. Лопухов. Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

КРОЧЕ

Сrосе), Бенедетто (25 февр. 1866 – 20 нояб. 1952) – итал. философ-неогегельянец, историк, литературовед, критик, публицист, политич. деятель. Мировоззрение К. формировалось под влиянием школы неаполитанского гегельянства (Б. Спавента, Ф. Де Санктис). С 1903 ок. 50 лет издавал журнал "Critica", содержавший почти исключительно его собств. статьи, заметки, рецензии и пр. В 1902–20 – проф. в Неаполе. К. – один из основных идеологов и политич. лидеров итал. бурж. либерализма. Президент созданной им (1948) либеральной партии. К. полемизировал с марксизмом, с к-рым он познакомился под влиянием своего учителя А. Лабриолы ("Исторический материализм и марксистская экономика", 1901, рус. пер. 1902). Критика марксизма в работах К. сочеталась с заимствованием, хотя и в крайне искаженном и мистифицированном виде, ряда элементов марксистской филос. и социологич. проблематики. Значит. роль принадлежит К. в борьбе против позитивизма в Италии (см. Итальянская философия). К. критиковал философию Гегеля справа, считая, что не только кантовский идеализм, но и идеализм Гегеля недостаточно последователен и не свободен от дуализма, поскольку они допускали существование материального мира, хотя бы и в форме инобытия идеи (см. "Indagini zu Hegel...", Bari, 1952, p. 45). По К., такое допущение должно быть принципиально отвергнуто. Из "дуалистических заблуждений" Гегеля (и Канта) в отношении материального мира органически вытекает их методологич. дуализм: они допускали двойственность метода, полагая, что не только спекулятивный, но и естественно-научный метод в той или иной мере способствует отысканию истины. Между тем к истине может вести только один метод, определяемый ее внутр. природой, – спекулятивный. Поэтому К. целиком отрицает познават. ценность естеств. и математич. наук, к-рые имеют, по К., чисто утилитарное значение. В отличие от Гегеля, К. отрицает противоречие как осн. принцип диалектики. Таковым, по его мнению, является единство и различие понятий, а не единство и борьба противоположностей. "Диалектика есть не что иное, как сам принцип различия" ("Storiografia e idealita morale", p. 137). Дух, представляющий собой, согласно К., единств. реальность, выступает в двух осн. формах: теоретической (интуитивной и логической) и практической (экономической и этической). Формам духа, тождественным категориям (прекрасное, истинное, полезное или жизненное и доброе), соответствует подразделение философии на эстетику, логику, философию экономики и этику. Система К. изложена в 4-томной "Философии духа". С. Эфиров. Москва. К. принимает за исходный материал познания, как духовной активности вообще, "бесформенную материю" ощущений (см. "Эстетика как наука о выражении и как общая лингвистика", ч. 1, М., 1920, с. 8). Собственно же познание начинается с представлений, к-рые суть результат обработки, или организации, хаотич. содержания ощущений сообразно законам "духа" – своеобразной "кристаллизации" этого содержания в виде непосредственно воспринимаемых образов вещей. Осн. способностью, с помощью к-рой осуществляется эта обработка, является, по К., воображение, фантазия, или, согласно его терминологии, интуиция. В этом понимании интуиции К. следует за Кантом и Фихте. Чтобы резче подчеркнуть творческую формообразующую роль интуиции в духовной деятельности, К. отождествляет ее со способностью "выражения", к-рое есть "...синтез разного или множественного в едином" (там же, с. 24). Интуитивная ("выразительная") активность духа, как полагает К., "объективирует" данное содержание (т.е. ощущения, впечатления) в ходе его оформления в образ, т.е. "преодолевает" это содержание путем его своеобразного "разрыва" с самим собой и "освобождается" от него через "растворение" этого содержания в формах, имеющих происхождение в глубинах вечно деятельного духа. Однако эта "объективация", по сути дела, имеет исключительно "внутренний", "идеальный", более того – "субъективный" характер. Она не предполагает выхода за пределы индивидуальных переживаний личности. Интуитивная выразительность приобретает у К. не только чисто формальный, но и совершенно внечувств. характер: "...интуиция или представление отличается от того, что чувствуется или испытывается..., от психической материи, как ф о р м а" (там же, с. 14). К. отличает интуицию от чувства как "теоретическую" (познават.) способность от "практической"; и это побуждает его рассматривать интуицию в одном ряду с др. теоретич. способностью – логич. мышлением. Но в общих пределах теоретически-познават. сферы К. все же отличает интуицию от логич. способности на тех основаниях, что первая есть познание, "свободное от понятий", а вторая – познание в понятиях; что первая дает познание неповторимо индивидуального, а вторая – всеобщего и универсального; что с помощью первой постигается сама вещь в ее конкретности, а с помощью второй – абстрактные отношения вещей, скрывающиеся за их внешним обликом; словом, "интуиция дает нам мир, феномен; понятие дает нам ноумен, дух" (там же, с. 36; ср. также с. 68). Идеальной моделью интуиции (воображения) является, по К., "лирическая интуиция", находящая свое развернутое воплощение в бесконечном многообразии произведений искусства. Поэтому философия интуиции есть эстетика, общая теория искусства, понятая как "наука о выражении", и наоборот – последняя есть важнейшая часть системы "Философии духа". Ю. Давыдов. Москва. Хотя эстетика К. пользуется, пожалуй, наибольшей известностью за пределами Италии, центр. место в его учении занимает историч. концепция. Отказавшись от системо-созидательных тенденций первого периода своей деятельности, он отождествил философию с историографией и признал задачей философии решение конкретных проблем. К. называл свое учение "абсолютным историцизмом". На деле для К. характерен антиисторизм: он исключает из сферы истории не только все материальные элементы (материальные факты, веществ. свидетельства прошлого и пр.), но и основы подлинно науч. историч. анализа. Выступая против гегелевской и в особенности против марксистской "философии истории", он отрицает детерминизм, объективные закономерности в историч. развитии, возможность обобщений, предвидения и т.д. "История не полагает серию законов, но воспроизводит и представляет индивидуальные действия, каждое из которых закон для самого себя" ("Ultimi saggi", Bari, 1935, p. 369). Однако вместе с тем К. допускает наличие логики в историч. развитии, с одной стороны, как логики, вносимой историком и существующей "в самом акте исторического мышления" ("La storia come pensiere e come azione", Bari, 1939, p. 337), с другой – как непознаваемого "плана провидения". "Развитие мира имеет свои причины, которых мы не знаем и которые мы напрасно пытаемся вскрыть с помощью наших предвидений" ("Storiografia...", p. 63). Назвав свое учение "религией свободы", К., в отличие от традиц. бурж. теорий, отрицающих формальный характер бурж.-демократич. свобод, откровенно утверждает, что реальная свобода – понятие, лишенное смысла, что "свобода всегда является „формальной“" ("Indagini zu Hegel...", p. 109). Что касается демократии, то она отвергается им даже как формальный принцип. Историю, по К., делают великие люди; нар. массы, неспособные к самостоят. мысли и действию, в лучшем случае являются пассивным воспреемником их идей. "С точки зрения либерализма, который всегда был против теории равенства, свобода есть средство создания и возвышения аристократии, а не демократии" ("Politics and morals", L., [1946 ], p. 83). В деятельности и воззрениях К. были моменты, имевшие прогрессивное значение для итал. действительности его времени (нек-рые его культурные начинания, критика позитивизма, клерикализма и фашизма, хотя во многом внешняя, двуликая, и т.д.). Однако в целом филос. и политич. деятельность К. была весьма консервативной по своему характеру. В воззрениях К. имелись нек-рые элементы, близкие фашистским теориям (апология силы, войны, политического макиавеллизма и пр.). Влияние К. на итал. интеллигенцию, очень большое в первые десятилетия 20 в., стало падать в 40-х гг. Огромную роль в подрыве влияния концепций К. сыграла марксистская критика, особенно работы А. Грамши и совр. итал. марксистов. В наст. время философия К. почти полностью вытеснена из итал. бурж. идеологии др. филос. системами, однако косвенно влияние К. еще довольно значительно, поскольку ряд видных итал. политич. деятелей и деятелей культуры – в прошлом ученики К. Соч.: Filosofia dello spirito, v. 1–4, nuova ed., Bari. 1948–58: 1 v. – Estetica come scienza dell´espressione e linguistica generale, 2 v. – Logica come scienza del concetto puro, 3 v. – Filosofia dell a pratica, 4 v. – Teoria e storia della sto-riografia; Etica e politica, Bari, 1931; La filosofia di Giambattista Vico, 3 ed., Bari, 1933; Freedom. Its meaning, N. Y., 1940; History as the story of liberty, L., 1941; Il carrattere della filosofia moderna, Bari, 1941; Disconsi di varia filosofia, v. 1–2, Bari, 1945; Pensiero politico e politica attuale, Bari, 1946; Saggio sullo Hegel..., 4 ed., Bari, 1948; Nuovi saggi di estetica, 3 ed., Bari, 1948; Come il Marx fece passare il comunismo dell´utopia alla scienza, Bari, 1948; My philosophy and other essays, L., 1949; Filosofia e storiografia, Bari, 1949. Лит.: Плеханов Г. В., О книге Кроче. Избр. филос. произв., т. 2, М., 1956; Серени Э., Марксизм, наука, культура, пер. с итал., М., 1952; Чернышев Б. С, Б. К. и диалектика, "Вопр. философии", 1958, No 8; Аббате М., Философия Бенедетто Кроче и кризис итальянского общества, пер. с итал., М., 1959; Gramsсi ?., Il materialismo storico e la filosofia di Benedetto Croce, [Torino ], 1949; Carr H. W., The philosophy of Benedetto Croce, L., 1927; Ruggierо G., Il ritorno alla ragione, Bari, 1946; Сiardо M., Le quattro epoche dello storicismo: Vico, Cant, Hegel, Croce, Bari, 1947; Fauсei D., Storicismo e metafisica nel pensiero crociano, Firenze, 1950; La "Critica" e il tempo della cultura crociano, Bari, 1953; Benedetto Croce. A cura di F. Flora, Mil., 1953; Olgiatti F., Benedetto Croce e lo storicismo, "Vita e Pensiero", 1952, No 3; Albergamo Fr., La critica della scienza oggi in Italia, Roma, 1953; Cione E., Benedetto Croce, Mil., 1953; его же, Bibliografia crociana, [Monza ], 1956; Garin E., Cronache di filosofia Italiana (1900–1943), Bari, 1955; Sprigge С., Benedetto Croce l´uomo e il pensatore, Mil.–Napoli, 1956. Э. Эфиров. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Найдено схем по теме КРОЧЕ — 0

Найдено научныех статей по теме КРОЧЕ — 0

Найдено книг по теме КРОЧЕ — 0

Найдено презентаций по теме КРОЧЕ — 0

Найдено рефератов по теме КРОЧЕ — 0