БЛАГО

Найдено 22 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

БЛАГА
все, что ценится людьми как средство удовлетворения их нужд.

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

БЛАГО
концепт иудейско-христианской культуры. В науках считается синонимом термина «добро».

Источник: Философия науки. Краткий энциклопедический словарь. 2008 г.

БЛАГО
все, что способно удовлетворять повседневные жизненные потребности людей, приносить людям пользу, доставлять удовольствие.

Источник: Словарь науки. Общенаучные термины и определения. 2008 г.

БЛАГО
понятие этики и философии, употребляемое для обозначения положительной ценности предметов и явлений; само является ценностью и предпосылкой нравственных ценностей.

Источник: Философия: конспект лекций и словарь терминов (элементарный курс)

Благо
Благом называется полная (идеальная) гармония между внутренними совершенствами нашей природы и всеми внешними ее выражениями и условиями или полная гармония между добродетелью и счастьем.

Источник: Философский словарь или краткое объяснение философских и других научных выражений. Киев 1876 г.

БЛАГО
в этике и философии все то, что заключает в себе определенный положительный смысл, представляет ценность для человека. Противоположность Б. - отрицательная ценность, зло (см. Добро и зло).

Источник: Атеистический словарь

БЛАГА (Лучиан)
румынский писатель и философ (Ланкрэм, близ Сибиу, 1895 — Клуж, 1961). Его философское творчество («Трилогия познания», 1931-1934; «Трилогия культуры», 1936-1937; «Трилогия ценностей», 1946)ведет к утверждению поэзии как лирического метода познания. Одна из его основных тем — разрыв между природой и цивилизацией, преодоленный в архаической и мифической деревне.

Источник: Философский словарь

БЛАГО
высший предмет и содержание воли (практической сферы жизни); наряду с истиной и красотой определяет сущностный уровень «общественного организма» (В. С. Соловьев) и раскрывается в трех состояниях: материальном (экономика), формальном (политика) и абсолютном (духовное единение людей в церкви); его основной, объединяющий признак и критерий – нравственное совершенствование человека в гармонии с природой.

Источник: Русская философия: терминологический словарь.

БЛАГА
(Güter) — предметы, действия и формы поведения, которые имеют ценность. Блага являются предпосылкой нравственных ценностей. Так, честность (моральная ценность личности) предполагает, что существуют блага (а не просто вещи), которые нужно уважать как владение других; любовь к ближнему предполагает такую ценность блага, как подарок, самопожертвование во имя другого и т. д., правдивость — ценность истинного высказывания. Для того, кто верен, верность является нравственной ценностью, для того, кто видит, что ему верны и не имеет ничего против этого, верность является ценностью блага.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Благо
в широком смысле все то, что полезно людям, их здоровью, удовлетворению их потребностей – жизненных, социальных, духовных; соответственно, не является благом то, что бесполезно, не нужно или вредно. Б. есть не сама польза, а то, что приносит пользу, как и зло – не сам вред, а то, что наносит вред. В современной биоэтике категория блага, традиционно выступающая в формуле «Не навреди», т.е. применяй в медицине те средства, которые не причинят вреда пациенту, расширены до «не только не вреди, но и сотвори благодеяние», хотя сама трактовка понятия благодеяния не является однозначной, так как Б. относительно: нет ничего такого, что было бы только вредным или только полезным. Поэтому Б. в одном отношении может быть злом в другом; то, что полезно одному человеку, может нанести вред другому. Относительность Блага в биоэтике особенно проявляется при обсуждении вопросов о поддержании жизни в вегетативном состоянии, клонировании живых существ и человека и др.

Источник: Биомедицинская этика. Краткий словарь терминов

Благо
предмет или явление, удовлетворяющее определенную человеческую потребность, отвечающее интересам или устремлениям людей и вообще имеющее положительное значение для об-ва, класса, человека. Если данный объект — Б., это означает, что он представляет собой позитивную ценность для человека. Противоположностью Б. является зло — все то, что имеет отрицательное общественное значение. Различают материальные и духовные Б. Материальное Б. удовлетворяет материальные потребности человека — в питании, в одежде, в жилье и т. п. К материальным Б. относятся и средства производства — машины, производственные здания, материалы и т. д. К духовным Б. относятся знания, достижения духовной культуры человечества, моральное добро, заключенное в нравственных поступках людей, и т. д. Наивысшим Б. является сам человек — создатель всех материальных и духовных ценностей. Многие Б. имеют классовый характер. То, что является Б. для эксплуататоров, может быть злом для эксплуатируемых. В этом проявляется противоположность классовых интересов.

Источник: Философский словарь. 1963

БЛАГО
понятие, обозначающее нечто положительное для телесного и духовного развития человека, ценное для удовлетворения его потребностей. Различают материальные и духовные блага, а среди последних – абсолютное благо, или Бог, и субъективные блага, т.е. добро, красота, радость и т. д. Понятие блага трактовалось очень широко, в зависимости от исходных установок различных философско-этических школ. Под ним понимали и наслаждение, и воздержание, и разумность и полезность, и свободу и необходимость. В новоевропейской мысли понятие блага постепенно вытесняется понятием ценности. В христианской этике понятие блага входит в концепцию благодати, исходящей от Бога, а в философских системах анализируется чаще всего в терминах общечеловеческих ценностей. Ценность, то есть жизненная и практическая установка, рождает, в свою очередь, конкретный образ блага. Приверженец честности уважает чужое достояние. Любовь к ближнему делает благом подарок другому. Тот, кто считает веру благом, почитает эту установку жизненного поведения. Тот, кто испытывает верность другого, пользуется верой как благом. Аристотель различает блага трех родов: телесные (здоровье, сила), внешние (богатство, честь, слава) и душевные (острота ума, нравственная добродетель).

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

БЛАГО
в этике и философии, то, что заключает в себе определ. положит. смысл. В антич. этике Б. трактовалось различно: как наслаждение (киренская школа, эпикуреизм) или воздержание от страстей (киники), как добродетель в смысле господства высшей, разумной природы над низшей (Аристотель, стоицизм) и т. д. Аристотель различает блага трех родов: телесные (здоровье, сила и т. п.), внешние (богатство, честь, слава и т. п.) и душевные (острота ума, нравств. добродетель и т. п.).
У Платона и в аятич. платонизме Б. отождествляется с высшей ступенью в иерархии бытия (единое - в неоплатонизме). В ср.-век. схоластике, перерабатывавшей идеи антич. философии на основе принципов христ. теизма, в качестве высшего Б. (лат. summum bonum) выступает бог, являющийся источником всех Б. и конечной целью человеч. устремлений.
Новоевроп. философия подчеркивает роль субъекта в определении чего-либо как Б. (Гоббс, Спиноза: Б. есть то, к чему стремится человек, то, что ему нужно). Другим характерным явлением новоевроп. этики является утилитаристское истолкование Б., сведение его к полезности (см. Утилитаризм).
В дальнейшем понятие Б. постепенно утрачивает свое значение и с сер. 19 в. вытесняется понятием ценность. В более узком, собственно этич. смысле слова понятие Б. синонимично понятию добра (см. Добро и зло).

Источник: Советский философский словарь

БЛАГО
все то, что имеет для человека положительное значение, ценность (Ценности). Способность самых различных вещей и явлений, включая общественные отношения, человеческие поступки и пр., удовлетворять потребности человека, приносить ему пользу и счастье делает их благами в глазах людей. Ценности жизни и культуры, материальные и духовные блага весьма разнообразны, поскольку относятся к различным сферам жизни (напр., орудия производства, пища, одежда, здоровье, справедливость, свобода, мир, истина, красота). Марксистское понимание Б. противоположно религиозно-идеалистическому. Религия видит источник Б. в боге, к-рый дает счастье и блаженство человеку лишь в потустороннем мире, а в земной жизни обрекает его на самоограничение, покорность, терпение. Идеалистическое понимание Б. отрывает его от действительности, наделяет абстрактными, внеисторическими признаками. Б. изображается крайне отвлеченно: оно должно оставаться неизменным для всех исторических эпох, для всех людей, независимо от их общественного положения, интересов. На самом деле «вечных» критериев, служащих для оценки Б., нет. В обществе, где интересы людей сталкиваются, Б. для одних часто становится злом для других. Несостоятельны и попытки многих буржуазных мыслителей оценить Б., исходя из эгоистических устремлений отдельных личностей. Марксизм не отрывает личное счастье, Б. от общественного. Он считает Б. то, что отвечает интересам трудящихся; рост общественного богатства, находящегося в руках народа,— основа личного благополучия. Коммунизм предполагает создание изобилия материальных и духовных благ, к-рое позволит каждому удовлетворять разумные потребности и всесторонне развивать свои способности.

Источник: Краткий словарь по философии. 1970

Благо
нечто из того, что обеспечивает существование человека, которое, в свою очередь, может быть невыносимым, сносным, великолепным и т.п. Блага могут быть материальные и духовные.
С философской точки зрения понятие "благо" - наиболее общее обозначение положительной ценности. Хорошо известен факт, что благо одних, зачастую оборачивается злом (несчастьем) для других - классический классовый подход.
Но более драматичным является другой факт, заключающийся в том, что "не все, что кажется благом, таковым на самом деле и является".
Чувствуя это, например, А. Маршалл в [19] словом благо заменяет понятие товар. Известно, что не всякий товар является благом: наркотики, оружие, рабы, недоброкачественные и опасные изделия и т.п. Избегая слова товар, сохраняя, тем не менее, это понятие, и делая вид, что другие наполнения этого термина не существуют, удается достаточно долго ладить с собственной совестью - заблуждаться.
Исторически область деятельности человека, связанная с созданием, распределением и перераспределением товаров, и, что более важно, благ, т.е. экономика и политика, взрывоопасна. В настоящее время в связи с дисбалансом между достигнутыми уровнями в производительности и качестве труда в сферах производственной и интеллектуальной деятельности, заметно отстающей от технологической, эти институты (экономика и политика) стали угрожать существованию самого феномена человека.
Ассоциативный блок.
Экологическая озабоченность человечества - следствие развития экономики и политики. Фактически экологическая озабоченность является не более, чем имитацией деятельности, не затрагивающей корней явления.

Источник: Теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идиоматических выражений

БЛАГО
в философии наиболее общее понятие для обозначения положительной ценности (противоположность Б.— отрицательная ценность, зло); предмет или явление, удовлетворяющие определенную человеческую потребность, отвечающие интересам, целям и устремлениям людей. Различают естественные Б.— результат стихийных природных процессов, напр. плодородие почвы, полезные ископаемые (соответственно естественное зло — стихийные бедствия, болезни), и общественные Б.— продукты деятельности человека. Но в обоих случаях Б. составляет социальное определение предмета, его полезное значение для человека. В зависимости от того, какие потребности удовлетворяются, различают материальные и духовные Б. К материальным относятся предметы питания, одежда, жилье и т. п., а также средства производства, к духовным Б.— знания, достижения духовной культуры человечества, эстетические ценности, моральное добро, заключенное в поступках людей, и т. п. Это деление неполно и условно, т. к. мн. ценностные явления не могут быть отнесены ни к той, ни к др. рубрике или обладают признаками обеих одновременно (достижения исторического прогресса, творчества, социальные события, предметы роскоши). Человек, рассматриваемый с т. зр. его созидательных потенций, способности творить все остальные ценности, сам выступает как высшее Б. Противоположность интересов классов и социальных систем приводит к тому, что Б. для одного класса (об-ва) может быть злом для др. Поэтому Б. носит как общечеловеческий, так и классовый характер. Б. может иметь также индивидуальный характер, если оно отвечает особым потребностям и запросам личности. В этом смысле в понятии Б. выделяют абсолютную (общечеловеческую и общеисторическую) и относительную (исторически ограниченную, классовую, индивидуальную) стороны.

Источник: Философский энциклопедический словарь

БЛАГО
общее понятие, употребляемое для обозначения положительной ценности предметов и явлений. Представление о Б. формируется в процессе и на основе практического отношения людей к внешнему миру. Природные и общественные явления становятся Б., лишь поскольку они удовлетворяют положительные человеческие потребности, способствуют социальному прогрессу. Различают материальные и духовные Б., утилитарные, эстетические и др. Одна из разновидностей духовного Б.-моральная ценность, добро (иногда слова «Б.» и «добро» в обыденном языке употребляют как синонимы). В силу противоречивого характера исторического процесса и противоположности интересов различных классов «всякое благо для одних необходимо является злом для других, всякое новое освобождение одного класса -новым угнетением для другого» (Маркс К; Энгельс Ф., т. 21, с. 177). Классовый подход к Б. проявляется в ориентации на определенные виды благ, в произвольном установлении их субординации (напр., «вещизм» как характерная черта собственнического сознания). Из этого не следует, что Б. не может быть общечеловеческим или что не существует объективных критериев оценки различных явлений, охватываемых понятием «Б». Это значит лишь, что определение Б. через интересы людей является неполным. Марксизм вскрывает объективные источники человеческих интересов и показывает, что интересы зависят от общественного бытия, его исторических законов. Правильность понимания общего Б. тем или иным классом проверяется анализом процесса исторического развития. Объективно Б. является осуществлением коренных интересов того класса, к-рый в данных исторических условиях выполняет миссию революционного, прогрессивного преобразования об-ва, направленного на освобождение человечества в целом. Поэтому то, что является Б. для пролетариата, для социалистического об-ва, в конечном счете представляет Б. для всего человечества. В социалистическом об-ве высшим Б. считается общенародное Б., т. к. только через его осуществление можно обеспечить наиболее полное удовлетворение интересов каждого отдельного человека.

Источник: Словарь по этике

Благо
Все есть благо, провозгласил Лейбниц, а Вольтер в своем «Кандиде» подверг этот оптимизм убедительной насмешке. Действительно, весь наш опыт неумолимо свидетельствует о полной абсурдности предложенной Лейбницем формулы. Между тем она совершенно безупречна. Если Бог существует, если он всемогущ и всеблаг, значит, и в самом деле все к лучшему в этом лучшем из миров, и иначе быть не может. Принципом лучшего можно объяснить все, но именно поэтому он ничего не объясняет (с его помощью можно было бы с равным успехом объяснить существование мира, во всем отличного от нашего, например мира, в котором нет рака, или мира, в котором войну выиграл Гитлер, и т. д. и т. п.). Истина заключается в том, что мы ничего не знаем ни о таком Боге, ни о возможности существования другого мира, ни о происхождении зла (если допустить, что Бог существует). Все это, заключает Вольтер, не более чем «игра ума любителей поспорить, а сами они – каторжники, играющие своими кандалами».
Все есть благо… Так звучит заключительная реплика Эдипа у Софокла; то же самое произносит и Сизиф у Камю. И это уже не религия, но мудрость. Не оптимизм, но трагизм. Не вера, но верность: «Сизиф учит нас высшей верности, которая отрицает богов и движет камни. Он тоже считает, что все в мире есть благо. И вселенная, отныне лишенная хозяина, не представляется ему ни бесплодной, ни ничтожной. […] Мучительное восхождение к вершине – само по себе достаточное основание, чтобы человеческое сердце преисполнилось сознанием полноты бытия. Мы должны представлять Сизифа счастливым» («Миф о Сизифе», заключение).
Таким образом, если все есть благо, во всяком случае в определенном смысле, то не потому, что зла не существует, и не потому, что зло, как полагал Лейбниц, стоит на службе более высокого добра. Скорее это так потому, что не существует ничего, кроме реальности, которая не является ни добром, ни злом (вернее, является добром или злом только для нас), а для того чтобы иметь возможность хотя бы частично переделать мир, его следует принимать целиком таким, какой он есть. Оптимизм ведет к обману; пессимизм – к тоске. Мир – не супермаркет, в котором можно набрать в корзинку то, что нравится. Либо мы его принимаем, либо нет, и тот, кто надеется переделать мир, должен прежде его принять. Так что же, и в самом деле все в мире есть благо? Пожалуй, это слишком громко сказано. Все в мире истинно, так будет вернее. И здесь мы покидаем Лейбница, чтобы присоединиться к Спинозе. Это уже не философия лучшего из возможных миров, это философия единственно возможного мира. То же самое говорит и Камю, полностью сходясь со Спинозой: «Значение имеет только одно – подлинность, а человечность и простота в нее вписываются. Но когда я могу быть более подлинным, чем тогда, когда я и есть этот мир? Я чувствую полную удовлетворенность еще до того, как начал чего‑то желать. Вот она, вечность, на которую я надеялся. Я больше не желаю быть счастливым; все, что мне нужно, – это сознавать» («Изнанка и лицо»).

Источник: Философский словарь.

БЛАГО
одна из основных аксиологических категорий, обозначающая исторически исходный, подтверждаемый житейским опытом факт удовлетворения извечных потребностей, ожиданий и желаний людей при условии соединения их устремлений и усилий.
Феномен Б. складывается одновременно с формированием родовой жизни людей в качестве ее бессознательно переживаемой и интуитивно удовлетворяемой функции. Переход к цивилизации с необходимостью приводит к осознанию Б. как того изначального, единого и единственно всеобщего основания, по отношению к которому сохраняется актуальной и остается всегда мыслимой разнородность социальных и личностных интересов, множественность социокультурных ориентации индивидов и существенно изменчивый характер их ментальности. Универсальный смысл Б. впервые осознается Платоном. Идея Б. занимает в его учении центральное место: она есть "первопринцип", благодаря которому образован весь идеальный мир, "высшее начало" и "цель всего сущего". "Природа блага отличается от всего, - пребывая во всем, но ни в чем не нуждаясь". Все другие основные понятия метафизики Платона получают свои сушностные определения в зависимости от отношения к Б.: совершенное Бытие является одновременно Прекрасным, Благом и Правдой. Лишь в сфере реальной жизни Б. утрачивает свое исключительное место и может быть осмыслено только через зло, как свою собственную противоположность. Человек, по Платону, не выбирает - жить или не жить, но он свободен в выборе - жить по справедливости и в благе или жить в пороке и зле. Именно этот мотив определяет в дальнейшем всю эволюцию места и роли идеи Б. в философских концепциях античной эпохи. Аристотель объективное существование идеи Б. как таковой отрицает в принципе. В его учении Б. выступает в трех основных отношениях: в метафизическом - Б. есть "то, ради чего", "целевая причина", "конечная цель" (?????); в онтологическом - Б. представлено во множестве своих собственных воплощений (благ), вещественных и "политических", физических и психических, будучи синонимом всего хорошего, полезного, наилучшего (то ??????); и, наконец, в этическом - высшее из всех Б., осуществляемых в поступках, совершенная цель (?? ???????), реализуемая в добродетелях, а в конечном счете - в счастье. У стоиков метафизический смысл Б. сохраняется уже формально: Б. Выступает, наряду со злом, в качестве одного из полюсов, между которыми находятся ценности. В дальнейшем по мере нарастания кризиса античного мира идея Б. все более отождествляется с добром, приобретая тем самым конкретно-этическую значимость и характер.
Радикальная переоценка ценностей античной эпохи, осуществленная христианством, возвращает идее Б. ее метафизический, универсально мировоззренческий смысл: Б., наряду с Бытием и Истиной, становится сущностным атрибутом Бога. Бог, творящий бытие свободным актом благодати, становится абсолютным средоточием всех Б. (summum bonum) и конечной целью человеческих устремлений. И вновь в процессе последующей эволюции средневековой эпохи трансцендентальный смысл Б. медленно, но неуклонно размывается, обретая нравственные определения и нагруженные повседневностью оценочные характеристики.
Категориальный смысл Б. открывался, т. о., на переломах истории, и сутью его всегда оказывалась конечная цель человеческих устремлений. Именно этот смысл и обнаруживает, хотя и не сразу, современная философия. Поначалу обсуждение проблемы Б. в философии нового времени идет, казалось бы, в том же поисковом поле, что и раньше, т. е. вокруг оппозиций единого и высшего, божественного и изначального, но акценты все более смещаются в сторону основных определений человеческого бытия и познания таковых. Декарт считает высшим Б. познание истины; Гоббс видит величайшее Б. в самосохранении и беспрепятственном движении вперед; Кант считает Б. конечную цель, возможность достижения которой он связывает со свободой; Гегель считает Б. "побуждением", "еще неосуществленной идеей", "последней абстрактной непосредственностью", такой же, как и небытие. К XX в. тема Б. с полной очевидностью обнаруживает свой собственный, соответствующий новому времени, метафизический смысл - встречи с будущим. Трансцендентальное содержание Б. связывается отныне не с непостижимостью космической глубины бытия и не с немыслимой высотой Бога, а с пред-стоянием будущего как такового, в его отношении к наличному благосостоянию людей.
Плотников В. И.

Источник: Современный философский словарь

БЛАГО
состояние и условие совершенства, осуществленности бытия; ведущее понятие средиземноморско-европейской (иудео-христианской) культуры, одно из традиционно принятых в ней имен божественного начала.
В отличие от синонимичного добра, в понятии к-рого доминирует мотив абсолютного нравственного долга и волевого выбора, Б. онтологично и принадлежит космическому контексту. Благость Творца — черта монотеистического мироощущения; в архаике и политеизме благость Автора действительности не сама собой разумеется.
В недрах европейской культуры то и дело дает о себе знать угроза недоброго начальника бытия (манихейство и другие ереси, оригинальные системы мысли как у Леонардо да Винчи, Ф.Ницше, гипотеза бога-обманщика у Р.Декарта, скрытый политеизм богословия и религиозных идеологий). Подобно тому как с первых строк Библии («и увидел Бог, что это хорошо») доминанта Б. утверждает себя в борьбе с подозрительным недоверием к Творцу, проявляющимся в остаточной форме, напр., в эпизоде с Вавилонской башней, где Бог проявляет нечто вроде зависти, др.-греч. философия постоянно занята опровержением мифа с его образами богов-тиранов; Платон требует «принять закон», предписывающий верить, что «Бог причина не всего, а только Б.» (Государство, 380с; Тим. 29а). Элеаты наметили внутреннее тождество Б. — Божества и Ума.
В круге этих понятий двигалась, высвечивая разные его аспекты, средневековая мысль о Б. Др.-греч. идеализм вложил в концепцию Б. мистический опыт погружения в просветленную суть вещей как в среду, наиболее родную и близкую человеческому существу; бескорыстное, «бесполезное» интеллектуальное созерцание оказывалось наиболее прочным, дорогим и сущностно обогащающим Б. У Платона Б. определяет место всему и всё за собой ведет как свет, озаряющий истину бытия, в своем источнике неуловимый и потому требующий от человека неотступного предельного усилия, чтобы «подтянуться» к «идее Б.» (Государство, 508bc, 517bc, 534bc). Аристотель подчеркнул в Б. телеологический аспект оптимального статуса, в к-ром все стремится к осуществлению.
В неоплатонизме Б., сохраняя свой практически-этический смысл, становится главным именем трансцендентного источника бытия. Христианское богословие ассимилирует платоновскую философию Б., к-рое становится высшим атрибутом божества. Боэций в духе схоластики переосмысляет платоновско-аристотелевскую идею Б. как «единства», т.е. завершенной цельности в смысле цели, к к-рой тянется все. Фома Аквинский возвращается к старому тождеству Б. и бытия (греч. огмшх — первоначально — имущество, «добро») в тезисе о том, что Бог, не имея нужды ни в чем, мог не сотворить мир, но создал мировое бытие из чистого желания Б. При всем том Бог в своей непостижимой сути неизмеримо выше Б. (он «сверхблаг» уже у Плотина). Этот апофатизм будет унаследован новоевропейской философией, включая ее секулярные системы, и сделает невозможным возврат Б. на место верховного начала.
В поздней схоластике Ф.Суареса Б. есть соответствие сущего самому себе. Обосновывая новоевропейский субъект в опоре на самоудостоверяющее представление сущего, Р.Декарт варьирует классическую тему: поскольку Бог благ, он не позволит нашей мысли стать жертвой постоянного обмана.
В тезисах Б.Спинозы о высшем Б. богопознания, в оптимальности нашего мира и в предустановленной гармонии у Г.В.Лейбница, в кантовской дефиниции Б. («предмет желающей способности разумных конечных существ»), в концепции Б. как предиката сушего у Ф.В.Шеллинга видны аспекты классического учения о Б. Но в целом с 17 в. возвышение активистского принципа (божественной) воли в ранг ведущего, морализм Реформации и Контрреформации выводят Б. из числа бытийных начал и релятивизируют его. Из трех равновесных и взаимообратимых понятий — Б., единое, бытие - удерживается только последнее. Поскольку бытие стало определяться (свободной) волей, непосредственно (А.Шопенгауэр, Ницше) или в образе субъективности (И.Г.Фихте, Г.В.Ф.Гегель, Э.Гуссерль), Б. стало трактоваться как результат полагания, и с 19 в. его место заняло понятие «ценность» (см. Ценности). Платоническое Б. получило обедненное, часто карикатурное толкование, провоцирующее на его яростное отвержение в ницшеанстве (в настоящее время у А.Глюксмана) и в широком течении критики «западноевропейской нигилистической метафизики». Идея Б. рассматривается как орудие глобального проекта покорения сушего: заранее объявив бытие Б., метафизика дала себе санкцию на угодную ей интерпретацию сущего и т.д. Хотя Б., по-видимому, еще долго не вернется в число философских понятий, строгость воздержания от него, например, у Л.Витгенштейна, говорит о его скрытом присутствии. Решительно отошла от этики «ценностей» фундаментальная онтология М.Хайдеггера, чье бытие, совмещающее богатство и пустоту («ничто сущего»), сохраняет главные черты традиционного Б., одновременно вступая в диалог с философской мыслью Дальнего Востока, видящей в начале бытия Ничто (К.Нисида). См. Гун, Хайр Л и т.: EwingA.C. The Definition of Good. New York: Macmillan, 1947; Ferber R. Platos Idee des Gutcn. St. Augustin: H.Richarz, 1984; Nishida K. A Study of Good. Tokyo: Print. Bureau, Japanese Govt., 1960; Ross WD. The Right and the Good. Oxford: Clarendon Press, 1930. В.В.Бибихин

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001

БЛАГО
БЛАГО (греч. ?? ??????, ?? ??, ?? ?????; лат. bonum) в философии: конечный предмет стремления, а также все способствующее его достижению; в богословии - одно из божественных имен. Слова «благо», «благой», «хороший» (??????, bonus, англ. good, нем. gut) в обыденной речи употребляются как в абсолютном, так и в относительном смысле. Некоторая вещь может быть названа «благой» сама по себе, безотносительно к чему бы то ни было, если она в полной мере является тем, чем может быть. Сущее понимается в этом случае как становящееся чем-то, а его «благость» — как реализация всех заложенных в нем возможностей. При таком словоупотреблении «благой» приближается по значению к «совершенный». У Гомера ?????? - устойчивый эпитет героя (Нош. II. IX 341). В другом смысле вещь может быть названа «благой», если она хороша для чего-то другого. Так, страдание, хотя и не является благом само по себе, может быть признано таковым ввиду его способности служить выявлению характера. Богатство, здоровье и другие т. н. материальные блага считаются благами, поскольку за ними признается способность обеспечить человеку счастливую жизнь. При таком относительном словоупотреблении «благое» приравнивается к «полезному», т. е. способствующему успешному достижению поставленной цели. Это ведет к иерархизации понятия блага: нечто признается благом потому, что является средством достижения определенной цели, цель почитается благой, поскольку служит еще более высокой цели, и т. д. В результате выстраивается цепочка благ, каждое из которых является таковым благодаря вышестоящему члену, а все они вместе зависят в своем существовании от некоего высшего, или абсолютного, блага, которое мыслится желанным ради себя самого и таким образом венчает всю иерархию.     В античной философии благо первоначально трактовалось как относительное понятие. Начало такой трактовке положили софисты, согласно которым: «Нет ничего самого по себе хорошего и дурного: что для одного хорошо, для другого плохо; и что сегодня для меня хорошо, завтра плохо... Смертельная болезнь для меня зло, а для моих наследников - благо» и т. д. (см. «Двоякие речи»). Существовала и другая традиция, полагавшая благом удовольствие, а злом — страдание. К ней принадлежали Эпикур и отдельные представители Киренской школы. Вопрос о благе в безотносительном смысле впервые поднимается Платоном, для которого понять ту или иную вещь означало выяснять ее идею, выступающую по отношению к самой вещи как причина ее существования и познания. Согласно такому подходу, никакая вещь, в т. ч. и справедливость, мужество или любая другая добродетель, не может быть признана благом сама по себе. Она оказывается благой лишь в той мере, в какой приобщается к идее блага, «через которую становятся пригодными и полезными справедливость и все остальное» (Resp. VI, 505а). Поэтому в своем постоянном стремлении к благу душа не может опереться на вещи и вынуждена искать то, что делает их благими, - идею блага. Знание этой идеи есть поэтому самое важное и необходимое из знаний: «без него... ничто не послужит нам на пользу, даже если у нас будет наибольшее количество сведений обо всем остальном: это все равно как приобрести себе какую-то вещь, не думая о благе, которое она принесет» (Resp. VI, 505b). Однако постичь благо так же трудно, как и увидеть Солнце, поскольку в отличие от других идей благо не является умопостигаемым предметом, но, скорее, представляет собой источник познаваемости идей. Так же как глаз видит чувственные вещи в свете Солнца, так ум видит идеи в свете блага. Развивая аналогию с Солнцем, Платон утверждает, что идея блага является не только началом познания, но и началом бытия вещей, т. к. «быть» значит быть чем-то определенным, осмысленным. Как источник бытия и познания благо по необходимости оказывается за пределами и того и другого, так что в определенном смысле оно непознаваемо и не существует: «Само благо не есть бытие, оно за пределами бытия, превосходя его по старшинству и силе» (Resp. VI, 509b). Это «старшинство» блага по отношению к бытию позволяет Платону отождествить его с единым, поскольку единство также является необходимым условием бытия сущего и также, взятое само по себе, не может рассматриваться как существующее. Последователи Платона (Плотин, Прокл), объединив разработку понятия блага в «Государстве» с диалектическим рассмотрением единого и многого в диалоге «Парменид», развили самостоятельную науку о благе как едином - генологию. Подчеркивая принципиальную непознаваемость блага как начала всего сущего, они утверждали, что имя блага так же мало раскрывает подлинную природу первоначала, как и любое негативное определение. Называя первоначало благом, мы всего лишь хотим показать, что оно, будучи целью всеобщего стремления, само по себе ни в чем не нуждается и является совершенно самодостаточным (Plot. Enn. V 3, 13). В другом смысле мы называем начало благом, поскольку, создавая мир, оно с бесконечной щедростью отдает себя вовне и само делается миром. Наконец, мы можем именовать его благом на том основании, что бытие признается лучшим, чем небытие. По Проклу, для всякой вещи благом является то, что сохраняет ее сущность и тем самым поддерживает ее в бытии («Начала теологии» 13).     Аристотель в отличие от Платона и его последователей отказывается сводить все хорошие и благие вещи к одной-единственной идее, полагая, что благо по-разному определяется в разных категориях и «имеет столько же значений, сколько и бытие» (Е. N. I 4, 1096а20). Так, в категории сущности благом зовется Бог или ум, в категории качества - добродетели, в категории количества — мера, в категории времени — удобный момент и т. д. И хотя все эти вещи одинаково именуются «благами», у них разные определения, поэтому благо для них не общее понятие, а общее имя - омоним. Поскольку по указанной причине Аристотель признает знание блага самого по себе невозможным, ему остается выяснить, в чем состоит высшее благо человека. Последнее можно формально определить как цель, которая всегда избирается сама по себе и никогда как средство. Обычно такой целью считают счастье как жизнь самодостаточную и ни в чем не нуждающуюся. Отвечая на вопрос, в чем состоит счастье человека, Аристотель определяет его как «деятельность души сообразно... наилучшей и наиболее совершенной добродетели» (Ibid. I 6, 1098а 16-18). Наилучшей из добродетелей, по Аристотелю, является добродетель ума - мудрость, поэтому высшее благо человека составляют созерцание и мышление (??????). Действительно, созерцание удовлетворяет всем формальным признакам блага: оно желанно ради него самого, поскольку в отличие от всех остальных родов деятельности «от него ничего не бывает помимо самого созерцания» (X 7, 1177b 1-3); кроме того, оно является самодостаточным, «поскольку мудрый сам по себе способен заниматься созерцанием, причем тем более, чем он мудрее» (X 7, 1177а35). Однако ум является не только высшей, но и божественной частью человеческой души, поэтому сообразная ему жизнь и деятельность будет не столько человеческой, сколько божественной. Так Аристотель приходит к выводу, что конечной целью человека, а значит, и человеческого общества в целом (поскольку человек, как существо политическое, не может существовать вне общества), является достижение жизни, подобной Богу. Но ту же самую цель преследует, согласно ему, и космос в целом, поскольку он приводится в движение божественным Умом, движущим как предмет желания и цель, т. е. как благо. В результате, несмотря на то что сам Аристотель ограничивает рассмотрение блага рамками практической философии (этики и политики), это понятие оказывается центральным для всего его учения в целом, включая физику и метафизику.     В эллинистической философии наиболее влиятельным было учение стоиков, которые определяли благо как «соответствующее природе совершенство разумного существа» (D. L. VII 94, 7-8). Стоики сохраняли традиционное сократовское отождествление блага, нравственного совершенства (добродетели) и конечной цели, считая только благо полезным, только совершенное благо прекрасным (VII 100). Блага тождественны добродетелям (VII102), а добродетель - достаточное условие счастья (VII127). Кроме блага (добродетель) и зла (порок), все остальное (в т. ч. жизнь и смерть, здоровье и болезнь, красота и уродство, сила, богатство, слава и т. п.) безразлично (адиафора), потому что в моральном отношении ни полезно, ни вредно (VII 102; ср. 103). Первая из добродетелей и причина остальных - разумность (????????), которая заключается в знании блага, зла и безразличного. Благо и зло, по стоикам, материальны — это состояния пневмы. Поэтому стоический идеал жизни, согласной с природой (= разумом), подразумевает, что добродетельный человек включен в космический порядок бытия: в нем разумная пневма, будучи частицей мировой пневмы, занимает то место, которое в целом космосе занимает Бог, логос.     Понятие блага в христианскую эпоху продолжает сохранять свое унаследованное от классической Античности онтологическое значение. Оно по-прежнему отождествляется с бытием и совершенством, понимаемым как полное осуществление вещью своей природы. Согласно средневековым латинским богословам, всякая вещь является благой постольку, поскольку она совершенна и совершенство любой вещи есть ее благость (Фома Аквинский, «Сумма теологии» 5, 1-5). Однако теперь совершенство вещи мыслится по отношению к Богу-Творцу, который представляет собой высшее совершенство, а значит, и высшее благо. В Библии благость тварного бытия утверждается в силу его соответствия замыслу Творца; быть «благим» в этом смысле означает: быть удачно, хорошо сделанным, добротным. «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1: 31). Человек как одно из созданий Бога тоже благ, поскольку его природа вполне соответствует его назначению, состоящему в познании Бога и прямом общении с Ним. Однако вследствие грехопадения природа человека, а вместе с ней и природа всего мира, подвергается порче, так что ни человек, ни какая-либо тварная вещь не в состоянии осуществить свое предназначение своими силами и нуждаются для этого в помощи свыше. Благость Бога по отношению к миру и человеку проявляется поэтому не только в том, что Он как Создатель приводит их в бытие, но и в том, что без божественной помощи (благодати), восстанавливающей и исправляющей природу в соответствии с ее исходным замыслом, ни человек, ни мир не могут достигнуть конечной цели своего существования. Т. обр., обретение тварным бытием его блага ставится религиозным сознанием в прямую зависимость, с одной стороны, от божественной воли, а с другой - от действий человека как венца творения, направленных на осуществление своего предназначения.     Лит.: Weiss R. Aristotle´s Criticism of Eudoxan Hedonism; Grumach E. Physis und Agathon in der Alten Stoa. В., 1932; Amerio R. L´epicurismo e il bene, - Filosofia 4, 1953, p. 227-254; Cooper J. Reason and Human Good in Aristotle. Camb. (Mass.), 1975; Annas J. Aristotle on Pleasure and Goodness, - Essays on Aristotle´s Ethics. Ed. A. O. Rorty. Berk., 1980, p. 285-289; Sharpies R. Ж The Peripatetic Classification of Goods, - Fortenbaugh W. W. (ed.). On Stoic and Peripatetic Ethics. N. Bruns., 1983, p. 139-159; Ferber R. Piatos Idee des Guten. St. Aug., 19892; Idem. The Absolute Good and the Human Goods, - Reale G., Scolnikov S. (edd.). Dialogues on Plato - New Images of Plato: The Idea of the Good. St. Aug., 2002, p. 187-195; Kraut R. Aristotle on the Human Good. Princeton, 1989; Meijer P. A. Plotinus on the Good or the One (Enn. VI 9): An Analytical Comment. Amst, 1992; R?ssel D. Plato on Pleasure and the Good Life. Oxf., 2005; Гусейнов А. А. Античная этика. M., 2003.     С. В. МЕСЯЦ

Источник: Античная философия. Энциклопедический словарь

БЛАГО
состояние и условие совершенства, осуществленного бытия; ведущее понятие средиземноморско-европейской (иудео-христианской) культуры, одно из традиционно принятых в ней имен божественного начала. Если в синонимичном понятии добра доминирует мотив абсолютного нравственного долга и волевого выбора, то понятие блага более онтологично. Благость Творца — черта монотеистического мироощущения; в архаике и политеизме она не разумеется сама собой. В недрах европейской культуры то и дело дает о себе знать угроза недоброго начальника бытия (манихейство и др. ереси, оригинальные системы мысли Леонардо да Винчи и Ницше, гипотеза бога-обманщика у Декарта и др.). Подобно тому как с первых строк Библии («и увидел Бог, что это хорошо») доминанта блага утверждает себя в борьбе с подозрительным недоверием к творцу, проявляющимся в остаточной форме, напр. в эпизоде с Вавилонской башней, где Бог проявляет нечто вроде зависти, древнегреческая философия постоянно занята опровержением мифа с его образами богов-тиранов; Платон требует «принять закон», предписывающий верить, что «Бог причина не всего, а только блага» («Государство» II 380с; VI—VII; «Тимей» 29а).
Элеаты (ср. Diog. L., II 106) наметили внутреннее тождество блага-божества-ума. В круге этих представлений двигалась, высвечивая разные его аспекты, средневековая мысль о благе. Греческий идеализм вложил в концепцию блага мистический опыт погружения в просветленную суть вещей как в среду, наиболее родную и близкую человеческому существу; бескорыстное, «бесполезное» интеллектуальное созерцание оказывалось наиболее прочным, дорогим и сущностно обогащающим благом. У Платона благо отводит всему свое место и все собою ведет как свет, озаряющий истину бытия, в своем источнике неуловимый и потому требующий от человека неотступного предельного усилия, чтобы «подтянуться» к «идее блага» («Государство» 508bc, 517bc, 534bc). Аристотель подчеркнул в благе телеологический аспект оптимального статуса, в котором все стремится к осуществлению. В неоплатонизме благо, сохраняя свой практически-этический смысл, становится главным именем трансцендентного источника бытия (Плотин. «Эннеады» VI 9, 3). Христианское богословие ассимилирует платоническую философию блага, которое становится высшим атрибутом божества. Боэций синтезирует платоновско-аристотелевскую идею как «единства», т. е. завершенной цельности в смысле цели, к которой тянется все. Фома Аквинский возвращается к старому тождеству блага и бытия в тезисе о том, что Бог, не имея нужды ни в чем, мог не сотворить мир, но создал мировое бытие из чистого желания («Сумма против язычников». I 74; II 31). При всем том Бог в своей непостижимой сути неизмеримо выше блага (он «сверхблаго» уже у Плотина). Этот апофатический подход будет унаследован новоевропеской философией и сделает невозможным возврат блага на место верховного начала. В поздней схоластике Ф. Суареса есть «соответствие сущего самому себе» («Метафизика разыскания» 1, 12; 3, 10). Обосновывая новоевропейский субъект в его опоре на самоудостоверяющее представление сущего, Декарт варьирует классическую тему: поскольку Бог благ, он не позволит нашей мысли стать жертвой постоянного обмана. В тезисах Спинозы о высшем благе богопознания («Этика» IV 28), в оптимальности нашего мира и в предустановленной гармонии у Лейбница, в кантовской дефиниции («предмет желающей способности разумных конечных существ»— «Критика практического разума» 12,2), в концепции блага как предиката сущего у Шеллинга видны аспекты классического учения о благе. Но в целом начиная с 17 в. возвышение активистского принципа (божественной) воли в ранг ведущего, морализм Реформации и Контрреформации выводят благо из числа бытийных начал и релятивируют его. Из трех равновесных и взаимообратимых понятий — блага, единого, бытия—удерживается только последнее. Поскольку бытие стало определяться (свободной) волей непосредственно (Шопенгауэр, Ницше) или в образе субъективности (Фихте, Гегель, Гуссерль), благо стало трактоваться как результат полагания и с 19 в. его место заняла ценность. В. В. Бнбихин
В арабо-мусульманской философии можно выделить две основные линии понимания блага и зла: конвенциальную и субстанциальную. Первая связана прежде всего с каламом, вторая в основном с арабоязычным перипатетизмом, частично с исмаилизмом и ишракизмом. В суфизме противопоставленность этих двух линий снимается в соответствии с суфирским принципом «растерянного» рассуждения.
Исламское вероучение придерживается тезиса «все благо (хайр) и зло (шарр) в судьбе людей — от Бога»: в соответствии с принципом строгого монотеизма Бог считается единственным источником блага и зла. При этом в авторитетных источниках ислама (Коране и сунне) упоминания блага существенно преобладают над упоминанием зла. Благо дольней и загробной жизни не противопоставляется в исламском вероучении, а скорее гармонизируется и связывается исключительно с принятием или отвержением религиозного Закона. Под благом подразумевается не метафизическая сущность, а правильное поведение людей и все, что ему служит. Кроме того, с категорией блага в исламской культуре связывается понятие адаб (благопристойность), которое трактуется, в частности, как наличие благих черт в характере и поведении.
В каламе понятие блага абсолютизируется. Многие мутазилиты называли благом даже проклятие Богом неверующих и уготованные им загробные муки, поскольку это удерживает их.от ослушания. В более умеренной трактовке такие действия квалифицировались не как благо, а как «наиболее подходящее» (ал-аслах). Практически все мутазилиты считали, что сотворяемые Богом зло, а также дурные вещи (саййиат, напр., наказание) называются так иносказательно, а не в прямом смысле. Согласно ал-Аллафу, «польза» (манфаа) явилась основанием божественного творения. В основании этого тезиса лежит уверенность в том, что действие, не приносящее пользы и не устраняющее вред (дарар), является напрасным (абс), а значит бессмысленным. Это положение разделялось в целом классической арабской мыслью и дало основание утилитаристско-эгоистической трактовке целей человеческого действия. Все мутазилиты считали, что все в мире сотворено только ради пользы людей либо в назидание им, и большинство отрицали возможность творения чегото, что не было бы воспринимаемо людьми. Сотворенный Богом мир—наилучший из возможных, а то, что люди считают «злом», является на самом деле наиболее «подходящим» (садах) для них. Обсуждая вопрос о том, является ли предписываемый или поощряемый Законом «благой поступок» (хасана) таковым сам по себе или в силу божественного предписания, мутазилиты высказали оба этих мнения, а некоторые делили поступки на эти две категории.
В арабоязычном перипатетизме субстанциальная трактовка блага развита под прямым влиянием неоплатонизма. Первоначало, или Первая Причина, понимается как абсолютное, чистое благо (хайр мутлак махд), наделяющее благом все прочее, которое только в соотношении с ней является благом, сама не получая его ни от кого. Соответственно благо (хайр, хайриййа) может быть самостным (затийй) либо приобретенным (мустафад). Поскольку благо отождествляется с существованием или во всяком случае прямо связано с ним. Первая Причина, наделяя существованием нижестоящее, наделяет его и благом. Собственная природа всего, кроме обладающей абсолютным существованием Первой Причины, является природой «возможности» (имкан), а не необходимости. Эта природа расценивается как источник зла. Зло, т. о., понимается как отсутствие блага, и наделение существованием отрешает от природы зла. Мироздание представляет собой абсолютно упорядоченную иерархию уровней деградации блага, в которой более высокое (алийй) и благородное (шариф) превосходит более низкое (асфал) и презренное..(хасис). Человек может достичь знания абсолютного блага, тем самым достигнув своего полного совершенства (Ибн Ста). Соответственно «счастье» (саада) понимается как абсолютное благо, а все, что служит его обретению, также считается благом, хотя не самостным, а в силу своей «полезности» (наф) для достижения блага. Собственно этическая трактовка блага и зла связана с понятием воли: «намеренно совершаемое благо» (хайр ирадийй) считается «хорошим» (джамил), а «намеренно совершаемое зло» (шарр ирадийй) — «дурным» (кабих) поступком (ал-Фараби).
В исмаилизме как благо не описывается ни Бог, вовсе лишенный атрибутов, ни Первый Разум, в число атрибутов которого благо не входит. Вместе с тем уподобление началам мироздания и единство с ними и здесь полагаются единственным счастьем человека, но путь к нему понимается не как чисто созерцательный, а как гармония непременно двух начал, практического и теоретического.
Согласно ас-Сухарварди, благо присутствует в мире, причем его значительно больше, чем зла. Бог является щедрым источником блага, зло возникает как результат несовершенства низших ступеней бытия. Эта неоплатоническая идея выражена в характерных для ишракистской метафизики света и тьмы терминах появления и возрастания «темного аспекта».
В философских текстах суфизма представлено два существенно различных понимания добра и зла: как самостоятельных понятий, принципиально отличаемых друг от друга (понятие абсолютного блага, утверждающее, что по истине все—благо, поскольку все по истине—Бог, тогда как понятие зла конвенционально, равно как и соответствующее понятие относительного блага), и как понятий, которые невозможно разделить так, чтобы каждое из них не перешло в свою противоположность, оставаясь при этом собою же и предполагая возвращение к себе. Первое принимает во внимание нормы повседневной морали, второе ориентировано на принципиальные положения суфийского учения о ежемгновенно обновляющемся воплощении вечного бытия как мира, которое означает, что дурной поступок совершается человеком также и по воле Бога, а значит, является благим.
А. В. Смирнов
Понятие блага следует отличать от понятия ценности, с этой целью наряду с аксиологией представляется уместным внести термин «агатология» (от греч. uy&ov— «благо» и —«учение»). В качестве ценности нечто прежде всего переживается сердцем, а в качестве блага признается разумом; ценность означает прежде всего нечто неотъемлемо личное, тогда как благо—нечто общепризнанное, что индивид стремится присвоить; ценность поэтому, при любых попытках разделите ее с кем-то, остается принципиально «субъективной», тогда как благо, при любой степени его индивидуализируемой интериоризации,— относительно «объективным». Между ценностями и благами может быть согласие, но может быть (и чаще всего бывает) конфликт: что-то может быть признано разумом в качестве блага, но не стать драгоценностью для сердца (которому, как известно, «не прикажешь») и, наоборот, быть таковым для сердца и не устоять перед судом «практического разума» (тревожа совесть). Ценность и благо по-разному реализуются и в целеполагании, которое во втором случае носит императивный характер.
Если понятие блага возникает почти с первых шагов философского дискурса и, начиная с античности, становится по существу теоретическим основанием этики (что следовало уже из «Никомаховой этики» Аристотеля, где учения о благе и добродетелях мыслились приблизительно как учения о целях и средствах), а также сотериологии (учение о спасении как реализации высшего блага в посмертном существовании), то новоевропейское учение о ценности— аксиология — возникает только в середине 19 в.
Современные концепции блага связаны с изысканиями Дж. Э. Мура (изучавшего, в частности, «философскую грамматику» прилагательного «благой» и существительного «благо») и феноменологической школой М. Шелера (введшего термин Guterethik— «этика благ»), Н. Гартмана и Г. Райнера. В дискуссиях 20 в. (преимущественно в англоязычной философской традиции) были поставлены следующие проблемы: 1) что означает понятие «благо» (а также прилагательное «благой»)—объективное свойство определенных объектов или только субъективную их оценку? 2) всем ли объектам можно атрибутировать предикаты «благой» и «неблагой» и каким образом осуществляется их познание в этом модусе их бытия? 3) что означает понятие высшего блага (summum bonum), каковы его критерии и соотношение с «обычными благами»? 4) как соотносятся друг с другом различные разновидности «благости» (гедонические, утилитарные, духовные и т. д.) и каково место среди них этического блага—является ли оно производным от других или автономным? 5) актуально ли и в настоящее время построение иерархии благ (которое было актуальным для античности и средневековья)?

Источник: Новая философская энциклопедия

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF

Благо и польза: у истоков европейской науки

Витченко Наталья Николаевна
Рассматриваются этические основания европейской науки эпохи Возрождения.
Читать PDF

«Государственное благо» и «Добродетель хорошего гражданина». Аристотель о полисной демократии

Мисюров Н. Н.
Существует мощный пласт материальных и духовных завоеваний человечества, который составляет базу современной цивилизации, в какой бы форме она ни выступала.
Читать PDF

Категория «Благо»: от философско-этического к экономическому и политико-правовому смыслам

Козлова Ксения Сергеевна
В статье рассматривается эволюция категории «благо». Приводится историческое развитие философской интерпретации данного термина, а также его включение в политико-правовую и экономическую сферу.
Читать PDF

Категорический императив И. Канта и благо

Кучеренко Александр Владимирович
В статье исследуется соотношение в этическом учении Канта содержания категорического императива с сущностью блага на примере максимы, способной войти составной частью в априорный моральный закон.
Читать PDF

2011. 03. 036. Дроздек А. Евклид Мегарский: Бог = фронесис = Благо. Drozdek A. Euclides of Maegara:

Хлебников Г. В.
Читать PDF

Ум для человека: благо или бремя?

Мулляр Л.А.
В статье анализируется условия, при которых образование и науку можно считать элементами soft power.
Читать PDF

ЦЕННОСТЬ ДУХОВНОГО ОБНОВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВА КАК БЛАГО, ПРОИЗВОДИМОЕ НРАВСТВЕННЫМ УЧИТЕЛЕМ

Шадрина И.М.
В данной статье в контексте научных представлений о соотношении личного и общественного интереса обосновывается значение общей ценности, объединяющей людей на пути сохранения и созидания нравственных ценностей общества, ценности д
Читать PDF

Общественное благо в природе социального капитала: философский аспект

Бинюкова Ирина Сергеевна
В статье представлен философский взгляд на природу социального капитала как общественного блага.
Читать PDF

«Благо» и «Зло» в исламской традиции и философии (к постановке вопроса). Избранные тексты

Смирнов Андрей Вадимович
Читать PDF

Моральный абсолютизм и ложь во благо

Мехед Глеб Николаевич
В данной статье автор рассматривает проблему лжи через призму модельной ситуации, предложенной Кантом в трактате «О мнимом праве лгать из человеколюбия», обсуждение которой в 2008 г.
Читать PDF

ЧТО ГОВОРИЛ КАНТ, ИЛИ ПОЧЕМУ НЕВОЗМОЖНА ЛОЖЬ ВО БЛАГО?

Гусейнов Абдусалам
Читать PDF

Благо, зло и безразличное в учении Эпиктета о свободе выбора

Степанова Анна Сергеевна
В статье рассматриваются некоторые следствия из рассуждений стоиков о благе, зле и безразличном, получившие развитие в учении Эпиктета.

Похожие термины:

  • Цель. Благо. Благо и космос в античности

    Античное мышление неизменно задается простым вопросом: для чего Прибегая к более поздним определениям, можно сказать: оно зиждется на принципе телеологизма, т.е. целесообразности. Ведь если что-то
  • Благо, Добро, Благое, Хорошее, Благость

    (Good, the Good, Goodness). Слово "хороший"  всеобъемлющий термин для обозначения высокого качества или превосходства того или иного предмета. Когда мы говорим о хорошей книге или хорошей нище, мы употребляем
  • Благо, честь

    Философский смысл термина: Добродетель (стоики, Цицерон, Гораций, Лукан).
  • Добро, благо, имущество

    Философский смысл термина: "Благо относительно" (Гераклит); "благо" как совокупность всех ценностей (Платон, Аристотель); Благодеяние, польза (Фукидид, Аристофан); достоинства, хорошие качества (Ксен
  • ОБЩЕЕ БЛАГО

    - в социальной философии: все необходимое для обеспечения полноценной жизни каждого человека и сообществ, в которых он участвует; в томизме и католической социальной доктрине - цель существования
  • БЛАГО БЛАГИЕ ДЕЯНИЯ

    буддийское этическое понятие о том, чтo является «хорошей» кармой и создаёт прекрасные предпосылки как для духовного совершенствования в данной жизни, так и для «благоприятных» рождений в будуще
  • Благо и счастье

    базовые ценности, ориентирующие на экстерогенный и интрогенный аспекты результата человеческой деятельности в целом. Б. есть основание выбора и оценки результатов жизнедеятельности в соответст
  • ОБЩЕСТВЕННОЕ БЛАГО

    материальные и нематериальные объекты, продукция, услуги, предоставляемые государством его гражданам на равных началах. Такие блага не могут быть предоставлены отдельным лицам без предоставлени
  • ВЫСШЕЕ БЛАГО

    конечная цель человека. Почти все этические теории определяют высшее благо как сочетание моральности (добродетели) и счастья. Потому что добродетель сама по себе может быть несчастной (Иов), а чувс