В (in into)

Найдено 2 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [современное]

В (in, into)
предлог, первое по частоте употребления слово в русском языке (в среднем каждое 23-е слово в тексте); философская категория, указывающая на пространственный модус вмещенности, соотношения большего и меньшего, окруженного и окружающего.
Служебные слова (см.) - важный источник современного пополнения философской терминологии, в которой традиционно преобладали знаменательные слова. В подавляющем большинстве европейским языков самым частотным словом - и важнейшей философемой - является определенный артикль, указывающий на определенный, известный предмет, выделенный из класса себе подобных (см. Tэизм - theism).
В русском языке на первое место выдвигается другое фундаментальное свойство - не "выделенность", а наоборот, "вмещенность", выраженнoe предлогом "в". [1] Все, что ни есть, вмещено во что-то. Если определенный артикль "the" указывает, что ничто не может быть, не будучи чем-то (этим, а не другим), то предлог "в" подразумевает: ничто не может быть, не будучи в чем-то. В-структура определяет пребывание всякой вещи внутри другой: даже самое малое что-то вмещает, даже самое великое чем-то объемлется. Русский язык рассеян в отношении определенности вещей и сосредоточен на их окруженности, пребывании внутри чего-то. Вещь определяется не сама по себе, в отличие от другой вещи, но через то большее, в чем она находится. "Все во мне, и я во всем" (Ф. Тютчев). Предлог "в" берет вещь в кольцо, в блокаду, представляя мир как систему оболочек, в которой все является облеченным и облекающим. "Все во всем" - этот древний закон, выведенный Анаксагором, в русском языке выступает как языковая привычка. Главное - не "это", а "в", через структуру которого любая вещь предстает окруженной и окружающей, притом, что эти круги входят друг в друга, как звенья одной цепи: окружающее само окружается тем, что оно окружает. Вселенная существует во времени, а время - во вселенной. Мы застаем свое "я" - в мире, а мир - в себе. Знаменательно, что Книга Бытия в Библии начинается предлогом "в": "В начале (бе решит) сотворил Бог небо и землю": само "в" как бы и образует начало всего, до разделения неба и земли.
Этим решается и проблема "материального" и "идеального": не на путях психофизического дуализма, разделения двух начал или субстанций, а через кольцевую структуру взаимной "ввернутости" и "окруженности". Философская система, конгениальная русскому языку, начинается не с понятий бытия или сознания, а с того простейшего, что включает их друг в друга - с предлога "в". Я всегда застаю свое сознание уже в мире, и вместе с тем всегда застаю мир внутри своего сознания. "В" - это и есть кратчайший ответ на так называемый основной вопрос философии: что первично - бытие или сознание? Первично именно "В" - взаимная окольцованность субъекта и объекта познания, их вложенность другв друга."В" - не составная и не производная, а простейшая и исходная структура бытезнания, в неразложимости, точнее, взаимовключенности онтологической и эпистемологической составляющих. Эти две рамы: бытие и сознание - вставлены друг в друга, причем динамически чередуются в порядке взаимных обрамлений.
В классической философии (Декарт, Спиноза, Лейбниц) сложился образ "великой цепи бытия", которая непрерывностью сцеплений ведет от несовершенных творений к более совершенным и к самому Творцу, так что невозможно изъять из этой цепи никаких слабых или посредственных звеньев - они нужны для полноты мироздания. Предлог "в" помогает нам более буквально истолковать этот образ, поскольку он описывает модус, каким одно звено сцепляется с другим: одновременно охватывая и охватываясь. Расплетая "великую цепь", мы получаем отдельные разорванные звенья: "бытие", "познание", "материя", "дух", "объект", "субъект", "физика", "психология" и другие более частные научные категории. Но скрепляющая основа всего - именно то, что держит все эти звенья вместе: "в".
"В" имеет значение и для понимания сущности любви, которая во всех отношениях как бы сплетает любящих, влагает их друг в друга и обвивает друг другом. Женское объемлет мужское и само объемлется им. В этом смысле "великую цепь бытия" можно истолковать как любовную взаимовключенность всех звеньев.
-------------------------------------------
[1] 43 тысячи на миллион словоупотреблений. Частотный словарь русского языка, под ред. Л. Н. Засориной. М., "Русский язык", 1977.
Михаил Эпштейн

Источник: Проективный философский словарь

"В" (in into)
Предлог, одно из двух самых частых по употреблению слов в русском языке (наряду с союзом «и»); философская категория, указывающая на пребывание вещей «одна в другой» («всё во всём»).
Философская значимость предлога «в», как и других грамматических слов, форм и правил, относится к тому разделу философии языка, который называется *грамматософией. Служебные слова – важный источник пополнения философской терминологии, в которой традиционно преобладали знаменательные слова. В большинстве европейских языков самым частотным словом – и важнейшей философемой – является определенный артикль, выделяющий предмет из класса ему подобных (*тэизм). В русском языке на первое место выдвигается другое фундаментальное свойство – не «выделенность», а «вмещенность» [37]. Если определенный артикль «the» указывает, что ничто не может быть, не будучи чем-то (этим, а не другим), то предлог «в» подразумевает: ничто не может быть, не будучи в чем-то. В-модус определяет пребывание всякой вещи внутри другой: даже самое малое что-то вмещает, даже самое великое чем-то объемлется. Вещь определяется не отличием от другой вещи, но через то большее, в чем она заключена. Через в‐модус любая вещь предстает окруженной и окружающей, притом что эти круги входят друг в друга, как звенья одной цепи: окружающее само окружается тем, что оно окружает. Мы застаем свое «я» – в мире, а мир – в себе. Что было в начале: курица или яйцо? Так как яйцо пребывает в курице, а курица в яйце, то ответить на этот вопрос можно только одним логическим способом: в начале было «в».
Библия, как известно, начинается предлогом «в»: «В начале сотворил Бог небо и землю». Само «в» (на иврите «Бе-решит», «в начале») образует начало всего, до самого разделения неба и земли. Знаменательно, что у кириллической буквы «в», происходящей от греческой «беты», общее происхождение и сходное начертание с ивритским «бет» (от финикийского алфавита, где она, как и позже в иврите, имела самостоятельное значение «дом», то есть пространство «в», внутри).
«Всё содержит в себе долю всего», или «всё во всём» – принцип, провозглашенный еще Анаксагором. В классической философии (Декарт, Спиноза, Лейбниц) сложился образ «великой цепи бытия», которая непрерывностью сцеплений ведет от несовершенных творений к более совершенным и к самому Творцу, так что невозможно изъять из этой цепи никаких звеньев – они нужны для полноты мироздания [38]. «В» – способ скрепления «великой цепи бытия»: окружающее само окружается тем, что оно окружает; одно звено сцепляется с другим, одновременно охватывая и охватываясь. Расплетая «великую цепь», мы получаем отдельные разорванные звенья: «бытие» и «познание», «материя» и «дух», «объект» и «субъект» и другие более частные познавательные категории. Но скрепляющая основа всего – то, что держит все эти звенья вместе, соединяет их и делает цепью – «в».
По словам Паскаля, «с помощью пространства Вселенная охватывает и поглощает меня, а вот с помощью мысли я охватываю Вселенную» («Мысли»). Именно взаимоохват этих двух кругов создает самого человека как узел ввернутости-вывернутости, как главное «в» мироздания. Мир охватывает человека в точке его тела, а человек охватывает мир в круге своего сознания. Отсюда двойственное положение человека в мироздании, как страдающего и мыслящего существа. По словам К. Ясперса, «объемлющее, которое есмь я, как бы объемлет объемлющее, которое есть само бытие, и одновременно объято им» [39]. Таким образом, наибольшее оказывается в наименьшем, и этим замыкается структура кольцевания: всё, охватывая собой «ничто» (как называет сознание Сартр), само оказывается внутри него. Мыслящая личность – это и есть точка взаимосцепления наибольших колец, бесконечной вселенной и бесконечного сознания. Итак, кратчайшим ответом на вопрос об отношении сознания и бытия может послужить буква «в», она же – морфема, слово, понятие и философская категория. Нельзя полностью объяснить, в чем смысл или причина этого «в», потому что «в» очевидным образом предшествует самому вопросу и деятельности сознания в мире. Само разделение на бытие и сознание есть следствие того, что для «в» требуются соответствующие структуры: звенья, кольца, горизонты, окружающее и окружаемое… Эти две рамы: бытие и сознание – вставлены друг в друга так, что динамически чередуются в порядке взаимных обрамлений. Сознание охватывается миром (материально) и одновременно охватывает его (идеально), и потому нам дано их знать только в модусе «в»: как сознание-в-мире и мир-в-сознании. «Все во мне, и я во всем» (Ф. Тютчев).
Философии еще только предстоит ввести в поле своего анализа те грамматемы-философемы, которые бессознательно пронизывают язык, то есть совокупное мышление всех говорящих. В-модус указывает на возможное решение «основного вопроса» философии об идеальном и материальном. Философская система, конгениальная языку в его глубинном синтаксисе и в сумме всех речевых актов о мире, начинается не с понятий бытия или сознания, а с того простейшего, что включает их друг в друга, – с предлога «в». Я всегда застаю свое сознание уже в мире, и вместе с тем всегда застаю мир внутри своего сознания. Первично именно «в» – взаимная окольцованность субъекта и объекта познания, их вложенность друг в друга.
*Грамматософия, Tэизм, Частотный словарь как философская картина мира
Предлог «В» как философема // Вопросы философии. 2003. № 6. С. 86–95.
Знак. С. 228–253.

Источник: Проективный словарь гуманитарных наук. Новое литературное обозрение. 2017 г.