ТОЛСТОЙ Лев Николаевич

Найдено 17 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Толстой Лев Николаевич
1928- 1910) - русский писатель, автор философско-религиозных, эстетических, публицистических работ, в чьем творчестве отразился социальный критицизм и христианско- морализаторские тенденции. Создатель религиозно-философского учения о, в центре которого поиски смысла жизни , разработка новой “истинной религии” всеобщей любви, добра, ненасилия.

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
русский писатель-гуманист, мыслитель. Выразил стремление личности к постижению своей внутренней сущности, к нравственному самосовершенствованию. Сформулировал нравственный идеал, сущностью которого было приобщение к естественной жизни народа, к природе. Вся цивилизация, по Толстому, является злом, приносящим людям только одни несчастья; поэтому отрицал т.н. культурные блага, ортодоксальную церковь, государство с его принуждением, вообще всякое насилие, даже сопротивление ему. Простой крестьянский образ жизни и труд (земля является общей), самоотречение во имя служения Богу и ближнему, установление царства Божьего на земле — вот, по мысли Толстого, к чему должен стремиться человек.
Даты жизни. Родился 9.9.1910 в Ясной Поляне. В 1844 — 1847 учился в Казанском университете. В 18511855 служил в армии на Кавказе, участвовал в обороне Севастополя. Умер 20.11.1910 на станции Астапово Липецкой губернии.

Источник: Философско-терминологический словарь 2004

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
род. 9 сент. 1828, Ясная Поляна - ум. 20 нояб. 1910, Астапово, Рязан. губ.) - рус. писатель и мыслитель. В автобиографической трилогии "Детство", "Отрочество" и "Юность" (1852 - 1857), исследуя "диалектику души", выразил стремление личности к постижению своей внутренней сущности, к нравственному совершенствованию. Через все творчество Толстого проходит тема мучительных поисков нравственного идеала в приобщении к естественной жизни народа, к природе. Испытал влияние Шопенгауэра и Руссо; проповедовал коммунизм раннего христианства. Вся цивилизация, по его мнению, является злом, принося людям только одни несчастья; поэтому долой все "культурные блага", ортодоксальную церковь, государство с его принуждением, вообще всякое насилие, даже сопротивление ему. Простой крестьянский образ жизни и труд (земля является общей), самоотречение во имя служения Богу и ближнему, установление царства Божьего на земле - таковы его идеалы. Написал (кроме романов, повестей и пьес) "Исповедь" (1880 - 1882) и "В чем моя вера?" (1883).

Источник: Философский энциклопедический словарь

ТОЛСТОИ Лев Николаевич
(1828 - 1910) - рус. писатель, творчество к-рого оказало огромное влияние на мир. лит-ру, отразило противоречия целой эпохи рус. об-ва (I861- - 1905). В. И. Ленин назвал его «зеркалом русской революции». Т. - автор романов «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение», множества повестей, пьес и рассказов. В то же время он был религ.-утопич. мыслителем, стремившимся преобразовать об-во при помощи морально-религ. самосовершенствования. Т. - автор ряда филос.-религ. и религ.-этич. работ. Религиозно-этическое учение Т. было глубоко противоречиво, отражало как сильные, так и слабые стороны обществ. настроений пореформенного крестьянства. С одной стороны, он дал глубокую критику правосл. церкви как носителя лицемерия, «посредством которого одни люди хотят властвовать над другими», показал пресмыкательство церкви перед царской властью. С др. стороны, он проповедовал всеобщую любовь, непротивление злу насилием, аскетизм. Несмотря на утопизм морально-религ. учения, критика православия и царизма Т. была столь острой, что он подвергался гонениям со стороны властей и церкви. В 1901 синод принял решение об «отпадении графа Толстого» от правосл. церкви.

Источник: Православие. Словарь атеиста. М. Политиздат 1988.— 272 с. ISBN 5-250-00079-7

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
1828-1910) - рус. писатель, творчество к-рого оказало огромное влияние на мир. лит-ру, отразило противоречия целой эпохи рус. общества (1861-1905). В. И. Ленин назвал его «зеркалом русской революции». Т. - автор романов «Война и мир», «Анна Каренина»; «Воскресение», множества повестей, пьес и рассказов. В то же время он был религ.-утопич. мыслителем, стремившимся преобразовать об-во при помощи морально-религ. самосовершенствования. Т. - автор ряда филос.-религ. и религ.-этич. работ. Религиозно-этическое учение Т. было глубоко противоречиво, отражало как сильные, так и слабые стороны обществ, настроений пореформенного крестьянства. С одной стороны, он дал глубокую критику правосл. церкви как носителя лицемерия, «посредством которого одни люди хотят властвовать над другими», показал пресмыкательство церкви перед царской властью. С др. стороны, он проповедовал всеобщую любаяъ, непротивление злу насилием/ аскетизм. Несмотря на утопизм моралыю-ре-лиг. учения, критика православня и царизма Т. была столь острой, что Л.Н. Подвергался гонениям со стороны властей и церкви. В 1901 Синод принял решение об «отпадении графа Толстого» от правосл. церкви.

Источник: Атеистический словарь

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
граф — русский писатель и мыслитель; р. 9.9.1828 (Ясная Поляна) —ум. 20.11.1910 (сх. Астапово, Рязано-Уральской ж. д.). Испытал влияние Шопенгауэра и Руссо; выступал за возвращение к природе и простоте нравов, проповедуемой ранним христианством. Вся цивилизация, по его мнению, является злом, принося людям только одни несчастья; поэтому долой все «культурные блага», долой ортодоксальную церковь, долой государство с его принуждением, долой вообще всякое насилие, долой даже сопротивление ему. Простой крестьянский образ жизни и труд (земля является общей), самоотречение во имя служения Богу и ближнему, установление царства Божьего на земле — таковы его идеалы. Написал (кроме романов и драм) «Исповедь» (1882) «В чем моя вера?» (1884), «Так что же нам делать?» (1885), «Царство Божие внутри нас» (1893). Избранные мировоззренческие произведения на нем. яз. под названием «Weltanschauung» («Мировоззрение») изд. В. Людтке в 1926.
S. Mereschkowski. Т. u. Dostojewski, 1924; Ph. Witkop. Т., 1927; Lenin и. Plechanow. L. T. im Spiegel des Marxismus, dt. 1928; Th. Mann. Goethe und T, 1964; K. Hamburger. L. T. Gestalt u. Problem, 1963; M. Doeme. T. u. Dostojewski, 1969.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Толстой, Лев Николаевич
1828 - 1910) - знаменитый русский писатель и моралист. В своих произведениях, частью написанных еще при крепостном праве, Толстой яркими красками изображал крепостническую Россию. Россия помещика и крестьянина нашла свое полное отражение в литературных произведениях Толстого. Толстого-художника нужно отличать от Толстого-проповедника и моралиста. Идеи "непротивления злу", нравственного самоусовершенствования, аскетизма и т. д. - все то, что получило название "толстовства", "приносит, - по словам Ленина, - самый непосредственный и самый глубокий вред". В сентябре 1908 г., в день восьмидесятилетия Толстого, В. И. Ленин в статье "Лев Толстой, как зеркало русской революции", дал следующую характеристику Толстого:
"С одной стороны, гениальный художник, давший не только несравненные картины русской жизни, но и первоклассные произведения мировой литературы. С другой стороны, помещик, юродствующий во Христе. С одной стороны, замечательно сильный, непосредственный и искренний протест против общественной лжи и фальши, с другой стороны, "толстовец", т.-е. истасканный, истеричный хлюпик, называемый русским интеллигентом, который, публично бия себя в грудь, говорит: "я скверный, я гадкий, но я занимаюсь нравственным самоусовершенствованием, я не кушаю больше мяса и питаюсь теперь рисовыми котлетками". С одной стороны, беспощадная критика капиталистической эксплоатации, разоблачение правительственных насилий, комедии суда и государственного управления, вскрытие всей глубины противоречий между ростом богатства и завоеваниями цивилизации и ростом нищеты, одичалости и мучений рабочих масс, с другой стороны - юродивая проповедь "непротивления злу" насилием".
Смерть Толстого, наступившая в 1910 г., вызвала большое общественное движение, главным образом, среди интеллигенции и студенчества. /Т. 4/

Источник: Исторический справочник русского марксиста

Толстой Лев Николаевич
 (1828— 1910) — рус. писатель и мыслитель. В художественных соч. Т. и в его учении нашла отражение гл. обр. эпоха с 1861 по 1904, т. е. эпоха усиленного роста капитализма и разорения патриархального крестьянства. Т., говорит Ленин, поразительно рельефно воплотил в своих произв. «черты исторического своеобразия всей первой русской революции, ее силу и ее слабость» именно как «крестьянской буржуазной революции» (т. 16, с. 294). И оценку совр. ему действительности Т. дал с т. зр. крестьянской. Отсюда «кричащие» противоречия в его воззрениях: с одной стороны — беспощадная критика капитализма, официальной церкви, разоблачение антинародной сущности эксплуататорского государства, с др. — проповедь смирения, «непротивления злу» насилием, утонченной формы религии. На религиозно-философские взгляды Т. оказали влияние (помимо христианства) идеи конфуцианства и буддизма, а также некоторые идеи Руссо и Шопенгауэра. В основе учения Т. — понятие веры, к-рую он понимает в значительной степени рационалистически: вера — знание того, что такое человек и в чем смысл его жизни. Смысл же и благо человеческой жизни состоят в объединении людей друг с другом на основе любви и с богом — на основе сознания своей божественности. В этом мыслитель видел идеал «истинного» христианского вероучения. Согласно Т., государство, церковь и вообще вся цивилизация препятствуют осуществлению данного идеала, и он отрицает не только пороки буржуазной цивилизации, но всю культуру вообще, призывает к опрощению, к простому крестьянскому труду. Человек свободен лишь в служении богу (добру, или безусловному «всемирному невидимому началу»), во всем остальном он несвободен; исторический процесс направляется божеством и осуществляется через деятельность масс, отдельная личность здесь фактически не имеет никакого значения. Т. обр., Т. приходит к фатализму. В работах по эстетике («Что такое искусство?» (1897—98) и др.) резко выступил против декадентства и официального, «господского» искусства. Определяя искусство как человеческую деятельность, посредством к-рой люди передают друг другу свои чувства, Т. считает его необходимым условием человеческой жизни. Оно должно объединять людей, быть понятно народу, должно помогать народу осуществлять его идеалы. Однако высшую цель человечества Т. видел в реализации «царства божьего» на земле; поэтому он приходит к ненаучному выводу, что руководящей идеей искусства должна быть идея религиозная. Т. велик не как проповедник реакционно-утопических идеалов, а как гениальный художник-реалист, автор «Войны и мира», «Анны Карениной», «Воскресения» и др. замечательных произв., как гуманист, выразивший протест масс против социального неравенства и угнетения. Глубокую и всестороннюю оценку творчества Т. дал В. И. Ленин. Осн. философско-религиозные соч. Т.: «Исследование догматического богословия» (1880), «Исповедь» (1880—82), «В чем моя вера?» (1883), «Царство божие внутри нас» (1891), «Путь жизни» (1910).

Источник: Философский словарь. 1963

ТОЛСТОЙ ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ
(1828—1910) — один из самых значительных русских писателей и мыслителей. Участник обороны Севастополя, просветитель, публицист. Неполное лингвистическое и юридическое образование сполна компенсировалось самообразованием. Участие в боевых действиях на Кавказе и в Крыму оказало значительное влияние на взгляды Т. Напечатанный в «Современнике» «Севастополь в декабре 1854 года» был с жадностью прочитан всей Россией и произвел потрясающее впечатление картиной ужасов.
Согласно Т., сущность христианства можно выразить в простом правиле: «Будь добрым и не противодействуй злу силою». Быть добрым — положительное, деятельное содержание нравственности, которое включает в себя все заповеди Нового Завета: возлюби Бога, возлюби ближнего своего как самого себя и т.д. Зло существует (распространяется) в причинных цепочках как ответ на зло злом, а добро, наоборот, — в причинных цепочках добра как ответ на добро добром. По этому отвечать злом на зло, насилием на насилие означает давать злу распространяться через нас. Невозможно признать ответное на зло силовое действие остающимся в лоне добра. Поэтому единственным ответом на зло, осуществляемое против нас, может быть только слово, только жест, обращенный к совести, но не противодействие силой. Радикальность такой «не действенной» по отношению к злу позиции оправдывается абсолютной верой в Бога, в его провиденциальность, мудрость и справедливость. Только Бог вправе судить других, останавливать их действие силой. «Мне отмщение и аз воздам» — такой эпиграф ставит Т. к роману «Анна Каренина». Для христианина доступно единственное средство против зла — проповедь, обращение к совести. Зло, о котором идет речь, следует отличать от простого вреда. Зло — это намеренность некоторой воли против другой воли, а вред — это случайное стечение обстоятельств места и времени. В качестве аргумента в пользу позиции Т. можно обратить внимание на радикальное отличие Нового Завета от Ветхого, состоящее в том, что на место противодействия злу делом (насилием) «око за око, зуб за зуб» выступает противление злу только словом, не силой. Толстовство разрешает свободное толкование Евангелия, но не признает остальных книг Библии. Т. не принимал понятие о Троице. Основы толстовства как движения изложены в работах «Исповедь», «В чём моя вера?», «Крейцерова соната» и др.
Колонии толстовцев получили название «культурных скитов». Толстовство включает в себя идею достижимости утопической перспективы. Предполагалось создать на месте существующего общества и государства общежитие свободных и равноправных крестьян. Будучи по своим убеждениям последовательными пацифистами, толстовцы отказывались от несения военной службы. В 1897 г. в России толстовство было объявлено вредной сектой. В 1901 г. Т. был отлучен от церкви, его сторонники подвергались арестам и высылке. Для религиозных взглядов в рамках толстовства характерен синкретизм: оно соединяет в себе элементы христианства, ислама, буддизма и других религий. Христианство воспринимается только в качестве этического учения, т.е. толстовцы отвергают догматы организованной церкви, не признают церковную иерархию, но высоко ставят моральные принципы христианства. Толстовцы критиковали православную церковь и вообще официальную религию, а также государственное насилие и общественное неравенство.

Источник: Философский словарь инженера. 2016

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
28 августа (9 сентября) 1828, имение Ясная Поляна Тульской губ. — 7(20) ноября 1910, станция Астапово Рязано-Уральской ж. д.] — русский писатель, публицист, философ. В 1844—47 учился в Казанском университете на философском, затем на юридическом факультетах (не закончил). В университете изучал философию права, взял для разработки тему — сопоставление «Духа законов» Монтескье и «Наказа» Екатерины II. Испытал влияние Ж.-Ж. Руссо, которого считал своим учителем. Из мыслителей Запада выделял также Канта, Шопенгауэра, Спинозу, из русских — славянофилов. Художественное творчество Толстого в значительной своей части философично. Помимо размышлений о сущности жизни и предназначении человека, выраженных в художественной форме, его произведения содержат множество философем — в виде афоризмов, вставных фрагментов. В 1863—69 создает свое величайшее произведение — роман «Войну и мир», целые главы которого посвящены проблемам философии истории — о причинах исторических событий, движущих силах истории, ее законах, роли народных масс, свободе и необходимости. Толстой критикует современных ему историков за попытки приписать исторической личности всемогущество в историческом процессе.
В 1870—80-х гг. пережил глубокий духовный кризис, в ходе которого окончательно обозначились те взгляды на мир, которые давно уже вызревали у него исподволь. О результатах, к которым он пришел. Толстой рассказывает в «Исповеди» (1881), не пропущенной в печать, но получившей широкое хождение в рукописном виде. Толстой пишет здесь, что жизнь привилегированных слоев опротивела ему, потеряла для него всякий смысл. Действия же трудящегося народа представились ему единым настоящим делом. Себя Толстой стал считать адвокатом 100-миллионного земледельческого народа. С этого времени в его творчестве философия и публицистика выходят на первый план. Он пишет ряд значительных по объему и содержанию работ — «Исследование догматического богословия», «В чем моя вера?», «О жизни» и др. Работы эти запрещались, но становились известными по копиям и зарубежным изданиям. Толстой осуждает мир насилия, угнетения и несправедливости, который исторически обречен и должен быть коренным образом преобразован в ближайшее время, чего можно добиться мирными методами. Насилие же должно быть исключено из социального обихода, т. к. оно не способно порождать ничего, кроме нового насилия. Насилию противопоставлялось непротивление, которое не понималось, однако, как исключительно пассивное отношение к насилию. Предполагалась целая система мер, нейтрализующая насилие государственной масти; неучастие в том, что поддерживает существующий строй — в армии, судах, податях, ложном учении и т. п. Толстой критикует догматы христианства, его конфессиональной разновидности — православия. Различные исторические религии, в т. ч. православную, Толстой называет суеверием. Под истинным же христианством он понимает сумму нравственных заповедей, свойственных и другим религиям, и признает не того Бога, который сотворил мир, а такого, который живет в сознании людей. Он считает, что знать Бога и нравственно жить — одно и то же. В 1901 Синод отлучил Толстого от Церкви. Соч.: Поли. собр. соч., т. 1-90. М.-Л., 1928-58. Лит.: Гусев ff. fi. Л. Н. Толстой. Материалы к биографии, кн. 1—4. M., 1954—70; Розанов В. В. Л. Н. Толстой и Русская Церковь.— Соч., т. 1. М., 1990, с. 355—68; Ильин И. А. О сопротивлении злу силою.— В кн.: Он же. Путь к очевидности. М., 1993, с. 5—132; Толстой и ненасилие. М., 1995; Гусейнов A.A. Великие моралисты. М., 1995, с. 196—231; Суме А. Д. Философ ли Л. Н. Толстой?— «История философии», 1999, №4. Архивы: ГМ Толстого; РГАЛИ, ф. 508.
А. Д. Сухов

Источник: Новая философская энциклопедия

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич

(1828-1910) - рус. писатель-реалист и мыслитель идеалистического направления. Интерес Т. к нравственно-философским проблемам (вопросы философии истории, отношения «частного» и «общего» в деятельности людей, жизни и смерти, личной свободы и причинной обусловленности поведения человека) проявляется уже в его художественном творчестве. Героям, воплощающим идеалы его моральной доктрины (самопожертвование и самоотречение), Т. противопоставляет в своих произв. героев-эгоистов, для к-рых личное благо и наслаждение - закон действия, Диалектика борьбы этих принципов завершается в «Войне и мире» (1863-69) апофеозом семьи и крушением эгоизма. В «Анне Карениной» (1873-77) и в «Исповеди» (1879-80) апология семьи ставится под сомнение. Пытаясь решить вопрос о личной свободе и причинной обусловленности действий людей, Т. рассматривает всякое историческое событие как свершившийся факт, детерминированный предшествовавшими фактами, и в этом смысле ояо не свободно, но как принятое в сознании решение о выполнении задуманного действия то же событие свободно. Т. обр., детерминизм «целого» или «общего» для Т. складывается как причинный «итог», суммирующий множество свободных решений и действий отдельных лиц. По содержанию учение Т. представляло собой попытку переоценки всей совр. ему жизни и культуры с т. зр. патриархального крестьянина. Отсюда вытекают отмеченные В. И. Лениным «кричащие» противоречия в учении Т. «„.Беспощадная критика капиталистической эксплуатации, разоблачение правительственных насилий, комедии суда и государственного управления, вскрытие всей глубины противоречий между ростом богатства и завоеваниями цивилизации и ростом нищеты, одичалости и мучений рабочих масс...» (т. 17, с. 209) совмещались в нем с идеализацией строя жизни отсталых народов. Т. рассматривал социальный процесс с т. зр. «вечных», «изначальных» понятий нравственного и религиозного сознания. Не принимая выработанные совр. ему наукой представления о прогрессе и благе об-ва, Т, полагает, что они не связаны с запросами и взглядами народа, воспринимаются последним как нечто чуждое и ненужное. Ответ на вопрос о смысле жизни можно получить, опираясь на разум и совесть, а не на научные исследования. Жизнь может быть предметом познания только в своей неделимой цельности, к-рая открывается самосознанию разумного живого существа. Отказывая науке в возможности такого познания, Т. гл. задачу личности видит в усвоении многовековой народной мудрости и религиозной веры, к-рая якобы одна дает ответ на вопрос о назначении человека. Религия Т. почти целиком сводится к морали любви и «непротивления злу насилием». Согласно Т., в основе как предшествующей истории, так и совр. жизни об-ва лежат насилие человека над человеком, порабощение большинства меньшинством. Т. разделял иллюзию идеалистической этики о возможности преодоления насилия в отношениях между людьми путем полного отказа от к.-л. борьбы, путем нравственного самосовершенствования каждого человека. Он полагал, что не только патриархальное крестьянство, но и весь рус. народ руководится в своей жизни христианской моралью «непротивления». Бичуя лицемерие церкви, расхождение ее совр. учений с первоначальным нравственным учением христианства, гл. грех церкви видит в ее участии в общественном порядке, основанном на насилии и угнетении, в ее стремлении превратить религию в оправдание существующего социального зла. По мнению Т., люди не могут знать, каким должно быть наилучшее устройство об-ва, но даже и при наличии такого знания это устройство не могло бы быть достигнуто политической деятельностью и революционной борьбой, поскольку они основываются на насилии и потому лишь заменяют одну форму рабства и зла др. Считая всякую власть злом, Т. пришел к безусловному отрицанию государства, т. е. к анархизму. Но упразднение государства должно произойти, с т. зр. Т., опять-таки не путем его насильственного разрушения, а путем пассивного воздержания и уклонения каждого члена об-ва от всех государственных обязанностей и должностей, отказа от пользования государственными учреждениями и к.-л. участия в политической деятельности. Религиозно-этические идеи Т. нашли последователей не только в России, но и в различных странах Запада и Востока. В частности, учение Т. о «непротивлении» оказало большое влияние на Ганди и выработанную им программу ненасильственной национально-освободительной борьбы. Учение Т. получило и более полную оценку в работах В. И. Ленина. Осн. произв., в к-рых нашли отражение религиозно-этические воззрения Т.: «В чем моя вера?» (1883), «Царство божие внутри нас» (1891), «Путь жизни» (1910).

Источник: Словарь по этике

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
28.8(9.9) 1828, усадьба Ясная Поляна (ныне Тульской обл.),- 7(20).И.1910, ст. Астапово (ныне ст. Лев Толстой) Рязано-Уральской жел. дор. Рус. писатель, мыслитель. На мировоззрение Т. оказали влияние, в частн., субъективно интерпретированные вост. религиозно-филос. учения. Характер их истолкования Т. обусловлен гл. обр. содержанием, вложенным им в понятия "Бог" и "вера". Бог для Т.- безличная высшая духовная и разумная сила. Ее выражение - "закон любви", или "закон добра", способен скорее проявиться в человеке при его отказе от веры в "чудеса", от авторитета священных писаний и преданий ("Письмо к индусу", 1908). "Воля Бога" тождественна "золотому правилу" морали: "чтобы люди любили друг друга и вследствие этого поступали бы с другими так, как они хотят, чтобы поступали с ними". Вера для Т.- рационально подтверждаемая убежденность в разумности бытия. Смысл жизни сводится к нравств. самосовершенствованию посредством выявления в себе с помощью добрых дел "закона добра". Воплощение смысла жизни - созидание "царства Божьего на земле", т.е. об-ва "свободного согласия, правды и братской любви". Поиск истины бесплоден в выродившихся вероучениях, религ. институциях, науке и культуре. Но он возможен благодаря лучшим представителям человечества: Христу, Конфуцию, Будде, создателям Вед и др. Истина, единая для всех великих религий, - "людям свойственно помогать и любить, а не мучить и убивать друг друга",. Отсюда учение Т. о "непротивлении злу насилием", допускающее лишь ненасильств. сопротивление как индивидуальный нравств. акт. В вост. мысли Т. обнаруживал подтверждение универсальности своих религиозно-нравств. предписаний. Представления об учениях кит. мыслителей он почерпнул из переводов и комментариев Ст. Жюльена, В.Ф. фон Штрауса, Дж. Легга, М.Г. Потье, М. Мюллера, Д.Л. Копией, а также из имеющих косвенное отношение к синологии рус. и зап. соч. Наибольшее влияние на Т., по его признанию, оказала философия Лао-цзы. Гл. его идея в формулировке Т.- "жить не для тела, а для духа". Дао, по Т.,- аналог христианской любви; сущность учений Лао-цзы и Христа - "в проявлении посредством воздержания от всего телесного, того духовного божеств, начала, к-рое составляет основу жизни человека". Эта основа - живущая во всем сущем "сила Неба", толкуемого как синоним понятия "Бог" (см. Тянь). Антиномика противоположностей в "Дао дэ цзине" ("Крепость и сила - спутники смерти" и т.п.) для Т.- подтверждение победоносности "непротивления злу насилием". В 1909 и 1913 вышел пер. "Дао дэ цзина" Д.П. Копией под ред. Т. Цитаты из "Дао дэ цзина" в пер. Т. с зап. языков включались им в сб. изречений "Мысли мудрых людей на каждый день" (1903), "Круг чтения" (1904 - 8) и др., отд. изданием вышли в 1910. В конфуцианстве Т. акцентировал "учение о середине" (см. "Чжун юн"), толкуя "середину" как "состояние равновесия и согласия в людях" - источник добрых деяний и мирового порядка, а также учение о нравств. самосовершенствовании. Т. подчеркивал и антимилитаристский аспект учения Конфуция. При его участии и под ред. вышли популярные соч. П.А. Буланже о Конфуции (1903, 1910). В свои сб. изречений Т. поместил 60 высказываний Конфуция в пер. Д.П. Кониси. Со взглядами Мэн-цзы Т. знакомился гл. обр. в пер. Легга, особо выделяя учение о доброй природе человека, подкреплявшее толстовскую трактовку самосовершенствования. Толкование Т. учения Мо Ди, акцентировавшее безрелигиозность его философии и положение о братстве между людьми, отражает брошюра П.А. Буланже "Ми-ти, кит. философ" (1910) под ред. Т. Т. усматривал в Китае образцовую постановку школьного дела, добровольный и нар. характер образования. В "Письме к китайцу" (1906) он выражал надежду на то, что в Китае и впредь сохранится аграрное об-во, члены к-рого следуют "основам" конфуцианства, даосизма и буддизма. Основу первого он видел в "освобождении от всякой человеч. власти" (т.е. в повиновении только "закону добра"); второго - в апофатич. формуле "золотого правила" морали ("неделание другому того..."); третьего - в "самоотречении и смирении и любви ко всем людям и ко всем существам". Эти высказывания отражали мнение Т. о пагубности зап. форм "прогресса" для мирового развития и видение обществ, идеала в патриархальном аграрном об-ве, избавленном от религ. атрибутики и политич. ин-тов принуждения. Отношение Т. к вост. мысли, обществ, установлениям традиц. Востока как выражению универсальных истин осталось в идеологии толстовства и способствовало укреплению позиций квазирелиг. универсализма 20 в. (антропософия, рерихианство, вестернизированные направления неоиндуизма и т.п.). «Поли. собр. соч. Т. 8, 26, 34, 36, 40 - 42, 44, 47, 52, 54, 56, 57, 63, 66, 70, 84, 85, 87, 88. М., 1935 - 64; Изречения кит. мудреца Лао-Тзе, избранные Л.Н.Т. М., 1910; **Асмус В.Ф. Мировоззрение Т. // Избр. филос. труды. Т. 1. М., 1969; Шифман А.И. Лев Т. и Восток. 2-е изд. М., 1971; Аникин Г.В. Л.Т. и Г. Торо. Совр. значение проблемы // Филол. науки. 1978. №3; Bodde D. Tolstoy and China. Ann Arbor (Mich.)-L., 1960; Kaufman W. Religion from Tolstoy to Camus. N.Y., 1961. А.Г. Юркевич

Источник: Китайская философия. Энциклопедический словарь

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
1828— 1910) — рус. писатель, мыслитель, публицист. Эстетические воззрения Т., хотя и претерпели изменения, отразив сложный путь его духовного развития, сохранили определенное единство, связанное с неизменным приоритетом этически-философской направленности его духовных исканий — стремлением строить жизнь на основе осознанного нравственно достойного смысла человеческого бытия. Отсюда творческое осуществление Т. именно как писателя-реалиста, провозгласившего гл. и подлинным героем своих произв. правду-Этот принцип стал определяющим в эстетике Т., потому что отвечает его этическому прежде всего подходу к иск-ву: только правда в иск-ве обладает нравственным достоинством, может служить нравственным оправданием его существования в человеческом об-ве. На раннем этапе духовного и творческого развития Т. его этический запрос к иск-ву еще не выводит писателя за пределы традиционного (в духе гегелевской эстетики) понимания истины, добра и красоты как триады, обладающей внутренним онтологическим единством, где красота предстает как форма образно-чувственного инобытия истины и добра. Потому для Т. в тот период иск-во может быть нравственно только через утверждаемый в худож. произв. идеал прекрасного. Это ставит Т. в определенную оппозицию к т. наз, утилитарной эстетике революционно-демократического просветительства 60-х гг. (Революционно-демократическая эстетика). Т. упрекает ее приверженцев в одностороннем подчинении иск-ва принципу ближайшей практической общественной пользы и настаивает на том,..что «литература народа есть полное всестороннее сознание его, в котором одинаково должны отразиться как народная любовь к добру и правде, так и народное созерцание красоты в известную эпоху развития». Однако в процессе духовной эволюции Т. эта оппозиция постепенно теряет свою принципиальную напряженность. В результате пережитого в конце 70-х гг. мировоззренческого кризиса Т. переходит, согласно его собственному утверждению, на сторону «трудового народа», к-рый «делает жизнь». Писатель занимает позицию критического отвержения социальных институтов, основанных на эксплуатации трудящихся масс,— государства, официальной церкви, армии, системы образования. Т. отвергает весь образ жизни «паразитических» «образованных классов», в т. ч. их науку и культуру, критика к-рых приобретает у него даже черты общекультурного нигилизма. Все это повлекло за собой решительный пересмотр и эстетических воззрений Т., результаты к-рого нашли отражение в трактате «Что такое искусство?» (1897—98) и в ряде др. работ. Рассматривая иск-во как одно из важнейших «средств общения людей между собой», он видит его природу в том, что «посредством движений, линий, красок, звуков, образов, выраженных словами», художник «заражает» воспринимающих иск-во людей испытанными им самим чувствами. Достоинство такого «заражения» (достоинство иск-ва) Т. ставит в зависимость от трех условий: новизны содержания произв. («новый взгляд на мир», «новые стороны жизни»), совершенства худож. формы (Содержание и форма в искусстве) и искренности отношения художника к изображаемому предмету, подлинности выражаемых им чувств. Причем эти условия обеспечивают достоинство худож. произв. только тогда, когда духовное сопряжение художника и воспринимающей иск-во публики происходит в том, что «важно и нужно для людей», для народа, живущего подлинной жизнью труда и добра. В соответствии с этой новой народнической шкалой ценностей Т. решительно отвергает не только новейшее «декадентское» иск-во «образованных классов», превратившееся из «серьезного дела жизни» в праздную «забаву», но даже творчество таких художников, как Еврипид, Шекспир, Данте, Бетховен, Рафаэль, Микеланджело и др. По мнению Т., их иск-во «дико» и «бессмысленно», поскольку не нужно и непонятно народу. Не щадит Т. и собственных худож. произв., осваивая новые, более близкие народным традициям жанры притчи, сказки, бывальщины и т. .п. формы «рассказов для народа», к-рые должны соответствовать критериям обязательной «доступности» и «понятности». Нарушается в худож. сознании Т. и былое равновесие этики и эстетики. Теперь эстетическое и этическое, для него нетождественны в своей онтологической основе, а предстают как «два плеча одного рычага: насколько удлиняется и облегчается одна сторона, настолько укорачивается и тяжелеет другая сторона». Предпочтение Т. отдает теперь этике, считая, что, «как только человек теряет нравственный смысл, так он делается особенно чувствительным к эстетическому». Критика эстетизма антинародной культуры оборачивается у него принципиальным противоположением добра и красоты. Так происходит отмеченное в конце жизни и самим Т. парадоксальное его сближение с былыми противниками, «разрушителями эстетики». В основе этого парадокса лежат, однако, не причуды субъективной мысли Т., а осознание им действительной антиномии совр. ему культуры. Эстетические воззрения Т. наиболее развернуто (помимо упомянутой работы) выражены в статье «О Шекспире и о драме» (1904), в «Предисловии к сочинениям Гюи де Мопассана» (1894), «Предисловии к роману В. фон Поленца «Крестьянин» (1901), «Речи в Обществе любителей российской словесности» (1859). Высказывания на эстетические тейы содержатся также в «Дневниках», письмах, худ. произв., религиозно-философской публицистике и др. его соч.

Источник: Эстетика: Словарь

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
(1828 - 1910) - писатель и философ. Большую часть жизни провел в своем имении «Ясная Поляна», близ Тулы. В 1844 г. поступил в Казанский университет, однако в 1847 г. покинул его и обратплся к хозяйственной деятельности. Затем приехал в Москву, а в 1851 г. уехал на Кавказ, где, поступив на военную службу, пробыл три года; в 1854 - 1855 гг. участвовал в обороне Севастополя. В 1856 г. уехал за границу. Вернувшись в Россию в свое имение, занимался реформаторской деятельностью в сельском хозяйстве. С 1859 г. обратился к педагогической работе. Организовал в «Ясной Поляне» собственную школу, был в ней учителем, издавал педагогический журнал «Ясная Поляна». Еще до армии Толстой пробовал свои силы на поприще литературы. Но в большую литературу он вошел в середине 50-х гг. после опубликования трилогии Детство», «Отрочество», «Юность» и «Севастопольских рассказов». В последующий почти 20-летний период жизни Толстой всецело был занят литературным трудом, создав в это время наиболее крупные свои произведения, принесшие ему мировую известность, - «Война и мир», «Анна Каренина». В конце 70-х гг. усиливаются социальные и религиозные искания Толстого («Исповедь», 1882). В 80-х гг. Толстой создает религиозно-этические трактаты - «Критика догматического богослова», «В чем моя вера?», «Царство Божие внутри нас» и др. Толстой является создателем религиозно-этического учения о мире, человеке, смысле жизни и общественном переустройстве. Это учение получило название толстовства.
Интерес к философским вопросам присущ Толстому на всем протяжении его творчества. В его произведениях поставлены вопросы философии истории, отношения «частной» и «общей» жизни людей, личной свободы и др. Литературное творчество было для него лабораторией исследования волновавших его философско-этических вопросов, средством пропаганды своих идей. Идеи Толстого можно охарактеризовать как систему «панморализма». В центр философии и социологии выдвигается проблема нравственности. Ответ на главный вопрос знания - о смысле жизни - по Толстому, может быть получен только из разума и совести. Религия Толстого сводится к этике любви и непротивления, поиску добра. Л. Н. Толстой разрывает с церковным истолкованием учения Христа. С огромной силой нравственного осуждения подверг критике государственные учреждения, суд, церковь, аппарат власти и официальную культуру России. Все культурные ценности он ставил в зависимость от степени их доступности простому народу. Носителем истинной веры и чистой нравственности он считал народ; в народной жизни видел залог будущего России.

Толстой не принимал консерватизма славянофилов и радикализма западников. Из западноевропейских мыслителей наибольшее влияние на него оказал Ж.-Ж. Руссо, его критика кулыуры, разлагающей человеческую натуру, его учение о возвращении к естественному состоянию, к природе как условию нравственного здоровья. Толстой восхищался А. Шопенгауэром, он высоко отзывался об И. Канте, но понимал их с позиций своей этики.
Оставался ли Толстой человеком религиозным? Он думал - да, но его вера стала неордотоксальной, рациональной. Он отвергал Христа, воскресшего из мертвых, его чудеса и страшный суд, отвергал церковь, вторгающуюся в мирские дела, подавляющую свободу совести. Но он принял этику христианства. Он убежденно верил в существование абсолютного добра, в «невидимое сознание», «всемирное сознание» - источник безусловных и вечных, всечеловеческих нравственных оснований жизни.
Толстой считал, что это сверхдичное сознание определяет судьбу не только личную, но и народную. Его философия истории, представленная еще в «Войне и мире», исходит из идеи предопределения, неотвратимости наказания за зло и неизбежности торжества праведного народного дела. Мнение не правит миром, даже если это мнение просвещенного лица. Толстой был выше просветительских иллюзий. Он понимал, что народ творит историю, творит, руководствуясь нравственным чувством, безотчетным желанием справедливости.
Как жить, зачем жить, если мир жесток, если саму жизнь неумолимо обрывает смерть? В христианское бессмертие Толстой не верил. А смысл находил в той жизни, которая связана не с выживанием, не с физическим существованием, а с «разумным сознанием» своего «Я». Это «Я» - исчезающе малая величина, растворяющаяся в бесконечном потоке времени и беспредельном пространстве. И все же это «Я» - величина. если человек оставляет след в жизни потомков, если сам он живет для других. Так жить нельзя - без веры во всеспасительную силу сострадания, любви к ближнему. А верить не мистически, но разумно - значит творить добро. Не государство, не его принудительная сила и законы, не церковь с ее предписаниями и запретами, а наша добрая воля, наше нравственное чувство и его разумное понимание - вот основа осмысленного существования. Отвергая всякое насилие, принуждение, Толстой договаривается до отрицания образования, науки, искусства, всякой культуры, которая не является общедоступной и не служит нравственному воспитанию народа («Что такое искусство»).
Доброта от Бога, но не христианского, этого, который заключен в нашей душе и зовется духовной природой человека. Человек существо нравственное, - утверждает Толстой, - и потому жить он призван не по принудительному закону, а по совести. А так жить - значит любить. Это императив Толстого. Но любить трудно. Человек всегда ка краю бездны, бездны самолюбия. Любовь до самозабвения - путь к спасению падших, к воскрешению нравственного начала. Обо всем этом «Воскресение» (1899) - последний роман Толстого, «Путь жизни» - его последние размышления.

Источник: Краткий философский словарь 2004

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
(1829–1910) – русский писатель и мыслитель. Принципы философской концепции Т. сформулированы им в многочисленных статьях, воплощены в художественных произведениях. Его первые статьи – «Прогресс и определение образования», «Кому у кого учиться, крестьянским детям у нас или нам у крестьянских детей?», – где он подвергает критике устои культуры, определили отношение к нему как к «нигилисту», обуреваемому жаждой отрицания. Впечатление это усиливалось под влиянием его позднейших публикаций «Так что же нам делать?», «Критика догматического богословия», «В чем моя вера?», «Царство Божие внутри нас» и др. В этих работах Т. предстает не просто как обличитель существующих форм социальности, но как пророк, которому открылись новые, не ведомые доселе никому горизонты. Основная тема его размышлений – смысл жизни, смерть и бессмертие, отчаяние и надежда, вера и неверие человека. Продолжением и развитием темы были отношения между человеком и обществом, религией и нравственностью, культурой и государством, социальной деятельностью, искусством и жизнью.
Т. – не славянофил и не западник. Он философ жизненной повседневности, он сам ее часть и ее выразитель. Центральное понятие его философии – понятие жизни . В юности он испытал увлечение Руссо , всю жизнь восхищался Кантом, Шопенгауэр вызывал у него «неперестающий восторг». Ранняя смерть родителей, по его признанию, «впервые поселила чувство ужаса перед смертью». Страх этот преследовал его всю жизнь. Видимо, поэтому «бытие» для него – не философская абстракция, но само человеческое существование, сконцентрированное в точке пространства-времени «здесь-и-сейчас». «Быть» для Т. означает утверждать себя в жизни, структурировать ее и быть воспринятым, найти отклик. «Бытие» означает жизнь в бесконечном многообразии форм ее человеческого восприятия. Поэтому Т. буквально заполняет собой пространство и время своих произведений. Офицер Оленин в «Казаках», меланхоличный Пьер Безухов, изысканный Андрей Болконский и простой русский человек Платон Каратаев в «Войне и мире», помещик Левин в «Анне Карениной», отец Сергий и князь Нехлюдов – всё это отражения многогранной натуры Т.
Для мыслителя внутренняя жизнь человека является той единственной областью, изучая которую можно понять природу социальности в ее многообразных проявлениях. Нравственное преображение человечества начинается в сердце отдельного человека. Мысль, согласно которой Царство Божие находится внутри нас, Т. понимает буквально: стоит только каждому проникнуться этой идеей, осознать свои внутренние устои – и внешний мир станет отражением наших преображенных душ. Состояния человеческой души, индивидуальные нравственные установки человека, многократно умноженные, порождают соответствующие им внешние формы социальных отношений: справедливость или несправедливость, богатство или бедность, правовое общество или бесправие. Всякое внешнее усилие, будь то политическая борьба, революция или другие формы насильственных действий, лишь «умаляет жизнь». Тема неспособности человека охватить и осознать бесконечное множество источников, поводов и причин происходящих событий – одна из основных в «Войне и мире».
Т. не приемлет философию истории Гегеля . Для него смысл истории богаче, нежели движение духа. Но история как собрание голых фактов прошлого также бессмысленна. Сам Т. всегда конкретен в анализе свершившейся общественной предопределенности. Вместе с тем проекция настоящего на прошлое, прерываемая его философскими размышлениями, способствует созданию реальности более значительной и конкретной, нежели просто голые факты безвозвратно ушедшего. На основе принципов понимания истории, выдвинутых Т. в его педагогических статьях, вырос роман «Война и мир». Т. утверждает необходимость нового, «человеческого» измерения истории, «как это иногда делает предание, иногда сама жизнь, иногда великие мыслители и художники». «Истории-науке» он противопоставляет «историю-искусство» как метод, «оформляющий», по-своему структурирующий сторию и тем самым ориентирующий читательские восприятия.
Следуя принципам реализма и правды «истории-искусства», Т. дегероизирует героя, который всегда в чем-то превышает норму человеческого; он сводит личность к простому субъекту деятельности, к анонимному деятелю, который, с его точки зрения, является основой и завершением мира. Личность – носитель вневременной, вечной, не терпящей человеческой единичности морали. Так возникает толстовская идея нравственности как основы, источника всего человеческого мира, как свидетельства бессмертия единичной души, как ее причастности общечеловеческому. Конкретность мышления Т.-художника требует образного эталона идеи нравственности, каковым явилось для него коллективное крестьянское сознание как целокупный «вечный человек».
Традиционно-стабильное, консервативное крестьянское сознание для Т. модель, взяв которую за образец можно будет создать «новое небо и новую землю», где, по его мнению, жизнь десакрализуется (обмирщается). Исчезнут поверья, суеверия, легенды; это будет не мир героев – случайных «единичностей», в нем будет царить нравственность – осуществленная актуальность человеческого бессмертия, дающая «блаженство на земле». Максимой толстовской нравственности является принцип: «не делай другим того, чего не хочешь, чтобы делали тебе». Моральная идея Т. проста: он следует библейской заповеди и идеальному человеку Христу, но отрицает в нем божественное начало. «Новая религия» Т. лишена всякой мистики, в ней отсутствует идея загробного блаженства. Надо добиться того, чтобы все в этой жизни вели себя сообразно библейской заповеди. Для этого, с точки зрения Т., необходимо изменить мотивы человеческого поведения.
В отличие от христианского провиденциализма (учения о присутствии Бога в мире и «контроле» над ним), Т. считает, что в этом мире всё погрязло во зле. Под влиянием Шопенгауэра он стремится показать, что человеческая воля направлена ко злу и вызывает страдание, человек лишь прикрывается общепринятыми нормами нравственности. Но осознание этого положения дел приходит к человеку слишком поздно («Смерть Ивана Ильича», «Три старца», «Много ли земли человеку нужно»). Зло окончательно замирает лишь в «религии любви» к ближнему: человеку становится стыдно оставаться равнодушным, когда ближнему причиняют боль. Благодаря «любви» должна измениться вся жизнь общества. Механизмом изменения становится «непротивление злу насилием», что должно стать основой нового справедливого общества, которое будет основано не на признании равноправия людей (к чему пришла европейская философия XVII–XIX вв.), но на «метафизическом тождестве» всех по существу.
Критикуя «язвы общества», Т. взывает к состраданию, потому основные понятия его этики не носят обязательного характера, они выражают то, что представляется желательным, то есть великодушным порывом человека, не делающего другому того, чего он не желал бы себе. Однако Т. всё более убеждался, что проповедь совершенствования ни к чему не ведет: история идет своим ходом; сострадание бессильно в борьбе со злом. Ничего не меняет и «религия любви», требующая от каждого «отдавать другому, не учитывая, что ты сам получишь взамен». Сам Т. показывал примеры расточительности своего ума, чувств, воли, состояния на пользу других. У него было много последователей, но проповеди ему самому не приносили самоутешения, душевного мира, успокоения совести, которые он обещал своим последователям. Когда обнаруживается, что у мира, истории есть своя логика, это вызывает растерянность, ведет к депрессии, но и дает стимул к творчеству. Когда же многочисленные последователи, уверовавшие в его идеи, ждали от Т. полной утраты своей «единичности», растворения в мире социальных действий, то это оказалось несовместимым с его «разросшейся личностью» и закончилось трагическим уходом из Ясной Поляны и смертью – последним актом самоутверждения в этом мире.

Источник: Краткий философский словарь.

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
28.08(9.09).1828, Ясная Поляна Тульской губ. - 7(20).11.1910, ст. Астапово Рязано-Уральской ж. д., ныне ст. Лев Толстой Липецкой обл.) - писатель, создатель религиозно-философского учения, в центре к-рого поиски смысла жизни, разработка новой "истинной религии" всеобщей любви, добра, ненасилия. Учился на вост. отд. по разряду арабо-турецкой словесности (1844-1845), затем юридическом ф-те (1845-1847) Казанского ун-та. Не закончив курса, поставил перед собой обширную программу самообразования, реализацией к-рой занимался в течение всей жизни. В 1851-1855 гг. служба в артиллерии на Кавказе, участие в обороне Севастополя, затем выход в отставку. С кон. 50-х гг. Т. целиком посвящает себя литературному творчеству. Духовное развитие Т. отличалось сложностью, сопровождалось постоянными сомнениями, рано выработавшимся скептицизмом. К 40-60-м гг. относится становление его мировоззрения. В дневниках, заметках "О цели философии" (1847) им поставлены вопросы, к-рые станут главными в его творчестве: сущность и смысл жизни, ее обусловленность природой и общественной средой, единство божественного и человеческого в любом из индивидов, идеал и средства его достижения, сущность искусства и др. В "Эпилоге" к роману "Война и мир" Т. сформулировал философско-историческую концепцию, основанную на критическом переосмыслении т. зр., признающих решающее значение в истории действий выдающихся личностей, факторов сознания, культуры, просвещения и т. д. История - это жизнь народов и человечества в целом, столкновение свободы и необходимости, сложное переплетение людских интересов ("дифференциалов истории"). В стихийных "роевых" действиях народных масс, по Т., реализуется провиденциальный ход исторических событий (напр., война 1812 г.). В кон. 70-х - 80-е гг. Т. создал ряд религиозно-философских соч.: "Исповедь", "В чем моя вера?", "Царство Божие внутри вас", "О жизни", "Так что же нам делать?" и др. Это время духовного переворота, к-рый произошел в результате переосмысления зап. и вост. философии, а также христианства и др. мировых религий. При этом влияние идей Ж. Ж. Руссо на Т. было едва ли не самым главным (по его собственному признанию, еще в 15 лет он носил на шее медальон с портретом Руссо вместо нательного креста). Учение И. Канта о морали как особом духовном мире руководствующегося долгом человека, стало одним из источников этики любви Т. Под влиянием идей А. Шопенгауэра он пришел к пониманию природы как наполненного духом и волением Бога целостного образования, существующего в безграничном пространстве. В конфуцианстве Т. привлекли идеи о важной роли морали в об-ве, о человеке как частице рода, общественного целого. Идея Лао-Цзы о недеянии как способе предвидения будущего и избегании зла, буддийское представление о нирване - эти и др. достижения вост. мудрости также оказали воздействие на Т. Мир стал представляться Т. как гармоническая цельность, единое, или Бог. Он подверг критике всевозможные разновидности гедонизма и утилитаризма в этике, призывал осуществить переход от морали эгоизма к морали добра или блага для всех. Особый акцент Т. делает на евангельские заповеди, обращенные ко всем людям, - "братьям между собой и детям перед бесконечностью, или Богом". Последний период жизни и творчества Т. можно определить как "проповеднический" (с кон. 80-х гг.). В эти годы формируется толстовство как религиозно-общественное движение. В публицистических статьях Т. остро критикует государство и церковь как органы насилия над людьми, подавляющие личностные и творческие начала. В философско-энциклопедических работах "Круг чтения", "Путь жизни" он приходит к представлению о едином мире, в к-ром выражаются идеи добра, истины и красоты, а природное, разумное и нравственное образуют прочную гармонию. Для Т. было характерно неортодоксальное, рациональное и внеконфессиональное понимание Бога. Бог для него есть любовь к жизни, гармоническое единство материи и духа, универсальная и вечная целостность ("Критика догматического богословия", "Соединение и перевод четырех евангелий"). Т. отрицает троичность Бога, как противоречие здравому смыслу. Учение о Троице воспринимается им как вариант языческого многобожия в христианстве. Образ Христа для Т. есть образ не бессмертного Богочеловека, а смертного человека с божественными свойствами. Христос - это герой человечества, взявший на себя вину за его грехи, показавший тот истинный путь, по к-рому оно должно пойти: от хаотичного состояния к гармоническому разумному устроению, при к-ром высшим мерилом человечности будет нравственность. Стержнем учения Т. является, по определению Зеньковского, "панморализм", т. е. подчинение всего морали. Через космическую любовь, соединяющую единичное и общее, случайное и необходимое, религиозная связь человека с Богом становится его нравственным отношением к бесконечному миру, человеческому роду, др. человеку. Религия и нравственность, т. обр., означают одно и то же. Своеобразной квинтэссенцией мировоззрения Т. является учение о ненасилии. Его предпосылки -  в мировоззренческих основах таких религий, как даосизм, буддизм, индуизм и др. Христианская мораль для Т. есть осознанное человеком средство приближения к идеалу единого, или блага. Ненасилие и служит непременным условием любви, дающей благо жизни. Отсюда моральный аспект ненасилия означает реализацию человеком идеи самосовершенствования об-ва, к-рое происходит благодаря любви. В религиозном смысле ненасилие есть освобождение людей от ложных вер и идеалов, непризнание ими святости церковной иерархии. В целом учение о ненасилии можно квалифицировать как гуманистическую религиозную утопию, обращенную в будущее. В измененном виде (ахимса) оно было использовано лидерами индийской национально-освободительной борьбы (М. Ганди, Д. Неру и др.). Учение Т. не утратило своей актуальности и в наши дни. В отношении к государству у Т. прослеживаются анархистские настроения, т. к. этот ин-т рассматривается как орган подавления личности, возникший по необходимости, но ставший в дальнейшим орудием обмана и насилия. Отказ от участия в государственном насилии -  военном, судебном, идеологическом, экономическом и др. - является, по Т., мощным средством улучшения об-ва. В своих эстетических трактатах ("Что такое искусство", "Об искусстве" и др.) Т. отстаивал активную социальную роль искусства, критиковал "непонятный народу" формализм. Главным критерием художественности он считал "заразительность" искусства, т. е. его нравственно-эмоциональное содержание и степень воздействия на людей. Т. оказал значительное влияние на рус. философию кон. XIX-XX вв. Ее осн. представители так или иначе высказали свое отношение к учению Т., что породило широкий спектр оценок - от горячего одобрения его идей (Страхов) до столь же горячего неприятия их (Флоровский и др.). Последний считал Т. сторонником "моралистической робинзонады" в духе Просвещения XVIII в. и "последовательным нигилистом". Михайловский положил начало традиции, согласно к-рой Т. оценивался как "из ряда вон выходящий беллетрист и как плохой мыслитель". Несмотря на известную идейную близость Т. к народничеству (Зеньковский писал даже о "религиозном народничестве" Т.), учение писателя не получило широкого распространения в этой среде. Критическое отношение к нему стали разделять также рус. марксисты, начиная с Плеханова ("гениальный художник и крайне слабый мыслитель"). Ленин критиковал религиозную философию Т., высоко оценивая толстовскую критику государства, частной собственности на землю, судопроизводство и т. п. и посвятил писателю цикл из пяти статей. Федоров, искавший у Т. поддержки своему учению о всеобщем воскрешении и отчасти получивший ее, был вместе с тем шокирован резкими выпадами Т. против науки. Нетрадиционная религия Т. оказалась созвучной религиозным поискам представителей "нового религиозного сознания", в т. ч. Розанову и Мережковскому. Однако участники сб. "Вехи" выступили против толстовского "опрощения", основанного на идеализации крестьянской культуры. Апогеем критики Т. явилась работа И. А. Ильина "О сопротивлении злу силою", в к-рой борьба с "моралью бегства" Т. была объявлена центральной задачей рус. философии XX в. Коренным недостатком этики Т. Ильин считал перенесение борьбы со злом во внутренний мир человека и уклонение от борьбы со злом внешним, что оборачивается по его мнению, "религиозным безволием" и "духовным безразличием". Мн. мыслители рус. зарубежья, характеризуя идейную атмосферу "серебряного века", отдавали должное духовному вкладу Т., считали его мыслителем характерного рус. склада (Бердяев), соединяющего "религиозную страстность" с недооценкой "бесстрастного теоретического понимания мира" (Франк). В советский период глубокие исследования философии Т. принадлежали перу Асмуса.

Источник: Русская философия: словарь

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич

(28 авг. 1828 – 7 нояб. 1910) – рус. писатель и философ. Большую часть жизни провел в своем поместье Ясная Поляна. В 1844–47 учился в Казанском ун-те. В 1851–54 служил в армии на Кавказе, в 1854–55 участвовал в обороне Севастополя. В 1859 организовал в Ясной Поляне собственную школу, был в ней учителем, издавал педагогич. журн. "Ясная Поляна" (1862–63). Некоторое время занимался с. х-вом. С конца 70-х гг. усиливаются социальные и религиозно-филос. искания Т. ("Исповедь", 1882). Приняв участие в переписи московского населения (1882), Т. столкнулся с миром гор. бедноты ("Так что же нам делать?", 1882–86). В религ.-этич. трактатах 80-х гг. ("Критика догматического богословия", "В чем моя вера?", "Царство божие внутри вас" и др.) Т. подверг критике богословие православной церкви, дал свой соединенный перевод четырех евангелий и развил собственное понимание христианства. Отрицая революцию как метод решения социальных вопросов, Т. после 1905 выступил против террора правительств, реакции ("Не могу молчать", 1908, и др.). Интерес к филос. вопросам был присущ Т. на всем протяжении его творчества. В рассказах и повестях Т. 50-х гг., в романах его зрелой поры ("Война и мир", 1865–66; "Анна Каренина", 1875–77) были поставлены вопросы философии истории, отношения "частной" и "общей" жизни людей, личной свободы и причинной обусловленности поведения человека. Героям, воплощающим идеалы отвлеченной доктрины любви ко всем людям, идеалы самопожертвования и самоотречения (княжна Марья Болконская, Соня), противопоставляются герои-"эготисты", для которых личное благо и наслаждение – закон их действия. Диалектика борьбы этих принципов, оставшаяся не решенной в "Казаках" (1863), завершается в "Войне и мире" апофеозом семьи и крушением эготизма как в его низменных формах (Элен и Анатоль Курагины), так и в возвышенной (Андрей Болконский). В "Анне Карениной" и "Исповеди" апология семьи уже ставится под сомнение; на фоне семейного счастья Левина появляются предвестия трагич. обострения противоречий его мировоззрения. С этим связаны и колебания Т. в вопросе о движущих силах историч. процесса ("Война и мир"). Самообольщению деятелей, считающих себя творцами историч. событий, Т. противопоставляет незначит. людей, способных осознавать "общее" только через личные обстоятельства и интересы (Николай Ростов). Люди же, пытающиеся действовать во имя иллюзорно представляемого "общего" интереса, оцениваются как наименее полезные участники этого "общего" (Пьер Безухов). Т. пытается решить вопрос о личной свободе и причинной обусловленности действий людей. Как свершившийся факт историч. процесса всякое событие детерминировано предшествовавшими ему фактами и в этом смысле не свободно, но как принятое в сознании решение о выполнении задуманного действия то же событие – свободно, и т.о. детерминизм "целого" пли "общего" складывается как причинный "итог", суммирующий бесчисленное множество свободных решений отд. лиц. Как в своих художеств. произв., так и в дневниках и трактатах Т. пытается ответить на осн. вопрос, к-рый волновал его, – вопрос о смысле пореформенной перестройки рус. жизни. Если по своему содержанию учение Т., как показал Ленин, представляло собой попытку переоценки всей современной ему жизни и культуры с т. ар. патриархального крестьянина, наблюдающего вторжение этой культуры в жизнь деревни, то по своим идейным источникам оно ассимилировало различные течения зап.-европ. мысли. Огромную роль в формировании взглядов Т. на отчуждение человека в бурж. обществе сыграло изучение соч. Руссо. Значительным было также влияние Шопенгауэра с его аскетич. направленностью и высокой оценкой др.-инд. и христ. этики. Т. с огромной силой нравств. осуждения подверг критике гос. учреждения, суд, церковь, весь аппарат власти и всю официальную культуру тогдашней России. Однако критика эта была противоречива. Заключая в себе нек-рые элементы социализма (стремление создать на месте помещичьего землевладения и полицейски-классового гос-ва общежитие свободных и равноправных крестьян), учение Т. вместе с тем идеализировало патриархальный строй жизни и рассматривало историч. процесс с т. зр. "вечных", "изначальных" понятий нравственного и религ. сознания человечества. Неубедительность понятия о прогрессе и благе общества, развитого историками, философами, публицистами, педагогами 19 в., Т. видит в оторванности его от запросов и взглядов народа. Т. сознает, что плоды культуры в западноевропейском и рус. обществе 19 в. остаются недоступными народу и даже воспринимаются им как нечто чуждое и ненужное. Однако правомерная критика существующего распределения культурных благ между различными классами превращается у Т. в критику самих культурных благ вообще. Так, причины того, что блага разделения труда недоступны рус. крестьянину, Т. усматривает в самом существе обществ. разделения труда и приходит к его отрицанию. Критерием полезности разделения труда должно быть не благо общества в целом, а только благо каждого из его членов. Поэтому труд – а естеств. трудом Т. признает лишь деятельность земледельца – должен быть разделен на части или "упряжки", последоват. выполнение к-рых удовлетворяло бы все осн. потребности. Аналогичные противоречия присущи и толстовской критике науки, философии, иск-ва, гос-ва и т.д. Так, недостаточную пользу, приносимую наукой, напр. медициной, в условиях капиталистич. общества, Т. нередко отождествляет с бесполезностью или даже ложностью науки как таковой. Т. полагает, что совр. наука вообще утратила сознание того, в чем назначение и благо людей. Ответ на гл. вопрос знания – о смысле жизни, без к-рого человек теряется в многочисленности существующих и бесконечности возможных знаний, вообще может быть получен только из разума и совести, но не из специальных науч. исследований. Гл. задачу осознавшей себя личности Т. видит в усвоении многовековой нар. мудрости и религ. веры, к-рая одна дает ответ на вопрос о назначении человека. Истинная "наука" – это религия, и подлинными двигателями ее были Кришна и Будда, Конфуций и Лао-цзы, Сократ, Марк Аврелий и Эпиктет, Христос, Магомет. Религия Т. почти целиком сводится к этике любви и непротивления и своей рационалистичностью напоминает учения нек-рых сект протестантизма, обесценивающих значение мифологич. и сверхъестеств. компонентов религ. веры. Критикуя церк. вероучение, Т. считает, что догматы, к к-рым церковь сводила содержание христианства, противоречат элементарнейшим законам логики и разума. Согласно Т., этич. учение первоначально составляло гл. часть христианства, но в дальнейшем его развитии центр тяжести переместился из этич. в философскую ("метафизическую") сторону. Бичуя лицемерие церкви, расхождение ее совр. учений с первоначальным нравств. учением христианства, Т. гл. грех церкви видит в ее участии в обществ. порядке, основанном на насилии и угнетении, в ее стремлении превратить религию в оправдание существующего социального зла. И точно так же в безверии и религ. равнодушии Т. осуждает прежде всего признание существующего порядка, примирение с ним: "Религия людей, не признающих религии, есть религия покорности всему тому, что делает сильное большинство, т.е. короче, религия повиновения существующей власти" (Полн. собр. соч., т. 23, 1957, с. 445). Согласно Т., в основе как предшествующей истории, так и совр. жизни общества лежат насилие человека над человеком, порабощение большинства меньшинством. Так, зап. народы и прежде всего покинувшие земледельч. труд гор. классы принуждены "обманом и насилием отнимать для своего пропитания труды восточных народов" (там же, т. 36, 1936, с. 331). Критика капиталистич. форм угнетения, в к-рой сказались лучшие стороны мировоззрения Т. – горячее сочувствие народу, свобода от обольщений и предрассудков либерализма, умение разоблачать софизмы публицистич., филос.-историч. и экономич. апологетики капитализма, не означала, однако, освобождения Т. от всех вообще социальных заблуждений. Т. разделял иллюзию идеалистич. этики о возможности преодоления насилия в отношениях между людьми путем "непротивления", полного отказа от к.-л. борьбы и нравств. самосовершенствования каждого отд. человека; он полагал, что не только патриархальное крестьянство, но весь рус. народ будто бы руководится в своей жизни христ. этикой "непротивления". По мнению Т., люди не могут знать, каким должно быть наилучшее устройство общества, но и при наличии такого знания это устройство не могло бы быть достигнуто политич. деятельностью и революц. борьбой, поскольку они основываются на насилии и потому лишь заменяют одну форму рабства и зла другой. Считая всякую власть злом, Т. пришел к безусловному отрицанию гос-ва, т.е. к учению анархизма. Но упразднение гос-ва должно произойти не путем его насильств. разрушения, а путем мирного и пассивного воздержания и уклонения, отказа каждого члена общества от всех гос. обязанностей и должностей и к.-л. участия в политич. деятельности. В эстетике Т. своеобразно преломляется осн. внутр. противоречие его иск-ва, противоречие между иск-вом "сложным" и "простым". В противоположность разветвленному построению, детализированному психологич. анализу и сложной аналитич. фразе больших романов, Т. в т.н. нар. рассказах 70–80-х гг. и в поздних небольших рассказах тяготеет к простым формам нар. иск-ва, притче и примитивам. Критикуя современный ему эстетизм, Т. в трактате "Что такое искусство" (1898) развивает представление о несовместимости добра и красоты и приходит к ригористич. отрицанию всего иск-ва т.н. "образованных классов" как чуждого и непонятного народу, в т.ч. произведений Шекспира, Бетховена и собств. творчества (кроме нар. рассказов). Рассматривая иск-во как одно из необходимых средств общения людей между собой, Т. усматривает его специфич. природу и назначение в передаче испытываемых художником чувств "посредством движений, линий, красок, звуков, образов, выраженных словами", и "заражении" этими чувствами других людей. Иск-во, согласно Т., не ограничивается собственно проф. иск-вом: вся человеческая жизнь наполнена произведениями иск-в в широком смысле этого слова – от колыбельной песни, шутки, передразнивания, украшений жилищ, одежд, утвари до церк. служб и торжеств, шествий. Признаком подлинного иск-ва является то, что в изображаемых им явлениях оно открывает нечто новое, никем ранее не виденное и сообщает новое отношение к ним. Влияние Т. – художника и моралиста – на развитие мировой культуры было исключительно широким. Религ.-этич. и социальные идеи Т. нашли последователей не только в России, но и в различных странах Запада и Востока, особенно в Индии, Китае. Учение Т. о непротивлении оказало, в частности, большое влияние на Ганди и выработанную им программу ненасильственной нац.-освободит. борьбы – см. Гандизм. В. Асмус. Москва. Соч.: Полн. собр. соч., М.–Л., 1928–58; Собр. соч., т. 1–20, М., 1960–65. Лит.: Ленин В. И., О культуре и искусстве, М., 1956, c. 73–77, 91–109, 111, 400; Грот Н., Нравств. идеалы нашего времени. Ф. Ницше и Л. Т., 2 изд., М., 1893; Михайловский Н. К, Десница и шуйца Л. Т., в кн.: Соч., т. 3, СПБ, 1897; его же, "Что такое искусство?", Полн. собр. соч., т. 8, СПБ, 1914, с. 813–52; Соловьев В. С., Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории, 2 изд., СПБ, 1901; Мережковский Д. С., Л. Т. и Достоевский, т. 1–2, СПБ, 1901–02; Стpахов Н., Критич. статьи, т. 1 – Об И. С. Тургеневе и Л. Н. Т., 5 изд., К., 1908; Письма А. И. Эртеля, М., 1909; Шестов Л., Добро в учении гр. Т. и Ф. Ницше, Собр. соч., 2 изд., т. 2, СПБ, [1911]; Белый ?., Трагедия творчества. Достоевский и Т., [М., 1911]; Леонтьев К., Наши новые христиане. Ф. М. Достоевский и гр. Л. Т., Собр. соч., т. 8, М., 1912; его же, О романах гр. Л. Н. Т. Анализ, стиль и веяние, там же; О религии Л. Т., сб. 2, М., 1912; Дивильковский ?., Т. и Руссо, "Вестн. Европы", 1912, No 7; Иванов В., Л. Т. и культура, в его кн.: Борозды и межи, М., 1916; Иванов-Разумник Р. В., Т. и Достоевский, в его кн.: История рус. обществ. мысли, 5 изд., ч. 6, П., 1918; Федоров ?. ?., Философия общего дела, 2 изд., т. 1, вып. 1, Харбин, 1928; Аксельрод Л. (Ортодокс), Л. Т., Сб. ст., 2 изд. [М.], 1928; Плеханов и Т., Сб. ст., М., 1928; Луначарский А. В., О Т., Сб. ст., М.–Л., 1928; Квитко Д. Ю., Философия Т., М., 1928; Эстетика Л. Т., Сб. ст., М., 1929; Мотылева Т. Л., О мировом значении Л. Н. Т., М., 1957: Бочаров С., Статьи В. И. Ленина о Т. и проблема художеств. метода, "Вопр. лит-ры", 1958, No 4; Манн Т., Гете и Т., Собр. соч., пер. с нем., т. 9, М., 1960; Эйхенбаум Б., Л. Т. Семидесятые годы, М., 1960, ч. 3 и приложение; Асмус В. Ф., Мировоззрение Т., в кн.: Лит. наследство, т. 69, М., 1961; Шифман А. И., Л. Т. и Восток, М., 1960; Купpеянова Е. Н., Эстетика Л. Н. Т., М.–Л., 1966; Dumas G., Tolstoy et la philosophie de l´amour, P., 1893; Schroeder F., Le tolsto?sme, P., 1893; Crosby ?. ?., Count Tolstoy´s philosophy of life, Arena, 1896; его же, Tolstoy and his message, N. Y., 1903; Ossip Louri?, La philosophie de Tolsto?, P., 1899; Maude ?., Tolstoy´s view of art, L., 1902; его же, The teaching of Tolstoy, Manchester, 1900; Pierotti ?., L. Tolstoi. La religione e la morale, Pisa, 1901; Кenworthy J. C., Tolstoy: his life and works, L.–[а. o.], 1902, p. 19–46; Bourdeau J., La philosophie affective, P., 1912; Robertson J. M., Tolstoy, в его кн.: Explorations..., L., [1923]; Markovitch M., J.-J. Rousseau et Tolsto?, P., 1928; его же, Tolsto? et Gandhi, P., 1928; Davis H. E., Tolstoy and Nietzsche: A problem in biographical ethics, N. Y., 1929; Gоurfinkel ?., Tolsto? sans tolsto?sme, P., [1946]; Berdiaev ?. ?.. Рус. идея. Основные проблемы рус. мысли 19 в. и начала 20 в., Париж, 1946; Kaplan ?., Gandhi et Tolsto?. Les sources d´une filiation spirituelle. Nancy, 1949; Воdde D., Tolstoy and China, Princeton, 1950; Berlin I., The hedgehog and the fox: an essay on Tolstoy´s view of history, N. Y.–L., 1957; Weisbein N.. L´?volution religieuse de Tolstoi, P., [1960]. Библ. лит-ры о Л. H. T. 1917–1958, M., 1960; то же, 1959–1961, M., 1905; Jasswkovitch ?., Tolstoi in English. 1878–1929, ?. ?., 1929; Lindstrom T., Tolsto? en France (1886–1910), P., 1952; Carretta ?., Scritti critici italiani su L. Tolstoj (Guida bibliografica), Napoli, 1955; L. N. Tolstoj. Bibliographie Lpz., 1958; Tolstoy. A bibliography of books of and on Tolstoy in Indian languages, New Delhi, 1960. H. Азарова. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.