Сущность и явление

Найдено 15 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Сущность и явление
философские категории, выражающие всеобщие формы предметного мира и его познания человеком как имманентных, скрытых порядков и структур и как результат их вскрытия.

Источник: Краткий энциклопедический словарь философских терминов

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
концепты многих философских систем. Сущность — внутренний основополагающий, представляющий специфику вещи, центр. Явление — внешнее выражение сущности. Развитие науки привело к критике рассматриваемых концептов. Любая вещь выступает как единство ее признаков, свойств и отношений. В науке она рассматривается именно таковой, а не как сущность и ее проявление. Попытка называть сущностью одно из свойств малопродуктивно.

Источник: Философия науки. Краткий энциклопедический словарь. 2008 г.

СУЩНОСТЬ и ЯВЛЕНИЕ
философские категории, где сущность - это отражение внутренней, глубинной связи, основу предмета либо «воплощенные» в его главной, определяющей стороне, либо представленные в виде внутреннего единства, совокупности всех его различных форм (единство многообразного), а явление - категория, выражающая: а) поверхностное бытие сущности, внешнюю форму ее существования, обнаружения; б) любое формообразование в его целостности, то есть здесь термин «явления» употребляется как синоним «тела», «вещи», «предмета»; в) видимость (кажимость) - сущность в неадекватной, искаженной форме (напр., видимое движение Солнца вокруг Земли). Сущность и явление находятся в органическом единстве: явление не может существовать без сущности, а сущность раскрывает свое существование через явление. Сущность никогда не совпадает с явлением, ибо недоступна непосредственному наблюдению.

Источник: Тематический философский словарь

Сущность и явление
философские категории, отражающие всеобщие объективные характеристики действительности. Сущность – это внутреннее содержание предмета, выражающееся в единстве всех его многообразных свойств и отношений, это необходимое и устойчивое в содержании и форме предмета. Явление – это форма обнаружения сущности. Сущность и явление диалектически взаимосвязаны: сущность всегда является, а явление – существенно, оно дает нам знание о сущности. Они тождественны и нетождественны одновременно. Нетождественность может перерасти в противоположность между сущностью и явлением – в кажимость, видимость. Например, кажется, что Солнце вращается вокруг Земли, но сущность как раз противоположна кажимости. Сущность и явление имеют важное значение в познании. Диалектика сущности и явления проявляется в многообразных связях. Категории «сущность» и «закон» – понятия однопорядковые.

Источник: Философия и методология науки (понятия категории проблемы школы направления). Терминологический словарь-справочник 2017

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
Сущность - это отношения или свойства системы, от которых зависят другие ее отношения или свойства. Явление - это свойства, признаки и отношения системы, обусловленные ее сущностью. Все материальные системы, заключая в своем содержании причинно-следственные связи, имеют обусловленное и обусловливающее. Нет ни одной системы, которая имела бы одно и не имела бы другого; нет сущности без ее проявления, нет явления без сущности. Сущность и явление неразрывно связаны друг с другом. Явления бывают двух типов: 1) адекватные и 2) неадекватные (кажимость, видимость). Кажимости, как подтип неадекватных явлений, тоже подразделяются на два вида: а) внутрисущностные и б) кондициональные (межсущностные). В явлении, кроме необходимого, общего и существенного, есть ряд случайных, индивидуальных; временных моментов. В смысле обширности, объема свойств явление богаче сущности, но в смысле глубины сущность богаче явления. Явление выражает одну из сторон сущности, никогда полностью не совпадая со всей сущностью. В процессе познания важно в главном, в основном схватить сущность, выявить ее общую, ведущую структуру, выражаемую основным законом системы. Этим вносится конкретность в диалектику уровнен сущности, но вместе с тем и не перекрывается дальнейшее движение по уровням развивающейся, постоянно модифицирующейся сущности.

Источник: Краткий философский словарь 2004

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
категории философского дискурса, которые характеризуют устойчивое, инвариантное отличие от изменчивого, вариативного; всеобщие формы предметного мира. С. называют совокупность существенных свойств и качеств, выражающуюся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия. Я. — то или иное обнаружение (выражение) предмета, его эмпирически констатируемые, внешние формы существования. Я. — чувственно воспринимаемая характеристика вещи, выражение наличия сенсорно не заданной С. В мышлении эти категории выражают переход от многообразия изменчивых форм предмета к его внутреннему содержанию и единству — к понятию. В античности С. мыслилась как «начало» понимания вещей и как источник их реального генезиса, а Я. — как видимый изменчивый образ вещей или как то, что существует лишь «по мнению». В схоластике проводится различие между С. и существованием. Каждая вещь — это единство С. и существования. С. характеризует quidditas (что есть) самой вещи. В философии Нового времени противопоставление С. и Я. приобретает гносеологический характер. Г. Гегель утверждал, что С. является, а Я. существенно, рассматривая их как рефлексивные определения, как заключающее понятие, как абсолютное, выразимое в существовании. В марксистской философии С. и Я. — универсальные объективные характеристики предметного мира. В современных философских системах они как средства отображения мира постепенно вытесняются такими категориями, как «смысл» и «текст» (герменевтика и феноменология) либо «структура» (структуралистские учения).

Источник: Философский словарь инженера. 2016

Сущность и явление
Как и значительная часть философских терминов, С. и Я. употребляются в различных смыслах. К тому же часто смешивают понятия С., содержания и качества. Дабы избежать неопределенности и смешения, уточним основные смыслы. 1. С. как «природа явления» или «сущнсть определенности». В этом случае явления предстают как разнообразные формы сущего в тех пределах,пока оно остается таковым,  а С. это наиболее устойчивые, инвариантные свойства. 2. В классической метафизике  эти категории фиксируют основное разделение бытия на нечто «стоящее за» и «по ту сторону» непосредственно воспринимаемого разнообразия и выступающее как его абсолютная основа, как подлинное бытие. Абсолютная основа – это С., а ее относительные формы и способы обнаружения суть явления. Но такое удвоение мира несостоятельно, ибо бесконечность не может иметь абсолютного последнего основания; в лучшем случае такая С. это непознаваемая кантовская «вещь в себе». Однако именно это удвоение и питает, как это хорошо показал еще Ф.Нишце, «жреческие» претензии метафизиков на «высшее» и абсолютное знание. 3. С. как компонент внутреннего основания сущего, а именно те его характеристики (свойства, отношения, элементы), от которых зависят другие характеристики сущего и которые организуют это сущее как единство. В Я. соответственно входят организуемые характеристики. В коррелятивной онтологии употребляется этот третий смысл. - Сагатовский В.Н. Основы систематизациивсеобщих категорий. Томск. 1973. С. 260-261, 332-337; его же. Философия развивающейся гармонии (философские оснвы мировоззрения) в 3-х частях. Ч.2: Онтология. СПб. 1999. С. 226; его же. Триада бытия (введение в неметафизическую коррелятивную онтологию) Спб. 2006. С.34.

Источник: Философские категории авторский словарь

Сущность и явление
Как и значительная часть философских терминов, С. и Я. употребляются в различных смыслах. К тому же часто смешивают понятия С., содержания и качества. Дабы избежать неопределенности и смешения, уточним основные смыслы. 1. С. как «природа явления» или «сущность определенности». В этом случае явления предстают как разнообразные формы сущего в тех пределах,пока оно остается таковым, а С. это наиболее устойчивые, инвариантные свойства. 2. В классической метафизике эти категории фиксируют основное разделение бытия на нечто «стоящее за» и «по ту сторону» непосредственно воспринимаемого разнообразия и выступающее как его абсолютная основа, как подлинное бытие. Абсолютная основа – это С., а её относительные формы и способы обнаружения суть явления. Но такое удвоение мира несостоятельно, ибо бесконечность не может иметь абсолютного последнего основания; в лучшем случае такая С. это непознаваемая кантовская «вещь в себе». Однако именно это удвоение и питает, как это хорошо показал ещё Ф.Нишце, «жреческие» претензии метафизиков на «высшее» и абсолютное знание. 3. С. как компонент внутреннего основания сущего, а именно те его характеристики (свойства, отношения, элементы), от которых зависят другие характеристики сущего и которые организуют это сущее как единство. В Я. соответственно входят организуемые характеристики. В коррелятивной онтологии употребляется этот третий смысл.
Ист.: Сагатовский В.Н. Основы систематизациивсеобщих категорий. Томск. 1973. С. 260-261, 332-337; его же. Философия развивающейся гармонии (философские оснвы мировоззрения) в 3-х частях. Ч.2: Онтология. СПб. 1999. С. 226; его же. Триада бытия (введение в неметафизическую коррелятивную онтологию) Спб. 2006. С.34.

Источник: Философия антропокосмизма авторский словарь.

Сущность и явление
философские категории, отражающие стороны, необходимо присущие каждому объекту действительности. С. — совокупность наиболее глубоких, устойчивых свойств и отношений предмета, определяющая его происхождение, характер и направление развития. Я. — совокупность многообразных, внешних, подвижных, непосредственно открытых чувствам свойств и отношений предмета, представляющая собой способ проявления, обнаружения С. Идеалисты извращенно истолковывают эти категории, полагая либо С. идеальной («идеи» Платона, «абсолютная идея» Гегеля), либо Я. субъективным, а С. — объективной и непознаваемой (Кант, Агностицизм), либо объявляют субъективным само выделение в предмете С. и я. [Дьюи, Льюис), либо, наконец, совершенно отрицают С, а Я. отождествляют с ощущением (Мах, Феноменализм). С. и я. находятся в единстве: как не может быть «чистых», непроявляющихся С, так нет и Я., лишенных С; «сущность является. Явление существенно» (В. И. Ленин, т. 38, с. 249). Единство С. и я. проявляется также в том, что они переходят друг в друга. То, что в одно время (или в одном отношении) является С, может в др. время (или в др. отношении) стать Я., и наоборот. Однако единство С. и я. внутренне противоречиво, они сами оказываются сторонами противоречия. С. выступает как определяющее., а Я. — как определяемое; Я. дано непосредственно, С. же скрыта; Я. богаче признаками, чем С., но С. глубже, чем Я.; С. в предмете всегда одна, но проявляется она во множестве Я.; Я. более подвижно, чем С; одно и то же Я. может быть проявлением разных и даже противоположных С; Я. может выражать С. извращенно, неадекватно (Видимость).Однако противоречие существует не только между С. и я., но и в самой сущности, и эти противоречия являются осн. противоречиями предмета и определяют его развитие в целом. В противоположность метафизике, диалектический материализм признает изменчивость С. Противоречие С. и я. обусловливает сложный, противоречивый характер процесса, познания, «...если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня» (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. 25, ч. II, стр. 384). Бесконечное углубление от Я. к С, раскрытие С. вещей за внешними Я., обоснование того, почему С. проявляется так, а не иначе, — такова цель познания. Путем непосредственного созерцания человек познает лежащее на поверхности, явления. Познание С. достигается с помощью абстрактного мышления. В науке переход от познания Я. к познанию С. принимает специфический вид перехода от эксперимента (наблюдения) через описание к объяснению.

Источник: Философский словарь. 1963

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
диалектически взаимосвязанные между собой характеристики предмета. Сущность выражает целостность законов, присущих данному предмету, внутреннюю связь, объединяющую воедино различные стороны предмета и пронизывающую тот или иной предмет или процесс. Она раскрывает, таким образом, единство в многообразии свойств предмета. Явление — это внешние свойства и признаки предмета, постигаемые в чувственном познании — ощущении, восприятии и представлении. В явлении обнаруживаются законы, составляющие сущность предмета. В истории философии существовали самые различные точки зрения на природу С. и я. Кант, напр., рассматривал сущность как непознаваемую «вещь в себе», а явление — как нечто субъективное, присущее сознанию человека. Тем самым он отрывал одно от другого. Объективные идеалисты (Платон, Гегель и др.) хотя и признают познаваемость сущности, но считают ее идеальной. Конкретные предметы, по их мнению, есть лишь слабое, ограниченное воплощение идеальной сущности. Такие субъективные идеалисты, как Беркли, Мах, отрицают вообще существование сущности, поскольку для них явление — это совокупность ощущений, а кроме них, ничего индивидууму не дано. Диалектический материализм признает объективное существование и сущности и явления, рассматривает 4 их в тесной связи друг с другом. Сущность раскрывается в явлении, а явление обнаруживает сущность, отражает ее. «...Сущность является. Явление существенно» (Ленин). С. и я. образуют диалектическое противоречие. Явление отнюдь не совпадает с сущностью, оно может искаженно выражать внутренние существенные связи. «...Если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня» (Маркс). Задача науки в том и заключается, чтобы за внешним проявлением увидеть сущность, раскрыть целостность законов за внешними сторонами предмета. Явление богаче сущности, ибо оно включает в себя не только обнаружение существенных связей, но и всевозможные случайные отношения, индивидуальные черты и т. д. По сравнению с сущностью явление более подвижно, более динамично. Сущность относительно более устойчива. Но нельзя из этого факта делать вывод, что она вообще не изменяется. Несомненно, темпы развития сущности отличны от темпов изменения явлений, но и она развивается. Развитие сущности — это сложный, противоречивый процесс. Воспроизвести его в сознании намного труднее, чем описать явления, в к-рых обнаруживается эта сущность. Исследование С. и я. представляет собой различные ступени процесса познания. Сущность вещей может быть постигнута не чувственным восприятием, а теоретическим мышлением. Теоретическое знание раскрывает предмет в его конкретности, как сложную диалектическую систему необходимых связей, законов, тем самым воссоздавая сущность предмета.

Источник: Краткий словарь по философии. 1970

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
филос. категории, отражаю­щие всеобщие формы предметного мира и его познание человеком. Сущность - это внутр. содержание предме­та, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия; явление - то или иное обнаружение (выражение) предмета, внеш. формы его существования. В мышлении категории С. и я. вы­ражают переход от многообразия наличных форм предмета к его внутр. содержанию и единству - к по­нятию. Постижение сущности предмета составляет задачу науки.
В антич. философии сущность мыслилась как «на­чало» понимания вещей и вместе с тем как источник их реального генезиса, а явление - как видимый, ил­люзорный образ вещей или как то, что существует лишь «по мнению». Согласно Демокриту, сущность ве­щи неотделима от самой вещи и производна от тех атомов, из к-рых она составлена. По Платону, сущ­ность («идея») несводима к телесночувств. бытию, т. е. совокупности конкретных явлений; она имеет сверхчувств. нематериальный характер, вечна и беско­нечна. У Аристотеля, в отличие от Платона, сущность («форма вещей») не существует отдельно, помимо еди­ничных вещей; с другой стороны, сущность, по Арис­тотелю, не выводится из той «материи», из к-рой строит­ся вещь. В ср.-век. философии сущность резко проти­вопоставляется явлению: носителем сущности высту­пает здесь бог, а земное существование рассматривает­ся как неистинное, иллюзорное. В философии нового времени противопоставление С. и я. приобретает гносеологич. характер и находит свое выражение в кон­цепции первичных и вторичных качеств.
Кант, признавая объективность сущности («вещи в себе»), считал, что сущность принципиально не может быть познана человеком в ее самобытном существовании. Явление, согласно Канту, есть не выражение объектив­ной сущности, а лишь вызванное последней субъектив­ное представление. Преодолевая метафизич. противо­поставление С. и я., Гегель утверждал, что сущность является, а явление есть явление сущности. Вместе с тем в диалектич. идеализме Гегеля явление истолко­вывалось как чувственно-конкретное выражение «абс. идеи», что влекло за собой неразрешимые противоречия.
В бурж. философии 20 в. категории С. и я. получают идеалистич. истолкование: неопозитивизм отвергает объективность сущности, признавая реальными только явления, «чувств. данные»; феноменология рассматри­вает явление как самообнаруживающееся бытие, а сущность - как чисто идеальное образование; в экзи­стенциализме категория сущности вытесняется поня­тием существования, явление же трактуется в субъек­тивистском духе.
Подлинное содержание взаимоотношений С. и я. впервые было раскрыто марксистской философией. С. и я - универсальные объективные характеристики предметного мира; в процессе познания они выступают как ступени постижения объекта. Категории С. и я. всегда неразрывно связаны: явление представляет со­бой форму проявления сущности, последняя раскры­вается в явлении. Однако единство С. и я. не означает их совпадения, тождества: «...если бы форма проявле­ния и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая вауна была бы излишня...» (Маркс К., см. Маркс К, и Энгельс Ф,, Соч., т. 25, ч. 2, о. 384).
Явление богаче сущности, ибо оно включает в себя не только обнаружение внутр. содержания, существ. связей объекта, но и всевозможные случайные отно­шения, особенные черты последнего. Явления динамич­ны, изменчивы, в то время как сущность образует нечто сохраняющееся во всех изменениях. Но будучи устойчивой по отношению к явлению, сущность также изменяется: «...не только явления преходящи, подвиж­ны, текучи..., но и сущности вещей...» (Ле­нин В, И., ПСС, т. 29, с. 227). Теоретич. познание сущности объекта связано с раскрытием законов его развития: «...закон и сущность понятия од­нородные..., выражающие углубление познания чело­веком явлений, мира...» (там же, с. 136). Характери­зуя развитие человеч. познания, В. И. Ленин писал: «Мысль человека бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, поряд­ка, к сущности второго порядка и т. д. б е з конца» (там же, с. 227).

Источник: Советский философский словарь

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
философские категории, отражающие всеобщие необходимые стороны всех объектов и процессов в мире. С.— совокупность глубинных связей, отношений и внутренних законов, определяющих осн. черты и тенденции развития материальной системы. Я.— конкретные события, свойства или процессы, выражающие внешние стороны действительности и представляющие форму проявления и обнаружения нек-рой С. Категории С. и я. всегда неразрывно связаны между собой. В мире нет такой С., к-рая не обнаруживалась бы вовне и была непознаваемой, как нет и Я., к-рое не заключало бы в себе никакой информации о С. Но единство С. и я. не означает их совпадения, т. к. С. всегда скрыта за поверхностью Я., и чем глубже она лежит, тем более трудным и длительным оказывается ее познание в теории: “...если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня...” (Маркс К., Энгельс Ф. Т. 25. Ч. II. С. 384). Познание С. возможно лишь на основе абстрактного мышления и создания теории исследуемого процесса. Оно представляет собой качественный скачок от эмпирического к теоретическому уровню познания, связано с раскрытием гл. обр. определяющего в предметах, законов их изменения и развития. Это сопровождается переходом от описания к объяснению Я., к раскрытию их причин и оснований. Один из критериев познания С.— точная формулировка законов движения и развития объектов и подтверждаемость прогнозов, выводимых в качестве следствия из данных законов и условий их действия. Кроме того, С. может считаться познанной, если дополнительно известны причины возникновения и источники развития рассматриваемого объекта, раскрыты пути его формирования или технического воспроизведения, если в теории или на практике создана его достоверная модель (Моделирование), свойства к-рой соответствуют свойствам оригинала. Познание С. дает возможность отделить подлинное объективное содержание Я. от его видимости, устранить элемент искажения и субъективности в исследовании. Раскрытием С. задачи познания не исчерпываются. Необходимо теоретическое объяснение и обоснование сформулированных ранее законов, сферы их применимости, соотношения с др. законами и т. п. Решение данных вопросов связано с переходом к познанию более глубоких структурных уровней материи либо с раскрытием системы более общих связей и отношений, в к-рую рассматриваемое Я. входит в качестве элемента. Это требует познания более общих и фундаментальных законов бытия, из к-рых найденные ранее законы и процессы следуют в виде их частных проявлений. Совершается переход к более глубокой С., на новых структурных уровнях материи. “Мысль человека бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т. д. без конца” (Ленин В. И. Т. 29. С. 227). Во взаимоотношении С. и я. обнаруживается диалектика единства и многообразия. Одна и та же С. может иметь множество различных проявлении, равно как и всякое достаточно сложное Я. может определяться несколькими С., относящимися к разным структурным уровням материи. С. всегда более устойчива, чем конкретные Я., но в конечном счете и сущности всех систем и процессов в мире также изменяются в соответствии со всеобщими диалектическими законами развития материи. Та совокупность законов и глубинных отношений, к-рая вы- ступает как С. первого порядка по отношению к чувственно воспринимаемым Я., сама будет проявлением С. более глубокого порядка и т. д. Всякая наука лишь тогда достигает зрелости и совершенства, когда она раскрывает С. исследуемых ею Я. и оказывается в состоянии предвидеть их будущие изменения в сфере не только Я., но и С. Агностицизм неправомерно разрывает С. и я., рассматривает С. как непознаваемость, «вещь в себе», якобы не обнаруживающуюся в Я. и недоступную познанию. С др. стороны, идеалисты приписывают С. вещей идеальное, божественное происхождение, считая ее первичной по отношению к материальным вещам в мире (идеальный мир общих сущностей Платона, то-мизм, “абсолютная идея” Гегеля, совр. неотомизм). Нек-рые представители идеализма отрицают объективность С., считая, что разум “диктует” законы природе, а Я. отождествляют с “элементами мира”, к-рые понимаются как комбинация физического и психического (Мах, Эмпириокритицизм, Феноменализм).

Источник: Философский энциклопедический словарь

СУЩНОСТЬ и ЯВЛЕНИЕ
традиционные философские категории, под которыми принято понимать, в одном случае, внутреннее содержание предмета, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия (сущность), в другом - способы выражения предмета (явление). В античной философии понятие "сущность" происходит, как и во многих других языках, от понятия "бытие". Философской рефлексии впервые это понятие было подвергнуто Парменидом, основной смысл выводов которого продолжал отчетливо присутствовать у Демокрита, Платона, Аристотеля и Плотина. Позиция Парменида сводится к трем основным положениям: 1) бытие есть, а небытия нет; 2) бытие едино и неделимо; 3) бытие познаваемо, а небытие - нет. Платон идеи называет сущностями и с Парменидом его связывает убеждение, что бытие (идеи) вечно, неизменно и познаваемо лишь умом, а также то, что "иное" (небытие) существует только благодаря своей причастности бытию. Аристотель отказывается считать "сущностями" вечные умопостигаемые идеи и предлагает двойственное понимание С. В первом понимании С. есть само бытие (отдельные индивидуумы); на него указывают и к нему отнесены все категории: "Бытие же само по себе приписывается всему тому, что обозначается через формы категориального высказывания; ибо сколькими способами делаются эти высказывания, в стольких же смыслах обозначается бытие". Во втором понимании у Аристотеля первая С. не является отдельным индивидуумом, ибо, если имеет место неделимость вещи по виду, С. будет тождественна форме вещи, если же имеет место неделимость по числу, то С. будет составное из формы и материи. Т. о., С., по Аристотелю, не может быть принадлежностью только чувственной вещи. Двойственное понимание С. у Аристотеля способствовало возникновению в логике и онтологии средних веков номинализма и реализма.
Идя вслед за Августином, Боэций утверждает, что только в Боге бытие и С. тождественны, поэтому только Бог есть простая субстанция, которая ничему не причастна, но которой причастно все. Подобно Боэцию, Фома Аквинат различает бытие и С., но тем не менее не противопоставляет их, а показывает их общность, ибо через С. и в ней сущее имеет свое бытие. Субстанции (С.) обладают самостоятельным бытием, в отличие от акциденций, которые существуют только благодаря субстанциям. Средневековая философия провозглашает принцип, что С. и бытие - не одно и то же. Бытие тождественно благу, совершенству и истине. В XIII - XIV вв. у представителей номинализма появляется иное понимание бытия, которое подготовило его трактовку в новое время. По Оккаму, в божественном уме не существуют идеи в качестве прообразов вещей. Прежде Бог творит вещи, а затем уже в его уме возникают идеи как репрезентации этих вещей, т. е. как представления, вторичные по отношению к единичным сущим. Согласно этому воззрению, С. утрачивает свое значение самостоятельно сущего, которому принадлежат акциденции, не имеющие бытия без соответствующих субстанций. Поэтому Оккам утверждает, что познание должно быть направлено не на С. вещи, т. е. не на вещь в ее всеобщности, а на единичную вещь. Человеческий ум - это не бытие, а представление, направленность на бытие, а потому противостоящий объекту. В номинализме фактически совпадают умопостигаемое бытие вещи и ее эмпирически данное бытие, т. е. ее явление.
В новое время Кант, признавая объективность С. ("вещи в себе", а точнее, "вещи самой по себе"), доказывал неисчерпаемость сущности вещи в ее самобытном существовании. Явление же есть вызванное С. представление в трансцендентальном субъекте. То, чем вещь является для нас (феномен) и что она представляет сама по себе (ноумен), имеет у Канта принципиальное различие. Сколько бы мы не проникали в глубь Я., наше знание все же будет отличаться от вещей, каковы они в действительности. Разделение мира на доступные знанию Я. и "вещи сами по себе" послужило тому, что Канта безосновательно обвиняли в агностицизме. Стремясь преодолеть метафизическое противопоставление С. и Я., Гегель утверждал, что С. является, а Я. есть явление С., которая является чувственно-конкретным выражением "абсолютной идеи". Дальнейшим шагом по преодолению субъектно-объектной методологии в рассмотрении С. и Я., была феноменологическая теория предметов. В ней предмет обозначает каждое "нечто", которое может стать субъектом высказывания; здесь предметом являются "тождество", "равенство", "отношение", но также и какая-нибудь вещь или процесс. В современной философии категории С. и Я. все более вытесняются такими понятиями, как, например, "структура" (в структурализме) или "смысл" и "текст" (в феноменологии и герменевтике).
С. А. Азаренко

Источник: Современный философский словарь

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
категории философского дискурса, которые характеризуют устойчивое, инвариантное в отличие от изменчивого, вариативного.
Сущность — это внутреннее содержание предмета, выражающееся в устойчивом единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия; явление — то или иное обнаружение предмета, внешние формы его существования. В мышлении эти категории выражают переход от многообразия изменчивых форм предмета к его внутреннему содержанию и единству — к понятию. Постижение сущности предмета и содержание понятия о нем составляют задачи науки.
В античной философии сущность мыслилась как «начало» понимания вещей и вместе с тем как источник их реального генезиса, а явление — как видимый, изменчивый образ вещей или как то, что существует лишь «по мнению». Согласно Демокриту, сущность веши неотделима от самой вещи и производна от тех атомов, из которых она составлена. По Платону, сущность («идея») несводима к телесно-чувственному бытию; она имеет сверхчувственный нематериальный характер, вечна и бесконечна. Аристотель понимает под сущностью вечный принцип бытия вещей (Метафизика, VII, 1043а 21). Сущность постигается в понятии (Мет, VII 4, ЮЗОаЬ). У Аристотеля, в отличие от Платона, сущность («форма вещей») не существует отдельно, помимо единичных вещей. В средневековой схоластике проводится различие между сущностью (essentia) и существованием (existentia). Каждая вещь — это существо сущности и существования. Сущность характеризует quidditas (что есть) самой вещи. Так, согласно Фоме Аквинекому, сущность — то, что выражается в дефиниции, которая объемлет родовые основания (Summatheol., I, q.29). Сущность вещи состоит из общей формы и материи в соответствии с родовыми основаниями. Вместе с тем аристотелевское различение формы и материи приобретает у него иной смысл, поскольку сущность определяется через ипостась и через лицо, т. е. наполняется теологическо-креационистским содержанием.
В новой философии сущность связывается с акциденциями, которые дают телу определенное имя (Гоббс Т. Избр. произв., т. 1. M., 1964, с. 148). Б. Спиноза рассматривал сущность как «то, без чего вещь и, наоборот, что без вещи не может ни существовать, ни быть представлено» (Этика, II, определение 2). Д. Локк называет сущностью реальное строение вещей, внутреннюю структуру, от которой зависят познавательные свойства, проводит различие между номинальной и реальной сущностью. Лейбниц называет сущностью возможность того, что полагают и выражают в дефиниции (Новые опыты, III, 3 § 15). Для X. Вольфа сущность — то, что вечно, необходимо и неизменно, то, что составляет основу вещи. В философии Нового времени противопоставление сущности и явления приобретает гносеологический характер и находит свое выражение в концепции первичных и вторичных качеств.
Кант, признавая объективность сущности, считал, что сущность характеризует устойчивые необходимые признаки вещи; явление, согласно Канту, вызванное сущностью субъективное представление. Преодолевая противопоставление сущности и явления, Гегель утверждал, что сущность является, а явление есть явление сущности, рассматривая их как рефлексивные определения, как заключающее понятие, как абсолютное, выразимое в существовании.
Неопозитивизм отвергает объективность сущности, признавая реальными только явления, «чувственно данные»; феноменология рассматривает явление как самообнаруживающееся бытие, а сущность — как чисто идеальное образование; в экзистенциализме категория сущности вытесняется понятием существования. В марксистской философии сущность и явление — универсальные объективные характеристики предметного мира; в процессе познания они выступают как ступени постижения объекта. Они неразрывно связаны: явление представляет собой форму проявления сущности, последняя раскрывается в явлениях. Однако их единство не означает их тождества: «...если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня...» (К. Маркс, см. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. 2. с. 384).
Явление богаче сущности, ибо оно включает в себя не только обнаружение внутреннего содержания, существенных связей объекта, но и всевозможные случайные отношения. Явления динамичны, изменчивы, в то время как сущность образует нечто сохраняющееся во всех изменениях. Но будучи устойчивой по отношению к явлению, сущность также изменяется. Теоретическое познание сущности объекта связано с раскрытием законов его функционирования и развития. Характеризуя развитие человеческого познания, В. И. Ленин писал: «Мысль человека бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т. д. без конца» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 227).
Лит.: Ильенков Э. В. Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» К. Маркса. М., 1960; Богданов Ю. А. Сущность и явление. К., 1962; История марксистской диалектики. М., 1971, разд. 2, гл. 9.

Источник: Новая философская энциклопедия

СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ
всеобщие формы предметного мира и его освоения человеком. Сущностью называют действит. содержание предмета, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия; явлением называют то или иное обнаружение (выражение) предмета – его эмпирически констатируемые, внешние формы существования. В мышлении категории С. и я. выражают потребность перехода и сам переход от многообразия наличных форм бытия предмета к его внутр. содержанию и единству – к понятию. Постижение сущности предмета составляет задачу науки. Четкое разделение категории С. и я. характерно уже для антич. философии (за исключением софистов). Сущность толкуется здесь как "начало" понимания вещей и вместе с тем как исходный пункт их реального генезиса. Антич. философы показали, что непосредственно, в созерцании вещи часто предстают не в своем сущностном (истинном) виде, а в одеянии вводящих в заблуждение призраков; поэтому задача состоит в том, чтобы путем размышления проникнуть в подлинную суть вещей, в то, что они есть "по истине". Согласно Демокриту, сущность ("идея") вещи неотделима от самой вещи и производна от тех атомов, из к-рых она составлена. При этом совершенно необъяснимой остается вещь как целостность. Порядок (образ, форма, "идея") сцепления атомов в нек-рое единство – вещь – фактически предстает чем-то случайным, лишенным самостоятельности. В противоположность этому Платон развивает тезис о приоритете целого (сущности) над составляющими его элементами. "Идея", сущность вещи стала пониматься как изначально самостоятельная, не сводимая к телесно-чувств. бытию, к наличной совокупности конкретных явлений; она всегда остается чем-то большим, чем множество ее чувств. воплощений, т.к. за ней сохраняется способность выражаться во все новых образах. Это отличие резко подчеркивается утверждением сверхчувственного, имматериального характера сущности, ее вечности, бесконечности, неизменности. Проблема С. и я. занимает центр. место в системе Аристотеля, пытавшегося преодолеть антиномичность взглядов Демокрита и Платона. Отказываясь от признания сущности как самостоят. реальности, ее отделенности от конкретно-чувств. вещей, Аристотель в противоположность Платону исходит из того, что невозможно, "... чтобы врозь находились сущность и то, чего она есть сущность" (Met. I, 9, 991 в 5; рус. пер., М., 1934). Сущность, "форма вещи" есть всеобщее родо-видовое определение вещи: ничто всеобщее не существует отдельно, помимо единичных вещей. Вместе с тем Аристотель выступает и против демокритовского свед?ния сущности вещи к составляющим ее элементам, утверждая, что идея, форма вещи не выводится из той "материи", из к-рой строится вещь (напр., форма дома не выводится из кирпичей). Это направление мысли приводит Аристотеля к выводу о конечном, преходящем характере вещей, переживающих возникновение и гибель, и об отсутствии этих характеристик у форм вещей (т.е. у видов сущностей): "... форму никто не создает и не производит, но вносит ее в определенный материал, и в результате получается вещь, состоящая из формы и материи" (там, же, VIII 4, 1043 в 16). Т.о., Аристотель в ряде пунктов оказывается вынужденным возвращаться к т. зр. Платона. Ср.-век. философия, развиваясь под прямым влиянием христианства, связывает проблематику С. и я. с резким противопоставлением мира горнего и мира земного. Носителем сущности выступает здесь бог, а мирское существование рассматривается как неистинное, иллюзорное. Философия нового времени, порывая со схоластич. традицией, вместе с тем воспринимает и проводит заложенное в ср. века расщепление С. и я., перенося его на почву гносеологии. Одним из выражений такого расщепления явилась концепция первичных и вторичных качеств (см. Первичные качества). Осн. расхождения в понимании сущности и ее отношения к явлениям, к человеч. опыту выявились в проблеме природы общих понятий, лежащих в основе теоретич. объяснения действительности и выражающих самую глубокую сущность вещей. По этой проблеме противоборствовали позиции рационализма и эмпиризма. Попытку преодолеть возникшие трудности предпринял Кант. Признавая реальность, объективность "вещи в себе", сущности, Кант утверждает, что эта сущность принципиально не может быть познана человеком в ее самобытном существовании. Явление есть не выражение объективной сущности ("вещи в себе"), а лишь аффицированное "вещью в себе" субъективное представление (см., напр., И. Кант, Соч., т. 3, М., 1964, с. 240). Решая вопрос об отношении знания к чувственности, Кант ставит проблему объективности воспроизведения чувственно данного многообразия явления в сознании (см. тамже, с. 262), т.е. проблему единства, тождества субъективного и объективного, но это требование совпадения субъективного (последовательности воспроизведения явления в знании, в понятии) с объективным остается у него еще в рамках субъективности. Утверждая в учении о разуме наличие в составе знания особых идей, выполняющих функцию организации знания в целостную теоретич. систему и доказывая их необходимость, плодотворность, Кант в то же время отказывает этим безусловным идеям в "конститутивном" (т.е. объективном) значении, не считает их внутр. единством самого чувств. многообразия (см. тамже, с. 367 и др.). Преодолевая кантовский дуализм субъективного и объективного, Гегель строит диалектич. понимание С. и я. на основе концепции "объективности понятия", тождества мышления и бытия. То, что у Канта было непреодолеваемой противоположностью субъективного и объективного, у Гегеля выступило лишь формой выражения внутр. противоречивости самой действительности – ее чувств.-эмпирич. облика и ее внутр. содержания. Противоречие (неравенство) субъекта, его знаний об объекте и самого объекта есть лишь форма выражения противоречия объекта, действительности. Поэтому всякое явление вещи сознанию, не соответствующее самой вещи, есть не искажение вещи сознанием, а выражение ее собственной, из самой вещи вытекающей ложной видимости. Гегель преодолевает характерное для Канта метафизич. противопоставление С. и я. Для него сущность "не находится з а явлением или п о т у с т о р о н у я в л е н и я, а именно потому, что сущность есть то, что существует, существующее есть явление" (Соч., т. 1, М.–Л., 1929, с. 221). Эта мысль Гегеля получила высокую оценку Ленина. Явление есть не субъективное выражение непостижимой "вещи в себе", а ее собств. выражение и развертывание. Вместе с тем в явлении сущность не только выражается, но и маскируется, представая часто в чуждом, "лишенном сущности" виде. Поэтому задача теоретич. познания состоит в том, чтобы критически осмыслить непосредств. видимость вещей ("чувств. достоверность") и проникнуть в подлинное содержание действительности, постигнуть ее "идею", под к-рой Гегель понимает всеобщие определения действительности в их связи и единстве. Явление есть лишь конечное, чувственно-конкретное выражение идеи, представляющей собой самостоятельную, саморазвивающуюся субстанцию. Развитие этого противопоставления при подчеркивании приоритета абс. идеи привело гегелевскую концепцию С. и я. к противоречиям, к-рые Фейербах и Маркс охарактеризовали как "дуализм" этой концепции. Критикуя Гегеля за раздвоение и отчуждение под именем идеи действит. мира от него самого, за превращение сущности мышления, природы, человека в нечто трансцендентное, Фейербах рассматривает как единственную и подлинную реальность чувственность, предметный мир (см. Л. Фейербах, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955, с. 115). Но отбрасывая идеалистич. извращение проблемы как плод субъективной абстракции, оп отбрасывает и то реальное содержание, к-рое получило выражение в этом извращении. В результате он приходит к характерному для эмпиризма отождествлению сущности с бытием со всеми вытекающими отсюда слабостями и противоречиями. В отличие от Фейербаха, Маркс в работах 40-х гг. указывает действит. основание гегелевского извращения отношения С. и я. Для Маркса это "извращение" – не только факт теоретич. сознания, но и реальный историч. процесс. Отсюда возникает задача раскрытия механизма обособления сущности от существования, от форм наличного бытия и приобретения этими формами мнимой, призрачной сущности. Исследование этого механизма привело Маркса к формулированию концепции формы превращенной. В "Капитале" Маркс показывает, что сущность вещи не есть некая реализующаяся в вещи и принципиально отличная от нее "идея" или какое-то иное, гетерогенное самому предмету "начало", а представляет собой внутр. связь, единство всех эмпирич. проявлений вещи. Сущность – это место данного предмета в системе др. предметов, определяющее все его специфич. особенности. Рассматривая всякую вещь и действительность в целом как историч. процесс, Маркс показывает, каким образом в этом процессе складывается структура предмета – единство внутр. содержания (внутр. законов движения) и внешних, поверхностных явлений, непосредственно не совпадающих и часто противоположных сущности. Простейшие формы бытия предмета в процессе своего превращения в более развитые формы не только сохраняются (часто в преобразованном виде) рядом с этими более развитыми формами, но и содержатся в них как их основание, как их внутр. содержание и основа, на к-рой они вырастают – исторически и логически. По мере формирования предмета как развитого конкретного целого сущность – всеобщее основание и закон его бытия – начинает выступать как нечто отличное и отдельное от каждой "частной" формы проявления предмета, как нечто им всем противостоящее. Кажется, что все формы конкретно-чувств. бытия предмета вытекают (полагаются) из сущности. В действительности же движение "от сущности к бытию" и его наличным формам есть движение от одних – более простых и ранних, исходных – форм бытия предмета к другим, в конечном счете – к непосредственно наличным, чувственно- конкретным формам бытия предмета через их развитие. Поэтому на деле "непосредственные", эмпирически данные формы существования предмета оказываются самыми опосредованными, "конечными" формами. Явление поэтому может быть научно понято не само по себе, а только из сущности и на основе ее. Явление само раскрывает свою несамостоятельность, неистинность через противоречие др. явлению того же предмета. Поэтому-то наука и не может ограничиться лишь систематизацией, простым "обобщением" явлений и их видимой связи, а должна критически проанализировать их, проникнуть в их сущностное содержание. Расхождение, отделение форм проявления от внутр. содержания, от сущности есть результат истории противоречий самой сущности. Совпадение, тождество С. и я. достигается лишь через опосредование сущностного содержания, через анализ промежуточных звеньев (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 316). Противоречие сущности, внутр. закона и выражающей его теории с явлением, с видимым положением вещей разрешается в контексте восхождения от абстрактного к конкретному. При этом предшествующие представления не отбрасываются при формировании нового значения, а сохраняются в критически переосмысленном виде как выражение "поверхности явлений". С этой т. зр. эмпиристски-позитивистская методология есть выражение некритич. отношения к эмпирии, отношения к вещам "как они нам кажутся", а не как они есть на самом деле. В большинстве направлений совр. бурж. философии проблема С. и я. не рассматривается в ее традиц. виде, либо толкуется нигилистически. Последнее наиболее резко выражено в неопозитивизме, к-рый признает реальными только явления, "чувственные данные", а сущности отказывает в объективном существовании. Напр., Рассел считает вопрос о сущности чисто лингвистическим, т.к., по его мнению, сущность может иметь слово, а не вещь (см. Б. Рассел, История зап. философии, пер. с англ., М., 1959, с. 221–22). В субъективистском духе толкует понятие сущности и Ф. Франк (см., напр., Ф. Франк, Философия науки, пер. с англ., М., 1960, с. 65). В экзистенциализме проблема Сия. отодвинута в связи с выдвижением на передний план проблемы существования. В духе докантовской метафизики толкуются категории С. и я. в неотомизме. Лит.: Ильенков Э. В., Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" К. Маркса, М., 1960; Богданов Ю. ?., Сущность и явление, К., 1962; Вахтомин Н. К., О роли категорий С. и я. в познании, М., 1963; Никитченко B.C., Соотношение категорий С. и я. в марксистско-ленинской философии, Таш., 1966; Науменко Л. К., Монизм как принцип диалектич. логики, ?.-?., 1968. А. Сорокин. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.



Найдено научных статей по теме — 15

Читать PDF
78.49 кб

Образ и явление сущности идентичности

Баркова Валентина Васильевна, Сидорова Ульяна Владимировна
В статье проанализированы основные подходы и направления в осмыслении феномена идентичности и его смысловых оттенков в историко-философском контексте; обозначены духовная, нравственная, социальная составляющие понятия идентичности
Читать PDF
375.56 кб

К проблеме сущности девиации как социальном явлении

Бацына Яна Валерьевна
В статье проанализирована проблема отклоняющегося поведения как социокультурного феномена. Девиация рассматривается относительно конкретной исторической эпохи. Поиск грани между девиацией и нормой остается с многоточием.
Читать PDF
821.46 кб

Размышления о поэзии как о явлении, сущности и системе

М. А. Пекелис, С. С. Антипов
В статье предпринята попытка создания общей теории поэзии. Поэзия рассматривается как явление, сущность и система. Введены и обоснованы понятия поэтических: среды, пространства, поля, потенциала, дара.
Читать PDF
231.36 кб

Эстетика видео: к проблеме терминологии и сущности явления

Потемкин С. В.
В современном искусствознании нет научного определения понятия «эстетика видео».
Читать PDF
207.47 кб

Социальный кризис в контексте категорий «Сущность» и «Явление»

Фельдман Владимир Романович
Статья содержит результаты анализа социально-философской и социологической литературы по проблематике социального кризиса, представлена авторская концепция системного кризиса общества, дается обоснование его сущности.
Читать PDF
651.46 кб

Сущность и содержание коммуникации как социокультурного явления

Горбачева Наталья Борисовна
В работе автор рассматривает коммуникацию в теоретических концепциях в качестве предмета научного познания.
Читать PDF
257.16 кб

Канон как социокультурное явление, его сущность, структура и функции

Попов Александр Иванович
В европейской традиции теоретический конструкт «канон» относят к античности и связывают его с творчеством известного скульптора Поликлета, создавшего скульптуру копьеносца Дорифора, которую затем стали именовать термином «канон» в
Читать PDF
114.59 кб

Сущность и основные характеристики эвтаназии как социального явления

Михайлова Т. В.
Рассматривается проблема эвтаназии как социального явления, выявляются ее характеристики. Раскрывается проблема эвтаназии как проблема права самореализации на жизнь и на смерть.
Читать PDF
565.11 кб

Экономическая сущность явления «Благотворительность»: цели и принципы

Буданцева Светлана Викторовна
В работе благотворительность рассматривается как экономическое явление. Выделяются основные цели и принципы благотворительности в России. Дается определение мотивации благотворительной деятельности.
Читать PDF
258.66 кб

Сущность и явление глобализации международных коммуникационных систем

Шумило Александр Витальевич
В статье исследована сущность глобализации как явления, изучены ее основные характеристики, выявлены перспективы и риски развития глобальных международных коммуникационных систем.
Читать PDF
1,011.94 кб

"ТРАДИЦИОННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ" В КОНТЕКСТЕ КАТЕГОРИЙ "СУЩНОСТЬ" И "ЯВЛЕНИЕ"

Фельдман Владимир Романович
В статье представлены некоторые концепции сущности и содержания «традиционной цивилизации.
Читать PDF
316.80 кб

Понимание: деятельностный подход к проблеме определения сущности явления

Любутин Константин Николаевич, Кондрашов Петр Николаевич
Читать PDF
279.81 кб

«Философия нереального» Оскара Уайльда: к вопросу об истоках и сущности явления

Валова Ольга Михайловна
В основе эстетики О.Уайльда лежит его философия нереального.
Читать PDF
2.35 мб

Понятие и сущностная характеристика виктимности как социально-педагогического явления

Сысоева Валерия Валерьевна
В статье раскрывается понятие «виктимность», даётся определение социально-педагогической виктимологии, перечисляются виды жертв неблагоприятных условий социализации, приводятся различные классификации виктимности.
Читать PDF
515.37 кб

Русский литературный экспрессионизм: к вопросу о генезисе, границах и сущности явления

Шестакова М.А.
В статье исследуются некоторые краеугольные вопросы истории и теории русского литературного экспрессионизма. Отмечается взаимодействие западного и русского экспрессионизма в литературе и культуре первых десятилетий ХХ века.