Страх

Найдено 20 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Страх
состояние преувеличенной опасности, гипертрофированная оценка угрозы безопасности, когда человек подчинен главному критерию, взятому им из уровня материальной жизни. Страх сообществ за свою безопасность и отсутствие Духовной Этики в обществе фактически сделал легкодоступным любой вид оружия и любой способ реализации животной агрессии.

Источник: Краткий критериологический словарь

Страх
категория, которая введена в философию одним из основателей экзистенциализма С. Кьеркегором. Страх – это отрицательная эмоция, возникающая у человека в ситуации реальной опасности. С. Кьеркегор различал: а) эмпирический страх, связанный с конкретной опасностью; б) безотчетный, или метафизический, страх (т. е. душевная тоска, соединенная с грустью).

Источник: Философия и методология науки (понятия категории проблемы школы направления). Терминологический словарь-справочник 2017

Страх
1. В повседневном словоупотреблении - отрицательное переживание как реакция на реальную или воображаемую опасность. 2. Иррациональный настрой на общую атмосферу опасности, если таковая господствует в данном обществе. 3. Фундаментальный настрой, выражающийся в переживании господства ничто в этом мире (Кьекегоор, у Хайдеггера С. переходит в ужас по поводу того, что «Ничто ничтожит»), конечности человеческой жизни, неизбежности смерти. Подле

Источник: Философия антропокосмизма авторский словарь.

СТРАХ
в философии Хайдеггера состояние, в котором человеческое существование благодаря собственному бытию оказывается перед самим бытием. Причина страха - само бытие в мире. Страх обособляет человеческое существование и раскрывает его, т. о., как возможное бытие, как свободное бытие, свободное в понимании самого себя и выборе самого себя. По Сартру, страх - это боязнь самого себя вследствие свободы недетерминированного характера, которую нельзя предвидеть. См. также Техника.

Источник: Философский энциклопедический словарь

Страх

Существуют различные виды страха: из них физический страх, единственный традиционно презираемый вид страха - далеко не самый вредный. Моральный и интеллектуальный страх гораздо хуже. Всякий страх в той или иной мере вызывает злость, которая, поскольку не смеет излиться на устрашающий объект, находит выход в тирании над более слабым. Так же, как жестокость властителей порождает страх, страх рабов порождает жестокость. Страх общественного осуждения, вероятно, является одной из главных причин низости и суровости современного мира.

Источник: Философский словарь разума, материи, морали

СТРАХ
эмоция, проявляющаяся в ситуациях угрозы биол. или соц. существованию индивида и направленная на источник действительной или воображаемой опасности. Аффективное псих. состояние ожидания опасности, при к-ром реальная опасность исходит от внешн. объекта, а невротическая — от требования влечения. С. имеет широкий диапазон оттенков: опасение, боязнь, испуг, ужас. Тревога — состояние, возникающее в случае, если источник опасности не определен. Виды С.: С. реальный, С. невротический, С. совести. Единственное место сосредоточения С. — чел. «Я». Согл. А.Адлеру, С. проистекает от подавления агрессивного влечения, играющего гл. роль в обыденной жизни и в неврозе. Н.Д.Наумов

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

Страх
модус расположения. Объект (“Перед-чем”) страха, “страшное” – это наличное, подручное или соприсутствие.Объект страха обязательно должен обладать вредоносностью; поскольку вредоносность нацелена на определенный круг того, что может быть ею задето, значит она определена на области. Источник страха всегда находится в не в поддающейся овладению близости, но все же близится. Вредоносность несет в себе возможность не наступить, что не уменьшает страха, а формирует его. Страх возникает не после фиксации будущего зла, а вместе с ним, страх есть открытие приближающегося в его страшности или, другими словами, страх есть усмотрение страшного. Хайдеггер подробно описывает такие видоизменения страха, как испуг, жуть и ужас, а кроме того упоминает, что страх может выступать в форме застенчивости, стеснительности, боязливости, ступора.
 

Источник: Словарь хайдеггерианских терминов (по “Бытию и времени”)

СТРАХ
(Angst) — чувство, которое сопровождает представление о будущем несчастье. От опасения (боязни) страх отличается тем, что он не связан с каким-то определенным угрожающим объектом (боязнь опасного зверя, вооруженного преступника и т. п.). В философии Хайдеггера это состояние, в котором человеческое существование благодаря собственному бытию оказывается перед самим бытием. Причина страха — само бытие-в-мире. Страх обособляет человеческое существование и раскрывает его, таким образом, как возможное бытие, как свободное бытие, свободное в понимании самого себя и выборе самого себя. По Сартру, страх — это боязнь самого себя, своего собственного вследствие свободы недетерминированного поведения, которого нельзя предвидеть; см. также Техника.
S. Kierkegaard. Der Begriff А. (1844), in: Ders. Gesammelte Werke, I— XLI, 1950—1974, XI; S. Freud. Hemmung, Symptom und A. (1926), in: Ders. Gesammelte Werke, XIV, 1948,1977; J.-P. Sartre. L’être et le néant. Paris, 1943; A. Künzli. A. als abendländ. Krankheit, 1948; A. Silva-Tarouca. Die Logik der A., 1953; H. v. Ditfurth (Hg.). Aspekte der A., 1964; K. Schlechta (Hg.) A. u. die Hoffnung in unserer Zeit, 1965; W. Bitter (Hg.). A. u. Schuld in theolog. u. Psychotherapeut. Sicht, 1971; R. Lenné. Das Urphänomen A., Analyse u. Therapie, 1975; H. W. Krohne. Theorien zur A., 1976.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

СТРАХ
1) в психологии отрицат. эмоция, возникающая в результате реальной или воображаемой опасности, угрожающей жизни организма, личности, защищаемым ею ценностям (идеалам, целям, принципам и т. п.). 2) Одно из осн. понятий экзистенциализма. Было вве­дено Кьеркегором, различавшим обычный «эмпирия.» страх-боязнь (нем. Furcht), вызываемый конкретным предметом или обстоятельством, и неопределенный, без­отчетный страхтоску (нем. Angst) - метафизич. С., неизвестный животным, предметом к-рого является ничто и к-рый обусловлен тем, что человек конечен и знает об этом. У Хайдеггера С. открывает перед «экзи­стенцией» ее последнюю возможность - смерть. У Сарт­ра метафизич., экзистенциальный С. (angoisse) истолко­вывается как С. перед самим собой, перед своей воз­можностью и свободой. 3) Ранний психоанализ, также различая рациональный С. перед внеш. опасностью и глубинный, иррациональный С., трактовал последний как результат неактуализированных жизненных стремлений, подавления невоплощенных желаний. В совр. неофрейдизме С. становится как бы всеобщим иррациональным состоянием, связанным с иррацио­нальным характером совр. бурж. общества, и гл. источ­ником невроза.
Ряд теорий происхождения религии, восходящих к античности (Демокрит, Лукреций, в новое время - Юм, Гольбах, Фейербах и др.), рассматривают чувство С. как причину возникновения религ. представлений и верований; см. Религия.

Источник: Советский философский словарь

СТРАХ
сильное душевное волнение, вызванное неожиданной опасностью. Это состояние может также вызываться неясным предчувствием, томительным ожиданием, чувством неблагополучия. Страх обладает всепроникающей мощью, он – глубочайшая бездна, в которой гибнут люди и народы. Люди размышляли о страхе исстари, едва задумались о мироздании. Позже, обратив взор на самих себя, люди стремились разгадать собственные наваждения. Многие мудрецы, от античного философа Сократа до современного мыслителя Сартра, пытались проникнуть в природу страха. Художественная литература коснулась разных граней этого феномена человеческого существования. Страх – глубинное человеческое состояние, порождаемое способностью человека осознавать несовершенство мира, его коллизии. Человек – единственное животное, для которого само существование является проблемой... Можно ли отождествить тревогу и страх? Нет. Страх нередко порождается конкретными причинами. Мы боимся смерти, разорения, предательства, нападения. Все это порождает смятение духа. Фактор враждебности, как говорится, налицо. Но есть и другой тип страха, когда никакой реальной опасности нет, а человек все равно бывает в предельном замешательстве. Это страх человека перед самим собой. Великий датский философ Кьеркегор проводил различие между этими двумя экзистенциальными состояниями. Есть безотчетная тревога, постоянно живущая в душе человека и взыскующая все новые и новые образы. Но есть и страх, порожденный конкретными угрозами. Зигмунд Фрейд и его последователи тоже различали страх рациональный, который обусловлен внешними факторами, и страх глубинный, иррациональный. Страх в истолковании психоанализа – это итог тайных вожделений, несостоявшихся побуждений.

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

СТРАХ

- 1) В философии религии страх относят к религиозному опыту и видят в нем благоговейный трепет души в ответ на открывшееся присутствие Высшего; отличают также страх как боязнь души потерять общение с Богом, разрушить грехом отношения любви с Богом. 2) Древний ужас - страх перед Судьбой, смертью, бесами, властями, необеспеченностью жизни, страданиями и пр. Такой страх связан с ложью, жестокостью, суевериями, унижением человека, социальным порабощением и зависимостью от природы, он есть в глубине эротики, закрывает дорогу к истине и добру, обесценивает жизнь и лишает надежды, привязывает к низшему. "Религиозная жизнь человечества наполнена страхом, хотя можно было бы сказать, что цель религиозной жизни есть победа над страхом" (Н.Бердяев). Его побеждает любовь к истине. Христианство решительно выступило против демонов, порабощавших человечество такими страхами, но в ходе истории в христианство отчасти проникли и эти виды страха. 3) Страх в экзистенциализме - не малодушие, не боязнь, а "метафизический ужас" перед решающим выбором, возникающий, когда человек открывает "бездну бытия" и получает шанс "выйти в бытие" из своей "заброшенности" в отчуждающую и духовно пустую повседневность. "Войти в бытие" - значит обрести и исполнить высший смысл своей жизни, свое призвание: нужна готовность свободно ответить на "зов бытия", когда нет никаких внешних гарантий успеха. Это - риск. Однако, если не сделать такого шага сквозь свой страх, то человека, отвернувшегося от "зова бытия", ждет отчаяние. "Познание истины дается не страхом, а победой над страхом" (Н.Бердяев). 4) "Чем меньше духа, тем меньше страха" (С.Кьеркегор). И здесь два его вида: во-первых, возникающий на решающих этапах духовного восхождения - от неверия к вере и при углублении самой веры, и, во-вторых, страх совершить грех и пасть. Последний не утрачен и после грехопадения: Адам "убоялся" Бога, ибо, оставшись духовным существом, осознал опасность порабощения своего духа плотью. 5) Библейская традиция свидетельствует, что страх Божий - не только начало премудрости, но и "венец радости" (Сир.1.11). Тот, кто обрел истинный страх Божий, выше страхов мира сего. "В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; а боящийся не совершен в любви"(1 Ин.4.18).

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

Страх
(Fear).
Ок. пятнадцати др.евр. слов (существительных и глагольных форм) перевод ВЗ передает словом "страх", что свидетельствует о важной роли этого понятия в еврейской Библии.
Чаще всего встречается выражение "страх Господень" (скажем, в Притч  более десяти раз). О страхе Господнем сказано, что он "начало мудрости" (1:7; 9:10), "источник жизни" (14:27) и "научает мудрости" (15:33). Автор книги разъясняет нам, что "страх Господень ненавидеть зло" (8:13), что он "прибавляет дней" (10:27), дает "твердую надежду" (14:26), "отводит от зла" (16:6), "ведет кжизни" (19:23), вознаграждает за смирение, приносит "богатство, славу и жизнь" (22:4).
Необходимо иметь в виду, что понятие страха Господня не означает ужаса, страха перед Богом. Скорее, это  благоговейное доверие к Богу, изза крого мы хотим угождать Богу и повиноваться Ему. К-ром е того, такой страх внушает благотворную уверенность в том, что мы не противимся Божьей воле.
Другое интересное выражение, к-рое мы находим в Св. Писании,  "страх Исаака" (Быт 31:42; ср. 31:53). Очевидно, оно подразумевает чувства Исаака, крый благоговел перед Богом, полностью доверяясь Ему.
В ином смысле говорится о страхе Божьем в Быт 20:11. Когда Авраам пришел в Герар, он подумал: "...нет на месте сем страха Божия..." Интересное сочетание представлений о страхе Божьем содержится в Исх 20:20: "И сказал Моисей народу: не бойтесь; Бог пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили". Люди должны не бояться Бога, но выказывать должное благоговение перед Ним, а проявляется это благоговение в том, что мы боимся не угодить Богу.
В НЗ понятие страха передают существительное phobos и глагол phobeo. В значение этих слов входят боязнь и ужас, однако здесь, как и в др.евр. словах, преобладает представление о благоговейном доверии.
В НЗ часто встречается фраза: "не бойтесь". Мы находим ее в тех местах НЗ, где говорится о внезапном появлении ангелов (Мф 28:5: Лк 1:13,30: 2:10). Здесь она указывает на страх или ужас, крые испытывали люди, видя ангелов Господних.
Иисус, произнося эти слова, подразумевал тревожный страх перед будущим. Он утешал своих учеников словами: "...не бойтесь: вы дороже многих малых птиц" (Лк 12:7). В той же главе (ст. 32) он говорит: "Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство ". Страх обладает ценностью, если он предупреждает нас и предохраняет. А вот ужасу и боязни нет места в жизни христианина, во всяком случае  в его отношении к Богу.
R. EARLE(nep. В.Р.) См. также: Благоговение.

Источник: Теологический энциклопедический словарь

СТРАХ
Для обозначения этого феномена используются этимологически родственные термины - нем. Angst, англ. anguish, франц. angoisse. Все они происходят от лат. прилагательного angustus - узкий, сжатый, стесненный, в свою очередь, производного от глагола angere - теснить, душить. В философию тему С. ввел в XIX в. Кьеркегор ("Понятие страха"), от него идет также важное различение между боязнью (нем. Furcht), т.е. страхом перед конкретными объектами, и собственно страхом (Angst), т.е. переживанием, реализующимся в состоянии открытости тому, что предшествует миру объектов, что делает возможным саму объективацию реальности. Большое значение, которое придавалось этой категории С. в экзистенциализме, связано с тем, что С. понимался в нем прежде всего в качестве непосредственного переживания необходимости выбора. Человеческая экзистенция открывает себя в выборе собственных возможностей. Но выбирая себя, т.е. становясь кем-то определенным, человек тем самым и как бы уничтожает себя, отбрасывает свою всеобщность, отвергает нереализованные возможности. Собственно экзистенциальный С. возникает из очевидности и неизбежности утраты себя. Подобное действие напоминает самоубийство, но одновременно и рождение.
У Хайдеггера С. сопряжен с временностью и конечностью Dasein. Эти характеристики, в свою очередь, раскрываются через фундаментальную характеристику Dasein как бытия-к-смерти. С, по Хайдеггеру помогает обнаружить, что Dasein не бывает "у себя", когда оно окружено сущим. С. открывает не вещи в мире, как это делает боязнь, но сам мир, само бытие. Правда, открываемое таким образом бытие невозможно концептуализировать, т.е. представить в качестве определенного бытия. Скорее С. ориентирует человеческую экзистенцию на горизонт , в котором только и возможно определенное бытие. При этом перед сознанием, аутентично воспринимающим свою конечность, этот горизонт раскрывается как не-бытие. Последнее - это не nihil absolutum, не полная пустота, но как бы второй план мира. He-бытие не есть сущее, но условие и источник сущего. Таким образом, через С. Dasein обнаруживает бытие, открывается ему. Иначе говоря, С. способствует тому, чтобы Dasein вообще "состоялось", поскольку оно в принципе конституируется как Dasein в качестве места, где бытие есть, где оно "у себя". Близкое понимание роли С. развивает Сартр.
Однако у него подчеркнута этическая доминанта в понимании этой категории. С. свидетельствует об универсальной ответственности человека, которую переживает каждый индивид в акте личного выбора, поскольку индивидуальный выбор есть вместе с тем как бы выбор от имени всего человечества.

Источник: Современная западная философия: словарь

СТРАХ
кратковременная эмоция или устойчивое чувство, порождаемые у человека действительной или воображаемой опасностью. Как психологическое явление С., причины к-рого у индивида носят врожденный или социокультурный характер, выражается в тревожных и мучительных переживаниях, в испуге, ужасе, панике, а также в действиях (стихийных или сознательных), направленных на самосохранение. Когда С. приводит к утрате контроля человека над собой, к поступкам, противоречащим требованиям нравственности, он расценивается моральным сознанием как трусость. И наоборот, преодоление человеком чувства С. характеризуется как смелость, мужество. С. может выступать как устойчивая черта сознания не только личности, но и социальных групп и об-ва в целом. Ужас перед неизвестным испытывал, напр., первобытный человек, к-рый практически находился во власти законов природы и не в состоянии был контролировать их. Социализация чувства С. протекает по-разному в различных условиях микро- и макросреды, но интенсивно оно воспроизводится в об-ве угнетения, бесправия, отчуждения. При капитализме С. перед будущим у трудящихся вызывается растущей необеспеченностью существования, а у частного предпринимателя - угрозой разорения. С. перед грядущим - типичная черта сознания исчезающих в ходе исторических перемен классов и социальных слоев. Мн. буржуазные философы (Кьеркегор, Шопенгауэр, Ницше, О. Шпенглер и др.) считают С. естественным состоянием человека, осознающего одиночество, бессмысленность своего бытия. С., по Бердяеву, лежит в основе жизни личности и правит миром. Для Кьеркегора, Хайдеггера и др. экзистенциалистов «предмет страха есть ничто», Безотчетный, т. наз. метафизический ужас перед «ничто», с их т. зр., порождается «заброшенностью» и постоянной озабоченностью человека, вынужденного брать на себя ответственность за выбор решения, для к-рого якобы нет никаких рациональных оснований. Тесно связанный с эмоциями страдания, вины, стыда, презрения, С. всегда играл роль важного регулятора поведения личности (С. перед наказанием, перед властью и т. п.). Будучи закономерным порождением классового об-ва, С. как социально-психологическое явление выступает одним из рычагов сохранения отношений эксплуатации. Нередко чувство С. выдвигается даже в качестве нравственного побуждения. Религиозная мораль вменяет людям С. перед богом, перед «страшным судом», считая его наиболее надежной гарантией соблюдения ее требований. При социализме, когда люди сознательно объединяются для осуществления общих целей и ставят под коллективный контроль действие экономических и социальных законов, С. перестает быть нормальным явлением общественной психологии. По мере развития самодеятельности и творчества масс, роста их активности и сознательности С. уже не может служить регулятором их поведения. Утверждение принципов коммунистической нравственности в повседневной жизни людей предполагает, что каждый отдельный человек исполняет свой долг перед об-вом не из-за С. наказания или даже морального осуждения его некорректных поступков, а по внутренней убежденности, повинуясь своей совести, т. е. сознательно и свободно. Лишь бесстрашие перед трудностями, готовность ради истины и социального прогресса пойти против сложившихся традиций и авторитетов делают человека подлинным носителем коммунистической нравственности.

Источник: Словарь по этике

СТРАХ
в п с и х о л о г и и) – отрицат. эмоция, возникающая в результате реальной или воображаемой опасности, угрожающей жизни организма, личности, защищаемым ею ценностям (идеалам, целям, принципам и т.п.). С. имеет различную степень интенсивности переживания и разные формы выражения (см. Эмоции, Выразительные движения). Он свойствен всему животному миру и выполняет определ. биологические, приспособит. функции (ср. классич. характеристику С. в кн. Ч. Дарвина "Выражение эмоций у человека и животных", 1872). Массовый С., охватывающий и заражающий социальные группы и слои, а также общество в целом, выражается в специфич. формах, к-рые изучает социальная психология. В эпоху формирования религ. сознания С. обретает черты благоговейного ужаса перед высшим и непостижимым. С. перед отчужденными силами в эксплуататорском обществе (см. Отчуждение) становится одним из регуляторов социального поведения. А. Спиркин. Москва. С. (Angst – нем.; angoisse – франц.; anxiety – англ.) – как одно из осн. понятий экзистенциальной философии, вводится Кьеркегором, различавшим обычный "эмпирический" страх-боязнь (Furcht), вызываемый конкретным предметом или обстоятельством, и неопределенный, безотчетный страх-тоску (Angst). Согласно Кьеркегору, Angst – это метафизический С.; предметом его является ничто, и он есть форма переживания человеком "ничто". "Какое воздействие оказывает ничто? Оно рождает страх" (Kierkegaard S., Werke, Bd 1 – Der Begriff Angst, Hamb., 1964, S. 40). Именно потому, что человек конечен и знает о своей конечности, ему ведом метафизич. страх-тоска, неизвестный животным. У Хайдеггера С. выступает как один из экзистенциалов, поскольку через него раскрывается бытийная структура экзистенции, а именно – ее конечность. С. открывает перед экзистенцией ее последнюю возможность – смерть. У Сартра экзистенциальный С. (angoisse), в отличие от обычного С., возникающего перед каким-то определ. предметом внешнего мира, истолковывается как С. перед самим собой, перед своей возможностью и свободой. "Страх (angoisse) возникает не от того, что я могу упасть в пропасть, а оттого, что я могу в нее броситься" (Sartre J. P., L´?tre et la n?ant, P., 1943, p. 66). П. Гайденко. Москва. Ранний психоанализ, также различая рациональный С. перед внешней опасностью и глубинный, иррациональный С., трактует последний как результат неактуализированных жизненных стремлений, подавления невоплощенных желаний; иррациональный С. выступает здесь как способ функционирования Сверх-Я (Super-Ego). В совр. неофрейдизме (Хорни, Фромм и др.) понятие С. приобретает особое значение: С. (anxiety) становится здесь как бы глобальным иррациональным состоянием, связанным с существованием в иррационально функционирующем совр. обществе, и гл. источником невроза. Так, у Хорни С. – осн. фактор формирования невротич. типов личности, обладающий конструктивным характером. Ряд теорий происхождения религии, восходящий к античности (Демокрит, Лукреций Кар, в новое время – Юм, Гольбах, Фейербах и др.), рассматривают чувство С. как причину возникновения религ. представлений и верований (см. Религия, раздел История учений о религии). Д. Ляликов. Москва. Лит.: K?nzli ?., Die Angst als abendl?ndische Krankheit, Z., 1948; Silva-Tarouca А., Die Logik der Angst, Insbruk, 1953; Vestdijk S., Het wezen van de angst, Amst., 1968.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

СТРАХ
один из основных видов человеческого отношения к миру. Изучение С. играет важную роль в психологии, философии, теологии.
Религия, отмечает П.А. Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться страшиться. «Господи, всели в мя корень благих, страх твой, в сердце мое» (Иоанн Златоуст). В религии ничего не вырастает без этого корня. Бог — великий и страшный для всех и во всем, любая религия пронизана этим неизъяснимым С. Божьим. С. — начало премудрости, или истинная премудрость, ведущая к жизни. С., по мнению Флоренского, близок к изумлению, которое философы считают началом философии. Чтобы познавать, надо коснуться предмета познания, и признаком этого прикосновения служит потрясение души, С. Он вырывает из повседневной жизни и открывает нечто совершенно новое. А новое всегда страшно, поскольку выступает в таинственном, необычном виде. «Перед первичными феноменами, если они являются нашим чувствам обнаженными, мы испытываем особого рода жуткое чувство, доходящее до страха» (И.В. Гете). Источник С. не в необычности и непонятности нового, а в ощущении трансцендентности являющегося. «Н е -здешнее открылось, и текучим, шатким, зыблю-щимся почувствовался мир: бывающее померкло перед истинно-сущим. А с бывающим померкло и само наше бытие: мы сами оказались дрожащим пламенем среди ветреных пространств, — на границе ничто, еле-еле не-несущими. Но тогда-то мы нашли и свою вековечную опору — в Сущем от века. Последнее уничижение наше и есть величайшее возвеличение. Страх Божий двудействен... Это — окно в нашей действительности, откуда видятся миры иные. Это — брешь земного существования, откуда устремляются питающие и укрепляющие его струи из иного мира» (Флоренский).
«С.» — важнейшее понятие экзистенциальной философии. Впервые С. Кьеркегор различил С. или боязнь перед к.-л. конкретными обстоятельствами и неопределенный, безотчетный С.-тоску. Это же различение является центральным в философии М. Хайдеггера, для которого С. открывает последнюю возможность экзистенции — смерть. С. выталкивает человека за пределы сущего к ничто. Это трансцендирование есть условие восприятия сущего в целом, условие постижения бытия. Не будь наше существо заранее выдвинуто в ничто, мы не могли бы встать в отношение ни к сущему в целом, ни к самим себе. Без выдвинутое™ в ничего, без мужественного заглядывания в ничто в состоянии С. нет возможности вопрошать сверх сущего, за его пределы, нет возможности повернуться лицом к бытию.
В психологическом аспекте С. — это препятствие на пути реализации личности, которая в наше время живет в постоянном состоянии С.: перед начальством, перед угрозой безработицы, перед насилием, войной, терроризмом и т.д. С. в этом плане, возможно, самая главная проблема социальной жизни, определяющая поведение человека и его отношение к другим. Социально детерминированная этика, считал Н.А. Бердяев, всегда есть этика С. «Социальная обыденность создает этику страха, перерождая ужас, вызванный трансцендентной бездной, в повседневную заботу и терроризируя человека будущими карами. Но она создает и другой образ, в котором нет уже страха и который ниже страха — пошлость... Пошлость есть окончательное водворение на низинной плоскости, когда уже нет не только тоски по горнему миру и священного ужаса перед трансцендентным, но нет уже и страха» (Н.А. Бердяев).
О Гете И.В. Избр. философские произв. М., 1964; Флоренский П.А. Из богословского наследия // Богословские труды. Сб. XVII. М., 1977; Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993; Кьеркегор С. Страх и трепет. Понятие страха // Кьеркегор С. Страх и трепет. М., 1993. Е.Н. Некрасова

Источник: Философия: энциклопедический словарь

СТРАХ
нем. Angst; франц. angoisse; адгл. anxiety) — тягостное, мучительное душевное состояние, вызываемое грозящей человеку опасностью и чувством собственного бессилия перед ней. Страх может быть вызван внешними обстоятельствами, представляющими угрозу для жизни; в этом случае предмет его вполне конкретен, и такой страх можно охарактеризовать как психологический. Но существует страх другого рода — метафизический, предмет которого не может быть ясно определен, так как не имеет внешнего источника и вызывается внутренними причинами. Метафизический страх родствен страху религиозному, мистическому. В Ветхом Завете описан страх человека перед мощью и величием Бога, напр., страх народа израильского перед явлением Бога на Синае: «Весь народ видел громы и пламя, и звук трубный, и гору дымящуюся; и, увидев то, народ отступил и стал вдали. И сказал Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать; но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть. И сказал Моисей народу: не бойтесь; Бог пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицом вашим, дабы вы не грешили» (Исх, 20,18—20). Такой же страх испытали Моисей перед Неопалимси Купиной (Исх, 3,6) и Иаков после своего ночного видения (Быт., 28,17). В Новом Завете описан страх, который чудеса Иисуса вызывают у Его учеников (Марк, б, 49— 50). Страх Божий, сочетаемый с любовью к Богу, — свидетельство глубины веры и источник мудрости: «Начало Мудрости — страх Господень» (Пс., 110,10).
В связи с открытием бессознательного немецким идеализмом (особенно Шеллингом) и романтиками страх становится предметом философского анализа. С. Кьеркегор в своем глубоком исследовании «Понятие страха» (1844) различает обычный страх-боязнь, вызываемый внешней причиной (Furcht), и безотчетный страх-тоску, страх-ужас (Angst). Последний,п0 Кьеркегору, есть форма переживания человеком «ничто», которое открывается при Переходе от состояния невинности как природного состояния к состоянию вины как условия свободы, или духа. «В состоянии невинности человек определен не как дух, а как душа в непосредственном единстве со своей природной основой. Дух в человеке спит... В этом состоянии — мир и покой; но в то же время здесь присутствует нечто другое, что не есть, однако, спор и раздор, ибо нет ничего, с чем можно было бы спорить. Что же; следовательно, есть? Ничто. Но какое воздействие оказывает ничто? Оно рождает страх. Это глубокая тайна невинности: она есть в то же время страх» (Kierkegaards. Der Begriff Angst. В., 1965, S. 40). Сущность метафизического страха амбивалентна: он есть «симпатическая антипатия и антипатическая симпатия» (там же, с. 41 ); страх представляет собой влечение и в то же время отвращение к предмету страха — ничто, которое осознается как искушение нарушить запрет. «Страх есть головокружение свободы, возникающее постольку, поскольку дух хочет осуществить синтез, и свобода заглядывает в свою собственную возможность и хватается за конечность, чтобы удержаться. В состоянии головокружения свобода бессильно падает... В это мгновение все меняется, и когда свобода вновь поднимается, она видит, что виновна» (там же, с. 57). Акт свободы как полаганИесамости, как переход от невинности к вине есть грехопадение, происходящее на границе сознания и бессознательного, а потому для разума непостижимое.
Страх осмысляется Кьеркегором в сущности в контексте антропогенеза, понятого теологически. В этом же контексте, но уже не с точки зрения теологии, а скорее с точки зрения психопатологии исследовал природу страха основатель психоанализа 3. Фрейд. Анализируя феномен табу в первобытных обществах, Фрейд видит в нем аналог того страха, которым сопровождаются невротические состояния душевнобольных. Как и Кьеркегор, Фрейд подчеркивает амбивалентную природу страха и связывает его с жизнью бессознательного. Табу, по Фрейду, является очень древним запретом, наложенным извне каким-нибудь авторитетом и направленным против сильных вожделений людей. Страх преступить запрет и в то же время влечение к запретному составляет характерную черту не только первобытного сознания: здесь выявляется антропологическая структура, определяемая отношением сознания и бессознательного. Сознание, по Фрейду, представляет собой систему запретов по отношению к (гл. о. сексуальным) влечениям, которые в результате вытесняются в бессознательное, рождая болезненные душевные состояния, в т. ч. и беспричинный страх, который есть свидетельство невроза и требует лечения — выявления врачом-психоаналитиком характера подавленного влечения, осознания его самим пациентом и смягчение или вообще отмена «цензуры сознания». В основе фрейдистского толкования страха лежит просветительская концепция человека и его свободы, согласно которой несвобода есть всегда результат внешнего насилия над человеческой природой. Если для Кьеркегора свобода Изначально связана с чувством страха и вины, которая свидетельствует о нормальной жизни духа и которую свободный человек должен взять на себя, то для Фрейда чувство вины должно быть устранено как симптом душевного неблагополучия.
Проблема страха рассматривается также представителями экзистенциальной философии. Различая вслед за Кьеркегором страх перед конкретной опасностью и безотчетный метафизический страх, Хайдеггер видит в последнем неотъемлемый момент конечного человеческого существования. «Перед-чем страха является бытие-в-мире как таковое... Перед-чем страха совершенно неопределенно... Страх не знает, что такое то, чего он страшится... В перед-чем страха открывается это «ничто и нигде»...» (Sein und Zeit. Tub., 1960, S. 186). Страх открывает смерть как последнюю возможность человеческого бытия. У Сартра экзистенциальный страх (angoisse) истолковывается как страх человека перед самим собой, перед своей возможностью и свободой. «Страх возникает не оттого, что я могу упасть в пропасть, а оттого, что я могу в нее броситься» (Sartre J. Р. Letre et le neant. P., 1943, p. 66).
Безотчетный страх-тоска есть в конечном счете страх смерти, который не может быть полностью устранен у конечного существа, каким является человек, но может быть просветлен с помощью религиозной веры.
Лит.: Страх. М., 1998; KundiA. Die Angst als abendlandische Krankheit. Z., 1948; Silva- TaroucaA. Die Logik der Angst. Innsbruck, 1953; Vestdijk S. Het.wezen van de angst. Amst., 1968; Schober D. Angst, Autismus und Moderne. Fr./M.-B.-Bem-N. Y.-P.-Wen, 1998.
П. П. Гайденко

Источник: Новая философская энциклопедия

СТРАХ
негативная эмоция, обусловленная внешней или внутренней угрозой положению человека, его здоровью и жизни, а шире - ожиданием возможного будущего зла, боязнью непредвиденного. Хотя философская проблематизация С. в европейской философии происходит поздно - лишь благодаря С.Кьеркегору, тема С. так или иначе затрагивалась философами с глубокой древности. Согласно Платону, в идеальном государстве С. распространен неравномерно: философам-правителям чужд С. т.к. они не имеют корысти; воины не должны испытывать С. т.к. стремятся к славе; а третье сословие не может не стремиться к наживе и корысти, и потому оно должно жить в С. Именно обладание собственностью порождает, по Платону, С. По Аристотелю, С. — это один из аффектов (страстей души), к-рый имеет две крайности (порока): трусость и безудержную отвагу. Добродетель же здесь определяется средней мерой страсти, к-рая достигается посредством разумной части души и называется мужеством. Эпикур считал, что для достижения высшего блага (счастья) необходимо избегать С. посредством разума. С. у Эпикура дифференцируется: С. перед богами, С. перед необходимостью, С. перед смертью. С. перед богами порожден ложным мнением, что боги вмешиваются в человеческую жизнь. С. перед судьбой может быть уничтожен признанием наличия ниш свободы в результате самопроизвольного отклонения атомов от прямой линии. Абсурдность С. смерти доказывается тем, что в смерти отсутствует ощущение, а все хорошее и плохое в ощущениях.
В стоицизме С. рассматривается в качестве «родовой» страсти. Стоическая апатия в качестве идеала также предполагает борьбу со С. наряду с другими «родовыми» страстями: скорбью, наслаждением и желанием. Борьба со С. предполагает преодоление его составляющих: ужаса, робости, испуга, потрясения, мучения. Согласно христианской трактовке, выделяются три вида С: С. Божий (к-рый признается добродетельным), боязнь, ложный С. (к-рые признаются порочными). По Библии, С. появляется как следствие грехопадения Адама и Евы.
В Ветхом Завете прослеживаются два аспекта С: с одной стороны, С. есть следствие нарушения божественной заповеди, недолжного отношения человека к Богу, он порождает чувство вины и возвращает верующего под сень Закона; с другой строны, С. Божий является основополагающей характеристикой должного отношения к Творцу и выражается в трепетном благоговении перед тайнами божественного бытия.
В эпоху Возрождения с изменением взгляда на человека С. Божий перестает восприниматься как добродетель (Д.Пико делла Мирандола). Р.Декарт противопоставляет С. надежде, понимая его как склонность души, направленную на убеждение о несбыточности желаемого. Т.Гоббс считал С. атрибутом естественного состояния человека (см. «Война всех против всех»)\ С. преодолевается лишь в обществе, основанном на договоре, хотя и здесь не исчезает полностью. По Ж.Ж.Руссо же, наоборот, естественное состояние характеризуется отсутствием вражды и С. а общественное - их наличием. Б.Спиноза провозгласил целью достижение в человеческом поведении состояния, управляющегося не смутными влечениями (в т.ч. С), а ясным знанием его действительных причин. Свобода человека несовместима со С. к-рый преодолевается разумом. Л.Фейербах связывал С. с религиозным отчуждением; преодоление С. возможно через реализацию принципа «человек человеку Бог». По Ф.Ницше, христианская мораль основана на С: человек «отвоевал себе право быть жалким и недостойным в абсолюте». С. развивается до состояния рессентимента, трактуемого как соединение бессилия, зависти и С. Этой морали, по Ницше, следует противопоставить мораль сверхчеловека, основанную на бесстрашии и правдивости. Экзистенциалистская трактовка С. представлена Кьеркегором, М.Хайдеггером, А.Камю, Ж.П.Сартром. Кьеркегор различал два вида С: безотчетный С. - тоску, ужас, жуть (дат. Angst) и С. - боязнь (дат. Furcht), к-рый вызывается конкретным предметом. Человек конечен и знает об этом, поэтому в отличие от животного испытывает С. перед Ничто. С. порождает этическое и сопровождает этическое состояние. Выводя понятие С. из невинности, Кьеркегор тем самым элиминирует чувство вины из переживания С.
В крайней степени С. - отчаянии — происходит преодоление этического религиозным. По Хайдеггеру, С. порождается бытием-присутствием (Dasein) и, в отличие от боязни, указывает на него и открывается ему. Как таковой С. также отличается от ужаса, понимаемого Хайдеггером как одно из фундаментальных философских настроений. Посредством С. раскрывается последняя возможность экзистенции — смерть. Сартр дифференцирует два вида С: экзистенциальный С. и С. перед самим собой. Последний преодолевается принятием отчаяния в форме ответственности за все, что происходит с человеком в жизни. С. перед самим собой обусловлен С. выбора. Согласно Камю, С. преодолевается осознанием абсурда жизни, проявляющегося в форме метафизического бунта.
В рус. религиозной этике проблеме С. также уделялось большое внимание. Л.Н.Толстой в своей концепции непротивления противопоставлял С. перед Богом С. перед государственными организациями в качестве приоритетного. И.А.Ильин же считал, что такая оппозиция невозможна, т.к. божественные заповеди исполнимы лишь при некотором экзистенцминимуме устрашения злодеев государственными законами. Н.А.Бердяев считал, что путем С. даже если это С. перед Богом, невозможно достижение спасения. Отсюда Бердяев делал вывод о необходимости противопоставить легалистской этике закона благодатную этику искупления и этику творчества; в творчестве человека реализуется полнота Божественной любви к твари и преодолевается С. как следствие греха и разделения жизни на добро и зло.
В психоанализе З.Фрейда С. подразделяется на два вида: аффективное состояние ожидания опасности (Angst) и С. перед каким-либо объектом (Furcht). Источником С. выступает Сверх-Я (Идеал-Я).
В отличие от Фрейда, Э.Фромм считал, что источником С. (как разновидности невроза) является общество. Лит.: Бердяев НА. О назначении человека: Опыт парадоксальной этики // Бердяев Н.А. О назначении человека. М.: Республика, 1993; Бородой Ю.М. Эротика - Смерть - Табу: Трагедия человеческого сознания. М.: Гнозис, 1996; Изард К. Эмоции человека [14]. М.: МГУ. 1980; Кьеркегор С. Понятие страха // Кьеркегор С.Страх и трепет. М.: Республика, 1993; г! чше Ф. К генеалогии морали: Полемическое сочинение // Hi:,;..ie Ф. Соч. в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1990. С. 407-524; Фрейд 3. Тотем и табу: Психология первобытной культуры и религии. СПб.: Алетейя, 1997; Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993; Bowlby J. Attachment and Loss. Separation, Anxiety, and Anger. New York: Basic Books, 1973. А.Е.Митько, В.И.Дружинин

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001

Страх
Смутная и неопределенная боязнь, не имеющая реального или актуального предмета, но от этого только усиливающаяся. В отсутствие реальной опасности, с которой можно бороться или от которой можно убежать, страх принимает особенно зловещие формы, ибо не оставляет возможности дать отпор. Разве можно бороться с ничто? Разве можно убежать от того, чего нет или еще нет? Страх – всеобъемлющее и одновременно беспредметное чувство, действующее на человека как удавка. Тело от страха слабеет, а душа теряется.
Допустим, вам встретилась на дороге злая собака. Она рычит и скалится, и, судя по всему, готова на вас броситься. Вы ее боитесь, но это не страх, а именно боязнь, с которой можно бороться – нужна храбрость или осторожность. Собака на вас все же бросилась. Ваша боязнь резко возрастает и вынуждает вас к активным действиям: вы отбиваетесь или убегаете.
Но если вы боитесь собак даже тогда, когда ни одной собаки в ближайшей округе нет, или тогда, когда ни одна из встретившихся собак не демонстрирует по отношению к вам никакой враждебности, тогда это уже не боязнь, а страх. И перед этим страхом вы безоружны. Разве можно отбиться или убежать от собаки, которой нет? Что можно предпринять против несуществующей или воображаемой опасности? Воздействовать на опасность как на источник страха нельзя, потому что этого источника нет. Самое большее, что тут можно предпринять, – воздействовать на сам страх.
Разумеется, граница между страхом и боязнью очень приблизительна, смутна и размыта. Что это там за тень? Может, собака?.. Или нет? Но ведь так же размыта граница между здоровьем и болезнью, однако мы не сомневаемся, что речь идет о двух разных состояниях.
Психологически страх чаще всего направлен на будущее (Фрейд пишет, что страх «связан с ожиданием»). Вот почему с ним так трудно бороться. Разве можно, находясь здесь и сейчас, предохранить себя от того, что еще не случилось, но, возможно, случится? Будущее нам неподвластно; так же недоступна безмятежность тому, кто живет в вечном ожидании.
В философском понимании страх есть ощущение ничто, по необходимости беспредметное (ничто нет), а следовательно, безграничное. Если мы говорим, что страх беспредметен, это подразумевает, что у страха отсутствует объект. Пожалуй, лучше сказать, что у страха отсутствует действительный объект. «Бороться не с чем», – говорит Кьеркегор, и мы понимаем, что речь идет о страхе, а не о боязни. «Тогда что же это такое? Ничто. Но какое действие производит это ничто? Оно вызывает страх» («Понятие страха», I). Страх – боязнь этого самого Ничто (чем он и отличается от трусости, которая есть боязнь всего), и чем ничтожней Ничто, тем больше страх. Отсюда чисто телесное ощущение пустоты, сопровождающее чувство страха, и это ощущение способно доходить до удушья. Страху не хватает бытия, как человеку порой не хватает воздуха. Ничто пугает, и это‑то и есть страх – чувство испуга перед ничто объекта.
Но что же это за ничто? По определению, ничто есть то, чего нет. Однако раз оно способно вызывать страх, значит, у нас должен иметься некоторый опыт столкновения с ничто. Что это за опыт? В каких формах он возможен? Что значит ощущение ничто? В каких реальных проявлениях мы с ним сталкиваемся? На мой взгляд, таких проявлений четыре: пустота, возможность, случайность, смерть. Пустота дана нам в опыте как ощущение головокружения. Когда нет никаких препон и барьеров, тело испытывает дурноту. Головокружение – своего рода физиологический страх (так же, как страх есть психологическое или метафизическое головокружение), но, несмотря на свой физиологизм, он воздействует и на душу. Вспомним Монтеня и Паскаля: «Даже если самый великий в мире философ окажется на слишком широкой доске, под которой разверзнута бездна…» Головокружение вызывает страх, и не зря мы его боимся. В горах, например, головокружение страшнее пропасти.
Опытным проявлением возможности является свобода. Вот почему свобода страшит: она, как говорит Сартр, способна создавать то, чего нет, и разрушать то, что есть. «Страх, – пишет тот же Кьеркегор, – есть реальность свободы как возможность возможного»; он называет страх «головокружением от свободы». Быть свободным значит вырваться из тюрьмы реальной действительности, ибо свобода подразумевает возможность изменять реальность, но одновременно это значит вырваться и из тюрьмы собственного «я», ибо свобода подразумевает возможность выбора. В этой точке свобода, опосредствованная воображением, смыкается с небытием и даже прямо вытекает из небытия: «Реальность человека свободна, – говорит Сартр, – в той точной мере, в какой она предстает своим собственным ничто». Отсюда страх того, кто стремится к свободе («страх есть рефлекторная дрожь свободы перед свободой»), и недобросовестность того, кто от нее отрекается. На самом деле выбор у нас небольшой: или ничто, или ложь.
Случайность – это своего рода реализовавшаяся возможность. Мы называем случайным то, чего могло бы и не быть. В этом смысле случайно бытие любого существа, и именно смутное ощущение этой случайности проявляется страхом, так, словно на внезапно ставшую очевидной хрупкость бытия ложится тень небытия. «В страхе, – подчеркивает Хайдеггер, – проявляется шаткость бытия как такового». Бытие словно бы утрачивает свою обязательность, свою полноту, свое оправдание. Почему вероятность того, что что‑то есть, должна быть выше, чем вероятность того, что ничего нет? Ответа на этот вопрос не существует: бытие всякого существа случайно, всякое существо – лишнее, как позже скажет Сартр, всякое бытие абсурдно, как скажет Камю, и появление всякого существа – а почему оно появляется? и зачем? – есть лишь пятно на непроницаемом фоне небытия. Никакого другого бытия быть не может, вернее, мы не способны осмыслить его никак иначе. «В светлой ночи небытия нашего страха, – пишет Хайдеггер, – наконец‑то возникает первобытное проявление бытия как такового; это значит, что есть бытие, а не ничто». Но ничто продолжает сквозить, по выражению Валери, отовсюду, во всяком случае, именно такое смутное ощущение внушает нам наш страх.
Наконец, остается смерть. Это, может быть, самое реальное небытие, но вместе с тем наименее поддающееся опыту, ведь опыт по определению есть свойство живого. Так что же, смерть – ничто? Именно так считал Эпикур, и, на мой взгляд, это самая разумная позиция. Тем не менее все мы так или иначе умрем, и это небытие – осознание своей смертности – сопровождает нас на протяжении всей нашей жизни. Смерть – постоянно возможное и необходимое небытие. Смерть подобна тени, омрачающей поляну жизни. Но может быть, это всего лишь воображаемая тень? Скорее всего, так и есть, мы ведь живем. Но вместе с тем она реальна, потому что всякая жизнь заканчивается смертью. Это и обрекает нас на страх – или отвлекает от жизни.
Бояться смерти значит бояться Ничто. Но эта, отражающая истину идея не слишком нас успокаивает. Да она и не может нас успокоить, ведь Ничто и есть та самая вещь, которая рождает в нас страх.
Поэтому страх смерти являет собой модель любого страха и, по Лукрецию, служит причиной всех прочих страхов.
Но он же дает нам указание на то, как с ним бороться. Если страх есть ощущение ничто, то противостоять ему можно только с опорой на определенный опыт бытия. Лучше думать о том, что есть, чем воображать себе то, чего нет. Познание и действие стоят больше, чем страх, и служат отличным средством против него.
Значит, познание и действие? Не только. Всегда ли познание и действие срабатывают против страха? Не всегда. Ведь страх это и телесное состояние, а тело не всегда подвластно мышлению. Но сегодня, благодаря успехам медицины, мы располагаем весьма эффективными средствами его «убеждения». Не следует пренебрегать этими средствами, хотя и слишком рассчитывать на них тоже не стоит.
Так что же мы можем противопоставить страху? Реальность (познание, действие, мудрость) или маленький кусочек реальности (таблетку, снимающую состояние тревоги). Иными словами, философию или медицину, а иногда и то и другое сразу. Здоровье никогда не было достаточным основанием для мудрости, как и мудрость – для здоровья.

Источник: Философский словарь.

СТРАХ
греч.: phobos - ужас, боязнь, тревога) - аффективное состояние человеческой души, которое переживается как страдание и выражается в ощущении неудовольствия. Испытывать чувство С. - значит подвергаться воздействию факторов, вызывающих напряженное ожидание, преодоление которого связано со временем, как угроза изменения. В этом смысле С. выступает одним из основных определений человека, как "существа страшащегося".
В качестве достояния сознания, С. становится предметом опыта, т. е. осмысления уже пережитого, поэтому понятие С. с самого начала приобрело статус психической характеристики, и в этом качестве интерес к нему существовал на протяжении всей истории философской мысли.
Помещение феномена С. в сферу действия собственно философии, в свою очередь, приводит к тому, что С., представляющий собой одну из фундаментальных категорий философского знания, становится особой формой описания сущего, которая обусловлена различными способами его истолкования в конкретных философских системах.
Философская категория С. может быть определена как суждение о сущем, посредством которого оно как нечто существующее (т. е. реальность мысли, чувства, желания, переживания, поступка, состояния и фантазии) является предметом философского познания.
1. В систематической философии Г. В. Ф. Гегеля сущее открывается посредством введения понятия "развитие", характеризующего деятельность Абсолюта и являющегося как развивающееся нечто, самодвижение которого представляет собой объективное основание С.; поэтому С. есть имманентное свойство любого нечто, выступающее как аспект его развития.
С. потери нечто своей самостоятельности, например, выявляет изначальные предпосылки феноменологии С.: любовь (предпочтение в развитии через положенность), нарциссизм; надежда (стремление к восстановлению утраченного или приобретению нового состояния); свобода (бесконечная экстраполяция собственного нечто за пределы его самости).
Свобода, раскрывающая истину, противоположна С. Однако, хотя С. всегда и закрывает истину, сама истина открывается лишь тогда, когда опыт пережитого С. доводит до ее определения.
В С. конечность человека (его смертность) становится очевидной. Посредством переживания С. сущее, выступающее в качестве человеческого субъекта, осознает свою отрицательность (несамостоятельность) и вновь обретает положительное содержание в абсолютной вере в Единого, в отношении которого С., выраженный в чувстве зависимости, снимается через растворение негативного (зависимого) в его отношении к сущему (Абсолюту).
В пространстве самого Единого С. перед ним есть начало мудрости. Мудрый С., составляющий существенный момент свободы, заключается в освобождении от всякого случайного интереса и полагании особенного С. как чего-то ничтожного, т. е. в его преодолении (Гегель).
2. В экзистенциальной философии М. Хайдеггера условием раскрытия сущего как такового выступает Ничто, которое имеется в наличии, давая о себе знать в настроении Ужаса. В этом смысле С. (Angst) приобретает статус фундаментальной категории философского знания, выражающей специфическое отношение, которое возникает между сущим и человеческим существом. "В светлой ночи ужасающего Ничто впервые происходит простейшее раскрытие сущего как такового: открывается, что оно есть сущее, а не Ничто" (Хайдеггер).
С., проявляемый как сущностный Ужас, ставящий перед бездной Ничто, представляет собой единственную настроенность в человеческом бытии, которая способна приблизить его к Ничто и допустить человеческое стояние посреди сущего в целом, в пространстве которого открывается почти нехоженый простор, где конечные существа могут сделать совокупность сущего доступной одновременно как в ее всеобщности, так и для них. Когда сущее в целом ускользает и надвигается прямое Ничто, перед его лицом умолкает всякое говорение с его "есть". Однако именно безъязыкость Ничто "взывает" нарушить гнетущую тишину, претворив энергию Ужаса в речь. И первое суждение о сущем возникает в напряженном пространстве С., где Ужас нужно просто пережить, проникнуться его силой и испытать в полной мере.
Так, известный догмат о сотворении мира из ничего на самом деле не уводит в область богословия, но возвращает к исходному (допсихологическому) опыту "присутствия".
3. В философском осмыслении религии, понятой как человеческое стремление к сохранению непосредственной связи с безусловным средоточием всего существующего, сущее полагается в Абсолюте, который мыслится как единая основа и первоначало существующего. Соответственно С. выступает: а) в своих эмоциональных истоках - как самая распространенная форма чувственной зависимости человека от "иного" и выражается в священном трепете (Pavor) перед всемогуществом Абсолюта (Фейербах); б) в своих религиозных истоках С. видится как традиция, которая обуславливает человеческое существование и придает ему статус подлинного бытия (Шеллинг). Религиозное понятие С., т. о., отражает ужас, живущий перед утратой всякого человеческого сознания, и, одновременно, преклонение перед абсолютным знанием, заключенным во всеобщем единстве как "подателе жизни", который является гарантом всего существующего.
4. В религиозном экзистенциализме С. Кьеркегора С. (Angst) понимается как нечто принципиально беспредметное, т. е. объектом С. является Ничто, посредством которого и выступает сущее, поэтому С. обладает тем же значением, что и тоска, С. представляет эту тоску в ее полной страха (Angstfulde) симпатии и эгоизме. Посредством Ничто С. присутствует в состоянии невинности, как неведение, которое представляет собой принципиальную возможность нечто узнать. И поскольку в самой невинности человек не определен, - он предопределен тем, что в людях грезит дух - "свое иное" каждого человека. С. есть существенное определение грезящего духа как Ничто, страшащая возможность мочь, поэтому С. позволяет определиться любому сущему. "Слабо различие, установленное между мною самим и моим иным, оно как бы подвешено в полусонном состоянии, в грезах оно едва обозначено как ничто, которое может только страшиться"; "Какое воздействие имеет Ничто? Оно порождает Страх. Такова глубокая таинственность невинности: она одновременно является и страхом" (Кьеркегор).
Невинность состояния неведения снимается посредством греха, природу которого объясняет психологический С.: он делает индивида бессильным, а первый грех всегда происходит в слабости (Кьеркегор). Обусловленное запретом, грехопадение возбуждает не только желание, но и С. Диалектическая двусмысленность древнего С. (Antiquus) выражается в том, что он есть желание того, чего страшатся, симпатическая антипатия и, одновременно, боязнь того, чего желают, антипатическая симпатия.
5. В сферу философской психологии, - изначально существовавшей как наука о душе, предметом исследования которой является реальность психических процессов, - в качестве сущего попадают эмоционально-волевые акты, и психологическое понятие С. концентрирует в себе эмоциональное состояние, сила которого может вылиться в аффект, в результате чего происходит отток психической энергии, а явление С. отражает энергетические всплески всех возможных аффектов человеческой психики (Аристотель). Выражая изначальную страсть человеческой души, существующую как ее особенная стихия, категория С. сближается с состоянием, формой которого является желание, конкретизирующееся в аффектах удовольствия и неудовольствия (Спиноза). Духовная жизнь человека, представленная в виде системы ассоциаций идей и впечатлений, предопределяет эту ситуацию диалектического противостояния аффектов, что приводит к ощущению недостоверности, возникающему вместе с чувством С. (Юм). Переживание С. порождает настроение удивления, которое, в свою очередь, служит импульсом к познавательной активности индивида (Декарт). Сам же С. при этом выступает специфической способностью (силой), направленной на преодоление сопротивления познаваемого (Кант).
6. В психоанализе 3. Фрейда, как методе исследования психики, направленном на выявление глубинных механизмов психической активности, - сущее предстает посредством изучения трех зависимостей Я: от внешнего мира, от Оно и от "Сверх-Я", которые согласуются с тремя видами С.: реальный С., невротический С. и С. совести.
В общем значении понятие С. отражает "склонность к страху вообще" (Angstlich), т. е. "боязливость, тревожность" (Agnossie). Конкретизируя это понятие, можно выделить: "страх-боязнь" (Furcht), указывающий на объект; "страх-испуг" (Schrek), подчеркивающий действие опасности, когда еще не было "готовности к страху" (Angstbereitshaft); и, собственно, "страх-тоску" (Angst).
Название "Angst" произошло от "теснота, теснина" (Angustiae), обозначающего осадок впечатления, полученного от акта рождения, когда прекращение обновления крови (т. е. внутреннего дыхания) послужило причиной токсического перевозбуждения и стало прообразом смертельной опасности.
В динамическом смысле сущностью С. является аффективное переживание, которое объединяет моторные иннервации (разрядки напряжения или оттоки энергии), связанные с энергетическим бюджетом либидо (Libido) и ощущениями ряда "удовольствие - неудовольствие".
В психическом смысле настоящей причиной С. является фрустрированное возбуждение, возникающее, когда либидозный позыв совершается, но не удовлетворяется; аффективный заряд этого, не нашедшего себе применения, либидо и превращается в С., становясь, в свою очередь, сигналом к последующему вытеснению; представление, подвергшееся вытеснению, искажается до неузнаваемости, и в процессе трансформации получает образное выражение в феномене жуткого. Жуткое (Unheimlich) есть одно из проявлений скрытой природы аффекта, по сути своей противоречивое, ибо его источником являются и желание, и С.; жуткое есть та разновидность пугающего, которая имеет начало в давно известном, издревле привычном (Heimlich), однако запретном и поэтому превращенном в "сокрытое", "потаенное", за счет отрицательной приставки "не" (un), знаменующей клеймо вытеснения. "Жутким называют все то, что должно было оставаться тайным, сокрытым, и вышло наружу" (Шеллинг).
А. В. Севастеенко

Источник: Современный философский словарь

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF

Страх как важнейшая характеристика человеческого бытия

Фаизова Г. И.
Статья посвящена рассмотрению истории осмысления понятия страха в философской мысли от эпохи античности до современности, понятия невротический и экзистенциальный страх в философии.
Читать PDF

Страх смерти как мотивация к жизни

Фаизова Г. И.
Статья посвящена рассмотрению понятия «смерти», философскому осмыслению понятия «страха смерти». Проводится анализ понятия «страх смерти», с точки зрения функциональности, как мотив к самореализации человека.
Читать PDF

Жизнь как право на страх?

Лаврикова Ирина Николаевна
В течение длительного времени одной из характерных привилегий власти было право на жизнь и на смерть.
Читать PDF

Страх как основа насилия (на примере терроризма)

Федорышин Владислав Викторович
В статье на примере терроризма рассматривается взаимосвязь таких понятий, как страх и насилие.
Читать PDF

2010. 02. 025. Богоссян П. Страх познания: критика релятивизма и конструктивизма. Boghossian p. fear

Плотников В. В.
Читать PDF

Мужество и страх в контексте оппозиции деятельности и бездеятельности человека: екзистенциальный асп

Снитько Д. Ю.
Читать PDF

Страх и ответственность: этика технологической цивилизации Ганса Йонаса

Гаджикурбанова Полина Аслановна
Читать PDF

Мужество и страх в контексте оппозиции деятельности и бездеятельности человека: екзистенциальный асп

Снитько Д. Ю.
Цель.
Читать PDF

Мышление, память и страх в метафизике Т. Гоббса

Малышкин Евгений Витальевич
Статья посвящена прояснению того, какое место занимает аффект страха в рациональной метафизике Т. Гоббса.
Читать PDF

2015.01.012. МУНТЕАНУ Д.Л. ТРАГИЧЕСКИЙ ПАФОС: СОСТРАДАНИЕ И СТРАХ В ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ТРАГ

Лозинская Е.В.
Читать PDF

Страх как социокультурный феномен жизни человека и общества

Чуркина Мария Викторовна
Статья посвящена рассмотрению основных концепций страха. Особое внимание автор обращает на социокультурные детерминанты социального кризиса, где причины, суть и последствия исследуются на примере цивилизации, культуры, власти.
Читать PDF

Страх как культурная экзистенция современной мифологии

Каширин Александр Юрьевич
В статье рассматривается «страх» как конститутивный феномен европейской культуры. Показана связь страха с пространством как «жизненным миром» человека.

Похожие термины:

  • Благоговейный страх, честь

    Философский смысл термина: Почет, уважение, достоинство, слава, позор (Гомер); почтительность, совесть (Платон), внешняя оценка (Анаксимандр).
  • БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, страх божий

    переживание человека, связанное с фактом возможного нарушения им предписаний религ. и уверенностью, что за этим последует возмездие со стороны сверхъ-естеств. сил. Б. является одним из проявлений
  • СТРАХ БОЖИЙ

    см. Богоиилненность.
  • Страх и религия

    Религия основана, я думаю, прежде всего и главным образом на страхе. Это отчасти боязнь неизвестного, а отчасти, как я уже сказал, желание чувствовать, что у тебя есть старший брат, который защитит т