СОБОРНОСТЬ

Найдено 23 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

СОБОРНОСТЬ
внутренняя духовная связь между людьми, лежащая в основе подлинно человеческого общения.

Источник: Философско-терминологический словарь 2004

СОБОРНОСТЬ
специфическое понятие русской философии, выработанное А. Хомяковым, означающее единство людей на духовной основе.

Источник: Глоссарий философских терминов проекта Distance

Соборность
одно из основных понятий русской философии, означающее свободное единение людей, в котором личность и социальная группа (община, коллектив) равнозначны друг другу.

Источник: Философия логика и методология науки Толковый словарь понятий. 2010 г.

СОБОРНОСТЬ
(термин А. С. Хомякова) – сущность и природа культуры, человеческого бытия и человеческого сознания как сверхличных, сверхиндивидуальных качеств, возникших и развившихся на базе, прежде всего, духовного единения людей, общности их идеалов и ценностей.

Источник: Русская философия: терминологический словарь.

Соборность
добровольное соединение индивидов на основе любви к богу и друг к другу, особый тип общности, в которой каждый связан с другими и обладает высшей степенью свободы, Бердяев определял как «добровольное соединение индивидов на основе любви к богу и друг к другу».

Источник: Культурология. Учебный словарь. 2014 г.

СОБОРНОСТЬ (ЦЕЛЬНОСТЬ)
одно из учений русских славянофилов (термин предложен А.С. Хомяковым), согласно которому она является выражением сущности человеческого бытия и сознания как сверхличных качеств, возникших и развившихся на базе духовного единения людей, общности их идеалов и ценностей.

Источник: Тематический философский словарь

СОБОРНОСТЬ
самобытность русской общественной организации (самоорганизации), в основе которой лежит православие с его принципом решения богословских проблем на вселенских соборах. Исходным положением идеи соборности послужило то обстоятельство, что, находясь между двумя культурами – Востоком и Западом и впитывая их, Россия объединила восточное подчинение индивида родовому клану, общине и западный индивидуализм, с его почтительным уважением к личности. Эти два культурных начал были синтезированы в идее «соборности».

Источник: Культура и межкультурное взаимодействие 2018

Соборность
специфическое понятие в некоторых течениях русской религиозно-философской мысли, осмысливающееся как объединяющее начало в сознании, поведении, требующее коллективного обсуждения при принятии решений, выборе путей развития общества. Соборность означает сочетание свободы и единства многих людей на основе их общей любви к одним и тем же абсолютным ценностям. Идея соборности может быть использована для разрешения многих сложных проблем социальной жизни. Соборность противопоставляется ассоциации, т.е. механической общности людей.

Источник: Философия и методология науки (понятия категории проблемы школы направления). Терминологический словарь-справочник 2017

Соборность
В православной теологии С. это единство людей на основе их свободной любви к Богу. В русской философии такое понимание С. развивал А.С. Хомяков. В ХХ столетии эта идея получила светскую трактовку; например Бердяев дал краткое определение С. как «Общения в любви». В онтологии С. это единсмтво целого и частей (в 4-м смысле этого слова), основанием которого является свободное признаие самоценности друг друга, т.е. любовь. Понятно, что целое здесь не тождественно абсолютному абсолюту. - Сагатовский В.Н. русская идея:продолжим ли прерванный путь? СПб. 1994. С. 103-123.

Источник: Философские категории авторский словарь

Соборность
В православной теологии С. это единство людей на основе их свободной любви к Богу. В русской философии такое понимание С. развивал А.С. Хомяков. В ХХ столетии эта идея получила светскую трактовку; например Бердяев дал краткое определение С. как «Общения в любви». В онтологии С. это единсмтво целого и частей (в 4-м смысле этого слова), основанием которого является свободное признание самоценности друг друга, т.е. любовь. Понятно, что целое здесь не тождественно абсолютному абсолюту.
Ист.: Сагатовский В.Н. русская идея:продолжим ли прерванный путь? СПб. 1994. С. 103-123.

Источник: Философия антропокосмизма авторский словарь.

СОБОРНОСТЬ
термин, введенный русским славянофилом А.С. Хомяковым, обозначающий самобытность русской общественной организации (самоорганизации), в основе которой лежит православие с его принципом решения богословских проблем на вселенских соборах. С. по Хомякову – это гармоничная целостность, человека, мира, церкви. С. должна была описывать решения общественных проблем всем миром в противоположность западной представительной демократии, основанной на юридических нормах. Дальнейшее развитие этого понятия в русской религиозной философии привело к поиску онтологических оснований социальных проекций С. (Н.Ф. Федоров, Н.О. Лосский).

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

СОБОРНОСТЬ
религ. богосл. понятие, означ. единство, целостность церковного организма. «Соборный» значит собранный из множества в единство, единый во множестве, всеединый. Объявляя себя соборной, кафолической, та или др. церковь стремится быть единой и единственной в эйкумене, т. е. вселенской. Предложенное Хомяковым А. С. определение С. как свободного собрания людей, соединенных любовью, делает это понятие еще шире и неопределенней, позволяя вместе с тем использовать его для критики католицизма. По мнению рус. богословов, наилучшие условия для С. сохранились на Востоке; в Риме она вытеснена внешним авторитетом папской власти, а в протестантизме разрушена Реформацией, вырвавшей автономную личность из целостной церк. жизни. Правда, уже в нач. 20 в. нек-рые религ. философы вынуждены были признать, что С. в том смысле, как понимал ее А. С. Хомяков, нигде и никогда не существовала, ибо на Западе властвовал «папацезаризм», а на Востоке «цезарепализм». Тем не менее идея С. влиятельна в христ-ве и сегодня.

Источник: Православие. Словарь атеиста. М. Политиздат 1988.— 272 с. ISBN 5-250-00079-7

СОБОРНОСТЬ

- русскоязычный аналог кафоличности, ее неточный перевод. У А.Хомякова: свободное единство членов Церкви в постижении истины и в спасении, в любви к Богу, к Богочеловеку Христу и к Его правде. Свободе во Христе, в соборном сознании Церкви Хомяков противопоставлял индивидуалистическую свободу как начало, разлагающее духовные основы жизни, но не поддерживал также и авторитарное ограничение такой свободы, считая его принуждением, ведущим к духовной стагнации или смерти. После Хомякова соборность решительнее противопоставляли родовому сознанию, далекому от подлинной церковности и порабощающему личность. Соборность - от Св. Духа, и низводить ее на уровень национального единства, культурной традиции или же общинного коллективизма означает угашать ее духовную суть и подменять родовым сознанием. Псевдособорность ведет к отчуждению совести человека. Восстановить подлинно соборные основы церковной жизни - значит духовно возродить русское православие, а вслед за этим, по Хомякову, и все общество. Архим. Киприан (Керн) настаивал на евхаристическом характере соборности.

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

СОБОРНОСТЬ
один из основных признаков христианской церкви, фиксирующий ее самопонимание как всеобщей, универсальной. Сформулирован в символе веры Никейсиого собора (325 г) - «единая, святая, соборная и апостольская». Соборность - сложное понятие. Оно не связано с численностью объединившихся людей. Речь идет о способе объединения, его качестве. Соборность есть объединение в любви и истине. «Противоположный полюс соборности как духовного единства, - писал С. Булгаков, - составляет стадность как душевиотелесное единство» (Булгаков С. Православие. Очерки учения православной церкви. М., 1991 - С. 156). Соборность отвергает внешний авторитет. Церковная соборность проявляется в первую очередь в жизни и действии, в молитве и созерцании, т.е. в мысленном стремлении от мирского бытия к божественному. Из соборности происходит качество вселенскости или универсализма церкви. Оно состоит в обращенности ко всем, к каждому человеку независимо от его национальности («несть ни эллина, ни иудея)»), возраста, пола, цвета кожи и иных характеристик. Соборность - это объединение не по принципу «свои - чужие», а по правде. Понятие соборности нашло свое развитие в философии А. С. Хомякова я ряда других русских мыслителей.

Источник: Краткий философский словарь 2004

Соборность
1)Религ. — богословское понятие, означающее единство, целостность церк. организма. «Соборный» значит собранный из множества в единство, единый во множестве. Объявляя себя соборной кафолической, христ. церковь стремилась быть единой и единственной в эйкумене, т. е. вселенной. По мнению русских богословов, наилучшие условия для С. сохранились в вост. христ-ве; в Риме она вытеснена внешним авторитетом папской власти, а в протестантизме разрушена Реформацией, вырвавшей автономную личность из целостной церк. жизни. 2) В религ. филос. и общественно-политич. лит-ре С. понимается как идея общности людей, их естественного стремления к сплочению на основе взаимопомощи, любви каждого к каждому на путях к религ. и общественному единению нации, народов, человечества. Сутью соборного сознания, по мнению С.Н. Булгакова, является «нахождение себя в единении с другими». С. — духовное единение людей непосредственно друг с другом вне диктата государственных и политич. структур. С. не следует понимать как особую теорию, мировоззрение; это идея, угол зрения, подход к общим идеологическим и практическим задачам; содержание термина «С.» раскрывается в соединении с постановкой тех или иных общественных или исторических проблем. В совр. общественных движениях понятие «С.» порой некорректно отождествляется с национальной идеей; против такого ограничения понятия в свое время предостерегали В.С. Соловьев и др. русские религ. философы.

Источник: Религии народов современной России

СОБОРНОСТЬ
термин правосл. богословия и рус. релит, философии, означающий, что в церкви осуществляется добровольное соединение (собор) индивидов на основе любви к богу и друг к другу. О специфике С. подробно писали славянофилы (см. Славянофильство), особенно А. С. Хомяков (1804-1860). Католицизм, с их т. зр., преувеличивает в религии значение общего, авторитета, вл&сти церк. иерархии, игнорирует личное релит, творчество верующих; протестантизм акцентирует внимание на индивидуальном, не видит подлинного смысла общей релит, жизни. Только православию якобы свойственна С., гармонически сочетающая своеобразие потребностей верующего и церкви в целом. Хомяков считал, что вне релит, «свободного» общения, вне христ. любви (т. е. вне С.) познать истину, понять сущность человека невозможно. Эта идея оказала влияние на рус. релит, философию (В. Соловьев, С. Трубецкой, Н. Лосский, Н. Бердяев и др.), на правосл. учение о церкви, для к-рого сами догматы о троице, о богочеловеч. природе Христа выражают соборный характер божеств, духа. Нередко концепции С. придается реакц.-политич. смысл. Социалистич. коллективизму, рассматриваемому как «принудительный», враждебный личности и свобода, противопоставляется С. — «братство людей во Христе», «вхождение в общение живых и умерших». С т. зр. марксизма С. есть не что иное, как ложная, религ.-мистич. интерпретация коллективист, отношений, складывающихся в практич. деятельности людей, попытка идеализировать мнимоколлективный характер релит, жизни.

Источник: Атеистический словарь

СОБОРНОСТЬ
понятие русской философии, означающее свободное духовное единение людей как в церковной жизни, так и в мирской общности, общение в братстве и любви. Термин не имеет аналогов в др. языках. Словом «соборная»; первоучители славянства Кирилл и Мефодий при изложении 9-го члена Символа веры перевели термин «кафолическая» (Церковь).
Концепция соборности многосторонне развита в русской религиозно-философской мысли (А. С. Хомяков, Вл. Соловьев, Н. Ф. Федоров, Е. Н. Трубецкой, П. Флоренский, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев и др.). Пафос соборности — основное и наиболее общее самоощущение в славянофильстве. У К. С. Аксакова выражением соборности служит «хоровое начало», где личность не подавлена, но только лишена эгоизма. В славянофильской гносеологии (а затем у Федорова) соборность есть критерий познания, в противоположность картезианскому cogito: не «я мыслю», но «мы мыслим», т. е. в общении, через взаимную любовь в Боге доказывается мое бытие. Для Хомякова дух церковной соборности есть одновременно и дух свободы, единство Церкви понимается им как согласие личных свобод. Соборность Православной Церкви противополагается им и католической авторитарности, и протестантскому индивидуализму. Вл. Соловьев подытожил воспринятое им представление славянофилов в формуле: католицизм есть единство без свободы; протестантизм — свобода без единства; православие — единство в свободе и свобода в единстве.
Булгаков воспринял идею соборности из православного учения о Св. Троице, которая есть «предвечная соборность»: Бог един и в то же время существует в трех ипостасях, каждая из которых обладает индивидуальными качествами. Умопостигаемая небесная Церковь воплощает в себе соборную сущность Троицы. «И в живом многоединстве человеческого рода уже заложено церковное многоединство по образу Св. Троицы» («Православие. Очерки учения Православной Церкви», Париж, [1985], с. 39). Обстоятельства места и времени, национальные особенности народов могут извращать соборные начала, но могут и способствовать их развитию, — последнее философ связывает с именем Сергия Радонежского, узревшего духовным зрением Св. Троицу Напротив, многие интеллигентские теории и практика коллективизма, имеющие высший идеал не в любви, а в «солидарности», представляют собою лжесоборность.
Бердяев видит в соборности саму идею Церкви и церковного спасения: «Есть круговая соборная ответственность всех людей за всех, каждого за весь мир, все люди — братья по несчастью, все люди участвовали в первородном грехе, и каждый может спастись лишь вместе с миром» («Философия свободы. Смысл творчества». М., 1989, с. 190). Бердяев указывает на непереводимость понятия соборности на другие языки и для западного его усвоения вводит термин «коммюнотарность» (от франц. commune — община, коммуна). Соборность он признает существенно русской идеей и близость к ней находит лишь у немногих мыслителей Запада. В русском коммунизме, по Бердяеву, восторжествовал вместо духовной соборности безликий коллективизм, который был деформацией русской идеи. Г. В. Флоровский в утопическом и не утопическом социализме в России усматривает «подсознательную и заблудившуюся жажду соборности» («Философы русского послеоктябрьского зарубежья». М., 1990, с. 339).
В. В. Лазарев

Источник: Новая философская энциклопедия

СОБОРНОСТЬ
понятие русской философии, выработанное Хомяковым в рамках его учения о Церкви как органическом целом, как о теле, главой которого является Иисус Христос. Церковь прежде всего есть духовный организм, целостная духоносная реальность, а потому все члены Церкви органически, а не внешне соединены друг с другом, но внутри этого единства каждая личность сохраняет свою индивидуальность и свободу, что возможно только в том случае, если единство зиждется на бескорыстной, самоотверженной любви. Только тогда постигаются истины веры, ибо полная истина принадлежит всей Церкви в целом, а не одному лицу или учреждению, сколь бы авторитетны они ни были. Человек находит в Церкви "самого себя, но себя не в бессилии своего духовного одиночества, но в силе своего духовного, искреннего единения со своими братьями, со своим Спасителем. Он находит в ней себя в своем совершенстве, или точнее находит в ней то, что есть совершенного в нем самом, - Божественное вдохновение, постоянно теряющееся в грубой нечистоте каждого отдельно личного существования". С. - это свободное единство членов Церкви в деле совместного понимания ими правды и свободного отыскания пути к спасению, единство, основанное на единодушной любви к Христу и божественной праведности. Идея С. стала основной идеей всего славянофильства, хотя и по-разному интерпретировалась. Так у К.С. Аксакова понятие С. социологизируется посредством фактического ее отождествления с общиной, где "личность свободна как в хоре". Хотя изначально в понятие С. включался социальный смысл, однако данная интерпретация была шагом назад по сравнению с Хомяковым, который С. понимал скорее не как данность, а как заданность. У B.C. Соловьева, отказавшегося от термина "С", данная идея трансформировалась в учение о всеединстве. Термин С. возродил С.Н. Трубецкой в своем учении о "соборной природе сознания". Углубляя идеи славянофилов с учетом концепции всеединства Соловьева, Трубецкой интерпретирует С. как совпадение религиозного, нравственного и социального начал, противостоящее как индивидуализму, так и социалистическому коллективизму. Социально философскую интерпретацию понятия С. дал Франк, рассматривая ее в качестве внутреннего, органического единства, которое "лежит в основе всякого человеческого общения, всякого общественного объединения людей". К первичным и основным формам С. относятся, согласно Франку, брачно-семейное единство, религиозная жизнь, общность судьбы и жизни всякого объединенного множества людей. Эти три формы С. в реальности неразрывны и не могут существовать отдельно друг от друга. К признакам С, по Франку, относятся следующие: 1) это органически неразрывное единство "я" и "ты", вырастающее из первичного единство "мы", причем "мы" не внешне "я", а имманентно присутствует в каждом из них; 2) соборное единство образует жизненное содержание самой личности; 3) "соборное целое, частью которого чувствует себя личность и которое вместе с тем образует содержание последней, должно быть столь же конкретно-индивидуально, как сама личность", "само есть живая личность"; 4) и как наиболее существенный признак - сверхвременное единство, выражающее сверхвременность, присущую сознанию и душевной жизни отдельного человека. Строгое церковно-богословское значение термину С. возвращают Булгаков и Флоренский, рассматривая С. (или "кафо-личность") как душу православия, означающую вселенскость, единую жизнь в единой истине, причем Флоренский, следуя Хомякову, подчеркивает в содержательном плане не столько действительность, сколько возможность кафоличности как задачи, идеала для членов церкви.
Г.Я. Миненков

Источник: Новейший философский словарь

СОБОРНОСТЬ
русскоязычный аналог христианского термина katholikos (греч. – единый, всецелый, универсальный). С. – понятие русской религиозной философии, разработанное А. С. Хомяковым в рамках его консервативно-романтической утопии преображения России. Принцип С. имеет три аспекта: религиозный, философский и социальный.
В религиозном аспекте основанием С. является вера в первореальность церкви как цельного и единого «духовного организма», воплощенного в видимой («исторической») своей плоти. Поскольку сама сущность церкви есть «единство благодати, живущей во множестве различных творений, покоряющихся благодати», постольку все члены церкви «духовно и органически» соединены друг с другом в постижении «всецелой» истины, доступной лишь «соборному разуму», постижении «себя в своем совершенстве» на пути к спасению, к Христу и божественной праведности.
В философском смысле С. есть прежде всего онтологическая категория. С. не есть ни «коллектив», ни «идея» (отвлеченная или же скрытая во внешней церковной жизни), но «первореальность», уходящая своими корнями в Абсолют . Философское содержание принципа С. имеет и гносеологический аспект. Гносеология в русской философии неотделима от онтологии, познание – от церкви, соборный («всецелый») разум которой только и может достичь знания «разумной цельности сущего, понимания истинной и живой действительности» как «всецелой истины». Сам акт познания является здесь развертыванием идеи воссоединения бытия, установления единства познающего и познаваемого.
Учение о восхождении соборного, «цельного» разума к «цельной» истине скрывало в себе полемику русской философии с западным рационализмом, превращающим человеческую реальность в совокупность изолированных жизненных фрагментов, соединенных лишь сетью абстрактных отношений. «Разорванной» целостности индивида, панлогицизму гносеологического субъекта был противопоставлен «цельный» человек (единство чувственно-эмоционального и рационального, нравственно-эстетического и религиозного отношения к жизни), который начинает проникать в истинное бытие мира, постигать «цельную» истину. Стремление к такому знанию лежит в основе философии «всеединства» Вл. Соловьева , «софийности мира» С. Булгакова, интуитивизма Н. Лосского и С. Франка , персонализма Н. Бердяева , «консубстанциональности» П. Флоренского , «абсолютной мифологии» А. Лосева .
В социальном аспекте содержание церковной С. (единство верных Христу в Его церкви, живущей Духом Святым, преображающим «собрание» в «собор», в Богочеловеческий организм) замещается «цельностью и разумностью» традиционных форм социальных связей общинного уклада «народной жизни внутри себя», существующей благодаря традициям русского православия. Упование на общину («общество») как единственную «органическую» социальную силу и последнюю реальность в историческом процессе было своеобразной реакцией на риторику церкви о милосердии, равенстве, служении ближним; на монополию государства в решении социальных проблем; на засилье в повседневной жизни «голого, чистого разума, на себе самом основанного, выше себя и вне себя ничего не признающего».
Община («общество, народ») не является простой антитезой государству как «внешней неорганической форме социального». Она превращается в этико-религиозную категорию, сливается с понятием С. Утопия общинной жизни с ее коммунитарным трудом, единством «любви и свободы», не имеющим никаких правовых гарантий, в русской философии истории надолго останется «соблазном» для славянофилов (И. Киреевский, К. Аксаков, А. Григорьев, Н. Данилевский, К. Леонтьев и др.), для представителей «русского социализма» (А. Герцен ), «христианского социализма» (С. Булгаков ), «евангельского» социализма Л. Толстого .

Источник: Краткий философский словарь.

СОБОРНОСТЬ
ключевая категория русской религиозной философии и социально-философской мысли, не имеющая аналогов в истории западного теоретического и культурного мышления. Категория С. сложилась в славянофильстве как результат неприятия и критики западного индивидуализма и разъединенного существования людей, а разработка этой категории была результатом не только глубокого усвоения отечественной богословской литературы, но и критического переосмысления наследия немецкой идеалистической философии. Основанное на утверждении универсального значения православия первоначально понятие С. было разработано религиозным мыслителем и поэтом А.С. Хомяковым (1804—1860), для которого С. в первую очередь выражалась через чисто богословское учение о единой Церкви и божественной Троице. Наряду с этим С. получила более широкое философско-гносеологическое, антропологическое и социально-религиозное развитие. Своеобразие трактовки С. у славянофилов заключалось в том, что «религия опознавалась прежде всего как возврат к цельности, как собирание души, как высвобождение из того тягостного состояния внутренней разорванности и распада, которое стало страданием века. Подобный же религиозный постулат обобщался и на историческую действительность» (Г.В. Флоровский). Философское обоснование С. заключалось в том, что человек в своем познании мира, во всех видах деятельности не может не соприкоснуться с другими людьми и не установить с ними отношений духовной сопричастности: «недоступная для отдельного мышления истина доступна только совокупности мышлений, связанных любовью» (А.С. Хомяков), т.е. как «общение в любви, С. есть критерий познания» (Н.А. Бердяев). Исходя из этого в конкретном социально-нравственном значении С. становится идеологией общего дела, служения миру и другим людям, и в этом смысле С. проецируется на такие российские формы сообщества, как земство и община. В этом случае православие рассматривается как единственно возможный «живой проводник» идей единства общих целей и органической жизни всей страны, которые должны стать ведущими нравственно-духовными ценностями. «Сознание этой нравственной ответственности, которой никто сложить с себя не может, не разорвав духовной связи своей с отечеством, — вот что составляет основу отношений граждан к государству в полном его развитии» (Ю.Ф. Самарин). При этом С. понималась как новая ступень гуманизма, самобытное русское учение о человеке, отражающее путь от западного индивидуализма, «атомарного» существования людей в коллективе к воплощению идеала внутренне целостной свободной личности, развивающейся в гармонии с другими свободными личностями и добровольно, т.е. без внешнего ущемления своей свободы, обретающей сопричастность с обществом, нацией, человечеством, всем миром и тем самым с Богом. Специфика трактовки С. заключалась в том, что она не может осуществиться во всей своей полноте вне вселенского объединяющего начала русского православия, т.е. без нравственно-религиозных оснований и способности каждого пройти путь духовного обновления и осознания своей внутренней целостности и вовлеченности во всеобщую мировую социальную и духовную жизнь. Позднее это качество, которое А.Н. Бердяев назвал «русской всечеловечностью», Ф.М. Достоевский в речи о А.С. Пушкине (1880) охарактеризовал как «всемирность стремления русского духа», способного «изречь окончательное слово великой, общей гармонии, братского согласия всех племен по Христову евангельскому закону!» Недаром идея С. была подхвачена и развита русской религиозно-философской мыслью нач. ХХ в. В противовес «грубо-утилитарному и жестокому отношению» одного человека к другому, одной нации к другой выражалась надежда на становление «храмового» или «соборного человечества», когда утвердится «то внутреннее соборное объединение, которое должно победить хаотическое разделение и вражду мира и человечества» (Е.Н. Трубецкой). Обоснование этих надежд старались найти не только в дальнейшем развитии собственно православной веры и духовности, но и в традициях древнерусской церковной архитектуры и иконописи. Социокультурные и нравственные аспекты С. были развиты в евразийстве, для представителей которого «свободное самопроявление» личности должно сочетаться с ее деятельностью как «соборного (симфонического)» субъекта. «Поэтому и народ не сумма социальных групп (сословий, классов и т.д.), но их организованное и согласованное иерархическое единство; культура народа — не сумма, а симфоническое единство более частных культур, и она не существует иначе, как их реально-конкретное единство, вне их. Таким же образом народные культуры могут составлять большое культурное единство (эллинистическое, европейское, евразийское), предполагающее существование особого соборного субъекта» (Л.П. Карсавин). В результате понятие С. стало выражением ключевых идей русского социально-религиозного и культурного утопизма ХIХ—ХХ вв.

Источник: Введение в теорию и историю культуры. Словарь.

СОБОРНОСТЬ
специфическое понятие рус. философии, выработанное Хомяковым. Этимологически оно связано со словом "собор", имеющим два осн. значения: 1) собрание выборных или должностных лиц, созванное для решения к.-л. вопросов, 2) храм, служащий для совершения богослужения духовенством нескольких церквей. По Хомякову, церковный Собор выражает идею "единства во множестве" (Полн. собр. соч. М., 1900. Т. 2. С. 312). В этом смысле, считал он, православная церковь, органично сочетая два принципа - свободу и единство, противоположна католической авторитарной церкви, где есть единство без свободы, и протестантской церкви. где существует свобода без единства. Только в православии принцип С. хотя и не во всей своей полноте, но существует и осознан как высшая божественная основа церковной жизни. После Хомякова идея С. стала осн. идеей всего славянофильства (хотя далеко не все славянофилы употребляли само это слово). Киреевский, считая, что "развитие самобытного православного мышления... должно быть общим делом всех людей верующих и мыслящих" (Соч. М., 1911. Т. 1. С. 270), по мнению Зеньковского, "подходит совсем близко к... учению о соборности" Хомякова (История русской философии. Л., 1991. Т. 1, ч. 2. С. 18). Некую "социологизацию" данного понятия мы находим уже у К. С. Аксакова, фактически отождествляющего С. и общину, где, по его мнению, "личность свободна, как в хоре". Резко противопоставив социальную сферу жизни государственной, он пришел к отрицанию необходимости развития в России зап. "законности" как свидетельствующей о "недостатке правды". Отождествление С. с общиной было определенным шагом назад по сравнению с Хомяковым, к-рый С. все же понимал не как данность, а как заданность. Дальнейшее развитие идея С. получила у В. С. Соловьева, хотя он отказался от самого этого термина, желая тем самым отмежеваться от славянофильства (обр. от его "эпигонов"). Она трансформировалась у него в идею всеединства, к-рую он определяет следующим образом: "Я называю истинным, или положительным, всеединством такое, в котором единое существует не на счет всех или в ущерб им, а в пользу всех. Ложное, отрицательное единство подавляет или поглощает входящие в него элементы и само оказывается, таким образом, пустотою; истинное единство сохраняет и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия" (Соч.: В 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 552). Термин "С." в рус. философии возродил последователь Соловьева С. Н. Трубецкой, к-рый в своем учении о "соборной природе сознания" (в цикле статей "О природе человеческого познания") развивает и углубляет идеи Хомякова и Киреевского с учетом "философии всеединства" Соловьева. Идеал С. у Трубецкого означает совпадение религиозного, нравственного и социального начал и противостоит как индивидуализму, так и социалистическому коллективизму. В эпоху "между двух революций" определенный "возврат к славянофилам" наметился у символистов, гл. обр. у Иванова, к-рый, исходя из "предчувствия" "новой органической эпохи", создал свою театрально-эстетическую утопию, должную увенчаться созданием "обновленного соборного духа" (Борозды и межи. М., 1916. С. 275). В своей утопии он опирался не только на идеи славянофилов о С. с учетом сказанного по этому поводу Соловьевым, Трубецким и Достоевским, но и на учение Ф. Ницше о диалектике двух начал - апол-лонийского и дионисийского, в к-рой последнее означало коллективизм, слияние всех воедино (или в терминологии Иванова С). В эмиграции понятие С. активно разрабатывал Франк, понимавший под нею "внутреннее органическое единство", лежащее в основе всякого человеческого общения, всякого единства людей. Первичной и осн. формой Франк считал единство брач-но-семейное, затем - религиозную жизнь и, наконец, общность "судьбы и жизни всякого объединенного множества людей" (Духовные основы общества. М., 1992. С. 58-59). Строгое цер-ковно-богословское значение термину "С." вернули Булгаков и Флоренский. По Булгакову, С. (или "кафоличность") есть душа православия и означает вселенскость, единую жизнь в единой истине (см.: Православие. М., 1991. С. 145-150). Флоренский отчасти возвращается к С. в понимании Хомякова. "Кафолический", или соборный, по его мнению, есть всеединый. "Но при действительной кафоличности формы Церкви содержание ее кафолично не в действительности, а только в возможности. В действительности же для вещества Церкви - верующих - кафоличность есть такая же задача, как и единство и нравственное совершенство" (Понятие Церкви в Св. Писании /У Богословские труды. М., 1974. Сб. 12. С. 129). В рус. философии наиболее удачным и приемлемым эквивалентом (а в каком-то смысле и альтернативой) понятия С. является понятие солидарности, разработанное гл. обр. Левицким, опирающимся, в свою очередь, на идеи Н. О. Лосского и Франка. Понятие солидарности (или, более строго, солидаризма) позволяет несколько смягчить абсолютизм и категоричность понятия С. и построить иерархию солидарности (или С.) от внутрисемейной до общечеловеческой.

Источник: Русская философия: словарь

Соборность
термин, представляющий особый тип единения индивидов, принцип коммуникации, не допускающий окончательных дефиниций, невыразимый в рациональном дискурсе. Его теоретическая интерпретация представлена в работах А. Хомякова, В. Соловьева, Е. Трубецкого, С. Трубецкого, В. Эрна, Вс. Иванова, С. Булгакова, С. Франка, А. Лосева, П. Флоренского, Н. Бердяева, М. Бахтина. Идея С., сформулированная А. Хомяковым, опирается на мистико-романтическую, пантеистическую традицию мировой философии в русской философии становится фундаментальным принципом славянофильской мировоззренческой ориентации, утверждающим онтологическое единство человечества. С., всеединство, единство во множестве — идея, объединяющая несовместимые другими способами свободу и организацию, является универсальным конструктивным принципом эмпирических форм общения индивидов, символом органической целостности, мировоззренческой парадигмой. В онтологическом аспекте С. рассматривается как космическая связь, принцип совершенного единства множественности, внутренняя форма мистического тождества индивидов друг с другом и с целым; в гносеологическом — как смысл познаваемого бытия, доступный интуиции, духовно-чувственному опыту, теоретически обобщенному в концепциях цельного знания как органического синтеза веры и разума, науки и религии, истины и добра, субъекта и объекта. В нравственном аспекте С. представляет личностную ответственность как основание эмпирического морального выбора. Исторически С, как сверхвременное единство проявляется в трех сферах коммуникации: в семье — духовно-телесном проявлении С; в религии — в мистическом единстве индивидуальной человеческой души с абсолютным духом; в культурной традиции, закрепленной в ритуалах и обрядах (формах символической организации), посредством которых осознается и закрепляется чувство общей судьбы, истории, связи поколений. С, таким образом, — органическая связь времен и народов, вне которой невозможны никакие эмпирические коммуникации. С наибольшей полнотой принцип С. представлен в Православной Церкви как общении неслиянных (разделенных) душ; но видимая Церковь есть лишь эмпирическое воплощение в настоящем невидимой вневременной Церкви, мистической (иррациональной) целостности, охраняемой Благодатью. Фундаментальной коммуникацией, определяющей характер этой целостности, является любовь. Без любви единение возможно только на основе внешнего объединения, взаимного расчета, контракта и общественного договора, через закон и власть. Католическая Церковь представляет собой аналог государства, поскольку построена на законе, а не на Благодати. Подлинно действенная вера поддерживается не силлогизмами, а братской любовью. Истинная соборная Церковь — мистическое целое, индивид в Церкви не теряет, а обретает свою индивидуальную свободу. Соборная мудрость как народное хоровое начало противопоставляется индивидуалистическому рассудку и чувственности. Любовь является ведущей потребностью в коммуникации, которой определяются целостность и ценность индивидуального бытия. Любовь есть особый акт социального поведения, обращенности к чужой жизни. Предмет любви предстает как сосредоточение ценностей. Через любовь, преданность людям, которые эти ценности представляют, они переживаются индивидом и тем самым обретаются. Через любовь к детям переживается и обретается ценность материнства и отцовства. Через любовь к Родине — ценность патриотизма. Через любовь к Богу — ценность служения ценностям и ценность самой любви. В любви осуществляется высшая форма самоактуализации человека через переживание им полноты и целостности своей личности. Любовь, таким образом, есть реальная манифестация всеединства, живой целостности человеческого рода, утверждение индивидуальности жертвою эгоизма. Всеединство — собрание, сообщество личностей, силой своей любви образующих единую личность. Любовь — опыт самопожертвования в личностном, но не в вещественном бытии. Всеединство — результат всесозидающей силы любви. Вне любви многообразие индивидуальных коммуникаций редуцируется к роли господина или раба, закрепленной в отчужденных социальных нормах и реализованной в их эмпирических модификациях. Психологическим следствием отчужденных общественных отношений становится неприятие всего высшего низшим, противопоставление «Я» всему иному, отделенность и разделенность индивидов. Философская формула С. — «Мы». «Мы» — принцип общества в отдельных его членах, первичное единство субъектов. Структура взаимосвязей этого единства раскрывается в философских категориях «Я», «Ты», «Мы», «Он», «Они». Дифференциация на «Я» и «Они», «Я» и «Ты» возможна только на основе признанной целостности «Мы». Даже разделенность и враждебность коммуникаций «Я» и «Он», «Я» и «Они» есть проявление изначальной целостности, утверждение единства в самой враждебности. Дифференциация на «Я» и «Ты» есть форма сохранения «Мы». Коммуникация «Я — Ты» — путь преодоления эгоистической замкнутости и отчуждения. С, таким образом, — исток и суть социальности. С. как мировоззренческий принцип является методом оценки истории, права, религии, искусства, литературы, народной психологии и быта, форм государственного правления и организации общественной жизни. Полемика западников и славянофилов была выражением исторической ограниченности, исчерпанности коммуникаций традиционного общества, мировоззренческой реакцией на идейные, социально-политические и экономические новации в России, связанные с ее вступлением в индустриальную фазу развития. С. — центральный термин, выразивший столкновение двух мировоззренческих установок: религиозной и рационалистической по проблеме самоидентификации индивида и общества; двух программ социальных преобразований и социального устройства: внутреннее устроение личности и рациональное совершенствование общественных форм внешнего принуждения. Славянофильский социальный проект строился на утверждении приоритета личности над обществом и государством. Западническая реконструкция общества предполагала перестройку древних учреждений, традиционных воззрений и быта на рациональных принципах целесообразности и справедливости. В полемике двух социокультурных ориентации было раскрыто значение иррациональных элементов в культуре, традиционных форм, психологии и религии в жизни народов вообще и России в особенности. В этом контексте С. рассматривалась как способ бытия органической целостности, как проявление народного творчества в производстве особого типа общности. Церковь, община, народ — общности, не тождественные государственным институтам и официальным организациям, С, особенно в России, — выражение народного миросозерцания, основы всей общественной жизни, переделать которую, по убеждению славянофилов, невозможно, не разрушив самые основания культуры. Это базовая коммуникация, определяющая содержание и порядок всех социальных форм. В славянофильских концепциях историческими формами общинного начала являются сельский сход, вече, земское собрание. В России внешняя организация общественного быта уступлена народом государству, «земля», земство сохраняют самостоятельность как вольное братство, как метафизическая душа политического союза. Сила государства не раздроблена между классами и партиями, а сосредоточена в руках царя, который и является субъектом власти, другим субъектом политической органической целостности является община. Неограниченность царской власти опирается на свободу выражения общественного мнения в Думе, на соборном собрании. Вследствие реформ Петра I был искажен народный строй России: власть была отчуждена от народа и стала осуществляться бюрократическим окружением царя. За этими оценками исторического процесса отчетливо проявился славянофильский мессианизм, признание социальной будущности за иранским началом в истории, за общинным способом его проявления. В Европе народ посредством общественного договора становится государством, признавая и в юридических формах закрепляя индивидуализм и эгоизм. В России народ — субъект мирового прогресса, цель которого — заменить царство рационального эгоизма гармоническим синтезом общинности в качестве основы любых форм общения и объединения людей. Тем самым утверждается реальная общность без потери индивидуальности, действительное преодоление одиночества. С. и всеединству противостоит коллективизм как принцип ложных, превращенных форм объединения людей и самоидентификации индивида. Коллектив (объективированная общность) враждебен личности, которая посредством различных форм общественной организации превращается в объект манипулирования, теряя свою свободу. Свобода личности в коллективе реализуется как прорыв к подлинному бытию, к чистой духовности, экзистенции через разрушение «мира объективации», природных и социальных ограничений, как личностное изживание греховности, путь из отчужденности к С. церковного сознания, к вселенскому космическому универсализму.

Источник: Философия. Словарь по обществознанию

СОБОРНОСТЬ
специфическая социально-философская концепция, функционирующая, как правило, в религиозно-философских системах европейской и отечественной мысли. Данным термином обычно определяется особое качество социально-индивидуального взаимодействия, сущностная природа сознания, основа личностного бытия, специфическая форма культурно-эстетического миросозерцания. Многообразие понятия С. затрудняет его однозначную дефиницию и позволяет давать ему весьма широкий спектр интерпретаций - от последовательно персоналистской до тоталитарной. Основой большинства разнообразных концепций С. является традиционное христианское экклесиологическое учение, восходящее к посланиям ап. Павла, патристике и догматическим установлениям первых семи Вселенских Соборов. Здесь складывается фундаментальная концепция Церкви как реальномистического соборного организма, становящегося "тела Христова", противостоящего искаженным и греховным социально-политическим формам "мира сего". Эти мотивы нашли свое развитие в каноническом учении Аврелия Августина о двух градах - "граде общения по духу" и "граде общения по плоти". Первый из них представляет собой внепространственное и вневременное единство праведных, союз которых основан не на внешних связях или насильственном объединении, а на духовном единстве верующих и любящих. По сути, раннехристианский идеал церковного сообщества является образом всечеловеческой свободной ассоциации, построенной на началах равенства и господства духовного над телесным. Впоследствии западная богословская традиция отождествляет "идеальную Церковь" с реально функционирующей церковно-политической организацией Римской Католической Церкви, чья иерархия воспринимается как перспективный эталон всемирно-христианского государства. Другие перспективные мотивы раннехристианской экклесиологии - учения о святой телесности и о соборном сознании - стали фундаментом философскотеологических концепций С. в восточноправославной традиции. Здесь наиболее существенный вклад был внесен автором "Ареопагитик" (VI в.), св. Максимом Исповедником (VII в.) и представителями исихазма, нашедшего теоретическое выражение у св. Григория Паламы (XIV в.). В основе этой традиции осмысления С. лежит неоплатоновская концепция тождества индивидуального сознания и божественного Абсолюта - первоистока и первопричины всего сущего. В мистических учениях неоплатонизма разработана логика восхождения к самотождественному Единому, данная как интуитивнокогнитивный процесс и одновременно индивидуальное обожение (теургия). Восточноправославное богословие дополняет эту концепцию, вводя ее в контекст социально-экклесиологических и персоналистических принципов христианского миропонимания. В результате выстраивается сложная иерархия различных манифестаций С. как проявления единосущности божественного и тварного. В принципе, основная логическая компонента понятия С. остается инвариантной: это - представление о неполноценности, несовершенстве "налично индивидуального" бытия. С т. зр. С., всякая индивидуальность есть, в определенной мере, иллюзия, т. к. в основе обособленных существ лежит единая сущность, архетип, прямо связанный с божественнопровиденциальными основами мира. Свое философское освещение в отечественной традиции проблема С. впервые получает в XVIII в. в неортодоксальной мистике Г. С. Сковороды, антропология которого основана на разделении "земляного" и "нутряного" человека. Первым понятием характеризуется налично-эмпирическая индивидуальность, скрывающая в себе истинного человека, который идентичен Христу и един во всех индивидах. Последний, в свою очередь, отождествляется с "сердцем" и разумом. Соответственно, первичная актуализация всечеловеческого начала в индивиде связана с особыми символически-когнитивными усилиями и духовным совершенствованием. По своей сути учение Сковороды о "двух естествах" в человеке близко к аналогичным построениям Майстера Экхарта и Я Беме. Следующий шаг в разработке идей С. принадлежит П. Я. Чаадаеву, соединившему антропологическое и гносеологическое толкование проблемы с социологическим. Согласно его положениям, носителем С. является человеческое сознание, природа которого не индивидуальна, а социальна: сознание и разум индивида формируются под воздействием коллективного сознания общества. Содержание последнего воспринимается индивидом как врожденное и априорное, его ядро составляют миросистемные, смысложизненные и моральные ориентиры. Само по себе содержание коллективного сознания совпадает с провиденциальным замыслом, т. е. детерминируется волей и разумом Бога. Социокультурная специфика отдельных частей общечеловеческого организма, по Чаадаеву, позволяет говорить о большей или меньшей проявленности С. в исторической и духовной жизни различных народов. Именно православная культура проявляет архетип С. в наибольшей степени, чем и определяется ее всемирно-историческое значение. Эти мотивы социоисториософии Чаадаева были разработаны представителями славянофильства. В их интерпретации понятие С. приобрело преимущественно культурно-морфологическое значение, став критерием определения перспективности особых социокультурных типов человечества. Как Чаадаев, так и славянофилы полагали движущей силой и подлинной целью исторического процесса реализацию Царства Божия. Национально-культурный тип, являющийся носителем соборного начала социально-исторического процесса, призван стать лидером всемирной истории. В работах славянофилов понятие С. было достаточно однозначно отождествлено с общинным укладом патриархального русского крестьянства. В основе этого отождествления лежат критерии коллективности решений, авторитет групповой морали и отсутствие выраженной социальной дифференциации и связанной с ней проблемы социальных конфликтов. Кроме того, славяно-русское национальное самосознание также рассматривается через призму его соборного характера, который в данном случае можно понимать как открытость национальной психологии, "народного духа" всечеловеческим и архетипальным ценностям. В таком своем качестве социокультурный славянский либо российский тип противостоит западной цивилизации, построенной на началах индивидуализма и рационально-позитивистского мышления. В историософском учении славянофилов одно из ключевых мест отведено православной церкви - концентрированному носителю и выразителю национально-соборного сознания. При этом речь идет, скорее, о православности как средоточии культурно-исторического опыта этносоциального образования, нежели о реальной церковной организации. В культурософии "почвенничества" (Ф. М. Достоевский, А. А Григорьев, ?. ?. Страхов), напротив, соборно-православное начало русской жизни тождественно реальным социально-политическим и религиозным институтам. Сходная метаморфоза происходит и в неославянской историко-морфологической концепции И. Я. Данилевского. К. Н. Леонтьев придает понятию С. отчетливо выраженный акцент органического понимания общества и культуры, сближающий его учение с концепциями "философской жизни" В. Дильтея и Г. Зиммеля. В целом, осмысление проблемы С. в отечественной философии второй половины XIX в. происходит преимущественно в контексте социально-политической идеологии. Новый творческий импульс для разработки этой идеи дает философия всеединства В. С. Соловьева, где философема С. вновь вводится в широкий и многообразный теоретический контекст, становясь основой учения о "свободной теократии". При этом раскрытие теоретического потенциала С. утрачивает жесткую связь с представлением о превосходстве славяно-православной культуры над западноевропейской. Более того, говоря о "церковной общественности", теократических эталонах социального взаимодействия, Соловьев и его последователи, как правило, имеют в виду существенно модернизированную христианскую традицию, имеющую своей перспективой формирование "вселена ской церкви". В философии всеединства теоретически осмысляются также и антропологические, и гносеологические мотивы С. В трудах С. Н. Трубецкого разрабатывается проблема соборного сознания с опорой на платоновский архетип Мировой Души. С. Н. Булгаков и П. А. Флоренский вводят понятие С. в контекст широкомасштабных софиологических построений, придавая ему статус онтологической сущности, одной из основ последовательно актуализующегося "положительного всеединства". Наибольшее внимание этой проблематике уделялось С. Л. Франком и Л. П. Карсавиным. Первый из них рассматривал С. преимущественно в социально-философском и социально-психологическом плане, полагая принцип С. субстанцией или "духовной основой общества". В его социологической концепции соборное начало реализуется в двух аспектах: внешнем и внутреннем. В первом случае речь идет об акционально-институциональной системе социальных связей, определяющих меру активности и социализованности индивида. Во втором случае С. есть субстанциальное качество личности и ее бытия в обществе. Франк подчеркивает специфи ческий рационально-сверхрациональный характер выявления и реализации С., дающейся лишь в интуитивном опыте наряду с творческим присвоением культурно-коллективного опыта конкретного социума. Во всяком случае, С. не противостоит индивидуальности и не реализуется вне личностного бытия-действия. В этом плане конкретные социально-политические формы, включая политический режим, вторичны по отношению к личностному самосознанию и сами по себе не детерминируют соборносоциальный организм. Л. П. Карсавиным идея С. рассмотрена в контексте его учения о Симфонической Личности, становящейся сложной иерархией "внутренних", "эмпирических" и "внешне-потенциальных" тел человека. Сама актуальная Симфоническая Личность есть не что иное, как соборно-совокупное человечество или же Богочеловечество, т. е. всеединое "внутренне-внешнее" предельное тело человека. Подчеркнем, что в комплекс последовательно взаимодействующих тел входит и природно-космическое бытие в целом, обретающее в лице человека имманентный разум, волю и активность. Этот мотив чрезвычайно близок учению В. И. Вернадского о ноосфере, равно как и основным идеям русского космизма вообще. В целом, для философии всеединства понимание С. характерно тем, что это качество личностного и социального бытия находится в ситуации становления и не дано в наличном, где оно представлено лишь в свернутом виде, потенциально. Носителем такой потенциальной С. является София, социализующееся сознание индивида, церковное сознание и т. д. Историческое становление С. совпадает с творческим "лицетворением" человеком самого себя и "олицетворением" окружающего мира (Л. П. Карсавин). Близкие мотивы разрабатывались и в других течениях русской религиозной мысли. Представители академического богословия (М. М. Тареев, В. И. Несмелов) создали своеобразные антропологические концепции, в которых сущность человека представала в виде триединства божественного, индивидуального и социального. Интуитивизм Н. О. Лосского построен на фундаменте монадологической картины мира и социума, в которой осуществляется имманентная связанность индивидуальных сознаний посредством творческой интуиции. Согласно Лосскому, "отвлеченный интуитивизм" с его абстрактной формулой "Все имманентно всему" должен быть дополнен "конкретным интуитивизмом", раскрывающим актуальное присутствие в индивидуальном сознании всей совокупности "внешних" - социокультурных и природных феноменов. В соборном духе выдержана и персоналистическая философия Н. А. Бердяева, утверждавшего, что не общество и мир включают в себя личность, а личность содержит в себе все актуальное и потенциальное богатство мироздания, раскрывая и объективируя его в творчески-свободных актах. И. А. Ильин обосновывал возможность "непосредственной очевидности" как основы объективно-экзистенциального познания реальности, исходя из сопредставленности в структуре индивидуального сознания и бытия всего божественного и обоживающегося универсума. В данных концепциях налицо существенное расширение принципа С., распространяющегося на сферы внесоциального бытия. Благодаря этому складывается иерархия "ипостасных подобий": структура "мира в Боге" - структура природного бытия - структура социального бытия - структура религиознокультурных ценностей. Эти взаимоподобия в сконцентрированном, "стяженном" состоянии внедрены в глубинную, сущностную структуру индивида, его сознания и телесности. Творческое становление личности, т. о., совпадает и со становлением соборно-всеединой структуры Богочеловеческого и Космочеловеческого мира. В целом можно отметить, что идея С. является одной из характерных черт социально-философского мышления отечественной культуры и своеобразным эталоном, идеальной перспективой социально-политического развития, альтернативной по отношению к социальным архетипам Запада - либеральной и консервативной традициям социальнополитического мышления.
Е. В. Гутов

Источник: Современный философский словарь

Найдено схем по теме — 1

Найдено научных статей по теме — 10

Читать PDF
152.10 кб

Соборность как форма проявления социальной практики: ретроспективный анализ

Костылева Виктория Юрьевна
Одной из актуальных проблем в современной России является поиск основ духовной консолидации общества в условиях глобализующегося мира.
Читать PDF
98.80 кб

<<хоровое начало>> Internet, или internet-соборность

С. И. Орехов
Читать PDF
2.32 мб

Соборность как системообразующая категория философии образования О. Сергия Булгакова

Поляков Дмитрий Дмитриевич
Философия образования о. Сергия Булгакова содержится в составе его богословского, религиозно-философского наследия. Он стремился выявить смысл и цели образования в свете представления о ценности человеческой личности.
Читать PDF
1.19 мб

Соборность: феномен, понятие и принцип

Анисин Андрей Леонидович
В статье рассматривается история разработки темы соборности. Осмысление особого характера единства православной церковной общности в конечном итоге подводит философскую мысль к формулированию принципа соборности бытия.
Читать PDF
369.29 кб

Понятия «Коллективизм» и «Соборность», их интерпретации и соотношение

Подвойская Ия Вадимовна
В статье рассматривается проблема интерпретации понятий «коллективизм» и «соборность» с различных мировоззренческих позиций.
Читать PDF
102.86 кб

Категория «Соборность» в философской антропологии С. Л. Франка

Ягубова Светлана Яхшулуговна
В статье рассматривается ключевая категория философии всеединства С. Л. Франка категория соборности. Показывается, что именно через соборность С.Л.
Читать PDF
235.26 кб

Соборность музыки в русской религиозной философии конца XIX - начала XX века

Решетило Наталья Сергеевна
В статье рассматриваются взгляды русских религиозных философов конца XIX начала XX века на сущность музыкального искусства и его тесную взаимосвязь с началом соборности.
Читать PDF
272.22 кб

Соборность как альтернатива коллективизму

Зайцева Татьяна Ивановна
Отправной точкой для написания данной статьи послужили имеющие широкое распространение не только на уровне массового сознания, но и в исследовательской литературе представления о тождестве соборности и коллективизма (общинности).
Читать PDF
342.82 кб

Диалектика соборности

Киреев В. К.
В статье автором произведён обзор философии соборности как оригинального концепта, в котором элементы религиозного мышления представлены в рамках диалектического метода в его идеалистической форме.
Читать PDF
253.83 кб

Интуиция соборности в религиозно-философской системе максима Исповедника

Колесова Ирина Семеновна
Статья посвящена проблеме влияния восточной патристики на идейно-смысловое содержание понятия «соборность». Автор, опираясь на обстоятельный анализ творений св.

Похожие термины:

  • СОБОРНОСТЬ и ОБЩЕСТВЕННОСТЬ

    термины русской социальной философии, означающие соответственно внутреннее и внешнее начала в обществе как социальном целом. Соборность, по А. С. Хомякову (1804 – 1860) – это внутренняя духовная связь
  • СОБОРНОСТЬ СОЗНАНИЯ или СОБОРНАЯ ПРИРОДА СОЗНАНИЯ

    у С.Трубецкого: сверхиндивидуальность сознания, мышления и познания, способность личности выходить за пределы сознания отдельного "Я". Этот выход не означает ни растворения индивидуального созна