Пелагианство

Найдено 8 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ПЕЛАГИАНСТВО
(Pelagianismus)—учение британского монаха Пелагия (ум. после 418), который отверг представления о первородном грехе и объявил природные силы человека достаточными для достижения блаженства, человек в силу своей природы способен стать безгрешным и совершенным. С пелагианством боролся Августин (а позднее — реформаторы). В 431 оно было осуждено на Эфесском соборе.
Klasen. Die innere Entwicklung des P., 1882; K. Bihlmeyer,
K. Tüchle. Kirchengesch., I—III, 1951—1955.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

ПЕЛАГИАНСТВО
течение в христианстве, возникшее на рубеже 4-5 вв. и названное по имени его основателя Пелагия. По своему существу П. направлено против наиболее мрачных сторон учения Августина, против прославления аскетизма. С т. зр. приверженцев П., первородный грех не извратил положительных качеств человека. Крещение лишь приобщает верующего к общине, но не является искупительным. Достижение спасения связывается П. больше с нравств. силами самого человека, со «свободой выбора», чем с божеств, благодатью. Нравств. жизнь, т. обр., задача трудная, но достижимая. П. тяготеет к античной философии, поэтому оно и было встречено в штыки ортодокс, идеологами, объявлено ересью, а его последователи подвергались гонениям.

Источник: Атеистический словарь

ПЕЛАГИАНСТВО
этико-богосл. учение британского монаха Пелагия (ок. 360 - ок. 418), отвергавшего мистико-пессимистич. доктрину христ. церкви о грехопадении человечества, будто бы предопределившем дальнейшую «испорченность» человеч. природы. В противоположность офиц. церкви, П. утверждало, что люди способны но своей воле, без содействия «божеств, благодати», т. е. без участия церкви, совершать добро и на этом пути достигать «блаженства» (счастья, «спасения»). П. в специфич. форме продолжало нек-рые гуманистич. традиции античной этики и оказало положит, влияние на развитие оппозиционного к церкви направления в этич. мысли Зап. Европы ( П. Абеляр, гуманисты Возрождения). С обоснованием церк. учения, в противовес П., выступил Воинств. реакционер, «отец церкви» еп. Августин. На III вселенском соборе в Эфесе (431) П. было осуждено как ересь.

Источник: Краткий научно-атестический словарь. 1964 г.

пелагианство
в раннем христианстве учение пелагия о соотношении свободы и благодати в деле спасения человека, согласно которому человек, делая добрые дела, этим спасает себя сам, т.е. Сам, своими собственными усилиями, способен сотворить добро и, таким образом, самостоятельно (без прямого вмешательства бога) построить свою «лестницу на небо». Согласно пелагию, человек сам делает себя достойным, сам заслуживает того, чтобы бог в конце времен решил положительно вопрос о его окончательном спасении. Течение пелагианства, несмотря на свою внешнюю привлекательность, было опасным идейным врагом нарождающейся церкви как социального и политического института, ибо прямо говорило о способности человека к автономии от внешних посредников и «помощников» в деле спасения души. Таким образом, воззрения пелагия полностью нивелировали роль церкви как принципиального посредника между человеком и богом (в указанном отношении). Наиболее резкую и последовательную критику п. Развил августин блаженный в своей теории «изначального предопределения» богом одних к спасению, а других – к осуждению. Согласно августину, человек, не отмеченный божьей благодатью, вообще не сможет сделать по-настоящему доброго дела – потому, что он по-настоящему не сможет этого захотеть. То есть если человек спасается (а для этого «нужен повод» - добрые дела), - это целиком и полностью не его заслуга, а результат действия божественной благодати. Очевидно, что доктрина предопределения августина вступает в определенный конфликт с постулатом свободы воли человека. По августину, практически выходит так, что после отпадения от бога человек теряет способность свободно выбирать добро. Для «возвращения» ему этой свободы нужна «божья печать». Но можно ли тогда говорить о подлинной свободе?

Источник: Краткий философский глоссарий

ПЕЛАГИАНСТВО
христианская ересь, возникшая в начале 5 в. на латинском Западе в связи со спорами о божественной благодати, заслугах человека в деле его спасения, первородном грехе, свободе воле и предопределении. Свое название получило по имени монаха Пелагия, взгляды которого поддерживали и распространяли Целестий и, позднее, Юлиан Экланский.
Время появления пелагианства — период формирования христианской догматики; спор вокруг пелагианской ереси окончательно определил отношение христианства к римской моральной философии. Противником пелагиан, пытавшихся совместить римскую этику с основными догматами христианства, стал Августин, опиравшийся на апостола Павла и резко выступивший за устранение не согласующихся с христианством правил языческой морали. Все аргументы pro и contra, высказанные во время спора, можно сгруппировать следующим образом: 1. По мнению Пелагия, человеческая природа, сотворенная Богом, не могла быть повреждена первоначальным грехом: грех Адама — лишь дурной пример, поданный людям и усвоенный ими (Пелагий, т. о., отрицал наследственный характер первородного греха). Мнение Августина — прямо противоположно: по воле первого грешника чистая природа человека была осквернена, и добродетель не является развитием природы; в силу именно этой порочности со времен Адама человек — для достижения добродетели — нуждается в иной благодати, чем та, которая была дарована при сотворении.
2. Для Пелагия определяющим в человеческой природе является разум, тогда как для Августина характерен примат воли над разумом.
3. Поскольку, согласно Пелагию, свобода воли есть природное достояние человека и грехопадение Адама не могло ее уничтожить, то человек творит добро и зло по собственной воле, хотя в добрых делах ему помогает божественная благодать (gratia cooperativa), к злым же склоняет дьявол. Августин отвечает ему со всей категоричностью: воля человека только до грехопадения была по-настоящему свободна, и он мог одинаково желать и добра, и зла, но для исполнения первого нуждался в помощи благодати; после грехопадения воля человека свободна ко злу, но не к добру, если только ей не сообщается особая божественная благодать (gratia praeventiva), предопределяющая волю и поступки человека.
Непосредственным следствием принципа «свободы человеческой воли» являются у Пелагия «заслуги человека» (ответственность за грехи). Согласно Пелагию, помощь в деле спасения даруется человеку по заслугам, и его спасение — следствие его поступков. В противоположность Пелагию Августин ставит заслуги человека, а следовательно, и спасение исключительно в зависимость от благодати; оснований предопределения одних к спасению, а других к гибели никто знать не может, ибо никто не ведает воли Бога. Суть столкновения пелагиан с Августином и его сторонниками в целом может быть сведена к различию взглядов на ценность человеческой природы после грехопадения: высокая ее оценка — грехопадение не вносит искажений в человеческую природу — с точки зрения христианского цицеронианства Пелагия, и полностью противоположная у Августина, убежденного в немощи и радикальной поврежденности падшей человеческой природы.
Окончательное осуждение пелагианства произошло в 529 на соборе в Оронте. Однако споры о соотношении свободы воли, предопределении и благодати неоднократно вспыхивали на притяжении последующих веков. Лит.: Зелинский Ф. Ф. Из жизни идей, т. 3. Соперники христианства, с.186—200; Миру А. Августин и авгуетинианство. М., 1999. См. также лит. к ст. Пелагий.
О. В. Голова

Источник: Новая философская энциклопедия

Пелагианство

(Pelagius, Pelagianism). Учение, возникшее в кон. IV в. Согласно этому учению, человек может много сделать сам, чтобы обрести спасение, независимо от особой благодати. Пелагианство нашло решительного противника в лице Августина, крый подчеркивал абсолютную необходимость действия внутренней благодати Божьей для спасения человека. Пелагий, широко известный своими высокими моральными качествами, стал модным учителем в Риме в кон. IV в. Британец по происхождению, он исповедовал крайний аскетизм. Неизвестно, был ли Пелагий монахом, но он определенно разделял монашеские идеалы. В своих ранних писаниях он выступал против ариан, однако его основная критика обрушилась на манихеев, чей дуалистический фатализм приводил сурового моралиста в ярость. Находясь в Риме, Пелагий изучал августиновские антиманихейские труды, особенно "Освободе воли". Он страстно выступал против августиновского квиетизма, нашедшего воплощение в "Исповеди": "Ты даешьсилу исполнить то, чему велишь исполниться" (X, 31, 45). Когда в 410/11 г. вестготы осадили Рим, Пелагий бежал в Африку. Не пожелав встретиться с Августином, он перебрался в Иерусалим, где пользовался высоким авторитетом. Учение Пелагия тогда еще ни у кого не вызывало сомнений. Тем временем в Африке ученик Пелагия, Целестий, человек значительно менее осторожный и гораздо более поверхностный, открыто отстаивал те выводы, крые следовали из учения Пелагия о свободе. Церковные деятели Карфагена официально обвинили Целестия в ереси. Согласно Августину, Целестий не признавал "прощения грехов" при крещении младенцев. Предположение Целестия о "невинности" новорожденных отрицало, по Августину, те базисные отношения, в крых находилось человечество " от Адама ". Фактически Целестий говорил, что неискупленный человек обладает силой и свободой творить добро. Спасение во Христе в этом случае излишне. Августин послал на Восток своего ученика Орозия, чтобы добиться осуждения Пелагия. Но церковные деятели на Востоке так и не смогли увидеть здесь чтото большее, чем мелочные склоки. Они оправдали Пелагия, и это привело африканцев в ярость. Те обратились с жалобой к папе Иннокентию I и заставили его решительно осудить новую ересь. Главная идея пелагианства  мысль о безусловной свободной воле человека и его моральной ответственности. Сотворив человека, Бог не сделал его, подобно остальному тварному миру, подвластным законам природы, а дал ему уникальную возможность исполнить волю Божью по собственному выбору. Возможность свободно выбрать добро влечет за собой и возможность выбрать зло. Согласно Пелагию, всякий человеческий поступок включает три составляющие  возможность действия (posse), волюк действию (velle) и совершение действия (esse). Если первая составляющая зависит исключительно от Бога, то вторая и третья зависят от человека. Т.о., вмомент совершения поступка человек заслуживает похвалы или укора. Что бы ни утверждали его последователи, сам Пелагий придерживался концепции божественного закона, возвещающего человеку, как он обязан поступать, и формулирующего соответствующий список божественных наград и наказаний. Если человек обладает свободой выбора, считал Пелагий, то исключительно по щедрости Творца; он должен употребить эту свободу в целях, предписанных Богом. Пелагий, Пелагианство Характерное для пелагианства понимание свободы определяет все остальные положения этого учения. Вопервых, пелагиане отрицают, что человеческой воле присуща внутренняя склонность ко злу вследствие грехопадения. Поскольку всякая душа сотворена непосредственно Богом, она не может появиться в мире загрязненной первородным грехом, доставшимся от Адама. Прежде чем человек начнет проявлять свою волю, " в нем есть только то, что сотворено Богом ". Итог крещения младенца, т.о., состоит не в обретении им вечной жизни, а в "духовном просвещении, усыновлении в качестве детей Божьих, гражданстве небесного Иерусалима". Вовторых, Пелагий считает благодать чисто внешней помощью Божьей. Он не оставляет места для к. л. внутреннего воздействия Бога на душу человека. Под "благодатью" у Пелагия на самом деле подразумевается свободная воля или откровение Божьего закона, к-рое явлено посредством человеческого разума, к-рое учит нас, как следует поступать, и сулит нам вечную награду. Поскольку это откровение затемнено безобразным человеческим обычаем, благодать включает закон Моисеев, а также учение и пример Христа. Благодать предлагается всем в равной мере. Бог нелицеприятен  только собственными заслугами человек возрастает в святости. Предопределение Божье состоит в том, что Бог предвидит, как поведет себя человек. Теологи часто описывают пелагианство как определенную форму натурализма. Но этот ярлык вряд ли справедлив. Система пелагианских воззрений выражает высокое призвание человека и требования нравственного закона, даже если исходит из ложных посылок в оценке человеческого несовершенства. И все же в своей односторонности пелагианство остается неадекватной интерпретацией христианства. Особенно наглядно это проявилось, когда Целестий во всеуслышание заявил об отсутствии у человека первородного греха, о сотворении Адама обычным смертным человеком, о гарантиях вечной жизни даже для некрещеных младенцев. Такие наивные представления о природе человека и ложное учение о божественной благодати были окончательно осуждены в 431 г. наЭфесском соборе. B.L. Shell.ey (пер. Ю.Т.) Библиография: G.Bonner, Augustine and Modern Research on Pelginism; P. Brown, Religion and Society in the Age of St. Augustine; R. F. Evans, Pelagius: Inquiries and Reappraisals; J. Ferguson, Pelagius. См. также: Августин.

Источник: Теологический энциклопедический словарь

ПЕЛАГИАНСТВО
течение в христианстве, возникшее на рубеже 4—5 вв. на основе учения монаха Пелагия. Сохранилось лишь несколько произведений Пелагия, из к-рых основными являются «Толкования на послания апостола Павла» («Expositiones in epistolas Pauli») и «Послание к Деметриаде» («Epistola ad Demetriadem»). Отвергнув доктрину первородного греха, Пелагий утверждал, что человек благодаря свободе воли способен сам, без Божественной благодати, осуществлять выбор между добром и злом и обрести спасение. Человек сам спасается, как сам грешит. Пелагий признавал первородный грех лишь как дурной пример, данный Адамом, но отрицал наследование его потомками. Отделив грех от природы человека, рассматривая его лишь как акт единичной воли, Пелагий не считал его причиной смерти. Пелагий, полагаясь на самого человека, приуменьшил тем самым спасительную роль благодати. Противоположным пелагианскому было учение Августина (см. «Исповедь»), полагавшего возможность спасения лишь извне — по благодати. Его формула отношения к Богу «Дай нам, что Ты повелишь, и повели то, что хочешь» не только предполагала всю инициативу спасения в руках Бога, но и отрицала человеческие способности, исключала свободное выражение его воли. Полемика Пелагия и Августина началась в 411 в Карфагене. Благодать, как помощь, дар Бога, не отрицалась Пелагием, но она представала у него как изначально присущая человеку часть его природы. Создавая человека, Бог, согласно Пелагию, вложил в него естественное знание нравственного закона и дал ему свободную волю для его исполнения. Помимо творения, Пелагий видел воздействие благодати также в законодательстве и в учении. Человек мог бы не грешить, раз грех не затронул его сущность; но т.к. он согрешил, явилась необходимость во внешнем напоминании Закона богооткровенного, и, наконец, во внешнем авторитетном примере и учении Спасителя. Жизнь Христа в первую очередь понималась как назидание и пример; связь человека с Ним представлялась не мистической, но внешней, ученической, подражательной. Ученик Пелагия, Целестий, высказал взгляды учителя в более открытой и радикальной форме, за что был осужден Карфагенским собором (412). Еретическими были названы следующие положения: а) Адам умер бы, если бы и не согрешил; б) его грех есть его собственное дело и не может быть вменяем всему человечеству; в) младенцы рождаются в том состоянии, в каком Адам был до падения, и не нуждаются в крещении для вечного блаженства; г) до Христа и после него бывали люди безгрешные; д) закон также ведет к Царству небесному, как и Евангелие; е) как грехопадение Адама не было причиною смерти, так воскресение Христа не есть причина нашего воскресения.
С т.з. Августина, этот взгляд сделал благодать излишней; в целом позиция Целестия мало отлична от морали стоиков. Во время осуждения Целестия Пелагий находился в Палестине, где приобрел доверие и поддержку палестинских епископов Феодора Мопсуестийского и Нестория. Он был оправдан ими на двух местных соборах в Иерусалиме и в Лидде в 415. Главный пункт обвинения относился к утверждению Пелагия о том, что человек может стать безгрешным, если захочет. Оно было выдвинуто блаженным Иеронимом. Взгляды Пелагия не случайно вызвали сочувствие у последователей учения тарсийского епископа Диодора, признанного впоследствии ересью. Вопрос о возможности спасения, заложенной в природе человека, возник одновременно на Западе и на Востоке, но в первом случае он предстал как практическая, моральная проблема, а во втором — как проблема теологическая, в виде вопроса о способе соединения в лице Иисуса Христа божественной и человеческой природы. Диодор и последователи полагали, что человеческая природа Христа, как до, так и после соединения с Божественной благодатью, была полна и самостоятельна. Продолжающаяся в Африке борьба против П. привела к распространению осуждения Целестия на самого Пелагия на Карфагенском соборе в 416. За подтверждением приговора собор обратился к папе Иннокентию 1, от к-рого оно было получено. Окончательное подтверждение осуждение П. получило на III Вселенском соборе в Эфесе (431), к-рый одновременно осудил как ересь несторианство. Осуждение церковью П. было закономерным. Учение Пелагия - монаха-аскета, являвшего пример христианских добродетелей, потенциально могло служить оправданием светского мировоззрения, освобождению человека от церкви и от христианства. Такой переход П. в светское по сути учение был осуществлен в творчестве последователя Пелагия Юлиана Экланского. Он был в числе тех итальянских епископов, к-рые отказались осудить Пелагия в 418 и покинули кафедры. Юлиан признал естественную добродетель достаточной для спасения — принадлежность или непринадлежность к церкви была для него безразлична. Он считал, что языческая доблесть какогонибудь Фабриция так же спасительна, как праведность Иова.
В отличие от Пелагия, призывавшего к половому воздержанию, Юлиан утверждал, что если грех не передается по наследству, в половом влечении нет ничего греховного и аскетическое воздержание — не заслуга. Девизом Юлиана была формула: «Человек, эмансипированный Богом» (Homo a Deo emancipatus). Согласно провозглашенному идеалу — «человек в естественном состоянии» — Юлиан вполне может быть назван гуманистом 5 в. Его учение, вместе с учениями Пелагия и Целестия, было осуждено на Вселенском соборе в Эфесе. История П. не была закончена вышеуказанным осуждением. После того как Африканская церковь была разрушена вандалами, интеллектуальный центр переместился в монастыри Южной Галлии, где вплоть до 16 в. разрабатывалось учение, получившее название полупелагианства. Один из основателей этого учения, Иоанн Кассиан, полагал, что человеческая воля всегда остается свободной и человек без особого дара благодати может сделать первый шаг к спасению. Учение поддержал и развил Викентий Леринский. Эти взгляды никогда не были полностью одобрены церковью, но признание некоторой свободы воли было необходимо для обеспечения всей церковной практики. Доктрина Августина, официально признанная правильной, не могла быть действительно полностью принята. Примерно к 13 в. в церкви утвердился взгляд на спасение как на возможность, к-рая открывается через накопление заслуг. Этот взгляд основан на идее Завета (Pactum) Бога с человеком. Свободная воля необходимая предпосылка утверждения, что человек должен приложить определенные усилия и заработать определенный минимум заслуг для исполнения закона.
В вопросе о свободе воли церковь приняла срединную позицию Фомы Аквинского, согласно к-рой человеческая воля сама по себе не обладает действенностью, но существует как стремление к благу. Спор не угас в период средневековья: в 1344 Фома Брадавардин написал большое сочинение против современных ему пелагианцев.
С особой силой он возобновился в эпоху Реформации. Ее лидер МЛютер, отстаивая учение Августина о рабстве воли, полагал пелагианской позицию своего оппонента гуманиста Эразма Роттердамского. Лит.: Пелагий. Послание к Деметриаде // Эразм Роттердамский. Философские произв. М.: Наука, 1986. С. 594-635; Трубецкой Е.Н. Миросозерцание Блаженного Августина // Блаженный Августин. Творения. СПб.: Алстейя, Киев: Уцимм-Пресс, 1998. С. 681-750; WandJ. W. С. A History of the Early Church to A.D. 500. London: Methuen & Co. LTD, 1965; Vaneigem R. La resistance au christianisme: Les heresies des origines au XVIIIе s. Paris: Fayard, 1993. С.Г.Гладышева

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001

ПЕЛАГИАНСТВО
христианская ересь, возникшая в V в., основой для которой послужили сочинения известного ересиарха Пелагия, касающиеся по-преимуществу коренных проблем христианской этики - вопросов о первородном грехе, соотношении свободы воли и Божией благодати. Основные сочинения Пелагия, монаха темного происхождения, - толкование посланий ап. Павла и послание к Димитриаде, в которых Пелагий и развивал свои взгляды, ставшие фундаментом новой ереси. Разрыв Пелагия с ортодоксальной церковью был спровоцирован выступлением некоего патриция по имени Целестий, увлеченного учением ересиарха. В 4) 1 г. Пелагий и Целестий переносят свою деятельность в Африку и Палестину, где против них выступает Бл. Августин, в то время.епископ Гиппонский. На карфагенском соборе П. было осуждено, а сам ересиарх присужден к отлучению от церкви. В 418 г. указом императора Гонория П. было окончательно признано ересью и подтверждено отлучение Пелагия. После смерти последнего П. нашло себе последователей в лице нескольких итальянских епископов, но по-существу продолжало оказывать влияние на христианскую мысль во все время ее существования.
В качестве своих интеллектуальных источников П. имеет оригенизм, и, возможно, ересь Павла Самосатского. П. утверждает возможность для человека спастись своими собственными силами. Благодать Божия не есть необходимое условие спасения, ее роль сводится П. лишь к украшению добродетельной жизни. Дело в том, что грех не изменяет природу человека, поскольку не имеет положительного содержания, чисто отрицателен. Бог не требует от человека невозможного, поэтому для каждого возможно быть безгрешным. Поскольку человеческая природа остается неизменною и после грехопадения, по Пелагию, не существует никакого наследуемого первородного греха. Последний есть лишь дурной пример, поданный Адамом человечеству. Всякий же грех, по-существу, индивидуален. Т. о., по Пелагию, человек всегда существенно свободен (именно в этом следует видеть влияние Оригена, утверждавшего, что как раз свобода воли человека есть неискоренимое в нем, не уничтожается ни грехом, после которого обязательно следует всеобщее спасение, ни спасением, за которым идет новое падение души). Сама же свобода понимается в П. как свобода "принимать любую сторону". В этом контексте Пелагий сравнивал волю человека с плодоносным корнем, могущим произвести либо цвет добродетели, либо тернии порока. Но если грех не портит природы, значит, воля и проистекающее из нее действие акциденциальны, субстанция же лежит глубже, представляет из себя нечто иное. Вопрос о воле, т. о., вызывает вопрос о субстанциональной природе человека.
П. - учение по-преимуществу этическое; его антропология и метафизика восходят к оригенизму. По Оригену, души сотворены бессмертными, поскольку Бог "...отворил все для бытия, но созданное для бытия не может не быть". Однако вечное пребывание человека в бытии мыслимо только, если в его природе присутствует Сам Бог. Еще по рассуждению раннего христианского апологета II в., Феофила Антиохийского, выходило, что "...если (бы) Бог сотворил его (человека) бессмертным, то сделал бы его Богом..." А поскольку для Оригена (и П.) человек - бессмертен, то его субстанция - вовсе не ничто, а Сам Бог. Именно поэтому, по Оригену, в глубине человеческой природы "...обитает Бог".
Т. о., П. основано на признании субстанционального единства человека и Бога. В таком случае метафизика П. есть христианский вариант неоплатонизма. Или - поскольку фундаментальным христианским догматом является догмат о трансцендентно-имманентном Божестве, парадигма Оригена - Пелагия в рассмотрении свободы человека проистекает из акцентирования аспекта имманентности Бога при затемнении его запредельности, трансцендентности.
Поскольку Пелагий в своей проповеди опирался на трактат "О свободе воли" раннего Августина, написанный еше во времена борьбы последнего с манихейством, Августин, выступая против П., был вынужден пересмотреть свои прежние взгляды. Если раньше он считал волю некоей средней силой, относя ее к благам, которые могут быть использованы и для добрых и для злых дел (отсюда, по-видимому, и идет пелагианское сравнение воли с корнем), то в поздних работах (антипелагианских по-преимуществу) он постулирует существование двух разных воль - доброй и злой. Поэтому у позднего Августина воля - уже не морально индифферентный инструмент выбора добра и зла, но - существенно моральное состояние человека. Добрая воля имеет в качестве своей действующей причины божественную благодать, дается Богом, тогда как злая укоренена в первородном грехе, довлеющем над человечеством. После грехопадения добрая воля была утеряна человеком, а потому, в своем естественном состоянии, он теперь не может не грешить. Свобода же не есть свобода выбора между добром и злом, но - способность сохранять дар доброй воли. После грехопадения человек обладает свободой как такой способностью к сохранению дара, без, однако же, самого этого дара Поэтому человек одновременно и свободен, и не может не грешить. Спасение же - всецело в руке Божией, дается божественной благодатью, безразличной к собственным заслугам человека (вообще невозможным в греховном мире).
Т. о., этическое учение Августина основывается на антропологии, противоположной ? Суть ее в том, что человек признается онтологически слабым существом, младенцем, субстанцией которого является скорее то ничто, из которого он был сотворен, нежели сущность Божества Божественное здесь утверждается как бесконечно далекое, трансцендентное человеку, и, в противоположность П., августинианство можно поэтому определить как сосредоточенность на аспекте трансцендентности трансцендентно-имманентного Божества.
Укорененность и П. и учения Августина в основопологающем христианском догмате делает их крайними парадигмами и христианской философии, а значит - неустранимыми из христианского сознания противоположностями. С этим связан тот факт, что, несмотря на осуждение П., этот спор не раз воспроизводился в истории христианской философии в различных формах. Одно из таких воспроизведений относится к IX в., к спору между Иоанном Скотом Эриугеной, Гинкмаром Реймским и Рабаном Мавром, с одной стороны, и Готшальком, с другой. Последний выдвигал тезис о наличии в Боге "двойного предопределения" - праведников - к добру и блаженству Рая, грешников - ко злу и огненной геенне, развивая и доводя до крайних выводов т. зр. Августина. Эриугена же в своем трактате "О предопределении" защищает "простое предопределение", утверждая единство Божественной воли с Его сущностью, которая проста и едина. Предопределение проистекает из воли Бога, а потому является также простым. Учение Эриугены (восходящее через Максима Исповедника и Григория Нисского к Оригену) было осуждено на двух соборах - в Валенсии и Лангре как учение, восходящее к П. Учитывая пантеистический характер главного произведения Эриугены - "О разделении природы", становится понятной его приверженность П. и оригенизму.
В XVI в. спор Пелагия и Августина был отражен в знаменитой полемике Лютера и Эразма Роттердамского о свободе воли. Лютер, резко разделивший Божественное и мирское в своем отрицании культа, настаивал, следуя Августину, на "рабстве" воли человека, подвластной либо Богу, либо дьяволу. Гуманистическое же утверждение человеческой свободы Эразмом в его "Диатрибе о свободе воли" вызвало заслуженные упреки в П.
Т. о., П. и учение Августина действительно имеют парадигмальный статус в христианской этике. Дело в том, что, как было показано еще у Дионисия Ареопагита, а в новейшее время провозглашено П. А. Флоренским, догматическое богословие антиномично по самой своей природе, поскольку стремится к разумному постижению принципиально сверхразумного, Божественного. В онтологии это антиномия трансцендентности и имманентности Бога, в этике - утверждение свободы воли (Пелагий) или необходимости благодати (Августин).
М. Б. Хомяков

Источник: Современный философский словарь



Похожие термины:

  • Умеренное пелагианство

    (SemiPelagianism). Так называют существовавшее в период с 427 по 529 г. учение, отвергавшее крайние взгляды  как Пелагия, так и Августина в вопросе о том, что именно, Божья благодать или человеческая воля, кла