НЕ ПРОТИВЬСЯ ЗЛОМУ

Найдено 1 определение
НЕ ПРОТИВЬСЯ ЗЛОМУ
заповедь, провозглашенная Иисусом Христом в Нагорной проповеди. В своем буквальном и развернутом виде встречается только в Евангелии от Матфея в контексте противопоставления талиону: «Вы слышали, что сказано: «око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два» (5:38—41). Содержание заповеди распадается на две части. Первая выражена в форме запрета: «Не противься злому». Вторая, напротив, носит положительный императивный характер: «Обрати к нему другую щеку» и т.д., т.е. воздавай добром за зло. Вторая часть заповеди встречается также в Евангелии от Луки - в сочетании с заповедью любви к врагам и с золотым правилом нравственности (6:27—31) и в Посланиях апостолов Павла и Петра, причем, как правило, в запретно-отрицательном варианте: «Не воздавайте злом за зло» (см. Рим. 12:17; 1 Петр 3:9; 1 Фес. 5:15). И только в Послании к римлянам ап. Павла мы имеем как бы сжатую формулу всей заповеди «Н.п.з.» с се положительно-императивной второй частью: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12: 21).
В новозаветных апокрифах заповедь «Н.п.з.» практически не встречается, если не считать упоминания о ней в памятнике христианской лит-ры 2 в., известном под названием «Учение двенадцати апостолов», или «Дидахс». Очевидно, что неизвестный автор данного апокрифа пользуется евангельскими источниками. Кроме того, здесь также опущена первая часть заповеди, запрещающая противиться злому. Этический смысл и историческое выражение заповеди «Н.п.з.» раскрывается в свете эволюции закона воздаяния (возмездия). Не случайно в Евангелии эта заповедь дается в сочетании с талионом и золотым правилом, представляющими собой две ступени развития закона воздаяния. Если талион есть равное воздаяние злом за зло, а золотое правило - равное потенциально добродетельное воздаяние, то заповедь «Н.п.з.» означает неравное милосердное воздаяние добром за зло. Талион и золотое правило осуществляются на основе принципа отождествления себя с другим. Заповедь же «Н.п.з.» предполагает качественно иной механизм осуществления. Основой неравного милосердия воздаяния не может быть только любовь к самому себе или ближнему. Здесь необходим более высокий род мотивации: любовь к Богу, любовь к добру как таковому, «любовь к любви» (Л.Н.Толстой). Заповедь «Н.п.з.» метафизически может быть оправдана только богочсловеческим смыслом воздаяния, а следование ей может быть мотивировано прежде всего желанием уподобления Богу, подражания Христу. Характерно, что мотив уподобления и подражания просматривается во многих классических примерах непротивления (например, у рус. князей-страстотерпцев Бориса и Глеба, к-рые следуют заповеди «Н.п.з.» с целью уподобиться Христу кротостью, покорностью и жертвенностью). Метафизика богочеловеческого претворения зла в добро предполагает и соответствующую этику, требующую от человека проявления определенных нравственных качеств: кротости, терпения, милосердия, способности упрощению, жертвенности. При этом связующим звеном между метафизикой богочеловеческого претворения зла в добро и этикой непротивления является принцип любви, органически соединяющий божественное и человеческое. Мысль о необходимости и целесообразности воздаяния добром за зло с той или иной степенью обоснованности встречается прежде всего у трех великих мудрецов древности: Лаоцзы, Будды и Сократа.
В целом дохристианская традиция углублена в изучение сущности закона неравного воздаяния добром за зло в единстве его натурфилософских и нравственно-психологических проявлений. Однако метафизика претворения зла в добро не выливается в этику непротивления злому. Как заметил Толстой, древние мудрецы остановились на учении о страстях, мешающих проявлению любви. Однако богочеловеческий смысл любви как условие непротивления злому остался им неведом. Церковно-патрологическая традиция обращается к духовно-практическому исследованию добродетелей, способствующих личной позиции непротивления. Этика непротивления оказывается при этом как бы отрезанной от метафизики претворения зла в добро. При всей кажущейся элементарности заповеди «Н.п.з.» она фактически оказалась наиболее сложной из всех евангельских моральных заповедей, причем не только в плане исполнения, но прежде всего в плане ее адекватного понимания.
В целом характер понимания сущности и смысла заповеди «Н.п.з.» зависит от четырех факторов: 1) общей концепции зла (понимание источника, природы и богочеловеческого смысла зла в мире); 2) идентификации понятия непротивления с его видовыми и родовыми признаками (законом воздаяния или духовно-нравственными качествами личности — терпимостью, кротостью, смирением и т.д.); 3) обоснованием значений исходных понятий - «непротивления» и «зла» — в их этимологическом, культурно-этнографическом и житейском смыслах; 4) социальных и жизненных детерминант и условий осуществления заповеди.
С учетом этих факторов можно выделить четыре основных типа понимания (способа истолкования) заповеди «Н.п.з.» в истории культуры: церковно-христианский, исповедуемый и поддерживаемый теорией и практикой церкви; гностико-христианский, осуществляемый в рамках еретических движений и эзотерическо-теософских доктрин и школ; социальноэтический, представленный религиозными общинами и политическими движениями; духовно-этический, состоящий в установке на бескомпромиссное следование заповеди «Н.п.з.» как всеобщему закону жизни. Церковно-христианская теория и практика непротивления характеризуется следующими особенностями: а) выделением заповеди любви к Богу и ближнему в качестве главенствующего принципа, ограничивающего и регулирующего применение заповеди «Н.п.з.» в жизни; б) пониманием непротивления преимущественно как кротости, смирения, терпения, прощения и т.п., но не как способа воздаяния; в) ограничением сферы распространения заповеди «Н.п.з.» и признанием ее безусловности только в отношении личного зла; г) отрицанием в этой связи социальной значимости заповеди «Н.п.з.», возможности предотвратить общественное зло с помощью непротивления; д) казуистическим определением ситуаций, в к-рых допустимо применение или неприменение насилия в борьбе со злом. Гностико-христианский подход к заповеди «Н.п.з.» (манихейство, еретические общины богомилов, вальденсов, альбигойцев, катаров, антропософское учение Р.Штейнера и др.) отличается: а) этико-метафизическим дуализмом добра и зла, предполагающим радикальную борьбу с материально-телесным началом мира как источником и носителем зла; б) евангельским идеалом жизни, буквальным следованием заповедям Христа, провозглашенным в Нагорной проповеди и переосмысленным в духе этикометафизического дуализма. При гностико-христианском толковании заповеди «Н.п.з.» основной источник зла усматривается в самом человеке - в телесной, животной части его природы, а главный путь борьбы со злом связывается с борьбой духа с плотью, принимающей крайне аскетические формы. Поскольку зло признается онтологически субстанциональным, как и добро, то человек оказывается бессильным в борьбе с ним как с внешней силой. Поэтому борьба со злом может вестись только в границах телесного мира самого человека путем преодоления соблазнов и грехов. Социально-этические концепции непротивления (протестантские секты анабаптистов, квакеров, меннонитов и др., учения амер. религиозных и политических проповедников 19 в. (А.Баллу, У.Л.Гаррисона, И.Даймонда, Д.Мюссе, К.Пейджа, К.Кейз и др.), философия ненасилия М.К.Ганди и М.Л.Кинга) при всей широте спектра т.з. исходят из обшей предпосылки органической связи заповеди «Н.п.з.» и социально-этического идеала человечества, основанного на принципах справедливости, свободы и любви. При этом сама заповедь «Н.п.з.» рассматривается как метод ненасильственной социально-политической борьбы. Метафизика претворения зла в добро заменяется феноменологией социального зла, а казуистика непротивления — «технологией» ненасильственных действий, разработкой методов и средств ненасильственного сопротивления злу. При духовно-этическом подходе (развиваемым Толстым) заповедь «Н.п.з.» рассматривается как всеобщий, абсолютный закон жизни, выражающий высшую ступень духовной эволюции человечества, что предполагает бескомпромиссное следование ему во всех случаях жизни. Условием исполнения заповеди «Н.п.з.» является своеобразие ее ценностно-регулятивного механизма: данная заповедь выступает одновременно и как вечный идеал, и как правило жиз312 нигилизм ни, исполнимое и достижимое для каждого человека. Идеал - никогда ни для какой цели не употреблять насилия. Правило — не платить злом за зло, прощать обиды.
С духовно-этической т.з., заповедь «Н.п.з.» может быть санкционирована только законом любви, к-рый выступает как метафизический принцип жизни, проявление в человеке божественного начала; заповедь «Н.п.з.» при этом рассматривается как этическое приложение к жизни закона любви и вытекающее из этого закона руководство поступками человека. См. Ненасилие. Лит.: Балу А. Учение о христианском непротивлении злу насилием. М.: Посредник, 1908; Вмьсон Д. Христианское учение о непротивлении графа Льва Николаевича Толстого и Адина Баллу: Неизданная переписка // Arena. 1890. № 113; Иоанн Златоуст. Толкование на Св. Матфея евангелиста. Кн.1. М.: Изд. отд. Московского Патриархата, 1993; Толстой ЛИ. Царство Божие внутри вас, или Христианство не как мистическое учение, а как новое жизнепонимание // Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. в 90 т. Т. 28. М.: Худ. лит-ра, 1957; Gandhi M.K. Non-Violence Resistance. New York: Schocken Books, 1951. Е.Д.Мелешко

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001

Найдено научных статей по теме — 1

Читать PDF

«Мне отмщение, Аз воздам». О нормативных контекстах и ассоциациях заповеди «Не противься злому»

Апресян Рубен Грантович