Мишель Монтень

Найдено 5 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [современное]

МОНТЕНЬ Мишель
французский философ. Сомневался в достоверности человеческих знаний, настаивал на их зыбкости и относительности. Главным источником знаний, по Монтеню, являются чувства. По мысли Монтеня, нельзя подходить с одной и той же меркой к разным людям, ибо каждый человек индивидуален; да и один и тот же человек изменяется в течение жизни. Основным двигателем человеческих поступков считал стремление к счастью и удовольствию. Утверждал, что бессмертия души не существует. Смерть — это такой же равноправный элемент мирового порядка, как и жизнь. Непременные условия нравственности, по Монтеню, здравый смысл, веротерпимость, доброжелательность.
Даты жизни. Родился 28.2.1533 в замке Монтень в Перигоре. Был советником парламента в Бордо. В начале 80-х гг. был назначен мэром Бордо. Умер 13.9.1592.

Источник: Философско-терминологический словарь 2004

МОНТЕНЬ Мишель
(Montaigne, 1533—1592) - франц. философ-гуманист, критик религии. Его гл. произведение «Опыты» (1580, русск. пер. - Кн. 1—3. М., 1958—1960), подытоживающее богатые жизн. наблюдения автора, направлено против ср.-век. миросозерцания. Человек, по М., - часть природы. Отвергая бессмертие души, М. подводил к мысли, что сознание - определ. свойство материи. Однако материалистич. тенденции у М. лишь намечены. Против религ. догматов М. направлял оружие скептицизма, вскрывая их необоснованность перед судом разума. Мнения богословов о боге настолько противоречат одно другому, констатировал М., что приходится признать: в богословии истина недостижима. М. развернул критику всех существовавших религий, особенно христианства. Живя в эпоху войн религиозных, он отмечал, что они ведутся из-за своекорыстных интересов, был одинаково далек от католиков и протестантов, решительно осуждал религ. фанатизм, призывал к веротерпимости. «Наша религия, - писал М., - создана для искоренения пороков, а па дело она их покрывает, питает и возбуждает» (Опыты. Кн. 2, с. 134). Идеи М. оказали большое влияние па развитие свободомыслия во Франции в XVII—XVIII вв. В. II. Кузнецов

Источник: Краткий научно-атестический словарь. 1964 г.

МОНТЕНЬ Мишель
(1533 - 1592) - французский гуманист, философ, писатель, политический деятель. Основное произведение «Опыты», в котором представлена позиция возрожденческого скептицизма, свободомыслия и жизнеугеерждения, направленная против схоластического догматизма, религиозного фанатизма, суеверия и аскетизма. Признавая единственность материального мира, сомневался в наличии потустороннего мирз и бессмертия души. Рассматривал человека как природное существо, сознание которого определяется состоянием тела. Схоластической гносеологии, основанной на авторитете и умозрении, противопоставлял здравый смысл, самостоятельное рассуждение, факты и опытное исследование природы, утверждая исторический характер человеческого познания. Признавая Бога, Монтень рассматривал теологию как ложное знание, способ распространения невежества. Результатом философского исследования он считал незнание, которое является не границей, а источником бесконечного процесса познания. Причину религии Монтень видел в воображения и невежестве, которые позволяют правителям держать народ в повиновении. Люди от природы равны, различаются только одеждой. Государство и религия, сословное и имущественное неравенство уничтожили природное равенство людей и естественную мораль. «Опыты» Монтеня были запрещены Ватиканом. Скептицизм Монтеня оказал огромное влияние на становление философии и идеологии эпохи Просвещения.

Источник: Краткий философский словарь 2004

МОНТЕНЬ Мишель
(1533–1592) – французский философ-гуманист, представитель возрожденческого скептицизма . Основное сочинение: «Опыты». По словам Вольтера , М. – «самый несистематичный из философов, но самый мудрый и занимательный».
М. жил в период, когда основные иллюзии Возрождения – убеждение в величии человека, в возможностях социального переустройства, вера в рациональное овладение законами красоты, попытка объединения религий – оказались утраченными. Это было время укрепления государственности, королевского абсолютизма, ограничения человеческой свободы. М. видит иллюзорность ренессансного титанизма, ограниченность возможностей индивида; он разоблачает самоуверенность человека, надевающего маску вседозволенности. Для М. главное – не «победить» общество, не конструировать социальную жизнь по собственной мерке, но – «выстоять» перед его натиском, сохранив себя. Не подвиги героя, но обычная человеческая жизнь составляет предмет его размышлений: «Я выставляю на обозрение жизнь обыденную и лишенную всякого блеска, что, впрочем, одно и то же. Вся моральная философия может быть с таким же успехом приложена к жизни повседневной и простой, как и к жизни более содержательной и богатой событиями; у каждого человека есть всё, что свойственно всему роду людскому». Индивид должен стать соразмерен своей сущности, должен быть не больше и не меньше человека. Задача философии – помочь ему в этом: «Что дозволено тебе желать; чем жертвовать для своей родины и близких; что ты есть на самом деле и чем являешься среди людей; для чего ты живешь».
Человек должен «прикладывать» к своим поступкам схемы философских решений. Но ответы философии не универсальны, в этом проявляется «скептицизм» М. Философствовать означает «знать и не знать». М. резко критикует существующую философию, причем не только схоластику, как принято считать. Его критика более радикальна, он выступает против умозрительной философии, которая «не находит себе применения и не имеет ценности». М. хочет построить новую «жизненную» философию, которая поможет человеку и в жизни, и в смерти. Философствовать, говорит он, значит «учиться умирать». Строя свою программу преобразования философии, М. не только опирается на взгляды античных скептиков, но и обращается к воззрениям Сенеки, Гераклита, Платона, Цезаря, Помпея, Катилины и др.
Прежде всего человек должен научиться «играть» в социальные игры, но и не принимать их за действительную жизнь, не рядиться в тогу античных мудрецов, не пытаться играть роль богов-олимпийцев. Но не менее вредно для человека в мире, где царит «распущенность и безнаказанность», не уметь «представить себе ничего более величественного, чем его король». Необходимо отделять свое «я» от предписанной социальной роли. «Нужно добросовестно играть свою роль, которую нам поручили, но при этом не забывать, что это всего-навсего роль, которую нам поручили. Маску и внешний облик нельзя делать сущностью, чужое – своим».
Ясность, «широта и богатство мысли» человека, который пошел по пути новой «науки о человеке», рождает в нем новое мироощущение. Он смотрит на «вселенную как на свой родной дом, отдавая свои знания, себя самого, свою любовь всему человечеству – не так, как мы, замечающие лишь то, что у нас под ногами». Но такой человек обречен на одиночество, «вечное уединение даже в кругу своей семьи». Его удел – «вести внутренние беседы с самим собой, и притом настолько доверительные, что к ним не должны иметь доступа ни наши приятели, ни посторонние». Всё же и человеку, и обществу необходимо соизмерять себя с чем-то внешним, иначе можно утратить импульс развития и совершенствования.
Этим «внешним» для М. оказывается не другой человек, но и не Бог, но природа: лишь тот, кто «способен представить себе, как на картине, облик нашей матери-природы во всём ее царственном великолепии… кто ощущает себя – и не только себя, но и целое королевство, – как крошечную, едва приметную крапинку в ее необъятном целом, только тот и способен оценивать вещи в соответствии с их действительными размерами». М. недаром говорит о природе, изображенной на картине. Достижения искусства Ренессанса сделали художественные образы столь прекрасными, что они стали нормой действительности. Подлинная природа – на картине, «естественное» возвращается миру с помощью искусства, увидевшего в нем идеал жизни.
Следование принципу согласования существующей социальности с «гармоничным, совершенным строем природы» способно вернуть культуре утраченное качество. В представителях культуры Нового Света, «не испорченных европейской цивилизацией», он видит «естественную природную одаренность, честность, отсутствие социальной зависимости, ясный ум». Поскольку они следуют «собственной естественной природе, постольку – равны, свободны и счастливы».
Идеи М. подготавливали теорию «естественного права», разработанную мыслителями XVIII в.

Источник: Краткий философский словарь.

Мишель Монтень
(1533–1592)
«Давайте смотреть на вещи здраво»
Жизнь. Один из последних мыслителей эпохи Возрождения, Монтень по праву считается представителем лагеря скептиков. На этой стадии развития возрожденческая мысль уже утратила тот искренний духовный порыв, которым она отличалась в начале своего пути. Многие образы, идеалы и ценности ушли в прошлое. Человек уже не представлялся таким удивительным чудом, которое можно поставить вровень даже с самим Богом – на поверку он оказался слишком слабым, недолговечным и непредсказуемым. В самом деле, может ли рассматриваться в качестве равного Богу тот, кто способен умереть от банальной простуды или укуса бешеной собаки?! Однако и другая крайность, когда во всем видят лишь божественную силу, также вредна. Из этого и родился скептицизм Монтеня, направленный, с одной стороны, против рутинного духа схоластической философии и средневековой теологии, а с другой стороны – против излишнего оптимизма в отношении человеческих возможностей. Главным произведением французского мыслителя стала книга под названием «Опыты», которую многие исследователи и специалисты называют настоящим философским шедевром эпохи Возрождения. Однако далеко не все в этой книге представляется таким ясным и простым, как может показаться на первый взгляд. Скептицизм Монтеня тонок и многогранен, его мысли не следует трактовать слишком прямолинейно.
Критика общепринятых мнений. «Наш кругозор крайне узок, мы видим не дальше своего носа», – вот, пожалуй, основной лейтмотив всего творчества Монтеня. С этого утверждения начинается его смелая атака на все общепринятые нормы и правила, которые человечество считает единственно верными только потому, что они созданы людьми авторитетными. Однако, говорит Монтень, даже самый беглый анализ истории античного мира показывает, что наши предки (в лице греков и римлян), имея совершенно иные установки и ценности, намного опередили нас в развитии культуры, искусства, философской мысли. А вся беда, по его мнению, заключается в неспособности нашей цивилизации отказаться от привычных штампов и стереотипов и заняться наконец самым серьезным и всесторонним их исследованием. Только таким образом можно будет отделаться от многих заблуждений и избежать их впоследствии.
Критика диктата в культуре. Другой бедой современной культуры является догматизм в системе образования. Монтень называет настоящей бедой то, что изучение наук «ведется по распоряжению властей, когда все школы на одно лицо и придерживаются одинакового способа воспитания и обучения». В такой системе нет места свободе мысли, мнений и научных методов, что полностью унифицирует, обезличивает культуру в целом. Человек в таком мире не может свободно выбирать между различными точками зрения, идеями, направлениями, потому что их попросту не существует. А это, в свою очередь, ведет к авторитаризму, нетерпимости, религиозному фанатизму и суеверию в жизни целых народов, считающих себя цивилизованными.
Сомнение как метод. Человек имеет право на сомнение; это дает ему возможность освободиться от рутины и догматизма, от всего, что навязывается «сверху». Почему бы, в самом деле, не усомниться в непререкаемых истинах мира – общепринятых схоластических теориях или даже некоторых религиозных догматах? Причем их не надо отвергать с ходу, как это делают неразумные «ниспровергатели» устоев, но, усомнившись – проверить, исследовать.
Монтень о вере. Совершенно очевидно, что такая смелая позиция не могла не привести к некоторым нестыковкам в учении. И Монтень, ставя под сомнение существование Бога, тем не менее очень много рассуждает о преимуществе божественного над человеческим. «…Я сужу так, что много божественного и высокого, что намного превосходит человеческий ум, есть в истине и в удовольствии, получаемом от Божьей благодати, освещающей нас… Есть только вера, которая обнимает и надежно охраняет эти высокие тайны нашей религии». При этом Монтень выступал как ярый критик всякого рода суеверий, как то: чертей, ведьм, колдунов, во что верило в те времена большинство людей. Однако Монтень на этом не останавливался и отвергал даже саму возможность всяких религиозных чудес, сообщениями о которых полон Новый Завет. По мнению Монтеня, ничего сверхъестественного в нашей земной жизни нет, все можно объяснить и понять на основе здравого смысла и научного подхода. Все же непривычное и непонятное человек склонен приписывать неким высшим силам, с помощью которых можно легко и просто понять увиденное.
Монтень о религии. Очевидно, что подобные взгляды и убеждения могли в то время привести Монтеня к большим неприятностям. Видимо, понимая это, он во многих местах своих «Опытов» старается уважительно говорить о католической церкви. Более того, по ходу дела он резко критически отзывается об атеизме и разного рода богохульствах. Что же касается скептицизма, то Монтень заявляет о его несомненной пользе для человека, ибо он помогает последнему освободиться от многих заблуждений и ошибок, осознать суетность и тщету всякого мирского знания. А это, в свою очередь, может привести прозревшего человека в лоно Церкви, ибо только божественное знание дает силу и твердую уверенность в жизни.
Правда, часто Монтень не сдерживается и обрушивает град критических стрел в адрес первых христианских подвижников и их последователей, отличавшихся религиозным фанатизмом. Это их усилиями, говорит Монтень, были уничтожены многие памятники и ценности богатейшей античной культуры. Неправильно понимая и извращая христианскую веру, они нанесли огромный урон культурному наследию Европы, ибо «ученые люди понесли ни с чем не сравнимый ущерб». «Полагаю, – замечает далее Монтень, – что эти бесчинства причинили науке гораздо больше вреда, нежели все пожары, произведенные варварами».
Монтень о человеке. В рассмотрении сущности человека Монтень дошел практически до материалистического взгляда на его природу. Человек, по его убеждению, по сути своей ничем не отличается от животного – ни физиологически, ни даже психически. Ибо, по словам Монтеня, и животные, так же как и человек, наделены «разумом и способностью рассуждать». Поэтому наше человеческое сознание есть всего лишь функция тела, организма. Однако возможностей для познания у нас больше, чем у животных, поэтому призыв «Познай самого себя» остается для человека вполне актуальным. В какие бы тяжелые ситуации он ни попадал, он всегда должен сохранять оптимизм и занимать жизнеутверждающую позицию.

Источник: Философия. Краткая история.

Найдено схем по теме — 1

Найдено научных статей по теме — 2

Читать PDF
538.11 кб

Мишель Монтень: борьба с иллюзиями и экзистенциалы человека-«Крапинки»

Гагарин А.С.
Читать PDF
217.35 кб

Экзистенциалы человеческого бытия в гуманистической философии Мишеля Монтеня

Гагарин Анатолий Станиславович, Любутин Константин Николаевич
В статье рассматривается гуманистическая философская антропологическая концепция Мишеля Монтеня, интерпретирующая экзистенциальные проблемы человеческого бытия с позиций неостоицизма и скептицизма.

Найдено книг по теме — 1

Похожие термины:

  • Монтень, Мишель де

    1533-1592) - основное произведение «Опыты», в котором представлена позиция возрожденческого скептицизма, свободомыслия, жизнеутверждения, направленная против схоластического догматизма, религиозно