Луначарский Анатолий Васильевич

Найдено 12 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ЛУНАЧАРСКИИ Анатолий Васильевич
(1875 - 1933) - сов. гос. и обществ. деятель, один из создателей социалистич. культуры, искусствовед, писатель, публицист. В дооктябрьск. период Л. под влиянием идеалистич. философии эмпириокритицизма пропагандировал богостроительство, соединение научн. социализма с религией. Критика В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм» и др. трудах этих реакц, идей помогла Л. встать на научно-материалистич. позиции. После Великого Октября Л. вел огромную работу по утверждению научн. мировоззрения, коммунистич. нравственности, участвовал в подготовке декрета «Об отделении церкви от гос-ва и школы от церкви», разрабатывал принципы организации атеистич. воспитания в школе. Блестящий оратор, Л. выступал с атеистич. лекциями, проводил публич. антирелиг. диспуты. Он выпустил ряд работ, в к-рых рассматривались вопросы происхождения и социальн. функций религии, раскрывалась противоположность науки и религии, коммунистич. и религ. морали. Осн. труды: «Идеализм и материализм. Культура буржуазная и пролетарская» (1923), «Наука. Искусство. Религия» (1923), «Введение в историю религии» (1924), «Беседы по марксистскому миросозерцанию» (1924).

Источник: Православие. Словарь атеиста. М. Политиздат 1988.— 272 с. ISBN 5-250-00079-7

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич
1875-1933) - сов. обществ. и гос. деятель, внесший значит. вклад в развитие сов. культуры и пропаганду науч. мировоззрения. В 1917-1929 был наркомом просвещения. В идейн. эволюции Л. были серьезные ошибки. Так, в филос. работах дооктябрьского периода он отстаивал теорию богостроительства, в основе к-рой была идея совместимости марксизма с эмпириокритицизмом и религией. Несостоятельность религ.-фи-лос. исканий Л. была показана В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм» и др. работах. После Великой Октябрьской социалистич. революции Л. последовательно отстаивал ленинскую линию бескомпромиссной борьбы с религ. предрассудками. В его работах вскрывается противоположность материалистич. и идеалистич. мировоззрения, науки и релиши, освещаются важнейшие вопросы истории религии, выявляются ее сущность, происхождение и соц. назначение. Много внимания Л. уделял критике ре-лиг. концепций по вопросам культуры и морали. Огромное значение имела практич. деятельность Л. для разоблачения религ. вероучения, утверждения науч.-материалистич. мировоззрения и комму-нистич. нравственности. Осн. труды: «Идеализм и материализм. Культура буржуазная и пролетарская» (1923), «Наука. Искусство. Религия» (1923), «Беседы по марксистскому миросозерцанию» (1924).

Источник: Атеистический словарь

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич
псевдонимы А. Анютин, В. Воинов и др.) [11(23) ноября 1875, Полтава — 26 декабря 1933, Ментона, Франция] — русский политический деятель, теоретик искусства, публицист, переводчик. По окончании Киевской гимназии (1895) изучал философию в Цюрихском университете. С 1896 профессиональный революционер, 8 раз сидел в тюрьмах. С 1917 нарком просвещения; с 1922 член ВЦИК; с 1933 посол в Испании. Академик (1930). Еше в гимназии увлекся философией и пытался «создать эмульсию из Спенсера и Маркса». Отстаивал материалистические позиции в споре с идеалистами, в гносеологии соединял материализм с эмпириокритицизмом. В биосоциальной эволюции человека отмечал огромную роль физической трудовой деятельности, концепция которой составляет основные принципы воспитания и обучения. Анализируя многочисленные разновидности религий и философских школ, Луначарский считал марксизм «новой, глубоко критической... синтетической религиозной системой», находя в ней стремление к совершенствованию человека и общества. Гуманизм Фейербаха развил до обожествления человека будущего. Свои богостроительные идеи назвал символом «беспредельного роста мыслящей и чувствующей жизни». Идею развития человека положил в основание «науки об оценке» — эстетики.
Соч.: Собр. соч., т. 1—8. M., 1963—67; От Спинозы до Маркса. Очерк по истории философии как миросозерцания. М., 1925; Неизданные материалы. — «Литературное наследство», т. 82. M., 1970; Избр. статьи по эстетике. М., 1975; Очерки по истории русской литературы. М.. 1976: Об искусстве, т. 1-2. М., 1982. Лит.: Северикова Н. М. Луначарский о воспитании. М., 1990; Ефимов В. В. Летопись жизни и деятельности А. В. Луначарского (1917— 1933), т. 1—3. Душанбе, 1992; Angres D. Die Beziehungen Lunatscharskijs zur deutschen Literatur. B., 1976. Архивы: РГАЛИ. 279; 5146.
H. M. Северикова

Источник: Новая философская энциклопедия

Луначарский Анатолий Васильевич
 (1875—1933) — советский общественный и государственный деятель; теоретик искусства и публицист. В рабочее движение вступил в 90-е гг. С 1903 — большевик. В годы реакции отошел от большевизма, выступил с проповедью махизма и богостроительства («Социализм и религия», 4.1,1908, ч. 2,1911). В 1917 был вновь принят в партию большевиков. В 1917—29 — нарком просвещения. Академик (с 1930). На первых работах Л. («Основы позитивной эстетики», 1904, и др.) сказалось влияние позитивизма (Спенсер, Авенариус, Богданов). Но в своих лучших дооктябрьских произв. («Диалог об искусстве», 1905; «Задачи с.-д. художественного творчества», 1907; «Письма о пролетарской литературе», 1914) он критикует декадентство, стремится с пролетарских по-8иций разрабатывать такие проблемы, как партийность искусства, влияние революции на развитие культуры, значение искусства в классовой борьбе пролетариата, связь мировоззрения художника с его творчеством и др. В послеоктябрьский период (будучи крупным организатором социалистической культуры) Л. в полной мере проявил себя как теоретик искусства. С диалектико-материалистических позиций он выступает как историк литературы (работы о рус. и советских классиках, о революционных демократах, о западноевропейских писателях и т. п.), как эстетик («Культура на Западе и у нас», 1928; «Классовая борьба в искусстве», 1929; «Ленин и литературоведение», 1932, и др.), как театральный и музыкальный критик. Особое внимание в это время он уделяет всестороннему освещению имеющих важное значение для теории искусства и художественного творчества проблем: ленинское идейное наследство и научная эстетика, партийное руководство искусством, задачи марксистской критики, социалистический реализм, связь пролетарского искусства с классическим наследством, борьба с буржуазным модернизмом, вульгарным социологизмом в искусствознании. Л. — автор ряда драматических произв.

Источник: Философский словарь. 1963

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич
(1875—1933) - видный парт, и сов. гос. деятель, ученый, публицист. В рев. движении с 17 л., с 1903 стал большевиком, входил в состав редколлегий газ. «Вперед», «Пролетарий», «Новая жизнь», был участником III—V съездов РСДРП. В годы реакции отходил от большевизма. Вместе с А. А. Богдановым и др. «отзовистами» организовал гр. «Вперед», к-рая встала на путь ревизии марксизма. Л. выступил с реакц. идеей соединения марксизма с религией. В кн. «Религия и социализм» (СПб., 1908) он пытался доказать, что социализм будто бы является «религией нового времени», «религией без бога». «Богостроительская» концепция Л. (см. Богостроительство) встретила гневную отповедь В. И. Ленина. Ленинская критика была воспринята Луначарским правильно: в 1911 он порвал с «впередощами». После Февр. революции 1917 Л. в составе группы т. н. межрайонцев был вновь принят в большевистскую партию на VI съезде РСДРП. С 1917 по 1929 Л. был наркомом по просвещению РСФСР, затем председателем Ученого комитета при ЦИК СССР и проявил себя как талантливый организатор культурного строительства в стране. Он участвовал в разработке декрета «Об отделении церкви от гос-ва и школы от церкви», руководил орг-цией атеистич. воспитания в сов. школе. Л. часто выступал с научно-атеистич. лекциями, а также на открытых диспутах с церковниками. Стенограммы лекций, прочитанных Л. в окт. 1918 в Петрограде на курсах инструкторов политпросветработы, были опубликованы как книга - «Введение в историю религии» (М., 1924). Статьи Луначарского «Как родилась религия?» и др. были опубликованы в сборнике его статей и выступлений «Наука, религия, искусство» (М., 1923). К вопросу научной критики религии Л. обращался также в своих грудах по истории культуры, теории и истории искусства. Непримиримое отношение к поповщине, широчайшая эрудиция, глубокий научный анализ, блестящая форма изложения - таковы достоинства вклада Л. в сов. атеистич. литературу.

Источник: Краткий научно-атестический словарь. 1964 г.

Луначарский, Aнатолий Васильевич
1875-1933) - примкнул к с.-д. в 90-х г.г. После раскола партии стал ближайшим литературным сотрудником Ленина. Вместе с последним редактировал первую большевистскую газету "Вперед". В 1908 г. Луначарский был одним из лидеров лево-большевистских элементов, на деле отрицавших необходимость использования легальных возможностей. Вместе с этими политическими разногласиями между Луначарским, Богдановым и др., с одной стороны, и Лениным - с другой, шла в это же время ожесточенная борьба по философским вопросам, в которых первые покинули позиции диалектического материализма. В 1909 г. Луначарский входил в группу "Вперед" и, в качестве представителя последней, присутствовал на международном конгрессе в Копенгагене. В эпоху войны Луначарский примыкал к интернационалистской группе Троцкого и являлся ближайшим сотрудником газеты "Наше Слово". Приехав после революции в Россию, Луначарский, вместе с Троцким, стал во главе межрайонной организации, одновременно принимая участие в газете "Новая Жизнь". Вместе с межрайонной организацией он вскоре вошел в нашу партию. В дни Октября Луначарский был в числе тех видных большевиков, которые требовали соглашения с социалистическими партиями, а несколько позднее, даже временно выходил в отставку с своего поста наркомпроса. В течение всех последующих лет Луначарский работал на этом посту. /Т. 3/
Луначарский отличался блестящей эрудицией и даровитостью, но также некоторой слабохарактерностью: он всю жизнь поддавался влиянию других, Богданова, Горького, Ленина, Троцкого, Бухарина и, под конец жизни, Сталина.
В Цюрихском университете, где он учился вместе с Розой Люксембург, он попал под влияние позитивистской философии Aвенариуса. Луначарский сыграл большую роль в 1904 г. сотрудничая с Лениным в защите большевизма. В годы реакции, последовавшие за поражением революции 1905 г., он отошел к мистицизму и богостроительству. Эта внутрипартийная борьба отражена в книге Ленина "Материализм и эмпириокритицизм". После Октябрьской революции Луначарский работал наркомом образования в 1917-29 г.г. Легковесный политик, он рано сдался перед сталинизмом, но все же ярко выделялся из среды ограниченных и прагматичных сталинцев. Политически разбитый, Луначарский был смещен с поста наркома и в 1933 году назначен послом в Испанию; он умер до вступления на новую должность.

Источник: Исторический справочник русского марксиста

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич
1875-1933) - советский общественный и государственный деятель, теоретик и пропагандист марксизма, в т. ч. марксистской философии и этики. Еще в работах дореволюционного периода Л. подверг критике этические идеи рус. идеалистов (Бердяева, Шестова, С. Н. Булгакова, Иванова-Разумника и др.), вскрыл несостоятельность их утверждений, что марксизм якобы игнорирует нравственные проблемы человеческой личности. В период после поражения революции 1905-07 гг. Л разделял ошибочную т. зр. богостроительства, защищал идею «религиозного атеизма» - использования религиозности как нравственной предпосылки для утверждения в массах идеалов коллективизма. Эти заблуждения, подвергнутые резкой критике В. И. Лениным, Л. преодолел в послеоктябрьский период Будучи первым даркомом просвещения, Л. уделял большое внимание теоретическому обоснованию принципов коммунистического воспитания. Понимая под воспитанием прежде всего «организацию характера», он считал, что нельзя сводить воспитание к образованию, подчеркивал, что передача знаний должна осуществляться в связи с моральным и эстетическим воспитанием молодого поколения в духе социалистического идеала Выступая против защитников интуитивной морали, к-рые важнейший регулятивный фактор нравственного поведения людей видели в классовом инстинкте или в общечеловеческом нравственном чувстве, Л подчеркивал необходимость сознательного усвоения норм и принципов коммунистической морали. Марксистской этике, подчеркивал Л., чужд разрыв разума, чувств и воли Отстаивая необходимость классового подхода к этическим проблемам, Л. вместе с тем осуждал вульгарный социологизм в этике, отрицающий общечеловеческие нормы нравственности (Общечеловеческое и классовое в нравственности), стремящийся свести мораль к политике (Мораль и политика). Л. разоблачал буржуазных идеологов, изображавших коммунизм как об-во, ограничивающее права личности на свободное развитие, препятствующее проявлению индивидуальности человека. Он доказывал, что аскетические доктрины, лишающие человека права на наслаждение, на всестороннее удовлетворение потребностей и интересов, ничего общего с марксизмом не имеют. Важнейшей стороной коммунистического воспитания Л. считал воспитание духовно и эмоционально развитой личности на базе всестороннего овладения культурными богатствами человечества С этих позиций Л. выступал против мещанства, критиковал взгляды сторонников «левого фронта» в искусстве, лефовско-конструктивистские теории урбанизма, техницизма, машинизма, фетишизировавшие роль техники в ущерб развитию нравственно-эмоциональной культуры личности. Узкоутилитарным, прагматическим взглядам на жизнь Л. противопоставлял марксистский гуманизм. «Именно потому, что мы коммунисты, - писал Л., - мы не должны обольщаться машинопоклонством. Центр жизни мы видим в самом человеке, в его свободе, в его счастье. Отсюда нашей определенной задачей должно быть уже и сейчас - внедрять, насколько только можно глубоко, гуманизирующий, глубоко человеческий элемент в культуру». Осн. этические соч. Л.: «Идеализм и материализм. Культура буржуазная и пролетарская» (1923), «Наука, искусство, религия» (1923), «Мораль и свобода» (1923), «Мораль с марксистской точки зрения» (1925), «Воспитание нового человека» (1928).

Источник: Словарь по этике

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич
1.875—1933) —советский государственный и общественный деятель, теоретик и практик социалистического культурного строительства, эстетик, худож. критик, искусствовед. Эстетические воззрения Л. складывались в острой полемике с рус. философами-идеалистами Н. Бердяевым, С. Булгаковым, В. Розановым и др. Он выступал с критикой декадентства, отстаивал идейность, партийность худож. творчества. Уже в ранний период деятельности Л. ставил задачу создания «синтетической» эстетики. Л. стремился связать категориальный аппарат эстетики (категории прекрасного, трагического, воз-вышенного, героического и т. п.) с философскими проблемами человека. Он считал, что эстетические переживания способствуют превращению революционных идеалов в «великую жизненную задачу для широкой социальной личности». Обстановка общественной реакции после поражения революции t905— 1907 гг. явилась одной из предпосылок увлечения Л. эмпириокритицизмом, попыток «дополнения» марксизма особой «социальной мифологией» — богостроительством. Ленин, резко критикуя Л., увидел в то же время в его эстетических взглядах здоровое начало и выразил надежду «отделить» Л. от Богданова «на эстетике» (т. 18, с. 366—367). Разрабатывая комплексную, «синтетическую» эстетику, Л. выделяет психофизиологический и социально-философский аспекты исследования эстетического, выявляет осн. этапы развития эстетического отношения к действительности: «пред-эстетический» (начальный) этап развития чувственных восприятий и представлений, «узкоэстетический» взгляд на мир, не идущий дальше непосредственной эмоциональной реакции, выраженной в чувстве удовольствия — неудовольствия; эстетическое в широком смысле слова — осознанное переживание собственно человеческих, универсальных связей с миром. Гл. направление развития эстетического отношения к миру заключается, по Л., в интеллектуализации, наполнении его социально-мировоззренческим содержанием, сближении с научно-философским и нравственным отношением к реальности. Эстетическое он считал неотъемлемой стороной марксистского мировоззрения, предпосылкой созидательно-преобразующего отношения к действительности: «Только осознав себя частью прекрасного и великого целого, человек стремится сделать это целое прекрасным и великим». Л. выступал против как упрощенно-просветительского понимания иск-ва, так и различных вариантов деидеологизированного, «чистого» иск-ва, выдвигал серьезные возражения против вульгарно-социологического подхода к худож. деятельности и ее результатам. Выделяя в качестве центральной идеологическую функцию иск-ва, он понимал ее как широкое эстетическое воздействие на личность. Л. обратил внимание на сложный и неоднозначный характер воздействия иск-ва, опосредствуемый формами внутренней активности личности. Говоря о «заражении чувствами» с помощью иск-ва, он имел в виду пробуждение всей эмоциональной сферы личности. Л. внес вклад в осмысление теоретических и практических аспектов проблемы воздействия худож. оформленной среды на человека, к-рая призвана будить мысль и чувство, напоминать человеку о его творческом назначении, формировать умение «многоразлично относиться к предмету», помогать статА подлинным «хозяином вещей». Эстетическое воспитание Л. рассматривал в качестве одного из осн. направлений формирования гармонически развитой личности. Важнейшей характеристикой последней является, по мысли Л., способность к эстетической оценке всего многообразия жизни,- сознательное стремление к саморазвитию, преодолению своего несовершенства, к социальному творчеству. Цель эстетического воспитания может, быть достигнута только на основе комплексного применения различных форм трудовой, игровой, худож. деятельности, освоения личностью достижений культуры. Особое место в эстетическом воспитании, активизации творческих сил личности Л. отводил театру. Деятельность Л. оказала значительное влияние на разработку методологических основ искусствознания. худож- критики, на становление и развитие советской эстетической науки, теории и практики эстетического воспитания. Осн. соч., в к-рых отражены эстетические взгляды Л.: «Основы позитивной эстетики» (1904), «Марксизм и эстетика» (1905), «Театр и революция» (1924), «Воспитание нового человека» (1928), «Искусство как вид человеческого поведения» (1930).

Источник: Эстетика: Словарь

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич
(1875–1933) – русский философ, чьи воззрения тесно связаны с марксизмом, эстетик, критик, публицист и драматург, первый нарком просвещения советской России. Основные работы философского характера: «Очерк позитивной эстетики», «Этюды критические и полемические», «Р. Авенариус. Критика чистого опыта в изложении А. Луначарского», «Религия и социализм», «Мещанство и индивидуализм». Л. испытал влияние различных философских направлений, пытался синтезировать идеи марксизма , махизма, философии жизни.
Основная проблема его размышлений на протяжении всей жизни – способы овладения личным и социальным будущим вопреки объективному разворачиванию событий, другими словами – поиск способов личного и социального освобождения. Л. считает, что социальному прогрессу высшую ценность придает стремление всего живого, и главное – человека, привести жизнь к ее полному развитию и подъему. Стремление к совершенству – «душа религии»; действия, которые позволяют достичь расцвета жизни, можно назвать «религиозными действиями». В своих работах до 1917 г. Л. обосновывает идею, согласно которой марксизм есть «философия религиозная», поскольку продолжает искания пути к совершенной жизни.
Проблему личности, ее взаимоотношений с обществом Л. пытается решить одновременно как бы с «двух точек зрения» – с точки зрения научной теории и с точки зрения практического разума, ценностного сознания. Он прекрасно понимает особенности массового сознания в период социальных катаклизмов. Когда разрушению подвергаются старые устои, а очертаний нового уклада не видно, тогда примитивно-религиозная вера становится богатым резервуаром человеческих сил для движения, направленного против основ существующего порядка. Помочь человеку ощутить себя не «винтиком» в механизме социальности, но творцом, обладающим бесконечными возможностями, «богом» и, засучив рукава, «здесь, сейчас, сразу, вместе» начать строить «царство небесное на земле» – вот цель усилий философа.
Л. характеризует человека (богочеловека) новой религии следующим образом. 1. Наличие желания собственного интегрального развития, что возможно лишь в коллективе, в обществе, преобразованном с помощью пролетариата. 2. Стремление к счастью, возможное в совместной, коллективной деятельности. Достижение счастья как высшего идеала человеческой жизни приводит к социализму, где человек человеку друг и радость. 3. Стремление совершить нечто социально значимое, полезное. Результатом явятся «потребность в совместном труде» и «великие чувства».
Л. защищает идею предрасположенности человека к духу коллективности. Социализм как «религия подлинного коллективизма» отвечает человеческому призванию. В статье «Вопросы морали и Метерлинк» Л. писал: «Группа лиц объединяется здесь в нечто солидарное, целостное, а главное, соединяется воедино с данной личностью, с единицей. «Я» чувствует ярко и непосредственно радости и горести этого «мы», этого большого «Я». «Мы» в тысячу раз увеличивает поверхность ощущений, оно дает возможность радоваться победам, которые осуществляются лишь через столетие после смерти «маленького я», жить жизнью давно погибших поколений, которые тоже принадлежали к «мы», составляли его часть». Установку на то, что Я» находится внутри «Мы», Л. называет «макропсихическим индивидуализмом, широкосердечием», в отличие от традиционного индивидуалистического эгоизма, который, хотя и может быть разумным, всё же является «микропсихикой, узкосердечием».
«Макропсихический индивидуализм», по мысли Л., расширяя жесткие рамки существования реального индивида, позволяет ему компенсировать индивидуальную смерть чувством расширения «Я» до великого «Мы», чувством «сотрудничества в великом строительстве». «Бессмертие обретается в виде» – человечестве. Аргументы для своей теории преодоления смерти путем расширения «Я» Л. пытается найти в «теории элементов Э. Маха. Богочеловек Л. – это символ совпадения «видовых» («Мы») и индивидуальных характеристик. Чтобы воздействовать на чувство и «заразить» человека интересами человеческими, Л. свободно использует художественные образы, разнохарактерную религиозную терминологию, даже бравирует ею. Всё это – своеобразная «игра в религию», прием, с помощью которого он как бы отгораживается от всех видов традиционно-религиозного миросозерцания. Для Л. «бог» выступает в качестве метафоры, образно-художественного отношения к миру (послесловие к пьесе «Иван в раю», предисловие к пьесе «Маги»).
Стремясь превратить философию марксизма в «мудрость жизни» пролетарских масс, Л. рассчитывал, что идеи богостроительства легко усвоятся традиционным сознанием, находящимся под влиянием религиозного миросозерцания. Иной смысл образов, постепенно внедряясь в сознание, переродит чувства, потребности, ценностные ориентации масс. Однако его идеи привели к прямо противоположному эффекту. Рассудок вписывал образы в традиционные воззрения, и «новое мирочувствование» угасало в рационализированных формах обыденного сознания. С одной стороны, образы «новой религии» Л. часто лишались общедоступности и непосредственности эмоционального воздействия. С другой – размывались границы между философской теорией и мифологией обыденного сознания, что оставляло впечатление мистификации, под власть которой попал и сам автор. Богостроительские идеи оказались крайне неудачной формой решения проблемы формирования внутреннего мира личности, проблемы личностной обращенности философских абстракций. Значительно позже, критически оценивая свою попытку подвести народные массы к истинам социализма через «полупоэтическую публицистику», Л. назвал ее «ложным шагом»: невозможно решить проблему формирования практического миросозерцания созданием «адаптированной» философии.

Источник: Краткий философский словарь.

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич
11(23).11.1875, Полтава - 26.12.1933, Ментона, Франция) - политический деятель, философ, культуролог. По окончании Киевской гимназии (1895) в течение года изучал философию в Цюрихском ун-те. С 1896 г. - профессиональный революционер, был членом РСДРП (большевиков); 8 раз сидел в тюрьмах, подвергался ссылкам. В 1917-1929 гг. - нарком просвещения; в 1922-1930 гг. - член ЦИК; в 1933 г. - посол в Испании. Еще в гимназии Л. проштудировал 1-й том "Капитала" Маркса, а к концу гимназического курса "пытался создать эмульсию из Спенсера и Маркса". Интерес к эмпириокритицизму побудил его уехать в Цюрих, где он слушал лекции Р. Авенариуса, а также изучал физиологию, психологию, политическую экономию. Большое значение для идейного развития Л. имели беседы с Плехановым; несомненное влияние на него оказали труды Чернышевского, Л. Фейербаха и особенно Ф. Ницше. В 1899 г. Л. перевел на рус. язык 1-й т. соч. Ницше. Влияние Ницше можно заметить в ряде ранних работ Л., в т. ч. в "Основах позитивной эстетики" (1904). Однако Л. никогда не был слепым поклонником Ницше. Так, в рецензии на книгу Г. Файгингера "Ницше как философ" (1903) Л., в частности, указывал на несостоятельность "страшно поверхностной у Ницше" критики демократии и социализма. Соглашаясь с социологической теорией Маркса, отстаивая материалистические позиции в онтологическом споре с идеалистами, в гносеологии подобно Богданову, С. Суворову и др. махистам, он пытался соединить материализм с эмпириокритицизмом, полагая, что теория Маха и Авенариуса, к-рые "уничтожили пропасть между духом и матернею", вполне вписывается в философию марксизма. Примирение двух принципов познания Л. осуществляет, опираясь на учение о двух независимых рядах - психическом и физическом: "С точки зрения психической, познание есть организация данности, процесс превращения ее из смутного хаоса в закономерное я роскошное многообразие... С точки зрения физической, познание есть процесс приспособления организма к среде, превращение однообразных и жалких реакций в богатую, бесконечно целесообразную систему борьбы организма не только за существование, но и за господство над стихиями, за счастье наиболее полной жизни". Впоследствии в работе "Формализм и наука об искусстве" (1924) он признал, что теория познания "скептического критицизма" (т. е. эмпириокритицизма) "открывает лазейки" для идеалистического миросозерцания. Полемизируя с В. С. Соловьевым, Розановым, Бердяевым, Л. усматривал сущность идеализма в преувеличенном внимании к отвлеченным ценностям, что логически завершается мистицизмом в философии. Много внимания уделял Л. проблеме соотношения биологических, социальных и исторических аспектов в человеке и его деятельности. Стремясь объяснить происхождение психологических представлений, нравственных чувств и оценок, Л. обратился к биологической психологии Авенариуса. На основе ее и идей Ницше он попытался сформулировать теорию жизнестроения (сб. "Очерки реалистического мировоззрения", 1904), в основу к-рой был положен принцип "ненасытимости" воли, жажды жизни, ибо "эта вечная жажда есть сущность жизни". Вместе с тем в своих поисках Л. стремился реализовать мысль Маркса о том, что человек является одновременно и "субъектом природы", и "субъектом общества", в биосоциальной эволюции человека он отмечал огромную роль физической трудовой деятельности, по отношению к к-рой мыслительная деятельность является подчиненной. Исходя из этой концепции, он разрабатывал осн. принципы обучения и воспитания человека. Свой материализм Л. назвал "реалистическим" и одновременно "религиозным": религия "психологически разрешает контраст между законами жизни и законами природы". Анализируя многочисленные разновидности религий и философских школ, Л. считает марксизм "новой, последней, глубоко критической, очистительной и вместе синтетической религиозной системой", находя в ней стремление и к развитию человека, и к совершенствованию об-ва. Проповедь Фейербахом любви и веры в человека Л. довел до обожествления человека будущего, объясняя это тем, что "только человек... со своим чудным мозгом и ловкими руками, может завоевать царство человечности на земле". Свои богостроительные идеи Л. назвал символом "беспредельного роста мыслящей и чувствующей жизни" (Бердяев квалифицировал их как "форму воинствующего атеизма"). И "биологизм" Л., и обожествление им человека будущего, по существу, имели своей основой примат общечеловеческого над классовым и индивидуальным. Именно этот критерий в его самой широкой интерпретации как стремление к совершенству человеческого вида является ведущим ориентиром творческой деятельности Л. "...Кто понял смысл существования вида не только головою, но всем существом своим, жизнь того переполнена светом, значительностью, упоением творчества, безмерно выходящего за рамки беглого личного бытия, кто не понял и протестует, того история оставляет в стороне с его бесплодным нытьем" ("Самоубийство и философия", 1907). Идею развития человека Л. положил в основание эстетики, к-рую он трактовал как аксиологическую дисциплину (см. Аксиология), как "науку об оценках" ("К вопросу об оценке", 1905). Кроме искусства, в сферу действия эстетических оценок он включил природу, технику, быт, взаимоотношения между людьми, всю область социальных явлений. Сравнивая различные типы оценок, он называет наивысшим эстетический тип, для к-рого "весь мир прекрасного есть как бы часть его большого "я". Эстетические проблемы Л. объединял с этическими, включив их в понятие "эстетическая совесть", согласно к-ро-му совершить безнравственный поступок человеку не позволит чувство собственного достоинства и "красота своего внутреннего единства". В своих эстетических исследованиях Л. стремился к синтезу психофизиологического и социально-исторического методов анализа, с тем, чтобы полнее обосновать единство эстетических критериев. С его т. зр., "идеалы всеобъемлющего знания, справедливого строя человеческой жизни и торжества красоты слагаются в одном идеале maximuma жизни".

Источник: Русская философия: словарь

Луначарский Анатолий Васильевич

(24 нояб. 1875 – 26 дек. 1933) – деятель Коммунистич. партии и Сов. гос-ва, пропагандист марксизма-ленинизма, эстетик, художеств. критик и драматург. Первый нарком просвещения (1917–29). Мировоззрение Л. складывалось под влиянием рус. революц. движения и марксизма. Познакомившись в юности с "Капиталом" Маркса, Л. в 1892 вступил в киевскую с.-д. организацию, по заданию к-рой вел пропаганду идей науч. социализма. В 1894–95, учась в Цюрихском ун-те, он сблизился с членами группы "Освобождение труда", познакомился с Плехановым, под влиянием к-рого стал изучать историю материализма и нем. классич. философии. Возвратившись в Москву в 1897, Л. участвовал в пропаганде идей марксизма в массах, был арестован и затем сослан в Вологду. После II съезда партии в 1903 Л. встал на сторону большевиков, однако не смог удержаться на позициях марксизма-ленинизма в период после поражения революций 1905–07. В это время он вместе с А. Богдановым встал на позиции махизма и проповедовал богостроительство, вступил в отзовистскую группу "Вперед". Попытка Л. переработать эмпириокритицизм в "марксистском духе" привела его к эклектизму. Подвергнув критике Л., Ленин указывал на его преданность пролетариату, а также пропагандистский талант. С 1912 Л. вновь сотрудничает в большевистских газетах. Вступление в ряды РКП (б) в июле 1917 явилось важным шагом в идейном развитии Л. На посту наркома просвещения он проводит линию партии по вопросам культуры, междунар. и внутр. политики. В 1933 он был назначен полномочным представителем СССР в Испании. В филос. работах, написанных в дооктябрьский период ["Очерк позитивной эстетики" (в сб.: "Очерки реалистич. мировоззрения", 1904; в 1923 издана под названием "Основы позитивной эстетики"), "Этюды критич. и полемич." (1905), "Р. Авенариус. Критика чистого опыта в популярном изложении А. Луначарского" (1905), "Религия и социализм" (т. 1–2, 1908–11), ст. "Атеизм" (в сб. "Очерки по философии марксизма", 1908), "Мещанство и индивидуализм" (в кн.: "Очерки по философии коллективизма", 1909) и др. ], Л. пытался "дополнить" диалектич. и историч. материализм философией эмпириокритицизма, махизма. Он ошибочно считал, что т. зр. эмпириокритицизма дает возможность уничтожить мнимую "пропасть" между материей и сознанием. В работах периода 1908–11 Л. встал на позиции богостроительства, заявляя, что философия Маркса есть "философия религиозная", что она якобы "вытекает из религиозных исканий прошлого" ("Религия и социализм", т. 2, СПБ, 1911, с 326). Ленин оценил проповедь "богостроительства" Л. как "...порождение эмпириокритицизма, и русского, и немецкого" (Соч., т. 14, с. 330), а его положение "социализм есть религия", как "... форму перехода ... от социализма к религии" (там же, т. 15, с. 378). Поворот от махизма и богостроительства к марксизму наметился у Л. еще в дооктябрьский период. В "Письмах о пролетарской литературе" (опубл. в журн. "Борьба", 1914, No 1, 3, 6), выступая за связь иск-ва с политич. борьбой пролетариата, Л. призывал иск-во служить делу социалистич. революции, боролся за реализм, против формализма, декадентства и мещанства. В первые годы после Октябрьской революции Л. гл. внимание обращал на разработку проблем эстетики, лит. критики, проблем культурной революции. На посту наркома просвещения Л. в целом последовательно проводил линию партии по вопросам культуры; выступление Л. в защиту автономии Пролеткульта в 1920 было подвергнуто критике Лениным. В работах "Десятилетие революции и культура" (1927), "Культура на Западе и у нас" (1928), "О роли пролетарского гос-ва в развитии социалистич. культуры" (речь, опубл. в журн. "Под знаменем марксизма", 1933, No 6) он указывал на связь культурной и хозяйственной революции, выдвигал задачу создания новой, социалистич. культуры, воспитания новой интеллигенции. Л. заботливо поддерживал молодые таланты и помогал их становлению. Одной из важнейших проблем строительства социалистич. культуры Л. считал критич. освоение культурного наследия прошлого. Л. занимает выдающееся место в развитии сов. лит. критики, в изучении и популяризации наследия рус. критич. реализма (статьи о Пушкине, Достоевском, Тургеневе, Короленко, Некрасове, Герцене и др.), рус. революц. демократов 60-х гг., а также ряда зарубежных классиков (статьи о Диккенсе, Мериме, Гейне, Прусте, Шоу и т.д.). Многочисл. выступления Л. по драматургии, различным вопросам изобразит. иск-ва и музыке сыграли большую роль в становлении социалистич. культуры. В наиболее важной с методологич. т. зр. статье Л. "Ленин и литературоведение" (1932, "Лит. энциклопедия", т. 6) рассматриваются проблемы идейности, классовости иск-ва, отношения к наследию прошлого. Основываясь на ленинском учении о культуре, Л. выясняет смысл борьбы с сектантскими пролеткуль-товскими теориями, отрицавшими преемствен-ность художеств. развития и значение классич. культуры для социалистич. иск-ва. На обширном материале работ Ленина Л. раскрывает подлинно марксистское отношение к классич. лит.-критич. и эстетич. мысли прошлого. Л. проявлял большой интерес к истории философии. Ему принадлежит историко-филос. очерк "От Спинозы до Маркса" (1925), брошюра "Барух Спиноза и буржуазия" (1933), статьи: о А. Н. Радищеве (1923), Н. Г. Чернышевском (1928), Л. Н. Толстом (1924), брошюра "Карл Маркс. Ко дню столетнего юбилея со дня его рождения (1818–1918)" (1918). Соч.: Идеализм и материализм. Культура буржуазная и пролетарская, П., 1923; Наука. Искусство. Религия, М., 1923; Беседы по марксистскому миросозерцанию, Л., 1924: Ленин и литературоведение, Л., 1934; О театре и драматургии, т. 1–2, М., 1958; О народном образовании, М., 1958; В мире музыки, М., 1958; Статьи и речи по вопросам международной политики, М., 1959; Собр. соч. в 8 томах, т. 1–2, М., 1963–64 (изд. продолжается). Лит.: Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14, с. 67, 68, 175, 269, 317, 328–31, 835; его же, О пролетарской культуре, там же, т. 31; его же, [Письма А. В. Луначарскому ], там же, т. 34, 35; О богостроительских тенденциях в социал-демократической среде (Резолюция), в кн.: КПСС в резолюциях..., 7 изд., ч. 1, [М. ], 1953, с. 222; Лебедев-Полянский П. И., А. В. Луначарский, М., 1926; Альтман И., Л. – драматург, "Лит. критик", 1934, No 3; его же, Большевик – энциклопедист, "Художественная литература", 1935, No 1; его же, [Доклад, посвященный годовщине со дня смерти Л. ], "Вестник коммунистич. Академии", 1935, No 3; Памяти А. В. Л. 1875–1933, М., 1935; Кривошеева ?., А. В. Л. – лит. критик, "Лит. современник", 1938, No 12; ее же, Эстетич. взгляды А. В. Л., Л.–М., 1939; Лебедев ?., ?. ?. Л. о принципах и задачах марксистской лит. критики, "Вопр. литературы", 1958, No 12; Шульгин В., Памятные встречи, М., 1958; Самойлова ?. ?., А. В. Л. в борьбе за идейность и художеств. богатство сов. лит-ры, М., 1959; Бугаенко П. ?., А. В. Л. как лит. критик, Саратов, 1960; Бычкова Н. В., Лебедев ?. ?., Первый нарком просвещения, М., 1960; Мандельштам Р. С., Книги А. В. Л. Библиографич. указатель, М.–Л., 1926. Е. Шарапова. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Луначарский Анатолий Васильевич

(1875-1933) деятель большевистской партии и советского гос-ва, публицист, философ, историк и теоретик культуры. Образование получил в Первой Киев. гимназии (1887-95) и Цюрих. ун-те (1895-98), где посещал, в частности, филос. и биопсихол. семинар Р. Авенариуса; в кон. 90-х гг. сблизился с группой “Освобождение труда”; один из пяти членов “лит. группы большевиков”, соредактор газет “Вперед” и “Пролетарий”. В 1909 примкнул к группе “Вперед” (А.А. Богданов и др.) и оказался вне партии большевиков; в мае 1917 вошел в Петербург. группу “межрайонцев” (Л. Троцкий, В. Володарский, М. Мануильский, М. Урицкий и др.), вместе с к-рыми вновь был принят в большевистскую партию и стал активным участником Октябрьской революции; в 1917-29 — нарком просвещения, в 1929-33 — председатель ученого комитета при ЦИК СССР. Культурологич. концепция Л. сформировалась еще в доокт. период, когда он присоединился к группе Богданова, выдвинувшего, в числе прочего, идею “пролетарской культуры”. В развернувшейся в 1913 в социал-демократич. печати дискуссии по проблемам культуры Л. занял промежуточную, “центристскую” (между сторонниками и противниками идеи “пролетарской культуры”) позицию, сохранив ее в общем до конца жизни. Осн. положения культурологич. концепции Л. доокт. периода: культура — понятие, противопоставляемое природе; это — все продукты человеч. труда; основа развития культуры — взаимодействие между человеком и природой; классовость — принцип культуры, кроме первобытной и будущей социалистической; нац. основа культуры, возможно, останется навсегда, но человечество неудержимо идет по пути интернационализации культуры; интернационализм не предполагает уничтожения нац. мотивов в общечеловеч. симфонии, а лишь их гармонию; единые особые, внутренне связанные культуры вырастают на почве интереса обществ. групп, но эволюция культуры к ее вершинам заключается в формировании творч. личностей; господствующие классы накладывают на культуру особый отпечаток, культура диктуется правящим классом, хотя не он непосредственно ее создает; материальная — созидается трудовыми классами, а тонкие формы духовной культуры — интеллигенцией; угнетенные классы до нек-рой степени приобщены к господствующей культуре, но уже при капитализме рабочий класс начинает ковать свою культуру в теор. (марксизм), полит. и экон. областях, в формах борьбы и организации, в формах быта; возникает также пролетарское социал-демократич. искусство в том же смысле, как искусство христианское, буддийское или эллино-греческое; культура угнетенных классов — это бедная, классовая, резко обособленная культура; классовая, пролетарская культура — органич. метаморфоза общечеловеч. культуры; история истинно человеч., внеклассовой победоносной, светлой культуры начнется только с победы социализма. Эти общие положения культурологич. концепции Л. вырабатывал и совершенствовал в своих многочисл. лит-ведч., литературно-критич., социально-полит. и филос. статьях. В 20-е гг. у Л. во взглядах на культуру появились новые акценты: его высказывания о “Бесчеловечности” культуры вызвали критику сторонников чисто классовой культуры — и он стал отстаивать мысль об относительности “общечеловеч.” в культуре; ужесточилась критика совр. бурж. культуры как культуры якобы “изживающей себя”; умножились филиппики против “упаднич.”, “глупого”, “развратного”, “бурж. искусства”, “чесавшего пятки буржуазии”; бурж. строй представлялся как строй варварский и менее культурный, чем, скажем, античный. Л. доказывал, что все великое в нынешней культуре — антибуржуазно, что из наследия капитализма нельзя воспользоваться даже малой долей; настаивал на необходимости “лабораторного строительства” особой, самостоят., абсолютно пролетарской культуры, подчеркивал нетождественность пролетарской и социалистич. культуры, к-рая в переходный период только зарождается и будет достраиваться новыми поколениями. В программу строительства новой культуры Л. входило также создание крестьянской литературы. Л. высказал немало жестких слов в адрес некультурности, отсталости, азиат. варварства послеокт. России. Культурное отставание советской России от Зап. Европы не абсолютно, по типу культуры она стоит выше Европы, последняя находится впереди формально, лишь в нек-рых отношениях. Но вплоть до кон. 20-х гг. Л. призывал европеизировать советскую Россию, изучать достоинства и недостатки зап. культуры, учиться у нее в сфере народного образования, сельского хозяйства, индустрии, в научной работе. Новые акценты в культурологии Л. появились в связи с дискуссиями в советской России и рус. зарубежье 20-х гг. о евразийстве (см. Евразийство). Заявив о себе как о противнике совр. “европофобов” и “азиатофилов”, Л. вместе с тем призывал оценить культурные возможности Азии, ее возможное благотворное влияние на общеевроп. культуру. В явное противоречие с идеей “боевой”, “чисто классовой” пролетарской культуры “переходного периода” вступила во вт. пол. 20-х гг. мысль Л. о необходимости перехода от аскетич. культуры эпохи “военного коммунизма” с ее нищетой, с серыми, неуютными, неиндивидуальными вещами, с презрением к жизненному комфорту, к культурной жизни более удобной, содержат., целесообразной, здоровой, гуманной, с разумным и обновленным бытом, к жизни, где есть место развлечению как культурной потребности. Среди важных проблем теории культуры и искусства, разрабатывавшихся Л., — социология культуры и искусства (искусство как одно из проявлений обществ. жизни; уровень искусства и социально-экон. порядок); искусство как идеология, границы классового принципа в культуре; искусство идеологическое и искусство “орнаментальное”, развлекательное; эмоц., чувственные аспекты искусства; коллективное творчество и индивидуальный талант, форма и содержание в лит-ре и искусстве и др. Не отрицая нек-рых достижений в поисках новых форм в “декадентском”, “упаднич.” театре, его роли в театральном возрождении, Л. тем не менее осуждал теорию и практику “декадентского” театра от Метерлинка до Мейерхольда, связывая возрождение реалистич. театра гл. обр. с классич. традицией и “натурализмом” Станиславского. Ему казалось, что совр. европ. театр находится в упадке, омертвел, превратился в коммерч. предприятие и в пустое развлечение, и утверждал, что в области театрального искусства советская Россия может больше дать Европе, чем взять у нее. Если еще в сер. 20-х гг. Л. акцентировал “мирно-организационный характер” деятельности в сфере культуры, то на рубеже 20-30-х гг. он оказался в плену сталинской концепции обострения классовой борьбы, ратуя за ее усиление (“желательно без ненависти”, “без гнева и злобы”), поддерживая сталинскую утопич. версию возможности полной победы социализма в одной стране, метал филиппики в “прямых организационных врагов” в лице “попов”, “лжепрофессоров”, “лжеученых”, “лживых”, “продажных журналистов и писателей”, критиковал, в частности, Р. Роллана, осуждавшего террор ГПУ и призывавшего к терпимости и гуманности; Л. утверждал, что необходимо пролитие крови, чтобы купить право человечества на осуществление подлинно разумной жизни на земле и т.д. И собственно в культурологии у Л. зазвучали “металлические” ультралевацкие нотки: “Театр искусства есть театр военных действий, есть тоже арена классовой борьбы”; худож. лит-ра — полит. оружие и т.д. Л. поддержал лозунг “одемьянивания” лит-ры, поскольку Д. Бедный олицетворял три черты пролетарской литературы: партийность, массовость и художественность. Свои прежние мысли об “упадочничестве” совр. бурж. театра Л. увязал со ставшей особенно модной темой “гниения совр. бурж. культуры”. Но тем не менее Л. сумел удержаться на срединной, “центристской” позиции при всех “уклонах” левацкого, полупролеткультовского, сектантского толка и реверансах сталинизму. Он углубил свои обобщения в области культурологии, свидетельством чему стало новое для него понятие отд. дисциплины “культуроведение”, марксистская разработка к-рого находилась, по его мнению, еще “на первых ступенях работы”. В число новых культуроведч. обобщений Л. вошел сравнит. анализ плехановской и ленинской концепций культуры в рамках общего марксистского учения о культуре; с позиций материалистич. понимания истории Л. конкретизировал идею “эпох”, “критич. моментов” в истории человеч. культуры (античность, Возрождение и др.), выделив в рамках таких общих культурных феноменов более частные “культурные структуры” отд. веков, например, “культурной структуры Англии эпохи Елизаветы и Иакова Первого”. Плодотворной стала мысль Л., что в ту или иную культурно-истор. эпоху доминирует опр. вид искусства (пластика в античности, живопись в эпоху Возрождения, музыка в 18 – нач. 19 в. и т.д.), мысль о своеобр. “классич. канонах” в лит-ре и др. искусствах в опр. истор. эпохи и путях смены этих канонич. форм. Остался верен Л. тезису: “Поменьше преждевременных правил, побольше свободного творчества”. В последние годы жизни Л. былая интернац. политика большевистской партии в области культуры встала на путь перерождения в сталинистскую “национал-большевистскую” политику. Культурологич. концепция Л. далеко не вписывалась в такую тенденцию: оставаясь противником простого, “мертвенного” воспроизведения европеизма, рабского подражания Западу, создания смеси цивилизации с “татарщиной”, французского с нижегородским, поиска самобытности в “исконной азиатчине”, Л. мечтал, чтобы рус. культура не открещивалась от Европы, сделалась особой гранью общеевроп. культуры. Соч.: Собр. соч.: Лит-ведение. Критика. Эстетика. Т. 1-8. М., 1963-67; Избр. статьи по эстетике. М., 1975; О воспитании и образовании. М., 1976; О музыке и муз. театре: Статьи, речи, докл., письма, докум. Т. 1. М., 1981; Лит-ра нового мира: Обзоры, очерки, теория. М., 1982; Об искусстве. Т. 1-2. М., 1982; Статьи о лит-ре. В 2т. М.,1988. Лит.: Бугаенко П.А. А.В. Луначарский и лит. движение 20-х годов. Саратов, 1967; Лебедев А.А. Эстетические взгляды А.В. Луначарского. М., 1970; Павловский О.А. Луначарский. М., 1980; Бараненкова А.Ф. Луначарский о проблемах социалистической эстетики. Рига, 1981; Яковлева Т.С. Луначарский. М., 1991; О´Коннор Т.Э. А. Луначарский и советская политика в области культуры. М., 1992; Wojnar I. Lunaczarski. Warsz., 1980;Вуковиh М. Естетички рогледи А.В. Луначарского. Никшип, 1988; Maciejewska-Jamroziakowa A. Anatol Lunaczarski — aksjologiczny wymiar estetyki. Poznan, 1989. В. Ф. Пустарнаков. Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

Найдено научных статей по теме — 1

Читать PDF
772.47 кб

Из истории высшего образования в Сибири: Анатолий Васильевич Луначарский и Сибирская сельскохозяйств

Кравцева Наталья Андреевна
В связи с 95-летием со дня посещения Сибирской сельскохозяйственной академии 26-29 мая 1923 г. Народным комиссаром просвещения А.В. Луначарским автор статьи приводит и цитирует ряд материалов, освещающих это событие.