ИЕРОГЛИФОВ ТЕОРИЯ

Найдено 4 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [современное]

ИЕРОГЛИФОВ ТЕОРИЯ
термин, обозначающий концепцию, которая утверждает, что ощущения являются условными знаками вещей, не имеющими ничего общего с вещами и их свойствами.

Источник: Глоссарий философских терминов проекта Distance

«ИЕРОГЛИФОВ ТЕОРИЯ»
термин, использованный В. И. Лениным в кн. «Материализм и эмпириокритицизм» (гл. 4, § 6) для обозначения гносеологич. концепции, к-рая утверждает, что ощущения являются условными знаками (символами, иероглифами) вещей, не имеющими ничего общего с вещами и их свойствами. «И. т.» была разработана нем. физиологом Г. Гельмгольцем на основе т.н. закона специфич. энергии органов чувств. сформулированного нем. физиологом И. Мюллером (согласно этому закону, специфика ощущений определяется своеобразным устройством органов чувств. каждый из к-рых представляет собой замкнутую систему). Критика «И. т.» была дана Лениным с позиций теории отражения. Ленин показал, что ощущения представляют собой субъективный образ объективного мира, предполагающий как реальность отображаемого, так и сходство между образом и отображением. При этом диалектич. материализм отвергает метафизич. толкование ощущений как тождественных реальным вещам.

Источник: Советский философский словарь

ИЕРОГЛИФОВ ТЕОРИЯ
идеалистическая точка зрения на ощущения как условные знаки (иероглифы, символы) предметов внешнего мира. К сер. 19 в. физиология экспериментально установила, что разные раздражители могут вызывать одинаковые ощущения в одном органе чувств и, наоборот, различные ощущения могут появиться в результате воздействия одного и того же раздражителя на различные органы чувств. Напр., ощущение света вызывается в глазу не только самим светом, но и механическим воздействием (от удара «сыплются иск-ры из глаз»); это же механическое воздействие на ухо вызовет гул, звон в голове. Отсюда некоторые ученые (напр., Мюллер и Гельмгольц) сделали выводы о том, что ощущения не пмеют сходства с предметами, ибо определяются не ими, а «специфической энергией», заключенной в самом органе чувств и зависящей от его структуры. Гельмгольц назвал их символами, не отражающими предметы внешнего мира, а лишь обозначающими их. Тем самым отрицалось объективное содержание ощущений, вырывалась пропасть между ними и предметами внешнего мира. Отрицание всякого сходства ощущения с предметом свидетельствует об агностицизме И. т. Диалектический материализм признает образную природу ощущений. Ее не опровергают, а, наоборот, подтверждают установленные физиологией факты, ибо в ходе длительного эволюционного развития органы чувств приспособились к более полному отражению определенного рода раздражителей, а на другие реагируют в соответствии со своей структурой. Критика И. т. была дана Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм». Эта критика направлена против отождествления содержания ощущений со знаками, что ни в коей мере не означает отрицания роли знаков в познании, особенно в условиях возрастающей символизации современной науки.

Источник: Краткий словарь по философии. 1970

"ИЕРОГЛИФОВ ТЕОРИЯ"
термин, использованный В. И. Лениным в книге "Материализм и эмпириокритицизм" для обозначения гносеологич. концепции "физиологич. идеализма", утверждающей, что ощущения являются условными знаками (символами, иероглифами) вещей, но не отражением их объективных свойств. Истоки "И. т." восходят к механистич. представлению о мире (см. Механицизм). Согласно этому представлению, предметы реального мира сами по себе лишены качеств. определенности. Последняя будто бы возникает лишь в результате воздействия этих предметов на органы чувств. Ощущение, порождаемое таким воздействием, только указывает на внешний источник, но ни в чем не копирует его (см. Вторичные качества). Крупнейшим представителем "И. т." в 19 в. был Г. Гельмгольц, утверждавший, что ощущения света и цвета являются только символами отношений действительности: они сходны с последней не больше и не меньше, чем имя человека с ним самим (см. "Wissenschaftliche Abhandlungen", Bd 2, Lpz., 1882, S. 608). В своих методологич. воззрениях Гельмгольц был естеств.-историческим материалистом, но эта его позиция подрывалась воздействием кантианской и позитивистской философии (см. В. И. Ленин, Материализм и эмпириокритицизм, Соч., т. 14, с. 222). Гельмгольцевская трактовка ощущений, с одной стороны, отразила влияние "физиологического идеализма" И. Мюллера, полагавшего, будто каждый орган чувств представляет замкнутую в себе систему, заряженную "специфической энергией". Исходя из этой концепции, Гельмгольц допускает существование исходных сенсорных элементов, скрытых в организме до его контакта с внешним миром. С другой стороны, новые биологич. представления о приспособленности организма к среде требовали объяснения того, каким образом можно связать ощущение с внешними условиями, если заранее принято, будто оно заложено в независящем от этих условий анатомич. устройстве органа. Этот вопрос Гельмгольц и пытался решить при помощи своей "И. т.". С т. зр. этой теории, ощущение относится к объективному миру как знак, в содержании к-рого нет ничего сходного с реальными свойствами предметов, но к-рый достаточен, чтобы обеспечить успех практич. действия. Гельмгольц, т. о., подменяет вопрос о познават. ценности ощущений проблемой их приспособит. смысла. Такой подход непосредственно смыкается с позитивистскими и прагматистскими (см. Прагматизм) взглядами на познават. деятельность. "И. т." получила в психологии 19 в. широкую популярность, хотя мн. естествоиспытатели продолжали отстаивать определяющую роль внешнего объекта в формировании ощущений. В свете идей дарвиновской теории кристаллизуется гипотеза о том, что специализированность нервной ткани не есть, как полагали Мюллер, Гельмгольц и мн. др., изначальное и непреходящее свойство, а возникает и изменяется в общем ходе биологич. эволюции. Вместе с тем признание специализированности нервной организации результатом эволюц. процесса, хотя и вело к укреплению материалистич. представлений об ощущении, все же оставляло открытым гносеологич. вопрос о подобии между чувствованием и предметом и потому к окончат. отклонению "И. т." не привело. С одной стороны, "И. т." материалистически признает зависимость ощущений от воздействия внешнего мира на органы чувств, с другой, – утверждает, что мир невозможно познать таким, каков он сам по себе, т.е. соскальзывает на т. зр. кантианского агностицизма. Поэтому "И. т." становится объектом острой идеологич. борьбы между материалистами и идеалистами. Ошибочную позицию по отношению к "И. т." занял Плеханов, к-рый заявил, что "наши ощущения, это своего рода иероглифы, доводящие до вашего сведения то, что происходит в действительности" (см. примечания Плеханова к кн. Ф. Энгельса, Людвиг Фейербах..., 1931, с. 118). Это была серьезная уступка агностицизму, поскольку И. т. была отождествлена с диалектико-материалистич. т. зр. на ощущения. Рус. махисты использовали эту ошибку Плеханова и стали обвинять сторонников диалектич. материализма в том, что они якобы, подобно кантианцам, допускают существование принципиально непознаваемых качеств вещей. В дальнейшем Плеханов отказался от самого термина "иероглиф", однако свой ошибочный взгляд не преодолел, а, напротив, усугубил, утверждая, что ощущения в своей качеств. структуре не имеют никакого сходства со свойствами реальных вещей и что эта структура определяется исключительно строением органа, на к-рый действуют внешние предметы. Так, напр., "„В и д “, – с т. зр. Плеханова, – есть именно только результат действия на нас вещей самих по себе; помимо этого действия они никакого "вида" не имеют" (Соч., т. 8, 1923, с. 388). Плеханов опирался здесь на нек-рые гносеологич. высказывания Сеченова, к-рый полагал, что в сфере т.н. вторичных качеств "отношения между предметом и его признаком, как условным знаком, то же самое, что между предметом и его именем" ("Предметная мысль и действительность", в кн.: Избр. филос. и психологич. произв., 1947, с. 352–53). Однако основная и определяющая тенденция гносеологич. воззрений Сеченова была направлена против агностич. тезиса о принципиальной непознаваемости мира. Согласно Сеченову, ощущение целиком и полностью детерминировано предметной действительностью, во взаимодействие с к-рой вступает человек, благодаря чему оно является адекватным ей. Плеханов, оставаясь в плену "И. т.", не смог разглядеть прогрессивных тенденций и смысла новых достижений естествознания. Лишь Ленин, обобщив эти достижения (в т. ч. исследования по психофизиологии органов чувств), показал ошибочность "И. т." и подлинный смысл борьбы филос. направлений вокруг нее. Ощущение есть образ движущейся материи. "Считать наши ощущения образами внешнего мира – признавать объективную истину – стоять на точке зрения материалистической теории познания, – это одно и то же" (Соч., т. 14, с. 117). Образ необходимо предполагает как реальность того, что отображается, так и сходство между образом и отображением. Напротив, понятие "условный знак" (символ, иероглиф) не только отрицает сходство между знаком и обозначаемым, но и предполагает возможность применения знаков или символов "по отношению к мнимым предметам" (Ленин В. И., там же, с. 222–23). Ощущение нельзя противопоставлять предмету. Этим вовсе не отрицаются различия между ощущением и ощущаемым. "Бесспорно, что изображение никогда не может всецело сравниться с моделью, но одно дело изображение, другое дело символ, у с л о в н ы й з н а к " (там же с. 223). В критич. анализе "И. т." Ленин исходил из диалектич. теории развития, согласно к-рой качеств. природа ощущений формируется исторически в процессе отражения внеш. мира, причем роль ощущений в процессе общественно-практич. взаимодействия человека с окружающей средой определяется именно их адекватностью объективной природе внешних раздражителей. Естеств.-науч. обоснованием диалектико-материалистич. понимания ощущений как "снимков", "копий" объективного мира является рассмотрение ощущения как такого явления, к-рое возникает лишь в составе полного рефлекторного акта с его "двигательными последствиями" или внешне выраженными или заторможенными. Крупнейшим вкладом в развитие этой концепции, ведущей свое начало от Сеченова, было павловское учение о деятельности анализаторов и об ориентировочных рефлексах. В связи с успехами кибернетики возникла проблема моделирования сенсорных функций, что позволило наметить новые подходы к критике "И. т.". Возникла необходимость разграничить сигнал-код, для реализации к-рого достаточна изоморфность его сигнализируемому объекту, и изображение-образ как такое организованное множество сигналов, к-рое воспроизводит внешний объект по принципу подобия. См. Ощущение, Символ. Лит.: Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14, гл. 4, § 6; Основы марксистской философии, М., 1958, гл. 5, § 3; Сеченов И. М., О предметном мышлении с физиологической точки зрения, в кн: Избр. филос. и психологич. произв., [М.], 1947; Гуртовой Г. К. и Спиркин А. Г., Вопросы психофизиологии и ленинская теория отражения, в кн.: Философские записки, т. 5, М.–Л., 1950; Ярошевский М. Г., Критика В. И. Лениным физиологического идеализма и ее значение для понимания истории психофизиологии, "Вопр. психологии", 1960, No 2; Леонтьев ?. ?., О социальной природе психики человека, "Вопр. философии", 1961, No 1; ?еlmhоltz ?. von, Handbuch der physiologischen Optik, 3 Aufl., Hamb.–Lpz., 1909, § 26. M. Ярошевский. Душанбе.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.