ФЕДОТОВ Георгий Петрович

Найдено 5 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ФЕДОТОВ Георгий Петрович
1886-1951) - рус. религ. философ, историк культуры, публицист. В 1925 эмигрировал. Один из основателей журн. «Новый град» (Париж, 1931-1939), в к-ром развивал идеи гуманизма христ. в противовес «механич. прогрессу, безразличному к человеку и его творчеству». Выступал против насаждения культа силы. Осуществление обществ, идеала видел на путях христ. социализма, был идейн. противником революц. преобразований в вашей стране. Ф. - автор многочисл. работ о роли православия в истории рус. культуры.

Источник: Атеистический словарь

ФЕДОТОВ Георгий Петрович
русский мыслитель, философ культуры, историк. Культуру XX в. ощущал как внутренне антагонистическую, чреватую взрывом, который может вызвать противоборство ее демонических, разрушительных сил. Социализм виделся ему как общество христианской культуры, в котором преодолеваются хозяйственный хаос и борьба классов, а в то же время сохраняются начала свободы и творчества в хозяйственном процессе. Настаивал на самоценности свободной личности.
Даты жизни. Родился 1/13.10.1886. По окончании 1-й воронежской гимназии (1904) поступил на механическое отделение Технологического института в С.-Петербурге. В 1906 переведен на историко-филологическое отделение Петербургского университета. В 1925 уехал за границу. В 1926-1940 — профессор Богословского института в Париже. В 1943-1951 преподавал в Православной семинарии в Нью-Йорке. Умер 1.9.1951.

Источник: Философско-терминологический словарь 2004

ФЕДОТОВ Георгий Петрович

(1 октября 1886 – 1 сентября 1951) – рус. религ. мыслитель, философ культуры, историк и публицист. В 1904–06 участвовал в революц. с.-д. движении. Окончил Петербургский ун-т, специализировался по истории ср. веков (ученик И. В. Гревса). Приват-доцент Петербургского ун-та (1914–18), проф. Саратовского ун-та (1920–22). С 1925 – за рубежом; проф. Богословского ин-та в Париже (1926–40) и Православной академии в Нью-Йорке (1943–51). Сотрудничал в журн. "Совр. записки", "Путь", "Числа" и др. Совместно с Б. Скобцевой, И. И. Бунаковым-Фондаминским и Ф. Степуном основал журн. "Новый Град" (Париж, 1931–39), в к-ром развивал идеи христ. гуманизма, защищал человеч. душу и душевность (ср. славянофилы и Юркевич) от экспансии фашизированного, военно-спортивного, волевого, технически ориентированного типа с комплексом власти. С позиций, близких к христ. социализму, Ф. выдвигал замысел будущего об-ва ("Нового Града"), к-рое человечество должно построить заново, но из "старых камней". Свой "Новый Град" Ф. противопоставлял как идее механического, никогда не завершающегося прогресса, так и тому типу эсхатологии, к-рый безразличен к человеч. культ. творчеству. Многочисл. статьи Ф. посвящены в осн. выявлению специфики рус. истории, ее движущих сил. Ф. стремился к синтезу западничества (чаадаевского стиля) и славянофильства, к слиянию общечеловеческих и нац. начал (см. ст. о Пушкине "Певец империи и свободы" в журн. "Совр. записки", 1937, No 63). Определ. специфику рус. истории Ф. связывает с культ. непереработанностью в ней славянско-языческих, дохрист. пластов родового или космич. сознания, что объясняется, по Ф., отсутствием напряж. взаимодействия между этими пластами и элитой – носительницей классического культ. наследства. Многовек. поиски своего лица и особого места между Востоком и Западом осложнены монг. завоеванием и ориентализацией страны в моск. период, с т. зр. Ф., самый застойный и душный в рус. истории. К этому времени, согласно Ф., сложилось два полярных типа рус. сознания. Преобладающий – тип "моск. служилого человека", в к-ром вкорененность в родную почву, спокойная сила соединялась с бездуховностью и слабостью личного начала. Ему противостоял "максималистский" тип беспочвенной духовности, находивший выход в религ. сектантстве, странничестве, разгуле, казацкой вольнице и т.д. (ст. "Письма о рус. культуре. I – Рус. человек", в журн. "Рус. записки", 1938, No 3). В императорский период (наиб. творческий и динамичный) новый тип "рус. европейца" осуществлял трудное дело культ. строительства в стране, к-рую сверху пытались заморозить, а снизу превратить "в костер" (сб. "Новый Град", Нью-Йорк, 1952, с. 79). Развивая идею об "универсализме" рус. культуры этого периода (восходящую через Достоевского к Soire?s de St. Petersbourg Ж. де Местра), ?. утверждал, что европ. культура как целое ярче проявилась "на берегах Невы, чем на берегах Сены, Темзы или Шпрее" (там же, с. 77). Императорская Россия создала специфически русский тип "интеллигенции" – поздний аналог максималистского нац. типа, в к-ром идейность, рационалистич. этицизм соединялись с "пламенной беспочвенностью". В посл. годы Ф. работал над большим трудом по истории рус. духовной культуры (доведенном до 15 в.), где он выявляет ее глубокое своеобразие [опубл. посм. на англ. яз. – "The Russian religions mind", v. 1–2, Camb. (Mass.), 1966]. В духе идей "Бесов" Достоевского, развитых представителями веховства и затем рус. эмиграцией (Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Ф. А. Степун, П. Б. Струве и др.), Ф. рассматривал рус. революц. движение и большевизм как выражение безрелигиозного эсхатологич. сознания, воспринявшего методы "нечаевщины"; Ф. выступает, т.о., как идейный противник ?кт. революции и социалистич. строительства в СССР. Соч.: Абеляр, П., 1924; Св. Филипп, митрополит Московский, Париж, 1928; И есть и будет, Париж, 1932; Социальное значение христианства, Париж, 1933; Стихи духовные. Рус. нар. вера по духовным стихам, Париж, 1935; Новый Град. Сб. ст., Нью-Йорк, 1952; Христианин в революции, Сб. ст., Париж, 1957; Святые др. Руси (10–17 вв.), Нью-Йорк, 1959; Лицо России, Сб. ст., Париж, 1967. М. Вольфкович, Д. Ляликов. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ФЕДОТОВ Георгий Петрович
псевдоним Е. Богданов) 1 (13) октября 1886, Саратов — 1 сентября 1951, Бэкон, НьюДжерси, США] — русский религиозный мыслитель, историк культуры, эссеист, публицист христианско-социалистического направления. Окончил историко-филологический факультет Петербургского университета по отделению всеобщей истории, специализировался по истории Средних веков под руководством И. М. Тревса. С 1916 приват-доцент Петербургского университета, в 1920—22 профессор Саратовского университета. С 1925 в эмиграции. Преподавал в Православном богословском институте в Париже (1926—40), сотрудничал в эмигрантской периодике. В 1931—39 совместно с И. И. Бунаковым (Фондаминским) и Ф. А. Степуном редактировал журнал «Новый Град». В 1940 переехал в США, где с 1943 до конца жизни состоял профессором Свято-Владимирской семинарии в Нью-Йорке.
Основные темы Федотова: история духовной культуры, проблемы медиевистики, агиология. Выступив с критикой крайностей теологии К. Барта, сосредоточивается на историческом исследовании субъективно-психологического комплекса религиозной веры, в котором раскрывается, по его мнению, сложная динамика духовных процессов в культуре, подчас не распознаваемая в системе объективированных форм религиозного культа (догматике, церковном богослужении, нормах канонического права и т. д.). Этот подход, опиравшийся на достижения представителей французского католического модернизма (А. Бремонд, Э. Леруа), реализован в исследованиях Федотова по агиографии меровингской Галлии («Чудо освобождения», 1923; «Боги подземелья», 1923; «К истории средневековых культов», 1923) и в опытах по истории русской духовности («Святые Древней Руси», 1931; «Стихи духовные. Русская народная вера по духовным стихам», 1935; «The Russian Religions Mind», v. l, 1946). В эмигрантский период творчества неоднократно возвращается к теме особенностей культурно-исторического и духовного пути России, переосмысливая их в контексте революционной катастрофы и перенося спор о «русской идее» из области метафизических конструкций в плоскость конкретно-исторического, культурологического и политологического анализа. Дистанцируясь от евразийства, отстаивает идею о восточнохристианских, эллинистических, т. е. европейских, истоках русской культуры («Три столицы», 1926). В поздних работах исследует проблемы типологии национального сознания («Русский человек», 1938), возрождения русской культуры («Завтрашний день», 1938; «Создание элиты», 1939), судьбы политической свободы в России («Россия и свобода», 1945; «Запад и СССР», 1945) и русской государственности («Судьба империй», 1947). Интерпретация истории как трагического действия, в основе которого свободный и ответственный выбор личности (нации), не предопределенный ни давлением всеобщих исторических законов, ни силой божественного Проведения, сближает позицию Федотова с общими установками критиков исторического детерминизма и телеологизма. Бог не тождествен истории, но лик Его «просвечивает» в ней. Отсюда история и культура трактуются в духе П. Тиллиха как перманентный ответ человека на Божественную Благодать, оканчивающийся победой или выпадением в небытие, исторической катастрофой. В оценке истории для Федотова характерен особый морализм, граничащий с ригоризмом. Безнравственная политика власти, поддерживаемая народом, приводит нацию к историческим поражениям («Св. Филипп, митрополит Московский», 1928; «Народ и власть», 1949), а историческая правда не измеряется мерой исторического успеха («Правда побежденных», 1933) Движущие мотивы культурофилософии и социальной доктрины Федотова — апология христианской культуры («Эсхатология и культура», 1938) и убеждение в невозможности исключить из христианского идеала социальный компонент («Социальное значение христианства», 1933) Многочисленные статьи-эссе Федотова оставили заметный след в интеллектуальной истории русской эмиграции, а некоторые из них принадлежат к лучшим образцам русской публицистики
Соч Собр соч ,т 1 Абеляр Статьи 1911—1925 гг 1996, т 2 Ста и 20 — 30 гг из журналов «Путь», «Православная мысль» и «Вестник РСХД» M , 1998, Полное собр статей, т 1—4 Париж, 1967— 88 Новыи Град Сб статей под ред Ю Иваска Нью-Йорк, 1952, Россия и свобода Сб статей Нью-Йорк, 1981. Лит : Карпович Федотов — «Новый журнал», 1951» 27, Иваск Ю Федотов (1886-1951) - «Опыты», 1956, № 6, Степунф А Г Федотов — «Новый журнал», 1957, № 49 Архивы: Бахметьевекий архив Колумбийского университета, США (л Федотова)
M Г. Галахтин

Источник: Новая философская энциклопедия

ФЕДОТОВ Георгий Петрович
1(13).10.1886, Саратов - 1.09.1951, г. Бэкон, Нью-Джерси, США) - философ, историк, публицист. Учился в Технологическом ин-те в Петербурге (из к-рого за участие в с.-д. движении был исключен и выслан за границу); вернувшись в 1908 г. на родину, продолжил образование на историческом отд. Петербургского ун-та. В 1914-1918 гг. - приват-доцент Петербургского, в 1920-1922 гг. -  проф. Саратовского ун-тов. В 1925 г. эмигрировал и возобновил преподавательскую деятельность: 1926-1940 гг. - проф. Православного Богословского ин-та в Париже; 1943-1951 гг. -     в Православной духовной семинарии в Нью-Йорке. С 1931 по 1939 г. Ф. совместно с И. И. Бунаковым-Фондаминским и Степуном издавал журн. "Новый град", пропагандировавший идеи христианского социализма. Философские взгляды Ф. претерпели сложную эволюцию: от марксизма к философскому идеализму и от него к православию. Сколько-нибудь завершенной и оригинальной философской системы Ф. не создал. Преобладающий жанр его творчества - исследования по истории средневековой культуры, преимущественно рус, и философская публицистика (статьи, эссе, очерки), однако присущие им глубина и отточенность мысли, широта и оригинальность теоретических обобщений, информационная насыщенность, яркая литературная форма сделали их заметным явлением в истории отечественной философской, культурологической и общественно-политической мысли 1-й пол. XX в. В исторических соч. Ф. "Стихи духовные. Русская народная вера по духовным стихам" (1935), "Святой Филипп, митрополит Московский" (1928), "Святые Древней Руси" (1931), "Русская религиозная мысль" (в 2 т., 1946, на англ. языке), "Сокровищница русской духовности" (1948, на англ. языке) работа историка-аналитика сочетается с историософскими отступлениями и обобщениями, опирается на ясно очерченный философско-мировоззренческий фундамент оригинального христианского мышления. В них Ф. нарисовал широкую картину становления и развития рус. духовной, в т. ч. философской, мысли, выступил против сведения национально-специфического к религиозному, смешения "византийского" и "православного" начал в духовной культуре России. Большая часть философской, религиозной и исторической публицистики Ф. собрана (уже после его смерти) в кн. "Новый град" (1952), "Христианин в революции" (1957), "Лицо России" (1967), "Россия, Европа и мы" (1973), "Тяжба о России" (1982), "Защита России" (1988). Осн. темы философской публицистики Ф. - размышления о смысле и перспективах истории, назначении и судьбах культуры и цивилизации, религии и церкви, раздумья об историческом прошлом России, бедах и успехах настоящего, социальных и духовных судьбах ее будущего, религиозно-нравственных основах политики, защите ценностей демократии. Ф. стремился по-новому осмыслить вопрос о соотношении исторических судеб и особенностей развития России и Европы (с учетом сложной диалектики и оплодотворяющего взаимовлияния отечественной и европейской культур), о месте и роли интеллигенции в духовном кризисе и будущем духовном возрождении России, в созидательных возможностях к-рой он не сомневался я в самые мрачные времена "сталинократии" (термин Ф.). Главное условие духовного и национального возрождения России Ф. видел в создании политической свободы и в освоении духовного, культурного наследия России при одновременном сохранении европейского измерения ее духовности. На одно из первых мест он ставил необходимость пробуждения национального самосознания народа, к-рое должны стимулировать и государство, и церковь. Ведущая тема всего творчества Ф. - философия культуры. Он стремился преодолеть крайности как антропоцентристского, так и теоцентристского истолкования культуры. Ф. пытался показать, что эсхатологическая традиция христианства, утверждающая невозможность в рамках земного бытия достижения совершенства и полного воплощения идеала, вполне совместима с признанием непреходящей значимости культурного и социального творчества ("Эсхатология и культура", 1938). В философии истории Ф. отвергал все формы исторического детерминизма - рационалистически-идеалистического, материалистического и религиозного. Он исходил из традиционного христианского понимания истории как трагической мистерии, единственным и главным героем к-рой является человек - свободный, но не оставленный Богом и искушаемый злом. История, полагал он, не может быть сведена к череде пусть даже и, безусловно, эпохальных событий. Тем более не способны исчерпать смысл происходящего с человеком в его тысячелетнем социальном и культурном опыте любые обоснования "логики" исторического развития. В истории есть "внутренняя, тихая жизнь" (В. С. Соловьев), складывающаяся из усилий мн. поколений и отдельных личностей, и именно она составляет главное содержание исторического процесса ("Трагедия интеллигенции", 1926; "Правда побежденных", 1933; "Православие и историческая критика", 1937).

Источник: Русская философия: словарь