Эриугена Иоанн Скот

Найдено 16 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

СКОТ ЭРИУГЕНА (Иоанн)
философ и теолог (Ирландия, ок. 810-877). Его учение —  разновидность своеобразного пантеизма и агностицизма. Король Франции и император Запада Шарль Лысый призвал его к себе и доверил управление своей дворцовой школой. Сочинения: «О предназначении» (851), «О разделении природы» (865).

Источник: Философский словарь

Эриугена Иоанн Скот

неоплатоник, сторонник рационализации теологии. Обосновывал необходимость разумного истолкования «св. писания», считал, что непостижимый бог открывается для познания в своих творениях. Э. признавал свободу человеч. воли; утверждал, что самопознание - гл. путь к «чистейшему созерцанию первообраза», т. е. бога. Пантеистич. идеи Э. были осуждены католич. церковью. Осн. труд -»О разделении природы».

Источник: Атеистический словарь

ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА
Johannes Scotus Eriugena) (род. ок. 810, Ирландия - ум. после 877, Франция или Англия) - средневековый философ. Создал систематизированное учение о мире, привлекая (частично переведенные им) соч. псевдо-Дионисия, стремился сблизить христ. и неоплатоническое учения под знаком почитания Библии, которая не обладала для Эриугены исключительностью авторитета. Бог живет в вечно осуществляющемся творении, особенно в искании и познании Бога людьми, непосредственно преисполненными Бога; эти взгляды, изложенные в главном труде Эриугены "De divisione naturae", оказали влияние на развитие мистики; они были отвергнуты папой Гонорием III в 1225.

Источник: Философский энциклопедический словарь

ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА
(Johannes Scotus Eriugena) — философ; p. OK. 810 (Ирландия) — ум. после 877 (Франция или Англия); создал систематизированное учение о мире, привлекая (частично переведенные им) сочинения Псевдо-Дионисия, стремился сблизить христианское и неоплатоническое учения под знаком почитания Библии, которая не была для Эриугены единственным авторитетом. Бог живет в вечно осуществляющемся творении, особенно в поисках и познании Бога людьми, непосредственно преисполненными Бога; эти взгляды, изложенные в главном труде Эриугены «De divisione naturae» [«О разделении природы»] (нем. изд. 1870—1877), оказали влияние на немецкую мистику; они были отвергнуты папой Гонорием III в 1225. Собр. соч.: Ges.-Ausg. I. Р. Migne, Patrología Latina, vol. 122. — I. P. SheldonWilliams. A Bibliography of the Works of J. S. E., in: Eccles. Hist. 10 (1960). A. Schneider. Die Erkenntnislehre des J. E. im Rahmen ihrer metaphysischen u. anthropolog. Voraussetzungen, III, 1921—1923; H. Dörries. Zur Gesch. der Mystik. E. und der Neuplatonismus, 1925; P. Kletler. J. E. — Eine Unters, über die Entstehung der mal. Geistigkeit, 1931 (Repr. 1971); M. Cappuyns. Jean Scot Erigéne. Leuven, 1933 (Repr. 1969); P. Mazzarella. II pensiero di Giovanni Scoto E., Padua, 1957; C. Allegro. Giovanni Scoto E., I-Il, Roma, 1974—1976; W. Beierwaltes (Hg.). E. redivivus. Zur Wirkungsgesch. seines Denkens im MA und im Übergang zur Neuzeit, 1987.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Эриугена, Иоанн Скот
(Erigena, John Scot, 810877). Ирландский философ, сыгравший значительную роль в усвоении Западом греческой мысли. Принимал участие в двух важных теологических дискуссиях  о предопределении (с Готшальком) и о евхаристии (с Пасхазием Радбертом).
Философские работы Эриугены способствовали развитию и утверждению нарождающейся схоластики. Он переводил и комментировал произведения неоплатоника, назвавшего себя Дионисием Ареопагитом, а также трактаты Боэция по Аристотелевой логике. Эриугена не делал различий между философией и теологией; он стремился дать исчерпывающее рациональное объяснение христианского учения, как оно изложено в Св. Писании и у ранних церковных теологов. Не оспаривая авторитета Библии, он утверждал, что истинное библейское истолкование то, к-рое наилучшим образом согласуется с разумом. Напр., он писал, что "разум и авторитет исходят из одного источника божественной мудрости и не могут противоречить один другому". Труды Эриугены ознаменовали некрое смещение центра философских интересов в Европе от платонизма к аристотелизму. Св. Писание оставалось для него основным источником знания о Боге, но он полагал, что задача разума (просвещенного Богом) изучать и истолковывать данный свыше текст.
Из главного труда Эриугены "О разделении природы" (Dedivisionenaturae), крый подвергся осуждению в XIIIв., можно представить его взгляды на мир и творение. Автор различает четыре формы природы, проводит резкую грань между Богом и Его творением и описывает эманацию тварного мира из Бога. Отрицая, что творение часть Бога, Эриугена в то же время провозглашает, что Бог  единственная подлинная реальность. Мысль Эриугены в немалой степени пронизана пантеизмом.
D.K. McKiM(nep. Ю.Т.) Библиография: F. Copleston,^ History of Philosophy, II/l,chs. 1213; Encyclopedia of Philosophy; E. Gilson, History of Christian Philosophy in the Middle Ages; J. Gonzalez, A History of Christian Thought, II; ODCC, 46061.
См. также: Схоластика; Неоплатонизм; Аристотель, Аристотелизм.

Источник: Теологический энциклопедический словарь

Эриугена Иоанн Скот

средневековый философ, деятель Каролингского Ренессанса, по происхождению ирландец, образование получил в ирландском монастыре, позднее переехал во Францию, где жил при дворе короля Карла Лысого. В 858 Э. перевел с греч. языка на латынь Ареопагитики и трактаты Максима Исповедника и Григория Нисского, а также написал комментарии к ним. Результатом занятий вост.-христианской философией явилось соч. “О разделении природы”. Исходное понятие — “природа” — Э. определяет как всецелость всего сущего и несущего и разделяет на 4 формы: 1) природа, несотворенная и творящая (бог); 2) природа, сотворенная и творящая (идеи, непосредственные причины единичных вещей); 3) природа, нетворящая и сотворенная (конечный мир и человек в его земном бытии); 4) природа, несотворенная и нетворящая (бог как цель мирового процесса). Вторая и третья природы — творение бога, к-рый все производит, во всем проявляется и все в себе заключает. Неоплатоническую по происхождению идею вневременности процесса эманации (Неоплатонизм) Э. соединяет с христианским креационизмом в теории вечного творения, а точнее — вечного мышления богом мира (в соответствии с принципом тождества бытия и мышления). По сравнению с господствовавшим в средневековой философии миропониманием созданная Э. картина мира была значительно более динамичной и диалектичной. Учение о человеке занимает в системе Э. центральное положение: грехопадение человека приводит к образованию множества единичных вещей; в результате искупления человек и связанный с ним конечный мир обращаются в духовное бытие и возвращаются в идеи и в бога, выступающего как цель мирового процесса. В антропологии Э. осн. пунктом является учение о соотношении свободы воли человека и предопределения бога (где особый акцент был сделан на свободе воли человека, а божественное предопределение понималось как внеличностный мировой закон). В гносеологии Э. развивает учение Ареопагитик о непознаваемости бога, о двух путях богопознания; рассматривает самопознание человека как условие познания бога и мира; вводит принцип рациональности в методологию теоретического исследования (необходимость рационального обоснования всех истин, в т. ч. и истин веры). Э. стоит у истоков реализма средневекового. В целом система Э. осталась непонятой его современниками. В 1050 гл. труд Э. “О разделении природы” был осужден церковью, а в 1225 приговорен к сожжению. Лишь в 13 в. его мистико-пантеистические идеи были восприняты еретическими мыслителями (Амальриком Венским и его последователями), а позднее — Экхартом.

Источник: Философский энциклопедический словарь

Иоанн Скот Эриугена
(810–877)
«Человек – Откровение Божие»
Выходец из знатного шотландского рода, Эриугена родился в Ирландии, где получил хорошее образование, позволившее ему занять должность руководителя придворной школы у короля Франции Карла Лысого. Благодаря покровительству последнего Эриугена получил возможность помимо профессиональных обязанностей много времени уделять и более углубленным ученым занятиям, в частности – религии и философии.
Исходным пунктом всего учения Эриугены является положение о том, что всякий человеческий разум – и самый изощренный, и самый примитивный – дарован человеку Богом. Так же обстоит дело и с религией, которая есть порождение божественной мудрости. А раз так, то истинная религия и истинная философия никогда не могут противоречить друг другу, они всегда совпадают. Что же касается построения ложных философских учений, то это стало возможным в результате отклонения человека от пути истинной религии, т. е. в результате грехопадения. Поэтому для восстановления прежней гармонии человеку необходимо вновь вернуться к истинному Слову Божьему, просветлеть душой и разумом, и только в этом случае он сможет применить свой интеллект правильно. Без этого взаимодействия разума и веры, по Эриугене, невозможно никакое познание Истины, ибо разум призван проверять и обосновывать авторитетные высказывания Отцов Церкви, а также постоянно изучать само Священное Писание.
Все основные мысли Эриугены изложены в главной его работе «О разделении природы», в которой он проводит идею о четырех основных уровнях природы:
1. Природа не сотворенная, но творящая.
2. Природа сотворенная и творящая.
3. Природа сотворенная, но сама не творящая.
4. Природа не сотворенная и не творящая.
Первый уровень состояния природы Эриугена называет самим Богом. Это акт теофании – явления Бога, где Он получает свое бытие. Второй уровень – это Сын Божий, Логос, в котором находятся все идеи (образы) земной физической природы. Здесь всевышним Творцом закладывается бессмертное состояние всех сотворенных живых душ, ибо «все, что в Нем, остается всегда – это жизнь вечная». Третий уровень соответствует нашему материальному миру во всей его совокупности, причем его множественность и несовершенство есть результат грехопадения твари. Однако он также является необходимым звеном в акте божественного творения, т. к. материя не только телесна, но и духовна. Именно поэтому человек, как существо духовнотелесное, есть высший пункт Творения, и поэтому он призван отринуть от себя, в конечном счете, все мирское и возвыситься до Божественного уровня. И, наконец, четвертый уровень отражает то состояние Логоса, на которое должен ориентироваться человек, чтобы вновь вернуться к прежней гармонии с Ним, которую он утратил в Эдеме. Иными словами, это уровень человека, связующего мир телесный с миром духовным, с целью уподобления Божественному началу. Однако человек не способен сделать это без помощи Бога, который зароняет в его душу частицу своей мысли – Дух. Поэтому только благодаря его просветлению на путях истинной религии – христианства – и возможно возвращение человека к своему Отцу небесному.

Источник: Философия. Краткая история.

ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА
Johannes Scotus Eriugena), Э р и г е н a (Erigena) или И e p у г е н а (lerugena) (ок. 8Ш - ок. 877), ср.-век. философ. По происхождению ирландец; переехал во Францию и в нач. 840-х гг. появился при дворе Карла Лысого, где был высоко ценим за свою необычайную ученость. Покровительство монарха позволяло И. С. Э. вести отрешенную жизнь ученого и сохранять независимость по отношению к требованиям церк. кругов.
В умств. атмосфере Запада той эпохи И. С. Э. представляет собой одинокое явление. К варварскому богословствованию зап. клириков он не мог относиться всерьез, к Августину высказывал почтение, но отчужденность; его подлинная духовная родина - мир греч. мысли, его филос. вера - платонизм и неоплатонизм, получивший христ. оформление в творчестве греч. авторов Оригена, Григория Нисского, Псевдо-Дионисия Ареопагита и Максима Исповедника (труды Псевдо-Дионисия и Максима И. С. Э. впервые перевел на лат. язык и занимался их истолкованием). И. С. Э. решительно настаивает на примате разума перед авторитетом религ. предания. Дистанции между идеалистич. умозрением и христ. откровением, между философией и верой для него не существует. Его гл. соч. «О разделении природы» («De divisionc naturae») уводит тенденции пантеизма так далеко, что объединяет бога и мир в едином понятии «сущего», или «природы», проходящей четыре стадии диалектич. самодвижения: 1) «природа творящая и не сотворенная», т. е. бог как предвечная первопричина всех вещей; 2) «природа сотворенная и творящая», т. е. платоновский мир идей, локализованный в интеллекте бога; 3) «природа сотворенная и не творящая», т. е. мир единичных вещей; 4) «природа не сотворенная и не творящая», т. е. снова бог, но ужо как конечная цель всех вещей, вбирающая их обратно в себя на исходе мирового процесса. В полном согласии с Псевдо-Дионисием Ареопагитом и в резком отличии от Августина И. С. Э. понимает бога не как личность, описываемую по аналогии с человеч. личностью, но как присутствующее во всем и одновременно запредельное бытие, не поддающееся предметному постижению даже для самого себя: «Бог не знает о себе, что он есть, ибо он не есть никакое „что"» (De divis. nat. 11,28). Доктрина И. С. Э. представляет собой последоват. идеалистич. монизм: все выходит из бога и возвращается в бога; И. С. Э. отрицает сущностную реальность зла - оно существует только как «ничто», как свое самоотрицание. Мистич. учение И. С. Э. о человеке, ориентированное на перспективу его просветления и обожествления, продолжает традиции Максима Исповедника и предвосхищает нем. мистика Майстера Экхарта. Принимая учение Платона о примате общего над единичным, И. С. Э. явился одним из основателей и радикальнейших представителей ср.-век. реализма. В целом грандиозные умств. построения И. С. Э. были чужды его эпохе, и его творчество не нашло настоящих продолжателей; лишь в 13 в. его пантеистич. идеи подхватываются еретич. мыслителями и одновременно подвергаются церк. осуждению (напр., на поместном Парижском соборе в 1210). В общей псторич. перспективе система И. С. Э. лежит на линии, идущей от Платона и Плотина через Прокла, Псевдо-Дионисия Ареоиагита, Максима Исповедника и Николая Кузанского к нем. идеализму кон. 18 - нач. 19 вв.

Источник: Советский философский словарь

ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА
Johannes Scotus Eriugena), Эригена (Erigena) или Иеругена (Ierugena) (ок. 810 — ок. 877) — средневековый философ. По происхождению ирландец; переехал во Францию и в начале 840х гг. появился при дворе Карла Лысого, где был высоко ценим за свою необычную ученость. Покровительство монарха позволяло И. С. Э. вести отрешенную жизнь ученого и сохранять независимость по отношению к требованиям церковных кругов.
В умственной атмосфере Запада той эпохи И. С. Э. представляет собой одинокое явление. К варварскому богословствованию западных клириков он не может относиться всерьез, к Августину высказывает почтение, но отчужденность; его подлинная духовная родина — мир греческой мысли, его философская вера — платонизм и неоплатонизм, получивший христианское оформление в творчестве греческих авторов Оригена, Григория Нисского, ПсевдоАреопагита и Максима Исповедника (труды ПсевдоАреопагита и Максима Исповедника И. С. Э. впервые перевел на латинский язык и занимался их истолкованием). И. С. Э. решительно настаивает на примате разума перед авторитетом религиозного предания. Дистанции между идеалистическим умозрением и христианским откровением, между философией и верой для него не существует. Его главное сочинение «О разделении природы» уводит тенденции пантеизма так далеко, что объединяет Бога и мир в едином понятии «сущего», или «природы», проходящей 4 стадии диалектического самодвижения: 1) «природа творящая и не сотворенная», т. е. Бог как предвечная первопричина всех вещей; 2) «природа сотворенная и творящая», т. е. платоновский мир идей, локализованный в интеллекте Бога; 3) «природа сотворенная и не творящая», т. е. мир единичных вещей; 4) «природа не сотворенная и не творящая», т. е. снова Бог, но уже как конечная цель всех вещей, вбирающая их обратно в себя на исходе мирового процесса. В полном согласии с ПсевдоАреопагитом и в резком отличии от Августина И. С. Э. понимает Бога не как личность, описываемую по аналогии с человеческой личностью, но как присутствующее во всем и одновременно запредельное бытие, не поддающееся предметному постижению даже для самого себя:«Бог не знает о себе, что он есть, ибо он не есть никакое «что» (De divis nat. 11, 28). Доктрина И. С. Э. представляет собой последовательный идеалистический монизм: все выходит из Бога и возвращается в Бога; И. С. Э. отрицает сущностную реальность зла — оно существует только как «ничто», как свое самоотрицание. Мистическое учение И. С. Э. о человеке, ориентированное на перспективу его просветления и обожествления, продолжает традиции Максима Исповедника и предвосхищает немецкого мистика Мейстера Экхарта. Принимая учение Платона о примате общего над единичным, И. С. Э. явился одним из основателей и радикальнейших представителей средневекового реализма. В целом грандиозные умственные построения И. С. Э. были чужды его эпохе, и его творчество не нашло настоящих продолжателей; лишь в XIII в. его пантеистические идеи подхватываются еретическими мыслителями и одновременно подвергаются церковному осуждению (напр., на поместном Парижском соборе в 1210 г.). В общей исторической перспективе система И. С. Э. лежит на линии, идущей от Платона и Плотина через Прокла, ПсевдоАреопагита, Максима Исповедника и Николая Кузанского к немецкому идеализму конца XVIII — начала XIX вв. И. С. Э. писал также стихи. В его поэтических опытах, где в латинскую речь вкраплено необычайное количество греческих слов, ярко сказалась воодушевлявшая его тоска по эллинской духовности и любовь к одинокой, самоцельной игре ума.

Источник: София-Логос. Словарь

Иоанн Скот Эриугена
Johannes Scotus Eriugena), Эригена (Erigena) или Иеругена (Ierugena) (ок. 810 — ок. 877) — средневековый философ. По происхождению ирландец; переехал во Францию и в начале 840-х гг. появился при дворе Карла Лысого, где был высоко ценим за свою необычную ученость. Покровительство монарха позволяло И. С. Э. вести отрешенную жизнь ученого и сохранять независимость по отношению к требованиям церковных кругов. В умственной атмосфере Запада той эпохи И. С. Э. представляет собой одинокое явление. К варварскому богословствованию западных клириков он не может относиться всерьез, к Августину высказывает почтение, но отчужденность; его подлинная духовная родина — мир греческой мысли, его философская вера — платонизм и неоплатонизм, получивший христианское оформление в творчестве греческих авторов Оригена, Григория Нисского, Псевдо-Ареопагита и Максима Исповедника (труды Псевдо-Ареопагита и Максима Исповедника И. С. Э. впервые перевел на латинский язык и занимался их истолкованием). И. С. Э. решительно настаивает на примате разума перед авторитетом религиозного предания. Дистанции между идеалистическим умозрением и христианским откровением, между философией и верой для него не существует. Его главное сочинение «О разделении природы» уводит тенденции пантеизма так далеко, что объединяет Бога и мир в едином понятии «сущего», или «природы», проходящей 4 стадии диалектического самодвижения: 1) «природа творящая и не сотворенная», т. е. Бог как предвечная первопричина всех вещей; 2) «природа сотворенная и творящая», т. е. платоновский мир идей, локализованный в интеллекте Бога; 3) «природа сотворенная и не творящая», т. е. мир единичных вещей; 4) «природа не сотворенная и не творящая», т. е. снова Бог, но уже как конечная цель всех вещей, вбирающая их обратно в себя на исходе мирового процесса. В полном согласии с Псевдо-Ареопагитом и в резком отличии от Августина И. С. Э. понимает Бога не как личность, описываемую по аналогии с человеческой личностью, но как присутствующее во всем и одновременно запредельное бытие, не поддающееся предметному постижению даже для самого себя:«Бог не знает о себе, что он есть, ибо он не есть никакое «что» (De divis nat. 11, 28). Доктрина И. С. Э. представляет собой последовательный идеалистический монизм: все выходит из Бога и возвращается в Бога; И. С. Э. отрицает сущностную реальность зла — оно существует только как «ничто», как свое самоотрицание. Мистическое учение И. С. Э. о человеке, ориентированное на перспективу его просветления и обожествления, продолжает традиции Максима Исповедника и предвосхищает немецкого мистика Мейстера Экхарта. Принимая учение Платона о примате общего над единичным, И. С. Э. явился одним из основателей и радикальнейших представителей средневекового реализма. В целом грандиозные умственные построения И. С. Э. были чужды его эпохе, и его творчество не нашло настоящих продолжателей; лишь в XIII в. его пантеистические идеи подхватываются еретическими мыслителями и одновременно подвергаются церковному осуждению (напр., на поместном Парижском соборе в 1210 г.). В общей исторической перспективе система И. С. Э. лежит на линии, идущей от Платона и Плотина через Прокла, Псевдо-Ареопагита, Максима Исповедника и Николая Кузанского к немецкому идеализму конца XVIII — начала XIX вв. И. С. Э. писал также стихи. В его поэтических опытах, где в латинскую речь вкраплено необычайное количество греческих слов, ярко сказалась воодушевлявшая его тоска по эллинской духовности и любовь к одинокой, самоцельной игре ума. Сергей Аверинцев. София-Логос. Словарь

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

ЭРИУГЕНА Иоанн Скот
(ок. 810 - 877) - средневековой философ, крупнейший представитель неоплатонизма в западной христианской философии, создатель неортодоксального философско-теологического синтеза. Будучи ирландцем по происхождению, Эриугена был приглашен в начале 840-х гг. во Францию Карлом Лысым для руководства придворной школой, где провел значительную часть своей жизни, пользуясь особым покровительством французского короля, и благодаря этому обстоятельству сумел проявить поразительную для IX в. независимость ума, избежав при этом преследований со стороны церкви. Блестящий знаток греческого языка, Эриугена перевел на латинский язык к прокомментировал труды Псевдо-Дионисия, Григория Нисского и Максима Исповедника. Перевод Псевдо-Дионисия оказал значительное влияние на развитие средневековой мысли, а также на создание собственной теории мыслителя. Основное произведение Эриугены «О разделении природы», состоящее из пяти книг в форме диалога, подразделяет природу на четыре ступени или фазы: 1) природа несотворенная, но творящая - Бог как творец всего сущего; 2) природа сотворенная и творящая - первопричины или Идеи, содержащиеся в божественном уме (Логос); природа сотворенная и нетворящая - мир, существующий в пространстве и времени как проявление, или теофания Бога; природа несотворенная и нетворящая - Бог как конец и цель всех вещей. Название, которое Эриугена дает первому делению («природа»), и его понимание Бога как «начала, середины и конца» всех вещей побуждает рассматривать его учение как пантеистическое, подобное спинозовскому «Бог, или Природа», однако недостаточная приязненность его сочинений оставляет этот вопрос дискуссионным. В описании процесса познания Бога Эриугена следует идеям Псевдо-Дионисия, согласно которому познание Бога начинается позитивным способом, а заканчивается негативным. Сначала Бог определяется через понятия истины, добра, существования и т.д., которые отражают все лучшее и простое тварного мира, но, поскольку такие предикаты имеют противоположное значение, то к определения Бога окашиваются имеющими смысл лишь как символы или метафоры. Эриугена особо подчеркивает значение негативного способа познания Бога, являющегося попыткой определения природы Бога с точки зрения того, чем он не является. Такой подход обнаруживает тесную связь с неоплатонизмом и придает особое значение трансцендентности Бога, указывая на сверхсущность его природы. Второе деление природы - мир платоновских идей - является объяснением того, как такой трансцендентный Бог одновременно и творит, и проявляет себя во множественном мире. Утверждая первичность идей, или первопричин по отношению к миру единичных вещей, Эриугена выступает как представитель средневекового реализма. Среди первопричин обнаруживается идея человека - первоначального человека, свободного от греха, но лишенного многих черт, сопутствующих телесности и жизни в материальном мире. Эриугена дает аллегорическое описание библейской истории творения, в котором грехопадение Адама предстает как процесс возникновения единичного человека, а вместе с ним и всего материального мира. Четвертое деление природы оказывается последней стадией последовательно осуществляющегося процесса финального возвращения к Богу, в котором особая роль отводится человеку, призванному искупить свой грех и стать подобным Богу. Очевиден мистический характер этого учения. Философско-теологический синтез Эриугены следует рассматривать как грандиозную метафизическую конструкцию, в которой разум превалирует над откровением, но мотивация которой тем не менее оказывается преимущественно религиозной. Учение, изложенное в труде «О разделении природы» неоднократно подвергалось церковью осуждению как еретическое, и в цело оказало весьма незначительное влияние на развитие средневековой мысли, не найдя своих непосредственных продолжателей.

Источник: Краткий философский словарь 2004

Иоанн Скот Эриугена
ок. 810ок. 877) - одна из крупнейших фигур в философии Средневековья. Он был ирландского происхождения и прибыл во Францию для участия в теологическом споре о божественном предопределении. Затем был приглашен в дворцовую школу французского короля Карла Лысого, где занимался переводами произведений Псевдо-Дионисия «Ареопагитики». Его главное собственное сочинение называется «О разделении природы». Оно написано в форме диалога между учителем и учеником и состоит из пяти книг.
Основной проблемой, рассматриваемой Эриугеной, было соотношение Бога и мира, которых он объединяет в понятии «природа», причем природа трактуется не в физическом смысле, а абстрактно. Стоя на пантеистических позициях, он исходит из платоновской идеи, согласно которой Бог есть начало, сердцевина и конец мирового процесса движения всех вещей. «Бог есть во всем. Он существует как сущность всего» [1, 72, 518А].
У Эриугены происходит циклическое движение Бога к миру и обратное возвращение вещей к Богу. Природа разделяется на четыре вида, или фазы. Первая ступень - природа творящая и несотворенная, это Бог как причина всех вещей, как таинственное и непознаваемое существо. Бог непостижим ни для какого разума, но он все же становится видимым и слышимым в своих божественных проявлениях - теофаниях, в разнообразных порядках, в которых пребывают вещи и проявляется божественное бытие. В этом обнаруживается своего рода мистицизм Эриугены.
Вторая стадия божественно-космического процесса - природа сотворенная и творящая. Первая природа как Бог-Отец порождает вторую природу, которая является божественным умом, логосом, платоновским миром вдей. Эти бестелесные идеи также не имеют начала во времени, но они постоянно творятся первой природой.
Третья природа - сотворенная и нетворящая, это мир конкретных предметов, теофаний. Если на первой стадии Бог выступал как единое начало, то на второй происходит Его умножение, выражающееся во многих идеях, на третьей же стадии происходит дальнейшее умножение бытия, достигающее своей предельной стадии.
Четвертая природа - одновременно и несотворенная, и не творящая, она является концом циклического развития космического процесса, в котором Бог развертывается в различных ипостасях. На этой стадии завершается сам процесс.
Представленная здесь картина мира, как ее понимает Эриугена, характеризуется динамизмом, так как бытие Бога развертывается в процессе его созидания. Эта картина мира противостоит креационистским представлениям о мироздании, которые господствовали в средневековой философии и сводились к пониманию мира как совокупности множества вещей, раз и навсегда созданных волей Бога и существующих согласно этой воле.
При этом, по Эриугене, все исходит от Бога и к Нему возвращается, но Бог - это не личность, Он присутствует во всем, но в то же время не поддается постижению.
Космическая доктрина Эриугены определяет и его концепцию человека. Первая стадия бытия, выражающая божественное первоединство, переходит во вторую, которая представляет раздробленные общие идеи, на третьей стадии раздробляющиеся на отдельные вещи. Грехопадение человека также приводит к тому, что идея единого человека распадается на множество отдельных людей. Возникновение четвертой стадии определяется необходимостью искупления человека, которое достигается тем, что человек, как и все индивидуальные вещи, утрачивает свое конкретное существование и возвращается к Богу. Эта пантеистическая концепция Эриугены подчеркивает общность человеческого существования как сущностное выражение истинно человеческого, индивидуальное существование понимается как отклонение от этой истинной сущности. В этом выразилась антропоцентристская позиция Эриугены, который проявлял постоянный интерес к человеку и считал, что «важнейший и едва ли не единственный путь к познанию истины - сначала познать и возлюбить человеческую природу... Ведь если человеческая природа не ведает, что совершается в ней самой, как она захочет знать то, что обретается превыше ее?» [II, 32, 610Д-611А].
Тесно связано с проблемой человека и учение Эриугены о предопределении, которое он развил в своей первой работе, написанной в связи с участием в диспуте о предопределении. Его учение весьма близко к позиции Пелагия, с которым полемизировал Августин. Эриугена полагал, что существует свобода воли человека, а Бог не может быть источником добра и зла одновременно, Он не может одновременно спасать одних и осуждать других. Божественное предопределение, согласно Эриугене, никак не связано с грехом человека и человечества, оно связано только с добродетелью, которая обеспечивает человеческое спасение.
Продолжая и развивая учение Платона о превосходстве общего над единичным, Эриугена заложил основы средневекового реализма.
Воззрения Эриугены были неприемлемы для церкви и осуждены ею, сначала его учение о предопределении и свободе воли, позже - и его пантеизм (в XI в. папой Львом IX), а затем в 1225 г. папа Гонорий III приговорил к сожжению его произведение «О разделении природы». _К

Источник: Великие философы: учебный словарь-справочник

ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА
Johannes Scotus Eriugena), или Э р и г е н a (Erigena) (p. ок. 810 – ум. ок. 877), – ср.-век. философ, создатель первой в средние века цельной объективно-идеалистич. и пантеистич. филос. системы. По происхождению ирландец, однако его филос. деятельность протекала в Париже, куда И. С. Э. был приглашен франц. королем Карлом Лысым для перевода с древнегреч. на лат. яз. произведений Дионисия Ареопагита, a также Максима Исповедника и Григория Нисского. И. С. Э. – автор ряда комментариев к их произведениям, а также к произведениям Августина и Боэция. Однако И. С. Э. вошел в историю ср.-век. философии не столько как переводчик, сколько как автор соч. "О разделении природы" ("De divisione naturae", 867, впервые напечатано в Оксфорде, 1681; напечатано также вместе с нек-рыми др. соч. И. С. Э. в кн.: J. P. Migne, Patrologiae cursus complеtas, ser. latina, t. 122, P., 1865; нем. пер. Eintheilung der Natur, Abtl. 1–2, 1870-74). Филос. система И. С. Э. – неоплатонизм со значительными элементами рационализма. Решая проблему отношения веры (откровения) и знания (разума), И. С. Э. утверждал, что между истинной философией и религией не может быть никакого противоречия, причем "авторитет происходит из правдивого разума, правдивый же разум никогда не происходит из авторитета" ("De divisione naturae", I, 69, 513 В). Формально придерживаясь христианско-католич. догматики и пытаясь сочетать неоплатонизм с христианством, И. С. Э. фактически разработал первую в истории ср.-век. западноевроп. философии пантеистич. систему, отождествлявшую бога с природой и пришедшую на этой основе в непримиримое противоречие с католич. вероучением. В решении основного вопроса философии И. С. Э. – идеалист, считающий материальность чувств. вещей только видимостью (см. тамже, I, 34, 479 В), а их сущностью – творческую силу божества. Сторонник крайнего реализма, И. С. Э. утверждал, что общее и единое существует вне и до индивидуального и конкретного; чем более общим является понятие (универсалия), тем реальнее его существование в качестве особой сущности. Индивид существует лишь в силу своего приобщения к виду, а вид – к роду. В соответствии с этим под диалектикой И. С. Э. понимал учение о сущем, – "искусство", "которое делит роды на виды и сводит виды к родам"; она – не результат человеч. изобретения, "но установлена в природе всех вещей самим виновником всех искусств... и мудрецами открыта" (там же, I, 44, 486 В). Познающему уму бог открывается как четвероякая "природа". Христ. догмат о творении мира богом истолковывался И. С. Э. на основе неоплатоновского принципа эманации как последовательное порождение более абстрактной природой природы более конкретной, путем нисхождения (processio) от бога как наивысшей реальности, единства и общности – к множественности и единичности, к небытию, а также обратном восхождении (reversio, deificatio) через посредство обобщающих идей к богу. Этот процесс осуществляется по четырем ступеням: 1) природа творящая, но нетворимая – бог как высшее бытие, не познаваемое и не определяемое никакими категориями; "бог-отец" христ. вероучения; 2) природа творящая и творимая – совокупность идей в божеств. уме, логос; "сын божий" христ. вероучения; 3) природа не творящая и творимая – реальный мир единичных предметов, порожденных идеями; 4) природа не творящая и не творимая – бог как конечная цель всего мирового процесса, тождественная с его началом (см. тамже, I, 1, 441 В). В этом процессе самопорождения бог выступает как "начало, середина и конец" (там же, I, 11, 451 Д). Он есть "все во всем" (там же, I, 62, 506 Д; III, 20, 683 В). Пантеистич. единство бога как самотождественной мировой субстанции с порожденными им "богоявлениями" (см. тамже, 1, 7 ff; 445 ff) – природой и человеком – находилось в противоречии с христ. монотеистич. противопоставлением бога и природы. Рационалистич. и пантеистич. элементы учения И. С. Э. еще в эпоху средневековья были неоднократно использованы передовыми мыслителями и поэтому не раз осуждались римско-католич. церковью. Так, учение И. С. Э. осудили поместный Париж, собор в 1210, папа Гонорий III, к-рый в 1225 в связи с осуждением "ереси" Амори Шартрского, находившейся в зависимости от учения И. С. Э., предписал сжечь все экземпляры "Разделения природы", внесенного рим. церковью в индекс запрещенных книг (1685). Соч.: Opera quae supersunt omnia, P., 1865 (Patrologiae cursus completus, ser. latina, t 122. Accur. J.P. Migne). Лит.: Татарский И., Сущность и происхождение философии Иоанна Скота Эригены, X., 1885; Бриллиантов А., Влияние восточного богословия на западное в произведениях Иоанна Скота Эригены, СПБ, 1898; История философии, т. 1, [М.], 1940 (по Указателю); Трахтенберг О. В., Очерки по истории западно-европейской средневековой философии, M., 1957 (по Указателю); Сhristlieb T., Leben und Lehre des Johannes Scotus Erigena, Gotha, 1860; Schneider A., Die Erkenntnislehre des Johannes Eriugena im Rahmen ihrer metaphysischen und anthropologischen Voraussetzungen, Tl 1–2, B., 1921–23; D?rries H., Zur Geschichte der Mystik Erigena und der Neuplatonismus, T?bingen, 1925; Grabmann M., Mittelalterisches Geistesleben. Abhandlungen zur Geschichte der Scholastik und Mystik, M?nch., 1926; Кletler P., Johannes Eriugena, Lpz., 1931; Samstag К., Die Dialektik des Johannes Skottus Eriugena, Wertheim am Main, [1930] (Diss.); Сappuyns M., Jean Scot Erig?ne. Sa vie, son oeuvre, sa pens?e, Louvain – P., 1933; Dal ?ra M., Scoto Eriugena ed il neoplatonismo medievale, Milano, 1941. В. Соколов. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Иоанн Скот Эриугена

Даже на фоне некоторого оживления культуры, свойственного Каролингскому возрождению, резко выделяется фигура Иоанна Скота Эриугены (ок. 810-ок. 877). Ирландец по происхождению, он пришел во Францию, где жил при дворе Карла Лысого; покровительство короля обеспечило ему необходимую свободу для ученых трудов. В мышлении Эриугены наиболее ощутимо влияние платонизма, воспринятого им через западную (Августин) и восточную (Ориген, Григорий Нисский, Псевдо-Дионисий, Максим Исповедник) патристику. Некоторые сочинения греческих Отцов Церкви Эриугена перевел на латинский язык.
Согласно Эриугене, истинная философия совпадает с истинной религией. Поскольку и разум, и авторитет (Священное Писание) проистекают из божественной мудрости, в религии не может быть ничего несогласного с разумом. Человеческий дух уклонился вследствие грехопадения от непосредственного созерцания истины, поэтому усвоение истины, о которой свидетельствует св. Писание, требует усилий разума. Разум, ведущий по пути богопознания, — это разум человека, духовно просветленного верой. Он не ставит под сомнение слова св. Писания даже в том случае, когда их не понимает, считая своей задачей проникнуть в их смысл. Но истинность любых человеческих высказываний, какими бы авторитетными они ни были, в том числе и Отцов Церкви, должна быть удостоверена разумом. Целью философии является определение истинного смысла Откровения, содержащегося в Св. Писании. Откровение лишь указывает, где и как искать истину, но не дает ее в готовом виде.
Учение о Боге и творении Эриугена формулирует как учение о природе. Понятие природы обнимает все: и Бога-Творца, сверхбытийную Первопричину всего сущего (природа творящая и несотворенная), и Божественные Идеи, вечно сотворенные Богом в акте Божественного знания (природа творящая и сотворенная), и мир, сотворенный Богом (природа нетворящая и сотворенная), и наконец Бога как окончательную полноту, к которой как к высшему совершенству изначально устремлено все сущее (природа нетворящая и несотворенная).
В процессе творения Бог выступает как начало, середина и конец. Вне Бога ничего нет. Все есть Бог, и Бог есть все. Творение всего сущего есть теофания, когда непостижимый из-за абсолютной своей простоты Бог являет себя. Это акт и Божественного самопознания. Бог познает себя в Сыне-Логосе, т.е. в акте творения Идей; в этом акте сам Бог получает бытие. Сверхсущественность Бога, превышающая бытие и небытие, является, по Эриугене, тем началом, из которого сотворено все сущее. Учение о тварности Божественных Идей отличает Иоанна Скота от других христианских мыслителей средневековья. Идеи, от века сотворенные в Логосе образцы всего сущего, тем не менее не совечны Богу, ибо только он безначален, тогда как Идеи имеют в нем свое начало. Следуя Псевдо-Дионисию, Эриугена уподобляет Бога духовному умосозерцаемому Свету. Явление Богом себя в Божественных Идеях — высший Свет, который сияет, постепенно уменьшаясь, во всей твари. В соответствии со степенью духовной просветленности творения образуют иерархию, по которой от высших, ангельских чинов к низшим, вплоть до материального мира, передается свет. Материальный мир включен в иерархию духовных умопостигаемых существ. Он одновременно является и духовным, и телесным. Духовным, поскольку лежащая в его основе материя есть нечто умопостигаемое: рассматривается ли она как субстрат — носитель определенных свойств, или же как смесь всех умопостигаемых качеств, находящихся в неразличенном еще друг от друга состоянии. Телесным, поскольку он познается не только разумом, но и чувством.
Человек, согласно учению Иоанна Скота, находится в средоточии всего творения, он призван осуществить связь духовного и телесного миров. В человеке как образе и подобии Божием воспроизводится тождество бытия и мышления, присущее Божественному знанию: все сотворенное, будучи предметом знания для человека, существует в нем не только в виде понятий, но и на самом деле. Все вещи существуют, поскольку существует мыслящий и знающий их Божественный Дух. Человеческий дух есть также мысль, произведенная Божественным умом и в нем существующая. Поэтому все, составляющее предмет человеческой мысли, всецело заключается в ней. Именно благодаря человеку, через его познание телесный, чувственно воспринимаемый мир одухотворяется, включается в иерархию духовных существ.
В результате грехопадения разрывается связь духовного и телесного миров. Способность чувственного познания отделяется в человеке от его интеллекта; вследствие этого телесная природа человека и весь чувственный мир оказываются противопоставленными духу. Задача человека состоит в восстановлении нарушенного единства. Человек должен осуществить возвращение тварной природы к Богу путем воссоединения человеческой природы с миром Идей и самим Богом; при этом тело человека и весь материальный мир должны возвратиться в дух человека, соединиться с ним, а через него — с Богом. Однако своими силами человек, в греховном своем состоянии, не способен на это. Только Божественная помощь, Боговоплощение открывает возможность восстановления единства с Богом.
Философское учение Эриугены не нашло отклика у современников. Оно приобретает известность лишь к XII в., а уже в XIII в., когда его приверженцами были подчеркнуты моменты пантеистического отождествления Бога и природы у Иоанна Скота, его главное сочинение «О разделении природы» было осуждено церковью. Иоанн Скот Эриугена был одиноким мыслителем, находившимся несколько в стороне от основной линии развития средневековой философии. Несравненно более значительное влияние на последующую схоластику оказали сочинения Ансельма Кентерберийского, "отца схоластики", одного из основоположников наряду с Боэцием схоластического метода.

Источник: История философии Запад-Россия-Восток (книга первая. Философия древности и средневековья)

ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА

ок. 810 — ок 877) Философ, ирландец по происхождению, с начала 840-х годов жил во Франции при дворе Карла Лысого. Ориентировался на греческий средневековый неоплатонизм (перевел на латинский язык «Ареопагитики»). В главном сочинении «О разделении природы» выделял природу «творящую и не сотворенную» (Бог), «сотворенную и творящую» (Божественные идеи), «сотворенную и не творящую» (Бог как конечная цель мирового процесса). Идеи Эриугены были осуждены как еретические. Наиболее интересной фигурой в плане грандиозного философско-теологического синтеза в средние века был, несомненно, Эриугена, гигант и сфинкс, поражающий наше воображение своей значительностью и вместе с тем структурной непроясненностью наиболее оригинальных своих сочинений. С именем Эриугены связывают начало схоластической философии. В средневековой Европе философия изучалась преимущественно в школах при монастырях. «Схоластика» с латинского переводится как «школьная». Помимо философии в средневековых школах преподавали «Семь свободных искусств». Этот комплекс был разработан Боэцием. Он включал в себя «тривиум» (грамматика, риторика, диалектика) и «квадриум» (арифметика, геометрия, астрономия и музыка). Эти науки назывались искусствами потому, что наукой в средние века было принято называть только теологическое знание. А все то, что было свободно от его влияния, именовали «свободными искусствами». Итак, «отцом схоластики» принято считать философа Эриугену, жившего в IX веке. Причем с формальной точки зрения именно он является первым средневековым философом. Ведь «средневековье», согласно исторической науке, начинается после окончательного крушения западноримской империи, которое произошло в 476 году. Поэтому средневековьем обычно называют период с V по XV век в европейской истории. Разумеется, суть средневековой философии определилась задолго до средневековой эпохи. А потому Эриугена, как и его последователи, апеллирует к уже существующим образцам, не пытаясь начать все сначала и изображать из себя первопроходца. О жизни Эриугены известно мало. По свидетельству его современника Пруденция Труасского, он родился в знатной семье в Ирландии, по происхождению был кельтом. Переселившись в Галлию, Эриугена нашел приют при дворе Карла Лысого (не позже 847 года) и пользовался особым расположением короля, слывшего покровителем наук. Мыслитель руководил придворной школой. Он писал и стихи, хотя не был поэтом по призванию. Эриугена имел большой авторитет и, хотя был светским человеком, консультировал церковников по теологическим вопросам. Однажды мыслитель был приглашен епископами Гинкмара из Реймса и Пардула из Лиона на диспут по вопросу о предназначении человека. Считалось, что одним людям судьбой неизбежно предназначен ад, другим — спасение в раю. В связи с этим Эриугена написал работу «О божественном предназначении», в которой доказывал, что человеку не может быть предназначен рай или ад, ведь главное, чем Бог наградил человека, — это свобода выбора. А поскольку Бог изначально Добр, то он предопределяет человека к выбору Добра. Поэтому в конечном счете все, включая Сатану, вернутся к Богу. Работа получилась нетрадиционной и была признана церковью еретической. Это сочинение, в котором решение спорного вопроса давалось с отвлеченно-философской точки зрения, и допускались явные вольности в истолковании некоторых мест в творениях Августина Блаженного, вызвало бурю негодования со стороны франкских богословов. Учение философа показалось опасной ересью и стало предметом резких опровержений, затем было осуждено на соборах в Балансе (855) и Лангре (859), папа Николай I выразил свое согласие с последним собором, где осуждались взгляды Эриугены. Несмотря на единодушное осуждение церковью его сочинения о предопределении, Эриугена по-прежнему пользовался расположением короля и при его дворе проводил свои философские занятия. В Ирландии он в совершенстве овладел греческим и латинскими языками и наслаждался трудами древних авторов, восхищаясь ходом их мыслей. Из греческих авторов наибольшее влияние оказал на Эриугену Псевдо-Дионисий (возможно, он был судьей в Ареопаге, где состоялась встреча с апостолом Павлом). Когда выяснилось, что сочинения были скомпонованы много позже автором неоплатонической формации, то появилась приставка «псевдо». В центре размышлений Псевдо-Дионисия — Бог, познание которого начинается позитивным образом, а заканчивается негативным. Сначала ему приписывается все лучшее и простое тварного мира, затем последовательно отрицается. Бог — по ту сторону любого понятия, выше человеческого познания. Он сверхбытие, сверхсущность, сверхдоброта, сверхжизнь, сверх-дух. По поручению короля Эриугена переводит произведения св Псевдо-Дионисия Ареопагита. Возможно, это поручение связано также со спором о предопределении, так как оппоненты в качестве доказательства своей правоты ссылались именно на авторитет Дионисия, используя сомнительный перевод аббата Гильдуина из Сен-Дени. В 861 или 862 году Николай I, до которого дошли слухи, что Эриугена не собирается отступать от своих взглядов, потребовал переслать сделанный им перевод в Рим, для тщательного изучения. Позже, в 875 году, Анастасий Библиотекарь в письме своем к Карлу Лысому выражал свое восхищение переводом Эриугены. Схоласты еще долго пользовались им, даже тогда, когда появились более точные переводы. После первого опыта, снова по поручению короля, Эриугена перевел одно из сочинений св. Максима Исповедника. Изучая работы древнегреческих мыслителей, Эриугена выработал собственное религиозно-философское мировоззрение. Главный его труд «О разделении природы» еще при жизни философа был осужден церковью, причем два раза. Сочинение написано в виде диалога между учителем и учеником, посвящено Вульфаду. Эта основная работа Эриугены в пяти книгах в форме диалога вводит четыре ступени бытия: природа, которая не сотворена, но творит, природа сотворенная и творящая, природа сотворенная, но не творящая, природа не сотворенная и не творящая. Природа несотворенная и творящая — это Бог. Поскольку он совершенен, он непостижим. Природа сотворенная и творящая — это Божественный Разум, или Логос, или всеведение Бога, в коем содержатся архетипы всех вещей. В свете божественной предначертанности всякая тварь вечна. «Все, что в Нем, остается всегда — это вечная жизнь». Все, размещенное в пространстве и во времени, меняющееся и падающее, по отношению к моделям менее совершенно и истинно. Модели и архетипы множественны и различны лишь для нас, но не для Бога. Тот, кто делает эти модели действующими причинами, выводя из них все индивидуальное, — Святой Дух. Природа сотворенная, но не творящая. Это мир, созданный в пространстве и во времени, но другого мира уже не создающий Мир, каким его хотел сделать Бог, — его проявление. Чувственный и множественный его аспект есть выражение первородного греха, последний же его смысл — человек, призванный стать подобным Богу. Сущность человека — его душа, ее инструмент — тело. «Тело — наше, но мы — не тело». Природа несотворенная и нетворящая — снова Бог, последний предел в возвратном движении. Призвание человека с момента своего возникновения — уподобиться Сыну Божьему, который воплотился, чтобы указать дорогу назад. Поэтому факт инкарнации естествен и сверхъестествен одновременно. Путь назад имеет свои фазы, сначала распад тела на четыре элемента, затем воскрешение его во славе; распад телесного человека на дух и изначальные архетипы, наконец, когда человеческая натура окажется вблизи Бога, как воздух вокруг источника света, все пребудет в Боге, и Бог во всем. При этом угрозы утраты индивидуальности нет: как железо не аннигилирует, будучи раскаленным в горне, так всякая тварь сохраняет свою уникальность в более высокой форме. «Бог, сам по себе непознаваемый, частично раскрывает себя в своих созданиях, и создание — чудо невыразимое — обращение в Бога». Итак, Эриугена пытается обосновать мировую гармонию, в которой с Бога все начинается и им же завершается. Род синтеза, проделанного Эриугеной, особенно впечатляет на фоне фрагментарной культуры IX века. Земной порядок вещей ориентировался на небесный, а политическое обустройство оказывалось между тем и другим. Унификация светской и религиозной власти опиралась на идею глобального сообщества, где явным было доминирование духовного элемента (Церкви) над земным и, следовательно, имперским. Никакая власть, полагает Эриугена, не может отказать разуму в том, что ему предписано. Истинная власть никогда не станет перечить истинному разуму, как и последний не пойдет против законной власти, ведь оба они исходят из одного и того же источника премудрости Всевышнего. Диалектика, по Эриугене, это божественное искусство. Поэтому люди не изобретают диалектику, но открывают ее для себя, как инструмент познания реальности и восхождения к Богу. Любое разведение философии и религии для Эриугены поэтому неосмысленно. «Истинная философия не что иное, как религия, а подлинная религия — это правдивая философия». Поэтому «Никто не восходит на небо иначе, чем через философию». О том, где и когда окончился жизненный путь Эриугены, точных сведений нет. Существовало несколько версий Вильгельм Мальмсберийский (XII век) рассказывает, что, переселившись в Англию, Эриугена был учителем в мальсберийском аббатстве и через несколько лет погиб от рук учеников, которые воспользовались для этого письменными приборами Эриугены, за это он был признан мучеником и память о нем хранит его гробница в церкви и эпитафия. По другой версии, Эриугена, под видом ученого и просвитера Иоанна, закончил свои дни в Англии при дворе короля Альфреда из Галлии. Но это только предположения.

Источник: 100 великих мыслителей

ИОАНН СКОТ ЭРИУГЕНА

lohannes Scottus Eriugena) (нач. 9 в. — после 870) — ирландский средневековый мыслитель, тесно связанный со двором короля западных франков Карла Лысого (823—877). Современники звали Иоанна «Скоттом» (ирландцем) и «Скоттигеной» («скоттом по рождению»), Лишь однажды он сам назвал себя «Эриугена» («ирландец по рождению»), но нет свидетельств тому, что кто-либо именовал его так при жизни. Он родился в Ирландии, возможно, уже в 835—840-х гг. перебрался на континент. В 840-х гг. преподавал во Франкии, оказав мощное влияние на каролингскую ученость.
К 845—850 относятся его школьные комментарии: примечания к Марциану Капелле, глоссы на «Установления грамматики» (Institutiones grammaticae) Присциана и книги Ветхого Завета. В примечаниях к Марциану Эриугена уделяет особое внимание семи свободным искусствам, познание которых, являющееся припоминанием, означает проникновение человека в свою собственную природу и одновременно в природу мира (основа обеих природ — трансцендентное бытию и познанию божество). Истинное знание предполагает отождествление со своим объектом, поэтому практикуясь в искусствах и высшем из них — философии, душа философа восстанавливает единство с Премудростью-Логосом-Христом: отсюда известное замечание Эриугены — «никто не восходит на небеса иначе, чем через философию».
В 851 он пишет трактат «О божественном предопределении» с опровержением учения Готшалка о двойном предопределении, подчеркивая, что «ошибка тех, кто мыслит о предопределении иначе, чем святые отцы, происходит от незнания свободных искусств». Согласно Эриугене, Бог прост и един, для Него знать, творить и предопределять — одно. Бог мыслит и творит только благо. Зло — это умаление добра, Бог его не знает и к нему не предопределяет. Возможно только единственное предопределение — к сущему благу. Грех и смерть суть собственное удаление человека от Бога, это умаление индивидуального бытия (defectum essentiae). Бог не предопределяет не только ко греху, но и к наказанию, которое возникает в грешнике как естественное и неизбежное следствие, «ибо нет греха, который не казнит сам себя»; терзания и муки — внутренние аффекты порочной души.
В 1 -и половине 860-х гг. Эриугена переводит весь корпус сочинений Псевдо-Дионисия Ареопагита, две работы Максима Исповедника — «Ambigua ad lohannem» (К Иоанну о трудных местах (у Григория Богослова]) и «Вопросоответы к Талассию», а также «Об устроении человека» Григория Нисского. Достигнутый им синтез восточного и западного богословия реализован в грандиозном метафизическом диалоге «Перифюсеон» (греч. «О природах») ( ок. 862—867; известен также под введенным в 12 в. латинским названием «De divisione naturae»). Выпущенное ок. 1141 Вильгельмом Малмсберийским рукописное его издание легло в основу 1-го печатного издания Т. Гейла ( 17 в.); в публикуемом с 1996 «критико-генетическом» издании Э. Жено впервые представлен аутентичный текст. Диалог между Воспитателем (Nutritor) и Воспитанником (Alumnus) состоит из пяти книг и посвящен коллеге Эриугены — Вульфаду. Термин «природа» имеет у Эриугены множество значений: «универсальная природа», охватывающая творение и Творца; только тварное бытие; естественный порядок вещей; в более узком смысле — человеческая, ангельская и т. д. «природы». «Всеобщая природа» рассматривается через разного рода логические деления, прежде всего «на то, что есть, и то, что не есть» (44 чаще всего это вещи, доступные человеческому уму, и вещи, лежащие за пределами его познавательных возможностей), но наиболее подробно — через деление на четыре природы (441В): «ту, что творит и не творится»; «что творится и творит»; «что творится и не творит»; «что не творит и не творится», под которыми понимаются соответственно Бог как причина (книга 1), примордиальные причины тварных вещей (книга 2), видимые следствия причин — тварный мир (книга 3), Бог как цель мирового развития (возвращению всего в Бога посвящены книги 4 и 5). Четверичная схема сосуществует с традиционной троичной схемой неоплатонизма: пребывание, исхождение, возвращение (см. Триада}. Рассматривается также пятичастное деление «всеобщей природы», составляющее логическое древо: нетварное — тварное; умопостигаемое — чувственное; небо — земля; рай — обитаемая земля; мужское — женское (893АС). Бог одновременно имманентен и трансцендентен миру, так же как тварная природа есть одновременно эманация божества и его теофания.
Видимая вселенная — только промежуточный момент божественного бытия, ее существование в общем не имеет самостоятельной ценности: причины и следствия в своей полноте извечно содержатся в Слове Божием; они выпадают последовательной чередой в пространственно-временной континуум, чтобы затем вернуться к своему началу. Процесс нисхождения по ступеням иерархии бытия сопровождается делением и умножением сущего, убыванием творческой потенции. Пределом деградации является создание природы, лишенной жизни. Изменчивые материя и весь видимый мир в своей основе образуются из сочетания бестелесных качеств (479В), что объясняет переход от бестелесного к телесному и обратно. Исхождение из Бога должно будет смениться возвращением-восхождением к Нему: сначала «деление» уступит место «анализу» — разрешению материальных составов на первичные бестелесные элементы; затем все разделенные природы будут последовательно объединяться, при этом низшее, не утрачивая своей индивидуальной субстанции, включается в высшее. В конце мира все чувственное превратится в духовное (885D).
Истинной и единственной субстанцией всех вещей является божественное знание; в нем вещи сотворены и пребывают вечно и неизменно. Человек — это «некое умное понятие, от века сотворенное в уме Бога». Человеческая природа создана по образу божественной природы, она проста и неделима во всех людях. Как образ Божий она тоже имеет умные понятия обо всем. Если божественное знание представляет собой первую сущность и причину всего творения, то человеческое познание — его вторую сущность (765С-779А). Человечество в своем идеальном состоянии (до грехопадения) заключает в себе весь мир; более того, само творение мира, описанное в Шестодневе, происходило в человеке (775С). Поэтому космология в «Перифюсеон» сводится к антропологии, а воплощение Христа имеет космическое значение: в человеческой природе Христа воссоединяется с Богом и в Нем восстанавливается, обращаясь в духовное бытие, весь мир. В человеческой природе все творение «соединено, в нее должно возвратиться и через нее должно спастись» (760А). В процессе общего возвращения последовательно будут преодолены все пять делений природы (пока это совершено только в воскресшем Христе). Для человека возвращение и воскрешение суть одно; оно будет происходить в восемь стадий. Сначала предстоит поочередное разрешение пяти его «природных» уровней: земное тело — жизненное движение — чувство — рассуждение — ум, когда каждая низшая ступень полностью превращается в высшую. Затем следуют три надприродные ступени восхождения человечества: знание тварного — мудрость (созерцание Истины) — погружение (душ) в Бога, во тьму непостижимого света (1021А). Восстановление всей человеческой и ангельской природы последует в силу естественного развития событий, и только обожение святых осуществится по благодати, когда человек по природе останется человеком, а по благодати всецело сделается Богом (979D). Рай может быть только духовным и внепространственным: это сама человеческая природа в ее идеальном, духовном состоянии. Именно сюда вступил Христос после воскресения.
Воля человека свободна — он сам решает, обратиться ему к добру или ко злу. Зло — только недостаток добра, оно не имеет собственной субстанции. В сознании тех существ, что отворачиваются от Бога и ищут чувственного, зло существует в форме лишенных субстанции «фантасий». Уничтожение зла в восстановленном человеке не означает уничтожения фантасий зла: они остаются навечно и вечно будут наказываемы (948С; 972В). Парадокс состоит в том, что когда наказывается зло, то наказывается не сущее, не природа человека, а небытие, ибо все сотворенное Богом вечно и не подвержено порче (584А); ничто из сотворенного Высшим Благом не может быть уничтожено или наказано (958А). Наказание злых людей и ангелов — в мучительной невозможности достичь объекта своих злых устремлений (936В). Каждый получает вознаграждение или терпит наказание в своем сознании (in sua conscientia), природа же его в любом случае не затрагивается (978В). В целом для системы Эриугены характерны космический оптимизм, безусловное признание свободы человеческой воли и личной ответственности индивида. В изложении большую роль играют поэтические образы (и риторика вообще), а также аллегорическая экзегеза.
Во 2-й пол. 860-х гг. Эриугена пишет богословские «Разъяснения» (865—870) к переведенной им «Небесной иерархии» Псевдо-Дионисия Ареопагита, гомилию на Пролог Евангелия от Иоанна (870/71), чрезвычайно популярную вплоть до 18 в., и оставшийся незаконченным «Комментарий на Евангелие от Иоанна» (после 871). Воздействие Эриугены на культуру и интеллектуальную атмосферу каролингских королевств было мощным и многообразным. Идеи его сочинения «О природах» популяризировал Гонорий Августодунский (ум. после 1139) в «Clavis physicae». B 1225 оно было осуждено Ватиканом, а в 1684 внесено в Индекс запрещенных книг. Однако подспудное влияние сочинений Эриугены никогда не прекращалось.
Соч.: Annotationes in Marcianum, ed. С. Lutz, Cambr. (Mass.), 1939; Glosae Martiani. — Jeauneau E. Quatre themes erigeniens. Montreal — P., 1978; GIossae Divinae Historiae, ed. J. Conlreni, P. 0 Neill. Firenze, 1997; De divina praedestinatione, ed. G. Madec, Corpus Christianorum Continuatio Medievalis (CCCM) 50 (1978); Periphyseon, I-IV, ed. E.Jeauneau.- CCCM 161, 162, 163, 164. Turnhout, 1996, 1997, 1999, 2000; V ed. H.-J. Floss, MPL, t. 122, cols. 744-1022; Homelia, ed. E.Jeauneau.— Sources Chre-tiennes 151. P., 1969; Commentarius in Evangelium lohannis, ed. E. Jeauneau.— Ibid. 180. P., 1972; Cannina, ed. M. Herren. Dublin, 1993; Expositiones in lerarchiam Coelestem, ed. J. Barbet, CCCM 31 (1975); переводы с греч.: Дионисия Ареопагита: ed. P. Chevallier. — Dionysiaca I-II (Bruges, 1937; Paris, 1950); Максима Исповедника: Arnbigua ad lohannem, ed. E. Jeauneau. — Corpus Christianorum Series Craeca, 18 (1988); Quaestiones ad Thalassium, 2 vols., eds. С. Laga et C. Steel. — Ibid., 7 и 22 (1980, 1990); Григория Нисского: De imagine, ed. M. Cappuyns. Louvain, 1965; в рус. пер.: фрагменты из «О божественном предопределении». — В кн.: Знание за пределами науки. М., 1996; Перифюсеон («О природах»), из кн. 1. — В сб.: Философия природы в античности и в Средние века. М., 2000; из кн. 3. — В сб.: Средние века, 57, 58. M., 1994, 1995; Гом.илия на Пролог Евангелия от Иоанна. М., 1995; поэзия в кн.: Памятники средневековой латинской литературы ГУ—IX вв. М., 1970.
Лит.: Брилшантов А. И. Влияние восточного богословия на западное в произведениях Иоанна Скота Эриугены. СПб., 1898 (переизд. М., 1998);
Петров В. В. Парадоксальная логика Эриугены в Перифюсеон. — В сб.: Философия природы в Античности и в Средние века. М., 1998,с. 167— 217; Он же. Accessus lohannis. — В кн.: Иоанн Скотт Эриугена. Гомилия на Пролог Евангелия от Иоанна. М., 1995; Cappuyns M. Jean Scot Erigene: sa vie, son oeuvre, sa pensee. Louvain— R, 1933; Jeauneau E. Etudes erigeniennes, 1987; OMeara J. Eriugena, Oxf., 1988; Moran D. The philosophy of John Scottus Eriugena. Cambr. — N.Y, 1989; Often W. The Anthropology of Johannes Scottus Eriugena. Leiden—N.Y, 1991.
В. В. Петров

Источник: Новая философская энциклопедия

Найдено научных статей по теме — 3

Читать PDF
113.12 кб

Учение о Боге и возвращении в философии Иоанна Скота Эриугены

Березовская О. Б.
В статье рассматриваются основные аспекты учения Эриугены о Боге: трансцендентность и имманентность Божества сотворенному миру, "Божественное незнание", проявление Творца в творении.
Читать PDF
288.97 кб

Иоанн Скот эриугена и Джордж Макдональд: между кельтской и восточной богословскими традициями

Медоваров Максим Викторович
Читать PDF
108.05 кб

Августин и Иоанн скот Эриугена: тема божественного предопределения в контексте постижения бытия как

Толстенко Андрей Михайлович
Бытие есть творческое Слово Бога. Такова фундаментальная метафизическая позиция Средневековья. Понятие божественного провиденциализма имеет ключевое значение не только для Августина, но и для Эриугены (IX в.).