ЭМПИРИОМОНИЗМ

Найдено 7 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ЭМПИРИОМОНИЗМ
от греч. опыт и один, единственный), разновидность махизма; разработан А. А. Богдановым, утверждавшим, что мир есть единый организованный опыт. Э. был подвергнут критике В. И. Лениным в кн. «Материализм и эмпириокритицизм» (см. ПСС, т. 18).

Источник: Советский философский словарь

ЭМПИРИОМОНИЗМ
разновидность эмпириокритицизма, разработанная А. А. Богдановым (псевдоним А. А. Малиновского). По всем основным вопросам эмпириомонисты разделяли взгляды Маха и Авенариуса. Они отрицают существование материи как объективной реальности, утверждают; что элементы психического опыта тождественны с элементами всякого опыта вообще, так как тождественны с элементами опыта физического, «элементы физического опыта» признаются тождественными с элементами «психического» или элементарными ощущениями. Вместе с тем Богданов отмечал, что «...физическое тело есть результат группировки и систематизации восприятий сначала индивидуальных, затем коллективных» (Эмпириомонизм, кн. 2). По Богданову, все существующее есть организованный опыт, который выступает как содержание единого познания, По его словам, он дает монистическое толкование опыта (эмпириомонизм). Трактуя опыт как совокупность чувственных данных, Богданов занимал субъективно-идеалистические позиции, однако подобно Маху и Авенариусу, иногда прибегал и к материалистическому объяснению опыта. Вопросы познаваемости мира решались эмпириомонистами с позиций агностицизма, абсолютного релятивизма. Представители эмпириомонизма пытались обосновать свои социологические взгляды, выдвигая теории тождества общественного бытия и общественного сознания, учение «об универсальных законах», «закон экономии сил»,

Источник: Краткий философский словарь 2004

Эмпириомонизм
 (греч. empirie — опыт и monos — единственный) — так Богданов назвал свою философию — разновидность эмпириокритицизма, махизма. Э. построен на субъективно-идеалистическом понятии Маха о нейтральности элементов опыта (т. е. ощущений) в их отношении к физическому и психическому. Философия Авенариуса и Маха дуалистична (дуализм), по мнению Богданова, потому что она признает автономными психический и физический ряды элементов опыта, к-рому необходимо дать монистическую интерпретацию; отсюда название его теории — «эмпириомонизм». С т. зр. Э. все есть так или иначе организованный опыт (понимаемый как «нейтральные» чувственные данные, т. е. идеалистически). При этом физический мир — коллективно и социально организованный опыт, а психическое — опыт, организованный индивидуально. Решение остальных проблем вытекает из этих определений: объективность, согласно Э., тождественна общезначимости; причинность, пространство и время выражают социальную организованность опыта, истина (в понимании к-рой Богданов склонялся к релятивизму) — «живая организующая форма опыта», человек — комплекс непосредственных переживаний и т. д. В анализе психики, оцениваемой с позиций энергетизма, Э. придает большое значение психическому подбору (биологической приспособляемости организма к среде) и методу подстановки. Последний означает, что на место неизвестного физического или физиологического факта всегда можно подставить факт психический и наоборот, т. е. свести материальное к идеальному. Э. отождествляет общественное бытие с общественным сознанием, защищая идеализм в истории. Критика Э. дана Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме», а также в работах Плеханова.

Источник: Философский словарь. 1963

ЭМПИРИОМОНИЗМ
греч. empeiria — опыт и monos — единственный)— так Богданов наз. свою философию — разновидность эмпириокритицизма, махизма. Э. основан на субъективно-идеалистическом понятии Маха о нейтральности элементов опыта (т. е. ощущений). Философия Авенариуса и Маха дуалистична, по мнению Богданова, потому что она построена на основе автономности психического и физического рядов элементов индивидуального опыта, к-рому необходимо дать монистическую интерпретацию; отсюда название богдановской теории — “Э.”. С т. зр. Э., все есть так или иначе организованный опыт (понимаемый как совокупность чувственных данных, т. е. идеалистически; Богданов называл их также “кристаллами” социально-трудовой активности). При этом физический мир (объективное) — коллективно и социально организованный опыт, а психическое, составляя его “нераздельную часть”,— опыт, организованный индивидуально. “Единый мир опыта,— говорит Богданов,— выступает как содержание для единого познания. Это — эмпириомонизм”. Вселенная с ее пространством и временем, причинно-следственными связями (включая человека и его сознание), согласно Э., представляет собой непрерывную цепь комплексов элементов, различных как по степени, так и по форме организации. В анализе психики, оцениваемой с позиций энергетизма, Э. придает большое значение психическому подбору (биологической приспособляемости организма к среде) и методу подстановки. Последней означает, что на место неизвестного физического или физиологического факта всегда можно подставить факт психический и наоборот, т. е. свести материальное к идеальному. Э. отождествляет общественное бытие с общественным сознанием, защищая идеализм в истории. Критика Э. дана Лениным в книге “Материализм и эмпириокритицизм”, а также в работах Плеханова.

Источник: Философский энциклопедический словарь

ЭМПИРИОМОНИЗМ
от греч. ???????? – опыт и ????? – один, единственный) – форма махизма, основанная на своеобразном монистич. истолковании опыта. По мнению Богданова, создателя Э., Мах и Авенариус не объясняют, почему в едином по материалу, т.е. состоящем всюду из элементов-ощущений, опыте присутствуют две закономерности – физический и психический ряды элементов, принципиально не сводимые друг к другу. Э., стремясь избавиться от этого дуализма, рассматривает связь элементов опыта, во-первых, генетически анализируя происхождение "физического" и "психического", а, во-вторых, в качестве способа организации (хаоса элементов). Согласно Э., весь мир есть цепь комплексов элементов, где каждый комплекс обладает особой организованностью. Начало цепи – хаос элементов (то, что, по мысли Богданова, материализм именует природой без человека); затем – ассоциативная связь элементов – "психическое", или индивидуально-организованный опыт, и, наконец, "физическое" и возникающее из него познание – социально-организованный опыт. В процессе труда психическое (индивидуально организованный опыт) становится частью физического (социально-организованного опыта) и теряет для познания самостоятельное значение. "Единый мир опыта выступает как содержание для единого познания. Это – эмпириомонизм" ("Эмпириомонизм", кн. 1, М., 1908, с. 52). Все осн. филос. категории получают в Э. прагматистскую и субъективно-идеалистич. интерпретацию, являясь не более чем выражением (и средством) социальной организованности опыта и его форм. В анализе психики Э. придает большое значение приспособляемости организма к среде и методу "подстановки". Последний означает, что на место неизвестного физич. или физиологич. факта всегда можно подставить факт психический и наоборот, т.к. в конечном счете те и другие – результат нашей организац. деятельности. Уже сами махисты видели (см., напр., П. Юшкевич, Материализм и критич. реализм, СПБ, 1908, с. 161–93), что Э. приводит к панпсихизму и идеализму. Резкая критика Э. с т. зр. марксизма дана В. И. Лениным в "Материализме и эмпириокритицизме", а также в работах Плеханова ("Materialismus mulitans" и др.). Лит.: см. при ст. Богданов. А. Поляков. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ЭМПИРИОМОНИЗМ
от греч. empeiria - опыт и monos - один, единственный) - философская концепция, выдвинутая Богдановым в нач. XX в. и основанная на монистическом истолковании опыта. Несмотря на эволюцию своих философских воззрений, Богданов до конца жизни оставался марксистом. Он одним из первых предпринял попытку построить такую модель философии марксизма, к-рая была бы направлена против ее изоляции от общего направления развития философской культуры и в к-рой акцент был сделан на ее синтезе с др. философскими системами. В основе Э. лежат три важнейшие установки. Первая - наивный реализм, т. е. убеждение человека практики в том, что вещи именно таковы, как человек их чувственно воспринимает, а не есть нечто скрытое под оболочкой явлений. Вторая - признание того, что "природа", то есть низшие, неорганические и простейшие органические комбинации, есть генетически первичное, "дух", то есть высшие органические комбинации, ассоциативные и особенно те, которые образуют "опыт", - генетически-вторичное ". Отсюда Э., по Богданову, принадлежит "к тому же ряду, к которому принадлежат "материалистические" системы: это, следовательно, идеология "производительных сил" технического прогресса" (Богданов А. А. Эмпириомонизм. Кн. 3. С. 149). Третья: познание всегда тяготеет к единству, к монизму, поэтому философия "есть не что иное, как именно стремление соорганизовать воедино опыт, раздробленный и разрозненный силой специализации. В этом смысл и значение философии, в этом ее историческая необходимость" (Богданов А. А. Философия живого опыта. С. 315). Исходными для Э. являются понятия "опыт" и "организованность", к-рые впоследствии оказались и центральными в богдановской тектологии. Под опытом Богданов понимает и вещи, и ощущения, поскольку и то и другое в одинаковой мере образуют материал для познания, осн. задача к-рого по отношению к наличной системе опыта (здесь Богданов следует за Р. Авенариусом и Э. Махом) состоит в том, чтобы "ориентироваться в ней с возможно меньшим трудом, с возможно большей полнотой и точностью", стремясь при этом к "практически пригодной ориентировке" и реализуя "экономическую (в смысле "просто экономии") природу познания". Это достижимо "посредством разложения системы опыта на составные части и выяснения их взаимной связи", а также с помощью "критики опыта", устраняющей "примыслы" обыденного познания, подобные "идолам" Ф. Бэкона (Там же. С. 176-177). В конечном итоге познание должно представлять мир опыта таким, каков он есть в действительности, каким он дан людям в их наблюдениях и каким выступает в их критически проверенных высказываниях; оно должно разложить его на простейшие части, на "элементы" и установить между ними связь. Находясь под влиянием эмпириокритицизма, Богданов, однако, расходится с ним по ряду принципиальных моментов. По его мнению, Мах и Авенариус не объяснили, почему в едином по материалу опыте, состоящем из элементов-ощущений, присутствуют психический и физический ряды элементов, несводимые друг к другу. Э., стремясь избавиться от этого дуализма, рассматривает связь элементов опыта, во-первых, генетически, анализируя происхождение "физического" и "психического", а во-вторых, с т. зр. их организованности. В отличие от Д. Юма и махистов Богданов считал причинную связь неотъемлемым элементом научного и философского познания. Высшей ее формой он признает социально организованную "трудовую причинность". Аналогичным образом осн. задачу познания Богданов усматривал не в описании исследуемых объектов, как утверждали эмпириокритики, а в их объяснении. Существенная часть Э. - концепция социоморфизма, в к-рой утверждалась универсальная применимость в научном познании т. наз. "основной метафоры", представляющей явления внешней природы по образцу человеческих действий. Оригинальной в Э. является идея метода подстановки, к-рый означает, что на место неизвестного физического или физиологического факта всегда можно подставить факт психический, и наоборот, т. к. в конечном счете те и другие - результат нашей организационной деятельности. Этот метод явился, по сути дела, прообразом метода моделирования, получившего столь большое распространение в науке и философии XX в. Базируясь на принципах Э., Богданов построил картину мира как "непрерывный ряд форм организации элементов, форм, развивающихся в борьбе и взаимодействии, без начала в прошлом, без конца в будущем" (Там же. С. 309). Мир представляется цепью комплексов элементов, где каждый комплекс обладает особой организованностью. Начало цепи - хаос элементов (то, что, по мысли Богданова, материализм именует природой без человека); затем ассоциативная связь элементов - психическое, или индивидуально-организованный опыт, и, наконец, физическое и возникающее из него познание - социально-организованный опыт. В процессе труда психическое становится частью физического. Все осн. философские категории получили в Э. свою особую интерпретацию, являясь выражением и средством социальной организованности опыта и его форм. Э. не был по достоинству оценен в философской литературе. Даже близкие по духу к Богданову философы, напр. Юшкевич, считали, что Э. приводит к панпсихизму и идеализму. Отрицательное отношение к Э. выразили Плеханов (в работах "От обороны к нападению", "Materialismus militans") и Ленин (в "Материализме и эмпириокритицизме"). Э. развивался в духе характерного для нач. XX в. эмпиризма (прагматизм, эмпириокритицизм, логический эмпиризм и т. д.), и, хотя в этой концепции есть спорные стороны (напр., идея тождественности элементов физического и психического опыта, тезис о конце философии и т. д.), она, несомненно, может рассматриваться как оригинальное явление философской мысли XX в.

Источник: Русская философия: словарь

ЭМПИРИОМОНИЗМ
от греч. опыт и один, единственный) — философская концепция, выдвинутая А. А. Богдановым в первом десятилетии 20 в. и основанная на монистическом истолковании опыта. Несмотря на эволюцию своих философских воззрений, Богданов до конца жизни оставался марксистом. Он одним из первых предпринял попытку построить такую модель философии марксизма, которая была бы направлена против ее изоляции от общего направления развития философской культуры.
В основе эмпириомонизма лежат три важнейшие установки. Первая — наивный реализм, т. е. убеждение человека практики в том, что вещи именно таковы, как человек их чувственно воспринимает, а не есть нечто скрытое под оболочкой явлений. Вторая — признание того, что «природа», т. е. низшие, неорганические и простейшие органические комбинации, есть генетически первичное, а высшие органические комбинации, ассоциативные, и особенно те, которые образуют «опыт», — генетически вторичное. Именно поэтому эмпириомонизм, по Богданову, принадлежит к тому же ряду, к которому принадлежат «материалистические» системы: это, следовательно, идеология «производительных сил» технического прогресса. Третья — познание — всегда тяготеет к единству, к монизму, поэтому философия есть не что иное, как именно стремление организовать воедино опыт, раздробленный и разрозненный силой специализации. Исходными для эмпириомонизма являются понятия «опыт» и «организованность», которые впоследствии оказались центральными в богдановской тектологии. Под опытом Богданов понимает и вещи, и ощущения, поскольку и те и другие в одинаковой мере образуют материал для познания, основная задача которого по отношению к наличной системе опыта (здесь Богданов следует за Р. Авенариусом и Э. Махом) состоит в том, чтобы ориентироваться в ней с возможно меньшим трудом, с возможно большей полнотой и точностью, стремясь при этом к практически пригодной ориентировке и реализуя экономическую природу познания. Это достижимо посредством разложения системы опыта на составные части и выяснения их взаимной связи, а также с помощью критики опыта, устраняющей «примыслы» обыденного познания, подобные «идолам» Ф. Бэкона. В конечном счете познание должно представлять мир опыта таким, каков он есть в действительности, каким он дан людям в их наблюдениях и каким выступает в их критически проверенных высказываниях; оно должно разложить его на простейшие части, на «элементы» и установить между ними связь. Находясь под влиянием эмпириокритицизма, Богданов, однако, расходится с ним по ряду принципиальных моментов. По его мнению. Мах и Авенариус не объяснили, почему в едином по материалу опыте, состоящем из элементов-ощущений, присутствуют психический и физический ряды элементов, несводимые друг к другу. Эмпириомонизм, стремясь избавиться от этого дуализма, рассматривает связь элементов опыта, во-первых, генетически, анализируя происхождение «физического» и «психического», а во-вторых, с точки зрения их организованности. В отличие от Д. Юма и махистов Богданов считал причинную связь неотъемлемым элементом научного и философского познания. Высшей ее формой он признает социально организованную «трудовую причинность». Аналогичным образом основную задачу познания Богданов усматривал не в описании исследуемых объектов, как утверждали эмпириокритики, а в их объяснении. Существенная часть эмпириомонизма — концепция социоморфизма, в которой утверждалась универсальная применимость в научном познании т. н. «основной метафоры», представляющей явления внешней природы по образцу человеческих действий. Оригинальной в эмпириомонизме является идея метода подстановки, который означает, что на место неизвестного физического или физиологического факта всегда можно подставить факт психический, и наоборот, так как в конечном счете те и другие — результат нашей организационной деятельности. Этот метод явился по сути прообразом метода моделирования. Базируясь на принципах эмпириомонизма, Богданов построил картину мира как непрерывный ряд форм организации элементов, форм, развивающихся в борьбе и взаимодействии, без начала в прошлом, без конца в будущем. Мир в этой концепции представляется цепью комплексов элементов, где каждый комплекс обладает особой организованностью. Начало цепи — хаос элементов (то, что, по мысли Богданова, материализм именует природой без человека); затем ассоциативная связь элементов — психическое, или индивидуально-организованный опыт, и, наконец, физическое и возникающее из него познание — социально-организованный опыт. В процессе труда психическое становится частью физического. Все основные философские категории получили в эмпириомонизме свою особую интерпретацию, являясь выражением и средством социальной организованности опыта и его форм.
Эмпириомонизм не был по достоинству оценен в философской литературе. Даже близкие по духу к Богданову философы, напр. П. С. Юшкевич, считали, что эмпириомонизм приводит к панпсихизму и идеализму. Отрицательное отношение к эмпириомонизму выразили Г. В. Плеханов (в работах «От обороны к нападению», «Materialismus militans», 1909) и В. И. Ленин (в «Материализме и эмпириокритицизме», 1909), однако их критика носила в основном партийно-политический, а не научно-философский характер. Долгое время эмпириомонизм оценивался как вариант субъективно-идеалистической философии; западным философам он был неизвестен. В 1990-х гг. было показано, что эмпириомонизм развивался в духе характерного для нач. 20 в. эмпиризма (прагматизм, эмпириокритицизм, логический эмпиризм и т. д.).
Лит.: Богданов А. А. Эмпириомонизм: статьи по философии, кн. 1. M., 1904; кн. 2. M., 1905; кн. 3. M., 1906; Он же. Философия живого опыта. Популярные очерки: Материализм, эмпириокритицизм, диалектический материализм, эмпириомонизм, наука будущего, 3-е изд. Пг.—М., 1923; Юшкевич П. С. Материализм и критический реализм. СПб., 1908; Красный Гамлет. Опыт коллективного анализа творческого наследия Александра Богданова.— «Вестник Российской Академии наук», 1994, т. 64, № 8, с. 738-752; Садовский В. Н. Эмпириомонизм А. А. Богданова: забытая глава философии науки.— «ВФ», 1995, № 8, с. 50-62.
В. Н. Садовский, А. П. Поляков

Источник: Новая философская энциклопедия



Найдено научных статей по теме — 4

Читать PDF
262.46 кб

«Эмпириомонизм»А. А. Богданова: критика идей Маха и Авенариуса

Полуян Наталья Николаевна
В работе анализируются основные моменты философской концепции «эмпириомонизма» или монистической теории опыта, разработанной русским философом и ученым конца XIX начала ХХ в. А.А.
Читать PDF
172.43 кб

Основные подходы к актуализации философии эмпириомонизма

Рыбас Александр Евгеньевич
В статье анализируются основные современные стратегии актуализации философских идей А. А. Богданова.
Читать PDF
170.59 кб

Теория универсальной подстановки в эмпириомонизме А. А. Богданова

Попова Дарья Михайловна
В статье проводится анализ развития философских взглядов А. А.
Читать PDF
371.94 кб

Онтологический статус субъекта в эмпириомонизме

Ершова Надежда Михайловна
В статье исследуется одно из направлений российской субъективно-идеалистической философии начала ХХ в. онтологический статус субъекта в эмпириомонизме. Автор раскрывает основные положения философских воззрений А. А.