Дэвид Юм

Найдено 17 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ЮМ ДЭВИД
(1711—1776) — выдающийся английский философ, оказавший огромное влияние на всю последующее англоязычную философию. Сформулировал два парадокса, разрешение которых имело и имеет для философии науки фундаментальное значение. Согласно парадоксу причинно-следственной связи экспериментальные данные не дают основания считать, что именно причина вызывает к жизни следствие. Согласно второму парадоксу Ю. из есть-предложений невозможно вывести должен-предложения, следовательно, все моральные дисциплины, т.е. социальные учения, не обладают подлинной научной природой. См. гильотина Юма.

Источник: Философия науки. Краткий энциклопедический словарь. 2008 г.

Юм Дэвид
1711-1776) - английский философ, историк, экономист, автор публицистических работ. Представитель субъективно-идеалистической традиции в философии Нового времени; сформулировал основные принципы агностицизма, считал ,что наши знания это вера, мы не можем выйти за пределы опыта и проверить соответствует ли знание действительности. Главное сочинение «Трактат о человеческой природе», а также «Исследование о человеческом познании», «Исследование о принципах морали». Юм рассматривал проблему объективности причинно следственных связей, указывая на такую ее трудность, как недоказуемость.

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

Юм, Дэвид

шотландский философ и историк (Эдинбург, 1711 — там же, 1776). Вначале простой коммерсант, посетил Францию, служил заместителем Государственного секретаря и закончил карьеру в качестве библиотекаря корпорации адвокатов Эдинбурга. Его «Трактат о человеческой природе» (1739-1740), «Опыты о человеческом разуме» (1748) развивают эмпиристическую философию, выводящую все законы человеческого разума из опыта и ощущения. Он сводит законы природы к человеческим привычкам — мысль, оказавшая глубокое влияние на Канта. Его моральные и политические «Эссе» (1741-1742) повлияют на экономические теории Смита и либеральных экономистов: он первым сформулировал классический закон распределения золота между нациями. Кроме того, им написаны: «Исследование принципов морали» (1751), «Естественная история религии» (1757), «История Англии» (1754-1762).

Источник: Философский словарь

ЮМ Дэвид
(Hume, 1711—1776) - англ. бурж. философ, экономист и историк, субъективный идеалист. В 1763—1766, во время пребывания во Франции, был в дружеских отношениях с франц. атеистами Д. Дидро и К. Гельвецием. Сомневаясь в возможности достоверного познания мира (агностицизм), Ю. распространял свое сомнение и на бога, отрицал церк. догмы, видел в религии продукт фантазии, вызываемой страхом и беспочв. надеждами. Прогрессивную роль играли высказывания Ю. против религ. нетерпимости. Осуждая религ. мораль, Ю. обосновывал утилитаристский принцип: нравственно то, что полезно человеку. Англ. церковники требовали наказания Ю., объявляли его врагом религии. Однако Ю. не был атеистом, считал необходимым сохранение и распространение религ. воззрений среди нар. масс, выступал за создание рафинир. «естеств. религии», в защиту деизма. В числе работ Ю.: «Естеств. история религии» (1757; русск. пер. - СПб., 1909), «Диалоги о естеств. религии» (1779; русск. пер. - СПб., 1909). В «Материализме и эмпириокритицизме» В. И. Ленин подверг субъективный идеализм 10. резкой критике.

Источник: Краткий научно-атестический словарь. 1964 г.

Юм, Дэвид

1711-76) - англ. философ, представитель теории нравственного чувства. Вслед за Шефтсбери, Хатчесоном Ю. выводит нравственность из присущих человеку чувств, к-рые, с его т. зр., носят одновременно гедонистически-утилитаристский и альтруистический характер. Различие добродетели и порока Ю. связывает с различием между чувствами удовольствия и неудовольствия, между полезным и вредным для индивида. Полезное выступает как устойчивое удовольствие, застрахованное от неожиданных и сильных страданий. Но людям присущ еще социальный инстинкт, симпатия. Человек способен по законам ассоциации заражаться состояниями др. индивидов: счастье др. вызывает в нем приятные переживания, а несчастья - неприятные эмоции. С механизмом симпатических чувств Ю. связывает торжество морального добра, социальную гармонию, счастье человечества. В отличие от теорий, изображавших человека односторонне (лишь как эгоистическое или, напротив, альтруистическое существо), психология морали Ю. более конкретна. Он стремился придать этике дескриптивный характер (Дескриптивная этика), ориентировал ее на изучение фактов моральной жизни, предостерегал от религиозно-схоластического доктринерства; Однако такое толкование этики связано с Ю. с представлением о субъективности и случайности морального опыта, т. е. имеет не только антиморалистический, но и антитеоретический смысл. Ю. высказал мысль о неправомерности совершаемого в этике перехода от обычной связки, употребляемой в предложениях (есть или не есть), к связке иного рода - должно или не должно. К этому высказыванию апеллировал неопозитивизм, обосновывая разрыв между фактами и ценностями. По классовой сущности этика Ю. буржуазная. Осн. этические соч.: «Трактат о человеческой природе» (1739-40), «Моральные и политические эссе» (1741), «Исследование принципов морали» (1751).

Источник: Словарь по этике

Дэвид Юм
Давид Юм, Дейвид Юм, англ. David Hume; 7 мая (26 апреля по старому стилю), 1711 Эдинбург, Шотландия — 25 августа 1776, там же) — шотландский философ, представитель эмпиризма и агностицизма, один из крупнейших деятелей шотландского Просвещения. Работал библиотекарем, некоторое время состоял на государственной дипломатической службе и, наконец, работал в качестве профессора университета. Определенное влияние оказали на него воззрения французского философа Ж.-Ж. Руссо, с которым он лично познакомился во время одной из поездок в Париж.        Основные философские сочинения: "Трактат о человеческой природе, или Попытка применить на опыте метод рассуждения к моральным предметам" (1739-1740), "Опыты" ("Эссе" - 1741), "Исследование о человеческом познании" (1748), "Исследование о принципах морали" (1752), "Диалоги о естественной религии" (опубликованы в 1779) и др. Так же известна работа "История Англии" (1754)        В центре философских размышлений Юма находилась проблема человека. Полагая, что "все науки в большей или меньшей степени имеют отношение к человеческой природе", Юм считал особо значимой разработку философской концепции человека.        Дэвид Юм сформулировал главные принципы новоевропейского агностицизма. Он считал, что наше познание начинается с опыта и заканчивается опытом, без врожденного знания (априорного). Поэтому мы не знаем причину нашего опыта. Так как опыт всегда ограничен прошлым, мы не можем постичь будущего. За такие суждения Юм считался большим скептиком в возможности познании мира через опыт. Опыт состоит из восприятий, восприятия делятся на впечатления (ощущения и эмоции) и идеи (воспоминания и воображения).  В сознании, как он полагает, не существует ничего иного, кроме содержания впечатлений и идей (представлений), которые не имеют никакого объективного, т. е. даже духовного, носителя. Здесь Юм, как субъективный идеалист, весьма последователен.          На вопрос о том, существует ли внешний мир, Юм отвечал уклончиво: "Не знаю". В 1876 году Томас Генри Хаксли ввел термин агностицизм для обозначения такой позиции.         Юм  утверждал, что существует, по меньшей мере, три гипотезы:    1. Существуют образы объективных предметов (теория отражения, материализм).    2. Мир — это комплекс ощущений восприятия (субъективный идеализм).    3. Ощущение восприятия вызывается в нашем уме Богом, высшим духом (объективный идеализм).         Юм ставит вопрос, какая же из этих гипотез верна. Для этого надо сравнить эти типы восприятий. Но мы закованы в черте нашего восприятия и никогда не узнаем, что за ней. Значит вопрос о том, каков источник ощущения — принципиально не разрешимый вопрос.         Д. Юм  утверждал,  что причинность в объективном мире не существует, что она представляет собой привычку человека связывать свои ощущения определенным образом.                

Источник: Философия справочные материалы для самостоятельной работы студентов и магистрантов

Юм, Дэвид
(Hume, David, 1711 1776).
Шотландский философ и историк, родился и получил образование в Эдинбурге. С юности отдавшись изучению философии, Юм посвятил ей всю свою жизнь и стал одним из ведущих английских мыслителей эпохи Просвещения. В течение трехлетнего пребывания во Франции (173437) он написал "Трактат о человеческой природе", вышедший в трех томах в Лондоне в 173940 гг., после его возвращения. Сочинение это, написанное сложным языком, не возбудило интереса публики, вопреки ожиданиям Юма, крый рассчитывал на успех и популярность своего труда. Погрузившись в изучение политической и экономической теории, Юм в 1741 г. опубликовал первый том своих эссе "Моральные и политические опыты", крые были хорошо приняты. Тем не менее ему не удалось войти в академическую среду. Он несколько лет безуспешно пытался получить кафедру в Эдинбургском университете, но добился лишь того, что Эдинбургское общество юристов избрало его в 1752 г. своим библиотекарем. Этот период был наиболее плодотворным для Юма и принес ему литературную славу. В 1757 г. он опубликовал " Естественную историю религии" и закончил "Диалоги о естественной религии" (последнее сочинение Юм, по совету друзей, не стал издавать, и оно вышло в свет только после его смерти).
В своих трактатах и статьях Юм критиковал деизм и ортодоксальное христианство. Он полагал, что все наше знание основано на опыте. Хотя и возможно достоверное знание "отношений между идеями", но их реальность отнюдь не очевидна, ее можно лишь предполагать как вероятную. Так, напр., источник понятий причины и действия  не логика, но присущая человеческому разуму привычка к ассоциации идей, или навык. В "Диалогах о естественной религии" Юм утверждал, что применяемое в естественной теологии доказательство существования бесконечного невозможно вывести из конечного, а бытие Бога невозможно доказать на основании связи причины и действия. Юм не говорил, что Бога нет, но показывал, что Его бытие нельзя доказать, обращаясь к разуму или к чувственному опыту. Нападая на онтологическое, космологическое и телеологическое доказательства бытия Бога, Юм предвосхитил Канта.
В эссе "О чудесах", к-рое вошло в книгу "Исследование о человеческом разумении" (1748), Юм рассуждает так: поскольку все наше знание основано на опыте и поскольку этот опыт говорит о регулярном характере природных процессов, то сообщения о чудесах, скорее всего,  ложь, а не свидетельство о нарушении естественного порядка вещей. Напр., рассказ о воскресении из мертвых, по всей вероятности,  вымысел. В "Естественной истории религии" Юм пишет, что в основе всякого религиозного чувства лежат две эмоции  надежда и страх, особенно страх. Юм верил в научное изучение религии, ибо он полагал, что религиозный опыт ничуть не уникален и к нему следует подходить с теми же мирскими мерками, как и к прочим формам человеческого поведения. Юм считал, что от политеизма человечество перешло к монотеизму, наблюдая над естественными явлениями. Опыт переживаний приятного и неприятного, за крые были ответственны добрые и злые божества, под влиянием наблюдений над необъяснимыми силами и необычными явлениями природы постепенно привел к вере в одного могущественного и непостижимого в своем волеизъявлении Бога. Никакой связи между Богом и нравственностью Юм не усматривал, полагая, что нравственная жизнь человека управляется только страстями.
Философские произведения Юма пользовались большей известностью во Франции, чем в Англии. Юм был близок со многими выдающимися французскими мыслителями своей эпохи. Он сочетал дарования философа, дипломата и историка. В 175462 гг. он опубликовал многотомный труд

Источник: Теологический энциклопедический словарь

Юм, Дэвид

1711-1776) – английский философ, историк, психолог, моралист, экономист. Работал библиотекарем, состоял на государственной службе, был профессором университета. Основной философский труд – «Трактат о человеческой природе» (1751). Он отмечал, что на основе наблюдений экспериментального метода Ньютон создал образ физической природы, а теперь надо готовый метод применить к человеческой природе. «Все науки, в большей или меньшей степени, имеют отношение к человеческой природе, и... сколь бы удаленными от последней ни казались некоторые из них, они все же возвращаются к ней тем или иным путем. Даже математика, естественная философия и естественная религия в известной мере зависят от науки о человеке, поскольку они являются предметом познания людей и последние судят о них с помощью своих сил и способностей». Анализируя человеческий разум и процесс познания, он представляет его содержание как восприятия, состоящие из двух больших классов: впечатлений и идей. Между ними два различия: 1) степень силы и яркости; 2) порядок и временная последовательность, с которыми они появляются. Восприятия, которые входят в сознание с наибольшей силой, Юм называет впечатлениями, подразумевая под этим все ощущения, аффекты и эмоции «при первом их появлении в душе». Под идеями он понимает слабые образы впечатлений в мышлении и рассуждении. В дальнейшем Юм сокращает разницу между чувствованием и мышлением, эта разница сводится к степени интенсивности: чувствовать – иметь более яркие ощущения, думать – иметь более слабые идеи. Всякое восприятие, таким образом, ощущается и обдумывается. Его эмпиризм проявляется в том, что у него ощущение всегда предшествует идее. «Причинами наших идей являются наши впечатления, а не наоборот». На основе данного положения Юм сформулировал «первый принцип» науки о «человеческой природе». Содержание его таково: все простые идеи происходят прямо или косвенно от соответствующих им впечатлений. Этот принцип снимает вопрос о врожденных идеях, поскольку последние могут появиться только после получения впечатлений, и потому впечатления являются первоисточником. Сложные идеи могут быть результатом многочисленных комбинаций, различными способами складывающихся в нашем интеллекте. Простые представления у Юма имеют тенденцию к объединению друг с другом по принципу ассоциации. Он выделяет три качества, благодаря которым возникает ассоциация и благодаря которым ум переходит от одной идеи к другой: это сходство, смежность во времени или пространстве, причина и действие. Такие связи он называет родом притяжения и считает их необычными, сродни притяжениям в мире природы, а причины их неизвестными, и потому формулирует второй принцип, являющийся непосредственным следствием первого: чтобы проверить и доказать убедительность всякой обсуждаемой идеи, необходимо указать соответствующее ее впечатление. Особое внимание Юм обращает на происхождение сложных идей, поскольку их возникновение многообразно и разнородно. Он вводит их классификацию, данную Локком: идеи субстанций, отношений, обобщения, развивая ее. Юм – номиналист, он отрицает общие понятия. Он считает, что всякая идея – лишь образ, отражение, образ индивидуальный и частный. Общий смысл частной идее придает слово. Разные вещи называются одним и тем же словом по причине сходства. Поэтому задача философии, по Юму, – не претендовать на решение «вечных вопросов» – о Боге, душе, бытии, а помогать человеку в его практической жизни, ограничивать познание эмпирическими рамками. Математические и логические знания Юм считает всеобщими и необходимыми, но они свидетельствуют лишь о связи между идеями в человеческом сознании. Опытное знание говорит нам о мире явлений, но оно не полностью достоверно, а всего лишь вероятно, привычно и принимается на веру.

Источник: Философия науки и техники: словарь

ЮМ Дэвид
(1711–1776) – английский философ, историк, публицист, сторонник агностицизма. Основные философские труды: «Трактат о человеческой природе», «Исследование о человеческом познании», «Опыты».
Раскрывая «человеческую природу», Ю. утверждает, что человек – это разумное, общественное, активное, деятельное существо. Человек не должен увлекаться и идти на поводу у какой-то одной стороны своей натуры, он должен вести «смешанный» образ жизни. Но всё же человеческая способность к познанию для Ю. основная.
Для Ю. нехарактерно противопоставление двух видов познания – чувственного и рационального. Любой результат человеческой познающей деятельности он называет «восприятием». В свою очередь, «восприятия» он разделяет на «впечатления» и «идеи». Впечатления – это яркие, непосредственные ощущения и аффекты. «Идеи» – это более слабые образы, копии впечатлений в мышлении. Хотя впечатления и идеи тесно связаны, но всё же первые являются причиной вторых. Внешние впечатления координируются между собой на основе памяти. Память воспроизводит их в том порядке, в каком они возникали. Впечатления внутреннего опыта (рефлексии) связываются с помощью воображения, фантазии.
Воображение связывает идеи по принципу ассоциации. Ассоциации – это особый род «притяжения» идей друг к другу. Ассоциативное объединение идей не является нерасторжимой связью. Природа как бы указывает воображению на те простые идеи, которые могут объединиться в сложные: например, огонь и дым. Переход от одной идеи к другой по ассоциации опирается на следующие механизмы связи: сходство, смежность во времени и пространстве, причинно-следственная связь. Вера – основа постоянства, непреложности причинно-следственной связи. На чем основывается такая вера? – На силе привычки. «Разум никогда не может убедить нас в том, что существование одного объекта всегда заключает в себе существование другого; поэтому когда мы переходим от впечатления одного объекта к идее другого или к вере в этот другой, то побуждает нас к этому не разум, а привычка, или принцип ассоциаций». Ю. считает, что не логически правильное рассуждение, но принципы, принимаемые неосознанно, безотчетно, определяют наши представления о мире. Сама личность, «Я» не что иное, как связка, пучок ассоциаций.
Разум не определяет волю, следовательно, считает Ю., разум не может стать основой нравственного поведения. Хотя человек следует своим личным интересам, его эгоизм небеспределен. Человек – изначально общественное существо. Он получает бескорыстное удовольствие от совершения нравственного поступка. Человеку присуще также чувство симпатии, благожелательности по отношению к другому, он легко перенимает не свойственный ему образ мыслей, готов встать на точку зрения другого человека, «заражается» его радостью и горем. Основой нравственного поведения, наряду с симпатией и удовольствием от совершения добрых поступков, Ю. считает привычку, основанную на воспитании, а также соглашение между людьми для их взаимной пользы.
Анализируя понятия «естественное состояние» и «общественный договор», Ю. называет их философскими фикциями, абстракциями, необходимыми для понимания сущности взаимоотношений человека и государства. Исторически общество возникает в результате увеличения, разрастания семей. Важнейшим понятием социально-этической доктрины Ю. является справедливость. Ю. считает условием социальной справедливости укрепление в обществе института частной собственности. Частная собственность – источник создания законов, государства, системы воспитания. Равенство противоположно справедливости. Равенство имущества не ведет к равенству способностей и потребностей. Поэтому установление равенства – утопия. Ю. считает, что попытка Богопознания с помощью разума обречена на неудачу, разум вторичен по отношению к нашему опыту. Религия возникает благодаря вере, основанной на страхе и озабоченности.

Источник: Краткий философский словарь.

ЮМ Дэвид
(1711—1776) — англ. философ, историк и дипломат шотл. происхождения; один из осн. представителей англ. философии Просвещения. Окончив Эдинбургский ун-т, работал библиотекарем Эдинбургского об-ва адвокатов, затем состоял на дипломатической службе, был проф. Эдинбургского ун-та. Осн. соч.: «Трактат о человеческой природе, или Попытка применить основанный на опыте метод рассуждения к моральным предметам» (1734—37), «Сокращенное изложение Трактата» (1739), «Исследование о человеческом познании» (1748), «Диалоги о естественной религии» (1751), «Исследование о принципах морали» (1751), «Естественная история религии» (1752—55), «Исследование об аффектах» (1756), «История Англии от вторжения Юлия Цезаря до Революции 1688 г.» (В 8 т. 1754—78), «Моя жизнь» (1776), «Эссе и трактаты по различным предметам» (В 2 т. 1777). В своем гл. соч. «Трактат о человеческой природе» Ю. выступил как продолжатель сенсуализма и эмпиризма в англ. философии. В учении Ю., как впоследствии у Канта, гносеологич. проблематика явл. первичной и опосредует собой др. аспекты филос. системы; Ю. разработал целостную систему скептической философии в рамках субъективистской интерпретации сенсуализма Локка, предложенной ранее Беркли, стремясь придать ей большую последовательность (в частн., указал на произвольность универсального субъекта восприятия в учении ирл. агностика). Согл. Ю., чел. сознание суть лишь механизм связывания (ассоциации), различения, сопоставления, увеличения или уменьшения того материала, к-рый предоставляется органами чувств и совокупным опытом чувственного восприятия. Поск. этот механизм автономен по отношению к возможным источникам восприятия, то локковская концепция «первичных кач-в» как минимум необоснованна, и чел. мышление может производить идеи любого уровня сложности и абстрактности независимо от существования аналога этих идей во внешн. реальности. Но причины и следствия фактически наблюдаемых явлений м.б. выявлены только на основании многократно повторяющегося опыта, к-рый продуцирует «привычку мышления». Именно она позволяет встать на позицию здравого смысла, т.е. ограничить сферу достоверного познания систематизацией эмпирически обнаруживаемых причин явлений путем сведения наблюдаемого разнообразия к небольшому числу несводимых к ч.-л. еще «общих причин». Выведенный т.о. «з-н причинности» имеет силу только внутри сферы наличного опыта и никоим образом не позволяет делать заключения о реальности к.-л. трансцендентных (см. Имманентное и Трансендентное) причин и сущностей (напр., бога или вселенского разума). Стремление ввести пресловутые общие причины, согл. Ю., порождается своего рода «инстинктом причинности», к-рый явл. результатом гипертрофирования ассоциативной способности мышления. Подобным же образом в юмовской философии дезавуируются традиц. понятия метафизики — субстанция, материя, душа, дух и т.п. Несмотря на ярко выраженный скептицизм в отношении «священных коров» религии и философии, в обл. морали Ю. выступает как оптимист, полагая, что поступки людей диктуются не их разумом, а склонностями и страстями. Но коль скоро каждому живому существу присуща инстинктивная склонность к безопасному и самообеспеченному существованию, справедливость и миролюбие, в конечном счете, должны возобладать над насилием и произволом. Представление Ю. о том, что именно высшие ценности соц. и нравств. порядка вместе с интуитивно-опытной идеей вселенской закономерности лежат в основе религ. воззрений самых разных народов и эпох, послужило теор. базисом разл. концепций естественной религии, распространенных в философии Просвещения. К числу его заслуг в истории философии и науки можно отнести и то, что он первым открыто признал атеистический характер своих филос. воззрений. С методол. т.зр. философия Ю. явл. одним из наиболее существенных оснований такого течения мысли, как феноменализм. Соч.: Соч.: В 2 т. М., 1996; Трактат о человеческой природе: В 2 т. М., 1995. Е.В.Гутов

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

Юм, Дэвид

26. 4. 1711, Эдинбург, Шотландия, - 25. 8. 1776, там же), англ. философ, историк, экономист и публицист. Сформулировал осн. принципы новоевроп. агностицизма; предшественник позитивизма. В 1739-40 опубликовал гл. соч. «Трактат о человеч. природе». В 1753-62 работал над 8томной «Историей Англии», в к-рой выразил претензии «новых» тори на роль лидеров блока двух партий англ. буржуазии. В 1763-66 на дипломатич. службе в Париже. Славу на родине Ю. принесли «Эссе» (1741) на обществ.-политич., морально-эстетич. и экономич. темы.
Теория познания Ю. сложилась в результате переработки им субъективного идеализма Беркли в духе агностицизма и феноменализма. Агностицизм Ю. оставлял теоретически открытым вопрос, существуют ли материальные объекты, вызывающие наши впечатления (хотя в житейской практике он в их существовании не сомневался). Первичными восприятиями Ю. считал непосредств. впечатления внеш. опыта (ощущения), вторичными - чувств. образы памяти («идеи») и впечатления внутр. опыта (аффекты, желания, страсти). Поскольку Ю. считал проблему отношения бытия и духа теоретически неразрешимой, он заменил ее проблемой зависимости простых идей (т. е. чувственных образов памяти) от внеш. впечатлений. Образование сложных идей толковал как психологич. ассоциации простых идей друг с другом. С убеждением Ю. в каузальном характере процессов ассоциирования связан центр. пункт его гносеологии - учение о причинности. Поставив проблему объективного существования причинно-следственных связей. Ю. решал ее агностически: он полагал, что их существование недоказуемо, т. к. то, что считают следствием, не содержится в том, что считается причиной, логически из нее невыводимо и не похоже на нее. Психологич. механизм, вызывающий убеждение людей в объективном существовании причинности, основан, по Ю., на восприятии регулярного появления и следования во времени события Б после пространственно смежного с ним события А; эти факты принимаются за свидетельство необходимого порождения данного следствия причиной; но это - ошибка, и она перерастает в устойчивую ассоциацию ожидания, в привычку и, наконец, в «веру», что в будущем всякое появление А повлечет за собой появление Б. Если, по Ю., в науках о природе убеждение в существовании причинности основано на внетеоретич. вере, то в области наук о психич. явлениях каузальность бесспорна, ибо она действует как порождение идей впечатлениями и как механизм ассоциирования. Согласно Ю., каузальность сохраняется в тех науках, к-рые удается превратить в ветвь психологии, что он и стремился осуществить в отношении гражд. истории, этики и религиоведения.
Отвергая свободу воли с позиций психич. детерминизма и используя критику понятия субстанции, выдвинутую Беркли, Ю. выступил с критикой понятия духовной субстанции. Личность, по Ю., есть «... связка или пучок... различных восприятий, следующих друг за другом...» (Соч., т. 1, М., 1965, с. 367). Критика духовной субстанции перерастала у Ю. в критику церкви и религ. веры, к-рой он противопоставлял привычки обыденного сознания и расплывчатую «естеств. религию».
В основе этики Ю.- концепция неизменной человеч. природы. Человек, по Ю., - существо слабое, подверженное ошибкам и капризам ассоциаций; образование приносит ему не знания, но привычки. Вслед за Шефтсбери и Хатчесоном Ю. считал, что моральные оценки проистекают из чувства удовольствия. От этого гедонистического принципа Ю. перешел к утилитаризму, но в поисках мотивов, которые заставили бы людей следовать требованиям «общественного блага», обратился к альтруистическому чувству общечеловеческой «симпатии», которое противопоставлял индивидуализму.
Эстетика Ю. сводилась к психологии художеств. восприятия; прекрасное он преимущественно толковал как эмоциональную реакцию субъекта на факт практич. целесообразности объекта.
В социологии Ю. был противником как феод.-аристократич. идеи «власти от бога», так и бурж. договорных концепций происхождения гос-ва. Общество, по Ю., возникло в результате разрастания семей, а политич. власть - из института воен. вождей, к-рым народ «привык» подчиняться. Согласно Ю., степень законности власти зависит от продолжительности правления и последовательности соблюдения ею принципа частной собственности.
Под влиянием идей Ю. развивалось большинство позитивистских учений 19-20 вв., начиная с Дж. С. Милля и вплоть до эмпириокритицизма, неопозитивизма и лингвистич. философии.

Источник: Советский философский словарь

ЮМ Дэвид
шотландский дипломат, историк и философ; р. 7. 5. 1711 (Эдинбург) — ум. 25. 8. 1776 (там же); наиболее выдающийся философ английского Просвещения. Согласно учению Юма, творческая сила мышления не простирается дальше возможности связывать, переставлять, увеличивать или уменьшать материал, доставляемый чувствами и опытом; таким образом возникают все идеи, в том числе, например, идея Бога: рассудок получает ее, ставя человеческие качества мудрости и доброты вне всех границ. Связывание идей может совершаться с помощью одной только деятельности мышления, оно независимо от существования того, что под этим подразумевается. Напротив, причины и следствия, относящиеся к фактам, не могут быть открыты одним разумом, но открываются только путем опыта. Основой причинного познания является не разум или априорная способность, а только повторяющийся опыт того же рода, что и ставшая самостоятельной привычка мышления, которая в конечном счете существует как закон причинности, причем этому помогает своего рода инстинкт причинности. Следовательно, высшая цель человеческого познания может состоять только в том, чтобы собирать воедино эмпирически найденные причины естественных явлений и подчинять многообразие особенных следствий небольшому числу общих, больше ни к чему не сводимых причин. При этом закон причинности имеет силу только внутри сферы опыта, и заключение от эмпирических данных к трансцендентному (например, к Богу или бессмертию) совершенно недопустимо. Религиозные «истины» никогда не могут быть познаны, в них можно только верить, но они с психологической необходимостью возникают из потребности чувства. Понятие субстанции Юм исследует так же критически, как и понятие причины. Субстанция — это лишь соединение вместе простых представлений, объединяемых силой воображения и получивших особое название; причем здесь опять-таки помогает своего рода инстинкт субстанции. Душа, т. е. Я, тоже не субстанция, а пучок постоянно меняющихся представлений и чувств. В этике Юм детерминист: все наши поступки определены, по его мнению, нашим предрасположением и естественны. Одно лишь мышление, чистый разум не порождает никаких поступков. Разум учит только об истинном и ложном, естественном и испорченном; деятельность вытекает из склонностей и страстей. Юм всегда твердо верил в то, что справедливость и миролюбие в конечном счете победят насилие и произвол. Юм является не «скептиком» в обычном смысле этого слова, а антирационалистическим реалистом, строящим свое учение на биологическо-антропологической основе, что является главной чертой его классических исторических произведений, в особенности «Истории Англии» со времени захвата ее Цезарем. Осн. соч.: A Treatise of Human Nature, 3 vol., 1739—1740, нем. изд. 1904— 1906 (рус. пер.: Трактат о человеческой природе, 1965); Philosophical Essays Concerning Human Understanding, 1748, нем. изд. 1964 (рус. пер.: Исследование о человеческом уме, 1916); An Enquiry Concerning the Principles of Morals, 1751, нем. изд. 1929; Political Discourses, 1752, нем. изд. 1795; The Natural History of Religion, 1757, нем. изд. 1757 (рус. пер.: Естественная история религии, 1909); Dialogues Concerning Natural Religion, 1779, нем. изд. 1968 (рус. пер.: Диалоги о естественной религии, 1909); The Philosophical Works, 4 vol., 1874— 1875, 1882—1886, 1964. (На рус. яз.: Соч.: В 2 т., 1965.) — Библиография: R. Hall. A Hume. — Biblioraphy from 1930. York, 1971; Fifty Years of Hume. Scholarship. A Bibliographical Guide (1925— 1976). Edinburgh, 1978; T. E. Jessop. A Bibliography of D. Hume and of Scottish Philosophy from F. Hutcheson to Lord Balfour. New York, 1960.R. Hönigswald. Über die Lehre H.s von der Realität der Außendinge, 1904; C. J. W. Francke. D. H., 1907; R. Metz., 1929; F. Zabeeh. H. — Precursor of Modern Empiricism. Den Haag, 1960; A. Schaefer. D. H. — Philos. u. Politik, 1964; E. C. Mossner. The Life of D. H., Oxford, 1970 (Bibi.):N. Capaldi. D. H. —The Newtonian Philosophers. Boston, 1975 (Bibi.); U. Voigt. D. H. und das Problem der Geschichte, 1975 (Bibi.); G. P. Morice (ed.). D. H. — Bicentenary Papers. Edinburgh/Austin Tex., 1977; C. A. Gaskin. H.'s Philosophy of Religion. New York; London; Baringstoke, 1978; E. J. Graig. D. H., 1979; J. L. Mackie. H.'s Moral Theory. Boston;London; Henley, 1980; W. Farr (Hg.). H. und Kant, 1982; A.N. Flew. D. H.'s Philosophy of Moral Science. Oxford, 1986; G. Gawlick, L. Kreimendahl. H. in der dt. Aufklärung, 1987; J. Kulenkampff. D. H., 1989.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Юм, Дэвид

26 апреля 1711, Эдинбург, Шотландия — 25 августа 1776, там же) — шотландский (британский) философ, публицист, историк, один из инициаторов европейского позитивизма и феноменологии. В своем основном произведении — «Трактат о человеческой природе» (1739—40, рус. пер. 1966) — Юм рассчитывал на основе экспериментального метода, тщательно подобранных опытов и интроспекции смоделировать целостную систему природы человека. Ее основное содержание складывается из логики, объясняющей принципы и операции способности человека рассуждать, а также природу его идей; этики, касающейся внутренних чувств человека; учения о вкусе (критицизм — эстетика) и политики, рассматривающей людей как объединенных в общество и зависящих друг от друга. Будучи сторонником теории морального чувства Хатчесона, но не принимая его теологическую модель обоснования объективных стандартов добра и зла, Юм задумывал «Трактат» как тотальную критику рационализма не только в области естественной теологии, но и в общей теории познания, где демонстрируется несостоятельность разума в обосновании идей пространства и времени, общей идеи существования, материальной и духовной субстанции, понятий энергии, силы, причинности. В ведении разума остаются истины отношений, аналитические истины. Соответственно огромная сфера истин фактов становится вероятностным знанием и переходит под юрисдикцию веры (Belief). Ограничение значения разума в познании последовательно дополняется минимизацией его роли в морали: разум есть и должен быть лишь рабом аффектов и не может претендовать на какую-либо другую должность, кроме служения и послушания им (см. Юм Д. Соч. в 2 т. М., 1996, т. 1, с. 457). Особое место в теории морали занимает проблема свободы, обсуждению которой посвящена 2-я книга «Об аффектах», т. е раздел о психологии. Юм отожествляет свободу со случайностью (которая означает на деле незнание причин), превращает свободу в психологическую иллюзию.
В теории вкуса (эстетике) Юму не удалось последовательно провести свою точку зрения на подчиненную роль разума: он остался на позициях нормативистского классицизма в оценках произведений искусства, что противоречило положению о чувственном, т. е. субъективном, характере восприятия красоты. В разделах «Трактата», посвященных политике, Юм отвергает фикции «войны всех против всех» Гоббса и общественного договора Локка. Гражданское общество возникает стихийно под воздействием общественного интереса; это же можно сказать о происхождении такой добродетели, как справедливость.
Попытки Юма занять кафедру в университетах Эдинбурга и 1лазго потерпели неудачу во многом из-за скандальной репутации «Трактата о человеческой природе». В 1740-х гг. выходят несколько изданий моральных и политических эссе (причем с издания 1748 под именем Юма). В этом же году Юм анонимно издает «Философские опыты о человеческом познании» — значительно сокращенное и переработанное заново, по словам Юма, изложение 1-й книги трактата «О познании», с некоторыми, впрочем, добавлениями. Издание не изменило репутацию Юма как вольнодумца. Основные идеи трактата в «Философских опытах» (с 1758 — «Исследование о человеческом познании»), (так называемое первое исследование) не претерпели изменений. Более того, Юм дополнил издание двумя крамольными главами «О чудесах» и «О провидении и будущей жизни», первую из которых он когдато не решился включить в трактат о человеческой природе. В 1751 в Лондоне вышло в свет «Исследование о принципах морали» («Второе исследование») — лучшее, по мнению автора, его произведение; в нем заметно влияние хатчесоновской теории морального чувства с ее инстинкгивизмом и утверждением, что конечные цели человеческого поведения задаются не разумом, но только чувством.
В 1752 Юм стал библиотекарем эдинбургского общества адвокатов, обладавшего крупнейшим в Шотландии собранием книг (ныне Национальная библиотека). За годы работы в этой должности (1752—57) Юм составил многотомную «Историю Англии». Первыми вышли два тома «Истории Великобритании при доме Стюартов», вызвавшие ожесточенную критику вигов и тори, церковников и сектантов, свободомыслящих и ханжей, но с неожиданным для автора энтузиазмом встреченные во Франции. В последующие годы вышло еще шесть томов, посвященных истории Англии.
В 1757 в сборнике «Четыре диссертации» Юм издал «Естественную историю религии», оказавшую большое влияние на просветителей на континенте (перевод на французский язык был опубликован уже в 1759). В том же сборнике Юм опубликовал «Рассуждение об Аффектах» — значительно сокращенный реферат 2-й книги «Трактата».
В нач. 1760-х гг. Юм находился на государственной службе в качестве секретаря посла Великобритании во Франции и близко познакомился с французскими просветителями-энциклопедистами. В конце этого десятилетия Юм служил помощником государственного секретаря Великобритании в Лондоне. В 1768 он вернулся в родной Эдинбург.
По собственному признанию, господствующей страстью Юма было влечение к литературе; несмотря на частые неудачи, он все-таки добился настоящего литературного успеха, который принесли ему неоднократные издания сборников эссе на политические, экономические и исторические темы.
После смерти Юма в 1779 были изданы «Диалога о естественной религии», нал которыми он работал много лет вплоть до кончины. В 1781 «Диалоги» перевел на немецкий язык Гаман, их использовал Кант в работе над «Пролегоменами». «Диалоги» показывают несостоятельность претензий религиозного сознания на ведущую, всеобъясняющую роль в познании и вопросах морали. Все идеи людей о божестве (согласно тем, кто отрицает врожденные идеи) есть не что иное, как сочетание идей, которые они приобретают благодаря размышлениям над действиями своего собственного ума (см. Юм Д. Соч. в 2 т., т. 1,1996, с. 669). Поэтому неосознанный антропоморфизм рациональной теологии в познании сверхъестественных предметов неизбежно оказывается иллюзией, своего рода иллюзорной causa sui (впрочем, так же, как и претензии натуральной философии на вечные истины в естествознании).
После смерти Юма его сочинения почти полвека на родине не издавались, что было связано с резкой критикой опасного вольнодумца представителями шотландской школы философии здравого смысла, особенно Д. Битги, который был официально признан победителем скептицизма и награжден королевской пенсией. Тем не менее влияние философии Юма не прекращалось, в частности, его испытали А. Смит, И. Кант, И. Бентам, Дж. С. Милль и др.
M. A. Абрамов

Источник: Новая философская энциклопедия

Юм Дэвид
1711-1776) - крупнейший английский философ, историк, экономист и публицист.
Родился в шотландской дворянской семье, в Эдинбурге. Получил широкое юридическое образование в Эдинбургском университете. Основные философские труды: «Трактат о человеческой природе» (1739-1740), «Исследование о человеческом познании» (1748), «Исследование о принципах морали» (1751), «Эссе» (1752), «Естественная история религии» (1757). Работая библиотекарем Эдинбургского общества адвокатов, он подготовил восьмитомную «Историю Англии».
Юм - последний из трех английских эмпиристов после Локка и Беркли. В отношении сенсуализма он продолжал линию Локка, и его главный труд по философии «Исследование о человеческом познании» посвящен гносеологической проблематике. Сенсуалистически решая вопрос о природе наших знаний, по вопросу об их источнике Юм занимает позицию, отличную как от позиции Локка, так и от позиции Беркли. Согласно Юму, опытное познание состоит из восприятий, которые сходны с «идеями» Локка и Беркли. Однако он не принимает утверждения Локка о том, что внешний мир - источник этих простых идей. В то же время Юм полемизирует также и с Беркли, который считает, что «идеи» (т.е. ощущения) - это и есть сама реальность, мир, вещи. Юм утверждает, что мы не можем доказать существование внешнего мира как источника наших ощущений. Он полагает, что в процессе познания мы имеем дело лишь с содержанием наших ощущений, а не с их источником. Поэтому мы не можем доказать ни то, что мир объективно существует, ни то, что он не существует.
Все восприятия Юм разделял на два вида: «впечатления» и «идеи». Впечатления бывают первичными и вторичными. Первичные - это впечатления внешнего опыта, вторичные - впечатления внутреннего опыта. Если к первым относятся ощущения, то ко вторым - желания, страсти и т.д. Впечатления внешнего и внутреннего опыта порождают простые идеи, к которым относятся образы памяти и воображения.
Идеи могут соединяться между собой и, таким образом, находиться в определенных отношениях. Юм насчитывает три типа таких отношений, или, как он их называет, ассоциаций. Ассоциации Юм рассматривает как нечто настолько важное для человеческой природы, что называет их принципом.
Первый вид - это ассоциации по сходству. Например, портрет друга, который в данный момент отсутствует, способен породить в нас идею о нем в силу того, что этот портрет и образ друга имеют сходство. Но такого рода ассоциации часто приводят к ошибкам.
Второй вид - это ассоциации по смежности в пространстве и времени. Например, впечатления и воспоминания о родном доме яснее, если находишься на более близком расстоянии от него, чем тогда, когда находишься вдали.
Третий тип - это ассоциации причинности, которые чаще всего встречаются в жизни.
Ассоциации для Юма - один из видов отношений, которых он насчитывает довольно много, но из всех отношений причинные отношения - основные, и на них он сосредоточивает свое главное внимание. Учение о причинности - центр его гносеологии.
Юм задается следующими вопросами: имеют ли объективное существование причинные связи, почему люди считают причинные связи объективно существующими, какое значение имеют причинные связи для науки.
Юм полагал, что нельзя доказать наличие в мире причинной связи, так как следствие не похоже на то, что называется причиной. Мы обычно решаем вопрос о существовании причины следующим образом: сначала фиксируем пространственную смежность расположения двух событий и их регулярное чередование, а затем на основании этого приходим к выводу о существовании причинной связи. В этом случае мы совершаем, по мнению Юма, логическую ошибку: после этого - значит, по причине этого (post hoc, eigo propter hoc). На основании такой ассоциации мы начинаем думать, что подобное следование событий является устойчивым и имеет тем самым причинную связь. У нас появляется вера в эту причинную связь.
Свой скептицизм Юм распространял в основном на философский анализ познания. В обыденной же жизни он признавал, что мы не сомневаемся в том, что если бросить камень, то он упадет на землю, но здесь мы не руководствуемся философским мышлением, а ожидаем того, что происходило уже много раз.
Юм отвергает понятие субстанции. Он рассматривает его как иллюзию, которая возникает потому, что, по мнению Юма, в нашем сознании одни и те же впечатления возвращаются после того, как они прерваны при восприятии.
Юм утверждал, что наши доказательства истинности христианской религии являются более слабыми, чем доказательства истинности наших чувств. Он не признает утверждения, что религия основывается на доводах разума или на том, что в ней очень нуждаются. Он писал: «Первоначальная религия человечества порождается главным образом тревожным страхом за будущее» [Сочинения. М., 1965. Т. 2. С. 429].
Вместо религиозной веры Юм выдвигает привычку обыденного сознания верить в установленный порядок, а также так называемую «естественную религию» - веру в сверхприродную причину. Юм отвергает доказательства существования Бога, которые основываются на несовершенстве человека или на целесообразном устройстве мира.
Юм исходит из признания неизменной человеческой природы. Человек, согласно Юму, сформировался как существо, которое склонно к ошибкам и аффектам, оно мало руководствуется разумом и строгими понятиями. В противовес сторонникам этического интеллектуализма Юм доказывает, что поведение человека не определяется одним лишь интеллектом, и указывает, что в моральной жизни человека большую роль играет чувственность. Юм отделяет разум от нравственности, при этом для него часто пропадает императивный характер моральных норм. По мнению Юма, этику должны интересовать прежде всего мотивы поступков, свидетельствующие о психологических особенностях людей. Мотивы же наших поступков являются их причинами. Отсюда следует вывод, что свобода воли не существует.
Исследуя мотивы человеческих действий, Юм приходит к утилитаризму. «Большинство людей охотно соглашаются с тем, что полезные качества духа добродетельны именно в силу своей полезности. Такой взгляд на дело столь естествен и так часто встречается, что лишь немногие задумываются над тем, признать ли его. Но если допустить его, необходимо следует признать и силу симпатии» [Соч. Т. 1. С. 785].
Вместе с тем утилитаризм Юма сочетался с его альтруизмом, так как он утверждал, что в межличностных отношениях господствует чувство симпатии, солидарности, благожелательности.
Юм стоит на позициях общественного договора. Он утверждал, что общество развилось из семейных и родовых отношений на основе чувства симпатии. Потребности и стремление к достижению прибыли - движущая сила развития общества.
С этими взглядами тесно связаны его воззрения по политической экономии. Он рассматривал прибыль в качестве одной из движущих сил развития производства. Его взгляды в области политической экономии оказали воздействие на формирование идей Адама Смита.

Источник: Великие философы: учебный словарь-справочник

Дэвид Юм
(1711–1776)
«Абсолютного опытного знания не существует»
Жизнь. Выдающийся шотландский философ. Родился 26 апреля 1711 г. в Эдинбурге, в богатой дворянской семье. Отец мечтал видеть сына адвокатом, однако Дэвид настолько увлекся философией, что не мыслил для себя другой профессии. С 11 до 14 лет Юм учился в Эдинбургском колледже, после чего продолжил обучение в университете, а затем занимался самообразованием. Будучи 19ти лет от роду, он задумал создать собственную философскую теорию о человеческой природе, но принялся за дело столь рьяно, что впал в тяжелейшую депрессию, от которой избавился с большим трудом.
С 1734 по 1737 гг. он жил во Франции, в 1746 г. был военным советником в Вене и Турине. С 1763 по 1766 гг. он вновь во Франции – как секретарь английского посольства. Здесь он завязывает дружбу с мыслителями французского Просвещения – Руссо, Дидро, Даламбером и Гельвецием. Но на другом – философском – поприще Юму приходилось сложнее. Первые философские работы Юма не вызвали, вопреки его ожиданиям, никакой общественной реакции. Более того, в 1744–1745 гг. ему не удалось стать профессором Эдинбургского университета, как считал сам Юм – изза его откровенно скептических и атеистических позиций. По тем же причинам в 1751 г. его кандидатура была отклонена университетом Глазго.
Под конец жизни Юму повезло: с 1767 по 1769 гг. он занимал должность государственного секретаря, что дало ему возможность после отставки добиться хорошей пенсии и полностью заняться любимой философией. Умер Юм 28 августа 1776 г.
Основные работы. «Опыт о человеческом разуме», «Трактат о человеческой природе», «Опыты моральные и политические», «Политические речи», «Естественная история религии», «Диалоги о естественной религии», «История Великобритании».
Учение. Программной целью Юма была попытка создания принципиально нового подхода к изучению человеческой природы. Ибо, как говорил сам Юм: «Нет скольконибудь значительного вопроса, решение которого не входило бы в состав науки о человеке, и ни один такой вопрос не может быть решен с какойлибо достоверностью, пока мы не познакомимся с этой наукой». Главным пунктом науки о человеке Юм считал способ познания, с помощью которого человек исследует мир. Таким образом, во главу угла всего учения Юма становится человеческий разум, его свойства и возможности.
Идеи и впечатления. Каждый человек, говорит Юм, обладает двумя основными способностями воспринимать природу:
1. Впечатления. «Те восприятия, которые входят в сознание с наибольшей силой, мы назовем впечатлениями, причем я буду подразумевать под этим именем все наши ощущения, аффекты и эмоции при их первом появлении в душе».
2. Идеи. «Под идеями я буду подразумевать слабые образы этих впечатлений в мышлении и рассуждении».
Различие между ними состоит не только в яркости и силе их воздействия на наш разум (впечатления гораздо ярче и сильнее идей), но и в порядке их появления в нашем сознании. Первыми появляются впечатления, вслед за которыми у нас возникают и соответствующие идеи. В самом деле, идея, к примеру, желтого цвета или кислого вкуса не может возникнуть раньше соответствующего ощущения, т. е. впечатления об этом цвете или вкусе. Таким образом, Юм решает вопрос о «врожденных идеях» в пользу гипотезы «tabula rasa».
Юм о простых и сложных впечатлениях. Впечатления, как и идеи, могут быть простыми и сложными. Например, кислый вкус и желтый цвет являются простыми впечатлениями и, соответственно, простыми идеями, но лимон уже представляет собой сложное впечатление и сложную идею. Эти сложные идеи и впечатления накапливаются в нашей памяти и впоследствии обрабатываются воображением, чтобы образовывать в сознании стройные последовательные группы – ассоциации. Так в нашем разуме возникает ясная и четкая картина мира, образованная из впечатлений, идей и ассоциативных связей.
Юм о причинноследственных связях. Эту ясную и понятную картину мира мы отождествляем с непосредственным его познанием. Человек, говорит Юм, устроен так, что любую последовательную цепь событий он воспринимает по принципу причины и следствия, т. е. когда любое физическое (механическое) действие заканчивается вполне ожидаемым результатом. Так, например, каждому человеку абсолютно ясно, что мяч, ударяющийся о стену, обязательно должен отскочить обратно, а погружение в воду какоголибо предмета непременно приведет к его намоканию. Результат подобных действий и событий мы именуем безусловным знанием, удовлетворяясь им как общепризнанным, законным.
Юм о причине. Но так ли это на самом деле, спрашивает Юм? Что, собственно, мы знаем в результате исследования причин и следствий какоголибо события? Юм считает, что всякое событие может быть разложено на три этапа:
1. Некоторая последовательность – когда некоторое действие следует за какимто другим действием.
2. Некоторое взаимодействие – когда происходит контакт между двумя объектами или явлениями.
3. Некоторый необходимый результат – когда итогом такого контакта становится закономерный и необходимым образом наступающий результат.
Критика закона причинноследственных связей. Однако, спрашивает Юм, является ли результат таких причинноследственных связей знанием? Ведь, согласно распространенной в то время теории познания, можно считать истинным знанием только то, что основано на непосредственном опыте. Поэтому сначала надо подробно рассмотреть, какие действия в причинноследственной цепи на самом деле основаны на опыте, а какие – нет. И тут мы должны признать, что последовательность событий – ктото ударяет по мячу ногой, и он летит в стену – основана на опыте, т. к. мы это непосредственно видим. Далее, контакт между двумя явлениями – мяч достигает стены и ударяется в нее – также опытно очевиден. Но вот с последним этапом – отскоком мяча как необходимым результатом – дело обстоит сложнее.
Никакой необходимости не существует. Дело в том, говорит Юм, что если движение объектов в первых двух случаях мы можем проследить, т. е. познать на опыте, то результат этих движений – отскок мяча, например, – как необходимый и закономерный итог мы проверить не в состоянии. В самом деле, понятие необходимости мы не в силах ни увидеть, ни услышать, ни обонять, ни осязать, ни попробовать на вкус. Оно было и останется только понятием, опытно не удостоверенным. А следовательно, никаким достоверным знанием о необходимости мы обладать не можем. Поэтому и утверждать о том, что она существует, мы не имеем права.
Юм о понятии «привычки». «Наша идея необходимости и причинности порождается исключительно единообразием, замечаемым в действиях природы, где сходные объекты всегда соединены друг с другом, а наш ум побуждается привычкой к тому, чтобы заключать об одном из них при появлении другого». Иными словами, на основании своего повседневного опыта, когда одни и те же события происходят всегда по одному и тому же сценарию, человек вырабатывает привычку мыслить определенным образом. Дело в том, что в процессе жизнедеятельности человека, в условиях хорошо известных ему природных физических явлений у него возникает чувство ожидания, что событие повторится, произойдет именно так, как это бывало во всех предыдущих случаях. После чего событие, произошедшее в полном соответствии с этими ожиданиями, человек воспринимает уже привычно – как безусловную необходимость, считая, что имеет истинное знание о нем.
Опровержение индукции. Правда, в ответ на эти доводы можно выдвинуть т. н. индуктивный аргумент – если много раз повторять один и тот же опыт, к примеру с тем же мячом, то можно прийти к выводу о том, что результат всегда будет один и тот же, т. е. с помощью чисто количественного метода мы можем получить теоретический вывод о необходимой взаимосвязи причины и следствия. Но на эти доводы Юм отвечает в том же духе: мы никоим образом не можем провести бесчисленное количество опытов, необходимое для абсолютной уверенности в наших результатах. Исходя из этого нельзя на все 100 процентов уверенно сказать, как поведет себя мяч в будущем – возможно, что он вообще не отскочит от стены или полетит в ином направлении.
Юм о возможностях познания. Однако не будем путать теорию с практикой. Сам Юм ни в коем случае не призывал к тому, чтобы для проверки своих идей прыгать с крыши дома или нырять в воду с камнем на шее. Все, что он хочет показать и доказать заинтересованному читателю, так это то, что мы ничего не можем знать о существовании необходимости в причинноследственных связях. При этом он нигде не говорит об ее отсутствии в них – возможно, что она существует, но для нашего познания она недоступна. Во всяком случае, наши органы чувств, которые предоставляют нам возможность опытного знания о явлениях, ее зафиксировать не в силах. Вывод из этих предпосылок довольно пессимистичен: ни одна опытная наука не может дать человечеству абсолютное знание о природе вещей и явлений – во всех них всегда будут присутствовать определенные неточности, ошибки и недочеты.
Юм о логическом и опытном знании. Итак, опытное знание, согласно Юму, всегда будет недостаточным, не стопроцентно точным, хотя оно и призвано сообщать нашему сознанию сведения о мире, о физической природе, о явлениях и событиях жизни. Однако, говорит Юм, все же существует вид знания, который можно назвать абсолютным – это логическое знание. В самом деле, если нам известно, что жираф выше слона, а слон выше носорога, то абсолютно ясно, что жираф выше носорога. Этот логический вывод совершенно неоспорим и дает нам стопроцентное логическое знание. Правда, знание это, добавляет Юм, ничего не говорит нам о природе явлений, т. е. о мире в целом – оно чисто теоретическое.
Отрицание свободы и практического разума. В природе человека, говорит Юм, помимо идей и впечатлений присутствуют также страсти, которые напрямую зависят от таких проявлений души, как удовольствие и боль. Все поступки человека, считает Юм, так или иначе относятся к этим двум видам внутренних впечатлений. При этом даже самый волевой человек практически не в состоянии сопротивляться страстям, ибо «разум никогда не может противостоять страсти в управлении волей». Отсюда и соответствующее понимание свободы, которая, по словам Юма, есть всего лишь отсутствие принуждения извне, спонтанность. Но если нет ни свободы как необходимости, ни воли как преодоления страстей, то никакого практического применения разуму в жизни быть не может. Иначе говоря, разум совершенно непригоден для целей обуздания воли и управления ею, для выработки рациональных и целесообразных правил жизни и, следовательно, для основания нравственности.
Юм о морали. В основе морали, считает Юм, всегда лежит чувство боли или удовольствия. Этими двумя чувствами мы и руководствуемся в процессе нашей жизнедеятельности. Поэтому добродетель Юм рассматривал как удовольствие особого рода: «…Сознавать добродетель – не что иное, как чувствовать особое удовольствие при рассмотрении любого характера. В самом чувстве и заключается наша похвала или восхищение». Однако чувство чувству рознь. Так, если мы едим, то чувствуем физическое удовольствие, а если смотрим балет (рассматриваем картину, слушаем музыку), то испытываем чисто эстетическое наслаждение. Одним словом, удовольствие, как род общечеловеческого блага, должно быть целью жизни всего человечества. Каждый человек, сознавая удовольствие как самую желанную и благую цель, должен всемерно содействовать его распространению и на других людей – это и будет его добродетелью. То же и в отношении чувства боли или страдания – его надо всячески избегать и ни в коем случае не распространять на других людей. Таким образом, мораль в понимании Юма носит чисто утилитаристский характер.
Юм о религии. Сам Юм всегда был очень далек от религии, однако она его интересовала как факт мировой культуры и явление человеческой природы. Юм был убежден в отсутствии у религии какоголибо рационального начала, поэтому все доказательства существования Бога он отметал как принципиально недоказуемые. Дело в том, что Бог, согласно Юму, может восприниматься лишь как первопричина всего универсума, а следовательно, Он является сущностью мироздания. Но мироздание в целом не может быть проверено или исследовано опытным путем, так что все доказательства подобного рода всегда будут внутренним делом богословов и философов.
При этом интересно, что никакой морали у религии, по мнению Юма, также не существует, т. к. истинной основой морали является чувство удовольствия или страдания. А религия оперирует чисто духовными или психологическими понятиями – вера, смирение, убежденность, самоотречение, милосердие и т. д. В основе религии, считает Юм, всегда лежит незнание: «Невежество есть мать благочестия». Это приводит порой к весьма плачевным итогам: «Послушайте, как люди провозглашают, что нет ничего более твердого и заслуживающего доверие, чем их религиозные догмы. А потом проверьте, как они живут: вам трудно будет предположить, что у них была хоть малейшая вера в религию».
Тем не менее Юм был убежден в определенной пользе религии для целей культуры и цивилизации: «…Отыщите народ, у которого совершенно нет религии; если вы найдете таковой, будьте уверены, что он стоит лишь на несколько ступеней выше животных».

Источник: Философия. Краткая история.

Юм, Дэвид

(7 мая 1711 – 25 авг. 1776) – англ. философ, историк, экономист и публицист. Сформулировал осн. принципы новоевроп. агностицизма; предшественник позитивизма. Род. в семье небогатого шотл. помещика, получил юридич. образование в Эдинбургском ун-те. В 1739 опубликовал гл. соч. "Трактат о человеч. природе" ("А treatise of human nature"). С 1753 по 1762 Ю. работал над восьмитомной "Историей Англии" ("The history of England"), в к-рой выразил претензии "новых" тори на роль лидеров блока двух партий англ. буржуазии и проявил как свой антидемократизм, так и антиклерикализм. В 1763–66 – на дипломатич. службе в Париже, где франц. просветители приветствовали Ю. как идеологич. союзника в борьбе против религии. В последние годы содействовал развитию наук в Шотландии, участвуя в Научном обществе (Selected Society, Общество избранных). Славу на родине принесли Ю. его "Эссе" на обществ.-политич., морально-эстетич. и экономич. темы ("Essays, moral, political", Edin., 1741, 2 ed. – "Essays, moral, political and literary", v. 1–2, Edin., 1742; 10 ed., последнее просмотренное автором издание 1777). Т е о р и я п о з н а н и я Ю., сложившаяся в итоге переработки им субъективного идеализма Беркли в духе агностицизма и феноменализма, в значит. степени совпадает с его описат. психологией. В центре гносеологии Ю. – проблема соотношения элементов чувств. опыта (восприятий – perceptions). Первичными восприятиями Ю. считал впечатления внешнего опыта (ощущения), вторичными – впечатления внутр. опыта (аффекты, желания, страсти). На основе внешнего и внутр. опыта возникают простые идеи, т.е. образы памяти и воображения, основанные на прошлом опыте. Проблемой зависимости простых идей от внешних впечатлений Ю. заменил проблему отношения бытия и духа, к-рую считал теоретически неразрешимой. В вопросе об образовании сложных идей Ю. следовал принципу их комбинирования (Ф. Бэкон и Локк), но интерпретировал его как учение о психологич. ассоциациях впечатлений внешнего и внутр. опыта, простых идей друг с другом, а также как учение о предрасположенности сознания к появлению в нем идей, аналогичных тем, к-рые следовали за прежними впечатлениями. Ассоциацию идей Ю. рассматривал, в отличие от материалиста Гартли, вне ее анатомо-физиологич. основы, как процесс, определяемый сходством и смежностью впечатлений и идей в пространственно- временн?м отношении, а также перенесением прежних ассоциативных связей на аналогичные им новые ситуации. Эмоции (аффекты) ассоциируются также по контрасту. Ю. разработал вариант т.н. репрезентативной теории абстракций и обобщений, по к-рому нек-рые единичные или особенные идеи играют роль представителей всего данного класса идей (Т.о., здесь скрадывалось отличие понятий от представлений). В отличие от Беркли, Ю. перенес роль "представителя" на слово, ассоциированное с идеей-представителем и вызывающее в сознании склонность применять это слово к обозначению др. членов класса предметов, сходных с этой идеей. Идеи-представители Ю. трактовал как идеи неполные, утрачивающие детали впечатлений, т.е. как полуобобщенные образы. Кульминация ассоцианизма Ю. – его учение о причинности. Взгляд Беркли на каузальность как на отношение знака и обозначаемого явления пришел в противоречие с убеждением Ю. в причинном характере процессов ассоциирования. Проблему причинности Ю. расчленил на три вопроса: (1) существуют ли объективно каузальные связи и можем ли мы доказать их наличие; (2) какова структура психологич. механизма, вызывающего убеждение людей в объективном существовании причинности; (3) в каком виде понятие причинности может быть положено в основу наук. Первую проблему Ю. решал с типично агностической т. зр.: он не утверждал и не отрицал объективного существования причинности, но полагал, что она не доказуема, т.к. то, что считают за следствие, не содержится в том, что считается за причину и не похоже на нее. Структура представлений о существовании каузальных связей формируется, по Ю., так: сначала эмпирически констатируются пространств. смежность и следование во времени события Б после А, а также регулярность появления Б после А. Затем эти факты принимаются за свидетельство необходимого порождения следствия причиной. Т.о. понятие причинности возникает на основе логич. ошибки post hoc ergo propter hoc ("после этого – значит по причине этого"). Эта ошибка перерастает в устойчивую ассоциацию ожидания, в привычку и, наконец, в "веру", что в будущем всякое появление А повлечет за собой появление Б. "Вера" (belief), по Ю., – "непонятный инстинкт". Отсюда шли пути к феноменализму и позитивистскому учению о вере как заменителе теоретич. знания. Если, по Ю., в науках о природе убеждение в существовании причинности основано на внетеоретич. вере, то в области наук о психич. явлениях дело обстоит иначе. Здесь каузальность бесспорна, ибо действует как механизм ассоциирования, а также как необходимая обусловленность идей – впечатлениями, желаний – ощущениями, потребностей, страстей – желаниями, а решений – страстями. Замена веры в каузальность твердым знанием наличия последней может, по Ю., произойти лишь постольку, поскольку данную науку удается превратить в ветвь психологии. Именно это и стремился осуществить Ю. в этике, эстетике, гражданской истории, политич. экономии и критике религии. Признание причинности в области психич. процессов привело Ю. к тому, что он отверг свободу воли с позиций психич. детерминизма, использовав этот вывод для критики религии. Ю. подверг критике понятие субстанции, считая, что она не существует ни в физич., ни в психич. мире. Иллюзию, приводящую к убеждению в существовании субстанции, Ю. объяснял возвращением в сознание одних и тех же впечатлений после перерывов в восприятии. В критике материальной субстанции Ю. использовал аргументацию Беркли, а в критике духовной – Локка. Поскольку Ю. отрицал субстанциальное единство личности, она, по Ю., есть "...не что иное, как связка или пучок ...различных восприятий, следующих друг за другом..." (Соч., т. 1, М., 1965, с. 367). Учение Ю. о субстанции противостояло, с одной стороны, объективному идеализму и учению о бессмертной душе, а с другой – материализму. Отрицание Ю. субстанциальности субъекта было обратной стороной отрицания им существования объекта вне субъекта, и психич. содержание личности сливалось с содержанием мира явлений (перцепций) вообще. Критика духовной субстанции перерастала у Ю. в критику религ. веры. "Юмовский скептицизм, – писал Энгельс, – еще поныне является формой всякого иррелигиозного философствования в Англии" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 601), – эти слова справедливы и для англ. свободомыслящих сер. 20 в. (напр., для Рассела). Ю. отвергал мысль, что религия основана на доводах разума или на непосредств. потребности в ней. "Первоначальная религия человечества порождается главным образом тревожным страхом за будущее" (Соч., т. 2, М., 1965, с. 429). Доказывая, что источник религии в неудовлетворенных потребностях людей, Ю. задолго до Фейербаха обратил внимание на аффективные корни религ. иллюзий; эти идеи Ю. широко использовал Ш. де Брос. Религ. вере Ю. противопоставил, однако, не разум науки, а лишь привычки обыденного сознания и заменил "установленные суеверия" расплывчатой "естественной религией", верой в некую надприродную первопричину – "Причину вообще". В основе э т и к и Ю. – концепция неизменной человеч. природы, имеющая много точек соприкосновения со взглядами Монтеня и Бейля. Человек, по Ю., – существо слабое, подверженное ошибкам и капризам ассоциаций (особенно по сходству), подчиняющееся не голосу разума, а аффектам, мыслящее расплывчатыми образами, а не строгими понятиями; образование приносит ему не знания, но лишь новые привычки, наслаивающиеся на прежние полуживотные инстинкты. В философии человека Ю. дает психологич. анализ обыденного сознания совр. ему общества. Вслед за Шефтсбери и Хетчесоном Ю. считал, что моральные оценки проистекают из чувства. "Сама сущность добродетели... состоит в возбуждении удовольствия, сущность же порока – в возбуждении неудовольствия" (там же, т. 1, с. 426). От этого гедонистич. принципа Ю. отходит к утилитаризму. Но в поисках мотивов, к-рые заставили бы людей следовать требованиям "обществ. блага", он, не приняв просветительской концепции "разумного эгоизма", по к-рой гражд. добродетели вытекают из требований пользы для отд. людей, и, не веря в возможность гармонизации личных интересов, апеллировал, вслед за Хатчесоном, к альтруистич. аффекту общечеловеч. "симпатии", чувству солидарности и "благожелательности", к-рые Ю. противопоставил алчному индивидуализму эпохи промышл. переворота. Этика Ю. оказала влияние на А. Смита, Бентама и Дж. С. Милля, а в 20 в. ее методология была развита в эмотивизме. Э с т е т и к а Ю. вытекала в основном из его теоретико-познават. агностицизма и сводилась к психологии художеств. восприятия. Эстетич. чувства Ю. трактовал как субъективные вкусы: прекрасное "...существует исключительно в духе, созерцающем их (вещи –И. Н.), и дух каждого человека усматривает иную красоту" (там же, т. 2, с. 724). Но в общем стремлении людей к пользе Ю. пытался выявить вкус, общий всему человечеству: прекрасно то, что наиболее пригодно к достижению соответствующей практич. цели. Ю. высоко оценил правдивость и естественность в худож. лит-ре и драматургии. На пути отделения эстетического от познавательного, как и в расколе действительности на мир феноменов психики и мир внетеоретич. "веры" Ю. – прямой предшественник Канта. В социологии Ю. – противник как феодально-аристократич., так и бурж. договорных концепций происхождения гос-ва. Общество возникло от разрастания семей, а политич. власть – позднее, из института военных вождей, к-рым народ "привык" подчиняться. Степень законности власти зависит от продолжительности правления и от того, насколько в последнем соблюдается принцип частной собственности. В политич. экономии Ю. отверг меркантилизм и близко подошел к трудовой теории стоимости его друга А. Смита. Наряду с Монтескье Ю. – автор т.н. количеств. теории металлич. денег. Под знаком идей Ю. развивалось большинство позитивистских учений 19–20 вв., вплоть до эмпириокритицизма, неопозитивизма, логич. и лингвистич. "анализа" (см. Философия анализа). Позитивизм унаследовал от Ю. отрицание субстанций и агностич. версию сенсуализма, отождествление бытия с воспринимаемостью и сведение каузальной связи к регулярной повторяемости и предсказуемости, а неопозитивизм, кроме того, – внеэмпирич. трактовку математики. Лидеры неопозитивизма, начиная от Шлика и Рассела, считают Ю. своим духовным отцом. Соч.: "Трактат о человеческой природе" ("The treatise of human nature...") – гл. филос. произведение Ю., содержащее его теорию познания (кн. 1), учение об аффектах (кн. 2) и морали (кн. 3), написано в 1734–37. 1-я и 2-я кн. изданы анонимно в 1739 в Лондоне; 3 изд. – в 1740. В последующих изданиях 2-я и 3-я кн. объединены в составе одного (второго тома); 1-й том "Трактата..." в сокращенном и переработ. виде Ю. издал в 1748 в Лондоне под назв. "Philosophical essays concerning human understanding", в 1758 (т.н. первое inquiry) изд. под назв. "An enquiry concerning human understanding"; 2-й том в сильно сокращенном виде под назв. "A dissertation of the passions" в составе сб. "Four dissertations" (L., 1757), a 3-й том в значит. переработ. виде в 1751 под назв. "An enquiry concerning the principles of morals" (т.н. "второе inquiry"). В Англии "Трактат" переиздавался начиная с 1817, входя в состав всех последующих собр. соч. Ю. (1826, 1836, 1854, 1874 и след.). Лучшие англ. издания "Трактата" подготовлены т.н. Green и т.н. Grose (1890) и L. A. Selby-Bigge (совм. с первым и вторым inquiry, 1888; посл. изд. – 1958). Пер. на нем. яз. (1790–92; 1895; 1904–06; 10 Aufl., 1949); исп. яз. (1923); итал. яз. (1926); на рус. яз. 1-й т. – 1906, в пер. С. И. Церетели; все три тома в том же пер. в 1965 в составе 1 т. "Сочинений". The philosophical works, v. 1–2, L., 1890; то же, v. 1–2, L., 1898; Political discources, Edin., 1752; The life of D. Hume, esquire, written by himself, L., 1777; The letters of D. Hume, v. 1–2, Oxf., 1932; An abstract of a treatise of human nature 1740, Camb., 1938; Hume´s dialogues concerning natural religion, L., 1779, 2 ed., ed. by N. K. Smith (с учетом чернов. набросков), L., 1947; New Letters of D. Hume, Oxf., 1954; в рус. пер. – Сочинения, вступ. ст. и примеч. И. С. Нарского, т. 1–2, М., 1965; Опыты [На экономич. темы], М., 1896; Диалоги о естественной религии. С прилож. статей "О самоубийстве" и "О бессмертии души", пер. С. М. Роговина, М., 1908; Естеств. история религии. Диалоги "О естеств. религии", "О бессмертии души", "О самоубийстве", пер. С. Церетели, Юрьев, 1909; Исследование о человеч. уме, П., 1916; О простоте и изощренности [лит.] стиля. О трагедии, "Вопр. лит-ры", 1967, No 2. Лит.: Энгельс Ф., Положение Англии. Восемнадцатый век, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1; его же, Развитие социализма от утопии к науке, там же, т. 19; его же, Л. Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21; Маркс К., Теории прибав. стоимости, там же, т. 26, ч. 1–2 (по указат.); Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14 (по указ.); Сабинина М. В., Д. Ю., его жизнь и филос. деятельность, СПБ, 1893; Иодль ?р., Д. Ю. Его жизнь и философия, пер. с нем., М., 1901; Виноградов Н. Д., Философия Д. Ю., т. 1–2, М., [1905–11]; Шпет Г. Г., Проблема причинности у Ю. и Канта. Ответил ли Кант на сомнения Ю.?, К., 1907; Роговин С. М., Деизм и Д. Ю., М., 1908; Селитренников А. М., О скептицизме Ю., X., 1911; Михаленко Ю. П., Философия Д. Ю. – теоретич. основа англ. позитивизма 20 века, М., 1962; Нарский И. С., Философия Д. Ю., М., 1967; его же, Эссе Д. Ю. по проблемам эстетики, "Вопр. лит-ры", 1967, No 2; Burton J. ?., The life and correspondence of D. Hume, v. 1–2, Edin., 1866; Meinong ?., Hume–Studien, [Bd] 1–2, W., 1877–82; Masaryk T., D. Humes Skepsis und die Wahrscheinlichkeitsrechnung, W., 1884; H?nigswald R., ?ber die Lehre Humes von der Realit?t der Au?endinge, В., 1904; Merleker M., Hume´s Begriff der Realit?t, Halle, 1920; Metz R., D. Hume. Leben und Philosophie, Stuttg., 1929; Laird J., Hume´s philosophy of human nature, L., 1932; Della Volpe G., La filosofia dell´esperienza di D. Hume, Firenze, 1933; Сreig J., D. Hume, L., 1934; Maund С., Hume´s theory of knowledge. A critical examination, L., 1937; Hume and present day problems. The symposia..., L., 1939; Heinemann F. H., D. Hume. The man and his science of man, P., 1940; Price H. H., Hume´s theory of the external world, Oxf., 1940; Rutski J., Doktryna Hume´a o prawdopodobienstwie, Torun, 1948; Kemp-Smith ?., The philosophy of D. Hume. A critical study of its origins and central doctrines, L., 1949; Glathe А. В., Hume´s theory of the passions and of morals. A study of books 2 and 3 of the "Treatise", Berk–Los. Ang., 1950; Mac Nabb G. C., D. Hume. His theory of knowledge and morality, L., 1951; Cresson ?., Delenze G., D. Hume, sa vie, son oeuvre, sa philosophie, P., 1952; Passmore J. ?., Hume´s intentions, Camb., 1952; Соrsi M., Natura e societa in D. Hume, Firenze, 1953; Lerоy A. L., D. Hume, P., 1953; Mossner E. C., The life of D. Hume, L., 1954; Basson A. H., D. Hume, Harmondsworth, 1958; Zabeeh F., Hume, precursor of modem empiricism. An analysis of his opinions on meaning, metaphysics, logic and mathematics, The Hague, 1960; Flew ?., Hume´s philosophy of belief. A study of his first inquiry, N. Y., 1961; ?endel C. W., Studies in the philosophy of D. Hume, Indianapolis (N. Y.), 1963; Schaefer ?., D. Hume. Philosophie und Politik, Meisenheim am Glan, 1963; Вroi1es R. D., The moral philosophy of D. Hume, The Hague, 1964; Brunet O., Philosophie et esth?tique chez D. Hume, P., 1965 (библ. с. 897–907); Hume, ed. by V. C., Chappell, L. – Melbourne, 1968 (библ. с. 427–32); Jessop T., A bibliography of David Hume and of Scottish philosophy, L., 1938. И. Нарский. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ДЭВИД ЮМ
1711–1776)   Английский историк, философ, экономист. В «Трактате о человеческой природе» (1748) развил учение о чувственном опыте (источника знаний) как потоке «впечатлений», причины которых непостижимы. Проблему отношения бытия и духа считал неразрешимой. Отрицал объективный характер причинности и понятие субстанции. Разрабатывал теорию ассоциации идей. Учение Юма — один из источников философии И. Канта, позитивизма и неопозитивизма. Дэвид Юм родился в 1711 году в столице Шотландии Эдинбурге, в семье небогатого дворянина, занимавшегося юридической практикой. Близкие маленького Давида надеялись, что и он станет юристом, но, еще будучи подростком, тот заявил им, что испытывает глубочайшее отвращение к любому занятию, кроме философии и литературы. Однако отец Юма не имел возможности дать своему сыну высшего образования. И хотя Давид начал было посещать Эдинбургский университет, ему вскоре пришлось отправиться в Бристоль попробовать свои силы в коммерции. Но на этом поприще он потерпел неудачу, и мать Юма, на которую после смерти мужа легли все заботы о сыне, не стала препятствовать его поездке во Францию, куда он и отправился в 1734 году, чтобы получить образование. Дэвид жил там в течение трех лет, из которых значительную часть провел в иезуитском колледже Ля-Флеш, где когда-то учился Декарт. Любопытно, что оба эти воспитанника иезуитов стали главными выразителями принципа сомнения в новой философии. Во Франции Юм написал «Трактат о человеческой природе», состоявший из трех книг, который был затем опубликован в Лондоне в 1738–1740 годах. В первой книге рассматривались вопросы теории познания, во второй — психология человеческих аффектов, а в третьей — проблемы теории морали. К главным для своей философии выводам Юм пришел сравнительно рано — в 25-летнем возрасте. Вообще все собственно философские работы, если не считать популярных очерков, были написаны им до 40 лет, после чего он посвятил себя истории и просветительской деятельности. В трактате почти нет точных ссылок на отечественных авторов, ибо он писался вдали от больших британских библиотек, хотя латинская библиотека в иезуитском колледже в Ля-Флеш была довольно большой. Труды Цицерона, Бейля, Монтеня, Бэкона, Локка, Ньютона и Беркли, а также Шефтсбери, Хатчесона и других английских моралистов, которые Юм изучал в юности, оказали на него очень большое влияние. Но Юм стал вполне оригинальным философом. Поразительно рано созревшая и казавшаяся современникам во многом странной философия Юма сегодня признана неотъемлемым звеном в развитии английского эмпиризма (направление, которое считает чувственный опыт единственным источником знания) от Ф. Бэкона к позитивистам, которые считают знание лишь совокупным результатом специальных наук, а исследование мировоззренческих проблем, по их мнению, вообще не нужно. Юм, придав решающее значение данным органам чувств в познании реальности, остановился в сомнении перед вопросом о бытии реальности, поскольку не верил в их содержательный характер. «Наша мысль… — писал Юм, — ограничена очень тесными пределами, и вся творческая сила ума сводится лишь к способности соединять, перемещать, увеличивать или уменьшать материал, доставляемый нам чувством и опытом». Это свидетельствует об эмпирическом характере его философии. Юм, как и предшествующие ему эмпирики, доказывал, что принципы, из которых строится познание, имеют не врожденный, а эмпирический характер, ибо получены из опыта. Однако он выступает не только против априорных допущений, врожденных идей, но и не верит органам чувств. Иными словами, Юм сначала сводит все знания о мире к опытному познанию, а затем психологизирует его, сомневаясь в объективности содержания чувственных впечатлений. В «Трактате о человеческой природе» Юм пишет, что «скептик продолжает рассуждать и верить, хотя и утверждает, что не может защищать свой разум при помощи разума; в силу тех же причин он должен признавать и принцип существования тел, хотя и не может претендовать на доказательство его истинности с помощью каких бы то ни было аргументов…» Читающая публика не поняла оригинальности труда Юма и не приняла его. В своей автобиографии, написанной им за полгода до смерти, Юм высказался об этом так: «Едва ли чей-нибудь литературный дебют был менее удачен, чем мой «Трактат о человеческой природе». Он вышел из печати мертворожденным, не удостоившись даже чести возбудить ропот среди фанатиков. Но, отличаясь от природы веселым и пылким темпераментом, я очень скоро оправился от этого удара и с большим усердием продолжал мои Занятия в деревне». Главное философское сочинение Юма было написано, пожалуй, не таким уж трудным для понимания языком, но нелегко было разобраться в общей структуре произведения. «Трактат» состоял из неясно связанных друг с другом отдельных очерков, и чтение его требовало определенных умственных усилий. К тому же распространились слухи, что автор этих неудобочитаемых фолиантов атеист. Последнее обстоятельство впоследствии не раз мешало Юму получить преподавательскую должность в университете — как в родном Эдинбурге, где он в 1744 году тщетно надеялся занять кафедру этики и пневматической философии, так и в Глазго, где преподавал Хатчесон. В начале 1740-х годов Юм попытался популяризировать идеи своего главного произведения. Он составил его «Сокращенное изложение…», но и эта публикация не вызвала интереса читающей публики. Зато Юм в это время установил контакты с наиболее значительными представителями шотландской духовной культуры. Особенно важное значение для дальнейшего имели его переписка с моралистом Ф. Хатчесоном и тесная дружба с будущим знаменитым экономистом А. Смитом, который встретился с Юмом, еще будучи 17-летним студентом. В 1741–1742 годах Юм опубликовал книгу под названием «Моральные и политические очерки (эссе)». Она представляла собой сборник размышлений по поводу широкого круга общественно-политических проблем и наконец-то принесла Юму известность и успех. За Юмом утвердилась слава писателя, умеющего в доступной форме разбирать сложные, но животрепещущие проблемы. Всего за свою жизнь он написал 49 очерков, которые в различных сочетаниях еще при жизни их автора выдержали девять изданий. В их число вошли также и очерки по экономическим вопросам, и собственно философские эссе, в том числе «О самоубийстве» и «О бессмертии души», а отчасти морально-психологические опыты «Эпикуреец», «Стоик», «Платоник», «Скептик». В середине 1740-х годов Юму, чтобы поправить свое финансовое положение, пришлось сначала исполнять роль компаньона при душевнобольном маркизе Анэндале, а после этого стать секретарем генерала Сен-Клера, который отправился в военную экспедицию против французской Канады. Так Юм оказался в составе военных миссий в Вене и Турине. Находясь в Италии, Юм переделал первую книгу «Трактата о человеческой природе» в «Исследование о человеческом познании». Это сокращенное и упрощенное изложение теории познания Юма, пожалуй, наиболее популярное его произведение среди тех, кто изучает историю философии. В 1748 году эта работа была издана в Англии, но она не привлекла к себе внимания общественности. Не вызвало у читателей большого интереса и сокращенное изложение третьей книги «Трактата…», которое под названием «Исследование о принципах морали» вышло в свет в 1751 году. Непризнанный философ возвратился на родину в Шотландию. «Вот уже семь месяцев, как я завел свой собственный очаг и организовал семью, состоящую из ее главы, то есть меня, и двух подчиненных членов — служанки и кошки. Ко мне присоединилась моя сестра, и теперь мы живем вместе. Будучи умеренным, я могу пользоваться чистотой, теплом и светом, достатком и удовольствиями. Чего вы хотите еще? Независимости? Я обладаю ею в высшей степени. Славы? Но она совсем нежелательна. Хорошего приема? Он придет со временем. Жены? Это не есть необходимая жизненная потребность. Книг? Вот они действительно необходимы; но у меня их больше, чем сколько я могу прочесть». В автобиографии Юм говорит следующее: «В 1752 году Общество юристов избрало меня своим библиотекарем; указанная должность не приносила мне почти никаких доходов, но давала возможность пользоваться обширной библиотекой. В это время я принял решение написать «Историю Англии», но, не чувствуя в себе достаточно мужества для изображения исторического периода продолжительностью в семнадцать веков, начал с воцарения дома Стюартов, ибо мне казалось, что именно с этой эпохи дух партий наиболее исказил освещение исторических фактов. Признаюсь, я был почти уверен в успехе данного сочинения. Мне казалось, что я буду единственным историком, презревшим одновременно власть, выгоды, авторитет и голос народных предрассудков; и я ожидал рукоплесканий, соответствующих моим усилиям. Но какое ужасное разочарование! Я был встречен криком неудовольствия, негодования, почти ненависти: англичане, шотландцы и ирландцы, виги и тори, церковники и сектанты, свободомыслящие и ханжи, патриоты и придворные — все соединились в порыве ярости против человека, который осмелился великодушно оплакать судьбу Карла I и графа Страффорда; и, что обиднее всего, после первой вспышки бешенства книга была, казалось, совсем забыта». Юм начал издавать «Историю Англии» с томов, посвященных истории дома Стюартов в XVII веке, и в полном соответствии со своей этикой не мог всецело стать на одну сторону. Сочувствуя парламенту, он не одобрял и жестокой расправы в 1640-х годах над лордом Страффордом и Карлом I. Историю Юм рассматривает как своего рода прикладную психологию, объясняющую события переплетением индивидуальных характеров, воли и чувств, причем устойчивость ходу событий придает, по его мнению, привычка. Самое возникновение государства — результат упрочения института военных вождей, которым народ «привыкает» повиноваться. Психологический подход Юма был непривычен для английской историографии XVIII века, ограничивавшейся партийно-пристрастной оценкой фактов. Лучше его подход вписывался в шотландскую историографическую традицию, в которой он предвосхитил позднейший романтико-психологический историзм Вальтера Скотта и других историков и писателей. (Между прочим, Юм всегда подчеркивал свою принадлежность к шотландской нации и никогда не стремился избавиться от заметного шотландского акцента). Как уже говорилось, первые тома «Истории Англии» были встречены английской публикой и правившей в 1750-х годах партией вигов сдержанно. Определенную роль в этом сыграл также скепсис Юма в отношении религии. Этот скепсис, хотя и направленный только против дохристианских религий, явственно просматривается и в опубликованной Юмом в 1757 году «Естественной истории религии». Там он исходит из того, что «мать благочестия — невежество», а кончает тем, что «народ без религии, если такой найдется, стоит лишь немногим выше животных». Религиозные «истины» никогда не могут быть познаны, в них можно только верить, но они с психологической необходимостью возникают из потребности чувств. В Англии, которая к тому времени уже стала в основном протестантской страной, объективный подход Юма к роли католиков в событиях XVII века вызывал подозрения. Юм поименно перечислял всех крупных деятелей католической и роялистской стороны, не упуская их заслуг, равно как и прегрешений. Это противоречило тому, что было принято в историографии вигов, изображавшей противников как сплошную косную и в основном безымянную массу. Всего Юмом было написано шесть томов, два из них были им переизданы. Уже второй том «Истории Англии» (1756) встретил более благоприятный прием, а когда вышли в свет последующие ее тома, издание нашло довольно много читателей, в том числе и на континенте. Тираж всех книг разошелся полностью, это сочинение было переиздано и во Франции. Юм писал «я сделался не только обеспеченным, но и богатым человеком. Я вернулся на родину, в Шотландию, с твердым намерением более не покидать ее и приятным сознанием того, что ни разу не прибегал к помощи сильных мира сего и даже не искал их дружбы. Так как мне было уже за пятьдесят, то я надеялся сохранить эту философскую свободу до конца жизни». Юм прочно обосновался в Эдинбурге, превратив свой дом в своего рода философско-литературный салон. Если на более раннем этапе своей деятельности он всемерно подчеркивал роль свободы как высшей и абсолютной ценности, то теперь в публикуемых им очерках по истории, морали, искусству (Юм — один из родоначальников жанра свободного очерка в английской литературе) все чаще проскальзывает мысль о большем значении законности по сравнению даже со свободой и о том, что лучше пойти на ограничение свободы, чем на отклонение от установившегося порядка. Таким образом, сочинения Юма являли собой платформу для национального примирения либералов и монархистов, вигов и тори. Книги Юма переводили на немецкий, французский и другие европейские языки, он стал самым известным за пределами Англии британским автором того времени. Однако с восшествием на английский престол в 1760 году Георга III ситуация изменилась. В 1762 году завершился 70-летний период правления вигов, а Юм с его объективной и подчас скептичной позицией стал восприниматься как «пророк контрреволюции». В1763 году окончилась война Англии с Францией из-за колоний, и Юм был приглашен на пост секретаря британского посольства при Версальском дворе. В течение двух с половиной лет, до начала 1766 года, он находился на дипломатической службе во французской столице, причем в последние месяцы исполнял обязанности британского поверенного в делах. В Париже Юм был сторицей вознагражден за свои былые литературные неудачи — его окружили всеобщее внимание и даже восхищение, и философ даже подумывал о том, чтобы позднее остаться здесь навсегда, от чего отговорил его Адам Смит. Возник своеобразный социально-психологический парадокс и французские просветители-материалисты, и их идейные антиподы из придворно-аристократической клики горячо приветствовали труд Юма по истории Великобритании. Королевский двор был благосклонен к Юму потому, что тот в своих трудах частично реабилитировал Стюартов, и эта благосклонность неудивительна позднее, в годы французской реставрации, она проявится вновь. Луи Бональд горячо рекомендовал французам читать исторические труды Юма, а в 1819 году при Людовике XVIII в Париже был издан новый перевод «Истории Англии». Вольтер, Гельвеций, Гольбах восприняли скептицизм Юма как революционное учение, как деизм (учение о Боге, сотворившем мир и далее не вмешивающемся в его дела) или даже атеизм. Гольбах называл Юма величайшим философом всех веков и лучшим другом человечества. О своей любви к Юму и о почитании его писали Дидро и де Бросс. Гельвеций и Вольтер превозносили Юма, приписывая ему авансом больше заслуг, чем их действительно у него было они надеялись, что от скептицизма и агностицизма в вопросах религии он перейдет к атеизму, и поощряли его к этому радикальному шагу. Наиболее дружеские отношения установились у Юма с Ж. Ж. Руссо, и Юм, возвращаясь в Англию, пригласил его в гости. Однако по приезде в Лондон и затем в поместье Юма (1766) Руссо не смог примириться с чопорными британскими нравами, стал подозревать Юма в высокомерии, в пренебрежении к его сочинениям, а затем (и это была уже болезненная мнительность) в слежке за ним в угоду Гольбаху и другим — опять-таки мнимым — его врагам, в попытке похитить и присвоить его рукописи и даже в желании удержать его против воли в Англии пленником. Юма, которому импонировало свободомыслие Руссо, теперь отпугивала резкость его отрицания цивилизации, науки, даже искусства, его готовность заменить монархию (столь удобную, с точки зрения Юма, для достижения межсословного компромисса) республикой в духе позднейшей якобинской. Юм так и не стал материалистом. В письме к Э. Милляру, своему издателю, философ признавался, что предпочитает пойти на мировую с церковниками, чем вслед за Гельвецием ввязаться в опасную перепалку с ними. В апреле 1759 года Юм писал Адаму Смиту, что книгу Гельвеция «Об уме» прочитать стоит, но «не ради ее философии». Известны иронические высказывания Юма о деизме Вольтера и еще более критические его замечания о «догматизме» «Системы природы» Гольбаха. Что касается дружеских связей Юма с плебейским идеологом Ж. Ж. Руссо, то история их отношений чрезвычайно характерна былые приятели превратились во врагов. В1766 году, по возвращении на Британские острова, Юм получил пост помощника государственного секретаря. Яркие страницы дружбы Юма с французскими просветителями быстро потускнели в его памяти, зато он скоро оживил свои служебные связи с английскими дипломатами, что и помогло ему достичь столь высокого положения. В1769 году Юм уходит в отставку и возвращается в родной город. Теперь он наконец-то смог осуществить свою давнишнюю мечту — собрать вокруг себя группу талантливых философов, литераторов и знатоков искусств, любителей естественных наук. Юм стал секретарем созданного в Эдинбурге Философского общества и занялся просветительской деятельностью. Деятели науки и искусств, который сплотились вокруг Юма в эти годы, составляли славу Шотландии. В этот кружок входили профессор моральной философии Адам Фергюсон, экономист Адам Смит, анатом Александр Монро, хирург Уильям Каллен, химик Джозеф Блэк, профессор риторики и литературы Хьюдж Блейр и некоторые другие известные в те времена, в том числе на континенте, деятели культуры. Культурный расцвет Эдинбурга во второй половине XVIII века во многом был обязан деятельности этого кружка выдающихся ученых, послужившего базой для создания в 1783 году Адамом Смитом и историком Уильямом Королевского научного общества в Шотландии. В начале 70-х годов XVIII века Юм не раз возвращался к работе над своим последним крупным произведением «Диалоги о естественной религии», первый набросок которых относится еще к 1751 году. Предшественником этих «диалогов» была, по-видимому, выпущенная в свет Юмом анонимно в 1745 году брошюра по вопросам религии. Эта брошюра до сих пор не найдена Юм так и не решился опубликовать при жизни «Диалоги», не без оснований опасаясь преследований со стороны церковных кругов. К тому же эти преследования уже давали о себе знать: начиная с 1770 года профессор из Эбердина Джемс Битти пять раз публиковал антиюмовский памфлет «Опыт о природе и непреложности истины: против софистики и скептицизма». Весной 1775 года у Юма обнаружились признаки серьезного заболевания печени (оно в конце концов и свело его в могилу). Философ решил позаботиться о посмертной публикации своего последнего сочинения и включил в завещание особый пункт об этом. Но еще долго его душеприказчики уклонялись от выполнения его воли, ибо опасались неприятностей для себя. Юм скончался в августе 1776 года в возрасте 65 лет. Адам Смит за несколько дней до смерти философа обещал опубликовать его «Автобиографию», присоединив к ней сообщение о том, как Юм провел свои последние дни. По утверждению Смита, философ остался верен себе и в последние часы жизни он делил их между чтением Лукиана и игрой в вист, иронизировал над сказками о загробном воздаянии и острил по поводу наивности собственных упований на скорое исчезновение у народа религиозных предрассудков.      

Источник: 100 великих мыслителей



Найдено научных статей по теме — 15

Читать PDF
71.86 кб

Был ли дэвид Юм скептиком?

Васильев Вадим Валерьевич
В статье выдвигаются аргументы против общепринятого представления о том, что Д. Юм считал невозможным теоретическое опровержение скептицизма и, соответственно, что он сам был скептиком.
Читать PDF
236.61 кб

Дэвидсон и принцип недоверия

Рогонян Гаррис Сергеевич
Рассматривается сентенциальный подход к анализу пропозициональных установок. Как правило, главный инструмент интерпретации чужой речи и поведения -установка на истинность предложений ускользает от нашего внимания.
Читать PDF
271.69 кб

Дэвид Доббс. Непоседливые гены

С.Г
Читать PDF
13.57 мб

Смысл морали в этике Дэвида Юма

Апресян Рубен Грантович
Юм – один из первых новоевропейских философов, которые заговорили о морали.
Читать PDF
271.50 кб

Памяти Джерома Дэвида Сэлинджера

Галинская И. Л.
Читать PDF
436.58 кб

Дэвид Юм: долгая дорога в классики

Блинов Е. Н.
Представлен обзор основных этапов рецепции философии Дэвида Юма, начиная с ранних реакций, появившихся еще в середине XVIII века и заканчивая современными исследованиями.
Читать PDF
75.79 кб

Чему можно поучиться у Дэвида Харви

Ващук А. С., Савченко А. Е.
В Отделе социально-политических исследований Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН регулярно обсуждаются новейшие отечественные и зарубежные исследования по общественно значимым проблемам. Книга Д.
Читать PDF
1.11 мб

Дэвид Юм и современная эпистемология

Касавин И. Т.
Читать PDF
164.99 кб

Первый роман Дэвида Герберта Лоуренса

М. В. Господарева
Из-за сочетания романтизма и реализма ранние работы Лоуренса представляют собой очень интересное вступление к последующим романам. Тема «отвратительного человеческого образования» является одной из главных в романе «Белый павлин».
Читать PDF
13.45 мб

Идея человеколюбия в этике Дэвида Юма

Глухман Васил
Согласно концепции Юма, справедливость, наряду с человеколюбием – важный фактор в жизни человеческого сообщества и достижении взаимной солидарности, краеугольный камень всех социальных добродетелей.
Читать PDF
1.45 мб

Дэвид Аакер: 10 факторов капитала бренда

М. В. Матюнина, О. О. Моргун, Д. Д. Царан
На сегодняшний день, в мире существует больше количество определений научной литературы, посвящённых понятию «капитал бренда». Каждый автор, сформировал свой подход по изучению данного вопроса.
Читать PDF
14.12 мб

Дэвидсон об истине, нормах и диспозициях

Рогонян Г.С.
Нормативный дуализм между описаниями ментального и физического до сих пор представляет собой проблему для многих философов, провоцируя все новые попытки его обоснования или, наоборот, преодоления с помощью редукции.
Читать PDF
156.17 кб

Дэвид Лодж о "кошке под дождем" Хемингуэя

Лодж Д. О "Кошке под дождем" Хемингуэя// Вестн. Моск.ун-та. Сер. 9, Филология. М., 2001. № 5. С. 102121. Автор реферата И.Л. Галинска
Читать PDF
294.66 кб

Юм и Дэвидсон: аффект, оценка и истинность

Брик Джон
В статье рассматривается возможность соединения так называемого смягченного когнитивистского описания языка оценок (по Д.
Читать PDF
13.43 мб

Дэвид Юм и идея эмоционального резонанса в этике

Разин Александр Владимирович
В статье на основе анализа идей Д.

Похожие термины:

  • БЛУР Дэвид

    p.1942) - брит. философ и социолог науки. Преподает философию науки в Эдинбургском ун-те. Вводя в социологию науки идеи позднего Витгенштейна, когнитивной психологии и социальной антропологии, Б. выдв
  • БИДНИ Дэвид

    - амер. культур-антрополог, проф. отделения антропологии Индианс-кого ун-та, специалист в области истории антропол. мысли, теории культуры, сравнит, этики, сравнит, мифологии, философии обществознан
  • Норт, Дэвид

    North, David) - Национальный секретарь Рабочей Лиги в США; ведущий лидер Международного Комитета Четвертого Интернационала. Норт в 1975 году расследовал деятельность сталинских и империалистических про
  • ГЛАСС Дэвид

    Glass), Дэвид (р. 2 янв. 1911) – англ. бурж. социолог. Проф. ун-та и экономич. школы (с 1948) в Лондоне. Исследуя вопросы народонаселения и системы образования в Англии, влияние этих факторов на социальные изме
  • Кореш Дэвид

    (1959-1993) - лидер религиозной группы «Отрасль Давида». Жизнь Кореша трагически оборвалась 19 апреля 1993 г. в родном городке Вэйко, штат Техас. Он вместе со своими последователями погиб в огне пламени кол
  • ГАРТЛИ ДЭВИД

    англ. медик и философ-материалист, один из основоположников ассоциативной психологии. Согласно Г., внешние объекты, воздействуя на органы чувств, вызывают в сенсорных нервах вибрации мельчайших ч
  • РИСМЕН ДЭВИД

    р. 22.9.1909, Филадель­фия), амер. социолог. Приобрел известность исследо­ваниями социальной психологии и культуры в США в 20 в. [«Одинокая толпа» - «The lonely crowd», 1950 (совм. с N. Glazer, R. Denney); «Лица в толпе» - «Faces i
  • Бромли Дэвид

    американский социолог. Бромли и Энсон Шуп являются авторами книг «Мечтатели Америки» (The Moonies of America, 1979) и «Новый комитет по охране правопорядка: депрограммирование, антикульти- сты и новые религии
  • ВЕКСЛЕР Дэвид

    род. 12 янв. 1896, г. Леспеди, Румыния - ум. 2 мая 1981, Нью-Йорк-Сити) - амер. психолог, создатель широко распространенных тестов интеллекта для взрослых и детей. С 1932 по 1967 Векслер связал свою жизнь с психиат
  • ГИЛЬБЕРТ ДЭВИД

    (1862-1943)выдающийся немецкий математик, основоположник программы формализма в математике. Он вполне правомерно предполагал, что математике предстоит выявить свои собственные основания. Науку о них
  • Спэнглер Дэвид

    ( S pangler, D avid, 1945- ) - писатель-спиритуалист, мыслитель движения Новый Век, возглавивший Финдхорн- скую общину в 1980-хгг.
  • АРМСТРОНГ Дэвид

    p. 1926) - австрал. философ, представитель научного материализма. Создал теорию центральных состояний (нейрофизиологических состояний мозга), в которой ментальные (психические) явления трактуются ка
  • ДЭВИДСОН Дональд

    p. 1917) - амер. философ-аналитик и логик. Проф. ун-та в г. Беркли (Калифорния). Основные направления исследований Д. относятся к логическим проблемам естественного языка и философско-психологическим во