Бытие и небытие

Найдено 3 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [современное]

Бытие и небытие
эти базовые онтологические понятия фактически не достигли уровня веобщности. До ХХ столетия термины «бытие» и «сущее» (существование) употреблялись как синонимы. Однако чаще всего под ними понималось нечто уже существующее, наличное. Платон не относил к подлиннму бытию становление. Напротив, в ХХ веке Хайдеггер резко развел понятия бытия и сущего, понимая под последним наличную данность, а под первым – становление во времени, событийность. Отсюда модный термин «бытийствовать» в отличие от «существовать». В диалектическом материализме бытие сводилось к материи («Бытие, природа, материя» через запятую у Энгельса, материя как объективная реальность у Ленина). Но тогда и бытие, и сущее, и становление оказываются не всеобщими, но частными характеристиками. И возникаают некорректные споры о том, что из них «главнее» и «первичнее».То же самое следует сказать о соотношении самих Б. и Н.
Задача заключается в том, чтобы выявить подлинную всеобщность Б. и Н., «есть» и «нет», распространяя эти характеристики на любые возможные данные опыта и предметы размышления: ставшее и становящееся, возможное и действительное, материальное и идеальное, прошлое, настоящее и будущее (было, есть и будет). В этом контексте термины «бытие», «существование» и «реальность» ( в одном из смыслов этого слова) являются синонимами. Коррелятивная онтология исходит из того, что, как ни одна вещь не может проявить себя вне отношения к другой (или к самой себе), так и человек не может начать познание любого предмета , не вступив в отношение с ним ( не отражая его с позиций материализма или не полагая в своей интенции с позиции Гуссерля). Таким образом, данность предметов друг другу в определенном отношении (взаимодействии) – это исходный пункт в развертывании их всеобщего категориального «каркаса». Но что именно дано прежде всего? Сам факт существования или несуществования этого предмета. Снежный человек существует или не существует как биологичский вид, или, допустим, существует как фантазия. И только после констатации этого исходного качества (существует или не существует как…) можно говорить о других свойствах предмета, о причинах его существования или несуществования, характере развития и т.д.
Исходя из сказанного, Б. (есть) можно охарактеризовать так: существовать в качестве чего-либо значит находиться в отношении с чем-либо. Соответственно, Н.: не существовать в качестве чего-либо значит не находиться в отношении с чем-либо. Любое сущее и существует и не существует в разных соотношениях. Нет существования или несуществования «вообще» («чистого» бытия и ничто в терминологии Гегеля). Это положение было названо мной принципом конкретнсти существования (онтологическое основание принципа конкретности истины) и предлагалось также в несколько иной формулировке: сущесвовать значит быть элементом множества.
Полнота бытия любого сущего образуется взаимодоплнительностью трех его основных видов – объективной, субъективной и трансцендентной реальностью,различающихся по способу задания образующего их отношения.
Ист.: Сагатовский В.Н. Триада бытия введение в неметафизическую коррелятивную онтолгию). СПб. 2006.

Источник: Философия антропокосмизма авторский словарь.

Бытие и небытие
эти базовые онтологические понятия фактически не достигли уровня веобщности. До ХХ столетия термины «бытие» и «сущее» (существование) употреблялись как синонимы. Однако чаще всего под ними понималось нечто уже существующее, наличное. Платон не относил к подлиннму бытию становление. Напротив, в ХХ веке Хайдеггер резко развел понятия бытия и сущего, понимая под последним наличную данность, а под первым – становление во времени, событийность. Отсюда модный термин «бытийствовать» в отличие от «существовать». В диалектическом материализме бытие сводилось к материи («Бытие, природа, материя» через запятую у Энгельса, материя как объективная реальность у Ленина). Но тогда и бытие, и сущее, и становление оказываются не всеобщими, но частными характеристиками. И возникаают некорректные споры о том, что из них «главнее» и «первичнее».То же самое следует сказать о соотношении самих Б. и Н. Задача заключается в том, чтобы выявить подлинную всеобщность Б. и Н., «есть» и «нет», распространяя эти характеристики на любые возможные данные опыта и предметы размышления: ставшее и становящееся, возможное и действительное, материальное и идеальное, прошлое, настоящее и будущее (было, есть и будет). В этом контексте термины «бытие», «существование» и «реальность» ( в одном из смыслов этого слова) являются синонимами. Коррелятивная онтология исходит из того, что, как ни одна вещь не может проявить себя вне отношения к другой (или к самой себе), так и человек не может начать познание любого предмета , не вступив в отношение с ним ( не отражая его с позиций материализма или не полагая в своей интенции с позиции Гуссерля). Таким образом, данность предметов друг другу в определенном отношении (взаимодействии) – это исходный пункт в развертывании их всеобщего категориального «каркаса». Но что именно дано прежде всего? Сам факт существования или несуществования этого предмета. Снежный человек существует или не существует как биологичский вид, или, допустим, существует как фантазия. И только после констатации этого исходного качества (существует или не существует как…) можно говорить о других свойствах предмета, о причинах его существования или несуществования, характере развития и т.д.  Исходя из сказанного, Б. (есть) можно охарактеризовать так: существовать в качестве чего-либо значит находиться в отношении с чем-либо. Соответственно, Н.: не существовать в качестве чего-либо значит не находиться в отношении с чем-либо. Любое сущее и существует и не существует в разных соотношениях. Нет существования или несуществования «вообще» («чистого» бытия и ничто в терминологии Гегеля). Это положение было названо мной принципом конкретнсти существования (онтологическое основание принципа конкретности истины) и предлагалось также в несколько иной формулировке: сущесвовать значит быть элементом множества. В релятивной формулировке бытие выражается как aRb, в множественной - как a э M, где э - знак вхождения, M - множество.   Полнота бытия любого сущего образуется взаимодоплнительностью трех его основных видов – объективной, субъективной и трансцендентной реальностью,различающихся по способу задания образующего их отношения. - Сагатовский В.Н. Триада бытия. СПб. 2006.

Источник: Философские категории авторский словарь

БЫТИЕ И НЕБЫТИЕ
Бытие – самая абстрактная философская категория, обозначающая исход и универсальную основу всякого конкретного существования – это чистое бытие (греч. on, ontos – сущее, лат. entia, ens). Чистое бытие – самодостаточное начало. Оно мистически гарантирует любому предмету ту или иную степень реальности и предохраняет от небытия и хаоса. Чистое бытие абсолютно, неопределенно, вечно, едино, пусто (не имеет частей), оно тождественно ничто и непредставимо.
Насыщенное всеми потенциями и невообразимой мощью оно самоопределяется, творит полноту бытия – бесконечное множество отдельных вещей и процессов, имеющих относительный и временной характер. Полное бытие (греч. pleroma, лат. ess, esse, est) – то, что есть, многообразное сущее во всей его полноте и целостности; мир как таковой, космос. Русско-язычный тезаурус слова «бытие» составлен словами: есть, естина, истый, сущий, сущность, суть, истина, существование, наличное бытие, бытность, действительность, реальность, суффиксом – сть и др. В санскрите бытие – sat, а небытие – asat; сатья – истина, бытие духа, саттва – состояние чистого бытия, истовость. Бхава (от санскр. корня bhu – быть, бывать) – один из оперативных терминов индийской философии, переводимый по-разному: сущее, бытие, существующее и т. д . В объективном идеализме бытие понимается как: безличный абсолютный дух, вечная жизнь, вселенский разум, абсолютная идея, иррациональная мировая воля, безусловная энергетика сущего, чистая информационная матрица мира и пр. Субъективный идеализм подразумевает под бытием: сущностные силы человека, деятельностное начало, индивидуальное или коллективное сознание, личную волю. Для материалиста первичное бытие – это материя (материя-субстанция; объективная реальность, данная нам в ощущении), а вторичное бытие – отражающая мир субъективная реальность человеческого сознания. В европейской культуре бытие становится важнейшей философской категорией в VI–V вв. С этого времени в древней Греции формируются два конкурирующих учения: 1) бытие потусторонне, вечно, постигается только интуицией и разумом, неделимо, неизменно, а небытия нет; 2) бытие непременно сопряжено с небытием, нечто – с ничто, вечное – с изменяющимся во времени, неделимое – с делимым, умопостигаемое – с чувственно-воспринимаемым. Парменид в поэме «О природе» обозначил понятием бытия божественную первооснову космоса, надеясь философски подкрепить им слабеющую религиозную веру соотечественников. Чувства и мнения вводят нас в заблуждение, – рассуждал Парменид, – они внушают нам, будто в мире нет ничего помимо множества преходящих вещей. Сумму таких вещей люди склонны принимать за подлинное бытие.
Однако чувственно данный мир – всего лишь кажимость бытия. Подлинное и вечное бытие чувствам недоступно, открывается только интуиции и уму. Истинное бытие есть Единое. Оно неподвижно, сплошно, однородно, неделимо на части. Парменид вообразил бытие в форме гладкого шара, вне которого нет ничего – ни иного бытия, ни небытия. В нем все обстоит иначе, чем в воспринимаемом мире. Бытие постигается космическим разумом (Логосом) частично человеческим умом. Мысль и бытие – одно. Есть только бытие, а небытия, нет. Бытие прекрасно, совершенно, необходимо, и человек должен смириться перед его верховным могуществом. Спокойствие и надежда приходят через нашу интуицию бытия. По Демокриту, бытие – это бесконечное множество неделимых физических частиц, атомов. Атомы вечны, находятся в непрестанном движении (вертикальном падении), различаются по числу, формам и размерам. Самые горячие из атомов (огонь) имеют сферическую форму; из них состоят души, образы нашего сознания и испускаемые вещами эйдолоны. Столкновением атомов образуются вихри, вещи и души. Движение атомов не подчинено общей цели и тем не менее необходимо, обусловлено законами природы. Демокрит, в отличие от Парменида, признает существование небытия. Небытие – это отсутствие атомов, т. е. пустота. Без пустоты (промежутка между атомами) движение тел невозможно. В самом же атоме пустоты нет.
Диалектика Гераклита – учение о непрерывно становящемся бытии. Все сущее – из огня. Из всего – одно, из одного – все; но многое менее реально, чем Единое (т. е. Логос, неизменный закон бытия). Бессмертные смертны, смертные бессмертны, смертью друг друга они живут, жизнью друг друга они умирают. Гераклитово бытие сходно с потоком: все течет и все изменяется; «в одну и ту же реку нельзя войти дважды»; одна и та же вещь существует и не существует. Нет ничего вечного, кроме Логоса, – все становится. Нет ничего прочного, кроме центрального Огня-Света: космос всегда был, есть и будет вечно живым огнем, постоянством кругового космического процесса, но не отдельных вещей. Протагор пытался понять бытие через человека как средоточие и меру всякого бытия и превратил онтологию в антропологию. Бытие – это материя, а главное свойство материи – изменчивость, текучесть. Не менее изменчив и познающий субъект. «Человек есть мера вещей, существующих, что они существуют, и несуществующих, что они не существуют». Поскольку все случающееся в мире неустойчиво, постольку два мнения о нем, противоположные друг другу, имеют одинаковую силу. У нас есть свобода выбрать одно из них. Так что материальное бытие по-разному представлено в потоке нашего сознания.
Платон учил, что основа всякого бытия – Единое сверхбытие. Оно не имеет частей, начала и конца, не есть фигура, не занимает места, неподвижно и ни на что известное нам не похоже. В этом смысле Единое и Ничто по сути тождественны. Сверхбытие есть также Благо, Солнце, Свет. В нем начало бытия занебесных идей, космоса-неба, всех целей и вещей, прекрасного и безобразного. Из Единого как первой субстанции рождается вторая субстанция, Нус (Ум), вместе с неземным миром идей. Третья субстанция – душа, соединяющая ум с телом. Сверхбытию и бытию противоположно небытие хоры, первоматерии. Первоматерия – самостоятельное начало и идеями не творится. Она неразрушима, бесформенна, пластична, способна принимать любые формы. Хора является источником множественности, единичности, изменчивости, смерти и рождения, зла и несвободы. Каждая вещь есть индивидуальное воплощение соответствующей вечной идеи в материи и, следовательно, представляет собой временное единство бытия и небытия. Мир идей – предмет знания, а о вещах можно иметь только мнение. Аристотель (Стагирит) различил большее или меньшее бытие: а) сущее как таковое; б) первейшее сущее (божество, вечная бытийственность сущего в небесном плане); в) то сущее, которое создается человеческим технэ, умением. Он также выделяет четыре значения слова «есть»: 1) случайное наличие одного в другом, 2) определение вещи через ее существенные признаки, 3) истинность, соответствие знания действительности, 4) актуальное проявление или возможность. Для характеристики бытия Аристотель привлек парные категории морфе (формы) и хюле (материи), усии (сущности) и файеноменона (феномена, явления), возможности и действительности, общего и единичного. Вслед за Парменидом он отрицал существование небытия как такового, но признавал существование относительного и конкретного небытия в том, что в меньшей мере существует. Стагирит – сторонник принципа тождества бытия и мышления. Формы и законы мышления для него суть формы и законы бытия, и наоборот. Стагирит говорил, что общее присутствует (есть) везде, тогда как единичное наличествует где-то здесь и теперь. Единичная вещь существует как сплав формы и материи. Форма, во-первых, есть первая сущность, во-вторых, она составляет сущность бытия каждой вещи, душу тела. Бытие как субстанция (усия) понимается Аристотелем в четырех смыслах: 1) как материальная вещь или часть вещи; 2) как существенный для вещи принцип; 3) совокупность частей вещи в свете этого принципа; 4) форма вещи, актуально ее организующая. Материя без формы это только возможное бытие, подобно возможности статуи в глыбе мрамора. Форма ближе к божеству и потому мощнее, чем материя. Более действительно то, что имеет больше формы, то есть подвергалось большим преобразованиям. Бог есть не подверженная изменениям чистая форма (энтелехия) и чистая действительность. Фома Аквинский развил онтологическое учение Аристотеля. Есть три субстанциальные формы бытия – Бог, бестелесные субстанции (ангелы, души) и телесные. Бог – это чистый акт без всякой примеси потенциальности, а Его имя – «Тот, кто существует». Сущность и существование в Его бытии совпадают. Бог – благо всех благ, вечен, недвижим, прост, неопределим, из ничего умом творит мир и провиденциально управляет им. Своей сущностью как актом интеллекта Бог еще до сотворения вещей все познает мгновенно – и единичное, и универсалии. Познаваемые вещи не имеют в божестве отдельного бытия. Чистая материя состоит из тождественных частиц, которые различаются только по их месту в пространстве. Бестелесные и телесные субстанции не обладают самобытием, получают существование от Бога; их сущность потенциальна. Фома выдвинул и обосновал важную формулу, позволяющую судить о бытии при помощи знания о существовании – формулу «аналогия бытия» (от лат. analogia entis). Суть этой формулы такова: между Богом и его творениями существует изначальное отношение сходства в различиях и различия в сходстве. Спиноза четко различил категории бытия, сущности и существования. Бытие он приписывает безличному богу, а существование – вещам вне субстанции. В материализме Нового времени бытие и материя отождествлены (Бэкон, Гоббс, Ламетри, Гольбах, Гельвеций и др.). Так, Гольбах заявлял, что материальная субстанция вечна, никем не сотворена, постоянно находится в движении, изменяется, порождает из себя многообразие отдельных вещей, а человек и его сознание есть продукт материи-природы. В противоположность материализму ранний Беркли утверждал, что нет никакой материи-субстанции, а есть лишь поток моих ощущений. Согласно Канту бытие не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи и расширило бы наше понимание вещи. В логическом смысле бытие есть лишь связка в суждении. Исходное понятие в системе Гегеля – лишенное свойств и неопределимое чистое бытие, сходное с ничто. В процессе становления чистое бытие и ничто снимаются друг в друге и образуют нечто – вещь, наличное бытие. Ницше, следуя Шопенгауэру, провозгласил волю первичной в онтологическом и этическом смыслах. Бытие – стихийное становление, поток жизни, самоутверждение через инстинкт и страсть. В бытии противоборствуют два начала – жизненно-трагическое (дионисийское) и созерцательно-интеллектуальное (аполлоновское); идеалом было бы достижение равновесия этих начал. Бергсон описывает эволюцию бытия с помощью понятия жизненного порыва. В мире противоборствуют два начала – жизнь и материя. Первое активно, второе косно и пассивно. Жизнь устремляется вверх, а материя падает вниз. Жизнь подобна снаряду, разрывающемуся на части, а его части суть новые снаряды. Бытию единожды был придан жизненный порыв, вследствие чего жизнь периодически преодолевает сопротивление материи и, подобно художнику, творит новые формы. Вначале поток жизни разделился на растительные и животные формы, потом из мира животных выделились интеллект и инстинкт (интуиция). Н . Гартман, автор «новой онтологии», модернизировал учение Аристотеля и схоластов о бытии. Материя и дух – разные слои одного и того же бытия, несводимые друг к другу. Бытие не претерпевает развития, имеет слоистую структуру, в нем можно рассмотреть иерархию из четырех качественно различных пластов: неорганического, органического, душевного и духовного.
Высшие слои бытия имеют больше свободы для своего проявления и коренятся в низших, хотя и не определяются ими. Низшие слои более активны в своем самоутверждении. Бытие иррационально, нетождественно мышлению и все же особым образом познаваемо. Хайдеггер остро поставил вопрос о смысле бытия, полагая его неким сверхкачеством. Бытие открыто только человеку, поэтому о бытии вообще можно судить по человеческому бытию. Только человеческое бытие способно вопрошать о себе и бытии в целом. Мысль есть «мышление бытия». Конечность и временность – основа нашей экзистенции, поэтому надо признать, что чистое бытие также не вечно и имеет временной характер. Истинное (потустороннее) бытие противоположно неподлинному бытию, существованию. Сущее – это существующее-как-присутствующее, оно раскрывается в свободе как своей сути.
Бытие невозможно созерцать или рационально постигать, на что надеялись платоники. Ему нужно внимать, а точнее, надо в него вслушиваться. Для этой цели более всего годится язык поэзии. «Язык – дом бытия», и он помнит истину бытия. Не люди говорят языком, а «язык говорит» людям. Идея прислушивания к языку возвращает нас к философскому мироотношению досократиков, способствует преодолению дихотомии субъекта и объекта, духа и материи. Онтическая структура человеческого существования раскрывается в философии экзистенциализма через понятие реальной возможности: мы выбираем определенную возможность и проектируем себя на ее основе. М. Бубер вводит в понятие бытия «личность» и определяет бытие как прямое общение с абсолютом; через коммуникацию с Богом человек общается с самим собой как подлинным Я, говоря при этом: «Я есть». В некоторых учениях сущее синонимично бытию (например, в библейском учении). В . С . Соловьев и Н. А . Бердяев предпочитали «Сущее» понятию абсолюта, тем самым подчеркивая индивидуально-лич ностное в Боге. Они верили, что высшее бытие есть не просто абсолютное мышление, а живое единство объективности и субъективности. Предельно общее понятие бытия объемлет все разновидности бытия – духовного и материального, актуального и потенциального, творящего и творимого, свободного и зависимого, психического и физического, идеального и реального. В нем различают: а) бытие-в -себе, бытие-для-себя и бытие-для-другого; б) объективное и субъективное бытие; в) сверхчувственное и чувственно данное бытие. Бытию могут приписывать следующие взаимоисключающие смыслы: а) абсолютно простое либо иерархичное; б) внутренне активное, творящее инобытие либо, напротив, пассивное во всех внутренних и внешних отношениях; в) трансцендентное либо имманентное; г) субстанциальное или акцидентальное; д) постигаемое разумом или через чувственный опыт либо иррациональное и чувственно непознаваемое. Широко применяют понятия своего бытия и другого бытия. От другого «вообще» надо отличать понятие своего-другого, инобытия. Инобытие – бытие в ином (другом, не в своем), которое вырастает из своего бытия посредством отрицания последнего. Гегель обозначал этим понятием один из моментов диалектического отрицания и перехода в свою противоположность, новое качество. По его учению, абсолютная идея опредмечивается и отчуждается в природе как в своем другом, инобытии. «Онтологический поворот» ХХ в. со пряжен с пониманием бытия без субстанции, антипсихологизмом и антисубъективизмом. «Метафизика бесконечного» сменяется анализом человеческого существования. Проблема бытия всегда актуальна в философии и теологии, представлена множеством незавершенных и взаимодополнительных концепций, самые значимые из которых упомянуты выше. В конечном итоге она растет по спирали, о чем свидетельствует намечающийся возврат постмодернистской онтологии к трактовке бытия в духе учения Гераклита. Небытие понимается двояко: как абсолютное небытие (греч. ouk on) и как относительное небытие (греч. me on). Существование как «стояние вне бытия» сопряжено с небытием в обоих этих смыслах. Все существующее конечно и состоит из разных пропорций бытия и небытия. Небытие-меон – а) ступень предсуществования мира или какой-либо его части; б) отсутствие бытия, прошлого или будущего; отрицание бытия; в) в отношении отдельного предмета небытие понимают как те границы, за которыми данный предмет еще не существует или уже не существует; г) то, что выходит за горизонт познания; д) хаос. В религиозно-философских учениях это понятие имеет важную категориальную ценность, в других же (марксизме, позитивизме и пр.) вовсе не употребляется как категория. В истории философии и теологии сложились разные понимания природы небытия. Одни философы категорически отрицают реальность небытия. Так, Парменид, исходя из принципа тождества бытия и мышления, признает только возможность бытия. Для него бытие – это все то, что можно помыслить. Поскольку небытие как понятие нами мыслится, то «небытие» тоже есть. По мнению Парменида, to me on знать невозможно, ибо о нем невозможно ничего сказать.
С этим соглашался и Аристотель: логически противоречиво утверждать, что не-есть (небытие) в то же время есть. Вместе с тем Аристотель допускал возможность относительного небытия, понимая его как недостаточность или малую степень бытия. Другие философы полагают, что небытие не просто реально, но субстанциально-реально и никоим образом не зависит от бытия. По некоторым сведениям пифагорейцы признавали небытие чем-то в роде космического воздуха. Проблема существования небытия как пустоты (греч. kenon) была важным теоретическим основанием греческого атомизма. Демокрит понимает под бытием атомы, а под небытием пустоту, самостоятельную и равнодушную к движущимся в ней атомам; взгляд на небытие как на бездну абсолютного пространства характерен для многих последующих атомистов. В атомистическом смысле, например, человек состоит из бытия и небытия, и еще неизвестно, чего в нем больше.
В некоторых философских системах (например, в системе Гегеля) небытие трактуется как особый момент бытия, имеющий лишь условную автономию. Платон противопоставляет бытию два вида небытия: а) негативное отсутствие бытия, «почти небытие» хоры (материи); б) позитивное превосхождение бытия Единым, сверхбытием. Этот подход впоследствии особо развивает Плотин. Подчас небытие отождествляют с ничто, однако, несмотря на свое близкое сходство, эти категории различимы хотя бы по степени их общности: первое логически противоположно бытию вообще, а второе – многообразию существования различных нечто. Исследуя античное понятие меона, А. Ф . Лосев умозаключил, что если нет ничего, кроме бытия, то небытие следует выводить из такого бытия, которое само себя ограничивает. По Лосеву, меон есть иррационально-неразличимая и сплошная подвижность бесформенно-множественного. Сам по себе меон не существует, являясь лишь сопутствующим моментом сущего; небытие есть необходимый иррациональный момент в самой рациональности сущего. А . Белый символизирует воплощение небытия в бытие серым цветом, толкуя его как серединность и двусмысленность. Пристальное внимание небытию уделяют философы Востока. В буддизме аналоги этого понятия – сансара (пустота мучительная) и нирвана (пустота блаженная). Детальное описание небытия (абхавы) находим у индусов в философии вайшешики. Согласно системе Канады реальность небытия несомненна: так, когда мы смотрим ночью на небо, то мы не в меньшей степени уверены в несуществовании там Солнца, нежели в существовании Луны и звезд. Абхава у вайшешиков есть седьмой род реально сущего, делящийся на четыре вида: 1) отсутствующее до своего возникновения, 2) отсутствующее после своего разрушения, 3) отсутствующее в ином, не в своем качестве, 4) отсутствующее в данном месте. Вайшешики классифицировали небытие в более общем логическом плане 1) на отсутствие чего-либо в чем-то другом (S есть не в P) и 2) на тот случай, когда одна вещь не является другой вещью (S не еcть P). Предсуществующее небытие (например, небытие дома до его постройки) есть несуществование вещи до ее возникновения; оно не имеет начала, но у него есть конец. Небытие вещи в результате ее разрушения после того, как она создана, имеет начало, но не имеет конца. Абсолютное небытие – отсутствие связи между двумя сущностями в прошлом, настоящем и будущем (например, отсутствие цвета у воздуха). Не имеет ни начала, ни конца небытие вещи в течение всего времени, а также вечно длится взаимное небытие одной вещи как другой.
Диалектическую концепцию взаимосвязи небытия и бытия развернул Гегель. Он утверждал, что начало есть неразличенное единство небытия и бытия и что бытие исчезает в своей ближайшей противоположности – в небытии, а истиной обоих оказывается становление. В сфере бытия в противоположность бытию как непосредственному возникает небытие равным образом как непосредственное, и их истина – становление. В небытии содержится соотношение с бытием, оно и то и другое, бытие и его отрицание, выраженные в одном, ничто, как оно есть в становлении. Когда мы говорим о вещах, что они конечны, рассуждает Гегель, то разумеем под этим, что небытие составляет их природу, их бытие. Истиной бытия конечных вещей служит их конец, и час их рождения есть час их смерти. Вечно и всегда сохраняется именно преходящее в вещах. Бытие и небытие рефлексивны. Всякое различение есть полагание небытия как небытия иного. Но небытие иного есть снятие иного и, стало быть, самого различения. Каждое целое опосредовано с собой своим иным и содержит это иное. Но оно, кроме того, опосредовано с собой небытием своего иного. Сущность возвращается в себя через свое небытие и преодолевает свое отчужденное существование, доказывает Гегель. А . Н . Чанышев полагает небытие более мощным, нежели бытие. «Учение об абсолютности небытия и относительности бытия не отрицает их единства, – пишет Чанышев. – Я согласен с тем, что все сущее есть единство бытия и небытия. Но если у Гегеля небытие – только оборотная сторона бытия ..., то у меня бытие – обратная сторона небытия, точнее, форма существования небытия ... Только небытие, говорю я, может быть первопричиной и самопричиной ... Небытие гонится за бытием по пятам. Последнее стремится вперед, не разбирая дороги, теша себя мечтой о прогрессе, но впереди находит только небытие ... Бытие только тень небытия, его изнанка. Оно как сверкающая всеми цветами радуги пленка нефти на поверхности океана, океана небытия» Д. В . Пивоваров

Источник: История философии науки и техники.