БОГДАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

Найдено 9 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [современное]

БОГДАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ
(1873—1928) — русский философ, автор тектологии, науки о понимании мира как последовательных ступеней организованности.
1. Богданов АЛ Эмпириомонизм. В Зкн. М.; СПб., 1904—1906. 2. Он же. Тектология. Всеобщая организационная наука. В 2 кн. М., 1989.

Источник: Философия науки. Краткий энциклопедический словарь. 2008 г.

БОГДАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ
(1873—1928) — философ, экономист, социолог, политический деятель, ученыйестествоиспытатель. Одним из первых написал научную утопию о революции и научном прогрессе. В философии создал собственную систему — эмпириомонизм. Выдвинул идею создания текстологии — науки об общих законах организации, предвосхитившей кибернетику и создавшей предпосылки для системного подхода. Б. возглавил в 1928 г. Институт переливания крови и погиб в том же году, поставив опыт на себе.

Источник: Философский словарь инженера. 2016

БОГДАНОВ Александр Александрович
(1873—1928) — рос. врач, философ, экономист, полит. деятель, один из основателей РСДРП. Первой его работой считается «Краткий курс экономической науки». В 1898 г. написал филос. трактат — «Основные элементы исторического взгляда на природу». В 1902 г. под его редакцией был выпущен сб. «Очерки реалистического мировоззрения», направленный против сб. «Проблемы идеализма». Б. уделял большое внимание науч.-филос. работе. Им выпущен ряд кн., в к-рых он пытался обосновать самост. филос. направление — эмпириомонизм, соединяющий идеи марксизма и махизма. Оригинальный этап его творчества связан с отрицанием философии и построением «организационной диалектики», где истина понимается как форма организации коллективного опыта. Теория организационной деятельности изложена в кн. «Тектология. Всеобщая организационная наука» (В 3 т. 1913—22). Нек-рые положения Б. предвосхитили идеи кибернетики. В 1926 г. организовал и возглавил Гос. науч. ин-т переливания крови; погиб в результате произведенного на себе неудачного эксперимента. Автор соц.-утопических романов «Красная Звезда» (1908), «Инженер Мэнни» (1913), в к-рых развиваются идеи всеобщей организационной науки и «планетарного социализма». Соч.: Искусство и рабочий класс. М., 1918; О пролетарской культуре. М., Пг., 1924; Тектология. Всеобщая организационная наука: В 2 т. М., 1989; Вопросы социализма. Работы разных лет. М., 1990. Ф.П.Фурман

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

БОГДАНОВ Александр Александрович
(Малиновский) (1873 - 1928) - русский философ, экономист, врач, ученый-естествоиспытатель, активный революционный деятель пролетарского движения (один из организаторов социал-демократической партии в Туле). Учился в Московском университете на естественном отделении, но был исключен за участие в народовольческом Союзе Северных землячеств. В 1899 г. окончил медицинский факультет Харьковского университета. С 1904 г. - соратник Ленина по борьбе с меньшевиками - «новоискровцами». Принимал участие в подготовке III съезда РСДРП. В 1905 г. - представитель ЦК партии Исполкома Петербургского совета рабочих депутатов, руководитель большевистской военно-технической группы. Арестовывался, высылался за границу. В 1914 г был врачом на фронте. Под влиянием революционных событий, покатавших силу и потенциальные возможности пролетариата, под влиянием революции в естествознании конца XIX - начала XX вв. пришел к выводу о необходимости углубления марксизма и создания в интересах пролетариата «цельной картины мира». Богданов обращается к работам Маха, Оствальда, Авенариуса. В свет выходит его труд - «Эмпириомонизм». Философия эмпириомонизма должка была стать, по его убеждению, цельной методологией познания мира. При этом он считал возможным совмещение марксизма с «естественнонаучным позитивизмом». Онтологические и гносеологические вопросы решаются им в основном с субъективно-идеалистических позиций. Социологические взгляды Богданова представляли соединение некоторых принципов исторического материализма, идеализма и материализма. Законы мира он рассматривал «исключительно как методы ориентировки в потоке опыта, изменяющиеся сообразно с практическими потребностями». Одной из работ, оказавших значительное влияние на социологическую и философскую мысль России, была работа Богданова «Тектология: всеобщая организационная наука».
Некоторые российские ученые оценивают ныне этот труд как «первую глубоко разработанную общественную концепцию и непосредственную предшественницу кибернетики». Богданов характеризует тектологию как науку об организации, в частности об организации социализма на основе экономического, культурного, социального опыта, накопленного человечеством. Он выступает против общественного антагонизма, при котором духовные потенции материального процесса производства противостоят рабочим как чужая собственность и господствующая над ними сила. Пролетариат по своей природе, пишет он, - класс-созидатель. В силу этого особое значение имеет пропаганда в его среде основ организационной науки. Богданов явился одним из организаторов и руководителем Пролеткульта. Многие положения, изложенные им в ряде работ, носили утопический характер. С 1921 Г. целиком посветил себя естественнонаучным исследованиям в области гематологии и геронтологии. В 1923 г. арестовывался. С 1926 г. - директор основанного им первого в мире Московского института переливания крови. Умер в результате поставленного на себе эксперимента по переливанию крови.

Источник: Краткий философский словарь 2004

БОГДАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

псевд.: наст. фам. Малиновский; др. псевдонимы - Вернер, Максимов, Рядовой) Александр Александрович [10(22).8.1873, г. Соколка Гродненской губ. - 7.4.1928, Москва], экономист, философ, политич. деятель, ученый-естествоиспытатель. Окончил мед. ф-т Харьковского ун-та (1899). Участвовал в народнич. движении. С 1896 член с.-д. партии. В 1903 примкнул к большевикам; избирался в ЦК на 3-м (1905), 4-м (1906) и 5-м (1907) съездах РСДРП. В 1909 на совещании расширенной редакции газ. «Пролетарий» Б. был исключен из большевистских рядов за фракц. деятельность. Во время 1-й мировой войны Б. занимал интернационалистич. позицию. После Окт. революции 1917 был членом Комакадемии, читал лекции по экономике в Моск. ун-те. В 1918 стал идеологом Пролеткульта, участвовал в организации «Пролетарского ун-та». С 1921 целиком посвятил себя естеств.-науч. исследованиям; организатор и директор первого в мире Ин-та переливания крови (1926). Умер в результате эксперимента по переливанию крови, поставленного на самом себе.
Эволюция филос. взглядов Б. прошла четыре этапа: стихийный материализм («Осн. элементы историч. взгляда на природу», 1899); увлечение энергетизмом В. Ф. Оствальда («Познание с историч. точки зрения», 1901); переход к механицизму и махизму («Эмпириомонизм. Статьи по философии», кн. 1-3, 1904-06). Четвертый этап связан с отрицанием Б. философии в традиционном смысле. По Б., филос. понятия - дух, материя, субстанция и т. п.- суть «идолы и фетиши познания», порожденные трудовыми отношениями в определ, эпоху и не имеющие смысла за ее пределами (см. «Очерки по философии марксизма», СПБ, 1908, с. 215-42). Истина, по Б., есть организующая форма коллективного опыта (см. «Философия живого опыта», 1913). Рассматривая марксистскую диалектику как
форму организации, упорядочения знания, Б. выдвинул в качестве более совершенной свою «организационную диалектику» (см. «Тектология», ч. 3). Производств. отношения, по В., суть «группы первичноорганизующих идеологических комбинаций» («Эмпириомонизм», кн. 3, СПБ, 1906, с. 54, прим.) и поэтому «общественное бытие и общественное сознание, в точном смысле этих слов, тождественны» («Из психологии общества», СПБ, 1906, с. 57). В. И. Ленин квалифицировал филос. взгляды Б. как идеалистические и реакционные. Вместе с тем он подчеркивал, что «Богданов лично - заклятый враг всякой реакции и буржуазной реакции в частности» (Ленин В. И., ПСС, т. 18, с. 346). В труде «Всеобщая организационная наука» (т. 1-2, 1913-17) Б. выдвинул идею создания науки об общих законах организации - тектологии. В ряде исследований сов. и зарубежных авторов отмечается, что нек-рые положения тектологии предвосхитили идеи кибернетики (принцип обратной связи, идея моделирования и др.). В тектологии отразились и механистич. ошибки Б.
Б. принадлежит неск. экономич. работ, в т. ч. «Краткий курс экономич. науки». (1897), высоко оцененный Лениным (см. там же, т. 4, с. 35-43). Одним из первых Б. верно оценил образование синдикатов и трестов как «высшую форму капитализма».
Б.- автор научно-фантастич. романов о будущем обществе - «Красная звезда» (1908) и «Инженер Мэнни» (1912).

Источник: Советский философский словарь

БОГДАНОВ Александр Александрович
10 (22) августа 1873, Соколка Гродненской губ. апреля 1928, Москва]—русский философ, социолог, экономист, политический деятель, ученый-естествоиспытатель, литератор. Род. в семье народного учителя, выходца из коренной вологодской семьи. Поступил на естественное отделение Московского университета (1893), однако в 1894 исключен из университета за участие в народовольческом Союзе Северных землячеств, арестован и сослан в Тулу. В 1899 окончил медицинский факультет Харьковского университета. В 1904 был в Швейцарии, затем работал в Петербурге; арестован и выслан за границу, вернулся нелегально. С 1907—вновь за границей. В 1914 вернулся, был врачом на фронте. В философии Богданов стремился создать собственную систему — «эмпириомонизм». Принимал участие в социал-демократическом движении. Входил в редакции большевистских органов «Вперед» и «Пролетарий», являлся одним из редакторов газеты «Новая жизнь». После революции 1917 читал лекции по экономике в Московском университете. Выдвинул идею создания науки об общих законах организации—тектологии, предвосхитившей во многом кибернетику и создававшей предпосылки для системного подхода. В 1918 стал одним из организаторов «Пролеткульта», участвовал в организации «Пролетарского ун-та». В 1920 разработал модель народнохозяйственного плана, сформировав основные принципы его построения. Член президиума Коммунистической академии (1918—26). Автор утопических романов «Красная звезда» (1908) и «Инженер Мэнни» (1912). С 1921 целиком посвятил себя естественно-научным исследованиям в обл. гематологии и геронтологии. В 1923 арестовывался. С 1926—директор основанного им первого в мире Института переливания крови. Умер в результате поставленного на себе эксперимента по переливанию крови. Предмет тектологии Богданова как универсальной организационной науки определяется тем, что вся вселенная «выступает перед нами как беспредельно развертывающаяся ткань форм разных типов и ступеней организованности — от неизведанных нами элементов эфира до человеческих коллективов и звездных систем» («Тектология», кн. 1. М., 1989, с. 73). Эмпириомонистское мировоззрение Богданова (сходное с философией Маха, однако, в отличие от последней, устанавливавшее генетическую зависимость физического и психического рядов опыта) позволяет ему отождествить мир и опыт, рассматривать основные объекты тектологии—организованные комплексы—и их элементы как сводимые к активностям-сопротивлениям. (В ином, более «реалистическом» онтологическом контексте активности-сопротивления должны рассматриваться как свойства элементов и комплексов.) Организованные комплексы, по Богданову,—те, которые больше суммы своих частей (т. е. активность-сопротивление комплекса в целом больше суммы активностей-сопротивлений его элементов), дезорганизованные меньше суммы своих частей, нейтральные—равны сумме частей. Богданов подчеркивает, что организованная система бывает таковою не вообще, не универсально, а лишь по отношению к каким-либо определенным акгивностям, сопротивлениям, энергиям; вместе с тем по отношению к др. она может быть дезорганизованной, а к третьим—нейтральной (см. там же, с. 125). Основные организационные механизмы: конъюгация—соединение комплексов и ингрессия (вхождение)— метод «вводных», или «посредствующих», комплексов для установления цепной связи. Богданов рисует широкую картину явлений, подлежащих изучению в рамках тектологии, иллюстрирует возможности постановки и решения важнейших проблем с позиций этой науки. Напр., пишет он, «конъюгационная схема возрастающих возможностей развития говорит нам о том, что гибель племен и народностей, хотя бы весьма отсталых, суживает базис дальнейшего развития человечества в его целом. Она означает уничтожение тех своеобразных элементов и условий развития, которые возникают из смешения и из общения разных народностей... Сумма организационных форм в самом широком смысле этого слова, из какой исходит прогресс человечества, уменьшается необходимо и бесповоротно при истреблении отсталых племен» (там же, кн. 2, с. 53—54). Богданов полагает, что «структурные отношения могут быть обобщены до такой же степени чистоты схем, как в математике отношения величин, и на такой основе организационные задачи могут решаться способами, аналогичными математическим» (там же, кн. 2, с. 309). Он рисует грандиозные перспективы развития тектологии, считает, что полный ее расцвет «...будет выражать сознательное господство людей как над природой внешней, так и над природой социальной. Ибо всякая задача практики и теории сводится к тектологическому вопросу: о способе наиболее целесообразно организовать некоторую совокупность элементов—реальных или идеальных» (там же, т. 1, с. 133).
Соч.: Основные элементы исторического взгляда на природу. СПб., 1899; Эмпириомонизм, кн. 1—3. M.—СПб., 1904—06; Революция и философия. СПб., 1905; Очерки по философии марксизма. СПб., 1908; Философия современного естествоиспытателя.—В кн.: Очерки философии коллективизма, сб. 1. СПб., 1909; Падение великого фетишизма. Вера и наука (о книге В. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм»). М., 1910; Философия живого опыта. СПб., 1913; Всеобщая организационная наука (текгология), ч. 1—2. M., 1913-17; Ч. 3. Берлин—Пг.—M., 1922; Наука об общественном сознании. М., 1914 (3-е изд. М.—Пг., 1923); Введение в политическую экономию. М., 1917; Вопросы социализма. М., 1918 (М., 1990); Курс политической экономии (совм. с И. И. СквордовымСтепановым), т. 1—2. М., 1918—20; Элементы пролетарской культуры в развитии рабочего класса. М., 1920; Учение об аналогиях. B кн.: Вестник Социалистической академии, 1923, кн. II; О пролетарской культуре, 1904—24. Л.— М., 1924; Борьба за жизнеспособность. М., 1927; Пределы научности рассуждения.—В кн.: Вестник Коммунистической академии. 1927, кн. 21; Текгология. Всеобщая организационная наука, в 2-х кн. М., 1989; Вопросы социализма. Работы разных лет. М., 1990; Вера и наука (о книге В. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм»).—«ВФ», 1991, № 12, И. Ю. Алексеева, Т. В. Кулакова

Источник: Новая философская энциклопедия

БОГДАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

русский философ, политик и идеолог российской социал-демократии, один из создателей партии большевиков, ученый-естествоиспытатель, писатель-фантаст. В 1893 поступил на естественное отделение Московского университета. В 1894 — арестован за участие в народовольческом Союзном Совете землячеств, исключен из университета и выслан в Тулу. В 1895 поступил, а в 1899 закончил медицинский факультет Харьковского университета. С 1896 наметился отход Б. от народовольческих идей к социал-демократизму, в 1899 Б. определил себя по убеждениям как "работника научного социализма". Осенью 1899 арестован за пропаганду и после четырехлетнего поднадзорного пребывания в Калуге и Туле примкнул в 1903 к большевикам, став ближайшим соратником Ленина. Принимал активное участие в революционных событиях 1905-1907. В конце 1909 вышел из большевистской партии, а после 1911 полностью отошел от политической деятельности, во время 1-й мировой войны был военным врачом. Не поддержал лозунга превращения империалистической войны в гражданскую. Б. положительно оценил Февральскую (1917) революцию, считая ее способной содействовать демократическому развитию России. После Октябрьского переворота (1917) был членом президиума Коммунистической академии (1918-1926), читал лекции в Московском университете. В 1918—1920 принимал активное участие в Пролеткульте. С 1921 Б. занимался исключительно естественнонаучными проблемами переливания крови, омоложения организма, продления жизни. В 1926 возглавил первый в мире Институт переливания крови. Умер в результате эксперимента, поставленного на самом себе. Советская научная историография в силу ряда причин идеологического характера тенденциозно подходила к оценке философского и идейно-политического наследия Б. Хотя сам Б. до конца своей жизни считал себя социал-марксистом, он в то же время категорически отвергал ортодоксальность в марксизме, получившую, как он полагал, широкое распространение в среде российской социал-демократии, имея в виду Плеханова и Ленина. В этом — основа всех разногласий Б. с большевиками, приведшая к 1917 к полному разрыву с ними. Наука и гражданская свобода, наука и социализм — таково философское и идейно-политическое кредо Б. Убежденность в неограниченных возможностях научного знания, вполне характерная для того времени, сочеталась у Б. с убежденностью, что общество способно поставить под свой контроль "условия жизни". Отсюда вытекали постоянные поиски таких познавательных форм ("бесконечно широких" и "бесконечно пластичных"), которые способны были бы охватить все разнообразие "беспредельно прогрессирующей жизни". В этом плане Б. обратил особое внимание на труды Оствальда и Маха, придя к выводу, что учение Маркса (в частности, его диалектика как "последнее слово научно-эволюционного метода") вполне совместимо с новейшим естественно-научным позитивизмом, монистическим пониманием общественной жизни и развития. Эти идеи были отражены Б. в работе "Эмпириомонизм. Статьи по философии (1904-1906)", в которой была сделана попытка разработать единую познавательную картину мира с "организационной точки зрения, т.е. как процесса формирования, борьбы и взаимодействия комплексов и систем различных типов и ступеней организованности". В "Философии живого опыта" (1913) Б. продолжил развитие идей эмпириомонизма, а в работе "От монизма религиозного к научному" (1913) дал обоснование борьбы за научный монизм, устраняющий философию вообще. По Б., философские понятия — дух, материя, субстанция и т.п. — суть "идолы и фетиши познания, порожденные трудовыми отношениями в определенные эпохи и не имеющие смысла за их пределами. Их можно заменить универсальным понятием "энергии", служащим познанию для того, чтобы "представить все явления как соизмеримые". Именно в философии эмпириомонизма Б. нащупал отдельные нити к "организационному подходу", приведшему к созданной им "организационной науке" — "тектологии", обобщившей интегративные тенденции в естественно-научном и социальном познании ("Всеобщая организационная наука (тектология)". Ч. I-III; 1913-1922). Сам Б. определил тектологию как "общее учение о нормах и законах организации всяких элементов природы, практики и мышления". Будущее показало, что некоторые положения тектологии Б. предвосхитили идеи кибернетики (принцип обратной связи, идея моделирования и др.), а сама теоретическая концепция оценивается как первая серьезная попытка системно-кибернетического анализа функционирования социальных структур и управления ими. В основе социальной концепции Б. лежала трудовая теория общества, краеугольный камень которой, согласно Б., — "теория трудовой стоимости в той коллективистической форме, которая дана Марксом". Социализм представляется Б. как нетоварная хозяйственная система с происходящими в ней на всех социальных уровнях процессами обобществления, органически ей присущими и претворяемых в жизнь классом социалистических пролетариев, т.к. именно он "совмещает в себе функции организатора и исполнителя и воплощает опыт коллективной человеческой практики". Второй составляющей богдановской концепции социализма являются представления об организации человеческого общества через организацию человеческого знания, через "научно-организованный труд": "Все — трудящиеся, и в сфере труда они удовлетворяют жажду творчества... Они совершенствуют технику и познание — а стало быть и собственную природу". И тектология как всеобщая организационная наука была задумана Б. именно как наука о строительстве социализма на основе всего социально-экономического и культурного опыта, накопленного человечеством. Концепция социализма Б. (по обозначенным им методам борьбы промышленного пролетариата и средствам достижения поставленных целей) значительно отличалась от ленинско-большевистской. Б. скептически относился к идее диктатуры пролетариата, а мировая война привела его к выводу о неготовности реального европейского пролетариата к роли класса — строителя социализма. При этом Б. до конца считал рабочий класс единственной движущей силой социалистических преобразований, но в рамках особой формы рабочего движения — через преодоление его "культурной несамостоятельности", через его "культурное вызревание" при буржуазно-демократическом строе (лозунги Рабочего Университета, Рабочей Энциклопедии и пролетарского искусства). Б. не признавал социалистический характер Октября 1917, считая этот переворот отказом от теории марксизма, сдачей позиций социализма, обосновывая данную идею тем, что движущей силой Октября был не рабочий класс, а солдатские массы, армия. Б. резко осудил политику военного ("государственного") коммунизма, назвав его "ублюдком капитализма", не верил в способность Советов стать основой государственно-правового устройства общества. Б. — автор двух фантастических романов, написанных в традиции социальной утопии — "Красная звезда" (1908) и "Инженер Мэнни" (1912), а также работ: "Основные элементы исторического взгляда на природу" (1899); "Революция и философия" (1905); "Очерки по философии марксизма" (1908); "Падение великого фетишизма. Вера и наука (о книге В. Ильина "Материализм и эмпириокритицизм") (1910); "Наука об общественном сознании" (1914); "Вопросы социализма" (1918); "Курс политической экономии" (в соавторстве с И.И. Скворцовым-Степановым, 1918-1920) и др.
Е.М. Прилепко

Источник: Новейший философский словарь

БОГДАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

[10 (22) авг. 1873 – 7 апр. 1928] – рус. философ-идеалист, политич. деятель, экономист, по образованию врач. Окончил мед. фак-т Харьковского ун-та (1899). В 90-х гг. 19 в. был революционным народником. С 1896 – социал-демократ. Первый труд Б. "Краткий курс экономической науки" (1897) был положительно встречен Лениным (см. Соч., 4 изд., т. 4, с. 32–40). В 1903 Б. примкнул к большевикам; на "Совещании 22-х большевиков" (1904) был избран в члены "Бюро комитетов большинства"; выступал с докладом на III съезде РСДРП. Член редколлегии большевистских газет "Вперед", "Пролетарий", "Новая жизнь". На III (1905), IV (1906) и V (1907) съездах избирался в ЦК РСДРП от большевиков. В годы реакции отошел от большевизма, стал отзовистом-ультиматистом, инициатором организации антипартийной школы на о. Капри. На совещании расширенной редакции газ. "Пролетарий" в июне 1909 Б. был исключен из большевистских рядов. После 1909 Б. – один из руководителей группы т.н. впередовцев, от к-рой отошел в 1911. Б. не понял социалистич. характера Окт. революции; подобно меньшевикам, он не видел в России 1917 необходимых экономич. предпосылок для социалистич. революции и социализма и писал, что, пока рабочий класс не создаст своей пролетарской культуры, он "не может и не должен предпринимать... попытки осуществить социализм" ("Вопросы социализма", 1918, с. 68). Вместе с тем Б. уже после Окт. революции считал ее большим социальным завоеванием. Он был членом Комакадемии. Организовал первый в мире спец. Ин-т переливания крови (Москва, 1926), был его директором. Умер в результате неудачно поставленного на себе эксперимента. От стихийного материализма в философии ("Основные элементы исторического взгляда на природу", 1899) после увлечения энергетизмом Оствальда ("Познание с исторической точки зрения", 1901) Б. перешел к филос. ревизии марксизма, встав на позиции махизма. Превосходство своей философии – эмпириомонизма ("Эмпириомонизм. Статьи по философии", кн. [1–3], 1904–1906) над эмпириокритицизмом Маха и Авенариуса Б. видел в том, что она не ограничивается констатированием двух рядов опыта – физического и психического, а устанавливает генетическую связь и зависимость между ними путем отнесения "физического" ряда (природы) к опыту коллектива, а "психического" – к индивидуальному опыту. Эта подстановка Б. коллективного опыта на место индивидуального при идеалистич. понимании опыта лишь облегчала проникновение махизма в обществ. науки. Идеализм и релятивизм во взглядах Б. в особенности сказался в трактовке им обществ. сознания. Вместо материалистич. теории отражения Б. выдвинул идею "приспособления" сознания к бытию и пришел к ложному выводу, будто фетишистское сознание в бурж. обществе "практически-удобно", "целесообразно" и "вполне достаточно" (см. "Наука об общественном сознании", М., 1914, с. 109). По Б., исходные общефилос. Понятия – материя и дух, субстанция, абсолютная истина и др. – представляют собой "идолы и фетиши познания", порожденные "трудовыми отношениями людей" в определенную эпоху и потому не имеющие никакого смысла за ее историч. пределами (см. А. Богданов, Страна идолов и философия марксизма, в сб. "Очерки по философии марксизма", СПБ, 1908, с. 215–42). Истину Б. также рассматривал как "организующую форму коллективного опыта" ("Философия живого опыта", [1913]), ошибочно усматривая ее объективность в ее "общезначимости", т. е. согласованности во мнении мн. людей. Подобными организующими формами опыта Б. считал время, пространство, причинность, закономерность. Материалистич. диалектике, к-рую Б. считал "формальным законом мирового развития", он противопоставил механистич. теорию "равновесия", согласно к-рой противоречие есть борьба внешних друг другу, противоположно направленных сил. По Б., в процессе борьбы за организацию хаоса элементов в "объективно" существующий "физический" мир люди делятся на "социальные группы" и "классы", возникающие: первые – на почве развития специализации, а вторые – на основе организац.-идеологич. обособленности организаторов и исполнителей (см. "Эмпириомонизм", кн. 3, СПБ, 1906, с. 139–40). Исходя из этого, Б. говорил, что производств. отношения есть "группа первично-организующих идеологических комбинаций" (там же, с. 54) и что поэтому "общественное бытие и общественное сознание, в точном смысле этих слов, тождественны" ("Из психологии общества", 2 изд., СПБ, 1906, с. 57). Критикуя этот вывод Б., Ленин писал: "Общественное бытие и общественное сознание не тождественны, – совершенно точно так же, как не тождественно бытие вообще и сознание вообще. Из того, что люди, вступая в общение, вступают в него, как сознательные существа, никоим образом н е с л е д у е т, чтобы общественное сознание было тождественно общественному бытию" (Соч., 4 изд., т. 14, с. 309). Главным средством строительства социализма и избавления от пороков буржуазного общества Б. считал создание "чисто пролетарской культуры" (см. Пролеткульт), в к-рую он включал и развивавшуюся им в последнем периоде жизни особую "организационную науку" ("Элементы пролетарской культуры в развитии рабочего класса", 1920; "Экономика и культурное развитие", 1920; "Наука и рабочий класс", [1918]; сб. статей Б. "О пролетарской культуре. 1904–1924", 1924). Осн. идея всеобщей организац. науки – т.н. тектологии (от греч. ?????? – строитель и ????? – учение; "Всеобщая организационная наука (тектология)", ч. 1–2, [1913–17 , 3 изд., ч. 1–3, 1925–29) – заключается в том, что "структурные отношения могут быть обобщены до такой же степени формальной чистоты схемы, как в математике отношения величин" ("Тектология", т. 3, 1929, с. 209). Б. подчеркивал нефилос. характер тектологии. Однако и "Тектология" основана на субъективном идеализме, в ней использован ряд понятий философии эмпириомонизма; Б. неосновательно приписывал своей организац. науке роль "обобщенной методологии" всех наук и фактически ставил ее на место философии. В экономич. произведениях ["Введение в политическую экономию (в вопросах и ответах)", 1914, 2 изд. [1917]; "Курс политической экономии", т. 1–2, 1910–1920, совм. с И. Степановым, и др.] Б. писал о некоем внеисторич. законе "физиологических затрат энергии", якобы обеспечивающем с помощью организац. науки равновесие между обществом и природой, между производителями внутри общества. Взгляды Б. подвергались неоднократной критике со стороны Ленина, Плеханова, сов. философов и экономистов. Ленин отмечал использование идеалистич. богдановской философии Бухариным (см. Ленинский сборник XI, 1929, с. 3, 61, 387, 400–01). Соч.: Из-за чего война и чему она учит?, Женева, 1904; Из психологии общества, 2 изд., СПБ, 1906; Революция и философия, [СПБ, 1905]; Приключения одной философской школы, СПБ, 1908; Падение великого фетишизма, М., 1910; Обмен и техника, в сб.: Очерки реалистического мировоззрения, СПБ, 1904; Философия современного естествоиспытателя, в кн.: Очерки философии коллективизма, сб. 1, СПБ, 1909. Лит.: Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14; его же, Речь по вопросу о задачах большевиков в партии 11 (24) июня, [на Совещании расширенной редакции "Пролетария" 8–17 (21–30) июня 1909 г.], там же, т. 15; его же, Письмо слушателям школы на Капри, там же, т. 16; его же, Об А. Богданове, там же, т. 20; его же, О пролетарской культуре, там же, т. 31; Плеханов Г. В., Materialismus militans, Избр. философские произв., т. 3, М., 1957; Деборин ?., Введение в философию диалектического материализма, с предисл. Г. В. Плеханова, 6 изд., М.–Л., 1931; Аксельрод Л. И., Философские очерки, 4 изд., М.–Л., 1925; Невский В. И., Диалектический материализм и философия мертвой реакции, в кн.: Ленин В. И., Соч., 3 изд., т. 13, с. 317–24; Асмус В., Логическая реформа А. Богданова, "Вестн. Коммунистической Акад.", 1927, кн. 22; Кривцов Ст., Памяти А. А. Богданова, "Под знаменем марксизма,", 1928, No 4; Гоникман С., Теория общества и теория классов Богданова, "Под знаменем марксизма", 1929, No 12; Селектор М. З., Диалектический материализм и теория "равновесия", М.–Л., 1934; Вайнштейн И., Организационная теория и диалектический материализм, М., 1927; Щеглов А. В., Борьба Ленина против богдановской ревизии марксизма, М., 1937; Свиридова К. Э., Борьба КПСС против субъективно-идеалистической социологии А. А. Богданова, М., 1956 (Автореф. дисс.); Иовчук М. т. и Суворов Л. Н., Основные вехи развития в СССР истории философии как науки, "Научн. докл. высшей школы. Филос. науки", 1958, No 1; Давыдов Ю. Н., Ленинская критика отношения Богданова к философской традиции, "Вопр. философии", 1959, No 6. Л. Павлов. Ленинград.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

БОГДАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

др. псевдонимы — Максимов, Рядовой, Вернер (1873—1928) философ, социолог, культуролог, экономист, ученый-естествоиспытатель, прозаик, полит. деятель. Родился в семье народного учителя. В 1892 окончил Тульскую классич. гимназию и поступил на естеств. отделение физ.-мат. факультета Моск. ун-та. Увлекшись народовольчеством, Б. вступил в Союз Сев. землячеств, участвовал в студенч. волнениях, в 1894 был арестован, исключен из ун-та и выслан в Тулу. Вел пропагандистскую работу в рабочих кружках, и в 1896 пришел от народовольч. идей к социал-демократическим. Из лекций, прочитанных рабочим, выросла первая кн. Б. “Краткий курс экон. науки” (1897). Окончил мед. ф-т Харьков. ун-та (1899), специальностью избрал психиатрию. В 1899 издал первую филос. книгу “Осн. элементы историч. взгляда на природу”. По окончании ун-та снова был арестован за революц. пропаганду и выслан в Калугу (1899—1900), где близко сошелся с ссыльным Луначарским (см. Луначарский), затем в Вологду (1901—03), где познакомился с Бердяевым, также отбывавшим ссылку. Общение с “идеалистом” и бывшим “легальным марксистом” Бердяевым для “реалиста” Б. оказалось особенно плодотворным: филос. споры идейных оппонентов впоследствии вылились в дискуссию на страницах журн. “Вопросы философии и психологии” и в два взаимополемич. сб. статей (с участием “идеалистов” и “реалистов”) — “Проблемы идеализма” (1902) и “Очерки реалистич. мировоззрения” (1904). Однако в полемике с будущими “веховцами” (в т. ч. П. Струве, С. Булгаковым и др.), либеральными экономистами (напр., с М. Туган-Барановским) не столько оттачивалась ортодоксальная материалистич., строго марксистская позиция революционера в жизни и философии, сколько вырабатывалось критич. отношение к всевозможным догмам и стереотипам научного и филос. мышления. В это время Б. много занимается вопросами психологии (в т. ч. социальной) и философии, стремясь выработать самостоят. и творч. позицию по всем вопросам, и гл. обр. — по проблемам теории познания и сознания (индивидуального и общественного). Б. не удовлетворяет плехановская диалектико-материалистич. ортодоксия, представляющаяся “сухой и отжившей”, сковывает и гегелевская диалектика, кажущаяся схоластичной и узкой, не дающей “полной ясности и законченности” картины мира. Марксистское мировоззрение, по мысли Б., нуждается в усовершенствовании и расширении, в обретении реального “яркоцветия” и удалении от схематизма, что оказывается возможным лишь при опоре на данные опыта совр. наук, прежде всего естественных. Из новейших филос. направлений, наряду с энергетизмом В. Оствальда, особый интерес Б. вызывает “критич. философия” Р. Авенариуса и Э. Маха, соединяющая многообразие конкретно-научной эмпирики, филос. релятивизм в истолковании осн. категорий реальности и строгий позитивизм познават. и исслед. установок. Именно махизм кажется Б. призванным дополнить и развить марксизм с его социально-критич. пафосом, обновив его и сделав совр. миросозерцанием. Реализуя свой творч. поиск, Б. публикует книги “Познание с истор. точки зрения” (1901) и “Из психологии об-ва (Статьи 1901-1904)”, большой филос. трактат с обоснованием собственной филос. системы — “Эмпириомонизм” в 3-х кн. (1904-06). Почти сразу же после своего появления эта филос. система встретила критич. отпор со стороны “традиционалистов” в марксизме (Плеханов, Аксельрод, Ленин, Каменев и др.). Осенью 1903 Б. примкнул к большевикам; по окончании ссылки, весной 1904 выехал в Швейцарию, где познакомился и сблизился с Лениным, высоко оценившим его идейный максимализм и радикализм. Б. стал активным участником большевистских партийных организаций : входил в редакции большевистских органов “Вперед” и “Пролетарий”, журн. “Правда”, был одним из редакторов газ. “Новая жизнь” (где сблизился с Горьким и оказал на него большое идейное и филос. влияние); работал в социал-демократич. фракции II Гос. думы. Он избирался членом ЦК на III (1905), IV (1906), V (1907) съездах РСДРП. Разногласия с Лениным сначала на филос. почве (подвергся резкой критике в ленинской философско-публицистич. работе “Материализм и эмпириокритицизм”, на к-рую ответил в кн. “Падение великого фетишизма. Вера и наука”, 1910), а затем и на политической (Б. возглавил группу левых большевиков — “отзовистов”, выступавших против легальной, в т. ч. парламентской, деятельности большевиков) привели к исключению Б. из большевистской фракции (1909) и постепенному отходу от полит. работы (1911, после кризиса и раскола, наступившего в группе “Вперед”). В 1907—14 Б. в эмиграции; здесь он пишет худож. прозу — научно-фантастич. (социально-утопич.) романы “Красная звезда” (1908) и “Инженер Мэнни” (1912/ 13), сыгравшие важную роль в формировании концепции “научно-техн. революции” (термин Б.); работает над новыми филос. трудами, носящими во многом общедоступный, популярный характер и в то же время развивающими прежние, неопозитивистские идеи автора — “Философия живого опыта” (1913), “Наука об обществ. сознании” (1914). Б. начинает систематически разрабатывать свою философию культуры, в частности, знаменитую концепцию “пролетарской культуры” (к-рую впоследствии в той или иной мере разделяли почти все рус. марксисты, в т. ч. Ленин, Троцкий, Воровский, Сталин, Луначарский и др., кроме, пожалуй, Плеханова), — в работе “Культурные задачи нашего времени” (1911), где автор обосновывал также проекты “Рабочего Университета”, “Рабочей Энциклопедии” — институтов, призванных развивать культурный потенциал и сознательность трудящихся масс. В это же время Б. разрабатывает осн. идеи своей грандиозной теории — “Тектологии” (“Всеобщей организац. науки”), во многом предвосхитившей принципы и осн. положения наук будущего — кибернетики, общей теории систем и системного подхода (Ч. 1—3, 1913-1922). В 1914 Б. вернулся из-за границы и был призван в действующую армию, где служил полковым врачом на фронте, ординатором эвакуационного госпиталя в Москве и санитарным врачом по пунктам военнопленных. После Окт. революции читал лекции по политэкономии в Моск. ун-те, в дальнейшем составившие основу книги “Введение в полит. экономию” (1917) и “Курс полит. экономии” в 2-х т. (1918—20, совм. с И. Скворцовым-Степановым), ставшей популярным учебником для стремившихся к ликвидации полит. и хоз. безграмотности рабоче-крестьянских масс. В это время Б. — член президиума Коммунистич. академии (1918—26); инициатор (1918) и гл. теоретик (член ЦК) “Пролеткульта”; один из организаторов “Пролетарского ун-та”. После начатой Лениным кампании борьбы с “Пролеткультом” как с автономной от коммунистич. партии организацией и обличения богдановской теории “пролетарской культуры” как мелкобурж., интеллигентской и махистской Б. отошел от культурной политики и оргработы в Пролеткульте, целиком посвятив себя (с 1921 г.) естественнонаучным исследованиям в области гематологии и геронтологии. Круг творч. деятельности Б. последовательно сужался. В 1923 был арестован ГПУ по подозрению в причастности к деятельности подпольных полит. групп “Мы — коллективисты” и “Рабочая правда”, выступавших с критикой советской власти и ее авторитарно-диктаторской политики; был освобожден за невиновностью. В 1924 организовал частную группу исследований переливания крови, в 1926 преобразованной в первый в мире Ин-т переливания крови, директором к-рого он стал. Ученый и врач, Б. умер в результате опасного эксперимента по переливанию крови на самом себе (есть основания предполагать, что самопожертвование во имя науки было скрытой формой самоубийства). “Богдановщина” пережила своего творца. После смерти Б. его философия была объявлена (на XVI съезде ВКП(б) — в 1929) “теор. основой правого уклона”, в 1937 вышла книга А. Щеглова, посвященная “богдановской ревизии марксизма”, где “богдановско-бухаринские реставраторские, бурж. “теории” были названы орудием “фашистской контрреволюции в борьбе против победившего в СССР социализма”. Впрочем, в более мягкой и уклончивой форме борьба с богдановским культурным и филос. наследием продолжалась до тех пор, пока существовал тоталитаризм и характерная для него тоталитарная культура. Тоталитарный строй не случайно видел в теориях Б. не только вызов, не только мощную антитезу себе, но и явную угрозу своему существованию. Философия культуры — центр. компонент всех филос., социальных, научно-техн. и полит. идей Б. — не могла быть по достоинству оценена в той идейно-полит. и социальной среде, к-рая его выдвинула как социального мыслителя и деятеля культуры (профессионально-революционной, марксистской). Само вольное, творч. обращение с марксизмом, утрачивавшим в трактовке Б. ореол сакральности, идейной “неприкасаемости”, в глазах ортодоксальных ревнителей “чистоты” марксистского учения 19 в. выглядело всего лишь кощунственным “ревизионизмом”, а не оригинальной филос. системой 20 в. , впитавшей в себя достижения позитивизма (включая Спенсера) и неопозитивизма, классич. филос. агностицизма Беркли, Канта, Юма, конкр. наук — физики, биологии, психологии, социологии, математики и др. Уходя от решения пресловутого “осн. вопроса философии”, т. е. от различения материи и духа, бытия и сознания, физич. и психического (Б. считал обществ. бытие и обществ. сознание тождественными) , он, как и многие мыслители эпохи модерна, обращался к категории “чистого опыта”, или “чистого сознания”, представленного в разл. феноменальных формах. Так, отношение познающего субъекта к опр. явлениям или фактам зависит не только от их совокупности, но и от их состояния. Поэтому реальность геом. фигуры и природного явления, истор. деятеля или естеств. языка — различны по своей природе; для каждого вида реальности существует своя форма индивидуальной и социальной организации опыта. Отсюда неизбежная релятивность человеч. познания, целиком зависящего от господствующих форм организации опыта. По существу, богдановская философия и теория познания идейно созвучны феноменологич. исканиям рубежа 19—20 вв. — Брентано, Гуссерля (см. Гуссерль) и др., — с тем различием, что Б., как представитель рус. культуры и философии, наследовавший филос. радикализму революц. демократов и народников и являвшийся современником рус. символистов, делал упор не столько на освоение (и отражение) изменчивой и затемненной превращенными идеол. формами реальности, сколько на ее преобразование, творч. пересоздание средствами культуры. Центр. смыслообразующим компонентом богдановской философии культуры является понятие “организации опыта”. Вся история человечества и его культуры — это история организационных форм, с помощью к-рых происходит приспособление человека к окружающей его природной среде. Первичное организационное приспособление человеч. об-ва определяется социальным инстинктом, внешне объединяющим членов об-ва в нек-рое обществ. целое. Гораздо более сложная задача стоит перед внутр. организацией общества — сделать понимаемое и переживаемое каждым членом общества общим достоянием и для других членов, сохранять и передавать коллективный опыт во времени и в пространстве. Эту задачу выполняет вторично-организационное приспособление об-ва к окружающей среде, каковым и является культура. Культура превращает об-во в качественную целостность, в к-рой результат больше слагаемых, именно культура сохраняет, оформляет, закрепляет и развивает данный тип организации об-ва. Опр. истор. тип культуры представляет функциональное единство всех ее форм: взаимосвязанными являются тип труда, тип поведения, тип мышления, тип чувствования, тип личности, тип используемой об-вом техники, типы науки, искусства, религии, морали, права, по-своему выполняющих разл. и в то же время взаимосвязанные организационные функции в обществе. Получаемые в об-ве культурные продукты, находящиеся в соответствии с его устройством, служат для него организационным продуктом, т. е., будучи производными от коллективного опыта, они сами организуют обществ. жизнь, сохраняя и воспроизводя модель опр. истор. типа об-ва. Созданная Б. типология культуры носит эволюционистский характер и представляет собой аккумуляцию: 1) Марксовой теории формаций, 2) гегелевской триады (включающей тезис, антитезис и синтез) и 3) классич. после Конта позитивистской теории “трех стадий” (теологич., метафизич. и позитивной). Три идеальных истор. типа культуры, по Б., — авторитарный, отвлеченный (индивидуалистический) и коллективистский, развивающиеся последовательно, один из другого. Высший тип культуры — коллективистский соответствует социалистич. об-ву; он призван синтезировать первобытный, неразвитый коллективизм с чрезмерно развитым в условиях капиталистич. обмена культурным индивидуализмом, эгоизмом; преодолеть мифол. или религ. авторитаризм, стремящийся все обществ. явления связать с некоей мистич. “первопричиной” и страдающий “натуральным фетишизмом”, как и “отвлеченный фетишизм” бурж. об-ва, с его стихийно-хаотич. произволом автономных личностей, разрушающим единство общества, атомизирующим его. В коллективистском об-ве рутинный труд отомрет, рабочий станет не только исполнителем, но и организатором трудового процесса, что сблизит его с инженером; научная организация труда превратит индивидуальное творчество в средство совершенствования обществ. целого, а коллективистские организационные задачи определят цели и перспективы индивидуального труда. Исходной базой коллективистского об-ва, по Б., является “пролетарская культура”, еще несовершенная, искалеченная бурж. отношениями, но потенциально свободная от “властных фетишей” любого рода и имманентно несущая в себе организационно-коллективистское начало будущего об-ва, формирующая новый тип труда и новые формы обществ. и производств, отношений. Для торжества “пролетарской культуры” в ближайшем будущем, по мнению Б., необходимо соблюдение неск. условий: 1) достижение демократизации знания, переосмысление и систематизация прошлого с т. зр. представлений о мире как органич. единстве практич. деятельности и творчества; 2) освобождение от фетишизма в сознании (пережитков религ. или религиоподобного культа в науке, искусстве, морали, философии, политике), в т. ч. всех разновидностей авторитаризма, вождизма, апологетики и т. п.; 3) достижение коллективистского подхода во всех сферах жизни и культуры, включая науку, искусство, мораль, быт, общественно-полит. жизнь. Практич. задача интеллигенции в переходный от капитализма к социализму период — всемерно поддерживать и развивать “пролетарскую культуру” со всеми присущими ей атрибутами и ростками нового. Для этого необходимо создать новую Энциклопедию, призванную сыграть такую же революц. роль в формировании мировоззрения и мирооотношения нового человека, какую сыграла в 18 в. Франц. энциклопедия, подготовившая Великую Франц. революцию. Этой же цели должны служить организуемые по всей стране организации Пролеткульта, пробуждающие массы к худож., научному и истор. творчеству; пролетарские ун-ты, не только ликвидирующие неграмотность, но и образующие универсально разностороннюю, творч. личность, органически вписанную в коллективистское, научно организованное об-во. При этом Б. рассматривал “пролетарскую культуру” как некий идеальный тип культуры, а не наличное состояние культуры пролетариата, далекое от эталонных представлений. Наблюдая за процессами культурной революции в Советской России, за многими тенденциями деятельности созданного по замыслу самого Б. Пролеткульта, осмысляя культурную политику большевистского руководства (при Ленине, а затем и Сталине), Б. с горечью констатировал консервативный откат молодой советской культуры в доиндивидуалистич., авторитарную эпоху — вместо прорыва в культуру коллективистскую; возвращение к своего рода культурному феодализму — вместо восхождения к культурному социализму. Стройная организационная теория Б. оказалась красивой и умной утопией, апеллировавшей к саморазвивающейся человеч. практике, но с текущей истор. практикой далеко и трагически разошедшейся. Символично, что единств. творч. делом, оставшимся возможным и реальным для Б.–ученого, стало переливание крови из одного организма в другой — модель искусственного обновления старых, изношенных форм за счет привнесения в них нового содержания. Теория “пролетарской культуры” была подобна во многих отношениях этой модели: прививая традиц., а во многом и патриархальному об-ву идеи и навыки высшего, научно организованного коллективизма, богдановская философия культуры теоретически исходила из оптимистич. прогноза рез-тов проводимого эксперимента по “переливанию культуры” и не учитывала меру практич. риска, поскольку эталоном ей служила марксистская формула революц. насилия как “повивальной бабки истории”. Опыт “переливания” оказался гибельным — и для теоретика, и для практики. Соч.: Революция и философия. СПб., 1905; Очерки философии коллективизма.СПб., 1909. Сб. 1; Культурные задачи нашего времени. М., 1911; Искусство и рабочий класс. М., 1918; Элементы пролетарской культуры в развитии рабочего класса. М., 1920; О пролетарской культуре: 1904-1924. Л.; М., 1924; Борьба за жизнеспособность. М., 1927; Пределы научности рассуждения // Вестник Коммунистической академии. 1927. Кн. 21; Тектология: Всеобщая организационная наука: В 2 кн. М., 1989; Вопросы социализма: Работы разных лет. М., 1990; Эмпириомонизм. Методы труда и методы познания. Тайны науки // Русский позитивизм: Лесевич, Юшкевич, Богданов. СПб., 1995. Лит.: Щеглов А. Борьба Ленина с богдановской ревизией марксизма. М., 1937; Дементьева Н.В. О некоторых особенностях эстетики и гносеологии Пролеткульта (Богдановская концепция “коллективного опыта”) // Писатель и жизнь. М., 1971. Вып. 6; Сетров М.И. Об общих элементах тектологии А.Богданова, кибернетики и теории систем // Учен. зап. кафедр обществ. наук вузов Ленинграда. Сер. “философия”. Л., 1967. Вып. 8; Тахтаджан А.Л. Тектология: история и проблемы // Системные исследования. Ежегодник: 1970. М., 1971; Горбунов В.В. В.И. Ленин и Пролеткульт. М., 1974; Мазаев А. И. Концепция “производственного искусства” 20-х годов. М., 1975; Ильенков Э.В. Ленинская диалектика и метафизика позитивизма. М., 1980; Яхот И. Гибель тектологии Богданова — предшественницы кибернетики и системной теории // СССР: Внутр. противоречия. Нью-Йорк, 1982, Вып. 3; Белых А.А. О кибернетических идеях А.А.Богданова // Экономика и математич. методы. 1988. № 5; Гловели Г. Три утопии Александра Богданова // Социокультурные утопии XX в. М., 1988. Вып. б; Витюк В.В. К вопросу о теор. наследии А.А.Богданова // История становления советской социол. науки в 20-30-е гг. М., 1989; Никитина Н.Н. Философия культуры рус. позитивизма начала века. М.,1996; Bello R. The Systems Approach : A.Bogdanov and L. von Bertalanffy // Studies in Soviet Thought. 1985. Vol. 30. № 2; Zeieny М. Tectology // Intern. J. Gen. Systems. 1988. Vol. 14. № 4; Плютто П.А. Вопросы философии и анализ эпохи в записных книжках А.А.Богданова // Australian Slavonic and East European Studies. 1994. Vol. 8.№ 1. И.В. Кондаков. Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

Найдено научных статей по теме — 1

Читать PDF
294.30 кб

Александр Александрович богданов: «Одинокий работник науки»

Мантров Юрий Николаевич
В статье рассмотрены жизнь и творчество одного из крупнейших советских общественных деятелей, специалиста в области науки управления, человека широких научных интересов, неординарного мыслителя А.А. Богданова.