Благожелательность

Найдено 2 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [современное]

Благожелательность
Способность испытывать желание, чтобы другому было хорошо, и, как следствие, либо стремление сделать для него что‑то доброе (в этом случае благожелательность смыкается с благотворительностью), либо надежда, что это доброе случится с ним само собой. Во втором случае доброжелательность стоит столько же, сколько надежда, т. е. ничего, хотя она все‑таки лучше, чем злопыхательство.

Источник: Философский словарь.

БЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ
ключевое понятие ряда моральных теорий (близкое понятиям милосердия, симпатии, сострадания, доброжелательности), посредством к-рого обозначалась эмоция (аффект, англ. affection), побуждающая человека стремиться к благу других людей. Б. рассматривалась в качестве основы добродетели уже в эллинистической философии — неоплатониками и поздними стоиками, затем также кембриджскими платониками. Морально-философская проблематизация Б. как фундаментальной естественной эмоции и, стало быть, мотива поступков человека была осуществлена Шефтсбери (см. «Исследование о добродетели, или заслуге») в развитие сложившейся традиции новоевропейской мысли, выраженной, в частности, Ф.Бэконом в положении о наличии в каждом предмете стремлений к двум проявлениям блага: первое делает вещь цельной саму по себе, второе — частью какого-то большего целого. Впоследствии первое стало центральным в «объяснительной части» моральной философии Т.Гоббса; второе, в ассоциации с «духом общественности» — в «нормативной части» моральной философии Шефтсбери. Благодаря ему Б. (benevolence) становится «программным понятием» в сентиментализме этическом в целом. Б. важна как эмоция, сдерживающая и упорядочивающая себялюбие и в гармонии с последним обеспечивающая добродетель. Но Б. — это также одно из оснований «чувства морального добра и зла»; иными словами моральное сознание (и познание) опосредствовано положительным самоопределением человека в отношении блага других людей. Гоббс произвел секуляризацию морали, перенеся ее источник в природу человека. Шефтсбери в полемике с Гоббсом по сути дела продемонстрировал, что христианская нормативно-этическая программа, основанная на принципе милосердия, вполне сохраняет свое значение и практически реализуема и в рамках той этической парадигмы, к-рую задал Гоббс. Т.о., посредством понятия Б. и родственных или сопряженных с ним понятий («великодушие», «человеколюбие», «благодарность», «дружба», «верность», «бескорыстие», «щедрость», а также «деликатность», «чуткость») обеспечивалась преемственность между средневековым и новоевропейским морально-философскими дискурсами.
В теории Шефтсбери, как и у Ф.Хатчесона, Дж.Батлера, Д.Юма, А. Смита, Б. - изначальное и естественное качество человека.
В разных взаимодополняющих и развивающих друг друга определениях Б. предстает как универсальная основа морали, как добрая воля, как проявление «воли Божества», как воплощение «всеобщего интереса». По Хатчесону, Б. является единственной побудительной причиной, делающей поступки добродетельными; соответственно добродетельность человека тем выше, чем больше благо людей, к-рым он содействует и чем выше приносимые им жертвы. Разработка принципа Б. органично вылилась у Хатчесона в формулировку принципа «наибольшего счастья наибольшего числа людей» (см. «Исследование о происхождении наших идей красоты и добра»), к-рая была воспринята И.Бентамом в качестве основного нравственного принципа утилитаризма. Для Юма, полагавшего, что все действия человека сводимы к мотивационно-аффективной основе «гордость — униженность» или «любовь — ненависть», Б., или симпатия, является той «чистой эмоцией», к-рая непременно сопровождает любовь (как гнев — ненависть) и отличает любовь от гордости. По-видимому, стремление отделить нормативное содержание нравственного действия от его психологических механизмов привели Смита к различению Б. и симпатии: Б. оказывается возможной благодаря способности человека (встречающейся, как оговаривает Смит, даже иногда у злодеев, а не только у детей и женщин) вчувствоваться в состояние других людей, представить себя в их положении и на основании возникающего воображения понять состояние других людей, разделять их чувства. Одновременно Смит предложил различать симпатию, или сочувствие, с одной стороны, и жалость, или сострадание, с другой: последние означают отзывчивость человека на действительные или предполагаемые негативные состояния или переживания других людей (за этими дистинкциями остались специально не выделенными те состояния, к-рые в поздней психологии были зафиксированы понятием «э м п а т и я»). Для Смита все это — не просто проявления вовлеченности человека или его психологической зависимости от других; они были бы невозможны без общего представления о добре и зле. Вместе с тем «универсальная благожелательность» является, по Смиту, прерогативой Божества, человеку же (и здесь проявилось влияние Б.Мандевиля, см. «Басня о пчелах») приличествует в первую очередь исполнять свои прямые обязанности, заботясь о собственном счастье, благосостоянии своего семейства, своих друзей.
С позиций этики долга принцип Б. подверг критике И.Кант, утверждавший, что действительным мотивом нравственного деяния является сознание долга, а не желание добра ближнему. Однако темы, актуализированные в рассуждениях о Б., получили развитие в понятиях альтруизма (О.Конт) и сострадания (А.Шопенгауэр, В.С.Соловьев); само же понятие Б. постепенно отошло на второй план в этических исследованиях.
В современной этике, наряду с традиционными трактовками темы Б., выделяется подход Дж.Ролза, к-рый, отталкиваясь от юмовской концепции соединенности Б. с любовью, констатирует, что человек, испытывающий Б., оказывается беспомощным в ситуации, когда его притязания начинают конфликтовать с притязаниями других, разделяющих тот же объект любви и также желающих ему добра. Тем не менее Б., выходя за пределы предполагаемого сообществом долга, является естественной обязанностью, обусловленной принципом взаимопомощи. Сила этой обязанности тем более возрастает, чем менее Б. требует от человека усилий и чем более она содействует благу другого. Л и т.: Иодль Ф. История этики в Новой философии. Т. 1. М.: Изд-во К.Т.Солдатенкова, 1896; РолзДж. Теория справедливости [§ 30, 66, 72]. Новосибирск: Изд-во Новосибирского ун-та, 1995; Смит А. Теория нравственных чувств [I, I, I-V; VI, III]. M.: Республика, 1997; Юм Д. Трактат о человеческой природе [II, II, 6-9; III, III, 3]. М.: Канон, 1995; Hutcheson F. A System of Moral Philosophy. \fol. 1. Ch. III. London, 1755 (репринт: Hutcheson F. Collected Works: Faximile Editions Prepared by B.Fabian. Hiddesheim; Zurich; New York: Georg Olms Verlag. 1990. \Ы. V-VI.); Roberts T.A. The Concept of Benevolence: Aspects of Eighteenth Century Moral Philosophy. London: Macmillan, 1973; Shaftesbury A.A.C. An Inquiry Concerning Virtue, or Merit [I, I] / Characteristics of Men, Manners, Opinions, Times. London, 1711. P. Г.Апресян

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001



Найдено научных статей по теме — 1

Читать PDF
6.67 мб

Фрэнсис Хатчесон и возможность моральной добродетели за пределами благожелательности

Прокофьев Андрей Вячеславович
Этика Френсиса Хатчесона является важной вехой в формировании современного представления о содержании морали.