ЮНГЮНГ Иоахим

ЮНГ Карл Густав

Найдено 17 определений термина ЮНГ Карл Густав

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Юнг Карл Густав

1875-1961) швейцарский психолог и психиатр. Создатель теории архетипов- фундаментальных первооснов человеческого фоображения, вокруг которых формируются мифы и религии. К выработанному З. Фрейдом поняти личного бессознательного добавил понятие коллективного бессознательного.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

ЮНГ Карл Густав (1875-1961)

швейц. психолог и философ, основатель т. н. «аналитич. психологии». В нач. 20 в. Ю. был активным сторонником и пропагандистом идей 3. Фрейда. Начиная с 1913 создавал свою собственную психологич. концепцию. Рационализму и свободомыслию Фрейда Ю. противопоставил учение, в основе к-рого лежат откровенный иррационализм и фидеизм, что ярко проявилось в его концепции «коллективного бессознательного», коренящегося в психике человека. «Коллективное бессознательное» содержит «архетипы» — некие символы, идеи и представления, свойственные якобы всему человеч. роду. Учение об «архетипах», по сути дела, было воскрешением идеалистич. концепции «врожденных идей». «Коллективному бессознательному» Ю. приписывал атрибуты бога. Ю. выступал за сотрудничество психологии и теологии. В противоположность Фрейду он подчеркивал необходимость веры в бога для психич. здоровья человека.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Атеистический словарь

ЮНГ Карл Густав (1875—1961)

швейцарск. психолог, создатель “аналитической психологии”. В 1907—12 ближайший сторонник Фрейда (Фрейдизм). Согласно Ю., наряду с личностным бессознательным существуют более глубокие слои “коллективного бессознательного”, где в виде “изначальных” психических структур (архетипов) хранится древнейший опыт человечества, обеспечивающий априорную готовность к восприятию и осмыслению мира. Осн. содержанием психической жизни человека Ю. считал процесс “индивидуации” — стремление личности к полноте воплощения своих возможностей (“самости”). Если проблемы личной или социальной жизни этому препятствуют, происходит оживление архетипических структур бессознательного и возникают символические образы, к-рые повторяются в мифологии разных народов и могут возникать у каждого человека, с очаровывающей силой захватывая его. Задачей “аналитической психологии” Ю. считал толкование врачом архетипических образов, возникающих у пациентов. Он полагал, что на архетипической основе покоятся все великие идеи. Если бы все традиции в мире оказались разом обрезанными, писал Ю., то со следующим поколением вся мифология и история религий начались бы сначала. Ир-рационалистические, мистические стороны концепции Ю. были использованы для аргументации в теологических концепциях, для обоснования абстрактного искусства, архаизации искусства, доказательства демонического, бессознательного характера художественного творчества. Вместе с тем работы Ю. способствовали появлению исследований по сравнительной мифологии; получила известность его концепция психологических типов: экстравертированных и интровертированных. Осн. соч.: “Метаморфозы и символы либидо” (1912, с 1952—“Символы превращения”), “Психологические типы” (1921), “Отношения между Я и бессознательным” (1928).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ЮНГ (Jung) Карл Густав

род. 26 июля 1875, Базель - ум. 6 июня 1961, Цюрих) швейц. психолог и психиатр; в течение 1910-1913, а затем с 1933 - доцент Цюрихского ун-та, основатель цюрихской ветви психоаналитической школы ("аналитическая психология"). Подобно Фрейду, Юнг защищал понимание индивида как активного и реактивного центра той сферы, с которой он реально связан, центра того круга, в котором он живет и который покидает с приходом смерти. Юнг признает (наряду с существованием бессознательного в личности) существование бессознательного в коллективе, единое и однообразное, присущее всему человечеству свойство, структурные элементы которого являются "архетипами" и из которого развилась каждая индивидуальная духовность: "Все основные формы и основные стимулы мышления коллективны. Все, что люди единодушно расценивают как всеобщее, коллективно, так же как и то, что всеми понимается, всем присуще, всеми говорится и делается" ("Die Beziehungen zwischen dem Ich und dem UnbewuЯten", 1938). Юнг отличает "маску" (лат. persona), которая есть не нечто действительное, а компромисс между индивидом и обществом по вопросу о том, чем является личность, от внутренней установки на неясные побуждения, чувства и мысли бессознательного. Направление интереса у Юнга называется "движением либидо". По Юнгу, существуют четыре осн. формы установки души: мысль, чувство, ощущение и интуиция. От предсексуалъной стадии через стадию пробуждающейся сексуальности (половая зрелость) развитие идет к зрелому возрасту (зрелость); ср. Глубинная психология. Осн. работы: "Wandlungen und Symbole der Libido", 1912; "Die Psychologie der unbewuЯten Prozesse", 1926; "Psychologische Typen", 1921; "Seelenprobleme der Gegenwart", 1931; "Wirklichkeit der Seele", 1934; "Analytische Psychologie und Erziehung", 1936; "Psychologie und Religion", 1940; "Ьber die Psychologie des UnbewuЯten", 1943; "Die Psychologie der Ьbertrдgung", 1946; "Symbolik des Geistes", 1948; "Aion. Untersuchungen zur Symbolgeschichte", 1951; "Antwort auf Hiob", 1952; "Psychologie und Alchemie", 1952; "Versuch einer Darstellung der psychoanalytischen Theorie", 1954; "Welt der Psyche. Eine Auswahe zur Einfьhrung", 1954; "Misterium Coniunctionis" (в соавторстве с M. Л. Францем), 3 Bde., 1955-1957.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ЮНГ (Jung) Карл Густав

1875— 1961)—швейц. психолог и психиатр, создатель «аналитической психологии», реформатор психоанализа Фрейда. Эстетические взгляды Ю. характеризуются десексуализацией психоаналитических представлений о худож, творчестве и иск-ве. В отличие от Фрейда Ю. считал, что инфантильные сексуальные желания могут иметь значение для художника лишь как человеческого существа, а не как творца, создающего шедевры. Если Фрейд сближал механизмы худож. творчества с неврозами, то Ю. источник его видел в «коллективном бессознательном», архетипе, представляющем собой зафиксированные в структуре внутреннего мира человека следы памяти человеческого прошлого, опыта, передаваемого из поколения в поколение. И следовательно, сущность любого худож. произв. заключается не в его обремененности индивидуально-личностными особенностями творца; оно как бы говорит от имени духа всего человечества. Ю. проводит различие между двумя типами худож. деятельности: интравертированной, характеризующейся установкой на внутренний мир, и экстравертированной, ориентированной вовне. Ю. различает также два вида худож. произв.: психологические, основанные на функционировании «индивидуального бессознательного»; отражающего личностный опыт художника, и визионерские, где определяющую роль играет «коллективное бессознательное». Визионерский тип творчества чрезвычайно редок. Этот «дар творческого огня», по Ю., присущ только избранным. В целом эстетические взгляды Ю. базировались на постулатах, согласно к-рым иск-во является предметом исключительно эстетическо-худож., а не психологического рассмотрения, природа же творчества вообще закрыта для человеческого познания. Тайна «творческого начала», согласно Ю.,— это такая проблема, к-рую психология может лишь описать, но не разрешить. Его представления об иск-ве и худож. деятельности оказали влияние на творчество Дж. Джойса, Г. Гессе, Элиота, Рида. Они получили отражение в работах Ю, «Об отношении аналитической психологии к поэзии» (1922), «Психология и литература» (1930), «Пикассо» (1932), «Улисс» (1932).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Эстетика: Словарь

ЮНГ Карл Густав

26.7.1875, Кесвиль, близ Базеля - 6.6.1961, Кюснахт, Цюрих), швейц. психолог и психиатр, основатель одного из направлений глубинной психологии - «аналитич. психологии».

В 1900х гг. сотрудник Э. Блейлера в Цюрихе, разработал технику свободных ассоциаций, превратив ее в один из осн. методов психиатрич. исследования. В 1907-12 один из ближайших сотрудников Фрейда. Пересмотр Ю. осн. положений психоанализа (трактовка либидо как психич. энергии вообще, отрицание сексуальной этиологии неврозов, понимание психики как замкнутой автономной системы, функционирующей по принципу компенсации, и др.) привел к разрыву с Фрейдом.

В работе «Метаморфозы и символы либидо» («Wandlungen und Symbole des Libido», 1912) Ю. исследовал спонтанное появление фольклорных и мифологич. мотивов в снах пациентов. Исходя из этого, постулировал существование в психике человека, помимо индивидуального бессознательного, более глубокого слоя - коллективного бессознательного, к-рое, по Ю., есть отражение опыта прежних поколений, запечатлевшееся в структурах мозга. Содержание его составляет общечеловеч. первообразы - архетипы (напр., образ материземли, героя, мудрого старца, демона и т. п.), динамика к-рых лежит в основе мифов, символики художеств. творчества, сновидений и т. д. Архетипы недоступны непосредств. восприятию и осознаются через их проекцию на внеш. объекты. Центр. роль среди архетипов Ю. отводил архетипу «самости» (das Selbst) как потенциальному центру личности в отличие от «Эго» («Я») как центра сознания. Интеграция содержаний коллективного бессознательного - цель процесса становления личности (самореализации, индивидуации). Осн. задача психотерапии - восстановление нарушенных связей между различными уровнями психики; в традиц. культурах динамич. равновесие между ними осуществляется, по Ю., с помощью мифов, обрядов, ритуалов как средств активизации архетипов. В целом в трактовке природы архетипов и коллективного бессознательного позитивистские идеи переплетаются у Ю, с метафизич. представлениями о психике как некой безличной субстанции и т. п., граничащими с оккультизмом.

Ю, разработал типологию характеров («Психологич. типы», 1921, рус. пер. 1924), в основе к-рой лежит выделение доминирующей психич. функции (мышление, чувство, интуиция, ощущение) и преобладающей направленности на внеш. или внутр. мир (экстравертивный и интровертивный типы). Оказал большое влияние на сравнит. изучение религий, мифологии, фольклора (К. Кереньи, М. Элиаде, Р. Вильгельм, Г. Циммер; междунар. ежегодник по проблемам культуры «EranosJahrbuch», изд. с 1983 в Цюрихе), а также эстетику и лит.-художеств. критику (X. Рид и др.). В 1948 был создан Ин-т Ю. в Цюрихе, в 1958 - Междунар. об-во аналитич. психологии.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

ЮНГ (Jung) Карл Густав

1875-1961) — швейц. психолог и психиатр, основатель одного из направлений глубинной психологии — «аналитической психологии». Один из ближайших учеников и сотрудников 3. Фрейда, впоследствии переосмысливший фрейдистскую трактовку либидо и порвавший со своим учителем. Основные работы (в скобках — годы рус. изд.): «Либидо. Его метаморфозы и символы» (1912), «Психологические типы» (1921), «Отношения между Я и бессознательным» (1928), «Проблема души в наше время» (1931), «Психология и религия» (1940), «Paracelsica» (1942), «Формы бессознательного» (1950), «Misterium Coniunctionis» Т. 1—2 (1955—1956), «Современный миф» (1958).

В своей психиатрической практике Юнг обратил внимание на то, что в сновидениях, в шизофреническом бреде, камлании шаманов, в поэтических и религиозных откровениях часто появляются одни и те же фольклорные и мифологические мотивы, что натолкнуло его на мысль о существовании в психике помимо личного бессознательного более глубокого слоя — коллективного бессознательного, бессознательного прошлых поколений. Коллективное бессознательное — это совокупность архетипов, древних способов переживания человеком окружающего мира, оно не существует наподобие неких врожденных структур нашей психики, оно не поддается осознанию при нормальных условиях, никакая аналитическая техника не поможет «вспомнить» его, поскольку в отличие отличного бессознательного оно никогда не было вытеснено или забыто. Архетипы — это не врожденные представления, а врожденные возможности представления. Архетип — это фигура демона, человека или события, повторяющаяся на протяжении истории везде, где свободно действует творческая фантазия. Это прежде всего мифологическая фигура, итог огромного типического опыта бесчисленного ряда предков, психический остаток бесчисленных переживаний одного и того же типа. Архетип есть своего рода готовность снова и снова репродуцировать те же самые или сходные мифические представления. При этом архетип, в виде символа проявляющийся в сновидениях, фантазии или жизни, всегда несет в себе некоторое особое влияние или силу, благодаря которой его воздействие носит нуминозный, зачаровывающий характер. Подобно тому, как наше тело, полагал Ю., в целом ряде рудиментарных органов хранит пережитки старинных функций и состояний, так и душа, переросшая архаические влечения, хранит в себе признаки пройденного развития и бесконечно повторяет древние мотивы в своих фантазиях и снах.

С помощью архетипов создаются мифы, религии и философии, оказывающие воздействие на целые народы и исторические эпохи. Если личные комплексы суть компенсация за односторонние или дефектные установки сознания, то сходным образом религиозные мифы можно, согласно Ю., интерпретировать как вид ментальной терапии для обеспокоенного и страдающего человечества в целом. Ю. различает два вида мышления: логическое, словесное, приспособленное к действительности и обслуживающее наши повседневные «дневные» нужды, и фантастически-мифологическое мышление, которое преобладало в древности. Оно существует и сейчас у примитивных народов, у детей, повсеместно проявляется в снах. Логическое мышление — более поздний продукт развития культуры. Эпоха, создавшая мифы, мыслила по-детски. И люди никогда не могли отрешиться от этой эпохи. Если бы удалось одним разом отрезать всю мировую традицию, то вместе со следующим поколением вновь возникли бы вся мифология и все исторически существовавшие религии.

Религия и искусство создавали символы, служившие защитной стеной нашей психики от бессознательного. Молитвы, обряды, ритуалы защищали человека и укрощали его звериную природу. Протестантизм разрушил эту стену, и мощная энергия бессознательного хлынула в сознание, что первоначально привело к экспансии зап. мира, бурному динамическому развитию общества, но постепенно положило начало массовым психозам, весь западный мир оказался в состоянии шизофрении. «Освободившийся» зап. человек не понимает, насколько его рационализм, расстроивший его способность отвечать божественным символам и идеям, отдал его на милость психической преисподней. Он освободил себя от суеверий, но его моральная и духовная традиция распалась, и он расплачивается за этот повсеместный распад дезориентацией и разобщенностью.

Многие современные последователи Ю. считают его пророком, гуру, показывающим европейской цивилизации новые пути развития. Воспоминания, сновидения, размышления. Львов, 1998; Gesammelte Werke. Bd 1 — 17. Zurich; Stuttgart, 1958—1976. Вер Г. Карл Густав Юнг. Урал-LTD, 1998.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия: энциклопедический словарь

Карл Густав Юнг (1875-1961)

Карл Густав Юнг родился в швейцарском местечке Кесвиль в семье священника евангелически-реформатской церкви. Еще в отрочестве он пришел к отрицанию религиозных представлений своего окружения. Догматизм, ханжеское морализаторство, превращение Иисуса Христа в проповедника викторианской морали вызывали у него искреннее возмущение: в церкви "бесстыдно толковали о Боге, его стремлениях и действиях", профанируя все священное "избитыми сентиментальностями". Если Бог и жил когда-то в протестантских церквях, то он давно покинул эти храмы; знакомство с догматическими трудами привело к мысли, что они служат "образцом редкостной глупости, единственная цель которых — сокрытие истины"; католическая схоластика оставляла впечатление "безжизненной пустыни". Живой религиозный опыт стоит выше всех догматов, а потому "Фауст" Гете и "Так говорил Заратустра" Ницше оказались для молодого Юнга ближе к истинной религии, чем весь либеральный протестантизм. В круг чтения гимназиста, а потом студента-медика Юнга входят сочинения Канта, Шопенгау эра, труды романтиков и врачей-шеллингианцев, древних философов и современных оккультистов. Обращение Юнга к психиатрии было в значительной мере обусловлено тем, что ее предметом является психка, в которой встречаются природа и дух: "Только в ней сливались воедино два потока моих интересов. Здесь было эмпирическое поле, общее для биологических и духовных фактов, которое я повсюду искал и нигде не находил. Здесь же коллизия природы и духа стала реальностью",— объяснял молодой человек. После окончания университета Юнг переезжает из Базеля в Цюрих и начинает работать в клинике Бургхельцли, руководимой видным психиатром Э. Блейлером.

Уже докторская диссертация Юнга — "О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов" (1902) содержит в себе некоторые основные идеи, характерные для дальнейшего его творчества. Будучи студентом, он два года участвовал в деятельности кружка оккультистов, где медиумом была его родственница. В диссертации Юнг проводит психологический и психиатрический анализ медиумического транса, сопоставляет его с галлюцинациями, помраченными состояниями ума. Он отмечает, что у пророков, поэтов, основателей сект и религиозных движений наблюдаются те же состояния, которые психиатр встречает у больных, слишком близко подошедших к "священному огню", — так близко, что психика не выдержала, произошел раскол личности. У пророков и поэтов к их собственному голосу часто примешивается идущий из глубин голос как бы другой личности, но им, в отличие от психически больных, удается овладеть этим содержанием, придать ему художественную или религиозную форму. Впоследствии Юнг назвал этот опыт "архетипическим": приходящие из глубин коллективного бессознательного образы не зависят от воли и желания людей, они наделены огромной притягательностью и психической энергией, в них снимается субъект-объектное отношение. Каждому человеку мир этих праформ открывается в сновидениях, которые оказываются главным источником сведений о бессознательном — в аналитической психологии Юнга почти вся психотерапевтическая практика связана с толкованием сновидений.

Таким образом, к главным положениям собственного учения о коллективном бессознательном Юнг пришел еще до встречи с Фрейдом, произошедшей в 1907 г. К тому времени у Юнга уже было научное им - известность ему принесли работы по психологии Dementiae praecox (так называлась в начале века шизофрения) и разработанный словесноассоциатпивный тест, который лег в основу многих проективных тестов современной психологии. Воздействие Фрейда было тем не менее определяющим, пока речь шла о технике психотерапии и динамике отношения сознания и бессознательного. Юнг был ближайшим последователем Фрейда в годы "бури и натиска" психоанализа и даже признанным кронпринцем" психоаналитического движения. Отход от Фрейда объясняется не столько личными мотивами, сколько принципиальными расхождениями в решении мировоззренческих вопросов. Более того, их различия прослеживаются и на уровне мироощущения: если у Фрейда психика и жизнь в целом предстают как поле борьбы непримиримых противоположностей ("принцип удовольствия" — "принцип реальности , Эрос и Танатос и т.д.), то у Юнга речь идет скорее об утраченном первоначальном единстве. Сознание и бессознательное оторвались друг от друга у современного человека, но в древних мифологиях и религиях они гармонично сочетались — китайские символы инь и ян, андроин алхимиков постоянно выступают в качестве иллюстраций к психологическим работам Юнга.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История философии: Запад-Россия-Восток (книга третья. Философия XIX — XX в.)

ЮНГ (Jung) Карл Густав (1875-1961)

швейцарский психоаналитик, психиатр, культуролог. Основатель аналитической психологии. Доктор наук (1902, тема исследования - "О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов"), профессор университетов в Цюрихе (1933-1941) и Базеле (1942). В 1948 в Цюрихе был образован Институт Ю. В 1907-1912- один из ближайших сотрудников Фрейда. В 1911-1914 - Президент Международного психоаналитического общества. Основные сочинения: "О психологии. Dementia prae cox" (1907), "Трансцендентная функция" (1916), "Об энергетике души" (1928), "Проблемы души в наше время" (1931), "Действительность души" (1934), "Психология и религия" (1940), "О психологии бессознательного" (1943), "Психология и алхимия" (1944), "Психология и воспитание" (1946), "Символика духа" (1948), "Символы трансформации" (1952), "Ответ Иову" (1952), "О корнях сознания" (1954), "Современный миф" (1958), "Подход к бессознательному" (1961) и др. В книге "Метаморфоза и символы либидо" (1912) отверг сексуальную интерпретацию либидо Фрейдом, провозгласив трактовку либидо как психической энергии, выдвинул концепцию, согласно которой индивидуальное бессознательное Фрейда - всего лишь часть гораздо более обширного "коллективного бессознательного" (общей памяти всего человеческого рода, хранящейся в тайниках человеческой души), а также сформулировал идею архетипов - общечеловеческих первообразов - содержания коллективного бессознательного. По Ю., оно идентично у всех людей и образует всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным. Этот слой психики непосредственно связан с инстинктами, то есть наследуемыми факторами. Динамика архетипов (например, образов героя, демона, матери-земли и т.п.), согласно Ю., лежит в основе мифов, символики художественного творчества, сновидений. В качестве основной задачи психотерапии полагал восстановление нарушенных связей между различными уровнями и системами психики (интеграция содержаний коллективного бессознательного - цель процесса становления личности). Ю. разработал типологию характеров ("Психологические типы"- 1921), в основе которой располагается выделение доминирующей психической функции (мышление, ощущение, интуиция, чувство) и преобладающей направленности на внешний и внутренний мир (экстравертивный и интравертивный типы). Исследовал обширный круг разнообразных проблем: мифы, обряды, ритуалы, символику, сновидения, фольклор, религии, астрологию, алхимию, психические расстройства, культуру и др. Биология и психология интерпретировались Ю. в духе "философии жизни" Ницше и Шопенгауэра, видевших и в культуре, и в разуме проявление таинственных жизненных сил. Принадлежа к протестантской церкви, Ю. считал ее косвенным источником психологического кризиса западной цивилизации в 19-20 веках, завершившегося невиданным распространением атеизма. Остерегаясь этих тенденций, Ю. тем не менее полагал, что они являют собой новую эпоху в эволюции культуры Запада. По Ю., любой бог - только лишь символ Бога, обитающего внутри нас, в коллективном бессознательном, - следовательно, если мы перестаем верить в этот символ, мы сталкиваемся с Богом лицом к лицу. У людей появляется шанс постигнуть Бога как один из феноменов собственного внутреннего мира. Значительное внимание уделял разработке оригинальной концепции личности (вопросам ее становления, структуры и самореализации), которую частично изложил в работах "Отношения между Я и бессознательным" (1928), "Неоткрытое Я" (1957) и др. В качестве основного содержания психической жизни человека принимал стремление личности к полному воплощению своих возможностей и потенций. Наше "Я", по Ю., не является подлинным центром психики, его считает таковым лишь современный человек, сознание которого оторвано от бессознательного. Необходима "амплификация" - расширение сознания, постигающего свои глубинные основания. Эти психические процессы, ведущие также и к исчезновению невротических симптомов, Ю. обозначил понятием "индивидуация". Подчеркивая мощь и опасность архаического наследия человечества, таящегося в структурах коллективного бессознательного, Ю. отмечал, что психологически люди все еще пребывают на стадии детства. У них пока нет необходимого опыта развития и биопсихической фиксации феноменов культуры. Полагая, что основой культуры выступает прогресс символообразования, Ю. истолковывал развитие культуры и человека как болезненный процесс подавления инстинктивной природы людей. Трагический разрыв между природой и культурой породил, по Ю., универсальный человеческий невроз, который значительно осложняется по мере прогресса культуры и деградации окружающей среды. Индустриальная революция, по мнению Ю., еще более отдалила человека от его бессознательного и природы. Это повлекло за собой усиление коллективных иррациональных сил, психическую инфляцию, обезличивание и атомизацию людей, появление массового человека с его труднопреодолимым стремлением к катастрофе. Вследствие этого, по Ю., нарастает опасность возникновения различных массовых психозов и господства тоталитаризма. Средствами для обуздания неискоренимой агрессивности людей и их неизбывного влечения к власти Ю. считал демократию как форму организации общественной жизни и гуманистическое изменение жизненных ориентаций индивидов.

А. А. Грицанов

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

ЮНГ Карл Густав

(1875—1961) — швейц. психолог, философ, культуролог; один из осн. представителей классич. психоанализа, основатель аналитич. («глубинной») психологии. Окончил мед. ф-т Базельского ун-та; проф. мед. психологии ун-тов Цюриха (1933—44) и Базеля (1944—61). Председатель Междунар. ассоциации психоанализа (1910), почетный председатель Германского об-ва психотерапии (1930) и президент Междунар. об-ва психотерапии (1933). С 1948 г. в Цюрихе действует Ин-т Юнга. Осн. соч.: «Метаморфозы и символы либидо» (1912), «Психологические типы» (1921), «Психология бессознательных процессов» (1926), «Духовная проблема современности» (1931), «Психология и религия» (1938), «Психология и алхимия» (1944), «Символика духа» (1948), «Айон. Введение в историю символов» (1951), «О корнях бессознательного» (1954), «Misterium Conjunctionis» (В 3 т. 1955—57), «Феномен духа в искусстве и науке» (1960), «Человек и его символы» (1961, в соавт. с рядом учеников), «Воспоминания. Сновидения. Размышления» (опубл. 1964). В Цюрихе издано Собр. соч. Ю. (Gesammelte Werke. Bde. 1—17. Zurich, 1958—76); сб. его статей и архивные материалы продолжают публиковать до сих пор. Работая в психиатрической клинике Э.Блейлера, основал лабораторию экспериментальной психодиагностики (1904) и разработал метод «свободных ассоциаций», в дальнейшем адаптированный мн. направлениями психотерапии. Опыт клинических исследований Ю. вместе с его давним увлечением классич. культурой, оккультизмом и философией жизни синтезирован в докт. дис. «К психологии и психопатологии так называемых оккультных феноменов» (1902). С 1903 г. он обращается к идеям психоанализа; после личного знакомства с З.Фрейдом (1907) становится одним из лидеров психоаналитич. движения, гл. ред. «Журнала психоаналитических и психопатологических исследований» (1909), избирается председателем Междунар. ассоциации психоанализа. В кн. «Исследования по ассоциативной диагностике» (1910) предлагает концепцию психич. комплекса, сыгравшую ключевую роль в становлении психоаналитич. теории. После разрыва с Фрейдом (1913) разрабатывает собств. психоаналитич. систему, ставшую основой шк. аналитич. психологии (см. также Глубинная психология). Важнейшие положения юнговской теории сводятся к след. моментам: 1) Бессознательное имеет более сложную по сравнению с выявленной Фрейдом структуру: слою вытесненных индивидуальных влечений и сексуальных инстинктов предшествует слой коллективного бессознательного — своего рода генетической памяти человечества; 2) Коллективное бессознательное содержит «законсервированный» примитивный культ.-истор. опыт, представленный в опред. наборе архетипов; 3) Истолкование архетипов как феноменов коллективного бессознательного возможно через символику мифов, религ., оккультно-мистического и худ. опыта, т.к. именно эти формы культуры сохраняют древнейшее общечел. мироотношение как «мистическое соучастие» (Л.Леви-Брюль), имманентное ощущение себя в мире и мира в себе; 4) Либидо как осн. движущая сила бессознательного на уровне его коллективного слоя не носит сексуального характера, а представляет собой влечение к целостности, к динамическому единству индивидуального, культ. и природного; 5) В свою очередь феномены совр. культуры при всем их многообразии и цивилизационной дифференциации м.б. интерпретированы посредством выявленных в психоаналитич. дискурсии архетипов, к-рые носят интеркульт. характер (в частн., Персона, Тень, Анима и Анимус, Дух, Великая мать, Инь и Ян, вечное возвращение и др.); 6) Окончательная экспликация всей совокупности архетипических образов и символов недостижима, т.к. чел. психика имеет исторически динамический характер; 7) Процесс психоаналитич. выявления феноменов бессознательного в их влиянии на сознательную психич. деятельность представляет собой не «психодраму» внутриличностных конфликтов, а «психоисторию» индивида, об-ва, культуры; 8) В ходе психоанализа невротическая личность должна пройти процесс индивидуации, т.е. «мистерии воссоединения» отд. фрагментов самосознания и мировосприятия, целостность к-рых нарушена в ходе цивилизационного развития (что сближает психоаналитич. опыт с религ.-мистич. и оккультным, в частн., с алхимическим). Характерной особенностью юнговской теории архетипов явл. принципиальный синтез разл. слоев и форм интеллектуального и образносимволич. освоения действительности — от медико-биол. и филос. до оккультно-эзотерических и мифол. В ней, кроме того, представлен опыт интеркульт. синтеза, в частн., одним из ее принципиальных оснований явл. идея воссоединения культур архаики и современности, Запада и Востока. Филос. и психол. воззрения Ю. оказали существенное влияние на развитие совр. гуманит. наук, в т.ч. искусствоведения, религиоведения, этнологии, лингвистики, культурологии. Особо важную роль предложенные им методы интерпретации культ. символов сыграли в становлении герменевтики и феноменологии как парадигм гуманит. науки и философии культуры. Соч.: The Collected Works. V. 1—20. L., 1953—1964; Архетип и символ. М., 1991; Феномен духа в искусстве и науке. М., 1992; О психологии восточных религий и философий. М., 1994; Аналитическая психология: Прошлое и настоящее. М., 1995; Психология и алхимия. СПб., 1995; Дух Меркурий. М., 1996; Психологические типы. М., 1996; Психология переноса. М., 1997; Алхимия снов. Четыре архетипа. СПб., 1997; Сознание и бессознательное. СПб., 1997; Психология бессознательного. М., 1998; Бог и бессознательное. М., 1998; Человек и его символы. М., 1998 (в соавт.); Воспоминания. Сновидения. Размышления. М., 1999; Работы по психиатрии. Психоанализ умственных расстройств. М., 2000; Ответ Иову. М., 2001; Misterium Conjunctionis. Минск, 2003 (в соавт. с М.Л. фон Францем). Е.В.Гутов__

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

ЮНГ Карл Густав

26 июля 1875, Кесвиль — 6 июня 1961, Кюснахт) — швейцарский психиатр и психолог. Получил медицинское образование в Базеле, с 1900 работал в клинике Бургхельцли (Цюрих) под руководством Э. Блейлера. В 1902 защитил докторскую диссертацию «О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов». В организованной им психологической лаборатории разработал словесно-ассоциативный тест, который стал источником для множества других проективных тестов. Известность в медицинском мире принесла ему книга «Психология Dementia Praecox» (1907). В 1907 встречается с 3. Фрейдом, становится одним из самых активных его последователей, способствует распространению психоанализа в Европе и Америке, избирается первым президентом Международной психоаналитической ассоциации и является главным редактором журнала этой ассоциации. Как личные конфликты, так и теоретические разногласия ведут к разрыву с Фрейдом в 1913. В работе «Метаморфозы и символы либидо» (Wandlungen und Symbole des Libido, 1912) Юнг подверг критике учение Фрейда о либидо и выдвинул собственную концепцию коллективного бессознательного. В 20-е гг. эта концепция получает свой окончательный вид как теория архетипов коллективного бессознательного. Рост числа учеников и последователей способствовал формированию ассоциации «комплексной», или «аналитической» психологии; в 1948 в Кюснахге (под Цюрихом) был основан первый «Институт К. Г. Юнга». Юнгианская ассоциация располагает несколькими десятками подобных институтов в различных странах, будучи второй (после фрейдовской) по числу членов ассоциацией в рамках глубинной психологии. Учение Юнга, разрабатывавшееся на основе эмпирического опыта — лечения пациентов, возникло под несомненным влиянием немецкого романтизма, учений Шопенгауэра и Ницше. Коллективное бессознательное вполне сопоставимо с мировой волей Шопенгауэра, но с тем отличием, что лежащие в глубинах психики архетипы коллективного бессознательного получают у Юнга то виталистскую, то спиритуалистическую интерпретацию. В символах мифов и религиозных учений всех времен и народов ученый видит выражение истинной природы человека.

Психика рассматривается Юнгом как энергетическая система, в которой сознание и бессознательное взаимодействуют и дополняют друг друга. Целью терапии является «индивидуация», т. е. движение от «эго» (я) к глубинному архетипу Самости. Юнг называл свое учение «западной йогой», им был написан ряд трудов по восточным религиозно-философским учениям. Но значительно большее внимание он уделил гностицизму и алхимии, считая авторов гностических и алхимических трактатов своими предшественниками в области психологии. В последние два десятилетия своей деятельности он написал несколько работ (прежде всего «Ответ Иову»), в которых развивал собственный вариант гностического богословия. Его идеи получают распространение в далеких от науки кругах — он делается «гуру» для увлекающихся оккультизмом, восточными учениями и практиками медитации. В эти же годы им разрабатывается концепция «синхроничности» — акаузальных синхронных связей, т. е. значимых событий, принадлежащих различным реальностям, находящимся не в причинной, но в смысловой связи. Отталкиваясь от идей Лейбница, Юнг создает учение о своего рода предустановленной гармонии между физическими и психическими событиями, процессами во внешнем и внутреннем мире. Такого рода связями Юнг объясняет различные парапсихологические феномены, древнюю магию и т. п.

Критика современной технической цивилизации и массового общества во многих трудах Юнга обусловлена тем, что человек Запада создал обезбоженный мир, предал забвению собственную религиозную традицию и истребляет прочие традиции по всему земному шару. На индивидуальном уровне это ведет к психопатологиям, а на социально-политическом — к распространению тоталитарных идеологий. Церковная традиция располагала средствами для трансформации энергии архетипов в прекрасный символический космос; начавшийся с протестантизма «штурм священных стен» привел к материалистической цивилизации, не обладающей такого рода универсумом, а потому особенно уязвимой для неожиданных «прорывов» энергии коллективного бессознательного.

Последователями Юнга в строгом смысле слова являются несколько тысяч практикующих психотерапевтов, получивших подготовку в учебных институтах асссоциации аналитической психологии. Но влияние его воззрений было значительно более широким. В академической психологии это влияние ограничивается теорией типов («интроверт — экстраверт») и указанными выше проективными тестами; некоторые привнесения Юнга в технику психоанализа в начале века сохранились и приняты даже ортодоксальными фрейдистами, враждебно относящимися к Юнгу. Хотя от его идей отталкивались некоторые видные историки мифологии и религии (К. Кереньи, М. Элиаде), взгляды Юнга в этой области нередко подвергаются критике — из частого повторения одних и тех же образов в мифах разных народов мира еще не следует их обусловленность архетипами коллективного бессознательного. Значительным было влияние Юнга на многих писателей, художников, кинорежиссеров и отдельных далеких от ортодоксии богословов.

Сот.: Gesammelte Wferke, Olten, Bd. 1—20. Z., 1958— ; The Collected W)rks, Princeton, vol. 1 — 20. L., 1953—64; Избр. труды по аналитической психологии. Цюрих, 1929; Архетип и символ. М., 1991; Либидо, его метаморфозы и символы. СПб., 1994; Психологические типы. СПб., 1995; Ответ Иову. М., 1995; Психология и алхимия. К., 1997; AION. Исследование феноменологии самости. М., 1997.

А. М. Руткевич

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

ЮНГ (Jung) Карл Густав

1875-1961) - швейц. психолог. Научную деятельность начал в Цюрихе под руководством Э. Блейлера. С 1906 перешел на позиции психоанализа, став ближайшим соратником Фрейда и популяризатором его учения. Углубляющееся несогласие с некоторыми теоретическими идеями основоположника психоанализа и неудовлетворенность психоаналитическими методами лечения неврозов привели Ю. к необходимости пересмотра ряда постулатов ортодоксального фрейдизма и в конце концов - к личному разрыву с Фрейдом в 1913.

Расхождения Ю. с Фрейдом касались двух принципиальных моментов: роли сексуального начала в психической жизни индивида и трактовки природы бессознательного. Ю. подверг критике пансексуализм Фрейда, доказывая, во-первых, недопустимость анализа всех проявлений бессознательного лишь с точки зрения вытесненной сексуальности и, во-вторых, принципиальную невозможность объяснить происхождение человеческой культуры и творчества с помощью концепций Эдипова комплекса и сублимации.

В этой связи Ю. предложил более широкую "энергетическую" трактовку либидо как потока витально-психической энергии. Все феномены сознательной и бессознательной жизни человека рассматриваются Юнгом как различные проявления единой энергии либидо. Неврозы и другие психические расстройства оказываются результатом регрессии либидо, способности поворачиваться вспять под влиянием непреодолимых жизненных препятствий. Такое оборачивание либидо, по Ю., приводит к воспроизведению в сознании больного архаических образов и переживаний. Эти образы в рамках развиваемой Юнгом "аналитической психологии" рассматриваются как первичные формы адаптации человека к окружающему миру. Под этим углом зрения Ю. радикально переосмыслил фрейдовскую концепцию природы бессознательного: согласно Ю., бессознательное включает в себя не только субъективное и индивидуальное, вытесненное за порог сознания, но прежде всего коллективное и безличное психическое содержание, уходящее корнями в глубокую древность.

Эмпирической базой введения идеи "коллективного бессознательного" была установленная Ю. во время его психиатрической практики схожесть между мифологическими мотивами древности, образами сновидений у нормальных людей и фантазиями душевнобольных. Эти образы - носители коллективного бессознательного - были названы Ю. архетипами и понимались им то как психический коррелят инстинктов, то как результат спонтанного порождения образов инвариантными для всех времен и народов нейродинамическими структурами мозга, то как чистый, формообразующий элемент восприятия, обусловливающий саму его возможность. Однако во всех разнообразных трактовках архетипа у них есть нечто общее: все фундаментальные образы-символы принципиально противостоят сознанию, их нельзя дискурсивно осмыслить и адекватно выразить в языке. Единственное, что доступно психологической науке, - это описание, толкование и незначительная типизация архетипов, чему и посвящена значительная часть сочинений Ю.

При этом наряду с научным раскрытием действительно важных символов человеческой цивилизации (напр., символа мирового дерева), в работах Ю. много символических толкований, не отвечающих требованиям научной рациональности. Осознавая это обстоятельство, Ю. был склонен подчеркивать близость методов аналитической психологии методам искусства, а иногда прямо заявлял об открытом им новом типе научной рациональности. Для решения вопросов о субстанциальной основе существования всеобщих образов-архетипов и о формах их связи с индивидуальной психикой Ю. ссылался на биогенетический закон Э. Геккеля о повторении филогенетических свойств в онтогенезе отдельного индивида.

Анализируя формы взаимодействия бессознательно-архетипических и сознательных компонентов психики, Ю. выделял две крайности, на его взгляд, равно опасные, и для индивидуального и для социального бытия человека. Первую из них он видел в восточных религиозно-мистических культах, где личностное начало оказывается полностью растворенным в архаической стихии "коллективного бессознательного". Другая крайность выражена, по Ю., научно-практической экспансией европейского Я, где подавляется и искажается коллективно-бессознательная сущность психической жизни человека. Европейская традиция экстравертивного психического существования оказывается, по Ю., наиболее опасной, ибо архетипы все равно "прорываются" в наше сознание, захлестывая и парализуя рациональные структуры человеческого бытия, что и является подлинной причиной и индивидуальных неврозов европейского десакрализованного сознания и распространения в XX столетии новых иррационально-мифологических идей. В противовес этим крайностям, Ю. развивал учение об индивидуальности, т.е. интеграции сознательного и бессознательного начал психики индивида через символическое толкование и субъективное проживание своих архетипических структур. Ценность аналитической психологии он видел в том, чтобы "поставлять" индивидуальному сознанию адекватные истолкования архетипической символики для облегчения процессов индивидуации.

Ю. ввел в научный оборот такие объекты исследования, которые до него (по большей части) квалифицировались европ. научной традицией как заведомо иррациональные: символы мистических учений Востока, алхимические тексты, парапсихологические феномены, учение о карме, метемпсихозе и реинкарнации. Отличительная черта мышления Ю. - переплетение научной строгости и вольных ассоциаций, приверженности эмпирическим методам исследования и готовности сделать из них далеко идущие метафизические и даже мистические выводы. Особенно зримо эти тенденции проявились в поздний период его творчества, когда Ю. обсуждал вопросы о том, какая часть нашей психики продолжает существовать после физической смерти, каков реальный механизм вещих снов и астрологических пророчеств. Онтологической основой решения оккультных вопросов была выдвинутая им идея существования акаузальных синхронных связей, принципиально противостоящих каузальным связям, с которыми всегда имела дело классическая европ. наука. Под синхронной связью Ю. понимал вневременную, значащую связь событий, не связанных причинно. Именно синхронный, а не причинный характер связей определяет, согласно Ю., взаимодействие мозга и психики, материального и идеального. Новую трактовку получили в этой связи и архетипы, которые были наделены самостоятельным существованием, аналогичным "миру идей" Платона, выполняя одновременно функции и первооснов мироздания, и фундаментальных структур психики. Ссылаясь на идею предустановленной гармонии Лейбница, Ю. выводил существование вневременной, синхронной когеренции между физическими событиями и ментальными состояниями.

Влияние взглядов Ю. испытали Т. Манн и Г. Гессе, физики В. Паули и Э. Шредингер, историки культуры К. Кереньи и М. Элиаде. Взгляды Ю. стимулировали развитие ряда направлений психологии творчества и психологии личности, а также способствовали становлению "трансперсональной" и "кросс-культурной" психологии.

А.В.Иванов

Избранные труды по аналитической психологии. Цюрих, 1929; Архетип и символ. М., 1991; Зигмунд Фрейд // Юнг К.Г. Собр. соч., Т. 15. М., 1992; Либидо, его метаморфозы и символы. СПб., 1994; Проблемы души нашего времени. М., 1994; О современных мифах. М., 1994; Психологические типы. СПб., 1995; Ответ Иову. М., 1995; Структура психики и процесс индивидуации. М., 1996; Дух меркурий. М., 1996; Душа и мир: шесть архетипов. Киев, 1997; Психология и алхимия. Киев, 1997; The Collected Works. V. 1-20. L., 1953-1964; Symbolik des Geistes. Studien uber psychische Phanomenologie. L., 1953; Memories, dreams, reflections. L., Glasgow, 1967.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современная западная философия: словарь

Юнг (Jung) Карл Густав

1875-1961) «Швейцарский психолог и культуролог, основатель аналитической психологии. Научную деятельность начал в Цюрихе под руководством Э. Блейлера. С 1906 г. перешел на позиции психоанализа, став ближайшим соратником Фрейда и популяризатором его учения. Углубляющееся несогласие с некоторыми теоретическими идеями основоположника психоанализа и неудовлетворенность психоаналитическими методами лечения неврозов привели Ю. к необходимости пересмотра ряда постулатов ортодоксального фрейдизма и в конце концов — к личному разрыву с Фрейдом в 1913 г. Основные расхождения Ю. с Фрейдом касались двух принципиальных моментов: роли сексуального начала в психической жизни индивида и трактовки природы бессознательного. Ю. подверг критике пансексуа-лизм Фрейда, доказывая, во-первых, недопустимость анализа всех проявлений бессознательного лишь с точки зрения вытесненной сексуальности и, во-вторых, принципиальную невозможность объяснить происхождение человеческой культуры и творчества с позиций концепций эдипова комплекса и сублимации. В этой связи Ю. дал широкую энергетическую трактовку либидо как потока витально-психической энергии. Все феномены сознательной и бессознательной жизни человека рассматриваются Ю. как различные проявления единой энергии либидо. Неврозы и другие психические расстройства оказываются результатом регрессии либидо, способности поворачиваться вспять под влиянием непреодолимых жизненных препятствий. Такое оборачивание либидо, по Ю., приводит к репродукции в сознании больного архаических образов и переживаний, которые рассматриваются им как Первичные формы адаптации человека к окружающему миру. Под этим углом зрения Ю. радикально переосмыслил фрейдовскую концепцию природы бессознательного. С точки зрения Ю. бессознательное включает в себя не только субъективное и индивидуальное, вытесненное за порог сознания, но прежде всего коллективное и безличное психическое содержание, уходящее корнями в глубокую древность. Эмпирической базой введения идеи «коллективного бессознательного» была установленная Ю. во время его психиатрической практики схожесть между мифологическими мотивами древности, образами сновидений у нормальных людей и фантазиями душевнобольных. Эти образы — носители коллективного бессознательного — были названы Ю. архетипами и понимались им то как психический коррелят инстинктов, то как результат спонтанного порождения образов инвариантными для всех времен и народов нейродинамическими структурами мозга, то как чистый, формообразующий элемент восприятия, обусловливающий саму его возможность. Однако во всех разнообразных трактовках архетипа у Ю. есть нечто общее: все фундаментальные образы-символы принципиально противостоят сознанию, их нельзя дискурсивно осмыслить и адекватно выразить в языке. Единственное, что доступно психологической науке, — это описание, толкование и незначительная типизация архетипов, чему и посвящена значительная часть его сочинений. Причем наряду с раскрытием действительно важных символов человеческой цивилизации (например, символа мирового дерева), в его работах много символических толкований, не отвечающих требованиям научной рациональности. Осознавая это, Ю. был склонен подчеркивать близость методов аналитической психологии методам искусства, а иногда прямо заявлял об открытом им новом типе научной рациональности. Для решения вопросов о субстанциональной основе существования всеобщих образов-архетипов и о формах их связи с индивидуальной психикой Ю. ссылался на биогенетический закон Э. Геккеля о повторении филогенетических свойств в онтогенезе отдельного индивида. Анализируя формы взаимодействия бессознательно-архетипических и сознательных компонентов психики, Ю. выделял две крайности, равно опасные, с его точки зрения, и для индивидуального, и для социального бытия человека. Первую из них он видел в восточных религиозно-мистических культах, где личностное начало оказывается полностью растворенным в архаической стихии «коллективного бессознательного». Другая крайность выражена, по Ю., научно-практической экспансией европейского «Я», где подавляется и искажается коллективно-бессознательная сущность нашей психической жизни. Европейская традиция экстравертивного психического существования оказывается, по Ю., наиболее опасной, ибо архетипы все равно «прорываются» в наше сознание, захлестывая и парализуя рациональные структуры человеческого бытия, что и является подлинной причиной и индивидуальных неврозов европейского десакрализованного сознания, и появления в XX в. новых иррационально-мифологических идей. В противовес этим крайностям, Ю. развивал учение об индивидуальности, т. е. интеграции сознательного и бессознательного начал психики индивида через символическое толкование и субъективное проживание своих архетипических структур. Ценность аналитической психологии он видел в том, чтобы «поставлять» индивидуальному сознанию адекватные истолкования архетипической символики для облегчения процессов индивидуации. Ю. ввел в научный оборот такие объекты исследования, которые до него (по большей части) квалифицировались европейской научной традицией как заведомо иррациональные: символы мистических учений Востока, алхимические тексты, парапсихо-логические феномены, учение о карме, метемпсихозе и реинкарнации. Отличительной чертой мышления Ю. было переплетение научной строгости и вольных ассоциаций, приверженности эмпирическим методам исследования и готовности сделать из них далеко идущие метафизические и даже мистические выводы. Особенно зримо эти тенденции проявились в поздний период его творчества, когда он обсуждал вопросы о том, какая часть нашей психики продолжает существовать после физической смерти, каков реальный механизм вещих снов и астрологических пророчеств. Онтологической основой решения оккультных вопросов была выдвинутая им идея существования акаузальных синхронных связей, принципиально противостоящих каузальным связям, с которыми всегда имела дело классическая европейская наука. Под синхронной связью Ю. понимал вневременную, значащую связь событий, не связанных причинно. Именно синхронный, а не причинный характер связей, по Ю., определяет взаимодействие мозга и психики, материального и идеального. Новую трактовку получили в этой связи и архетипы, которые были наделены самостоятельным существованием, аналогичным «миру идей» Платона, выполняя одновременно функции и первооснов мироздания, и фундаментальных структур психики. Ссылаясь на идею предустановленной гармонии Лейбница, Ю. выводил существование вневременной, синхронной когеренции между физическими событиями и ментальными состояниями». (А. В. Иванов. Цит. по: Современная западная философия. Словарь. М., 1991. С. 398 - 99.) «Эстетические взгляды Ю. характеризуются десексуализацией психоаналитических представлений о художественном творчестве и искусстве. В отличие от Фрейда, Ю. считал, что инфантильные сексуальные желания могут иметь значение для художника лишь как человеческого существа, а не как творца, создающего шедевры. Если Фрейд сближал механизмы художественного творчества с неврозами, то Ю. источник его видел в «коллективном бессознательном», архетипе, представляющем собой зафиксированные в структуре внутреннего мира человека следы памяти человеческого прошлого, опыта, передаваемого из поколения в поколение. И следовательно, сущность любого художественного произведения заключается не в его обремененности индивидуально-личностными особенностями творца; оно как бы говорит от имени духа всего человечества. Ю. проводит различие между двумя типами художественной деятельности: интравертированной, характеризующейся установкой на внутренний мир, и экстравертированной, ориентированной вовне. Ю. различает также два вида художественных произведений: психологические, основанные на функционировании «индивидуального бессознательного», отражающего личностный опыт художника, и визионерские, где определяющую роль играет «коллективное бессознательное». Визионерский тип творчества чрезвычайно редок. Этот «дар творческого огня», по Ю., присущ только избранным. В целом эстетические взгляды Ю. базировались на постулатах, согласно которым искусство является предметом исключительно эстетическо-художественного, а не психологического рассмотрения, природа же творчества вообще закрыта для человеческого познания. Тайна «творческого начала», согласно Ю., — это такая проблема, которую психология может лишь описать, но не разрешить. Его представления об искусстве и художественной деятельности оказали влияние на творчество Дж. Джойса, Г. Гессе, Элиота, Рида. Они получили отражение в работах Ю. «Об отношении аналитической психологии к поэзии» (1922), «Психология и литература» (1930), «Пикассо» (1932), «Улисс» (1932). (Цит. по: Эстетика. Словарь. М., 1989. С. 430.) Соч.: Gesammelte Werke. Bd 1-17. Zurich, Stuttgart, 1958-76; Архетип и символ. M., 1991; Психология бессознательного. M., 1994; Статьи по искусству в сборнике: Юнг К., Пойман Э. Психоанализ и искусство. [М., Киев,] 1996; Алхимия снов; Четыре архетипа. СПб, 1997.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Художественно-эстетическая культура XX века

ЮНГ Карл Густав (1875-1961)

швейцарский психоаналитик, психиатр, философ культуры. Основатель аналитической психологии. Доктор наук (1902, тема исследования - "О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов"), профессор университетов в Цюрихе (1933-1941) и Базеле (1942). В 1911-1914 - Президент Международного психоаналитического общества. Основные сочинения: "О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов" (1902), "О психологии. Dementia prae cox" (1907), "Трансцендентная функция" (1916), "Об энергетике души" (1928), "Проблемы души в наше время" (1931), "Действительность души" (1934), "Психология и религия" (1940), "О психологии бессознательного" (1943), "Психология и алхимия" (1944), "Психология и воспитание" (1946), "Символика духа" (1948), "Символы трансформации" (1952), "Ответ Иову" (1952), "О корнях сознания" (1954), "Современный миф" (1958), "Подход к бессознательному" (1961) и др. На ранних стадиях философского творчества ("О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов") Ю. ориентировался на концептуальный синтез учения Э.Гартмана о бессознательной воле с теорией Жане о диссоциации личности. Являясь в 1907- 1912 одним из ближайших сотрудников Фрейда, Ю. впоследствии осуществил кардинальный пересмотр ряда положений ортодоксального психоанализа, что и обусловило разрыв между Ю. и Фрейдом в 1913. Сохранив фрейдистскую ориентацию на признание психики в качестве энергетической системы, подпитываемой потенциалом соматических влечений, а также принимая версию о биполярности последних, обусловливающую наличие амбивалентных психических структур, Ю. постулировал модель психики как закрытой (а не открытой) сферы, фундированной реализацией принципа компенсации, количество энергии в которой - постоянно. Ю. отверг мысль Фрейда об инфантильной этиологии параметров характера и сопряженных неврозов, полагая психоанализ игровой комбинацией проекций, ориентированных в детство, а отнюдь не актуализацией прошлого опыта. "Классическую" символистику сновидений, трактуемых Фрейдом как преходящие и случайные образы основополагающей реальности, требующие рационального осмысления, Ю. заместил положением о том, что сновидения - непосредственное изоморфное продолжение области бессознательного, а не его "мимикрия". В книге "Метаморфоза и символы либидо" (1912) отверг сексуальную интерпретацию либидо Фрейдом, провозгласив трактовку либидо как психической энергии (созвучно идее "жизненного порыва" Бергсона), выдвинул концепцию, согласно которой индивидуальное бессознательное Фрейда - всего лишь часть гораздо более обширного "коллективного бессознательного" (общей памяти всего человеческого рода, хранящейся в тайниках человеческой души), а также сформулировал идею архетипов - общечеловеческих первообразов - содержания коллективного бессознательного. Согласно версии Ю., "...у этих содержаний есть одна удивительная способность - их мифологический характер. Они как бы принадлежат строю души, свойственному не какой-то отдельной личности, а человечеству вообще. Впервые столкнувшись с подобными содержаниями, я задумался о том, не могут ли они быть унаследованными, и предположил, что их можно объяснить расовой наследственностью. Для того чтобы во всем этом разобраться, я отправился в Соединенные Штаты, где, изучая сны чистокровных негров, имел возможность убедиться в том, что эти образы не имеют никакого отношения к так называемой расовой или кровной наследственности, равно как и не являются продуктами личного опыта индивида. Они принадлежат человечеству в целом, поэтому имеют коллективную природу. Воспользовавшись выражением Святого Августина, я назвал эти коллективные проформы архетипами. "Архетип" означает type (отпечаток), определенное образование архаического характера, содержащее, как по форме, так и по смыслу, мифологические мотивы. В чистом виде последние присутствуют в сказках, мифах, легендах, фольклоре". (На разных этапах творчества Ю. трактовал архетипы по разному: то в рамках представлений оккультизма, гностицизма и сочинений "отцов церкви"; то в качестве некоего коррелята инстинктов; то как "результат спонтанного порождения образов инвариантными для всех времен и народов нейродинамическими структурами мозга"; то в русле гипотезы о роли рецессивных генов.) По Ю., коллективное бессознательное идентично у всех людей и образует всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным. Этот слой психики непосредственно связан с инстинктами, т.е. наследуемыми факторами. Динамика архетипов (например, образов героя, демона, матери-земли и т.п.), согласно Ю., лежит в основе мифов, символики художественного творчества, сновидений. Ю. допускал существование не только "коллективного", но также "группового" и даже "расового" бессознательного: эта идея пользовалась некоторой популярностью у идеологов германского фашизма, хотя в 1940-х учение Ю. было в "третьем Рейхе" запрещено. В качестве основной

задачи психотерапии Ю. полагал овладение "искусством жизни", сводящимся к мистически-окрашенному восстановлению нарушенных связей между различными уровнями и системами психики (интеграция содержаний коллективного бессознательного, по Ю., - цель процесса становления личности). Бытие психического Ю. реконструировал как динамическое единство ряда разнокачественных систем: Я (Эго), Маска (Persona), Тень (Ombra, Schatten), образ души (Anima) - связка между Я и бессознательным, лично-бессознательное с его комплексами, коллективное бессознательное с его архетипами. Их делает цельными Самость (das Selbst), интеграция которой с Эго есть предельная цель совершенствования личности (индивидуации). "Социальной кожей" Я - Ю. полагал его "Маску", способную подчинить Я себе и принудить его к нарастающей деградации. (Ср. репрессивность das Man у Хайдеггера.) "Тень" у Ю. - темная компонента личности ("ветхий человек"): "Тень", в отличие от "Оно" у Фрейда не безлична, а являет собой мое персонифицированное зло - основу Я - могущую и должную быть "раскрытой" и тем самым элиминированной. В нижнем архитектоническом пределе структуры психики Ю. помещает ипостась "зверочеловека" (Tiermensch) - область господства подлинно животных инстинктов. Ю. разработал типологию характеров ("Психологические типы" - 1921), в основе которой располагается выделение доминирующей психической функции (мышление, ощущение, интуиция, чувство) и преобладающей направленности на внешний и внутренний мир (экстравертивный и интравертивный типы). Исследовал обширный круг разнообразных проблем: мифы, обряды, ритуалы, символику, сновидения, фольклор, религии, астрологию, алхимию, психические расстройства, культуру и др. Так, осуществив комментарий к тибетской "Книге мертвых", Ю. утверждал, что поскольку "восточная мудрость" не знала принципа причинности, постольку она не создала науку. Вместо этого ею был глубоко постигнут мгновенный медитативный индивидуальный опыт, который, по мысли Ю., должен быть положен в основу идеи "акаузальной синхронной связи", синтезирующей в едином мгновении внутренние и внешние события и посредством которой могут быть объяснены механизмы предсказаний и действий оракулов, астрологов и парапсихологов. Биология и психология интерпретировались Ю. в духе "философии жизни" Ницше и Шопенгауэра, видевших и в культуре, и в разуме проявление таинственных жизненных сил. Принадлежа к протестантской церкви, Ю. считал ее косвенным источником психологического кризиса западной цивилизации в 19-20 вв., завершившегося невиданным распространением атеизма. Остерегаясь этих тенденций, Ю., тем не менее полагал, что они являют собой новую эпоху в эволюции культуры Запада. По Ю., любой бог - только лишь символ Бога, обитающего внутри нас, в коллективном бессознательном, - следовательно, если мы перестаем верить в этот символ, мы сталкиваемся с Богом лицом к лицу. У людей появляется шанс постигнуть Бога как один из феноменов собственного внутреннего мира. Значительное внимание уделял разработке оригинальной концепции личности (вопросам ее становления, структуры и самореализации), которую частично изложил в работах "Отношения между Я и бессознательным" (1928), "Неоткрытое Я" (1957) и др. В качестве основного содержания психической жизни человека принимал стремление личности к полному воплощению своих возможностей и потенций. Наше "Я", по Ю., не является подлинным центром психики, его считает таковым лишь современный человек, сознание которого оторвано от бессознательного. Необходима "амплификация" - расширение сознания, постигающего свои глубинные основания. Эти психические процессы, ведущие также и к исчезновению невротических симптомов, Ю. обозначил понятием "индивидуация". Подчеркивая мощь и опасность архаического наследия человечества, таящегося в структурах коллективного бессознательного, Ю. отмечал, что психологически люди все еще пребывают на стадии детства. У них пока нет необходимого опыта развития и биопсихической фиксации феноменов культуры. Полагая, что основой культуры выступает прогресс символо-образования, Ю. истолковывал развитие культуры и человека как болезненный процесс подавления инстинктивной природы людей. Трагический разрыв между природой и культурой породил, по Ю., универсальный человеческий невроз, который значительно осложняется по мере прогресса культуры и деградации окружающей среды. Индустриальная революция, по мнению Ю., еще более отдалила человека от его бессознательного и природы. Это повлекло за собой усиление коллективных иррациональных сил, психическую инфляцию, обезличивание и атомизацию людей, появление массового человека с его труднопреодолимым стремлением к катастрофе. Вследствие этого, по Ю., нарастает опасность возникновения различных массовых психозов и господства тоталитаризма. Средствами для обуздания неискоренимой агрессивности людей и их неизбывного влечения к власти Ю. считал демократию как форму организации общественной жизни и гуманистическое изменение жизненных ориентации индивидов. В качестве организованного психоаналитического движения юнгианство оформилось вскоре после Второй войны: в 1948 в Цюрихе был образован Институт Ю., а в 1958 - Международное общество аналитической психологии.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История Философии: Энциклопедия

ЮНГ (Jung) Карл Густав (1875-1961)

- швейц. психиатр, создатель школы "аналитич. психологии". Получив мед. образование в Базеле, Ю. с 1900 работает в психиатрич. клинике Бургхельцли. После защиты докт. дис. ("О психологии и патологии т.н. оккультных феноменов", 1902) успешно работал как психолог-экспериментатор (его словесно-ассоциативный тест дал толчок к развитию ряда проективных тестов); как психиатр получил известность работой "Психология dementia praecox".

Теор. расхождения с фрейдизмом касались прежде всего трактовки либидо - Ю. был противником исключительно сексуальной трактовки психич. энергии. Но иной была и теория бессознательного, поскольку для Ю. не вытеснение - осн. источник образования психич. явлений, лежащих за порогом индивидуального сознания. Ю. отличает от "личностного бессознательного", в к-рое входят преимущественно вытесненные из сознания представления, "коллективное бессознательное", к-рое присуще всем людям, передается по наследству и является корнем индивидуальной психики. Коллективное бессознательное представляет собой систему установок и типичных реакций, незаметно определяющих жизнь человека. Под влиянием врожденных программ и универсальных образцов находятся не только элементарные поведенч. реакции, но также восприятие, мышление, воображение.

Эти образцы или "пра-образы" получили название "архетипов коллективного бессознательного". Ю. сравнивает их с системой осей кристалла, невещественным полем, к-рое распределяет частицы вещества и преформирует кристалл в растворе. В психике таким "веществом" являются внешний и внутр. опыт, организуемые согласно унаследованным программам. Сам архетип не входит в сознание, он всегда соединяется с какими-то представлениями и подвергается обработке сознания. Ближе всего к самому архетипу находятся "архетипич. образы", данные в опыте сновидений, галлюцинаций, мистич. видений, когда сознат. обработка минимальна. Это спутанные, темные образы, воспринимаемые как нечто жуткое и чуждое, но в то же время как нечто бесконечно превосходящее человека, священное, нуминозное.

Эта трактовка бессознательного способствовала тому, что Ю. обратился к мифологии, религии, искусству, в к-рых мы встречаемся с архетипич. образами. Для понимания человеч. личности необходимо выйти за пределы формул естествознания: не только мед. учебники, но и вся история культуры должна стать открытой книгой для психиатра. К биохимич. и физиол. нарушениям можно отнести лишь небольшую часть психич. заболеваний. Болеет личность, к-рую, в отличие от организма, можно понять, только обратившись к цивилизации, к к-рой принадлежит эта личность, а затем и ко всей духовной истории человечества. Мир культуры связан для Ю. с природой человека, а в ней на первом месте стоят "вечные" символы, находящие свое выражение в религиозно-мифол. представлениях.

Поэтому аналитич. психология включает в себя не только собственно психол. теории: классификация психол. типов и функций (Ю. ввел понятия "экстраверт" и "интроверт"), работы по психотерапии и по возрастной психологии составляют лишь незначит. часть корпуса сочинений Ю. Теория коллективного бессознательного распространяется им на все более широкий круг явлений и постепенно приобретает черты религиозно-филос. учения.

Человеч. психика представляет собой целостность бессознат. и сознат. процессов, это саморегулирующаяся система, в к-рой происходит постоянный обмен энергией между элементами. Психич. нарушения возникают в рез-те дисгармонии, раскола, конфликта. Обособление сознания ведет к утрате равновесия, и бессознательное стремится "компенсировать" односторонность сознания. Именно господство экстравертного, т.е. направленного на внешний мир сознания, характерно для зап. цивилизации. Интровертное, направленное вовнутрь мышление устанавливает равновесие с силами бессознательного; оно доминировало во всех традиц. об-вах.

Архетипич. образы всегда сопровождали человека, они являются истоком мифологии, религии, искусства. Подлинное искусство всегда обращается к глубинам человеч. души. В постепенной шлифовке спутанных и жутких архетипич. представлений принимают участие религия и искусство, к-рое первоначально всегда имеет дело со священными образами. Они постепенно превращаются в символы высоких религий, делаются все более прекрасными по форме и всеобщими по содержанию. Человек первобытного об-ва лишь в незначит. мере отделяет себя от "матери-природы", от жизни племени. Он уже переживает последствия отрыва сознания от животной бессознательности, возникшего субъект-объектного отношения - на языке религии этот разрыв осмысляется как грехопадение. Гармония восстанавливается с помощью магии, ритуалов, мифов. С развитием сознания пропасть между ним и бессознательным углубляется, растет напряжение. Перед человеком возникает проблема приспособления к собст. внутр. миру. Адаптацию к идущим из глубин бессознательного образам берут на себя все более сложные религ. учения, по-прежнему покоящиеся на интуитивном опыте нуминозного, но использующие все более абстр. догматы. Вместе с тем растет риск отрыва жизни от ставшей ритуальной и догматичной культуры. Всякий кризис религ. систем сопровождается массой невротич.явлений. Если сознание уже не принимает во внимание опыт архетипов, если символич. передача этого опыта невозможна, то архетипич. образы могут вторгнуться в сознание в самых примитивных формах и загасить его. Это может быть непередаваемый опыт мистика - распространение мистицизма Ю. вообще считает симптомом кризиса религ. "формы жизни", поскольку нуминозный опыт утрачивает символич. форму. С этими прорывами он связывает и индивидуальные психозы, и кровавые идеологии 20 в.: расовую мифологию нацистов, коммунистич. миф о реализации "золотого века" - все это детски наивно с т.зр. разума, однако эти идеи захватили миллионы людей. Факельные шествия, массовый экстаз и горячечные речи всякого рода "вождей", использование архаичной символики (та же свастика) свидетельствуют о вторжении сил, к-рые намного превосходят человеч. разум.

Это коллективное безумие - закономерное следствие европ. истории, ее несравненного прогресса в овладении миром с помощью науки и техники. История Европы - это история упадка символич. знания. Символы открывают человеку священное и одновременно предохраняют его от непосредственного столкновения с колоссальной психич. энергией архетипов. Сегодня эта стена разрушается, и начало этому "штурму священных стен" положили не совр. наука или писания атеистов. Авторитет церковной традиции был подорван протестантизмом, к-рый поставил на место церкви авторитет Писания, но предоставил каждому право толковать его на собств. лад, что привело к расколу на сотни деноминаций. Протестантизм стал причиной бурного развития капиталистич. индустрии и техники. Психич. энергия, уходившая ранее на строительство защитных стен, "освободилась и двинулась по старым каналам любознательности и стяжательства, а потому Европа стала матерью демонов, пожравших большую часть Земли". За Реформацией последовало Просвещение, а за ними материализм естествознания. Разложенный на формулы символич. космос сделался чуждым человеку, превратившемуся в одну из физич. сил. В образовавшийся вакуум хлынули абсурдные полит, и социальные доктрины, начались катастрофич. войны.

Совр. Европу Ю. сравнивает с поздней античностью. После того как был услышан крик: "Великий бог Пан умер!", античная религия утратила всякую значимость. Греки и римляне обратились к ближневост. религиям, пытаясь восполнить утрату священных символов. Рез-том борьбы между вост. религиями была победа христианства, к-рое многое позаимствовало у своих соперников и восстановило охранит, стену символов. Сегодня, когда Запад переживает крушение христианства, нынешние поиски символов и религий на Востоке кажутся оправданными. Однако сокровища вост. мудрости совершенно непригодны для европейцев: они настолько пропитаны "чужой кровью", что не могут войти в символич. универсум европейцев и даже способны принести им немалый вред. Заимствуя тщательно разработанные системы идей и практики медитации, европеец только усугубляет свои противоречия. В зап. варианте вост. учения либо приобретают черты примитивных религ. движений, либо становятся "психотехникой", "гимнастикой". Никакие заимствования с Востока не помогут, нужно обратиться к собств. религ. традиции.

Собств. аналитич. психологию Ю. называл то зап. йогой, то алхимией 20 в. Психотерапия Ю. предполагает постепенное погружение в глубины бессознат. психики: пациент от Эго - центра сознания - движется к ядру всей психики, названного им Самостью (Selbst). Этот процесс самообретения он называл индивидуацией, а толкование символики сновидений играет в аналитич. психологии значительно большую роль, чем во фрейдизме. В сновидениях своих пациентов он постоянно сталкивался с символами, к-рые были непонятны не только пациентам, не имевшим никакой истор. подготовки, но вызвавшими удивление и у самого Ю., потратившего долгие годы на изучение религ. традиций. По непонятной причине в сновидениях вновь и вновь воспроизводились образы, характерные для позднеэллинистич. религий, герметизма, гностицизма. Так как Ю. полагал, что онтогенез повторяет филогенез, то выход на поверхность сознания символов прошлой эпохи означал для него возвращение бессознательного к к.-л. прошлому моменту развития коллективной души.

В алхимии Ю. нашел опосредствующее звено между гностицизмом и современностью. В символике Св. Грааля и в поисках "филос. камня" мы имеем дело с традицией, к-рая на протяжении столетий существовала в тени христианства, истребившего гностиков, потом манихеев и катаров, но не сумевшего искоренить эту ересь до конца. Христианство выразило одно из психолог. состояний начала нашей эры, тогда как остальные подверглись вытеснению и подавлению. Но стоило ослабеть христианству, и начался выход на поверхность иных психич. сил, связанных с архетипами коллективного бессознательного.

Бессознательное живет своей жизнью, в нем нет прошлого и настоящего, в нем продолжается работа, начавшаяся тысячелетия тому назад. Истор. корни символики совр. сновидений обнаруживаются Ю. в гностицизме. В бессознательном нынешних европейцев происходит замена Троицы христианства Четверицей. Земное, темное, женское начало - четвертый элемент - был исключен из символа веры христиан и низвергнут "во тьму внешнюю". Сейчас он возвращается, возникает новое религ. состояние. Эти идеи были развиты Ю. в теол. доктрину в ряде поздних работ ("Ответ Иову" и др.).

Тем самым учение Ю. выступает как бы в нескольких обличиях. В существующих почти во всех странах Запада ин-тах аналитич. психологии осуществляется подготовка квалифицированных психотерапевтов, к-рые совсем не обязательно разделяют увлечения Ю. астрологией или алхимией. Его работы по психологии религии оказали немалое влияние на специалистов в области истории религии и мифологии (К. Кереньи, Элиаде и др.). Значительным было влияние его идей на многих писателей, художников, кинорежиссеров. В то же самое время на Ю. сссылаются поклонники разного рода "оккультных" дисциплин, к-рых совершенно не интересуют собственно психол. труды Ю.

Соч.: Gesammelte Werke. Bd. 1-17. Z.; Sttutg., 1958-76; The Collected Works. Bollingen Series. V. 1-20. Prinston, 1976-85; Архетип и символ. М., 1991; Воспоминания, сновидения, размышления. Киев, 1994; Психология бессознательного. М., 1994; О психологии вост. религий и философий. М., 1994; Аналитич. психология: Прошлое и настоящее. М., 1995; Тэвистокские лекции. Киев, 1995; Психол. типы. СПб; М., 1995; 1996; Проблемы души нашего времени. М., 1996; Юнг К. Г., Нейман Э. Психоанализ и искусство. М.; Киев, 1996; Структура психики и процесс индивидуации. М., 1996; Проблемы души нашего времени. М., 1996; Юнг К.Г., Нейманн Э. Психоанализ и искусство. М.; Киев, 1996; Психология и алхимия. М.;

Киев, 1997; Алхимия снов. Четыре архетипа. СПб., 1997.

Лит.: Сэмьюэлз Э., Шортер Б., Плот Ф. Критич. словарь аналитич. психологии К. Юнга. М., 1994; К.Г. Юнг и совр. психоанализ. Вып. 1. М., 1996; Самуэлс Э. Юнг и постъюнгианцы: Курс юнгианского психоанализа. М., 1997; Калина Н.Ф., Тимошук И.Г. Основы юнгианского анализа сновидений. М.; Киев, 1997; Роузен Д. Дао Юнга: Путь целостности. Киев, 1997.

А.М. Руткевич

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Культурология. XX век. Энциклопедия

ЮНГ Карл Густав

Jung), (26 июля 1875 – 6 июня 1961) – швейц. психолог и философ культуры, создатель одного из направлений т.н. глубинной психологии. Начал свою деятельность как ассистент Блейлера (создателя концепции шизофрении) в клинике Цюриха 1898–1909. В своей первой работе "О так называемых оккультных феноменах" ("Zur Psychologie und Pathologie sogenannter occulter Ph?nomene", Lpz., 1902) Ю. стремился соединить теорию Жане о диссоциации личности с учением Э. Гартмана о бессознат. воле. В 1906 Ю., уже известный психиатр, примкнул к учению Фрейда (был президентом основанного им Психоаналитич. об-ва). Однако вскоре Ю. начал пересмотр осн. положений психоанализа, что вызвало разрыв с Фрейдом (в 1913). Ю., в частности, расширил фрейдовское понятие либидо (энергии сексуальных влечений) до психич. энергии как таковой – осн. психич. реальности, не связанной с соматич. сферой и близкой к ?lan vital Бергсона. Несмотря на разрыв, Ю. остается во многом внутренне связанным психоанализом Фрейда. От Фрейда идет общий подход к психике, как к энергетич. системе, представление о противоречивости ("биполярности") влечений и о наличии в психике противоположно заряженных "полюсов", учение о т.н. психич. инстанциях. Расхождения с Фрейдом начинаются с коренного различия в понимании природы психического: для Фрейда психика – открытая система, питаемая энергией соматич. влечений, для Ю. же – она автономная, закрытая сфера, функционирующая на основе принципа компенсации, количество энергии в к-рой остается постоянным. Ю. отвергает положение Фрейда об инфантильной этиологии неврозов и черт характера, усматривая в психоанализе не проникновение в прошлый опыт, а лишь игру проекций, направленных в детство. Отсюда у Ю. сдвиг с анализа прошлого на анализ настоящего. Важно также различие у Фрейда и Ю. в подходе к сновидениям и их символике: для Фрейда символ всегда нечто, требующее рацион. истолкования; это относительно случайный образ, скрывающий более глубокую реальность (различие явного и латентного содержания сновидений); для Ю., напротив, сам образ сновидения не случаен, он есть прямое выражение бессознат. сферы, а не ее маскировка. В концепции Ю. психич. бытие (Psyche) понимается в традиции Фрейда – как сложное единство разнородных, но взаимосвязанных систем. Таковы у Ю. – Я (Эго), Маска (Persona), Тень (Schatten, Ombra), образ души (Anima), лично-бессознательное с комплексами, коллективное бессознательное с архетипами. Всех их должна объединить самость (das Selbst), интеграция к-рой с Я есть конечная цель развития личности (индивидуации). От собственно Я, понятие к-рого Ю. специально не разработал, Ю. отличает его Маску, или "социальную кожу" личности. Служа защитой для Я, Маска может стать и источником его деградации, подменяя собой и обезличивая внутреннее Я (диктатура Man у Хайдеггера, ср. Отчуждение), достижение же гармонии Маски с Я ставится у Ю. одной из задач терапии. Понятие темного двойника Я, или Тени, Ю. заимствует из опыта душевнобольных и соч. романтиков. Это – темная и приземленная часть личности ("ветхий человек"). В отличие от "Оно" (Фрейда), к-рое безлично, Тень у Ю. прежде всего есть нечто личное, "мое зло", на к-ром "покоится" Я, его нельзя просто изгнать или отбросить, но лишь раскрыть в себе. Такая "встреча с собств. тенью", по Ю., – необходимый этап развития личности. [Этажом ниже Ю. помещает иногда еще некоего "зверочеловека" (Tiermensch) – область чисто животных инстинктов.] Образ души, Anima трактуется как часть психики, выполняющая функции связи между Я и бессознательным. Источником ее служит материнское imago (внутр. образ), что связывает ее с архаическими и инфантильно сексуальными источниками. Это некий идеальный образ, не интегрирующийся с Я, "омываемый чувством", в к-ром "сливаются представления матери, женщины и души". Однако в своей обычной манере Ю. "компенсирует" это утверждение другим. Anima – лишь отраженное действие меньшинства женских генов в мужском организме (см. "Psychologie et r?ligion", P., 1958, p. 54). Ю. выдвигает и мужского двойника Anima – Animus, в к-ром объединяются представления "отца, мужчины и героя", носителя мужественных и интеллектуальных черт. Отсюда известная идея Ю. о том, что бессознательное наделено чертами др. пола, и человек в его целостности всегда двуполое существо (андрогин). Если Фрейд рассматривает бессознательное как результат вытеснения, причем сам вытесненный материал, потеряв контакт с Я, подвергается деградации, то Ю., напротив, уже в ранних работах выдвигает понятие комплекса, т.е. организации бессознат. материала в системы устойчивых связей. Гл. внимание Ю. уделяет не "интенционально забытому" (вытесненному), но бессознательному по самой своей природе, к-рое никогда не было осознано. Это приводит Ю. к выводу о наличии более глубоко лежащей и обширной области коллективного бессознательного. К этому понятию он подходит уже в первой крупной работе "Метаморфозы и символы либидо" ("Wandlungen und Symbole des Libido", W., 1912). Выработке этой концепции способствовали наблюдения Ю., выявившие древнейшие мифологич. мотивы в снах совр. людей, а также сходство между бредом параноиков и древнейшими космогонич. и эсхатологич. идеями. Это ставило вопрос о смысле самих древнейших общечеловеч. образов или, по Ю., архетипов. Для осмысления этого понятия Ю. нередко ссылается на соч. древних оккультистов, гностиков и отцов церкви. Однако наряду с этим Ю. дает определения архетипов в духе позитивизма и даже бихевиоризма, как специфически человеч. форм поведения, стремится опереться на биологию, выводя архетипы из теории энграммы или мозговых следов или даже из новейших теорий о роли рецессивных генов. В целом в поздних работах Ю. склоняется к представлению об архетипе как некой схеме организации внешнего опыта. Столь же неоднородны у Ю. и определения коллективного бессознательного, выступающего то как отложение в душе всей совокупности предшествующего филогенетич. опыта (см. "Seelenprobleme der Gegenwart", Z.–Lpz.–Stuttg., 1931, S. 326), то как выражение "духа времени" в психике индивида, близкое к коллективным представлениям франц. социологич. школы Дюркгейма – Леви-Брюля; в таком случае оно выступает уже как "групповое" бессознательное. Ю. допускал иногда еще и особое "расовое бессознательное", что открывало возможность истолкований в духе тоталитарной и расовой мистики, к-рое было в ходу в нацистской Германии (хотя в последние годы "рейха" учение Ю. было признано вредным). Наряду с опорой на наследств. и филогенетич. основы личности Ю. выдвинул в своей системе и противоположный принцип – творч. развития личности, ее стремления к достижению целостности и интеграции (процесс индивидуации или достижения подлинного Я). В этом – конечная цель системы терапии Ю., к-рую он стремится связать с древними учениями об "иск-ве жизни". Этот путь "самостановления" (Selbstwerdung) или восхождения по лестнице ценностей Ю. усматривает, напр., в учении гностиков, христ. аскезе, опыте различных мистиков, в инд. Хатха-Йоге и даже в шаманизме (см. "Von den Wurzeln des Bewu?tseins", Z., 1954, S. 424 ff). В конечном счете подлинное Я в учении Ю. совпадает с космич. Я в духе имманентизма инд. мистики. Само отношение к религии у Ю. двусмысленно. Приписывая чисто психологические, вернее психотерапевтические, функции и роль сугубо личного переживания, он по существу отрицает за религией к.-л. онтологич. статус, хотя двойственность понятия архетипа и здесь открывает возможности различных толкований. В поздних работах Ю. обращается, в частности, к системам вост. философии, напр. дает психологич. комментарий к тибетской "Книге мертвых" ("Das Tibetanische Totenbuch", Z., 1935), ставя, в частности, вопрос о различии в понимании психического в вост. и зап. философии. "Восточная мудрость", утверждает Ю., не знает принципа каузальности и потому не создала науки. Но зато вместо времени она в опыте медитации исследовала мгновение (комментарий Ю. в таоистской кн. "Тайна золотого цветка" – "Das Geheimnis der goldenen Bl?te", M?nch., 1929). Сам Ю. на этой основе стремится разработать парадоксальную теорию "акаузальной синхронной связи": внешние и внутр. события, "синтезируя" мгновение, входят при этом в особую внутр. связь, на улавливании к-рой и основана деятельность древних оракулов и астрологов, а также парапсихологич. явления. Ю. разработана новая психологич. концепция алхимии ("Paracelsica", Z.–Lpz., 1942; "Psychologie und Alchemie", Z., 1944). Лишь в одной из последних работ Ю. обращается к теме нашего времени ("Летающие тарелки. Новейший небесный миф" – "Ein moderner Mythus. Von Dingen die am Himmel gesehen werden", Z. – Stuttg., 1958). С т. зр. Ю., летающие тарелки – это родившийся у нас на глазах миф, вызванный страхом гибели в атомной войне. Несмотря на критику в адрес Ю. за темноту изложения и принципиальную двусмысленность, его влияние широко распространилось в кругах художеств. интеллигенции (Т. Манн, Дж. Джойс, Т. Элиот, Г. Мур, Г. Рид, Г. Хессе и мн. др.). Благосклонный прием, протестант по воспитанию, Ю. нашел у католич. теологов, поскольку его концепция архетипа в какой-то мере отвечала традиционной склонности к сочетанию психологизма с властью универсалий, типичной для католицизма. Характерно отсутствие интереса к Ю. в связанной с протестантизмом экзистенциальной философии, для к-рой Ю. оказывается недостаточно антропологичным. Особенно велико влияние Ю. в области мифологии и истории культуры. Наиболее известные в этой области юнгианцы: сотрудник Ю. эллинист К. Кереньи, М. Элиаде (автор работ по типологии религ. символов), а также индолог Г. Циммер; с Ю. сотрудничали физики Шредингер и В. Паули. Идеи Ю. получают отражение в междунар. ежегоднике "Eramos – Jahrbuch" (Z., 1933–), в работах Центра гуманистич. исследований (Падуя-Аскона), ежегоднике по философии культуры "Antaios". Как организованное движение юнгианство оформилось лишь после 2-й мировой войны, когда влияние Ю. в целом возросло. В 1948 был создан Ин-т Юнга (С. G. Jung-Institut) в Цюрихе, а в 1958 организовано Междунар. об-во аналитич. психологии (с 1955 в Англии выходит также журн. "Journal of Analytical Psychology"); об-во провело свой 1-й междунар. конгресс в Цюрихе. Однако уже на 2-м конгрессе в 1962 произошел раскол по вопросу о природе архетипа. Д. Ляликов. Москва. В ортодоксальном фрейдизме для Ю. были неприемлемы реликты "дурного 20 в.", т.е. механистич. методологии, ориентированной на то, чтобы без остатка свести более сложные формы бытия к какому-либо одному элементарному началу (у Фрейда – к сексуальности). Важнейшие разногласия между Фрейдом и Ю. обнаружились в восприятии феномена "духа", культуры: "Стоило проступить в каком-либо человеке или художественном произведении отблеску духовности, как Фрейд ставил его под подозрение и усматривал в нем вытесненную сексуальность... Если продумать логически его гипотезу до конца, это будет уничтожающим приговором над культурой. Культура окажется пустым фарсом, болезненным результатом вытесненной сексуальности" (Jung С. G., Erinnerungen, Tr?ume, Gedanken..., Z.–Stuttg., 1961, S. 152). При этом в полемике с фрейдизмом Ю. регулярно воспроизводит ходы мысли предромантич. и романтич. мыслителей от Гете до Шеллинга, работавшие против "плоского" рационализма франц. типа. В частности, фрейдовскому подходу к сновидениям, мифам и т.п. как к подлежащему механич. дешифровке иносказательному языку подсознания противопоставляется гетевско-шеллингианская теория символа, к-рый, в отличие от рассудочной аллегории, не просто "означает" нек-рое внеположное его форме содержание, но сам есть это содержание, внутренне единое с ним в качестве содержат. формы (ср. Ф. В. Шеллинг, Философия искусства, М., 1966, с. 106–12). Ю. "никогда не мог согласиться с Фрейдом, что сновидение – это некий "фасад", за которым спрятан его смысл" ("Erinnerungen, Tr?ume, Gedanken...", Z.–Stuttg., 1961, S. 165). Приняв и развив гипотезу Фрейда о спонтанной "психич. энергии", Ю. отказался от однозначного истолкования последней как сексуального либидо. Ю. на конкретных примерах доказал, что сексуальные образы и понятия (в частности, мотив инцеста) постоянно обладают в индивидуальных сновидениях и коллективном мифотворчестве сложным символич. содержанием и этому содержанию, а не чисто биологич. моментам обязаны своим распространением. На тех же основаниях Ю. отверг и адлеровскую абсолютизацию "воли к власти". Однако эти высказывания Ю. сопровождаются внутренне необязательными филос. формулировками. Малоконкретны юнговские рецепции кантианства, выступающие в функции защитных реакций против неправомерной постановки вопроса об "окончательном" смысле символики сновидений и мифов; именно потребность в аргументах для отклонения этого вопроса побуждает Ю. спорадически ссылаться на "критицизм" и на понятие "вещи в себе". С др. стороны, со всей суммой агностич. и скептич. деклараций мало гармонирует попытка самого Ю. сконструировать весьма смелую модель психич. мира с архетипом в основании. Однако истолкование этого центр. понятия своей психологии Ю. оставлял открытым. Его можно, оставаясь в пределах рационализма, связать с биологич. механизмом наследственности или, что было бы более убедительным, с социологич. аспектом психологии (эта тенденция у Ю. стимулировалась влиянием Леви-Брюля); при таком понимании идея коллективного бессознательного лишается всякого мистич. характера и оказывается весьма понятным коррективом к плоскому индивидуализму Фрейда. Однако в концепции коллективного бессознательного есть и др. возможности; из научной рабочей гипотезы она может легко перейти в модернизированную форму филос. мифа в стиле веданты или Плотина, согласно к-рому человеч. индивидуальное самосознание – иллюзорный эпифеномен внеличной духовной субстанции (брахмана, мировой души – ср. также мировую волю Шопенгауэра). Ю. не отказывается от далеко заходящей игры с такими возможностями, что, в свою очередь, открывает доступ для допущений, стоящих на грани оккультизма (коллективное бессознательное как кладовая всечеловеч. знания, как место загробного существования душ и т.п. – продолжение линии, намеченной "Опытом о духовидении" Шопенгауэра). Здесь позиция Ю. резко контрастирует с позитивизмом Фрейда, искавшего в любой форме мистики только материал для психоаналитич. "разоблачений" (бескомпромиссный атеизм Фрейда также чужд Ю.). Очевидно, однако, что вся "метафизика" позднего Ю. никак прямо не вытекает из гипотезы об архетипах. Внутренне двойствен облик концепции коллективного бессознательного и перед лицом историч. проблематики. Когда Ю. в противовес биологизму Фрейда показывает, что уже бессознат. сфера человеч. психики имеет историч. измерение, это наблюдение нельзя не признать убедительным; более сомнительны соображения относительно того, что всякий сдвиг в социальном сознании людей во времени предваряется сдвигами в коллективном бессознательном; наконец наименее позитивны попытки Ю. изобразить историю людей как историю архетипов, что служит крайней мифологизации историч. процесса. Соч.: The collected works, v. 1–20, L., 1953–64; Gesammelte Werke, Bd 1–, Z., 1958–; ?ber die Energetik der Seele, Z., 1928; Aufs?tze zur Zeitgeschichte, Z., 1946; Wirklichkeit der Seele, 3 Aufl., Z., 1947; Die Beziehungen zwischen dem Ich und Unbewussten, 5 Aufl., Z., 1950; Seelenprobleme der Gegenwart. Vortr?ge und Aufs?tze, 5 Aufl., Z., 1950; Einf?hrung in das Wesen der Mythologie, 4 Aufl., Z., 1951 (совм. с К. Ker?nyi); Symbolik des Geistes. Studien ?ber psychische Ph?nomenologie, Z., 1953; Antwort auf Hiob, 3 Aufl., Z.–Stuttg., 1961; в рус. пер. – Психоз и его содержание, авториз. пер. с нем. В. Этельбаум, СПБ, 1909; Психологич. типы, пер. Е. И. Рузера, предисл. И. Ермакова, М., [1924]; то же, пер. С. Лорие, Цюрих, 1929. Лит.: Асатиани M. M., Совр. состояние вопроса теории и практики психоанализа по взглядам Ю., М., 1910; Хюбшер ?., Мыслители нашего времени, пер. с нем., М., 1962, с. 156–61; Аверинцев С., "Аналитич. психология" К. Г. Ю. и закономерности творч. фантазии, "Вопр. лит-ры", 1970, No 3; Progoff I., Jung´s psychology and its social meaning, N. Y., 1953; Martin P. W., Experiment in depth. A study of the work of Jung, Eliot and Toynbee, L., 1955; Jacobi J., Die Psychologie von С. G. Jung, 4 Aufl., Z.–Stuttg., 1959; Вaudouin Сh., L´oeuvre de Jung et la psychologie complexe, P., 1963. С. Аверинцев. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ЮНГ КАРЛ ГУСТАВ

1875–1961)   Швейцарский психолог и философ, основатель «аналитической психологии». Развил учение о коллективном бессознательном, в образах которого (то есть архетипах) видел источник общечеловеческой символики, в том числе мифов и сновидений («Метаморфозы и символы либидо»). Цель психотерапии, по Юнгу, — осуществление индивидуализации личности. Оказал влияние на культурологию, сравнительное религиоведение и мифологию. Карл Юнг родился 26 июля 1875 года в Кессвиле, кантон Тургау, на берегу живописного озера Констанц в семье пастора швейцарской реформаторской церкви, дед и прадед со стороны отца были врачами. Учился в Базельской гимназии, любимыми предметами гимназических лет были зоология, биология, археология и история. В апреле 1895 года поступил в Базельский университет, где изучал медицину, но затем решил специализироваться по психиатрии и психологии. Помимо этих дисциплин интересовался философией, теологией, оккультизмом. По окончании медицинского факультета Юнг написал диссертацию: «О психологии и патологии так называемых оккультных явлений», оказавшуюся прелюдией к его длившемуся почти 60 лет творческому периоду. Основанная на тщательно подготовленных спиритических сеансах со своей необычайно одаренной медиуматическими способностями кузиной Хелен Прейсверк, работа Юнга представляла описание ее сообщений, полученных в состоянии медиуматического транса. В 1900 году Юнг переехал в Цюрих и стал работать ассистентом у известного в то время врача-психиатра Юджина Блейлера в больнице для душевнобольных Бургхольцли (пригород Цюриха). Он поселился на больничной территории, и с этого момента жизнь молодого сотрудника стала проходить в атмосфере психиатрического монастыря. Блейлер от себя и сотрудников требовал точности, аккуратности и внимательности к пациентам. На территории больницы царил сухой закон. Юнг упоминает, что первые шесть месяцев он провел совершенно отрезанный от внешнего мира и в свободное время читал. Вскоре он начал публиковать свои первые клинические работы, а также статьи по применению разработанного им же теста словесных ассоциаций Юнг пришел к выводу, что посредством словесных связей можно обнаружить («нащупать») определенные совокупности (констелляции) чувственно окрашенных (или эмоционально «заряженных») мыслей, понятий, представлений и тем самым дать возможность выявиться болезненным симптомам. В 1907 году Юнг опубликовал исследование о раннем слабоумии (эту работу Юнг послал Зигмунду Фрейду), несомненно повлиявшее на Блейлера, который спустя четыре года предложил термин «шизофрения» для соответствующей болезни. Встреча с Фрейдом обозначила важную веху в научном развитии Юнга. К моменту личного знакомства в феврале 1907 года в Вене, куда Юнг приехал после непродолжительной переписки, он был уже широко известен как своими опытами в словесных ассоциациях, так и открытием чувственных комплексов. Используя в опытах теорию Фрейда, Юнг не только объяснял свои собственные результаты, но и поддерживал психоаналитическое движение как таковое. Встреча положила начало тесному сотрудничеству и личной дружбе, продолжавшимся вплоть до 1912 года. Фрейд был старше и опытнее, и нет ничего странного в том, что он стал для Юнга в некотором смысле отцовской фигурой. Со своей стороны, Фрейд уверовал в то, что наконец-то нашел в лице Юнга своего духовного «сына» и последователя. Бесценным даром для всей истории психоанализа является их многолетняя переписка, составившая полновесный том. В феврале 1903 года Юнг женился на двадцатилетней дочери преуспевающего фабриканта Эмме Раушенбах (1882–1955), с которой прожил вместе пятьдесят два года, став отцом четырех дочерей и сына. Вначале молодые поселились на территории клиники Бургхольцли, заняв квартиру этажом выше Блейлера, а позже — в 1906 году — переехали в собственный дом в пригородное местечко Кюснахт, что неподалеку от Цюриха. Годом раньше Юнг начал преподавательскую деятельность в Цюрихском университете. В 1909 году вместе с Фрейдом и другим психоаналитиком — венгром Ференчи, работавшим в Австрии, Юнг впервые приехал в Соединенные Штаты Америки, где прочел курс лекций о методе словесных ассоциаций. Университет Кларка в штате Массачусетс, пригласивший европейских психоаналитиков и праздновавший свое двадцатилетнее существование, присудил Юнгу вместе с другими почетную степень доктора. Международная известность, а с ней и частная практика, приносившая неплохой доход, постепенно росли, так что в 1910 году Юнг оставил свой пост в Бурхгольцльской клинике (к тому времени он стал клиническим директором) и расширил частную практику у себя в Кюснахте, на берегу Цюрихского озера. В это время Юнг становится первым Президентом международной Ассоциации психоанализа и погружается в свои глубинные исследования мифов, легенд, сказок в контексте их взаимодействия с миром психопатологии. Появляются публикации, довольно четко обозначившие область последующих интересов Юнга, а также границу идеологической независимости от Фрейда во взглядах обоих на природу бессознательного психического. Словом, «отступничество» Юнга было неизбежно, и последовавшие события привели к тому, что в 1913 году между двумя великими людьми произошел разрыв, и в науке каждый пошел своим путем, следуя своему творческому гению. Юнг очень остро переживал свой разрыв с Фрейдом. Фактически это была личная драма, духовный кризис, состояние внутреннего душевного разлада на грани глубокого нервного расстройства. «Он не только слышал неведомые голоса, играл, как ребенок, или бродил по саду в нескончаемых разговорах с воображаемым собеседником, — замечает один из биографов в своей книге о Юнге, — но и серьезно верил, что его дом населен привидениями». Драма расставания обернулась для тридцативосьмилетнего Юнга возможностью большей свободы развития своей собственной теории содержаний бессознательного психического. В работах его все более выявляется интерес к архетипическому символизму. В личной жизни это означало добровольный спуск в «пучину» бессознательного. В последовавшие шесть лет (1913–1918) Юнг прошел через этап, который он сам обозначил как время «внутренней неопределенности» или «творческой болезни» Юнг пытался понять значение и смысл своих сновидений и фантазий и описать это — насколько возможно в терминах повседневной жизни. В результате получилась рукопись в 600 страниц, иллюстрированная множеством рисунков образов сновидений и названная «Красной книгой». (По причинам личного характера она никогда не публиковалась.) Пройдя через личный опыт конфронтации с бессознательным, Юнг обогатил свой аналитический опыт и создал новую систему аналитической психотерапии и новую структуру психического. Юнг считал исследование психики наукой будущего. Для него актуальная проблема человечества заключалась не столько в угрозе перенаселения или ядерной катастрофе, сколько в опасности психической эпидемии. В судьбе человечества решающим фактором является сам человек, его психика. Еще конкретнее этот «решающий фактор» сфокусирован и сконцентрирован в бессознательной психике, являющейся реальной угрозой; «мир висит на тонкой нити, и эта нить — психика человека». В 1920-е годы Юнг совершает ряд длительных увлекательных путешествий, предпринятых им в различные районы Африки и к индейцам Пуэбло в Северной Америке. Отчет об этих исследовательских поездках (включая еще и поездку в Индию, состоявшуюся позже, в 1938 году), а точнее, своеобразное культурно-психологическое эссе составили позднее главу «Путешествия» в автобиографической книге Юнга «Воспоминания, сновидения, размышления». В отличие от беззаботно-любопытствующих туристов, Юнг смог взглянуть на другую культуру с точки зрения раскрытия содержащегося в ней смысла; он полагает, что сама история имеет известный общечеловеческий универсальный смысл, в рамках которого возможно взаимодействие и культур, и времен. Вначале 1920-х годов Юнг познакомился с известным синологом Рихардом Вильгельмом, переводчиком известного китайского трактата «Книга перемен», и вскоре пригласил его прочесть лекцию в Психологическом клубе в Цюрихе. Юнг живо интересовался восточными гадательными методами и сам с некоторым успехом экспериментировал с ними. Он также участвовал в те годы в ряде медиуматических экспериментов в Цюрихе совместно с Блейлером. Сеансами руководил известный в те годы австрийский медиум Руди Шнайдер. Юнг долгое время отказывался делать какие-либо заключения по поводу этих экспериментов и даже избегал всякого о них упоминания, но впоследствии открыто признавал реальность этих феноменов. Он также проявлял глубокий интерес к трудам средневековых алхимиков, в лице которых увидел провозвестников психологии бессознательного. В 1923 году Юнг приобрел небольшой участок земли на берегу Цюрихского озера в местечке Боллинген, где он выстроил здание башенного типа и где в тишине и уединении проводил воскресные дни и отпуск. Здесь не было ни электричества, ни телефона, ни отопления Пища готовилась на печи, вода доставалась из колодца. Как удачно заметил Элленбергер, переход из Кюснахта в Боллинген символизировал для Юнга путь от эго к самости, или, другими словами, путь индивидуализации. В 1930-е годы Юнг был удостоен титула почетного президента Психотерапевтического общества Германии. В ноябре 1932 года цюрихский городской совет присудил ему премию по литературе, приложив к ней чек на 8000 франков. В1933 году в Германии к власти пришел Гитлер. Психотерапевтическое общество было немедленно реорганизовано в соответствии с национал-социалистическими принципами, а его президент Эрнст Кречмер подал в отставку. Президентом Международного Общества стал Юнг, но само Общество стало действовать по принципу «крышечной организации», состоящей из национальных обществ (германское общество было лишь одним из них) и индивидуальных членов. Как впоследствии объяснял сам Юнг, это была своего рода увертка, позволившая психотерапевтам-евреям, исключенным из германского общества, оставаться внутри самой организации. В связи с этим Юнг отверг всяческие обвинения относительно его симпатий к нацизму и косвенных проявлений антисемитизма. В 1935 году Юнг был назначен профессором психологии швейцарской политехнической школы в Цюрихе, в том же году он основал Швейцарское Общество практической психологии. По мере того как международная ситуация становилась все хуже, Юнг, который до того никогда не выказывал сколь-нибудь явного интереса к мировой политике, стал проявлять к ней все больший интерес. Из интервью, которые он давал в те годы разным журналам можно понять, что Юнг пытался анализировать психологию государственных лидеров и в особенности диктаторов. 28 сентября 1937 года во время исторического визита в Берлин Муссолини Юнг случайно оказался там и имел возможность близко наблюдать поведение итальянского диктатора и Гитлера во время массового парада С этого времени проблемы массовых психозов сделались одним из фокусов внимания Юнга. Другой поворотный пункт в жизни Юнга следует отнести в концу Второй мировой войны. Он сам отмечает этот момент в своей автобиографической книге. В начале 1944 года, пишет Юнг, он сломал ногу, а также у него приключился инфаркт, во время которого он потерял сознание и почувствовал, что умирает. У него возникло космическое видение, в котором он рассматривал нашу планету со стороны, а самого себя не более, чем сумму того, что он когда-то сказал и сделал в течение своей жизни. В следующий момент, когда он собирался переступить порог некоего храма, он увидел своего доктора, идущего ему навстречу. Вдруг доктор принял черты короля острова Кос (родина Гиппократа), чтобы вернуть его обратно на землю, и у Юнга возникло такое чувство, что жизни доктора что-то угрожало, в то время как его, Юнга, собственная жизнь была спасена (и действительно, через несколько недель его врач неожиданно умер). Юнг отметил, что впервые почувствовал горькое разочарование, когда вернулся обратно к жизни. С этого момента что-то изменилось в нем бесповоротно, и его мысли приняли новое направление, что можно увидеть и из его работ, написанных в то время. Теперь он сделался «мудрым старцем из Кюснахта». К концу своей жизни Юнг все меньше отвлекался на внешние перипетии каждодневных событий, все более проявляя свое внимание и интерес к общемировым проблемам. Не только угроза атомной войны, но и все возрастающая перенаселенность Земли и варварское уничтожение природных ресурсов наряду с загрязнением природы глубоко волновали его. Возможно, Юнг почувствовал гораздо раньше других, какая угроза нависла над человечеством. Поскольку на кон поставлена судьба человечества, то естественно спросить а не существует ли архетип, который представляет, так сказать, целое человечества и его судьбу? Юнг видел, что почти во всех мировых религиях такой архетип существует и обнаруживает себя в образе так называемого изначального (первочеловека) или космического человека, антропоса. Антропос, гигантский космический человек олицетворяет жизненный принцип и смысл всей человеческой жизни на Земле (Имир, Пуруша, Панку, Гайомарт Адам). Сотрудничество Юнга в последние годы жизни с физиком Вольфгангом Паули привело обоих к убеждению, что изучение физиками глубин материи, а психологами — глубин психического, могут быть лишь разными способами подхода к единой, скрытой реальности. Ни психология не может быть достаточно «объективной», поскольку наблюдатель неизбежно влияет на наблюдаемый эффект, ни физика, не способная на субатомном уровне измерить одновременно количество движения и скорость частицы. Принцип дополнительности, ставший краеугольным камнем современной физики, применим и к проблемам души и тела. В течение всей жизни у Юнга возникало впечатление последовательности разных внешне не связанных друг с другом событий, происходящих одновременно. Скажем, смерть одного человека и тревожный сон у его близкого родственника, случившиеся одномоментно. Юнг ощущал, что подобные «совпадения» требовали какого-то дополнительного объяснения, кроме утверждения о некоей «случайности». Такой дополнительный принцип объяснения Юнг назвал синхронностью. По мнению Юнга, определенные изменения в состоянии психики Сведенборга дали ему временный доступ к «абсолютному знанию» — к области, где преодолеваются границы времени и пространства. Восприятие структур упорядочивания воздействует на психическое как смысл. В 1955 году в честь восьмидесятилетия Юнга в Цюрихе состоялся Международный конгресс психиатров под председательством Манфреда Блейлера, сына Юджина Блейлера (у которого Юнг начинал свою карьеру психиатра в Бурхгольцли). Юнгу предложили сделать доклад о психологии шизофрении, теме, с которой начались его научные исследования в 1901 году. В ноябре 1955 года он пережил большое горе — умерла его жена Эмма, бессменный спутник на протяжении более полувека. Из всех великих пионеров глубинной психологии Юнг был единственным, чья жена стала его учеником, усвоила его методы и приемы и на практике применяла его психотерапевтический метод. С годами Юнг ослабевал физически, но его ум оставался живым и отзывчивым. Он поражал своих гостей размышлениями о тайнах человеческой души и будущем человечества. В восемьдесят пять лет Карл Густав Юнг получил титул почетного гражданина Кюснахта, в котором поселился в далеком 1909 году. Мэр торжественно вручил «мудрому старцу» церемониальное письмо и печать, а Юнг выступил с ответной речью, обратившись к собравшимся на своем родном базельском диалекте. Незадолго до смерти Юнг завершил работу над своей автобиографической книгой, «Воспоминания, сновидения, размышления», ставшей бестселлером в западном мире, а также вместе со своими учениками написал увлекательную книгу «Человек и его символы», популярное изложение основ аналитической психологии. Карл Густав Юнг умер в своем доме в Кюснахте 6 июня 1961 года. Прощальная церемония состоялась в протестантской церкви Кюснахта. Местный пастор в погребальной речи назвал покойного «пророком, сумевшим сдержать всеохватывающий натиск рационализма и давшим человеку мужество вновь обрести свою душу». Два других ученика Юнга — теолог Ганс Шер и экономист Юджин Бюлер отметили научные и человеческие заслуги своего духовного наставника. Тело было кремировано, а пепел захоронен в семейной могиле на местном кладбище      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих мыслителей

Найдено схем по теме ЮНГ Карл Густав — 0

Найдено научныех статей по теме ЮНГ Карл Густав — 0

Найдено книг по теме ЮНГ Карл Густав — 0

Найдено презентаций по теме ЮНГ Карл Густав — 0

Найдено рефератов по теме ЮНГ Карл Густав — 0