ТРОЦКИЙТРОШИН

ТРОЦКИЙ Лев Давидович

Найдено 2 определения термина ТРОЦКИЙ Лев Давидович

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [постсоветское]

ТРОЦКИЙ (Бронштейн) Лев (Лейба) Давидович (1879-1940)

профессиональный революционер, один из вождей Октябрьского (1917) переворота в России. Идеолог, теоретик, пропагандист и практик российского и международного коммунистического движения. Т. многократно арестовывался, заключался в тюрьму, ссылался и высылался. После Октябрьского переворота - народный комиссар Республики по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета Республики, член Политбюро ЦК партии большевиков. Один из вдохновителей и организаторов "красного террора", концентрационных лагерей, заградительных отрядов и системы заложничества. Отождествление коммунистической революции в России с воплощением еврейского заговора вероятно в наибольшей степени связано с именем Т. Исключен из партии в результате фракционной борьбы (1927), выслан из СССР (1929). Осуществлял идеологическую и практическую подготовку перманентной мировой социалистической революции. Убит по приказу Сталина. В многочисленных книгах и статьях: "1905" (1922), "Как вооружалась революция" (1923), "Уроки Октября" (1924), "О Ленине. Материалы для биографа" (1924), "Перманентная революция" (1930), "Сталинская школа фальсификаций: Поправки и дополнения к литературе эпигонов" (1932), "Преданная революция" (1936) и др. Т. предпринимались систематические попытки теоретического осмысления и объяснения революционных событий в России. Несмотря на явное стремление придать собственным изысканиям концептуальность и социально-философское звучание в них доминировали мотивы фанатизма революционистского толка, сиюминутной политической борьбы и самооправдания. Т. явился первым из российских революционеров-практиков, обратившим внимание на несвободный, антидемократический и отчужденный характер власти, формировавшейся в России после 1917, на бюрократический характер нового политического режима. Уже в начале 20-х Т. определил партийно-советский аппарат в СССР как особый общественный слой и существенно значимый элемент социально-политической структуры. Анализируя "уроки Октября", Т. приблизился к пониманию того, что одной из главных предпосылок возникновения всемогущей бюрократии выступают теория и практика идей "партии нового типа" и "построения социализма в одной стране". Тем не менее, оставаясь под властью большевистских иллюзий, Т. усматривал перспективы мирового революционного процесса в осуществлении криминогенной идеи Маркса о перманентной революции, т.е. фактически о гражданской войне планетарного масштаба. В книге "Преданная революция", известной также под названием "Что такое СССР и куда он идет" Т. истолковал генезис советской бюрократии как результат последовательного нарастания реакционных устремлений в стане победителей. По его мнению, период великих надежд, иллюзий и чудовищного напряжения сил трансформировался в полосу "усталости, упадка и прямого разочарования в результатах переворота". Захват командных постов в обществе героями гражданской войны - командирами Красной Армии - обусловил антидемократические методы управления страной и отчуждение подавляющего большинства населения от политической власти. Т. особо отмечал, каким огромным шагом назад и источником рецидивов "истинно российского варварства" стал "советский Термидор", принесший малокультурной партийно-советской бюрократии полную независимость и бесконтрольность, а народным массам - "хорошо знакомую заповедь повиновения и молчания". По Т., "бедность и культурная отсталость масс еще раз воплотились в зловещей фигуре повелителя с большой палкой в руках. Разжалованная и поруганная бюрократии снова стала из слуги общества господином его. На этом пути она достигла такой социальной и моральной отчужденности от народных масс, что не может уже допустить никакого контроля ни над своими действиями, ни над своими доходами". Т. отмечал, что по самой сути своей бюрократия является насадительницей и охранительницей системы неравенства, привилегий и преимуществ, порожденной бедностью общества предметами потребления с вытекающей отсюда борьбой всех против всех. Только бюрократия, по его мнению, "знает, кому давать, а кто должен подождать". В результате подъем благосостояния "командующих слоев" сопровождается невиданным в истории "новым социальным расслоением". При этом уравнительно-нищенский характер зарплаты трудящихся убивает личную заинтересованность в результатах труда и тормозит развитие производительных сил. Осуществленный Т. анализ ряда существенных тенденций в эволюции советского общества, будучи неизбежно ограниченным как категориально-понятийными средствами догматизированной марксовой парадигмы социального анализа, так и революционистскими иллюзиями, предвосхитил появление достаточно заметной обновленческой традиции в идеологии социалистического и коммунистического толка. Проблема отчуждения людей при социализме от продуктов собственного труда и от политической власти была не только легитимизирована для международной радикальной интеллигенции левой ориентации, но и приобрела статус атрибутивно сопряженной с процедурами социально-философского и социологического планирования последствий революционно-утопических экспериментов.

А.А. Грицанов, В.И. Овчаренко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

ТРОЦКИЙ (наст. фам. Бронштейн) Лев Давидович

26.10(7.11).1879, д. Яновка Елисаветградского у. Херсонской губ. - 21.08.1940, Мехико) - политический деятель, публицист. Род. в зажиточной еврейской семье колониста; учился в Одесском, затем Николаевском училищах; в Николаеве начал свою революционную деятельность в кружке народнического направления, контактировавшего с "Южно-русским рабочим союзом"; по делу этого Союза арестован в 1898 г. Находясь в одесской тюрьме, Лев Бронштейн принял псевдоним "Троцкий" - по фамилии старшего надзирателя этой тюрьмы. Бежав в 1902 г. из ссылки за границу, Т. знакомится с Лениным, к-рый рекомендовал его для кооптирования в редакцию "Искры", но этому воспротивился Плеханов. После II съезда РСДРП Т. пошел по внефракционному пути "равноудаленности" от большевиков и меньшевиков, что предопределило его особую позицию в российской социал-демократии, получившую название "троцкизм" (этот термин пустил в обращение Милюков), представлявший собой синкретическую теоретическую концепцию и политическую линию, характерную уклонами то в сторону радикализма, заходящего "левее" большевистского (курс на перманентную мировую революцию и на непосредственно социалистическую революцию в России, минуя этап демократической революции), то в сторону социал-демократизма меньшевистского типа, хотя Т. всегда протестовал, когда его называли меньшевиком. Накануне Октябрьской революции Т. стал ближайшим соратником Ленина. После Октября 1917 г. Т. занимал посты наркома по иностранным делам, по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета республики, члена Политбюро ЦК и Исполкома Коминтерна. В 1927 г. Т. был исключен из партии, в 1929 г. выслан из СССР, в 1932 г. лишен советского гражданства. Убит по политическим мотивам. Вместе с Лениным и др. большевиками Т. возлагал надежды на мировую революцию, разделял политику эпохи военного коммунизма. Но вопреки распространенному мнению Т., оставаясь "романтиком" мировой революции, не был сторонником экспорта революции, критиковал ультрареволюционную тактику "левых" коммунистов. Вместе с тем победу "полного и развернутого социализма" он ставил в зависимость от мировой революции, для наступления к-рой отводил от 12 до 40-50 лет, не исключая ситуации, что ее придется ждать "долгие годы" и "десятилетия". Исходная идея Т. -  идея примата жизни, практики и творчества над теорией и над идеями: абсолютный примат сохраняет "суверенный Сапог действительности"; "диалектика исторического развития" - "гораздо более тяжелая телега, чем диалектика теоретического мышления". Соответственно складывались философские симпатии и антипатии Т. Он ставил Гегеля выше Канта, поскольку диалектическая система Гегеля давала определенное представление об исторической действительности, тогда как Кант - всего лишь гениальнейший из формалистов. В марксизме Т. выделял прежде всего аспект предвидения, а в ленинизме - аспект "действенных выводов", практику, политику, хотя высоко оценивал роль Ленина и как теоретика. Не отождествляя философию и науку, Т. максимально сближал их: философию рассматривал как наиболее широкую область обобщения научных данных. Диалектику, считал он, нельзя навязывать фактам, ее нужно извлекать из фактов, из их природы, из их развития. Анализируя периодическую систему Менделеева, он усматривал в ней подтверждение научности диалектики. Углубленное занятие чистой философской теорией в ущерб практике представлялось Т. формализмом. Утилитарно-прагматический подход Т. к марксистскому методу проявлялся в том, что он считал его средством политической ориентации, оружием политической борьбы. В центре концепции бытия у Т. - извечная материя, послушная своим внутренним законам, основа всего сущего, основа жизни Вселенной: человеческое об-во, отдельные человеческие души - это частицы Вселенной, подчиненные общим законам; время и пространство - не категории разума, а формы существования материи. Т. - противник витализма, сторонник механистической редукционистской концепции, согласно к-рой для объяснения физиологических явлений достаточно физики и химии. Свои представления о живой природе он подкреплял аргументами из учения Ч. Дарвина о происхождении видов и борьбе за существование, делая упор при этом на идею чередования эпох относительного равновесия и нарушения равновесия между живой природой и географической средой (закон равновесия он применял также в социальной сфере). Критикуя эмпиризм и сенсуализм, Т. обращался за помощью не к классическому философскому рационализму, а к рефлексологии И. П. Павлова, полагая, что она "целиком идет по путям диалектического материализма" и разрушает стену между физиологией и психологией. С теорией условных рефлексов Т. стремился согласовать психоанализ 3. Фрейда, рассматривая его как частный случай учения Павлова и как рабочую гипотезу, подлежащую экспериментальной проверке. Узловой проблемой философии истории (и социологии) у Т. стала проблема соотношения субъективного и объективного, в решении к-рой он находил теоретическое обоснование возможности активного вмешательства человека как в природу, так и в общественную жизнь. Человек не может и не должен ограничиться лишь познанием материи: его задача - борьба с пространством и временем за подчинение материи. Выбор исторических путей обусловлен объективно, он зависит от людей только до нек-рой степени, но развитие совершается не помимо людей, а через людей, и возникает вопрос: какие у человека есть возможности выбора, в какой степени и в каком объеме люди могут затормозить или ускорить общественное развитие? После смерти Ленина Т. ратовал за коллективные усилия, в частности за коллективное партийное руководство и за создание вместо "вождей-агитаторов" "вождей техники". Он смог разглядеть субъективизм и даже авантюризм Сталина в политике индустриализации и коллективизации, призвал к прекращению "призовой скачки индустрии" и к плановому отступлению от авантюризма при коллективизации. Что касается оценок российской истории, то Россия, по Т., - это исконное евразийское образование, сочетающее архиевропейские и чисто азиатские черты. Отпечаток отсталости России он связывал с географической средой, береговой линией и климатом, менее благоприятным, чем в Западной Европе, с более молодым историческим возрастом страны, с особой ролью самодержавного государства, несамостоятельностью рус. церкви, с пропуском таких культурно-цивилизационных стадий, как Реформация, с бедностью отечественной культуры. Осн. отличие рус. социального развития от зап. Т. усматривал в его запоздалости, медлительности и примитивности, что со временем привело к его катастрофичности. Т. писал о рус. просветителях 60-х гг. XIX в., славянофилах, народниках, о Толстом, В. С. Соловьеве, Менделееве, Бердяеве, Мережковском, П. Б. Струве, Франке и др. Допускал публицистические перехлесты: "В философии у нас нет ничего, кроме третьестепенных учеников и безличных эпигонов" (Соч. Т. 20. С. 337). Вместе с тем он высоко ценил научные и философские заслуги Павлова, Менделеева, школу Белинского - Герцена - Чернышевского - Плеханова. Отрицательно относясь к нормативной этике, в частности И. Канта (но признавая ее историческое значение в борьбе с феодальной идеологией), Т. ратовал за новую, коммунистическую мораль с принципами самоотверженности, энтузиазма, трудовой совести и т. п. Отвергая либеральные нравственные теории индивидуализма, равно как аристократическую мораль сверхчеловека Ф. Ницше, обезличенную мораль "стадности" рус. мужика, растворенного в общине, Т. пропагандировал идеи новой гармонически развитой личности с принципами, не противоречащими общественности и солидарности. Философская концепция Т. - своего рода "инструментальный" марксизм, утилитарный методологизм как средство приспособления к действительности, инструмент овладения ситуацией.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Русская философия: словарь

Найдено схем по теме ТРОЦКИЙ Лев Давидович — 0

Найдено научныех статей по теме ТРОЦКИЙ Лев Давидович — 0

Найдено книг по теме ТРОЦКИЙ Лев Давидович — 0

Найдено презентаций по теме ТРОЦКИЙ Лев Давидович — 0

Найдено рефератов по теме ТРОЦКИЙ Лев Давидович — 0