ТИМАШЕВ Николай СергеевичТИМЕЙ ИЗ ЛОКРА

ТИМЕЙ

Найдено 4 определения термина ТИМЕЙ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [современное]

ТИМЕЙ

название произв. Платона, в котором излагаются его космология и натурфилософия.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

«ТИМЕЙ»

диалог Платона, относящийся к позднему периоду его творчества. Оспорить поздний характер «Т.» пытался Г. Оуэн (1953), объединявший «Т.» в одну группу с «Государством» и др. диалогами среднего периода. Его подверг критике X. Чернис (1957), доказавший, что «Т.» написан позже «Государства», «Теэтета» и «Парменида» и, по всей вероятности, позже «Софиста» и «Политика». Если «Государство» показало, что индивидуальные добродетели лучше всего могут развиться при правильном гос. устройстве, то «Тимей» должен был показать укорененность человека и гос-ва в общекосмич. жизни.

Действующие лица «Т.» - Сократ, пифагореец Тимей из Локр Италийских (по-видимому, реальное историч. лицо, сведений о к-ром помимо «Т.», однако, не сохранилось), афинянин Критий, в доме к-рого происходит беседа (дед тирана Крития, дяди Платона), Гермократ, сиракузский адмирал, разбивший афинскую экспедицию против Сицилии в 415-413. Беседа ведется на Великие панафинеи, праздновавшиеся в разгар лета. Диалог состоит из вводной беседы (17а-27b), в ходе к-рой Критий пересказал предание, некогда привезенное из Египта Солоном - о подвиге жителей древнейших Афин, выступивших против союза городов легендарной Атлантиды (21а-25d), и рассказа Тимея (27с- 92с), составленного наподобие традиционных для ранней натурфилософии соч. «О природе». Речь Тимея - рассказ о создании вечно изменчивого чувств. мира - носит характер «правдоподобного мифа» и состоит из вступления (27 с - 29 d), вводящего необходимые для изложения темы категории бытия и становления, образца и подобия (далее дополненные категориями тождественного и иного, вечности и времени и др.), и трех частей: поскольку космос создан демиургом из сочетания ума и необходимости, 1-я ч. (29d - 47е) рассматривает произведения ума (нуса), 2-я часть (47е - 69а)- произведения ананки (необходимости), а 3-я часть (69а - 92с) - то, что получается из сочетания двух первых начал. В 1-й части рассмотрены первичные элементы, из к-рых состоит космос, создание мировой души, человеч. душ и небесных тел. Во 2-й части рассмотрена проблема материи, к-рая понимается как «то, в чем», пространство («помещение», «вместилище»), восприемница исходящих от ума эйдосов, называется «матерью» и «кормилицей», поскольку она лежит в основе всякого становления и возникновения; ум при этом оказывается «отцом», а возникший мир - «ребенком»; здесь же рассмотрены трансформации первичных элементов, возникновение чувств. ощущений и восприятий. В 3-й части описано строение и функционирование человеч. организма.

Будучи сводкой всех осн. вопросов космо и антропогенеза, «Т.» подвел итог натурфилософии 6-4 вв. до н. э. и лег в основу формирования взглядов на строение космоса в эпоху эллинизма. Он оказал непосредств. влияние на Аристотеля и перипатетическую школу, на Древнюю Академию, стоицизм и - так или иначе - эпикуреизм (критике «Т.» Эпикур посвятил спец. трактат). Метафорич. двусмысленность «Т.» провоцировала при этом различные и иной раз противоположные его толкования - даже в русле ортодоксального платонизма. Так, хотя начиная с Древней Академии и вплоть до позднейших неоплатоников в антич. платонизме преобладало вневременное понимание творения в «Т.», нек-рые представители среднего платонизма (Плутарх, Аттик, Гален) считали, что в «Т.» Платон учит о творении мира во времени. Эта т. зр., значимая для христ. читателей «Т.», была проведена в соч. александрийского неоплатоника Иоанна Филопона «Против Прокла по поводу вечности мира».

С «Т.» вплоть до Возрождения по преимуществу было связано представление о Платоне (не случайно Рафаэль в «Афинской школе» изобразил философа с «Т.» в руке). Первым комментатором «Т.» был представитель Древней Академии Крантор; «Т.» толкуют стоики (специально - Посидоний); ряд комм. к отд. проблемам «Т.» пишет Плутарх; известно о комм. к «Т.» Порфирия и Ямвлиха; до нас дошла значит. часть комментария к «Т.» Прокла. На лат. яз. «Т.» перевел Цицерон (фр. 27d - 47b); необычайной популярностью на лат. Западе пользовался пер. и комм. Калкидия (вероятно, ок. 400). Араб. философия усвоила «Т.» благодаря переводу в 9 в. парафразы Галена.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

«ТИМЕЙ»

диалог Платона. Написан, вероятно, в 60—50-е гг. 4 в.; относится к числу поздних произведений Платона. Название носит по имени пифагорейца Тимея, от лица которого ведется рассказ о происхождении и устройстве космоса. Одно из немногих сочинений Платона, представляющее собой не диалог, а монолог, и притом не от имени Сократа. Это не случайно, ибо Сократ у Платона доказывает бесполезность космологии и физики и невозможность достоверного знания в этой области (см., напр., «Федон», 96а-99е). В «Тимее» неоднократно подчеркивается, что и данное рассуждение об устройстве вселенной есть «правдоподобный миф» ( трижды), «вероятное сказание» ( десять раз), а не истина в последней инстанции. Именно поэтому рассказчик позволяет себе не искать истину апофатическим путем в диалектическом споре, а предлагает догматическое учение. Ему предпослан своего рода пролог (17а-27Ь), где собеседник Тимея и Сократа Критий рассказывает об Атлантиде.

Мир, согласно «Тимею», существует не сам по себе, а сотворен благим и разумным Богом. Единственная причина его творения — то, что это хорошо. Бог создал мир не из ничего, а из хаоса. Творение заключалось в том, что он «привел из беспорядка в порядок... все видимые вещи... пребывавшие не в покое, но в нестройном и беспорядочном движении» (29е— ЗОа). «Космос» (мир) означает на греческом языке «порядок, красота». Мир — единствен, ни двух, ни множества миров быть не может (доказательства: ЗОе—ЗПэ). Наш мир — наилучший из возможных миров, «ибо невозможно... чтобы тот, кто есть высшее благо, произвел нечто, что не было бы прекраснейшим» (ЗОа). (Что Бог — причина всякого бытия — есть именно высшее благо, доказывалось в «Государстве», кн. VI.) Поскольку из всех видимых форм прекраснейшая — шар, то мир имеет форму шара. Поскольку «творение, наделенное умом... прекраснее... лишенного ума, а ум отдельно от души ни в чем обитать не может», постольку мир есть одушевленное разумное шарообразное животное. Ему «надлежало быть телесным, а потому видимым и осязаемым» (31Ь). Тело его не подвержено болезни и дряхлению, поскольку вне его ничего нет и оно не принимает извне ни пищи, ни дыхания, а внутри себя оно находится в совершенном равновесии (ЗЗа—Ь). Вселенское животное смертно в принципе, ибо было однажды рождено; но никогда не умрет, ибо создатель его никогда не захочет его уничтожения в силу своей благости. Оно самодовлеюще и ни в чем не нуждается. «Из семи видов движения» мировое животное наделено лишь одним, «который ближе всего к уму и разумению: ...оно равномерно вращается на одном месте, в самом себе». Оно весело и счастливо, ибо не одиноко, но постоянно общается с самим собой, познает самого себя и ведет с собой дружбу (в себя оно включает все мыслимые роды живых существ, подобных ему, т. е. состоящих из тела и души). Творец «даровал ему жизнь блаженного бога» (34Ь). Мировая душа, созданная Творцом (Демиургом) прежде мирового тела (ибо она важнее, следовательно, старше, чем тело), имеет числовую структуру и создана из смешения рационального и иррационального начал. Она — источник движения космоса. Рациональное, правильное круговое движение мировой души видимым образом манифестируется движением небесной сферы — неподвижных звезд; а иррациональное — движением планет. Тело космоса помещается внутри души, которая облекает его снаружи. «В центре тела] Построявший дал место душе, откуда распространил ее по всему протяжению и впридачу облек ею тело извне» (34Ь). То обстоятельство, что душа — мира ли, человека, животного — помещается Платоном не глубоко внутри, в мозгу, в сердце, в шишковидной железе, где ищет ее Новое время, но снаружи, становится понятно, если вспомнить, что душа есть «форма» тела, его «вид» (и то, и другое по-гречески ). Тело космоса составлено из четырех первоэлементов, или стихий (), находящихся между собой в пропорциональных отношениях. Элементы: огонь, воздух, вода, земля — имеют математическую структуру. Единица каждого элемента представляет собой правильный многогранник: земля — куб, огонь — тетраэдр, воздух — октаэдр, вода — икосаэдр, пятый из возможных правильных многогранников, додекаэдр, «бог определил для Вселенной» (55с, позднее Аристотель назовет пятый элемент, огонь небесной сферы, эфиром) Многогранники в свою очередь сложены из простейших элементов — треугольников двух видов, равносторонних и равнобедренных прямоугольных (53d— 57d) Т о, все тела имеют структуру чисто математическую, ибо ни треугольники, ни многогранники у Платона, по-видимому, не обладают плотностью, тяжестью или непроницаемостью — тем, что отличает математические тела от материальных в обычном смысле слова Это вполне согласуется с тем, что Платон, впервые вводя в «Тимее» понятие материи, характеризует ее как пространство (), а также с критикой Аристотеля, утверждающего, что Платон, как и пифагорейцы, сводит всю физическую реальность к числовым соотношениям

В «Тимее» Платон впервые излагает свою метафизику, или учение о началах, систематически (27d—28b, 48e—52d) «Есть бытие, есть пространство и есть возникновение, и эти три отличались друг от друга еще до рождения неба» (52d), «бытие» — это вечные, неизменные, самотождественные умопостигаемые идеи, или «умопостигаемый космос», послуживший образцом (), на который взирал Бог-Демиург, создавая наш мир «Возникновение» — это вся эмпирическая область, воспринимаемая чувствами, но не мыслимая умом, все зримые и осязаемые существа и вещи, рождающиеся и погибающие, но никогда не существующие в подлинном смысле слова «Пространство» — это то, на чем, как на воске, отпечатлеваются идеи, в чем возникают эмпирические вещи, это их «Мать» и «Кормилица», субстрат четырех элементов, недоступный ни чувствам, ни уму, но лишь некоему «незаконнорожденному умозаключению» Это платоновская материя, называемая также «необходимостью», мировая энтропия, источник тленности и бессмысленности в эмпирическом мире, источник всего, что отличает наш дольний мир от его горнего вечного образца В отличие от пространства, которое онтологически предшествует миру как его необходимое условие, время рождается позже космоса-неба, ибо время, в понимании Платона, есть вращение небесной сферы Оно, как и сам чувственный космос, есть подобие идеального образца — «подвижный образ вечности», «движущийся от числа к числу» (37d)

«Тимей», как наиболее систематическое и догматическое изложение платоновской философии, возбуждал наибольший интерес комментаторов, начиная с античных и средневековых платоников (комментарии Прокла, Галена, Калкидия и Гильома Коншского) В 20 в своего рода комментарий к «Тимею» написал В Гейзенберг, провозгласивший, что после создания квантовой механики физика впервые за две с лишним тысячи лет вернулась к учению Платона о математической структуре материи-пространства

Рус пер В Карпова (1879), Г В Малеванского (1882), С С Аверинцева(1972)

Комментарии Procii Diadochi in Platoms Tirnaeum commentana ed E Diehl, vol 1—3 Lpz, 1903—06 (франц пер и KOMM A J Festugiere, 5 vol P, 1966—68), Galeni compendium Timaei Platoms ed P Kraus, R Walzer L, 1951, Porphyrn in Platoms Timaeum commentanorum fragmenta, ed A R Sodano Napoli, 1964, Timaeus a Calcidio translatus commentanoque instructus, ed J H Waszink L —Leiden, 1962, 2 ed 1975 Plutarchi Chaeronensis De ammae procreatione in Timaeo — Moralia, vol 6 Lpz , 1965 Guillaume de Conches, Les Gloses sur le Timee,ed E Jeauneau P, 1965

Лит Рожанскич И Д Платон и современная физика — В сб Платон и его эпоха К 2400 летию со дня рождения, отв ред К Кессиди М, 1979 с 144—171, Григорьева И Парадоксы платоновского «Тимея» диалог и гимн — В кн Поэтика древнегреческой литературы M , 1981, с 47—96, Бородач Т Ю Понятие материи в «Ти мее» Платона и способы его выражения — В кн Актуальные пробле мы классической филологии M , 1982, Она же Платоновский демиург — образ или категория9 — В кн Античная культура и современная наука M , 1985, с 31—36, SachsE Die funf platonischen Korper B 1917, ComfordF M Platos Cosmology The Timaeus of Plato transi with a running commentary L, 1937, Facketday H Zur Einheit des Platonischen Timaios Koln, 1958, WyllerE A Der spate Platon Hamb 1970 Bnsson L Le meme et lautre dans la structure ontologique du Timee de Platon Un commentaire systematique P, 1974, Baltes M Die Weltentstehung des platonischen Timaios nach den antiken Interpreten, Teil l Leiden, 1976, Cloy K Studien zur platonischen Naturphilosophie im Timaios Wurzburg, 1986, Interpreting the Timaeus — Cntias proceeding of the IV Symposium Platonicum selected papers, ed by Calvo, L Bnsson Sankt Augustin, 1997, Perger M von Die Allseele in Platons Timaios Stuttg—Lpz , 1997, SayreK The role of the Timaeus in the development of Platos late ontology — «Ancient Philosophy» 1998,18, p 93-124 См также лит кет Платон

Т Ю Бородой

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

ТИМЕЙ

«ТИМЕЙ» (??????? ? ттер! ??????, подзаголовок: «О природе»), диалог Платона, посвященный происхождению и устройству Вселенной - космогонии и космологии. Написан, вероятно, в 360-е-350-е годы; относится к числу поздних произведений Платона; входит в состав трилогии «Государство» - «Тимей» - «Критий». Название «Т.» носит по имени пифагорейца Тимея, от лица которого ведется рассказ. «Т.» - одно из немногих сочинений Платона, представляющее собой не диалог, а монолог, и притом не от имени Сократа. Это не случайно, ибо Сократ у Платона доказывает бесполезность космологии и физики и невозможность достоверного знания в этой области (см., напр., «Федон» 96а-99е). В «Т.» неоднократно подчеркивается, что и данное рассуждение об устройстве Вселенной есть «правдоподобный миф» (????? ????? - трижды), «вероятное сказание» (????? ????? — десять раз), а не истина в последней инстанции. Именно поэтому рассказчик позволяет себе не искать истину апофатическим путем в диалектическом споре, а предложить догматическое учение. Ему предпослан своего рода пролог (17а-27Ь), где собеседник Тимея и Сократа Критий рассказывает об Атлантиде.     Мир, согласно «Т.», существует не сам по себе, а сотворен благим и разумным Богом. Единственная причина его творения - то, что это хорошо. В этом пункте космогония Платона принципиально отличается от всех ее вариантов, принятых в Античности. Платон сознательно противопоставляет свое учение, с одной стороны, мифологической космогонии, где Вселенная мыслится как результат цепи рождений (см. у Гесиода: изначальный Хаос родил Землю, Ночь и Мрак, а они, в свою очередь, родили Небо, Свет и День и т. д., «Теогония», 117-128). А с другой стороны, натурфилософской космогонии, где мир мыслится результатом слепого взаимодействия необходимых и безличных сил - законов природы - и неодушевленного вещества. У Платона же возникновение Вселенной представлено как творческий процесс: разумное, вечное и доброе существо, Бог-демиург (по греч. «мастер», «ремесленник» или «художник») целенаправленно создает совершенное и «наипрекраснейшее произведение». Т. обр., космогонию «Т.» можно назвать «техноморфным креационизмом».     Творение заключалось в том, что Демиург «привел из беспорядка в порядок. .. все видимые вещи... пребывавшие не в покое, но в нестройном и беспорядочном движении» (Tim. 29e-30a). «Космос» (мир) означает на греческом языке «порядок, красота». Мир - единствен, ни двух, ни множества миров быть не может (доказательства см. ЗОе-31Ь). Наш мир - наилучший из возможных миров, «ибо невозможно... чтобы тот, кто есть высшее благо, произвел нечто, что не было бы прекраснейшим» (30а). (Что Бог, причина всякого бытия, есть именно высшее благо, доказывалось в «Государстве», кн. VI). Поскольку из всех видимых форм прекраснейшая - шар, то мир имеет форму шара. Поскольку «творение, наделенное умом, прекраснее лишенного ума, а ум отдельно от души ни в чем обитать не может», постольку мир есть одушевленное разумное шарообразное животное. Ему «надлежало быть телесным, а потому видимым и осязаемым» (31Ь). Тело его не подвержено болезни и дряхлению, поскольку вне его ничего нет и оно не принимает извне ни пищи, ни дыхания, а внутри себя оно находится в совершенном равновесии (ЗЗа-d). Вселенское животное смертно в принципе, ибо было однажды рождено; но никогда не умрет, ибо создатель его никогда не захочет его уничтожения в силу своей благости. Оно самодов-леюще и ни в чем не нуждается. «Из семи видов движения» мировое животное наделено лишь одним, «который ближе всего к уму и разумению: .. .оно равномерно вращается на одном месте, в самом себе». Оно весело и счастливо, ибо не одиноко, но постоянно общается с самим собой, познает самого себя и ведет с собой дружбу (в себе оно включает все мыслимые роды живых существ, подобных ему, т. е. состоящих из тела и души). Творец «даровал ему жизнь блаженного бога» (34Ь).     Мировая душа, созданная Демиургом прежде мирового тела (ибо она важнее, следовательно, старше, чем тело) имеет числовую структуру и создана из смешения рационального и иррационального начал. Она - источник движения космоса. Рациональное, правильное круговое движение мировой души видимым образом манифестируется движением небесной сферы -неподвижных звезд; а иррациональное - движением планет. Тело космоса помещается внутри души, которая облекает его снаружи. «В центре [тела] Построявший дал место душе, откуда распространил ее по всему протяжению и впридачу облек ею тело извне» (34Ь). То обстоятельство, что душа -мира ли, человека, животного - помещается Платоном не глубоко внутри, в мозгу, в сердце, в шишковидной железе, где ищет ее Новое время, но снаружи, становится понятно, если вспомнить, что душа есть «форма» тела, его «вид» (и то, и другое по-гречески ??8??).     Т. обр., наш мир, по Платону, есть разумное, блаженное, совершенное и самодовлеющее живое существо; он материален, следовательно, по природе смертен, но никогда не погибнет, ибо этого не хочет его Создатель; он един и единствен; вне его нет ничего, даже пространства; до него ничего не было, ибо время возникло вместе с ним; внутри него нет пустоты; он ограничен и имеет форму сферы, которая равномерно вращается вокруг своего центра. Центром мира Платон полагает Землю.     Тело космоса составлено из четырех первоэлементов, или стихий (????????), находящихся между собою в пропорциональных отношениях. Элементы - огонь, воздух, вода, земля, - имеют математическую структуру. Единица каждого элемента представляет собой правильный многогранник: земля - куб, огонь - тетраэдр, воздух - октаэдр, вода - икосаэдр; пятый из возможных правильных многогранников, додекаэдр, «бог определил для Вселенной» (55с; позднее Аристотель назовет пятый элемент, огонь небесной сферы, эфиром). Многогранники, в свою очередь, сложены из простейших элементов: треугольников двух видов, равносторонних и равнобедренных прямоугольных (53d-57d). T. обр., все тела имеют чисто математическую структуру , ибо ни треугольники, ни многогранники у Платона, по-видимому, не обладают плотностью, тяжестью или непроницаемостью - тем, что отличает математические тела от материальных в обычном смысле слова. Это вполне согласуется с тем, что Платон, впервые вводя в «Т.» понятие материи, характеризует ее как пространство (????), а также с критикой Аристотеля, утверждающего, что Платон, как и пифагорейцы, сводит всю физическую реальность к числовым соотношениям и геометрии.     В «Т.» Платон впервые систематически излагает свою метафизику, или учение о началах (27d-28b; 48e-52d). «Есть бытие, есть пространство и есть возникновение; и эти три отличались друг от друга еще до рождения неба» (52d); бытие - это вечные, самотождественные умопостигаемые идеи, или «умопостигаемый космос», послуживший образцом (тгараббсу/ха), на который взирал Бог-Демиург, создавая наш мир. «Возникновение» (???????) -это вся эмпирическая область, воспринимаемая чувствами, но не мыслимая умом; все зримые и осязаемые существа и вещи, рождающиеся и погибающие, но никогда не существующие в подлинном смысле слова. «Пространство» - это то, на чем, как на воске, отпечатлеваются идеи, в чем возникают эмпирические вещи; это их «Мать» и «Кормилица», субстрат четырех элементов, недоступный ни чувствам, ни уму, но лишь некому «незаконнорожденному умозаключению». Это платоновская материя, называемая также «необходимостью»; мировая энтропия, источник тленности и бессмысленности в эмпирическом мире, источник всего, что отличает наш дольний мир от его горнего вечного образца. В отличие от пространства, которое онтологически предшествует миру как его необходимое условие, время рождается позже космоса-неба, ибо время, в понимании Платона, есть вращение небесной сферы. Оно, как и сам чувственный космос, есть подобие идеального образца - «подвижный образ вечности», «движущийся от числа к числу» (37d).     Вторая часть «Т.» посвящена частным естественнонаучным вопросам; в Новое время она менее популярна, но в поздней Античности и в Средние века считалась важным источником сведений по физике, алхимии, минералогии, медицине, мантике и магии. Сам Платон характеризует эти занятия как «безобидное удовольствие», в котором досужий исследователь может «обрести скромную и разумную забаву на всю жизнь» (59с). Здесь рассматриваются основные виды веществ, составляющих Вселенную, механизмы их взаимодействия и перехода друг в друга, их строение и соотношение с четырьмя первоэлементами («многогранники» - «молекулы» в физике Нового времени) и с простейшими треугольниками, из которых структурированы многогранники («атомы» в терминологии Платона и физики Нового времени) (56с-61с). Движение частиц вещества Платон объясняет упорядоченным круговращением Вселенной; постоянным беспорядочным колебанием материи; законом стремления «подобного к подобному» и механическим взаимодействием, которое носит универсальный характер, поскольку в мире нет пустоты - всякий момент движения передается все новым частицам. В «Т.» решительно отвергается теория дальнодействия - по Платону, никакого тяготения или притяжения на расстоянии быть не может; известные свойства магнита и янтаря («электрона») должны быть объяснены механической передачей движения частицами среды.     Далее предлагается систематическая эстетика - теория ощущений: зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса (61c-68d). Эта теория служит, в частности, дополнительным обоснованием чисто математического атомизма «Т.»: ощущения горячего и холодного, тяжелого и легкого, сладкого и горького, черного и белого объясняются взаимодействием определенных структур числовых отношений.     Антропология «Т.» (69Ь-81е) - это психология, физиология и анатомия человека, изложенная в занимательной форме: после того, как Демиург, создав мир, удалился на покой, младшие боги принялись за изготовление людей. Их первая и труднейшая задача - создание головного мозга; это - главная часть человеческого тела, вместилище души. Остатки мозговой смеси идут на спинной и костный мозг; затем месится раствор для костей (защита для мозга); затем плетутся сухожилия, ткется плоть и кожа и т. д. Человек создается по подобию Вселенной (он — «малый мир», микрокосм), поэтому форму ему придают круглую. Собственно, человек, по «Т.», - это голова. Все остальное - туловище, ноги и руки - служит ей подпорками и орудиями.     Медицинский очерк «Т.» (82а-89с) предлагает классификацию болезней тела и души, несколько отличную от той, что мы находим в корпусе Гипократа. Неустранимые причины телесных болезней - это сложность состава человеческого тела; его открытость и взаимодействие с изменчивой окружающей средой; наконец, запрограммированность его мельчайших соединений на определенное число лет жизни, по истечении которых сами частицы стремятся к распаду. Непосредственной причиной всех заболеваний является избыток или недостаток тех или иных веществ в организме; устранять его и призвано лечение. Душевные болезни («неразумие и порочность»), по Платону, всегда вызываются телесными расстройствами. Они бывают «двух видов — сумасшествие и невежество» (86Ь). Ни в безумии своем, ни в невежестве, ни в пороках сам человек не повинен, ибо «никто не порочен по доброй воле»; повинны в них врожденные «дурные свойства тела или неудачное воспитание». Отдельное рассуждение посвящено здоровью; Платон невысоко ставит медицину: важно не допустить развития болезни и ее перехода в хроническую форму; если это все же произошло, лучше отказаться от лечения, не затягивая жизнь в тягость себе и другим. Основа здоровья - гармония двух составляющих человека: тела и души. Как мощный разум в хилом теле, так и слабая тупая душа в теле крупном и сильном есть дисгармония и нарушение равновесия, ведущее к тяжелым заболеваниям. Корректировать его следует с помощью регулярных упражний менее развитой части.     Заключительный пассаж «Т.» (90е—92с) повествует о происхождении неразумных животных из выродившихся людей; здесь Платон следует пифагорейским сказаниям о переселении душ. Люди, оказавшиеся трусами и лжецами, дали начало «женской природе»; «растить на себе перья вместо волос и дать начало племени птиц пришлось мужам незлобивым, однако легкомысленным... А вот племя сухопутных животных произошло из тех, кто был вовсе чужд философии...» (9Id). Тон повествования и явная аллюзия на комедии Аристофана дают понять читателю, что воспринимать вторую часть «Тимея» следует с долей юмора, а не с благоговейной серьезностью.     Отчасти это относится и к вводной части диалога - сказанию об Атлантиде. Если естествознание, по Платону, в принципе не может претендовать на достоверность, и строго научным в нем может быть лишь метафизическое обоснование природы и ее математическая модель, то к истории это относится в еще большей степени. Свое понимание природы исторического знания Платон изобразил в «Т.» так: об Атлантиде здесь рассказывает 90-летний старик Критий; когда ему было 10 лет, он слышал это сказание от своего деда, тот слышал его в детстве от отца, а тот - от своего друга Солона. Солон в молодости посетил Египет, где услышал сказание от жреца богини Нейт в Саисе; жрец узнал его от своего предшественника, тот -от своего; первые египетские жрецы, в свою очередь, узнали его от древних афинян - вот «наука» история, предание, неизбежно искажаемое при каждом пересказе. Само сказание, начало которого помещено в прологе к «Тимею», а продолжение - в диалоге «Критий» (21 a-25d), повествует о войне, которую вели древние афиняне с жителями западного острова Атлантиды приблизительно девять тысяч лет назад (т. е. от 360 до н. э.). Остров этот располагался в море к западу от Геркулесовых Столпов (т. е. в Атлантическом океане к западу от Гибралтарского пролива) и был величиной больше Африки и Азиии вместе взятых. Жило на нем могучее и особенно просвещенное племя атлантов, потомков Посейдона; как все человеческие племена оно постепенно деградировало от изначальной добродетели и научной просвещенности к алчности, потребительству, невежеству и варварству, и в конце концов предприняло военное вторжение в Европу, где покорило все народы до Балкан, но было разгромлено в сражении афинянами. Впоследстии Атлантида (как и древние Афины) была разрушена природным катаклизмом — землетрясением и наводнением; остров погрузился на дно моря, и лишь немногие атланты спаслись, чтобы поведать о катастрофе.     «Т.» как наиболее систематическое и догматическое изложение платоновской философии возбуждал наибольший интерес комментаторов, начиная с античных и средневековых платоников. Самые известные комментарии принадлежат Проклу, Галену, Калкидию и Гильому Коншскому). В 20 в. своего рода комментарий к «Тимею» написал известный физик В. Гейзенберг, провозгласивший, что после создания квантовой механики физика впервые за две с лишним тысячи лет вернулась к учению Платона о математической структуре материи-пространства.     Рус. пер.: В. Н. Карпова (1879), Г. В. Малеванского (1882), С. С. Аверинцева (1972).     Текст и переводы: Piatonis Timaeus, - Piatonis opera. Ed. J. Bumet. T. 4. Oxf., 1902 (repr. 1968); Plato. Timaeus with introd. and notes by R. D. Archer-Hind. L.; N. Y, 1888; Taylor A. E. A Commentary on Plato´s «Timaeus». Oxf, 1928. 19622 (repr.: 1987); Cornford ? M. Plato´s Cosmology. The Timaeus of Plato transi, with a running commentary. L., 1937; Платон. Тимей. Пер. С. С. Аверинцева, - Собрание соч.: В 4 т. Т. 3. М., 1994, с. 421-500.     Лит.: Sachs ?. Die f?nf platonischen K?rper. В., 1917; OlerudA. L´id?e de macrocosmos et de microcosmos dans le Tim?e de Platon. Uppsala, 1951; Cherniss H. The Relation of the «Timaeus» to Plato´s Dialogues, - AJPh 78, 1957, p. 225-266; Brisson L. Le m?me et l´autre dans la structure ontologique du Tim?e de Platon. Un commentaire syst?matique. P., 1974 (St. Aug., 19983); Gloy K. Studien zur platonischen Naturphilosophie im «Timaios». W?rzb., 1986; Interpreting the «Timaeus»-«Critias». Proceedings of the IV Symposium Platonicum selected papers. Ed. by T. Calvo, L. Brisson. S. Aug., 1997; Perger M. von. Die Allseele in Platons «Timaios». Stuttg.; Lpz., 1997; Wright M. R. (ed.) Reason and Necessity. Essays on Plato´s «Timaeus». L., 2001; Miller D. R. The third kind in Plato´s «Timaeus». Gott., 2003; Малеванский Г. В. Музыкальная и астрономическая система Платона в связи с другими системами древности, - Диалоги Платона «Тимей» и «Критий». Пер. с прим. Г. В. Малеванского. К., 1883, с. 1-36; Рожанский К Д. Платон и современная физика, - Платон и его эпоха. К 2400-летию со дня рождения. Отв. ред. Ф. X. Кессиди. М., 1979, с. 144-171; Григорьева Н. И. Парадоксы платоновского «Тимея»: диалог и гимн, -Поэтика древнегреческой литературы. М., 1981, с. 47-96; Бородай Т. Ю. Образ мастера и значение слова «демиург» в диалогах Платона, - ВДИ, 1983, 4, с. 119-130; Она же. Рождение философского понятия. Бог и материя в диалогах Платона. М., 2008, с. 13-130.     «Тимей» и последующая традиция: Claghorn G S. Aristotle´s criticism of Plato´s «Timaeus». Hague, 1954; Baltes M. Die Weltentstehung des platonischen «Timaios» nach den antiken Interpreten. T. 1-2. Leiden, 1976-1978; Rey dams-Schills G. Demiurge and Providence. Stoic and Piatonist readings of Plato´s «Timaeus». Turn., 1999; Platons «Timaios». Beitrage zu seiner Rezeptionsgeschichte. Hrsg. von ?. ?. Neschke-Hentschke. Louvain; Leiden, 2000; Plato´s Timaeus as cultural icon. Ed. by G. J. Reydams-Schils. Notre Dame (Indiana), 2002; Ancient Approaches to Plato´s «Timaeus». Ed. by R. W. Sharpies, A. Sheppard. L., 2003.     Античные комментарии: Плутарх Херонейский: Plutarchi Chaeronensis De animae procreatione in Timaeo, - Plutarchi Moralia. T. VI, fasc. 1. Lpz, 1965; Гален: Galeni in Platonis Timaeum commentarii fragmenta. Ed. H. O. Schr?der, - CMG Suppl. 1. Lpz., 1934, p. 9-26; Порфирий: Porphyrii in Platonis Timaeum commentariorum fragmenta. Ed. A. R. Sodano. Nap., 1964; Калкидий: Timaeus a Calcidio translatus commentarioque instructus. Ed. J H. Waszink, L.; Leiden 1962, 19752; Прокл: Procli Diadochi in Platonis Timaeum commentaria. Ed. E. Diehl, vol. 1-3, Lpz., 1903-1906 (фр. пер. и комм. J. Festugi?re, in 5 vols. P., 1966-1968). См. также лит. к ст. Платон.     Т. Ю. БОРОДАЙ

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Античная философия. Энциклопедический словарь

Найдено схем по теме ТИМЕЙ — 0

Найдено научныех статей по теме ТИМЕЙ — 0

Найдено книг по теме ТИМЕЙ — 0

Найдено презентаций по теме ТИМЕЙ — 0

Найдено рефератов по теме ТИМЕЙ — 0