СПАРШАСпасение домашних

СПАСЕНИЕ

Найдено 8 определений термина СПАСЕНИЕ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

СПАСЕНИЕ

факт спасения, избавления человека. Термин может означать вполне конкретное избавление от опасности или беды. В более общем смысле означает вечное блаженство, уготованное нам в том случае, если мы спасемся от состояния греха и страданий, связанных с нашим телесным существованием. В философии спасение – это индивидуальное познание истины и связанное с таким знанием счастье (Спиноза). По религиозным представлениям, высшее блаженство, даруемое человеку Богом при соблюдении им божественных установлений. Характер этих установлений специфичен для каждой религии, а сами они изложены в Священном писании и Священном предании. В христианстве и исламе спасение означает обретение райского блаженства, в буддизме – достижение нирваны. В православии и католицизме спасение считается возможным только с помощью церкви; протестанты отрицают посредническую роль церкви и полагают, что для спасения достаточно глубокой личной веры. Церковное учение о спасении – сотериология (греч.-спасение) является важной составной частью богословия.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: «Евразийская мудрость от а до Я», толковый словарь

СПАСЕНИЕ

в религиозном мировоззрении предельно желательное состояние человека, характеризующееся избавлением от зла — как морального («порабощенности греху»), так и физического (смерти и страдания), — полным преодолением отчуждения и несвободы. Спасение выступает как конечная цель религиозных усилий человека и высшее дарение со стороны Бога.

Противопоставленность грехопадения (понимаемого либо как вина перед личным Богом, либо как неразумное вхождение личной или мировой души и круговорот материального бытия) спасению, в котором это грехопадение снимается, определяет внутренний строй теизма (иудаизма и особенно христианства, в гораздо меньшей степени ислама), а также восточных вероучений типа зороастризма, манихейства, буддизма и т. п. Все эти религии (к которым принадлежит и гностицизм) иногда называют «религиями спасения» (нем. Erlosungsreligionen) в отличие от язычества, где идея спасения присутствует лишь в зачаточном виде. С первобытных времен человек постоянно обращается к своим духам, демонам, богам и героям с просьбой о помощи в какой-либо конкретной ситуации об избавлении да нужды

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

СПАСЕНИЕ

- в разных религиях мира переход человека из недолжного состояния отчуждения от Высшего бытия, духовной порабощенности природными и социальными силами и страстями к единству с Высшим, внутренней свободе и к полнокровности жизни. Язычество, связанное с помрачением духа и космическим идолопоклонством, ориентирует на примирение человека со своим недолжным состоянием и не спасает. В древней философии спасение - в овладении мудростью, пробуждении в себе принадлежности к божественному бытию. В Буддизме спасение - в просветлении, победе над жаждой жизни, достижении свободы от страданий и привязанности к цепям реинкарнаций. Йога предлагает спасение в виде восьмиступенчатого пути восхождения к слиянию с Единым. Иудаизм ветхозаветного периода понимал спасение как жизнь народа Божия в мире и любви с Ним на обновленной земле согласно Закону и Пророкам и в чаянии пришествия Спасителя. В Христианстве спасение понимается 1) индивидуально - как спасение каждой души от греха и усыновление Отцу; 2) как священная история, ведущая народ Божий к торжеству Царства Небесного; 3) космически - как спасение человеческого рода и природного мира искупительной жертвой Христа-Спасителя.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

СПАСЕНИЕ

по религ. представлениям, высш. блаженство, к-рое даруется человеку богом при выполнении ряда условий и требований, предъявляемых от его имени. В различных религиях выдвигаются разные пути к С. Христианство, напр., исходит из того, что человек якобы греховен от рождения, и поэтому учит, что путь к С. лежит через преодоление греха «обновлением и воссозданием» личности, примирение ее с богом. Среди условий достижения С. в христианстве - непременное соблюдение бибп. заповедей, покаяние, исполнение предписываемых церковью обрядов я др. В католицизме « православии С. объявляется возможным только с помощью церкви. В протестантизме, где посредническая роль церкви отвергается, выдвигается тезис об «оправдании верой». В буддизме выдвигается «благородный восьмиричный путь» С., следуя к-рому можно достичь высш. степени блаженства - нирваны, а после смерти — прекращения перерождений (сачсары). В исламе человек, стремящийся к С., обязан неуклонно выполнять целый ряд различных предписаний, включающих обязат. молитвы, соблюдение поста, паломничество к святыням и т. д. За праведную жизнь верующим обещается вечная безмятежная жизнь в раю. Религ. учение о С. на протяжении мн. столетий мешало трудящимся постичь истин, причины их тяжелой, бесправной жизни в об-ве, увидеть реальные пути к освобождению от всех видов духовного и физич. гнета, к земному счастью. Оно в извращенной форме представляет сложившиеся в клас.-антагонистич. обчве отношения людей, засоряет сознание масс несбыточными иллюзиями, ложными представлениями.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Атеистический словарь

СПАСЕНИЕ

греч. acofrptcx, лат. salus) — в религиозном мировоззрении предельно желательное состояние человека, характеризующееся избавлением от зла — как морального («порабощеиности греху»), так и физического (смерти и страдания), полным преодолением отчуждения и несвободы. С. выступает как конечная цель религиозных усилий человека и высшее дарение со стороны Бога.Противопоставленность грехопадения (понимаемого либо как вина перед личным Богом, либо как неразумное вхождение личной или мировой души в круговорот материального бытия) и С, в котором это грехопадение снимается, определяет внутренний строй теизма (иудаизма и особенно христианства, в гораздо меньшей степени ислама), а также восточных вероучений типа зороастризма, манихейства, буддизма и т. п. Все эти религии (к которым принадлежит и гностицизм) иногда называют «религиями С.» (нем. Erlosungsreligionen) в отличие от язычества, где идея С. присутствует лишь в зачаточном виде. Начиная с первобытных времен человек постоянно обращается к своим духам, демонам, богам и героям с просьбой о помощи в какойлибо конкретной ситуации — об избавлении от нужды или болезни, об удаче на охоте или на войне и т. п. Это свойство иногда быть «спасителем» не является обязательным и необходимым для языческого бога, но оно практически важно для молящегося, для культовой практики именования бога: из всей суммы амбивалентных возможностей божества необходимо выделить, назвать по имени, магически заклясть и тем побудить к действию как раз те, которые сулят молящемуся перспективу С. Ряд божеств греческого Олимпа — Зевс, Афина, Деметра, Дионис, Асклепий, Диоскуры и др. — носил имя «Спасителей». Это конкретноситуативное С. могло получать в развитом грекоримском язычестве высокий нравственный смысл (С. отечества, «С. римского народа» и т. п.). Но языческое С. всегда остается частным, не окончательным: вечный равномерный ритм добра и зла в языческом космосе делает всякое безусловное С. сомнительным.

Нечто иное наблюдается в религиозном мире древнего Ближнего Востока, в частности Египта (ноты безусловного доверия к благу, исходящему от божества, в древнеегипетских гимнах). При этом египетская религия с ее обычным интересом к вопросам загробной жизни связывает испрашиваемое у богов С. с вечностью. Следующий шаг к абсолютизации С. сравнительно с другими ближневосточными религиями был сделан ветхозаветным иудаизмом. Эмоциональным фоном библейского учения о С. является абсолютизация бедствий, из которых Яхве должен «спасти» человека или «избранный народ». Речь идет уже не о частной катастрофе в неизменяемом ритме бытия — вся жизнь человека среди людей и народа среди народов есть непрекращающаяся катастрофа. Адепт библейской веры не просто обращается к Богу, но «взывает», «вопиет» к Нему «из глубины» (Пс. 129:1) — из провалов своего бедственного бытия или из бездны своей потрясенной души; преобладающая интонация кн. Псалмов и пророческих книг есть интонация вопля. Уже физический космос Ветхого Завета, в отличие от античного космоса, пугающенепостижим в своей иррегулярной динамике: земля «колеблется», воды «шумят, вздымаются» (Пс. 45:34), горы «как воск тают» (Пс. 96:5) и «прыгали, как овны» (Пс. 113:4), исполинские чудища поражают своей несоизмеримостью с человеческой мерой; еще больше затерян человек перед лицом человеческого мира, силами социального отчуждения (Пс. 12:2). Но все это служит лишь фоном для оптимистического ветхозаветного учения о С: в критический момент обращенный к Яхве «из глубины» вопль оказывается услышан, и предельно бедственное состояние, казалось бы не оставлявшее никакой надежды на С, перекрывается грандиозностью непостижимого и окончательного С. (Пс. 21, кн. Эсфирь и др.). Характерно, что этот поворот часто рисуется как парадоксальный (финал кн. Иова). Содержание идеи С. в Ветхом Завете конкретно и вещественно освобождение от рабства и возвращение из плена, здоровье и многодетность, изобилие и удача; но одновременно с этим выступают и нравственные аспекты С: «мир» и «справедливость» (напр., в кн. пророка Исайи начиная с 40й гл.). С. целостно и объемлет все бытие человека; в силу этого оно начинает к талмудической эпохе требовать веры в загробную жизнь и воскресение, в «будущий мир», где оно завершится. Это телеснодуховное и посюсторониепотустороииее С. является свободным дарением Бога, имеющим для Него существенный характер. Яхве — это не просто бог, который иногда может сообщить комулибо С, но Сам по Своей сущности есть «С.» для Своих людей (срв. Пс. 27:12).

Удерживая ветхозаветное понимание С, христианство спиритуализирует его, хотя и здесь С. мыслится как духовнотелесное, поскольку оно включает в себя воскресение и просветление тела. С. — это не просто С. от погибели, от смерти и греха, но и С. для «обновления жизни», «жизни во Христе», для свободы (от закона и от греха); С. — это «оправдание», «святость», «мудрость», это вера, надежда, любовь и многообразные «духовные дары» (срв. Рим. 6:8; Кол. 3:1214; Еф. 2:48). С. должно завершиться в эсхатологической перспективе загробного суда и загробной жизни; «жизнь во Христе» требует для своего абсолютного завершения «вечной жизни». Вопрос о том, как соотносятся в деле С. милость Бога и усилие человека, вызвал в христианской теологии многовековые споры о предопределении, благодати и свободе воли.

В корне отличное понимание С. развивается в буддизме, манихействе, гностицизме. И здесь С. понимается не ситуативно, а абсолютизированно, но при этом из идеи С. элиминируется все телесное и позитивное; С. есть освобождение от мира и от жизни в целом, преодоление желаний и привязанностей, «угасание» («мокша», «нирвана»). Такое С. может быть уделом отрешенного духа, но не тела, воспринимаемого как помеха к С. (см. «Дхаммапада», ст. 202; рус. перев. М., 1960, с. 93). Для этого типа учений о С. характерно представление, согласно которому человек путем самоуглубления и отрешения сам «спасает» себя, а не получает свое С. из рук божественного спасителя (буддизм хинаяны требует от каждого быть для себя «светильником», тогда как буддизм махаяны окружает верующего пантеоном спасающих его бодхисатв). Христианский гностицизм играет с амбивалентным образом т. н. спасенного спасителя (ср. Beyschlag К. Herkunft imd Eigenart der Papiasfragmente. — «Studia patristica», 1961, Bd 4, S. 26880); тенденции, клонящиеся к присвоению самому аскету роли спасителя, выступают в христианстве и позднее (напр., ересь т. н. «равных Христу» в палестинском монашестве V в.). Кризис христианской традиции в новоевропейской культуре стимулирует рецепции буддийскогностической идеи С. — преодоление воли в этике Шопенгауэра, рецепты «самоспасения» в теософии и антропософии и т. п.

Наиболее радикальной противоположностью теистической идеи С. в новоевропейскую эпоху выступает социальная и техническая утопия, ставящая на место подаренного Богом трансцендентного сущего посюстороннее будущее, создаваемое самими людьми, которые планируют при этом и собственную сущность. Утопический социализм (напр., в анфантеновском варианте) и тем более буржуазная утопия нередко перенимают внешние черты религиозного сальвационизма. В особенности это относится к крайне реакционным утопиям фашизма, в центре которых стоит образ «вождя», окруженный псевдомистическим ореолом носителя эсхатологического С. (ср. GuardiniR. Der Heilbringer in Mythos, Offenbarimg und Politik. Stuuiig., 1946).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: София-Логос. Словарь

Спасение

греч. лат. salus) — в религиозном мировоззрении предельно желательное состояние человека, характеризующееся избавлением от зла — как морального («порабощеиности греху»), так и физического (смерти и страдания), полным преодолением отчуждения и несвободы. С. выступает как конечная цель религиозных усилий человека и высшее дарение со стороны Бога. ? Противопоставленность грехопадения (понимаемого либо как вина перед личным Богом, либо как неразумное вхождение личной или мировой души в круговорот материального бытия) и С, в котором это грехопадение снимается, определяет внутренний строй теизма (иудаизма и особенно христианства, в гораздо меньшей степени ислама), а также восточных вероучений типа зороастризма, манихейства, буддизма и т. п. Все эти религии (к которым принадлежит и гностицизм) иногда называют «религиями С.» (нем. Erlosungsreligionen) в отличие от язычества, где идея С. присутствует лишь в зачаточном виде. Начиная с первобытных времен человек постоянно обращается к своим духам, демонам, богам и героям с просьбой о помощи в какой-либо конкретной ситуации — об избавлении от нужды или болезни, об удаче на охоте или на войне и т. п. Это свойство иногда быть «спасителем» не является обязательным и необходимым для языческого бога, но оно практически важно для молящегося, для культовой практики именования бога: из всей суммы амбивалентных возможностей божества необходимо выделить, назвать по имени, магически заклясть и тем побудить к действию как раз те, которые сулят молящемуся перспективу С. Ряд божеств греческого Олимпа — Зевс, Афина, Деметра, Дионис, Асклепий, Диоскуры и др. — носил имя «Спасителей». Это конкретно-ситуативное С. могло получать в развитом греко-римском язычестве высокий нравственный смысл (С. отечества, «С. римского народа» и т. п.). Но языческое С. всегда остается частным, не окончательным: вечный равномерный ритм добра и зла в языческом космосе делает всякое безусловное С. сомнительным. Нечто иное наблюдается в религиозном мире древнего Ближнего Востока, в частности Египта (ноты безусловного доверия к благу, исходящему от божества, в древнеегипетских гимнах). При этом египетская религия с ее обычным интересом к вопросам загробной жизни связывает испрашиваемое у богов С. с вечностью. Следующий шаг к абсолютизации С. сравнительно с другими ближневосточными религиями был сделан ветхозаветным иудаизмом. Эмоциональным фоном библейского учения о С. является абсолютизация бедствий, из которых Яхве должен «спасти» человека или «избранный народ». Речь идет уже не о частной катастрофе в неизменяемом ритме бытия — вся жизнь человека среди людей и народа среди народов есть непрекращающаяся катастрофа. Адепт библейской веры не просто обращается к Богу, но «взывает», «вопиет» к Нему «из глубины» (Пс. 129:1) — из провалов своего бедственного бытия или из бездны своей потрясенной души; преобладающая интонация кн. Псалмов и пророческих книг есть интонация вопля. Уже физический космос Ветхого Завета, в отличие от античного космоса, пугающе-непостижим в своей иррегулярной динамике: земля «колеблется», воды «шумят, вздымаются» (Пс. 45:3-4), горы «как воск тают» (Пс. 96:5) и «прыгали, как овны» (Пс. 113:4), исполинские чудища поражают своей несоизмеримостью с человеческой мерой; еще больше затерян человек перед лицом человеческого мира, силами социального отчуждения (Пс. 12:2). Но все это служит лишь фоном для оптимистического ветхозаветного учения о С: в критический момент обращенный к Яхве «из глубины» вопль оказывается услышан, и предельно бедственное состояние, казалось бы не оставлявшее никакой надежды на С, перекрывается грандиозностью непостижимого и окончательного С. (Пс. 21, кн. Эсфирь и др.). Характерно, что этот поворот часто рисуется как парадоксальный (финал кн. Иова). Содержание идеи С. в Ветхом Завете конкретно и вещественно - освобождение от рабства и возвращение из плена, здоровье и многодетность, изобилие и удача; но одновременно с этим выступают и нравственные аспекты С: «мир» и «справедливость» (напр., в кн. пророка Исайи начиная с 40-й гл.). С. целостно и объемлет все бытие человека; в силу этого оно начинает к талмудической эпохе требовать веры в загробную жизнь и воскресение, в «будущий мир», где оно завершится. Это телесно-духовное и посюстороние-потустороииее С. является свободным дарением Бога, имеющим для Него существенный характер. Яхве — это не просто бог, который иногда может сообщить кому-либо С, но Сам по Своей сущности есть «С.» для Своих людей (срв. Пс. 27:1-2). Удерживая ветхозаветное понимание С, христианство спири-туализирует его, хотя и здесь С. мыслится как духовно-телесное, поскольку оно включает в себя воскресение и просветление тела. С. — это не просто С. от погибели, от смерти и греха, но и С. для «обновления жизни», «жизни во Христе», для свободы (от закона и от греха); С. — это «оправдание», «святость», «мудрость», это вера, надежда, любовь и многообразные «духовные дары» (срв. Рим. 6:8; Кол. 3:12-14; Еф. 2:4-8). С. должно завершиться в эсхатологической перспективе загробного суда и загробной жизни; «жизнь во Христе» требует для своего абсолютного завершения «вечной жизни». Вопрос о том, как соотносятся в деле С. милость Бога и усилие человека, вызвал в христианской теологии многовековые споры о предопределении, благодати и свободе воли. В корне отличное понимание С. развивается в буддизме, манихействе, гностицизме. И здесь С. понимается не ситуативно, а абсолю-тизированно, но при этом из идеи С. элиминируется все телесное и позитивное; С. есть освобождение от мира и от жизни в целом, преодоление желаний и привязанностей, «угасание» («мокша», «нирвана»). Такое С. может быть уделом отрешенного духа, но не тела, воспринимаемого как помеха к С. (см. «Дхаммапада», ст. 202; рус. перев. М., 1960, с. 93). Для этого типа учений о С. характерно представление, согласно которому человек путем самоуглубления и отрешения сам «спасает» себя, а не получает свое С. из рук божественного спасителя (буддизм хинаяны требует от каждого быть для себя «светильником», тогда как буддизм махаяны окружает верующего пантеоном спасающих его бодхисатв). Христианский гностицизм играет с амбивалентным образом т. н. спасенного спасителя (ср. Beyschlag К. Herkunft imd Eigenart der Papiasfragmente. — «Studia patristica», 1961, Bd 4, S. 268-80); тенденции, клонящиеся к присвоению самому аскету роли спасителя, выступают в христианстве и позднее (напр., ересь т. н. «равных Христу» в палестинском монашестве V в.). Кризис христианской традиции в новоевропейской культуре стимулирует рецепции буддийско-гностической идеи С. — преодоление воли в этике Шопенгауэра, рецепты «самоспасения» в теософии и антропософии и т. п. Наиболее радикальной противоположностью теистической идеи С. в новоевропейскую эпоху выступает социальная и техническая утопия, ставящая на место подаренного Богом трансцендентного сущего посюстороннее будущее, создаваемое самими людьми, которые планируют при этом и собственную сущность. Утопический социализм (напр., в анфантеновском варианте) и тем более буржуазная утопия нередко перенимают внешние черты религиозного сальвационизма. В особенности это относится к крайне реакционным утопиям фашизма, в центре которых стоит образ «вождя», окруженный псевдомистическим ореолом носителя эсхатологического С. (ср. GuardiniR. Der Heilbringer in Mythos, Offenbarimg und Politik. Stuuiig., 1946). Сергей Аверинцев. София-Логос. Словарь

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

СПАСЕНИЕ

греч. ???????, лат. salus) – в религ. мировоззрении предельно желат. состояние человека, характеризующееся избавлением от зла – как морального ("порабощенности греху"), так и физического (смерти и страдания), полным преодолением отчуждения и несвободы. С. выступает как конечная цель религ. усилий человека и высшее дарение со стороны бога. Противопоставленность грехопадения (понимаемого либо как вина перед личным богом, либо как неразумное вхождение личной или мировой души в круговорот материального бытия) и С., в к-ром это грехопадение снимается, определяет внутр. строй теизма (иудаизма и особенно христианства, в гораздо меньшей степени ислама), а также вост. вероучений типа зороастризма, манихейства, буддизма и т.п. Все эти религии (к к-рым принадлежит и гностицизм) иногда называют "религиями С." (нем. Erl?sungsreligionen) в отличие от язычества, где идея С. присутствует лишь в зачаточном виде. Начиная с первобытных времен человек постоянно обращается к своим духам, демонам, богам и героям с просьбой о помощи в к.-л. конкретной ситуации – об избавлении от нужды или болезни, об удаче на охоте или на войне и т.п. Это свойство иногда быть "спасителем" не является обязат. и необходимым для языч. бога, но оно практически важно для молящегося, для культовой практики именования бога: из всей суммы амбивалентных возможностей божества необходимо выделить, назвать по имени, магически заклясть и тем побудить к действию как раз те, к-рые сулят молящемуся перспективу С. Ряд божеств греч. Олимпа – Зевс, Афина, Деметра, Дионис, Асклепий, Диоскуры и др. – носил имя "Спасителей". Это конкретно-ситуативное С. могло получать в развитом греко-рим. язычестве высокий нравств. смысл (С. отечества, "С. римского народа" и т.п.). Но языч. С. всегда остается частным, не окончательным: вечный равномерный ритм добра и зла в языч. космосе делает всякое безусловное С. сомнительным. Нечто иное наблюдается в религ. мире древнего Ближнего Востока, в частности Египта (ноты безусловного доверия к благу, исходящему от божества, в древнеегип. гимнах). При этом егип. религия с ее обычным интересом к вопросам загробной жизни связывает испрашиваемое у богов С. с вечностью. Следующий шаг к абсолютизации С. сравнительно с др. ближневост. религиями был сделан ветхозаветным иудаизмом. Эмоц. фоном библейского учения о С. является абсолютизация бедствий, из к-рых должен "спасти" человека или "избранный народ" Яхве. Речь идет уже не о частной катастрофе в неизменяемом ритме бытия – вся жизнь человека среди людей и народа среди народов есть непрекращающаяся катастрофа. Адепт библейской веры не просто обращается к богу, но "взывает", "вопиет" к нему "из глубин" (Пс. 129, ст. 1) – из провалов своего бедственного бытия или из бездны своей потрясенной души; преобладающая интонация кн. Псалмов и пророческих книг есть интонация вопля. Уже физич. космос Ветхого завета, в отличие от антич. космоса, пугающе-непостижим в своей иррегулярной динамике: земля "колеблется", воды "шумят, вздымаются" (Пс. 45, ст. 3–4), горы "как воск тают" (Пс. 96, 5) и "прыгали, как огны" (Пс. 113, 4), исполинские чудища поражают своей несоизмеримостью с человеч. мерой; еще больше затерян человек перед лицом человеч. мира, силами социального отчуждения (Пс. 12, 2). Но все это служит лишь фоном для оптимистич. ветхозаветного учения о С.: в критич. момент обращенный к Яхве "из глубин" вопль услышан, и предельно бедственное состояние, казалось бы не оставлявшее никакой надежды на С., перекрывается грандиозностью непостижимого и окончат. С. (Пс. 21, кн. Эсфирь и др.). Характерно, что этот поворот часто рисуется как парадоксальный (финал кн. Иова). Содержание идеи С. в Ветхом завете конкретно и вещественно – освобождение от рабства и возвращение из плена, здоровье и многодетность, изобилие и удача; но одновременно с этим выступают и нравств. аспекты С.: "мир" и "справедливость" (напр., в кн. пророка Исайи начиная с 40-й гл.). С. целостно и объемлет все бытие человека; в силу этого оно начинает к талмудич. эпохе требовать веры в загробную жизнь и воскресение, в "будущий мир", где оно завершится. Это телесно-духовное и посюсторонне-потустороннее С. является свободным дарением бога, имеющим для него существ. характер. Яхве – это не просто бог, к-рый иногда может сообщить кому-либо С., но сам по своей сущности есть "С." для своих людей (ср. Пс. 27, 1–2). Удерживая ветхозаветное понимание С., христианство спиритуализирует его, хотя и здесь С. мыслится как духовно-телесное, поскольку оно включает в себя воскресение и просветление тела. С. – это не просто С. от погибели, от смерти и греха, но и С. для "обновления жизни", "жизни во Христе", для свободы (от закона и от греха); С. – это "оправдание", "святость", "мудрость", это вера, надежда, любовь и многообразные "духовные дары" (ср. послания апост. Павла к римлянам, 6–8; к колоссянам, 3; к эфесянам, 2). С. должно завершиться в эсхатологич. перспективе загробного суда и загробной жизни; "жизнь во Христе" требует для своего абс. завершения "вечной жизни". Вопрос о том, как соотносятся в деле С. милость бога и усилие человека, вызвал в христ. теологии многовековые споры о предопределении, благодати и свободе воли. В корне отличное понимание С. развивается в буддизме, манихействе, гностицизме. И здесь С. понимается не ситуативно, а абсолютизированно, но при этом из идеи С. элиминируется все телесное и позитивное; С. есть освобождение от мира и от жизни в целом, преодоление желаний и привязанностей, "угасание" (см. Мокша, Нирвана). Такое С. может быть уделом отрешенного духа, но не тела, воспринимаемого как помеха к С. (см. "Дхаммапада", ст. 202; рус. пер., М., 1960, с. 93). Для этого типа учений о С. характерно представление, согласно к-рому человек усилием самоуглубления и отрешения сам "спасает" себя, а не получает свое С. из рук божеств. спасителя (буддизм хинаяны требует от каждого быть для себя "светильником", тогда как буддизм махаяны окружает верующего пантеоном спасающих его бодисатв). Христ. гностицизм играет с амбивалентным образом т.н. спасенного спасителя (ср. K. Beyschlag, Herkunft und Eigenart der Papiasfragmente, "Studia patristica", 1961, Bd 4, S. 268–80); тенденции, клонящиеся к присвоению самому аскету роли спасителя, выступают в христианстве и позднее (напр., ересь т.н. "равных Христу" в палестинском монашестве 5 в.). Кризис христ. традиции в новоевроп. культуре стимулирует рецепции буддийско-гностич. идеи С. – преодоление воли в этике Шопенгауэра, рецепты "самоспасения" в теософии и антропософии и т.п. Наиболее радикальной противоположностью теистич. идеи С. в новоевроп. эпоху выступает социальная и технич. утопия, ставящая на место подаренного богом трансцендентного сущего посюстороннее будущее, планируемое самими людьми, к-рые планируют при этом также и собств. сущность. Утопич. социализм (напр., в анфантеновском варианте) и тем более бурж. утопия нередко перенимают внешние черты религ. сальвационизма. В особенности это относится к крайне реакц. утопиям фашизма, в центре к-рых стоит образ "вождя", окруженный псевдомистич. ореолом носителя эсхатологич. С. (ср. R. Guardini, Der Heilbringer in Mythos, Offenbarung und Politik, Stuttg., 1946). Подобная же имитация религ. веры в "спасителя" характерна для идеологии совр. китайского маоизма. Лит.: Маркс К., Энгельс Ф., О религии. [Сб.], М., 1955; Глубоковский Н. Н., Искупление и искупитель по Евр. II, П., 1917; Lietzmann H., Der Weltheiland, Bonn, 1909; Otto Ft., West-?stliche Mystik. Vergleich und Unterscheidung zur Wesensdeutung, 2 Aufl., Gotha, 1929; Staerk W., Soter, [Bd] 1, G?tersloh, 1933; его же, Die Erl?sererwartung in den ?stlichen Regionen, Stuttg., 1938; L?with K., Weltgeschichte und Heilsgeschehen, 3 Aufl., Z., 1957. С. Аверинцев. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Спасение

(Salvation). Спасение  это избавление человека от власти и последствийгреха.

Библейские представления. Распространенные евр. слова, обозначающие спасение, образованы от корня yasa ("широта", "простор", "свободаот принуждения", т.е. избавление), и очевидно, что поле их применения огромно. Буквально они означают спасение от опасности, бедствий, недругов, рабства египетского (Исх 14:13; 15:2), Вавилонского плена (Ис 46:13; 52:1011), врагов (Пс 105:10), поражения (Втор 20:4) или притеснения (Суд 3:31 и т.д.). Спасение от общественного упадка (Ос 1:7) и нужды близко по значению к нравственному и личному благополучию (благоденствию или "счастью", Иов 30:15), а в Пс 27:9 к благословению. "Господь  спасение мое"  вот суть в.з. проповеди, в крой всегда есть оттенок незаслуженной милости. Поздний иудаизм предвосхитил мессианское избавление, включая его политические, национальные и религиозные аспекты (Пс 10:9; ? Бен 9:10; ср. Лк 1:69,71,77).

Т.о., словоsoteria в LXX вобрало в себя широкий спектр значений, крые перешли в НЗ. Здесь оно тоже означает избавление, защиту от любой опасности (Деян 7:25; 27:31; Евр 11:7). Тем неменее корниsaos и sozo передают значение цельности, прочности, здоровья, что придает понятию "спасение" медицинский оттенок,  спасение от бедствий, бесов, смерти (Мк 5:34; Иак 5:15 и т.д.). Иногда это слово означает мир, радость, хвалу и веру, крые вместе с исцелением приобретают для "спасенного" религиозное значение. Иисус называет себя " врачом " (Мк 2:17) и совершает чудеса исцеления, показывая, как физическое и духовное исцеление объединяются и несут "спасение" (Лк 4:1819).

Чаще всего слово soteria и образованные от него слова означают избавление, защиту от всех духовных опасностей, благословение Божье. Ему противостоит разрушение (Флп 1:28), смерть (2 Кор 7:10), гнев Божий (1Фес 5:9); оно доступно всем (Тит 2:11), все его вкусят (Иуд 3), и оно будет вечным (Евр 5:9).

Спасение совершается только через Христа (Деян 4:12; Лк 19:10) и, прежде всего, через Его смерть (Евр 2:10; Рим 5:910); Христос  "вождь спасения". В этом смысле спасение придет "от иудеев" (Ин 4:22), но оно действенно и для язычников (Рим 11:11). Его возвестили (преподали) как слово и путь жизни (Деян 13:26; 16:17; Еф 1:13), крые даются лишь верой, т.е. твердым упованием и доверием (Деян 16:3031; Еф 2:8). Оно зиждется на воскресении и господстве Христа (Рим 10:9) над "призывающими" Его (Деян 2:21; Рим 10:13). Получив его однажды, мы не должны пренебрегать им (Евр 2:3; 1 Кор 15:2; 1 Пет 2:2; Флп 2:12). Спасение нужно "утверждать", "удерживать", в нем нужно "возрастать". Некрые будут спасены лишьвконце(1 КорЗ:15; 1 Пет4:18).

Полнота спасения. Полноту спасения доказывает: (1)То, от чего мы спасаемся: от греха и смерти; вины и отчуждения; неведения истины; дурных привычек и пороков; страха перед бесами, страха смерти и ада, страха перед Богом; отчаяния, отчуждения от людей, мирского гнета; бессмысленности жизни. Ап. Павел определенно свидетельствует, что спасение дало ему мир, доступ к благодати, путь к общению с Богом, упование на славу Божью, предназначенную людям, терпение в страданиях, стойкость, надежду, доказательство Божьей любви и силы Духа, неослабевающее чувство присутствия воскресшего Христа и прочную радость о Боге (Рим 5:111). Цель спасения  осуществление Царства Божьего; спасение распространяется на общество, на природу, освобождая всю тварь от покорившей ее суеты (Рим 8:1920), и на всю вселенную, объединяя ее разделенные элементы (Еф 1:10; Кол 1:20).

(2) То обстоятельство, что спасение уже совершилось (Рим 8:24; Еф 2:5; Тит 3:58), совершается ныне (1К0р 1:18; 15:2; 2 Кор 2:15; 6:2; 1 Пет 1:9; 3:21) и будет совершаться в будущем (Рим 5:910; 13:11; 1 Кор 5:5; Флп 1:56; 2:12; 1 Фес 5:8; Евр 1:14; 9:28; 1 Пет 2:2). Спасение  это то, что дается свободно и окончательно Божьей благодатью (оно включает прощение, к-рое в одном послании названо оправданием, дружбу или примирение, искупление, сыновство и новое рождение), то, что постоянно передается (освящение возрастающее освобождение от зла и обогащение добром,  приобщение к вечной жизни, стяжание духовной силы, свобода, радость, возмужание во Христе), и то, к чему нужно стремиться (искупление тела, совершенное уподобление Христу, окончательная слава).

(3) Различные аспекты спасения: религиозные (Божье благоволение, прощение, примирение, сыновство, принятие Духа, бессмертие); эмоциональные (прочная уверенность, мир, мужество, упование, радость); практические (молитва, наставничество, дисциплина, самоотвержение, служение); этические (новые нравственные силы, необходимые для новых нравственных целей, свобода, победа над миром); личные (новые мысли, убеждения, устремления, побуждения, удовольствия, самореализация); социальные (новое ощущение единства со всеми христианами, сострадание ко всем людям, преобладающее надо всем желание любить так, как любил Христос).

Спасение в НЗ. Разнообразие мнений подтверждает сложность этой идеи. Иисус исходит из всеобщности греха и нужды людей, проистекающих из непослушания (Мф 7:23; 13:41; 24:12; "беззакония",  21:2829) и порождающих болезнь "души" (Мк 2:17), оскверняющих человека изнутри (Мф 7:1516; 12:35; ср. 5:2122,2728; 15:1920; 23:25) и оставляющих его должником перед Богом (6:12; 18:2324). Поэтому Он зовет всех к покаянию (Мк 1:15; Лк 5:32; 13:3,5; 15:10), т.е. к перемене мировоззрения и образа жизни, в крой отныне воцаряется Бог (Лк 8:2; 19:9; [Ин 8:11]; Мф 9:9 и т. д.), требует ежедневно молиться о прощении, сам прощает грехи (Мк 2:5) и свидетельствует, что смиренное покаяние  единственный путь к Богу (Лк 18:910).

Благость Божья полнее всего выразилась в открытости Христа к грешникам и Его дружбе с ними. Человеку не нужно добиваться Божьего благоволения  Бог сам ждет, когда человек вернется к Нему (Лк 15:1124). Единственное непременное условие для этого  внутренняя перемена: от неповиновения  к детскому доверию и готовности повиноваться Богу. Они ведут к новой жизни в Боге, края в Евангелии описывается как брачный пир, вино, найденное сокровище, радость, мир, свобода и честь называться детьми Всевышнего.

Ап. Петр тоже призывает к покаянию (Деян 2:38), обещает прощение и дар Духа всем, призывающим имя Господне. Спасение от прошлых прегрешений и причастности к развращенному роду необходимо для того, чтобы открылись "наследствонетленное" иславаБожья(1 Пет 1:35 ит. д.).

У Иоанна Бог спасает от смерти и осуждения. Он говорит о спасении как о богатстве жизни вечной (36 раз в Евангелии, 13 раз в 1 Ин), как о даре жизни во Христе и со Христом. Спасение начинается полным обновлением (" новым рождением"); просвещает светом истины ("познанием", "светом") и проявляется в любви (Ин 3:516; 5:24; 12:25; 1 Ин 4:711; 5:11).

Ап. Павел понимал, что, как и все остальные люди, не способен собственными усилиями достичь праведности закона изза "власти" греха, влекущего за собой смерть. Поэтому спасение не избавляет от осуждения на основании того, что Христос искупил грех (Рим 3:2122), и избавление происходит посредством вторгающейся силы Духа, Духа воскресшего Христа. Вера, края принимает смерть Христа ради нашего спасения, соединяет нас с Ним столь прочно, что вместе с Ним мы умираем для греха и восстаем к новой жизни (Рим 6:12). Спасение ведет к свободе от власти греха (ст. 7,18; 8:2), к торжеству Духа, уверенности в сыновстве (гл. 8) и более тесному единству со Христом. Вместе с тем верующий одерживает победу над смертью и готовится к жизни вечной(6:13,2223; 8:11).

Дальнейшее развитие. Даже из этого краткого очерка видно,что необходим обстоятельный сравнительный анализ, систематизация и новые современные формулировки, чтобы прояснить смысл спасения в христианской вере. Этим занимается сотериология  учение о спасении (soteria). Она исследует, напр., насколько мистические культы I в. н.э. повлияли на христианские чаяния, восходящие к иудаизму. В этих культах спасение  это "всякоеблагословение, какое только возможно пожелать", и, прежде всего, бессмертие. Прежде чем обратиться к христологии, патристика пристально изучала смысл выкупа, крый Христос заплатил за спасение человека и его свободу.

Позднее Восточная церковь объясняла смертность человека грехопадением и мыслила спасение исключительно как дар вечной жизни, полученный посредством воскресения Христова. Западная церковь считала, что в результате грехопадения человек унаследовал вину (Амвросий Медиоланский) и порочность (Августин) рода человеческого, и мыслила спасение как дар благодати, обретенной через смерть Христа. Лишь благодать Божья может снять вину и избавитьот порока.

Ансельм Кентерберийский и Абеляр рассматривали соотношение спасения и креста Христова, искупившего грехи людей и ставшего примером жертвенной любви. Лютер рассматривал связь креста и воспринимающей веры, Кальвин  соотношение креста и суверенной воли Божьей. Католическая мысль подчеркивала объективный аспект спасения в Церкви, а протестантизм  субъективный опыт спасения внутри конкретной человеческой души. Современная мысль изучает психологический процесс и этические результаты спасения, подчеркивая при этом необходимость "спасти" общество.

R.E.O. WH1TE(nep. А.К.)

Библиография: L.H. Marshall, Challenge of NT Ethics; H.R. Mackintosh, Christian Experience of Forgiveness; V. Taylor, Forgiveness and Reconciliation; E. Kevan, Salvation; U. Simon, Theology of Salvation.

См. также: Спаситель.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теологический энциклопедический словарь

Найдено схем по теме СПАСЕНИЕ — 0

Найдено научныех статей по теме СПАСЕНИЕ — 0

Найдено книг по теме СПАСЕНИЕ — 0

Найдено презентаций по теме СПАСЕНИЕ — 0

Найдено рефератов по теме СПАСЕНИЕ — 0