СХОДСТВОСхоластика и идеал знания

СХОЛАСТИКА

Найдено 27 определений термина СХОЛАСТИКА

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Схоластика

формальное, оторванное от жизни и практики знание; начетничество.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий энциклопедический словарь философских терминов

Схоластика

отвлеченно-догматический способ мышления, опирающийся не на реалии жизни, а на формально-логическую правильность односторонне-дедуктивных, чисто вербальных (словесных) рассуждений)

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

Схоластика

греч. scholasticos - школьный, "школьная философия"] может рассматриваться как методика развития отдельных интеллектуальных качеств путем решения учебных логических задач (в том числе и бессмысленных).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идиоматических выражений

Схоластика

греч. "scolastikwz", "школьный", "ученый") - тип религиозной философии, характеризующийся соединением теолого-догматических предпосылок с рационалистической методикой и интересом к формально-логическим проблемам; получила наибольшее развитие в Западной Европе в средние века.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия политики: глоссарий терминов проекта Арктогея

Схоластика

от лат. scholastikos – ученый, школьный, от гр. schole – школа) – 1) средневековая религиозная философия, характеризующаяся соединением теолого-догматических предпосылок с рационалистической методикой и интересом к формально-логическим проблемам; 2) бесплодное умствование; формальное знание, оторванное от жизни.  

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь по культурологии

СХОЛАСТИКА

школъная философия; возникла в средневековых школах; ее основные черты —уважение к традиции (Аристотель), отказ поставить под сомнение религиозную веру. Главным спором схоластики был так называемый спор об «универсалиях», т.е. о реальности или нереальности общих идей. В этом отношении номиналисты выступали против рационалистов. См. Абеляр, Арабская (философия), Аверроэс, Авиценна, Номинализм, Фома Аквинский (святой).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский словарь

Схоластика

IX-XIVв.в. от лат. Schole - ученая беседа, школа) - средневековая латинская теологическая философия, разрабатывающаяся и преподававшаяся в придворных, епископальных и монастырских школах, а затем в университетах Западной Европы. Как правило философы-схоласты были докторами теологии. Идейные истоки схоластики восходят к неоплатонизму и патристике. Период формирования западной схоластики связан прежде всего с деятельностью Эриугены (810-877), который с помощью философии обосновал христианскую религию, что в дальнейшем стало характерной чертой схоластики.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

СХОЛАСТИКА

от греч. школа) - средневековая философия, истолковывающая смысл и содержание Священного Писания путем логики и рассуждений. Преподавалась на теологических факультетах школ и университетов и оттачивалась в диспутах. В ее истории выделяют следующие периоды: формирования (V-Х в.), поздней схоластики (Х-ХIII вв.), зрелой схоластики (ХIII-ХIV вв.) и кризис ее (ХV-ХVIII вв.). Ее основные представители: Пьер Абеляр, Фома Аквинский, Роберт Гроссетест, Уильям Оккам. Схоластика придерживалась представлений о боге как вневременном и бесконечном абсолюте, духовном первоначале, сверхъестественной личности, создавшей мир природы и человека, управляющей всем силе.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Тематический философский словарь

Схоластика

тип религиозной философии, возникший в средние века и характеризующийся повышенным вниманием к формально-логическим аспектам философствования, его отрыву от опыта. Схоласты считали, что любое знание может быть дано и обосновано Библией с помощью строгих логических рассуждений. С. отличают утонченная культура доказательств, стройность теоретических построений, четкость терминов и определений. С другой стороны, поскольку результаты любых философских рассуждений определены заранее догматикой христианской религии, .С. часто обвиняли в догматизме, консервативности, в предопределенности ее выводов богословием (знаменитый средневековый тезис: «философия — служанка богословия»).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия. Словарь по обществознанию

СХОЛАСТИКА

лат.-школа): 1. Европейская средневековая философия, стремившаяся рационально обосновать и чисто логически доказать истинность христианского вероучения. Развивалась в средневековых университетах (центр – Парижский университет). Используя философское наследие Аристотеля и Платона, переосмысленное с позиций христианской догматики, схоластика систематизировала католическое вероучение и создала своды («суммы») теологических комментариев этого вероучения. Мыслители эпохи Возрождения рассматривали схоластику как одно из негативных явлений средневековой традиции, мешавшее развитию естественных н общественных наук, решительно критиковали ее. Они первыми стали считать схоластику синонимом бесплодного и бессодержательного, оторванного от жизни умствования, пустой словесной игры. 2. Школьная философия; возникла в средневекоеых школах; ее основные черты – уважение к традиции, отказ поставить под сомнение религиозную. веру. Главным спором схоластики был так называемый спор об «универсалиях», т.е. о реальности или нереальности общих идей (реализм и номинализм).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: «Евразийская мудрость от а до Я», толковый словарь

СХОЛАСТИКА

от лат. schola - школа) — ср.-век. философия в Европе 11—14 вв., стремившаяся дать теоретич. обоснование релит. мировоззрению. Осн. идея ортодокс. С. - «рациональное» обоснование релит, догм путем применения логич. методов доказательства. Отражая господство в ср.-век. феод. об-ве религии и церкви, С. исходила из признания за философией роли служанки богословия. Для С. характерен авторитаризм мышления, исходящего из непреложных истин откровения и выдвигающего на первое место авторитет «св. писания», а также творений «отцов церкви», постановлений вселен, соборов и т. д. С. осуществила систематизацию христ. вероучения и создала своды («суммы») католич. богословия, используя филос. наследие Аристотеля и неоплатонич. традицию в христ. переработке (ареопагити-ки). В рамках схоластич. метода получила развитие борьба 2 тенденций в философии - идеалистической (реализм, служивший филос. базой католицизма) и оппозиц. ей филос. течений (номинализм, аверроизм, скотизм, оккамизм), выражавших материали-стич. тенденции в развитии ср.-век. филос. мысли. Уже в 15 в. становится очевидной несовместимость схоластич. метода с дальнейшим развитием естествознания, ? С. приходит в состояние глубокого упадка.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Атеистический словарь

СХОЛАСТИКА

греч. scholasticos — школьный) — средневековая “школьная философия”, представители к-рой— схоласты — стремились рационально обосновать и систематизировать христианское вероучение. Для этого они использовали идеи античной философии (Платона и особенно Аристотеля, взгляды к-рого С. приспосабливала к своим целям). Большое место в средневековой С. занимал спор об универсалиях. Исторически С. разделяется на несколько периодов: для ранней С. (11—12 вв.) характерно влияние неоплатонизма (Эри-угена, Ансельм Кентерберийский). В пору “классической” (зрелой) С. (12— 13 вв.) господствовал “христианский аристотелизм” (Альберт Великий, Фома Аквинский). Представители поздней С. (13—14 вв.) выступали против томизма (Цунс Скот), противопоставляя ему теорию двойственной истины.. Под ударами философии Возрождения С. утратила доминирующие позиции в идеологии. Происходившие позднее (15— 16 вв.) споры между католическими (т. наз. неосхоластики, исп. иезуит Ф. Суа-рес) и протестантскими (Ф. Меланхтон) богословами в конечном счете отражали борьбу католической церкви против Реформации. С этой идейной борьбой нек-рые западные авторы связывают расцвет схоластической философии. В последующие вв. С. теряет свое былое влияние, испытывая разрушительное воздействие со стороны передовых учений философии нового времени (Декарт, Гоббс, Локк, Кант, Гегель и др.). С 19 в. начинается оживление схоластики, к-рая в настоящее время объединяет различные школы католической философии.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

СХОЛАСТИКА

направление ср.-век. католич. теологии (см. Богословие) и философии, стремящееся рационально обосновать и систематизировать христ. вероучение. В истории философии различают раннюю (XI—XII вв.), зрелую, или классич. (XII—XIII вв.), и позднюю С. (XIII—XIV вв.). В ранний период своего развития С., опираясь на труды Августина и неоплатонизм, утверждала идеи христианства. К этому периоду относятся споры номиналистов и реалистов. Важнейшие представители этого периода — Эриугена, Ансельм Кентерберийский, П.Абеляр. В зрелый период С. меняет ориентиры от платонизма к аристотелизму (произведения Аристотеля усиленно переводятся на лат. язык и издаются). Схоласт. философия становится предметом исследования в открытых в этот период университетах Болоньи, Парижа, Оксфорда и др. Самый изв. схоласт этого периода — Фома Аквинский, предложивший в своей «Сумме теологии» пять доказательств бытия Бога. В завершающий период в С. появляются критические элементы: Иоанн Дунс Скотт критикует идеи Фомы Аквинского, У.Оккам развивает учение о двух истинах. Свое доминирующее положение в философии С. теряет в эпоху Возрождения. Нек-рые идеи С., связанные с ее лексикой, формализацией логич. доказательств, вошли в арсенал последующего развития философии. См. также Богословие, Томизм. Лит.: Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии: Латинская патристика. М., 1979; Неретина С.С. Верующий разум: К истории средневековой философии. Архангельск, 1995; Попов П.С., Стяжкин Н.И. Развитие логических идей от Античности до эпохи Возрождения. М., 1974; Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней: В 6 т. СПб., 1994. Т. 2. Средневековая философия. Б.В.Емельянов

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

СХОЛАСТИКА

(от лат. schola - школа) - вначале это традиция христианского образования в Средние века, привлекшая античное культурное наследие и связанная со "школами" - первыми европейскими университетами. В философии схоластика всесторонне использовала творческие возможности естественного человеческого разума для лучшего понимания богооткровенных истин, систематического выражения вероучения, осмысления человека и мира в свете веры. Начало схоластики связывается с именами Алкуина и Иоанна Скота Эриугены (VIII-IX в.), когда в Западной Европе произошло расщепление культуры и религиозной жизни, веры и разума. В схоластике теология в целом превалировала над философией, но предоставляла ей весьма широкие права в своей области. Схоластика рациональна, она использовала для христианской философии достижения мысли, заимствованные из античности и арабомусульманской культуры. Схоластика не в силах была полностью преодолеть расщепление веры и культуры, но вплоть до XIV - XV вв. предотвращала их полный разрыв. Вершина схоластической мысли - XIII в., когда возник томизм, признанный основным для католицизма. "Применение разума для нужд веры и в самой вере, но приобретшее в конечном счете научную форму, и есть "схоластика". По сравнению с Отцами Церкви схоластика - не столько новая доктрина, сколько новый интеллектуальный стиль, соответствующий тому времени, когда христианская традиция, внезапно обогащенная вкладом аристотелизма, усвоила большое количество новых научных и философских понятий" (Э.Жильсон). Это иной тип христианской мудрости: если для древних Отцов была важна целостная мудрость преображенного благодатью разума, укорененного в сердце человека, то в схоластике разум верующего считался таким же, как у всех людей, но используемым по-христиански.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

СХОЛАСТИКА

Второй период в истории средневековой философии (XI—XVI вв.). Термины «схоластика» и «схоластический» часто употребляются в том пренебрежительном значении, которое они приобрели в XVIII веке. Аналогичный оттенок тогда приобрело, к примеру, слово «готика». Насмешки и ложь, повторявшиеся в былые времена (не только в XVIII веке, но прежде всего в эпоху Возрождения), свидетельствуют о невежестве тех, кто занимался распространением этого предрассудка. Типично схоластическим считается вопрос: «Сколько ангелов помещается на кончике иглы?»,— хотя все без исключения схоласты полагали, что ангелы — существа вне-пространственные и подобный вопрос не имеет смысла.

Между тем схоластика, особенно ее кульминационный период (XIII век), относится к наиболее ярким эпохам в развитии философской мысли. Это время блестящего расцвета логики, онтологии, философии языка, философии человека (антропологии) и других философских дисциплин. Известный историк философии утверждает, что «философия, долго и успешно развивавшаяся в одном направлении, никогда не создавала столь насыщенной и законченной системы понятий, какую создала схоластика» (Татаркевич). Схоластика была в то же время и научной философией, ибо носила совершенно безличный, объективный и рациональный характер.

Падение схоластики под градом насмешек писателей эпохи Возрождения ознаменовало собой начало воистину мрачного «переходного» периода между двумя эпохами живой мысли: схоластической и современной. Большая часть достижений, накопленных в античности и Средневековье, была забыта, и только в конце XIX века философия вновь обратилась к схоластическим традициям.

Поэтому употребление термина «схоластика» в рассмотренном выше смысле — суеверие, и в этом сходятся все знакомые с предметом люди.

См.: Возрождение, прогресс, философия Нового времени.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Сто суеверий. Краткий философский словарь предрассудков

СХОЛАСТИКА

от лат. schola - школа) - школьная наука, школьное движение в период западнохрист. средневековья (в т. ч. в Византии), школьное направление развития науки, философии, теологии. В кит., инд., ислам, философии также имеет место нечто аналогичное схоластике. Для схоластики христ. западного мира (6 и 9 -15 вв.) характерно то, что наука и философия основывались на христ. истинах, изложенных в догмах. Однако было высказано много мыслей, не согласующихся с догмами христианства, особенно под прикрытием учения о двойственной истине. Этапы развития схоластики: 1) Ранняя схоластика (9-12 вв.), стоявшая еще на почве нерасчлененности, взаимопроникновения науки, философии, теологии, характеризуется оформлением схоластического метода (см. Sie et поп) в связи с осмыслением специфической ценности и специфических результатов деятельности рассудка и в связи со спором об универсалиях. Главные представители схоластики: в Германии - Рабан Мавр, Ноткер Немецкий, Гуго Сен-Викторский; в Англии - Алкуин, Иоанн Скот Эриугена, Аделард из Бата; во Франции - Абеляр, Жильбер Поретанский, Амальрик из Бена; в Италии - Петр Дамиани, Ансельм Кентерберийский, Бонавентура. 2) Средняя схоластика (13 в.) характеризуется окончательным отделением науки и философии (особенно натурфилософии) от теологии, а также внедрением в западное философское мышление учения Аристотеля (см. Европейская философия), имевшегося, правда, только в лат. переводе. Формируется философия больших орденов, особенно францисканского и доминиканского, а также системы Альберта Великого, Фомы Аквинского, Дунса -Скота. Затем последовал спор между сторонниками Августина, Аристотеля и Аверроэса, спор между томистами и скотистами. Это было время великих философско-теологических энциклопедий. Др. главные представители схоластики: в Германии - Витело, Дитрих Фрейбергский, Ульрих Энгельберт; во Франции - Винченцо Бовэ, Иоанн Жандунский; в Англии - Роджер Бэкон, Роберт Гроссетест, Александр Гэльсский; в Италии - Эгидий Римский. 3) Поздняя схоластика (14 и 15 вв.) характеризуется рационалистической систематизацией (благодаря которой схоластика получила отрицательный смысл), дальнейшим формированием естественно-научного и натурфилософского мышления, выработкой логики и метафизики иррационалистического направления, наконец, окончательным отмежеванием мистики от церковной теологии, становившейся все более нетерпимой. Когда в нач. 14 в. церковь уже окончательно отдала предпочтение томизму, схоластика с религиозной стороны стала историей томизма. Главные представители поздней схоластики: в Германии - Альберт Саксонский, Николай Кузанский; во Франции - Жан Буридан, Николай Орезмский, Петр д&Альи; в Англии - Уильям Оккам; в Италии - Данте. В период Гуманизма, Возрождения, Реформации схоластика перестала быть единственной духовной формой западной науки и философии. Неосхоластика защищает примат христ. философии. Схоластически и - соответствующий методу схоластики; в отрицательном смысле - хитроумный, чисто рассудочный, спекулятивный.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

СХОЛАСТИКА

буквально: "школьная наука") – получила свое название в связи с развитием в средние века школ и университетов и преподавания в них теологии и философии в упрощенной, достаточно схематической форме путем заучивания библейских догматов и книг выдающихся на то время церковных авторитетов в области религиозного (христианского) мировоззрения. В историко-философском смысле СХОЛАСТИКА – второй, вслед за патристикой (см. патристика), крупный этап в развитии западной религиозной (христианской) философии. Различают: раннюю схоластику (XIX-XII вв., крупные представители – Иоанн Скот Эриугена, Ансельм Кентерберийский, Пьер Абеляр и др.). Для этого периода характерна слитность, нерасчлененность религии, философии, научных знаний. Анализировалась христианская догматика, выяснялась природа общих понятий (универсалий) и соотношение их с именами (номинами), обозначавшими отдельные, конкретные явления (спор номиналистов и реалистов). Шла речь о взаимодействии разума и веры, философии и теологии, выяснялась их роль и соподчиненность. Еще большее внимание этим вопросам уделяла средняя (зрелая) схоластика (XIII в.: Альберт Великий, Дунс Скот, Фома Аквинский, Роджер Бэкон и др.). В этот период предпринимается попытка отделить философию от теологии (возрождается концепция "двойственной истины", идущая от арабской философии, от Аверроэса и др., суть которой заключалась в том, чтобы не смешивать философию и религию, считать их обеих самостоятельными, самоценными формами знания; разными путями, ведущими к истине). В схоластике эта проблема решалась все-таки в пользу религии, философии вменялась подчиненная роль, роль "служанки богословия". Философия должна была с помощью разума обосновывать и подкреплять веру. Поэтому философы данного периода много занимались доказательством бытия бога, обоснованием истинности и ценности именно христианской религии (работы Фомы Аквинского: "Сумма против язычников", "Сумма теологий" и др.). При этом использовалась логика Аристотеля, поэтому в данный период возрождаются идеи аристотелизма, натурфилософии, осуществляется окончательная систематизация христианского вероучения, оно становится хрестоматийным. Поздняя схоластика (XIV-XV вв.) завершает схоластическое знание и подготавливает переход к эпохе Возрождения и Реформации католицизма. Этот период характеризуется усилением рационализма, подвижками в развитии научного мышления, появлением недогматических мировоззренческих доктрин ("Божественная комедия" Данте, пантеизм Н. Кузанского, оригинальная концепция бытия и мышления У.Оккама и др.), критикой папства и роли официальной Церкви. С XIV века в качестве главенствующей философии католицизма оформляется учение Фомы (Томаса) Аквинского, оно получает название томизма и отождествляется с ортодоксальной схоластикой. В период Возрождения, названного эпохой гуманизма, схоластика перестает быть единственной и авторитетной формой духовной жизни. Начиная с XV-XVI вв. она постепенно все более и более оттесняется на периферию культуры того времени и среди свободомыслия Просвещения (XVIII в.) получает отрицательный смысл: рассудочное, бессодержательное, догматическое умствование, бесплодное занятие, игра в слова и умозаключения, содержание которых остается непонятным и поэтому неусвоенным. И в этом отрицательном смысле данный термин часто употребляется в современной лексике, не соотносясь при этом с его историко-философским содержанием.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия: конспект лекций и словарь терминов (элементарный курс)

Схоластика

(Scholasticism).

Форма христианской философии и теологии, разработанная средневековыми учеными, крых называют схоластами (слово происходит от греч. schole  "школа", поскольку схоластическая теология развивалась гл. обр. в университетах и монастырских училищах). Расцвет схоластики пришелся на XIIIXIV вв. Схоластика прежде всего стремилась к ясному и точному определению бытия. Схоласты пытались сочетать идеи римских и греческих философов со Св. Писанием, отцами Церкви и другими христианскими авторами. В своих построениях они опирались на философскую систему Аристотеля и отчасти Платона.

Долгое время схоластику считали скучной и сухой системой взглядов, крую нужно зазубривать. Однако во многих отношениях это весьма динамичная философская система, края пыталась решать вопросы, имевшие непосредственное отношение к реальности. Quastionesdisputatae Фомы Аквинского в большей мере, чем его "суммы", говорят о жизненности этой системы .Философские аспекты схоластики продиктованы не столько теологическими догматами, сколько верой и разумом; схоласты прежде всего стремились постичь реальность с точки зрения человеческого существования.

С помощью схоластического метода средневековые ученые стремились постичь основные моменты теологии, философии и права. Они предлагали противоречивые идеи, желая показать, как можно синтезировать эти сферы человеческого знания посредством разумной интерпретации. Сначала проблему "излагали ", затем ее " оспаривали ", чтобы разум человека, стремившегося чтото понять и узнать, пришел к "открытию". Каждый текст снабжали комментарием. Учитель помогал ученику прочесть текст так, чтобы действительно понять, о чем он. Этот метод выходил за рамки простого запоминания. Разбирая тексты, ученик должен был соглашаться или не соглашаться, а не просто заучивать. Абеляр обстоятельно разработал метод:sicetпоп ("дай нет"). Один вариант диспута назывался quaestiodisputata , т.е. "обсуждаемый вопрос". В нем могли принимать участие схоласты, недавно ступившие на стезю теологии. Другой вариант диспута был значительно тоньше и назывался quodlibet; в нем могли участвовать лишь выдающиеся ученые.

Ансельма Кентерберийского часто называют отцом схоластики. Он предложил онтологическое доказательство бытия Божьего и защищал т.н. реализм. В трактате "Монологион" он предложил знаменитое определение: "вера, ищущая разумения ".

Абеляр принял участие в спорах о том, как "универсалии" (общие понятия) соотносятся с единичными вещами. Он занял промежуточную позицию, рассматривая "универсалии" как уметвенные концепции: они не существуют отдельно от вещей, но это и не произвольные имена.

Известный французский схоласт, представитель реализма и оппонент Абеляра, Жильбер Порретанский, продолжал разрабатывать схоластический метод. Гуго СенВикторский хотел придать схоластике мистический оттенок и подвергся критике за бездоказательность своих построений. Он многим обязан Августину. Бернар Клервоский развивал психологический метод, который в сочетании с мистическими устремлениями оказался более убедительным, чем чистая мистика.

Петр Ломбардский составил компендиум (собрание) "сентенций ". Их преподавали семинаристам, крые готовились к рукоположению. Сентенции были просты и предназначались для заучивания, что в глазах многих дискредитировало всю схоластику в целом.

Альберт Великий продвинулся не многим дальше Петра Ломбардского, но сильно повлиял на Фому Аквинского, достигшего высот схоластической мысли. Фома Аквинский прежде всего стремилея соединить нехристианскую (античную) философию с христианской философией и теологией, утверждая, что Св. Писание можно сочетать с идеями, крые открываются разуму без помощи благодати. Принял он не только Аристотеля, но и Платона, и, разрабатывая свою теологию, пытался опереться на идеи Аверроэса. Некрые современники сочли его взгляды еретическими. Кардинал Тампье осудил его учение о воекресении плоти, изложенное в Quastiones disputatae.

Другой великий схоласт  Бонавентура; однако в сравнении с Фомой Аквинским его стиль кажется многословным и бледным, а концепции  необоснованными изза резкой полемики с аристотелевской философией. Жиль Римский, хотя и не был последовательным томистом, оставил яркий след в схоластике XIV в. Крупнейший схоласт XIV в.  Иоанн Дуне Скот. Его идеи о словоупотреблении отличались исключительной тонкостью. Дунса Скота больше всего интересовали проблемы эпистемологии. Созданная им школа мысли скотизм повлияла на многих философов будущего, включая М. Хайдеггера и JI. Витгенштейна. Уильям Оккам завершает блистательную эпоху схоластики. Его называли номиналистом, поскольку он задавался вопросом о том, обозначают ли слова внешнюю реальность. Для Оккама оставалось неясным, способен ли человеческий разум действительно познать внешнюю реальность.

Схоластика пришла в упадок в XV в. и ненадолго возродилась в XVI в. Попытки вернуть томизму былой авторитет были в XX в. Неотомизм сложился в рамках католицизма и имел некоторый успех.

TJ. German (пер. А. К.)

Библиография: J. Pieper, Scholasticism; ?. Gilson, The Christian Philosophy of St. Thomas Aquinas and The Unity of Philosophical Experience.

См. также: Абеляр, Пьер; Альберт Великий; Ансельм Кентерберийский; Бонавентура; Ду не Скот, Иоанн; Петр Ломбардский; Фома Аквинский; Оккам, Уильям.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теологический энциклопедический словарь

схоластика

СХОЛАСТИКА (от греч. стхог) и лат. schola — научная школа, диспут, ученый доклад) — одна из двух, наряду с мистикой, школ религиозной философии в Средневековой Европе. Если мистики стремились постичь Бога в экстатическом созерцании, то схоласты использовали для обоснования своей религиозной веры методы рационального исследования текстов Священного Писания и Священного Предания.         Различают три этапа развития С. Ранняя С. (9—12 вв.) формировалась в спорах о методах диалектики, т.е. о приемах рационального обоснования религиозных положений. Итог этих споров резюмировал Ансельм Кентерберийский в формуле «credo, ut inteligam» («верую, чтобы понимать»). Высокая С. (13 — начало 14 вв.) заслужила свое название благодаря тому, что привлекла для рационального обоснования веры логику и философию Платона и Аристотеля. Ее вершиной стало учение Фомы Аквинского. Поздняя С. (14—15 вв.) была эпохой кризиса, вызванного усиливающимися призывами перейти от умозрений к эмпирическому изучению природы. Как направление религиозной философии, С. существует и сегодня, прежде всего в различных направлениях неотомизма.         Представление о средневековой С. как о мудрствовании по пустякам — ошибочно. Она анализировала фундаментальные смысложизненные проблемы. Так, парадигмальный образец схоластической дискуссии — длившийся с 11 по 15 вв. спор об универсалиях — был призван обосновать ответ на вопрос: может ли Бог, оставаясь единым и неделимым, существовать в трех лицах? А этим ответом определялся исход борьбы между монотеизмом и «троебожием». Др. образец схоластической дискуссии — о свободе воли — был напрямую связан с основным вопросом теологии — о спасении. Но схоластические споры были, конечно, предельно далеки от тех насущных проблем, которыми люди занимались в повседневной жизни.         Схоласты исходили из убеждения, что потенциально ответы на эти и подобные им вопросы уже даны в Священном писании и текстах отцов Церкви. Эти тексты не просто истинны, — они содержат всю истину. Нужно лишь вычитать ее оттуда. А это значит, что методологический фундамент С, определяющий все др. ее черты, — это догматизм. Схоластов непосредственно интересовала не мудрость самого мира, а мудрость тех, кто ее постиг. Труды схоластов — это продукты герменевтического анализа; это книги, рожденные книгами. На разработку новых идей фактически было наложено табу. Схоластические диспуты велись не о том, истинны ли авторитетные тексты, а о том, истинны ли их интерпретации. Силы лучших умов Европы были брошены на экспликацию и систематизацию того, что уже создано.         Оказавшись в столь узком интеллектуальном пространстве, схоласты направили свою энергию на решение тех проблем, которые еще оставались в их компетенции: на разработку методов дедуктивного вывода, экспликации, дистинкции и дефиниции. Полученные результаты сразу же испытывались в спорах по сложнейшим, а подчас и принципиально неразрешимым, проблемам; напр., по вопросу, как совместить божественное всемогущество со свободой человеческой воли. Неудачи толкали к поиску новых методологических приемов, новым дистинкциям и т.д. Эта интенсивная и в высшей степени профессиональная работа, продолжавшаяся более шести веков, создала терминологический и логический аппарат для науки в современном, галилеевском, смысле. И не только. Как замечает В. Гамильтон, наша обыденная речь своей точностью и аналитической тонкостью обязана, главным образом, схоластам. Совершенствование правил рациональной обработки уже имеющегося знания и, как следствие, придание ему классической формы к началу 16 в. было, в основном, закончено. Табу на исследования самой действительности было снято. Ф. Бэкон объявил начало новой, индуктивной эпохи в развитии европейской науки.         Но схоластический метод оказался на удивление универсальным, применимым и во вполне светских исследованиях. Поэтому сегодня С. обычно называют не само учение средневековых схоластов, а их метод и результаты применения этого метода за пределами теологии. И раньше и теперь С. в этих двух ее ипостасях критикуют с двух диаметрально противоположных точек зрения. Самой массовой является критика снизу. Она обусловлена тем, что для большинства даже образованных людей проблемы, обсуждаемые схоластами, непонятны и неинтересны. А без понимания этих проблем и филигранный герменевтический анализ схоластов, и их сверхтонкие семантические дистинкции (чего стоит одно различение существования, сущего и бытия) выглядят бессмысленными и бесполезными. Критика С. «сверху» направлена не на природу обсуждаемых схоластами проблем и не на метод их обсуждения, а на злоупотребления этим методом, на применение его за границами его значимости. В развитии любого научного сообщества есть периоды, когда практически вся его деятельность сводится к экспликации с помощью дистинкции и дефиниций «классических» текстов, извлечению из них дедуктивных следствий и систематизации этих следствий. Т. Кун называет такие периоды в развитии науки нормальными. Критика С. сверху — это не запрет такого рода деятельности, а указание на недопустимость редуцирования к ней всей деятельности научного сообщества на всех этапах его истории. Такая редукция далеко не всегда вызвана тяжелыми социальными условиями. В начале 1920-х В.И. Ленин открыто называл людей, считающих, что в произведениях классиков марксизма есть ответы на все вопросы, «просто дураками». И тем не менее «комментаторство» стало неизлечимой болезнью философии в 20 в.         Т.Д. Левин

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

СХОЛАСТИКА

лат. scholastiea, от греч. школьный, ученый), тип религ. философии, характе­ризующийся принципиальным подчинением примату теологии, соединением догматич. предпосылок с рационалистич. методикой и особым интересом к формально-логич. проблематике; получил наиболее полное раз­витие и господство в Зап. Европе в ср. века.

Истоки С. восходят к позднеантич. философии, преж­де всего Проклу (установка на вычитывание ответов на все вопросы из текстов Платона, энциклопедии, суммирование разнообразной проблематики, соедине

ние мистич. предпосылок с рассудочными выводами). Христ. патристика подходит к С. по мере завершения работы над догматич. основами церк. доктрины (Иоанн Дамаскин). Ранняя С. (11-12 вв.) сложилась в усло­виях подъема феод. цивилизации и папской власти; она стоит под влиянием августиновского платонизма (Ансельм Кентерберийский). Впервые выявляются противо­положные позиции в споре об универсалиях - реализм (Гильом из Шампо) и номинализм (Росцеллин), а также промежуточная позиция - концептуализм (Абеляр). В этот период С. нередко выступает как оппозиц. тече­ние; не только доктрины отд. «еретиков», но принцип схоластич. рационализма как таковой вызывает напад­ки со стороны поборников чистоты веры (Петра Дамиани, Ланфранка, Бернара Клервоского и др.). Зрелая С. (12-13 вв.) развивалась в ср.-век. ун-тах; ее общеевроп. центром был Парижский ун-т. Платонизм (пере­живший смелое натуралистич. истолкование в фило­софии шартрской школы, во многом предвосхитившей тенденции Возрождения) постепенно вытесняется аристотелизмом, в интерпретации к-рого происходит раз­межевание между «еретич.» аверроизмом, отрицавшим реальность личной души и учившим о единой безлич­ной интеллектуальной душе во всех существах (Сигер Брабантский), и ортодоксальным направлением С., подчинявшим онтологию Аристотеля христ. представ­лениям о личном боге, личной душе и сотворенном космосе (Альберт Великий и особенно Фома Аквинский). Поздняя С. (13-14 вв.) испытала воздействие обострившихся идейных противоречий эпохи развито­го феодализма. Иоанн Дунс Скот противопоставил ин­теллектуализму системы Фомы Аквинского свой волюн­таризм, отказ от завершенной системы и острый инте­рес к индивидуальному бытию. Оппозиц. представи­тели этого периода (Оккам, отчасти Никола Орем) все энергичнее настаивают на теории двойственной исти­ны, разрушавшей схоластич. «гармонию» веры и разу­ма. Возрождение оттеснило С. на периферию умств. жизни. Частичное оживление традиций С. произошло в т. н. второй С. (16-17 вв.), развивавшейся в период Контрреформации, гл. обр. в Испании (Ф. де Витория, Ф. Суарес, Г. Васкес, М Молина). Просвещение нанес­ло второй С. решающий удар. В кон. 19-20 вв. тра­диции С. возрождаются в неотомизме (см. также Нео­схоластика).

С. возникла в условиях, когда церковь выступала в виде «...наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 7, с. 361) и религия представала одновременно и как универс. форма не собственно религ. содержания. Подчине­ние мысли авторитету догмата (формула Петра Дамиани «философия есть служанка богословия») присуще ортодоксальной С. наравне со всеми др. типами правоверноцерк. мировоззрения; специфично для С. то, что сам характер отношений между разумом и дог­матом мыслился при несомненной авторитарности до­вольно рассудочным. Как Священное писание и свя­щенное предание, так и наследие антич. философии, ак­тивно использовавшееся С., выступали в ней в ка­честве замкнутого нормативного текста. Предполага­лось, что всякое знание имеет два уровня - сверхъестеств. знание, даваемое в «откровении», и естествен­ное, отыскиваемое человеч. разумом; норму первого содержат тексты Библии, сопровождаемые авторитет­ными комментариями отцов церкви, норму второго - тексты Платона и особенно Аристотеля, окруженные авторитетными комм. позднеантич. и араб. философов. Потенциально в тех и др. текстах уже дана «вечная истина»; чтобы актуализировать ее, надо вывести из текстов полноту их логич. следствий при помощи це­пи правильно построенных умозаключений (ср. харак­терный для зрелой С. жанр суммы - итогового энциклопедич. соч.). Мышление С. постоянно идет путем дедукции и почти не знает индукции; его осн. формасиллогизм. В известном смысле вся С. есть философст­вование в формах интерпретации текста. В этом она противоположна новоевроп. науке с ее стремлением открыть истину через анализ опыта, а также мистике с ее стремленном «узреть» истину в акстатич. созерца­нии. Обиход С., в к-ром «таинства веры» превращались в ходовые образцы логич. задач, вызывал уже в цр. ве­ка протесты не только представителей вольнодумства, но и ревнителей веры («нелепо спорить о Троице на перекрестках и превращать предвечное рождение бо­гаСына... в поприще публичного состязания» - вос­клицал в кон. 12 в. Петр из Блуа). Осознание того, что авторитеты противоречат друг другу [афоризмы типа «У авторитета - восковой нос» (к-рый можно повер­нуть, куда угодно), «аргумент от авторитета - слабей­ший» были распространены среди самых ортодоксаль-ных схоластов], явилось одним из важных импульсов для становления С. Сопоставление взаимоисключаю­щих текстов было введено гонимым Абеляром (в соч. «Да и нет»), но вскоре стало общепринятой формой: противоречия теологич. и филос. предания подлежат систематизации и должна быть установлена иерархия авторитетов. Специфика схоластич. рационализма не может быть понята вне его связи с традицией юридич. мышления (рим. право было в Зап. Европе одной из наиболее жизнестойких частей антич. наследия). В С. имеет место юридич. окраска онтологич. катего­рий и онтологизация юридич. категорий; бытие мира и человека, соотносимое с бытием бога, описывается как совокупность правовых отношений или их аналогов; сами приемы выведения частного из общего, заклю­чений по аналогии и т. п. напоминают разработку юридич. казусов.

Ориентация на жестко фиксированные правила мыш­ления помогла С. сохранить преемственность интеллек­туальных навыков, необходимый понятийнотерминологич. аппарат через реставрацию антич. наследия в предельно формализованном виде (даже резко критико­вавшие С. мыслители нового времени вплоть до эпохи Просвещения и нем. классич. идеализма включитель­но принуждены были широко пользоваться схоластич. лексикой). Утверждая догматич. сумму представлений, С. не способствовала развитию естеств. наук, однако ее структура оказалась благоприятной для таких, напр., областей знания, как логика; достижения схоластов в этой сфере предвосхищают совр. постановку мн. воп­росов, в частности математич. логики (см. Логика). Гу­манисты Возрождения и особенно философы Просвеще­ния в борьбе со ср.-век. традициями выступили против С., подчеркивая все мертвое в ней и превратив само слово «С.» в бранную кличку бесплодного и бессодержат. умствования, пустой словесной игры.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

СХОЛАСТИКА

от греч. scholastikos школьный, ученый) - христианизированная философия неоплатонизма и позднее аристотелизма, которая культивировалась в монастырских школах и университетах Западной Европы в IX - XIV вв.

С. наследовала и преумножила достижения патристики; отцы церкви (Тертуллиан, Августин и др.) развили во II ~ VIII вв. систематическую догматику Св. Писания и, примирив христианство с неоплатонизмом, заложили основы философии христианства. Как и в патристике, в С. на первом плане ~ теологические идеи Откровения и Бога как безусловного бытия. Средневековые "учители философии" методически упорядочивали и разъясняли студентам колледжей и обучаемой христианству публике догматическую конструкцию отцов церкви. Углубление катехизации требовало от них, во-первых, постоянно обновлять и расширять категориальный фонд онтологии и теории познания, во-вторых, оттачивать дедуктивную технику развертывания аксиоматики "истин Откровения", интуитивно постигаемых, в дискурсивные философские истины, доступные разуму простого человека. Схоластики усовершенствовали диалектический метод и существенно обогатили язык философии, ввели в профессиональный оборот множество новых базовых понятий ("реальность", "идеал" и пр.), категориальных дистинкций (типа различения "сущности" и "существования") и проблем (проблема универсалий, проблема веры и знания и т. д.). С. одухотворила и цивилизовала европейский интеллект, бывший когда-то варварским, и во многом предопределила рациональность философского мышления европейцев в новое время и в XX в.

В литературе нет однозначных описаний и идеологических оценок С. Некоторые историки, руководствуясь методологией неокантианства, неопозитивизма или марксизма, уничижительно расценивают С. как синоним науки, оторванной от жизни, практически бесплодной, далекой от наблюдения и опыта, основывающейся на некритическом следовании авторитетам. Что ж, если под жизнью понимать светскую жизнь, а под наукой - экспериментальное пытание естества, то С. во многом именно такова: она отдает предпочтение теоретическому разуму и не ищет критерий истины в практическом разуме; предметом ее рассудочной рефлексии является запечатленная в догме авторитетная интуиция, но не внешний чувственный опыт рядовых людей; а потому мерилом правильности философского вывода для схоласта выступает соответствие древней традиции, а не кажущееся новаторством отступление от нее. До недавнего времени в советской печати термин "схоластическое теоретизирование" носил насмешливо-ругательный смысл. Проводя идею о борьбе "прогрессивного" материализма с "реакционным" идеализмом, некоторые отечественные историки-марксисты искусственно разрывали целостность схоластического периода в истории Европы, стараясь объяснить С. только как одну из ряда противоборствующих в IX - XIV вв. тенденций, но не как тождество противоположностей, сумму всех тенденций в философии того времени. В таком случае к схоластам могли отнести теистов, рационалистов и "реалистов" IX - XIV вв., а к "антисхоластам" - скептиков, мистиков, номиналистов. Например, к первым были бы причислены Ансельм Кентерберийский или Фома Аквинский, а ко вторым - Иоанн Росцелин или Бернар из Клерво.

Напротив, историки неоплатонистской, неотомистской или гегельянской ориентации оценивают средние века в целом и С. в частности как чрезвычайно плодотворный и определяющий этап формирования всеевропейской христианской культуры, когда религия, философия и наука развивались на основе единого - латинского - языка, а христианский мир сохранял единство под эгидой папской власти. В тех условиях философия была не служанкой светской власти, конъюнктурной политики или материалистической науки, как в наши дни, а "служанкой теологии" (Петр Дамиани), т. е. ее предметом было божественное естество и притяжение мира и человека к Богу: тяга к беспредельному и есть "любовь к мудрости" (Пифагор) как существо духовной философии. Беспредельный дух познается не практическим разумом, а умозрением, теоретически. Средневековье в Европе - это "власть духа", а не "власть денег", и ему в большей степени отвечал не пресловутый принцип "связи с практической жизнью", а именно схоластическая философия, по-своему, абстрактно-теоретически, воспроизводившая ансамбль внутренних противоречий христианского мироотношения (между верой и разумом, интуитивным и дискурсивным, творящей и сотворенной природой, добром и злом, воплощенным и невоплощенным, единичным и общим, преходящим и вечным и т. д.). Столкновения реализма и номинализма, рационализма и мистицизма, теизма и пантеизма в средневековых школах и университетах суть внутрихристианский диалог, но вовсе не спор схоласта с "антисхоластом"; И. Росцеллин или Бернар Клервосский - схоласты отнюдь не в меньшей степени, нежели Ансельм или Фома Аквинский.

Если верно, что философия есть концентрированное теоретическое выражение той или иной общей тенденции в культуре, то С. как совокупность альтернативных философских систем IX - XIV вв. в Европе может быть более точно оценена, если ее рассматривать не саму по себе, а сквозь призму культуроведческого подхода. Тогда, в свете этого подхода, - философия всегда есть чья-либо "служанка", например, церкви или светского государства, религии или экономики, духа или плоти, совести или практики, "внутреннего" человека или "внешнего" человека; следовательно, она по преимуществу является духовной или светской, идеализмом или материализмом.

В средние века духовенство обрело огромную доктринальную и политическую власть в Европе, отделяясь по многим параметрам от остального населения и формируя идеологическое содержание всех форм общественного сознания, а также философии. Предпосылки могущества духовенства в те времена - церковная дисциплина и единый аппарат церковного управления. Школьное и университетское образование основывалось на христианском миросозерцании, экспериментальная наука поощрялась церковью в отведенных ей рамках и делалась в монастырях учеными-монахами. В XI в. происходит церковная реформа, еще более решительно противопоставившая духовное мирскому; своим острием она была направлена против симонии (торговли церковными должностями) и внебрачного сожительства священников; она стремилась усилить дух благочестия, аскетизма, нестяжательства не только среди клира, но и паствы.

Последствия этой реформы оказались далеко идущими. Духовная власть папы уравновешивала власть императора, обе власти были тесно взаимозависимы: папа короновал в Риме императора, а сильный император претендовал на право назначать и низлагать папу. Эта ситуация специфически отражалась в каждом структурном подразделении культуры - например, теология как бы "коронует" философию, заставляя ее излагать и доказывать посредством разума только то, что уже дано в Откровении; в свою очередь, маскируя оригинальные мысли "под традицию", схоласт задает теологии новую проблематику, обновляет высвечиваемое в категориях ее содержание и тем самым обосновывает ее, превращая ее в иную теологию. Конфликт пап и императоров позволял развиваться свободным городам; итальянские города особо отличились производством нецерковной литературы, науки, внехрамового искусства. Этот же конфликт открывал дорогу реформаторскому движению, исходившему от монастырей. Возникали относительно автономные монашеские ордена с высоконравственным образом жизни и поощрявшие теоретические исследования. Наука и философия развивались в монастырях и вокруг них, а не вокруг дворцов и административных центров с мертвящим духом бюрократии и делячества. Философы из ордена доминиканцев славились выработкой новых доктрин, а францисканцы предпочитали августинизм. Университетская философия расцветала в Париже, Кельне, Оксфорде, Болонье, Неаполе и Падуе.

С. венчала крону средневековой культуры единого христианского мира, тогда как корни этой культуры уходили в теистически культивируемую почву хозяйствования - в образцы отношения человека к Троице, ближнему и дальнему, единоверцу и иноверцу, кесарю и государству, труду и отдыху, деньгам и собственности. Базовые идеалы религии и экономики, составляющие две стороны основания культуры, редко находятся в гармонии. Когда в базисе культуры доминирует экономическое начало, то культура обретает преимущественно светскую детерминацию, и в философии начинает превалировать интерес к посюстороннему и преходящему, к практическому разуму, гуманизму, идее саморазвития материи (пантеизм) и человека (антропологизм), идее внешнего чувственного опыта как источника истинного познания; возникает скептическое отношение к системосозиданию в духе Платона или Аристотеля и вместо платонизма исповедуется какая-либо разновидность эмпиризма (феноменология, сенсуалистический материализм и т. п.).

Напротив, когда в базисе культуры перевешивает религиозное начало, то ветви и отрасли культуры получают мощную духовную подпитку: в "массовой" философии первенствует духовная проблематика, во главу угла ставятся "умозрение" и выявляющая его смыслы дедукция; философия подчинена цели рационализировать религиозную интуицию во имя гармонизации религиозного духа и эталонов хозяйственной жизни. Именно такой "массовой" философией и стала С., переработавшая в христианском плане учение Платона о подлинном мире идей, об интуиции избранных (пророков) как прямом пути в совершенный мир идеи и о познании как припоминании нашей душой идей, которые она видела на своей небесной родине. Для С. характерно объединение того, что дается нам через прозрение веры, с формальнологической проблематикой (подчас преувеличенный интерес к дедуктивному прояснению святых и таинственных истин Откровения выглядит комичным, но это уже издержки, но не суть схоластического метода).

Сакральное ядро средневековой христианской культуры было надежно защищено от диссидентской критики, что обеспечивало также и стабильный рост С., ориентированной на "человека богосозерцающего". Смысл библейских текстов транслировался мирянам священниками через фильтр предания, на мало понятной латыни - это предохраняло общественное сознание от ряда ветхозаветных принципов, внушающих людям практицизм и расчет на возможность поторговаться с Богом. Крестовые походы, увеличившие власть пап, имели результатом: а) расширение литературного обмена с Константинополем, перевода греческих текстов на латинский язык; б) еврейские погромы, переход торговли в руки христиан, блокирование влияния на западную философию духа иудаизма и парадигмы "иметь" (вместо "быть"). Известную культурозащитную роль сыграли инквизиция и монашеские ордена.

Но вот в Западной и Центральной Европе наступает Возрождение (XIV - XVI вв.), частично возвращающее интерес мыслителей к языческой античной культуре, а затем - Реформация (XVI в.) с ее духом капитализма, "делового человека", требованиями "дешевой церкви", самостоятельного чтения Библии каждым на родном языке, отказа от культа предания и т. п. Культуре протестантизма чужда С. как философия католической культуры, ей потребовалась философия нового типа, ориентированная на "человека экономического". В период Контрреформации в Испании в XVI - XVH вв. произошло частичное восстановление С. ("вторая схоластика"), но Просвещение нанесло ей решительный удар. И все же в конце XIX - XX в. в Италии, Испании и Германии традиции С. возрождаются в неотомизме (неосхоластика). Т. о., интерес к С. циклически возвращается, он сопряжен с волной религиозного фундаментализма в европейской христианской культуре, ослабевает с отливом этой волны и сегодня, по-видимому, снова начинает усиливаться.

Внутри "первой схоластики" различают раннюю С. (XI - XII вв.), зрелую С. (XII - XIII вв.) и позднюю С. (XIII XIV вв.). Ранняя С. обусловлена идейно августиновским платонизмом (Иоанн Скот Эриугена, Ансельм Кентерберийский, Иоанн Росцелин, Гильом из Шампо, Петр Абеляр, Петр Дамиани, Бернар Клервосский и др.). В вопросе о соотношении веры и знания в целом побеждала т. зр. о первенстве веры, но внутри этой парадигмы друг друга дополняли полярные позиции мистицизма и относительного рационализма. В споре об универсалиях складываются альтернативы реализма и номинализма, а также промежуточная позиция концептуализма. В лице ранней С. христианство пытается найти золотую середину между "чувством" и "разумом", сокровенным и откровенным, эзотерическим и экзотерическим.

Зрелая С. своим центром имела Парижский университет и в целом являлась университетской философией (Сигер Брабантский, Альберт Великий, Фома Аквинский и др.). Члены доминиканского и францисканского орденов способствовали усилению влияния философии Аристотеля; постепенно неоплатонизм в С. вытесняется аристотелизмом. В аристотелизме происходит размежевание на аверроизм и христианский аристотелизм. Последний получил классическое оформление в "сумме" Фомы Аквинского, в его энциклопедическом своде ответов на вопросы, имевшем характер сплава теологии и философии. Поздняя С. - столкновение между томизмом и августинизмом (Дунс Скот, Раймунд Луллий, Роджер Бэкон, Уильям Оккам, Жан Буридан и др.); в этот период все острее о себе заявляла теория двойственной истины.

С. была творческим освоением варварами философского наследия Платона и Аристотеля, верой во всесилие логических доказательств и в авторитет разума во всех вопросах. Вместе с тем С. по существу была герменевтикой, концентрировалась на философском обсуждении того или иного авторитетного текста и не стремилась к получению информации через обобщение данных научного наблюдения и эксперимента. Абеляр ввел норму сопоставления взаимоисключающих текстов. Нынешняя философская герменевтика во многом наследует достижения С.

Д. В. Пивоваров

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современный философский словарь

СХОЛАСТИКА

тип религиозной философии, характеризующийся принципиальным, подчинением примату теологического вероучения, соединением догматических предпосылок с рационалистической методикой и особым интересом к логической проблематике; получил наиболее полное развитие в Западной Европе в эпоху зрелого и позднего Средневековья.

Генезис С. и периодизация ее развития. Истоки С. восходят к позднеантичной философии, прежде всего к неоплатонику V в. Проклу (установка на вычитывание ответов на все вопросы из авторитетных текстов, каковыми были для Прокла сочинения Платона, а также сакральные тексты античного язычества; энциклопедическое суммирование разнообразнейшей проблематики; соединение данностей мистически истолкованного мифа с их рассудочной разработкой). Христианская патристика подходит к С. по мере завершения работы над догматическими основами церковной доктрины (Леонтий Византийский ок. 475543, Иоанн Дамаскин ок. 675749). Особое значение имела работа Боэция (ок. 475525) по перенесению греческой культуры логической рефлексии в латиноязычную традицию; его замечание, сделанное по ходу комментирования одного логического труда (In Porph. Isagog., Migne PL 64, col. 8286) и отмечающее как открытый вопрос о том, являются ли общие понятия (универсалии) только внутриязыковой реальностью, или же они имеют онтологический статус, породило длившуюся веками и конститутивную для С. дискуссию по этому вопросу. Те, кто видел в универсалиях реальности (realia), именовались реалистами; те, кто усматривал в них простое обозначение (nomen, букв, «имя») для абстракции, творимой человеческим сознанием, назывались номиналистами. Между чистым реализмом и чистым номинализмом как двумя полярными возможностями оставалось мыслительное пространство для умеренных или осложненных вариантов.

Ранняя С. (IX—XII вв.) имеет своей социокультурной почвой монастыри и монастырские школы. Она рождается в драматичных спорах о месте т.н. диалектики (т.е. методического рассуждения) при поисках духовной истины. Крайние позиции рационализма (Беренгар Турский, ок. 101088) и фидеизма (Петр Дамиани, 100772) не могли быть конструктивными для С; средний путь был предложен восходящей к Августину формулой Ансельма Кентерберийского (103309) «credo, ut intelligam» («верую, чтобы понимать» — имеется в виду, что вера первична как источник отправных пунктов, подлежащих затем умственной разработке). Мыслительные инициативы дерзкого новатора Абеляра (10791142) и других теологов XII в. (Шартрская школа, СенВикторская школа) способствовали развитию схоластического метода и подготовили переход к следующей эпохе.

Высокая С. (XIII — нач. XIV вв.) развивается в контексте системы основываемых по всей Европе университетов; фоном служит активное участие в умственной жизни т.н. нищенствующих орденов — соперничающих между собой доминиканцев и францисканцев. Важнейшим интеллектуальным стимулом оказывается распространяющееся знакомство с текстами Аристотеля, а также его арабских и еврейских комментаторов. Однако попытка ввести в оборот школ те аристотелевские и аверроистские тезисы, которые были несовместимы с основами христианской веры, подвергается осуждению (случай Сигера Брабантского, ок. 1240 — ок. 84). Господствующее направление, выразившееся прежде всего в творчестве Фомы Аквинского (ок. 122574), стремится к непротиворечивому синтезу веры и знания, к системе иерархических уровней, в рамках которой вероучительные догматы и религиознофилософские умозрения оказались бы дополнены ориентирующейся на Аристотеля социальнотеоретической и естественнонаучной рефлексией; оно находит себе почву в рамках доминиканского ордена, в первый момент встречает протест со стороны консерваторов (осуждение ряда тезисов епископом Парижским в 1277 г., за которым последовали аналогичные акты в Оксфорде), но затем все чаще, и уже на столетия, воспринимается как нормативный вариант С. Однако авторитарный плюрализм, заданный параллельным сосуществованием в католицизме зрелого Средневековья различных орденов, создает возможность для разработки прежде всего внутри францисканского ордена альтернативного типа С, представленного ориентированной на августиновский платонизм мистической метафизикой Бонавентуры (ок. 121774), перенесением акцентировки с интеллекта на волю и с абстрактного на единичное (haecceitas, «вотэтовость» у Иоанна Дунса Скота, ок. 12651308) и т. п.

Поздняя С. (XIVXV вв.) — обильная кризисными явлениями, но отнюдь не бесплодная эпоха. С одной стороны, доминиканцы и францисканцы перерабатывают творческие почины соответственно Фомы Аквинского и Дунса Скотта в поддающиеся консервации системы томизма и скотизма; с другой стороны, раздаются голоса, призывающие перейти от метафизического умозрения к эмпирическому изучению природы, а от попыток гармонизации веры и разума — к сознательно резкому разведению задач того и другого. Особую роль играют британские мыслители, оппозиционные к спекулятивному системотворчеству континентальной высокой С: Роджер Бэкон (ок. 1214ок. 1292) призывает к развитию конкретных знаний, Вильям Оккам (ок. 128547) предлагает чрезвычайно радикальное развитие скотистских тенденций в сторону крайнего номинализма и теоретически обосновывает притязания империи против папства. Стоит отметить протокапиталистич. ревизию схоластич. понятия «справедливой цены» у нем. оккамиста Габриэля Биля (ок. 142095). Определенные аспекты мыслительного наследия этого периода пересмотра и критики прежних оснований С. были впоследствии усвоены Реформацией.

Схоластический метод. Подчинение мысли авторитету догмата — по известной формуле, восходящей к Петру Дамиани (De divina omnipotentia, 5,621, Migne PL 145, col. 603), philosophia ancilla theologiae, «философия служанка богословия», — присуще ортодоксальной С. наряду со всеми другими типами правоверноцерковной религиозной мысли; специфично для С. то, что сам характер отношения между догматом и рассудком мыслился при несомненной авторитарности необычно рассудочным и ориентированным на императив внутренней и внешней системности. Как Священное Писание и Священное Предание, так и наследие античной философии, активно перерабатывавшейся С, выступали в ней на правах грандиозного нормативного сверхтекста. Предполагалось, что всякое знание имеет два уровня — сверхъестественное знание, даваемое в Божьем Откровении, и естественное знание, отыскиваемое человеческим разумом; норму первого содержат тексты Библии, сопровождаемые авторитетными комментариями Отцов Церкви, норму второго — тексты Платона и особенно Аристотеля, окруженные авторитетными комментариями позднеантичных и арабских философов (характерно распространенное в зрелой С. обозначение Аристотеля как praecursor Christi in naturalibus, т. е. «предтечи Христова во всем, что касается вещей естественных»). Потенциально в тех и других текстах уже дана полнота истины; чтобы актуализировать ее, надо истолковать самый текст (исходный для схоластического дискурса жанр lectio, букв, «чтение», имеется в виду толкование выбранного места из Библии или, реже, какогонибудь авторитета, например, Аристотеля), затем развить и вывести из текстов всю систему их логических следствий при помощи непрерывной цепи правильно построенных умозаключений (ср. характерный для С. жанр суммы — итогового энциклопедического сочинения, предпосылку для которого дает жанр сентенций»). Мышление С. остается верно гносеологии античного идеализма, для которого настоящий предмет познания есть общее (ср. платоновскую теорию идей и тезис Аристотеля: «всякое определение и всякая наука имеют дело с общим», Metaph. XI, с. 1, р. 1059В, пер. А.В. Кубицкого); оно постоянно идет путем дедукции и почти не знает индукции, его основные формы — дефиниция, логическое расчленение и, наконец, силлогизм, выводящий частное из общего. В известном смысле вся С. есть философствование в формах интерпретации текста. В этом она представляет контраст как новоевропейской науке с ее стремлением открыть доселе неизвестную истину через анализ опыта, так и мистике с ее стремлением узреть истину в экстатическом созерцании.

Парадоксальным, но логичным дополнением ориентации С. на авторитетный текст был неожиданно свободный от конфессиональнорелигиозной мотивации подбор авторитетов «естественного» знания; наряду с античными язычниками, как Платон, Аристотель или астроном Птолемей, и мыслителями исламской культуры, как «Аверроэс» (ибнРушд, 1126[?8]) в канон зрелой С. входил, например, испанский еврей ибнГебироль (ок. 1020 — ок. 1070), известный как «Авицебронн» (причем цитировавшие его христианские схоласты помнили, что он не является христианином, но забыли за ненадобностью сведения о его национальной и религиозной принадлежности, выясненной лишь исследователями XIX века). В этой связи заметим, что т.н. теория двойственной истины (один и тот же тезис может быть истинным для философии и ложным для веры), решительно отвергаемая томизмом, но приписываемая, например, Сигеру Брабантскому и являющаяся логическим пределом многих тенденций поздней С, является в определенной мере следствием схоластического авторитаризма: Библия и Отцы Церкви — авторитеты, но разноречащие с ними Аристотель и Аверроэс также были восприняты именно как авторитеты. Далее, С. не была бы творческим периодом в истории мысли, если бы она находила в данностях авторитетных текстов готовые ответы, а не вопросы, не интеллектуальные трудности, провоцирующие новую работу ума; именно невозможность решить вопросы при помощи одной только ссылки на авторитет, обосновывающая самое возможность С, многократно становилась предметом тематизации. «Auctoritas cereum habetnasum, id est in diversum potest flecti sensum» («У авторитета нос восковой, т.е. его возможно повернуть и туда, и сюда»), отмечал еще поэт и схоласт Алан Лилльский, ум. 1202 (Alanus de Insulis, De Fide Cath. I, 30, Migne PL 210, 333 А). Фома Аквинский специально возражает против установки ума на пассивнодоксографическое отношение к авторитетам: «Философия занимается не тем, чтобы собирать мнения различных людей, но тем, как обстоят вещи на самом деле» (In librum de caelo I, 22). Мыслителей С. привлекало рассмотрение особенно сложных герменевтических проблем; особым случаем было вербальное противоречие между авторитетными текстами, недаром акцентированное еще в заглавии труда Абеляра «Да и нет» («Sic et non»). Схоласт должен был уметь разобраться в подобных казусах, оперируя категориями семантики (многозначность слова), семиотики (символические и ситуативноконтекстуальные значения, приспособление формы теологического дискурса к языковым привычкам слушателя или читателя и т.п.); теоретически формулируется даже вопрос аутентичности сочинения и критики текста, хотя подобная филологическая проблематика на службе у богословия в целом остается нетипичной для Средневековья и составляет характерное завоевание новоевропейской культуры.

Влияние С. на современную ей культуру было всеобъемлющим. Мы встречаем схоластическую технику расчленения понятий в проповедях и житиях (очень ярко — в «Золотой легенде» Иакова Ворагинского), схоластические приемы работы со словом — в латиноязычной поэзии от гимнографии до песен вагантов и других сугубо мирских жанров (а через посредство латииоязычной литературы — также и в словесности на народных языках); схоластическая аллегореза живо ощущается в практике изобразительных искусств.

Ориентация на жестко фиксированные правила мышления, строгая формализация античного наследия помогла С. осуществить свою «школьную» задачу — пронести сквозь этнические, религиозные и цивилизационные перемены средневековья преемственность завещанных античностью интеллектуальных навыков, необходимый понятийнотерминологический аппарат. Без участия С. все дальнейшее развитие европейской философии и логики было бы невозможно; даже резко нападавшие на С. мыслители раннего Нового времени вплоть до эпох Просвещения и немецкого классического идеализма включительно никак не могли обойтись без широкого пользования схоластической лексикой (до сих пор весьма заметной в интеллектуальном языковом обиходе западных стран), и этот факт — важное свидетельство в пользу С. Утверждая мышление в общих понятиях, С. в целом несмотря на ряд важных исключений — сравнительно мало способствовала вкусу к конкретному опыту, важному для естественных наук, зато ее структура оказалась исключительно благоприятной для развития логической рефлексии; достижения схоластов в этой области предвосхищают современную постановку многих вопросов, в частности, проблем математической логики.

Гуманисты Возрождения, теологи Реформации и особенно философы Просвещения в своей исторически обусловленной борьбе против цивилизационных парадигм Средневековья потрудились, чтобы превратить само слово «С.» в бранную кличку, синоним пустой умственной игры. Однако развитие историкокультурной рефлексии не замедлило установить огромную зависимость всей философии раннего Нового времени от схоластического наследия, преемственную связь контрастирующих эпох. Достаточно вспомнить, что выдвинутый Руссо и сыгравший столь очевидную революционизирующую роль концепт «общественного договора» восходит к понятийному аппарату С. Парадоксальным образом романтическиреставраторский культ Средневековья, оспоривший негативную оценку С, во многих вопросах стоял дальше от духа С, чем критики С. в эпоху Просвещения (например, Ж. де Местр, 17531821, ярый апологет монархии и католицизма, иронизировал по поводу присущей просвещенческому гуманизму абстракции «человека вообще», вне наций и рас, одним этим движением опрокидывая заодно с идеологией Французской революции также и все здание традиционнокатолической антропологии, и впадая в недопустимый «номинализм»).

В замкнутом мире католических учебных заведений С. в течение ряда веков сохраняла периферийное, но не всегда непродуктивное существование. Среди проявлений запоздалой С. раннего Нового времени необходимо отметить творчество испанского иезуита Франсиско Суареса (15481617), а также ввиду цивилизационного значения для восточнославянского ареала — православный вариант С, насаждавшийся в Киеве митрополитом Петром Могилой (15971647) и оттуда распространявший свое влияние на Москву.

Интерес католических ученых к С. стимулировал после разрыва традиции в пору Просвещения, в контексте романтического и постромантического историзма XIX в., Историко-философские штудии, публикации текстов и т.п.; проект модернизирующей реставрации С. в виде «неоС», которая давала бы ответы на современные вопросы, при этом предполагался, а в 1879 г. был поддержан папским авторитетом (энциклика Льва XIII «Aeterni Patris», ориентирующая католическую мысль на наследие Фомы Аквинского). Сильным стимулом для этого проекта оказалась в XX в. ситуация противостояния тоталитаристским идеологиям — националсоциализму и коммунизму; такое противостояние создавало потребность в апелляции к идеалу «вечной философии» (philosophia pereimis), а также в синтезе между принципом авторитета, способным состязаться с авторитарностью тоталитаризма, и противопоставляемым тоталитаризму принципом личности, в примирении христианских и гуманистических нравственных принципов. Именно 1я пол. и сер. XX в. время, когда наследие С. могло казаться для авторитетных мыслителей (Ж. Марешаль, 18781944; Ж. Маритен, 18821973; Э. Жильсон, 18841978, и др.) сокровищницей методов для преодоления сугубо современных проблем (ср., например,/. Maritain, Scholasticism and Politics, L, 1940, 2nd ed. 1945). В «послесоборном» католицизме (после II Ватиканского собора 19621965) неоС. не исчезает как возможность, но границы ее идентичности, как и признаки ее присутствия в современной культуре, все очевиднее перестают быть осязаемыми.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: София-Логос. Словарь

СХОЛАСТИКА

тип религиозной философии, характеризующийся принципиальным подчинением примату теологического вероучения, соединением догматических предпосылок с рационалистической методикой и особым интересом к логической проблематике; получил наиболее полное развитие в Западной Европе в эпоху зрелого и позднего Средневековья.

ГЕНЕЗИС СХОЛАСТИКИ И ПЕРИОДИЗАЦИЯ ЕЕ РАЗВИТИЯ. Истоки схоластики восходят к позднеантичной философии, прежде всего к неоплатонику 5 в. Проклу (установка на вычитывание ответов на все вопросы из авторитетных текстов, каковыми были для Прокла сочинения Платона, а также сакральные тексты античного язычества; энциклопедическое суммирование разнообразнейшей проблематики; соединение данностей мистически истолкованного мифа с их рассудочной разработкой). Христианская патристика подходит к схоластике по мере завершения работы над догматическими основами церковной доктрины (Леонтий Византийский, Иоанн Дамаскин). Особое значение имела работа Боэция по перенесению греческой культуры логической рефлексии в латиноязычную традицию; его замечание, сделанное по ходу комментирования одного логического труда (In Porph. Isagog., MPL 64, col. 82—86) и отмечающее как открытый вопрос о том, являются ли общие понятия (универсалии) только внутриязыковой реальностью, или же они имеют онтологический статус, породило длившуюся веками и конститутивную для схоластики дискуссию по этому вопросу Те, кто видел в универсалиях реальности (rcalia), именовались реалистами; те, кто усматривал в них простое обозначение (nomen, букв. «имя») для абстракции, творимой человеческим сознанием, назывались номиналистами. Между чясплл реализмом и чистым но минадизмом как двумя полярными возможностями оставалось мыслительное пространство для умеренных или осложненных вариантов.

Ранняя схоластика (9—12 вв.) имеет своей социокультурной почвой монастыри и монастырские школы. Она рождается в драматических спорах о месте т. н. диалектики (т. е. методических рассуждений) при поисках духовной истины. Крайние позиции рационализма (Беренгар Терский) и фидеизма (Петр Дамиани) не могли быть конструктивными для схоластики; средний путь был предложен восходящей к Августину формулой А»с&»м»д Кентерберийского «credo, ut inteUigam» («верую, чтобы понимать» — имеется в виду, что вера первична как источник отправных пунктов, подлежащих затем умственной разработке). Мыслительные инициативы дерзкого новатора Абеляра и других теологов 12 в. (Шартрская школа, СенВшапорская школа) способствовали развитию схоластического метода и подготовили переход к следующей эпохе.

Высокая схоластика (13 — нач. 14 в.) развивается в контексте системы основываемых по всей Европе университетов; фоном служит активное участие в умственной жизни т. н. нищенствующих орденов — соперничающих между собой доминиканцев и францисканцев. Важнейшим интеллектуальным стимуломоказывается распространяющееся знакомство с текстами Аристотеля, а также его арабских и европейских комментаторов. Однако попытка ввести в оборот школ те аристотелевские и аверроистские тезисы, которые были несовместимы с основами христианской веры, подвергается осуждению (случай Сигера Брабантского). Господствующее направление, выразившееся прежде всего в творчестве ФомыАквшнского, стремится к непротиворечивому синтезу веры и знания, к системе иерархических уровней, в рамках которой вероучительные догматы и религиозно-философские умозрения оказались бы дополнены ориентирующейся на Аристотеля социально-теоретической и естественно-научной рефлексией; оно находит почву в рамках доминиканского ордена, в первый момент встречает протест со стороны консерваторов (осуждение ряда тезисов епископом Парижским 1277, за которым последовали аналогичные акты в Оксфорде), но затем все чаще и уже на столетия воспринимается как нормативный вариант схоластики. Однако авторитарный плюрализм, заданный параллельным сосуществованием в католицизме зрелого Средневековья различных орденов, создает возможность для разработки прежде всего внутри францисканского ордена альтернативного типа схоластики, представленного ориентированной на августиновский платонизм мистической метафизикой Бонавентуры, перенесением акцентировки с интеллекта на волю и с абстрактного на единичное (haecceitas, «вот-это" вость») у Иоанна Дута Скота и т. п.

Поздняя схоластика (14—15 вв.) — обильная кризисными явлениями, но отнюдь не бесплодная эпоха. С одной стороны, доминиканцы и францисканцы перерабатывают творческие почины соответственно Фомы Аквинского и Дунса Скота в поддающиеся консервации системы томизма и скотизма; с другой стороны, раздаются голоса, призывающие перейти от метафизического умозрения к эмпирическому изучению природы, а от попыток гармонизации веры и разума — к сознательно резкому разведению задач того и другого. Особую роль играют британские мыслители, оппозиционные к спекулятивному системогворчеству континентальной высокой схоластики: Р. Бэкон призывает кразвитию конкретных знаний, У. Окком предлагает чрезвычайно радикальное развитие скотистских тенденций в сторону крайнего номинализма и теоретически обосновывает притязания империи против папства. Стоит отметить протокапиталистическую ревизию схоластического понятия «справедливой цены» у немецкого оккамиста Табриэля Биля (около 1420—95). Определенные аспекты мыслительного наследия этого периода, пересмотра и критики прежних оснований схоластики были впоследствии усвоены Реформацией.

СХОЛАСТИЧЕСКИЙ МЕТОД. Подчинение мысли авторитету догмата — по известной формуле, восходящей к Петру Дамиани (De divina omnipotentia, 5,621, MPL, 1.145, col. 603), phuosophia ancilla theologiae, «философия служанка богословия», — присуще ортодоксальной схоластике наряду со всеми другими типами правоверно-церковной религиозной мысли; специфично для схоластики то, что сам характер отношения между Догматом и рассудком мыслился при несомненной авторитарности необычно рассудочным и ориентированным на императив внутренней и внешней системности. Как Священное Писание и Священное Предание, так и наследие античной философии, активно перерабатывавшейся схоластикой, выступали в ней на правах грандиозного нормативного сверхтекста. Предполагалось, что всякое знание имеет два уровня — сверхъестественное знание, даваемое в Божьем Откровении, и естественное знание, отыскиваемое человеческим разумом; норму первого содержат тексты Библии, сопровождаемые авторитетными комментариями отцов Церкви, норму второго — тексты Платона и особенно Аристотеля, окруженные авторитетными комментариями позднеантичных и арабских философов (характерно распространенное в зрелой схоластике обозначение Аристотеля как praecursor Christi in naturalibus, т. е. «предтечи Христова во всем, что касается вещей естественных»). Потенциально в тех и других текстах уже дана полнота истины; чтобы актуализировать ее, надо истолковать самый текст (исходный для схоластического дискурса жанр lectio, букв. «чтение», имеется в виду толкование выбранного места из Библии или, реже, какого-нибудь авторитета, напр., Аристотеля), затем вывести из текстов .всю систему их логических следствий при помощи непрерывной цепи правильно построенных умозаключений (ср. характерный для схоластики жанр суммы — итогового энциклопедического сочинения, предпосылку для которого дает жанр сентенций). Мышление схоластики остается верно гносеологии античного идеализма, для которого настоящий предмет познания есть общее (ср. платоновскую теорию идей и тезис Аристотеля: «всякое определение и всякая наука имеют дело с общим», Met. XI, с. 1, р. 1059Ь25, пер. А. В. Кубицкого); оно постоянно идет путем дедукции и почти не знает индукции, его основные формы — дефиниция, логическое расчленение и, наконец, силлогизм, выводящий частное из общего. В известном смысле вся схоластика есть философствование в формах интерпретации текста. В этом она представляет контраст как новоевропейской науке с ее стремлением открыть доселе неизвестную истину через анализ опыта, так и мистике с ее стремлением узреть истину в экстатическом созерцании.

Парадоксальным, но логичным дополнением ориентации схоластики на авторитетный текст был неожиданно свободный от конфессионально-религиозной мотивации подбор авторитетов «естественного» знания; наряду с античными язычниками, как Платон, Аристотель или астроном Птолемей, и мыслителями исламской культуры, как Аверроэс (Ибн Рушд) в канон зрелой схоластики входил, напр., испанский еврей Ибн Гебнраяь (11 в.), известный как Авицебронн (причем цитировавшие его христианские схоласты помнили, что он не является христианином, но забыли за ненадобностью сведения о его национальной и религиозной принадлежности, выясненной лишь исследователями 19 в.). В этой связи заметим, что т. н. двойственной истины теория (один и тот же тезис может быть истинным для философии и ложным для веры), решительно отвергаемая томизмом, но приписываемая, напр., Сигеру Брабантскому и являющаяся логическим пределом многих тенденций поздней схоластики, является в определенной мере следствием схоластического авторитаризма: Библия и отцы Церкви — авторитеты, но разноречащие с ними Аристотель и Аверроэс также были восприняты именно как авторитеты. Далее, схоластика не была бы творческим периодом в истории мысли, если бы она находила в данностях авторитетных текстов готовые ответы, а не вопросы, не интеллектуальные трудности, провоцирующие новую работу ума; именно невозможность решить вопросы при помощи одной только ссылки на авторитет, обосновывающая самое возможность схоластики, многократно становилась предметом тематизации. «Auctoritas cercum habet nasum, id est in diversum potest flecti sensum» («У авторитета нос восковой, т. е. его возможно повернуть и туда, и сюда»), отмечал еще поэт и схоласт Алан Лчлльати, ум: 1202 (Alanus de Insulis. De Fide Cath. 1,30, MPL, t. 210, 333 A). Фома Аквинский специально возражает против установки ума на пассивно-доксографическое отношение к авторитетам: «Философия занимается не тем, чтобы собирать мнения различных людей, но тем, как обстоят вещи на самом деле» (In librum de caelo 1,22). Мыслителей схоластики привлекало рассмотрение особенно сложных герменевтических проблем; особым случаем было вербальное противоречие между авторитетными текстами, недаром акцентированное еще в заглавии труда Абеляра «Да и нет» (Sic et non). Схоласт должен был уметь разобраться в подобных казусах, оперируя категориями семантики (многозначность слова), семиотики (символические и ситуативно-контекстуальные значения, приспособление формы теологического дискурса к языковым привычкам слушателя или читателя и т. п.); теоретически формулируется даже вопрос аутентичности сочинения и критики текста, хотя подобная филологическая проблематика на службе у богословия в целом остается нетипичной для Средних веков и составляет характерное завоевание новоевропейской культуры.

Влияние схоластики на современную ей культуру было всеобъемлющим. Мы встречаем схоластическую технику расчленения понятий в проповедях и житиях (очень ярко — в «Золотой легенде» Иакова Ворагинского), схоластические приемы работы со словом — в латиноязычной поэзии от гимнографии до песен вагантов и других сугубо мирских жанров (а через посредство латиноязычной литературы — также и в словесности на народных языках); схоластическая аллегореза живо ощущается в практике изобразительных искусств.

Ориентация на жестко фиксированные правила мышления, строгая формализация античного наследия помогла схоластике осуществить свою «школьную» задачу — пронести сквозь этнические, религиозные и цивилизационные перемены средневековья преемственность завещанных античностью интеллектуальных навыков, необходимый понятийно-терминологический аппарат. Без участия схоластики все дальнейшее развитие европейской философии и логики было бы невозможно; даже резко нападавшие на схоластику мыслители раннего Нового времени вплоть до эпохи Просвещения и немецкого классического идеализма включительно никак не могли обойтись без широкого пользования схоластической лексикой (до сих пор весьма заметной в интеллектуальном языковом обиходе западных стран), и этот факт — важное свидетельство в пользу схоластики. Утверждая мышление в общих понятиях, схоластика в целом — несмотря на ряд важных исключений — сравнительно мало способствовала развитию вкуса к конкретному опыту, важному для естественных наук, зато ее структура оказалась исключительно благоприятной для развития логической рефлексии; достижения схоластов в этой области предвосхищают современную постановку многих вопросов, в частности проблем математической логики.

Гуманисты Возрождения, теологи Реформации и особенно философы Просвещения в исторически обусловленной борьбе против цивилизационных парадигм средневековья потрудились, чтобы превратить само слово «схоластика» в бранную кличку, синоним пустой умственной игры. Однако развитие историко-культурной рефлексии не замедлило установить огромную зависимость всей философии раннего Нового времени от схоластического наследия, преемственную связь контрастирующих эпох. Достаточно вспомнить, что выдвинутый Руссо и сыгравший столь очевидную революционизирующую роль концепт «общественного договора» восходит к понятийному аппарату схоластики. Парадоксальным образом романтически-реставраторский культ Средневековья, оспоривший негативную оценку схоластики, во многих вопросах стоял дальше от ее духа, чем критики схоластики в эпоху Просвещения (напр., Ж. де Местр, 1753—1821, ярый апологет монархии и католицизма, иронизировал по поводу присущей просвещенческому гуманизму абстракции «человека вообще», вне наций и рас, одним этим движением опрокидывая заодно с идеологией Французской революции все здание традиционно-католической антропологии и впадая в недопустимый «номинализм»).

В замкнутом мире католических учебных заведений схоластика в течение ряда веков сохраняла периферийное, но не всегда непродуктивное существование. Среди проявлений запоздалой схоластики раннего Нового времени необходимо отметить творчество испанского иезуита Ф. Суареса (1548—1617*), а также — ввиду цивилизационного значения для восточнославянского ареала — православный вариант схоластики, насаждавшийся в Киеве митрополитом Петром Могилой (1597—1647) и оттуда распространявший свое влияние на Москву.

Интерес католических ученых к схоластике стимулировал после разрыва традиции в пору Просвещения, в контексте романтического и постромантического историзма 19 в., историко-философские штудии, публикации текстов и п.; проект модернизирующей реставрациисхоластики в виде неосхоластики, которая давала бы ответы на современные вопросы, при этом предполагался, а в 1879 был поддержан папским авторитетом (энциклика Льва XIII «Aetemi Patris», ориентирующая католическую мысль на наследие Фомы Аквинского — см. Неотомизм). Сильным стимулом для этого проекта оказалась в 20 в. ситуация противостояния тоталитаристским идеологиям — национал-социализму и коммунизму; такое противостояние создавало потребность в апелляции к идеалу «вечной философии» (philosopha perennis), a также в синтезе между принципом авторитета, способным состязаться с авторитарностью тоталитаризма, и противопоставляемым тоталитаризму принципом личности, в примирении христианских и гуманистическим нравственных принципов. Именно 1-я половина и середина 20 в. — время, когда наследие схоластики могло казаться для авторитетных мыслителей (Ж. Марешаль, 1878—1944; Ж. Маритт, Э.Жчльсон идр.) сокровищницей методов для преодоления сугубо современных проблем (ср., напр., Maritain J. Scholasticism and Politics, 1940). В «послесоборном» католицизме (после Второго Ватиканского собора 1962—65) неосхояастика не исчезает как возможность, но границы ее идентичности, как и признаки ее присутствия в современной культуре, все очевиднее перестают быть осязаемыми.

С. С. Аверинцев

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

Схоластика

лат. scholastica от греч. — школьный) (от лат. scholastikos – ученый, школьный, от гр. schole – школа) 1) средневековая религиозная философия, характеризующаяся соединением теолого-догматических предпосылок с рационалистической методикой и интересом к формально-логическим проблемам; 2) бесплодное умствование; формальное знание, оторванное от жизни. ............ ? тип религиозной философии, характеризующийся принципиальным, подчинением примату теологического вероучения, соединением догматических предпосылок с рационалистической методикой и особым интересом к логической проблематике; получил наиболее полное развитие в Западной Европе в эпоху зрелого и позднего Средневековья. Генезис С. и периодизация ее развития. Истоки С. восходят к позднеантичной философии, прежде всего к неоплатонику V в. Проклу (установка на вычитывание ответов на все вопросы из авторитетных текстов, каковыми были для Прокла сочинения Платона, а также сакральные тексты античного язычества; энциклопедическое суммирование разнообразнейшей проблематики; соединение данностей мистически истолкованного мифа с их рассудочной разработкой). Христианская патристика подходит к С. по мере завершения работы над догматическими основами церковной доктрины (Леонтий Византийский ок. 475-543, Иоанн Дамаскин ок. 675-749). Особое значение имела работа Боэция (ок. 475-525) по перенесению греческой культуры логической рефлексии в латиноязычную традицию; его замечание, сделанное по ходу комментирования одного логического труда (In Porph. Isagog., Migne PL 64, col. 82-86) и отмечающее как открытый вопрос о том, являются ли общие понятия (универсалии) только внутриязыковой реальностью, или же они имеют онтологический статус, породило длившуюся веками и конститутивную для С. дискуссию по этому вопросу. Те, кто видел в универсалиях реальности (realia), именовались реалистами; те, кто усматривал в них простое обозначение (nomen, букв, «имя») для абстракции, творимой человеческим сознанием, назывались номиналистами. Между чистым реализмом и чистым номинализмом как двумя полярными возможностями оставалось мыслительное пространство для умеренных или осложненных вариантов. Ранняя С. (IX—XII вв.) имеет своей социокультурной почвой монастыри и монастырские школы. Она рождается в драматичных спорах о месте т.н. диалектики (т.е. методического рассуждения) при поисках духовной истины. Крайние позиции рационализма (Беренгар Турский, ок. 1010-88) и фидеизма (Петр Дамиани, 1007-72) не могли быть конструктивными для С; средний путь был предложен восходящей к Августину формулой Ансельма Кентерберийского (1033-09) «credo, ut intelligam» («верую, чтобы понимать» — имеется в виду, что вера первична как источник отправных пунктов, подлежащих затем умственной разработке). Мыслительные инициативы дерзкого новатора Абеляра (1079-1142) и других теологов XII в. (Шартрская школа, Сен-Викторская школа) способствовали развитию схоластического метода и подготовили переход к следующей эпохе. Высокая С. (XIII — нач. XIV вв.) развивается в контексте системы основываемых по всей Европе университетов; фоном служит активное участие в умственной жизни т.н. нищенствующих орденов — соперничающих между собой доминиканцев и францисканцев. Важнейшим интеллектуальным стимулом оказывается распространяющееся знакомство с текстами Аристотеля, а также его арабских и еврейских комментаторов. Однако попытка ввести в оборот школ те аристотелевские и аверроистские тезисы, которые были несовместимы с основами христианской веры, подвергается осуждению (случай Сигера Брабантского, ок. 1240 — ок. 84). Господствующее направление, выразившееся прежде всего в творчестве Фомы Аквинского (ок. 1225-74), стремится к непротиворечивому синтезу веры и знания, к системе иерархических уровней, в рамках которой вероучительные догматы и религиозно-философские умозрения оказались бы дополнены ориентирующейся на Аристотеля социально-теоретической и естественнонаучной рефлексией; оно находит себе почву в рамках доминиканского ордена, в первый момент встречает протест со стороны консерваторов (осуждение ряда тезисов епископом Парижским в 1277 г., за которым последовали аналогичные акты в Оксфорде), но затем все чаще, и уже на столетия, воспринимается как нормативный вариант С. Однако авторитарный плюрализм, заданный параллельным сосуществованием в католицизме зрелого Средневековья различных орденов, создает возможность для разработки прежде всего внутри францисканского ордена альтернативного типа С, представленного ориентированной на августиновский платонизм мистической метафизикой Бонавентуры (ок. 1217-74), перенесением акцентировки с интеллекта на волю и с абстрактного на единичное (haecceitas, «вот-этовость» у Иоанна Дунса Скота, ок. 1265-1308) и т. п. Поздняя С. (XIV-XV вв.) — обильная кризисными явлениями, но отнюдь не бесплодная эпоха. С одной стороны, доминиканцы и францисканцы перерабатывают творческие почины соответственно Фомы Аквинского и Дунса Скотта в поддающиеся консервации системы томизма и скотизма; с другой стороны, раздаются голоса, призывающие перейти от метафизического умозрения к эмпирическому изучению природы, а от попыток гармонизации веры и разума — к сознательно резкому разведению задач того и другого. Особую роль играют британские мыслители, оппозиционные к спекулятивному системотворчеству континентальной высокой С: Роджер Бэкон (ок. 1214-ок. 1292) призывает к развитию конкретных знаний, Вильям Оккам (ок. 1285-47) предлагает чрезвычайно радикальное развитие скотистских тенденций в сторону крайнего номинализма и теоретически обосновывает притязания империи против папства. Стоит отметить протокапи-талистич. ревизию схоластич. понятия «справедливой цены» у нем. оккамиста Габриэля Биля (ок. 1420-95). Определенные аспекты мыслительного наследия этого периода пересмотра и критики прежних оснований С. были впоследствии усвоены Реформацией. Схоластический метод. Подчинение мысли авторитету догмата — по известной формуле, восходящей к Петру Дамиани (De divina omnipotentia, 5,621, Migne PL 145, col. 603), philosophia ancilla theologiae, «философия служанка богословия», — присуще ортодоксальной С. наряду со всеми другими типами правоверно-церковной религиозной мысли; специфично для С. то, что сам характер отношения между догматом и рассудком мыслился при несомненной авторитарности необычно рассудочным и ориентированным на императив внутренней и внешней системности. Как Священное Писание и Священное Предание, так и наследие античной философии, активно перерабатывавшейся С, выступали в ней на правах грандиозного нормативного сверхтекста. Предполагалось, что всякое знание имеет два уровня — сверхъестественное знание, даваемое в Божьем Откровении, и естественное знание, отыскиваемое человеческим разумом; норму первого содержат тексты Библии, сопровождаемые авторитетными комментариями Отцов Церкви, норму второго — тексты Платона и особенно Аристотеля, окруженные авторитетными комментариями позднеантич-ных и арабских философов (характерно распространенное в зрелой С. обозначение Аристотеля как praecursor Christi in naturalibus, т. е. «предтечи Христова во всем, что касается вещей естественных»). Потенциально в тех и других текстах уже дана полнота истины; чтобы актуализировать ее, надо истолковать самый текст (исходный для схоластического дискурса жанр lectio, букв, «чтение», имеется в виду толкование выбранного места из Библии или, реже, какого-нибудь авторитета, например, Аристотеля), затем развить и вывести из текстов всю систему их логических следствий при помощи непрерывной цепи правильно построенных умозаключений (ср. характерный для С. жанр суммы — итогового энциклопедического сочинения, предпосылку для которого дает жанр сентенций»). Мышление С. остается верно гносеологии античного идеализма, для которого настоящий предмет познания есть общее (ср. платоновскую теорию идей и тезис Аристотеля: «всякое определение и всякая наука имеют дело с общим», Metaph. XI, с. 1, р. 1059В, пер. А.В. Кубицкого); оно постоянно идет путем дедукции и почти не знает индукции, его основные формы — дефиниция, логическое расчленение и, наконец, силлогизм, выводящий частное из общего. В известном смысле вся С. есть философствование в формах интерпретации текста. В этом она представляет контраст как новоевропейской науке с ее стремлением открыть доселе неизвестную истину через анализ опыта, так и мистике с ее стремлением узреть истину в экстатическом созерцании. Парадоксальным, но логичным дополнением ориентации С. на авторитетный текст был неожиданно свободный от конфессионально-религиозной мотивации подбор авторитетов «естественного» знания; наряду с античными язычниками, как Платон, Аристотель или астроном Птолемей, и мыслителями исламской культуры, как «Аверроэс» (ибн-Рушд, 1126[?8]) в канон зрелой С. входил, например, испанский еврей ибн-Гебироль (ок. 1020 — ок. 1070), известный как «Авицебронн» (причем цитировавшие его христианские схоласты помнили, что он не является христианином, но забыли за ненадобностью сведения о его национальной и религиозной принадлежности, выясненной лишь исследователями XIX века). В этой связи заметим, что т.н. теория двойственной истины (один и тот же тезис может быть истинным для философии и ложным для веры), решительно отвергаемая томизмом, но приписываемая, например, Сигеру Брабантскому и являющаяся логическим пределом многих тенденций поздней С, является в определенной мере следствием схоластического авторитаризма: Библия и Отцы Церкви — авторитеты, но разноречащие с ними Аристотель и Аверроэс также были восприняты именно как авторитеты. Далее, С. не была бы творческим периодом в истории мысли, если бы она находила в данностях авторитетных текстов готовые ответы, а не вопросы, не интеллектуальные трудности, провоцирующие новую работу ума; именно невозможность решить вопросы при помощи одной только ссылки на авторитет, обосновывающая самое возможность С, многократно становилась предметом тематизации. «Auctoritas cereum habet nasum, id est in diversum potest flecti sensum» («У авторитета нос восковой, т.е. его возможно повернуть и туда, и сюда»), отмечал еще поэт и схоласт Алан Лилльский, ум. 1202 (Alanus de Insulis, De Fide Cath. I, 30, Migne PL 210, 333 А). Фома Аквинский специально возражает против установки ума на пассивно-доксографическое отношение к авторитетам: «Философия занимается не тем, чтобы собирать мнения различных людей, но тем, как обстоят вещи на самом деле» (In librum de caelo I, 22). Мыслителей С. привлекало рассмотрение особенно сложных герменевтических проблем; особым случаем было вербальное противоречие между авторитетными текстами, недаром акцентированное еще в заглавии труда Абеляра «Да и нет» («Sic et non»). Схоласт должен был уметь разобраться в подобных казусах, оперируя категориями семантики (многозначность слова), семиотики (символические и ситуативно-контекстуальные значения, приспособление формы теологического дискурса к языковым привычкам слушателя или читателя и т.п.); теоретически формулируется даже вопрос аутентичности сочинения и критики текста, хотя подобная филологическая проблематика на службе у богословия в целом остается нетипичной для Средневековья и составляет характерное завоевание новоевропейской культуры. Влияние С. на современную ей культуру было всеобъемлющим. Мы встречаем схоластическую технику расчленения понятий в проповедях и житиях (очень ярко — в «Золотой легенде» Иакова Ворагинского), схоластические приемы работы со словом — в латиноязычной поэзии от гимнографии до песен вагантов и других сугубо мирских жанров (а через посредство латииоязычной литературы — также и в словесности на народных языках); схоластическая аллегореза живо ощущается в практике изобразительных искусств. Ориентация на жестко фиксированные правила мышления, строгая формализация античного наследия помогла С. осуществить свою «школьную» задачу — пронести сквозь этнические, религиозные и цивилизационные перемены средневековья преемственность завещанных античностью интеллектуальных навыков, необходимый понятийно-терминологический аппарат. Без участия С. все дальнейшее развитие европейской философии и логики было бы невозможно; даже резко нападавшие на С. мыслители раннего Нового времени вплоть до эпох Просвещения и немецкого классического идеализма включительно никак не могли обойтись без широкого пользования схоластической лексикой (до сих пор весьма заметной в интеллектуальном языковом обиходе западных стран), и этот факт — важное свидетельство в пользу С. Утверждая мышление в общих понятиях, С. в целом- несмотря на ряд важных исключений — сравнительно мало способствовала вкусу к конкретному опыту, важному для естественных наук, зато ее структура оказалась исключительно благоприятной для развития логической рефлексии; достижения схоластов в этой области предвосхищают современную постановку многих вопросов, в частности, проблем математической логики. Гуманисты Возрождения, теологи Реформации и особенно философы Просвещения в своей исторически обусловленной борьбе против цивилизационных парадигм Средневековья потрудились, чтобы превратить само слово «С.» в бранную кличку, синоним пустой умственной игры. Однако развитие историко-культурной рефлексии не замедлило установить огромную зависимость всей философии раннего Нового времени от схоластического наследия, преемственную связь контрастирующих эпох. Достаточно вспомнить, что выдвинутый Руссо и сыгравший столь очевидную революционизирующую роль концепт «общественного договора» восходит к понятийному аппарату С. Парадоксальным образом романтически-реставраторский культ Средневековья, оспоривший негативную оценку С, во многих вопросах стоял дальше от духа С, чем критики С. в эпоху Просвещения (например, Ж. де Местр, 1753-1821, ярый апологет монархии и католицизма, иронизировал по поводу присущей просвещенческому гуманизму абстракции «человека вообще», вне наций и рас, одним этим движением опрокидывая заодно с идеологией Французской революции также и все здание традиционно-католической антропологии, и впадая в недопустимый «номинализм»). В замкнутом мире католических учебных заведений С. в течение ряда веков сохраняла периферийное, но не всегда непродуктивное существование. Среди проявлений запоздалой С. раннего Нового времени необходимо отметить творчество испанского иезуита Фран-сиско Суареса (1548-1617), а также - ввиду цивилизационного значения для восточно-славянского ареала — православный вариант С, насаждавшийся в Киеве митрополитом Петром Могилой (1597-1647) и оттуда распространявший свое влияние на Москву. Интерес католических ученых к С. стимулировал после разрыва традиции в пору Просвещения, в контексте романтического и постромантического историзма XIX в., историко-философские штудии, публикации текстов и т.п.; проект модернизирующей реставрации С. в виде «нео-С», которая давала бы ответы на современные вопросы, при этом предполагался, а в 1879 г. был поддержан папским авторитетом (энциклика Льва XIII «Aeterni Patris», ориентирующая католическую мысль на наследие Фомы Аквинского). Сильным стимулом для этого проекта оказалась в XX в. ситуация противостояния тоталитаристским идеологиям — национал-социализму и коммунизму; такое противостояние создавало потребность в апелляции к идеалу «вечной философии» (philosophia pereimis), а также в синтезе между принципом авторитета, способным состязаться с авторитарностью тоталитаризма, и противопоставляемым тоталитаризму принципом личности, в примирении христианских и гуманистических нравственных принципов. Именно 1-я пол. и сер. XX в. - время, когда наследие С. могло казаться для авторитетных мыслителей (Ж. Марешаль, 1878-1944; Ж. Маритен, 1882-1973; Э. Жильсон, 1884-1978, и др.) сокровищницей методов для преодоления сугубо современных проблем (ср., например,/. Maritain, Scholasticism and Politics, L, 1940, 2nd ed. 1945). В «послесоборном» католицизме (после II Ватиканского собора 1962-1965) нео-С. не исчезает как возможность, но границы ее идентичности, как и признаки ее присутствия в современной культуре, все очевиднее перестают быть осязаемыми. Сергей Аверинцев. София-Логос. Словарь

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

СХОЛАСТИКА

лат. scholastica, от греч. ??????????s – ученый, школьный, ????? – ученая беседа, школа) – религ.-филос. учения зап.-европ. средневековья и Нового времени, к-рые в. противоположность мистике видели путь постижения бога в логике и рассуждении, а не в сверхразумном созерцании и чувстве. В теологич. форме (см. Теология) С. разрабатывала и собственно филос. проблематику, гл. обр. в рамках номинализма и реализма, но в целом для С. философия была, по выражению одного из ее ранних представителей Петра Дамиани (1007–1072), "служанкой теологии" (philosophia est ancilla theologiae). С. можно разделить на ортодоксальную, т.е. прямо или косвенно санкционируемую церковью, и оппозиционную, отвергаемую ею и по существу направленную против догматич. богословия. В истории С. можно выделить след. периоды: формирования (5–10 вв.), ранней С. (11–12 вв.), поздней или зрелой С. (13–14 вв.), кризиса С. (15–18 вв.). Генезис и основные этапы и с т о р и и С. Формирование С. (5–10 вв.) происходило в условиях безраздельного господства католической церкви, возглавлявшей феодализирующийся европейский полувар-варский мир и обладавшей "...монополией на интеллектуальное образование..." (см. Ф. Энгельс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7, с. 360). Теоретическими источниками С. были: христианская теология – прежде всего патристика, особенно Августин и визант. теология (см. Византийская философия); антич. философия, прежде всего сочинения и идеи Платона, представителей платонизма и неоплатонизма. Уже в раннее средневековье были известны также "Введение" Порфирия к "Категориям" Аристотеля в лат. пер. Боэция и комментарии последнего к др. логич. соч. Аристотеля. В течение всего средневековья не прекращалось знакомство как с логич. соч. Аристотеля, так и с его "Метафизикой" (см. раздел "Сочинения" в ст. Аристотель), использованной, однако, лишь в поздний период С. Источником С. были научные и филос. соч. ср.-век. авторов, из числа к-рых Иоанн Дамаскин и Иоанн Скот Эриугена могут считаться непосредств. предшественниками С., поскольку они уже ставили своей задачей систематизацию и филос. обоснование теологии. Характерной формой филос. произведений этого периода стали компилятивные соч., в к-рых систематизировалось античное научно-филос. наследие. Таковы соч. "Источники, или Этимология" ("Origines seu Etymologiae") Исидора Севильского (ок. 560–636), "О природе вещей" ("De rerum natura") Беды Достопочтенного (672–735), "О мире, или о природах вещей" ("De universo seu de rerum naturae) Рабана Мавра (ок. 780–856). В филос. плане более значителен учитель последнего Алкуин (ок. 735–804), возглавлявший важную в истории ранне-средневековой образованности школу при дворе Карла Великого, автор соч. "Диалектика", "О разуме души" ("De animae ratione") – первого соч. по вопросам психологии в эпоху европ. средневековья, а также ряда дидактич. соч. На развитие ранней, а затем и поздней С. оказывали воздействие арабская философия и евр. ср.-век. философия. Последние, развиваясь на почве мусульманства и иудаизма, имели своим предметом, как и С., филос. осмысление догматов монотеистич. теологии и основывались в общем на тех же, что и С., филос. источниках – неоплатонизме и аристотелизме. Р а н н я я С. (11–12 вв.) была вызвана к жизни новым подъемом культуры, начавшимся в 11 в. Большое значение имело возникновение в эту эпоху городских нецерк. школ, подрывавших монополию в области образования. В новых условиях христ. теология, существовавшая до тех пор в форме патристики и ее обработок, должна была придать христианству формализованный, рационализированный характер, сделав предметом своей систематизации теолого-филос. положения патристики. В собственно филос. отношении ранняя С. характеризовалась ориентацией на Платона и неоплатонизм. Аристотель и аристотелизм ассимилировались лишь в их логич. учении. В этот период сформировались и развились номинализм и реализм. К числу ранних схоластиков-реалистов относятся Петр Дамиани, Ансельм Кентерберийский, Гильом из Шампо и др., к числу номиналистов – Беренгар Турский, Росцелин, Абеляр и др. Поздняя, или зрелая, С. (13–14 вв.) возникла в связи с дальнейшим прогрессом гор. жизни, возникновением ун-тов, ставших осн. центрами преподавания наук и философии (особенно Парижский и Оксфордский ун-ты). Именно в этот период неортодоксальная С. испытывала сильное влияние со стороны передовой арабоязычной философии, особенно Ибн Рошда. Существ, значение для развития С. имела деятельность шартрской школы, естеств.-науч. и гуманистич. ориентация к-рой выводила ее за пределы С. Углублялось знание антич. наследия. Гл. соч. Аристотеля переводились в 13 в. уже непосредственно с греч. оригинала. Характерно включение в сферу внимания поздней С. наряду с логическими онтологич. концепций аристотелизма. Философия Аристотеля, к к-рой католич. церковь вначале относилась враждебно, в дальнейшем, в процессе борьбы с идеями Давида Динанского, амальрикан, лат. аверроистов во главе с Сигером Брабантским, была ассимилирована и переработана в христианско-католич. духе. Эта обработка связана с именами Альберта фон Больштедта и в особенности его ученика Фомы Аквинского – основателей поздней С. Августиновско-платоновская ориентация С. сменяется у Фомы аристотелевской. Весь этот период наполнен борьбой августинистов и аристотеликов. Естеств.-науч. направление внутри С. связано гл. обр. с деятельностью оксфордской школы во главе с Робертом Гроссетестом и Р. Бэконом, углубившими традиции шартрской школы. Борьба аристотеликов и августинистов к началу 14 в.трансформировалась в борьбу сторонников Фомы Аквинского ("томистов", концентрировавшихся гл. обр. в доминиканском ордене) и сторонников Иоанна Дунса Скота ("скотистов", связанных преим. с францисканским орденом). На протяжении всего этого периода продолжалась борьба номинализма и реализма в С. К сер. 14 в. номинализм, особенно в Парижском и Оксфордском ун-тах, принял оппозиционную по отношению к ортодоксальной С. форму. Оккам, Буридан, Жан из Мирекура, Николай из Отрекура, Николай Орем и др. представители поздней С., сочетая номинализм с теорией двойственной истины, фактически отказались от основной догматич. установки ортодоксальной (в т.ч. и томистской) С., подчеркивали автономное положение философии и науки по отношению к вере, обратились к гносеологическим и естеств.-науч. исследованиям. Все это вело к кризису С. К р и з и с С. (15–18 вв.) был обусловлен переходом от феодального к капиталистич. способу произ-ва, секуляризацией духовной жизни, развитием науки, отделением философии от теологии. Начиная с эпохи Возрождения возникают новые направления филос. мысли, вступившие в ожесточенную борьбу со С. Правда, С., господствуя в большинстве европ. ун-тов, оставалась офиц. философией ряда европ. феодальных и полуфеод. стран до 17–18 вв. (до эпохи Просвещения). Именно тогда С. стала нарицат. словом, означавшим формализованную школьную мудрость, находящуюся в кричащем противоречии с требованиями жизни и науки. С. 15–18 вв., т.н. вторая С., была аристотелизирующей философией, к-рая сводилась гл. обр. к томизму, вытеснив уже в 15 в. скотизм и оккамизм. В 16 в. в эпоху Контрреформации томизм был объявлен официальной философией католицизма. Виднейшими представителями томистской С., комментировавшими "Сумму теологии" Фомы Аквинского в период, предшествующий Тридентскому собору, были генералы доминиканского ордена итальянцы Томмазо де Вио Гаэтанский (1469–1534), Франческо де Сильвестри Феррарский (1474–1528), Франческо де Витория (1483–1546), испанец, проф. Саламанкского ун-та, применявший принципы томизма преим. к осмыслению вопросов права и политики. В дальнейшем "вторая С." находит наиболее горячих приверженцев в такой твердыне феодализма и католицизма, как Испания 16–17 вв.; развитие ее связано прежде всего с деятельностью иезуитов. Виднейшим ее представителем является Суарес, видоизменивший учение Фомы; продолжателями Суареса были Габриель Васкес (1550–1604), Молина и др. Основные проблемы С. В решении теологич. проблематики С. придерживалась выработанных уже в эпоху патристики представлений о боге как вневременном и бесконечном абсолюте, духовном первоначале, внеприродной личности, создавшей мир природы и человека и управляющей ими (креационизм, провиденциализм). При этом ортодоксальная С. должна была бороться как против попыток растворения и даже приближения бога к природе (пантеизм), так и против тенденций отдаления бога от мира природы и человека, к-рые становятся благодаря этому в значит. степени независимыми от него (аверроизм). Обе эти тенденции подводили к натуралистич. выводам, к взгляду на природу как самосущую реальность. Стремясь преодолеть их, Фома Аквинский развил учение о боге как необходимой и личной первопричине, действующей, однако, в природе и мире человека посредством "вторичных причин". Важным аспектом теологич. проблемы был вопрос о том, совершается ли божеств. деятельность на основе свободы воли бога, как это вытекало из монотеистического креационизма, или в основе этой деятельности лежит божественный разум, к-рому подчинена и его воля. Первая т. зр., приписывающая богу свойства иррационалистически истолкованной личности, была сформулирована Августином. Правда, августиновская концепция бога, опиравшаяся на платонизм, сохраняла и известные элементы рационализма – учение об идеальных родах и видах, заключенных в божеств. уме и являющихся прототипами всех творимых им вещей и существ. Более рационалистичен был сформулированный лат. аверроистами взгляд, согласно к-рому божеств. деятельность подчиняется не произволу, а необходимости, вытекающей из божеств. разума. Отсюда следовало, что действительность как результат божеств. деятельности доступна человеческому пониманию. Крайне иррационалистич. истолкование божеств. деятельности было развито Иоанном Дунсом Скотом, а за ним и Оккамом, к-рые отрицали наличие в божеств. интеллекте каких бы то ни было общих идей и утверждали его абс. свободу. Примирить эти точки зрения – креационистское представление о божеств. деятельности и идею возможности для человека познавать ее результаты – стремился Фома Аквинский. В противоположность мистикам типа Бернара Клервоского С. подчеркивала связь между верой и разумом, теологией и философией. Большое значение для развития теологич. рационализма имела диалектика – одно из семи свободных иск-в (грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка), служивших подготовит, дисциплинами к изучению теологии. Диалектика понималась как совокупность логико-рациональных приемов; занятия ею приводили нек-рых схоластиков к мысли о рацион. доказуемости догматов христ. вероучения. Наиболее последовательно эта т. зр. была развита Абеляром. Она присуща и Р. Бэкону, утверждавшему, что глубина истины была первоначально открыта богом пророкам в откровении и зафиксирована в Библии, а философия должна полностью раскрыть эту истину, выраженную в символической форме. Из рационалистич. устремлений оппозиц. схоластиков, пытавшихся защитить науч. познание природы от посягательств теологии, родилась и теория двойственной истины. Согласно варианту ее, развитому Сигером Брабантским и др. европ. аверроистами, философия с естеств. необходимостью приходит в своих утверждениях в противоречие с догматами религии. Согласно др. варианту этой теории, выраженному крупнейшим представителем шартрской школы Иоанном Солсберийским, философия и теология не могут противоречить друг другу, потому что имеют разные предметы: предмет философии – опытное познание природы, осуществляемое логико-рациональными средствами, а предмет теологии – сфера человеческого "спасения", имеющая сверхъестеств. происхождение. Из этого варианта исходили Оккам и др. номиналисты 14 в., стремившиеся к полной иррационализации христ. религии и независимости от нее науч.-филос. знания. Ортодоксальной С. была неприемлема ни мистическая, ни рационалистич. позиция, как и ни один из вариантов теории двойств. истины.. Фома Аквинский, считая доказуемыми одни догматы христ. вероучения и недоказуемыми другие (притом более важные, чем первые), объявил последние не противо-разумными (как это сделал Оккам по отношению ко всем догматам), а сверхразумными, доступными лишь божеств. разуму. С т. зр. ортодоксальной С., теология, допуская относит. независимость в развитии науч.-филос. знания, должна руководить им, указывая ему его высшие цели. Проблема общего и единичного, проходя через всю историю С., приняла в ней форму учения об универсалиях, в истолковании к-рых и выделились реализм и номинализм, а также близкий к нему концептуализм. В русле рассмотрения проблемы универсалий развилась формальная логика, на почве к-рой С. достигла значит. результатов. В. Соколов. Москва. Схоластическая л о г и к а прошла три фазы. Первая из них – "древняя логика" (vetus logica), опиралась на "Категории" Аристотеля, Порфирия, Боэция и просуществовала до сер. 12 в. Вторая фаза – "новая логика" (logica nova), образовалась ок. середины 12 в. после знакомства с соч. Аристотеля: "Аналитики", "Топики" и "О софистических опровержениях". Третья фаза (13–14 вв.) – т.н. совр. логика (logica modernorum), началась с трактата "О свойствах терминов" ("De terminorum proprietatibus"). Среди различных "Суммул", в к-рых излагалась логика этого периода, наиболее известны "Суммулы" Петра Испанского. Схоластич. логику второй и третьей фазы можно рассматривать с т. зр. зарождения в ней нек-рых элементов математической логики (теория семантич. парадоксов Альберта Саксонского и др.), особенно в трудах Альберта фон Больштедта, Иоанна Дунса Скота, Луллия, Оккама, Жана Буридана и др. Уже во второй фазе схоластич. логики появился "Tractatus syncategorematicus" (трактат о синкатегоремах, т.е. о логич. категориях), в к-ром анализировались простые и сложные функторы, относящиеся к формальной структуре предложений, такие как "но", "и", "если... то", "каждый" и т.п. К этому трактату в 14 в. присоединяются раздел "Sophismata", в к-ром рассматривали наиболее типичные ошибки, встречающиеся в рассуждениях, а также целый класс проблематич. высказываний. Интересны также произведения Иоанна Дунса Скота, логич. сторона к-рых была высоко оценена К. Марксом (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 1, с. 33; т. 2, с. 142; т. 15, с. 400). Иоанн Дунс Скот разрабатывал теорию логич. следования, идеи к-рой способствовали появлению ряда трактатов "De obligatoriis" (об обязательствах). Схоластики заметили, что если между нек-рыми предложениями существует зависимость (напр., типа следования одного предложения из другого), то др. предложения, напротив, можно рассматривать как независимые. Одна из целей, преследуемых авторами этих трактатов, состояла в выяснении логич. условий, при к-рых утверждение или отрицание нек-рого предложения является своего рода обязательством. Понятие obligatio определяется как формулировка защищаемой системы утверждений т. обр., чтобы из них не следовало ничего невозможного, т.е., говоря совр. языком, чтобы принимаемая система утверждений удовлетворяла критерию непротиворечивости. Повидимому, трактаты на тему "de obligatoriis" можно рассматривать как нек-рый прообраз характерных для нового времени аксиоматико-дедуктивных исследований. Осн. направление исследований логиков-номиналистов переносится на трактаты "de consequentiis" и "de insolubiliis", к-рые рассматриваются в качестве существ. дополнения не только к аристотелевой логике, но и к компендиуму Петра Испанского (разрабатывавшего вопросы силлогистики и теории суппозиции, т.е. допустимых подстановок значений терминов). Истоки тематики "de consequentiis" сами схоластики искали в 3-й кн. "Топики", где Аристотель обращает внимание на существование таких условных заключений, в к-рых от утверждения об одном предмете приходят к утверждению обо всех др. предметах того же рода. Если у Аристотеля они заимствовали идею формальной импликации, то с начатками теории материальной импликации они знакомились в основном по трудам Ибн Сины, Фараби, Газали, Ибн Рошда. Примечательны широкий размах логич. исследований в ср. века и огромные размеры (даже по совр. масштабам) логич. компендиумов. Так, напр., в труде П. Николетта из Венеции "Logica Magna" (14 в.) содержалось ок. 3 млн. 650 тыс. знаков, т.е. ок. 90 авт. листов. Следует особо выделить аверроиста из Удлино Николетта Паулюса, к-рый с 1390 обучался в Оксфорде. Он написал обширные комментарии ко всем основным филос. и логич. произведениям Аристотеля. Причинами, приведшими к теоретич. дискредитации схоластич. логики в эпоху Возрождения, явилось отсутствие плодотворных связей схоластиков с естествознанием, проявившееся, в частности, в недооценке проблематики индуктивной логики и методологии. Мн. гуманистам схоластич. логика неоправданно казалась неотъемлемо связанной со схоластич. мировоззрением в целом. К концу ср. веков существовали три осн. логич. школы: перипатетики (школа, берущая свое начало от Петра Испанского), рамисты (последователи Раме), луллисты (последователи Луллия). Логические идеи Луллия полностью разделялись Бруно. В логич. школе Луллия ряд положений логики высказываний постепенно оформляется в специальный отдел под названием "axiomatica", предпосылаемый силлогистике. В отличие от предшествующих ей систем логики, С. сделала попытку выявить логич. закономерности на базе общих законов и правил лат. языка и учесть все богатство семантич. и синтаксич. функций естеств. языка. При этом схоластики отдавали приоритет семантике, под углом зрения к-рой исследовались проблемы синтаксич. характера. От современной формальной логики схоластич. логика отличалась тем, что у схоластиков не было еще точного представления о формальной логич. системе и ее специфич. проблемах, как, напр., разрешимости, полноте и др. Логич. достижения средневековья оказались забытыми в логике нового времени, т.к. не могли получить в свое время дальнейшего развития. Схоластич. логика не смогла перешагнуть рубеж, достигнутый с появлением "Logica Magna" Николетта из Венеции, поскольку она не могла найти обобщающий алгоритм, к-рый дал бы возможность закрепить достигнутое и идти дальше. Н. Стяжкин. Москва. Для схоластич. этики характерны трансцендентное истолкование моральных норм как исходящих от бога (к натуралистич. истолкованию их отчасти приближался Абеляр), аскетизм. Одной из определяющих черт С. был авторитаризм, отражавший абс. силу религ. догматики и церк. традиции и гармонировавший с социально-экономич. и духовно-идеологич. жизнью этой эпохи. Филос. авторитетами стали и антич. философы, в особенности Аристотель – в томизме. Авторитаризму С. соответствовала ее умозрительность, слабые связи с опытно-экспериментальным исследованием природы, к-рое почти отсутствовало в эпоху европ. средневековья, ее формализм, связанный с тем, что С. занималась лишь систематизацией теологич. "истин". Но это же способствовало развитию логики, стремлению к систематичности и доказательности мышления. С. занималась также вопросами природы души (в особенности ее бессмертия и ее связи с телом), способностей души и их роли в познании, свободы человеческой воли и ее отношения к божеств. промыслу. Предметом постоянного обсуждения в С. были такие догматы христианского вероучения, как троица, предопределение, сотворение мира из ничего, первородный грех и воздаяние, часто перераставшие в проблему свободы воли и решавшиеся в противоречии с догматич. учением, воскресение, пресуществление и др. Оттесненная прогрессивными бурж. учениями и концепциями С. начиная со 2-й пол. 16 в. влачила жалкое существование в виде неосхоластики. Новой формой С. стал в 19 в. неотомизм. Лит.: Владиславлев М. И., Схоластическая логика, "Журн. Мин-ва нар. просвещения", 1872, ч. 162, [No 8], отд. 2; Эйкен Г., История и система ср.-век. миросозерцания, пер. с нем., СПБ, 1907; Штекль ?., История ср.-век. философии, пер. [с нем.], М., 1912; История философии, т. 1, М., 1957, с. 282–89; 292–96; ?рaхтенберг О. В., Очерки по истории зап.-европ. ср.-век. философии, М., 1957; Лей Г., Очерк истории ср.-век. материализма, пер. с нем., М., 1962; Григорьян С. Н., Ср.-век философия народов Ближнего и Среднего Востока, М., 1966; Стяжкин Н. И., Формирование математич. логики. М., 1967; Maковельский А. О., История логики. М., 1967; Haur?au В., Histoire de la philosophie scolastique, t. 1–2. P., 1872–80; Dempf ?., Die Hauptform mittelalterlicher Weltanschauung, M?nch.–В., 1925; Wulf M. de, Histoire de la philosophie m?di?vale, 6 ?d., t. 1–3, Louvain, 1934–47; Gilson ?., L´esprit de la philosophie m?di?vale, 2 ?d., P., 1944; его же, History of Christian philosophy in the Middle Ages, N. Y., [1955]; его же, Introduction ? la philosophie chr?tienne, P., 1960; Taylor H. O., The mediaeval mind, 4 ed., v. 1–2, Camb., 1949; Copleston F., A history of philosophy, v. 2–3, L., 1951–53; Воehner Р., Medieval logic, [Manchester, 1952]; Prantl C, Geschichte der Logik im Abendlande, Bd 1–4, Graz, 1955; Geyer В., Die patristische und scholastische Philosophie, Stuttg., 1956; Bochenski I. M., Formale Logik, Freiburg–M?nch., [1956]; Grabmann M., Die Geschichte der scholastischen Methode, Bd 1–2, В., 1957. См. также лит. при ст. Неосхоластика и Фома Аквинский. В. Соколов. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

СХОЛАСТИКА

греч. schola - ученая беседа, школа и лат. scholastica - ученый) - интеллектуальный феномен средневековой и постсредневековой европейской культуры в рамках теолого-философской традиции, ставивший своей целью рациональное обоснование и систематическую концептуализацию западно-христианского вероучения. С. проходит в своем развитии следующие периоды: I. Классическая (средневековая) С., в свою очередь распадающаяся на этапы: 1) ранняя С. (11-12 вв.). Представители: Петр Дамиани, Ансельм Кентерберийский, Беренгар Турский (ок. 1000-1088), Иоанн Росцелин (ок. 1050-1122), Гийом из Шампо (ок. 1068-1121), Петр Абеляр, Гийом из Конша (ок. 1060 - ок. 1154), Жильбер Порретанский (1080-1154), Алан Лилльский, Иоанн Солсберийский (ок. 1115-1180) и др.; 2) зрелая или поздняя С. (13-14 вв.). Представители: Альберт фон Больштедт (ок. 1200-1280), Фома Аквинский, Роджер Бэкон, Иоанн Дунс Скот, Бонавентура, Сигер Брабантский (ок. 1240 - ок. 1281), Николай Орем (ок. 1320-1382), Уилльям Оккам, Жан Буридан,Раймунд Луллий (1235-1315) и др. II. Неосхоластика или "вторая С." - ряд течений католической философской мысли, ориентированных на возрождение С., осуществляемое в рамках: 1) контрреформации (15-16 вв.). Представители: Томмазо де Вио Гаэтанский (1469-1534), Франческо де Сильвестри Феррарский (1474-1528), Франческо де Виттория (1483-1515), Суарес, Габриэль Васкес (1550-1604) и др.; 2) отчасти "католической реставрации" (18-19 вв.) и 3) неотомизма. Теоретическими источниками формирования С. выступают: византийская теология и патристика (прежде всего, сочинения Августина Блаженного), от которых была воспринята С. основная проблематика; античная философия, прежде всего, неоплатонизм в христианской переработке ("Ареопагитики" и августиновская редакция Прокла), от которых С. унаследовала мировоззренческую ориентацию на соединение иррационально-мистических предпосылок с рассудочностью выводов, и методологическую установку на герменевтическую работу с текстом как типовую познавательную процедуру: "вычитывание" ответов на все вопросы из соответствующих базовых текстов (Платон - для Прокла, Священное писание - для С.), воспринятых как замкнутый канон; а также в равной мере - аристотелизм (сначала в изложении: "Введение" Порфирия к "Категориям", латинский перевод с комментарием Боэция Датского и арабский перевод Ибн Рушда, затем - позднее - на базе знакомства с греческими оригиналами аристотелевских работ логико-метафизического цикла, во многом определивших системность и логицизм схоластического стиля мышления); христианская теологическая традиция раннего средневековья, иногда рассматриваемая в качестве предсхоластики, своего рода нулевого цикла культурных усилий по концептуализации христианской веры, в рамках которого были сделаны первые шаги по направлению к систематизации и философскому обоснованию теологии: систематизация патристики Иоанном Дамаскиным (ок. 675 - до 753), энциклопедическая системность произведений Иоанна Скота Эриугены, глобальные работы "Источники, или Этимология" Исидора Севильского (ок. 560-636) и "О природе вещей" Беды Достопочтенного (672-735), аналог "О мире, или о природе вещей" Рабана Мавра (ок. 780-856) и "Диалектика" его учителя Алкуина (ок. 735-804), главы сыгравшей значительную роль в истории средневековой образованности школы при дворе Карла Великого. От этой традиции С. наследует основной жанр масштабных компилятивно-энциклопедических компендиумов-систематизаций, впоследствии развившийся в характерные для С. "Суммы" (глобальная "Сумма теологии" Фомы Аквинского, грандиозный логический трактат Н.Николетты Венецианского "Великая логика" объемом - по современным меркам - более 90 авторских листов и др.). Эволюция С. органично связана с эволюцией в средневековой культуре образования и образованности (равно как античная философия в своем возникновении сопряжена с формированием в европейской культуре института обучения как такового в рамках универсально-логического типа социализации, ориентировавшегося на возникновение рефлексии над культурными основаниями и формирования метакультуры). Если оформление ранней С. связано с возникновениями городских школ как центров образованности, то зрелая С. связана с университетским образованием (прежде всего, Парижским и Оксфордским университетами). Понятая одновременно и как принадлежность к интеллектуальной элите ("ученость"), и как принадлежность к определенной интеллектуальной традиции ("выучка"), С. предполагает специальную подготовку (школу), необходимо предваряющую самостоятельные занятия теологией, а именно - изучение "семи свободных искусств", состоящих из первой ступени, тривиума (лат. trivium - троепутье), включающего в себя освоение грамматики (предполагающей не только овладение латинским правописанием, но и чтение античных авторов), диалектикой (основами формальной логики), и риторикой (красноречием и стилистикой), и второй степени, квадриума (лат. quadrivium - четверопутье), охватывающего такие дисциплины, как геометрия (с включением элементов географии и космографии), арифметика, астрономия и музыка (главные образом - пение церковных гимнов). Развитие С. осуществлялось на основе и в рамках концепции "двойственной истины", предполагающей непротиворечивое и независимое сосуществование истины знания и истины веры при неоспоримом примате веры. В этой связи с точки зрения содержания С. представляет собой интеллектуальное движение в сфере, которую можно обозначить как классический теизм, естественно подразумевающий креационизм и провиденциализм. Эта основополагающая принадлежность С. обусловливает и характерную для нее проблематику, которая неизменно связана с христианским вероучением: предметом постоянного внимания в С. выступают догматы о троичности Бога, о предопределении, о сотворении мира из ничего, о первородном грехе и воздаянии, о воскресении, о преосуществлении и т.д. Однако, несмотря на внешнюю заданность неизменно канонической проблематики, внутри С. оформляются вариативные и зачастую глубоко оригинальные и яркие модели видения последней, порождая достаточно острые противостояния различных схоластических учений. Примером может служить обсуждение проблемы, совершаются ли деяния божьи на основе его свободной воли или на основе божественного разума, подчиняющего себе божественную волю. Последняя точка зрения при кажущейся ортодоксальности содержит неочевидную интенцию на толкование божественных деяний как сугубо рациональных, а потому вполне доступных человеческому разумению. Дискуссия, таким образом, не только приходит в противоречие с каноническим тезисом о "неисповедимости путей Господних", но и инспирирует оформление в контексте С. глубоко оригинального выражения идей волюнтаризма в концепции Иоанна Дунса Скота, построенной в форме традиционно схоластической системы. При проявлении подобных противоречий в глобальном для С. масштабе они задают своего рода базовые парадигматические оппозиции, детерминирующие основные тенденции развития С. на том или ином этапе ее истории. Так, центральной для ранней С. была оппозиция "реализм - номинализм", оформившаяся в ходе схоластического обсуждения проблемы природы универсалий. Наряду с реализмом (Ансельм Кентерберийский, Гийом из Шампо и др.) и номинализмом (Беренгар Турский, Иоанн Росцелин, Уилльям Оккам, Николай Орем, Жан Буридан и др.) как экстремальными позициями в споре об универсалиях может быть выделен концептуализм как более умеренная промежуточная интерпретация данного вопроса (Петр Абеляр). Иоанн Дунс Скот продвигается до интерпретации общего как имеющего основу в единичных вещах. Основным камнем преткновения в споре реализма, номинализма и концептуализма выступала проблема индивидуации, т.е. проявления бытия как множества сходных в основе, но не тождественных индивидов (равно как индивидуальных предметов, так и человеческих индивидуальностей). Генетически идея индивидуации восходит еще к стоикам, но в рамках С. приобретает критериальную остроту: реализм видел основу качественной индивидуации в форме как источнике "определенности" и "отделенности" вещи (предвосхищение кантовских "определенности" и "границы" как проявлений качества); концептуализм основывался на тезисе, что типологические различия вещей создает форма, а индивидуальные - материя; номинализм же все сущее (имеющее онтологический статус существования) полагает единичным и индивидуальным. Применительно к зрелой С., можно выделить две пары парадигмальных оппозиций, соотносящихся между собою по гегелевскому принципу "разломанной середины": исходно - оппозиция "августинизм - аристотелизм", затем, после установления доминанты последнего, оппозиция аверроистского и томистского его истолкований. Формирование оппозиции &&августинизм - аристотелизм" связано с деятельностью соборной школы в Шартре (зрелый период), мыслители которой, ориентируясь (с позиций реализма) на онтологически данное общее, стремились возродить платоновскую концепцию в ее исходном, нехристианизированном виде (с опорой на "Тимея", известного в латинском переводе Халкидия). В этом контексте Шартрской школой (прежде всего, Тьерри и Гийомом из Конша) была актуализирована платоновская идея о самосущем бытии аморфной материи, пластическое преобразование которой Демиургом обеспечивает космизацию и оформление мира (классическая античная формула, развитая в контексте техноморфной модели космогенеза); шартрская идентификация Духа Святого с платоновской "мировой душой" деформировала понимание триединства божественных ипостасей и пришла в противоречие с христианским Символом Веры, задав пантеистическую и натуралистическую направленность С. Борьба с пантеизмом и натурализмом отстроилась в С. как борьба с платонизмом, а, следовательно, с августинизмом. Платформой, с которой велась эта борьба, выступил аристотелизм, который сначала сам был воспринят ортодоксией в штыки (борьба с идеями Давида Динанского и Сигера Брабантского), однако после его фундаментальной христианской переработки Альбертом фон Больштедтом и особенно Фомой Аквинским, аристотелизм не только был ассимилирован С., но и вытеснил августино-платоновскую парадигму. Ожесточенная борьба с мыслителями Шартрской школы (требование Бернара Клервоского публичного осуждения Гийома из Конша вынудили последнего отречься от своих взглядов) привела к практически тотальной переориентации С. с неоплатонической на аристотелевскую платформу. Однако становление ее завершилось развитием двух противоположных друг другу ее интерпретаций: версий аверроизма и томизма. Аверроизм воспринял от арабского перевода и комментариев Ибн Рушдом Аристотеля идею вечности (и, следовательно, несотворенности) мира; понимание души не как индивидуальной, но как единой безличной интеллектуальной, "явленной в яви явлений". Сигер Брабантский, интерпретируя с позиции аверроизма индивидуальную душу как функцию тела, истолковал ее в качестве смертной, а человечество - как несотворенное. Развитие аверроизма вызвало резкую критику со стороны ортодоксальной церкви. В 1270 парижский епископ Тамье предал анафеме 12 аверроистских тезисов, в 1277 - по указанию папы Иоанна XXI совет теологов во главе с тем же Тамье осудил еще 219 тезисов, большая часть которых носила аверроистский характер. Сигер Брабантский был предан суду инквизиции; вызванный для следствия к папскому двору, был убит своим секретарем. Стремясь противопоставить аверроистскому отдалению Бога от мира и человека реанимированный канон, Фома Аквинский разрабатывает свое учение о Боге как первопричине, действующей посредством вторичных причин в мире и в миру. Томизм (лат. Thomas - Фома) становится для С. абсолютно доминирующей парадигмальной установкой, вытеснив иные (аверроизм, оккамизм и др.) за пределы легитимности и презентируя отныне единолично позицию ортодоксальной церкви; Фома Аквинский не только получает титул "Ангельского Доктора", но и официально признается "князем схоластов", а в 1322 канонизируется. Если в 14-15 вв. томизму как официальной доктрине доминиканского ордена противостоит скотизм как францисканское направление в С., расходясь с ним в истолковании проблемы индивидуации (Антуан Андре, Франсуа Мейон, Гийом Алнвик, Иоанн Редингский, Иоанн Рипский, Александр Александрийский), то позднее, в 1567, Фома признается одним из "Учителей Церкви", томизм не только выступает основой неосхоластики, но и официально признан (энциклика папы Льва XIII "Отцу вечному", 1879) "единственно истинной философией католицизма", выступающей как неотомизм. С точки зрения формы. С. демонстрирует выраженную интенцию к логицизму: как доктринальную, так и внешнюю. В рамках реализма, например, осуществляется основополагающая фундаментальная экстраполяция логической структуры высказывания (в частности, субъект-предикатное его членение) на онтологическую сферу, выделение в ней первичных непредикативных сущностей (универсалий) и вторичных индивидуальных (предикативных) сущностей. Огромное внимание отводится в С. и логической форме рассуждения, изложения и выводов, задавая возможность рассматривать эволюцию С. в ракурсе дисциплинарного развития логики. С. в целом демонстрирует очевидную общедедуктивную ориентацию и исходит из принципа жесткой определенности понятий, что соответствует общехристианскому нормативному требованию определенности (ср. православный принцип акривии - решения фундаментальных вопросов, касающихся догматической системы вероучения, с позиции строгой определенности и точности смысла, - в отличие от принципа икономии - снисхождения и практической пользы при решении недогматических вопросов, допускающих не подрывающие вероучения отклонения). Тонкий медиевист, Эко устами ортодоксального Хорхе дает следующую формулировку этой особенности средневековой С.: "Иисусом положено говорить либо да, либо нет, а прочее от лукавого. И... следует называть рыбку рыбкой, не затуманивая понятия блудливыми словесами". И, что особенно интересно, эта установка реализуется на основе естественного языка, ибо С. строит свою логическую систему на базе неформализованных языковых средств (латыни), что позволяет ей учесть и использовать все богатство семантических и синтаксических аспектов естественного языка при неукоснительном соблюдении требования жесткой определенности объема и содержания понятий. Эволюция логических изысканий в рамках С. позволяет отнестись к последней как к значимому этапу исторического развития логики. Это совпадает и с рефлексивной самооценкой С. своих логический штудий: в зрелой С. была принята следующая периодизация развития схоластической логики: 1) "древняя логика" (vetus logica), основанная на переводах и комментариях "Категорий" Аристотеля Парфирием и Боэцием, - до середины 12 в.; 2) "новая логика" (logica nova), основанная на знакомстве с такими работами Аристотеля, как "Аналитика", "Топика", "О софистических определениях", - конец 12 - конец 13 в.; 3) так называемая "современная логика" (logica modernorum), связанная с систематической разработкой логической проблематики и созданием масштабных логических компендиумов - "Суммул" (Раймунд Луллий, Н.Николетта Венецианский, Петр Испанский и др.) - главным образом 14 в. В рамках схоластической логики 2-го и 3-го периода были подняты и зачастую разрешены многие классические логические проблемы, фактически заложены теоретические и операциональные основания математической логики, внесен вклад в развитие логики высказываний. В целом в рамках С. осуществлен значительней сдвиг в дисциплинарном развитии логики: это и учение о синкатегоремах (логических категориях); и теория логического следования Иоанна Дунса Скота; и основы теории импликации Раймунда Луллия; и теория субпозиции (допустимых подстановок значения терминов); и теория семантических парадоксов Альберта Саксонского; и анализ роли функторов в формальной структуре высказывания; и вопросы силлогистики и аксиоматики (в частности, фундаментальное исследование аксиоматическо-дедуктивной процедуры); и теория беспредпосылочности ("независимости") предположений как "обстоятельств" (obligatio), т.е. сознательных формулировок аксиом апологетируемой системы таким образом, чтобы из них не выводились противоречащие системы исследования; и методология сопоставления взаимоисключающих высказываний (идущая от "Да и нет" Петра Абеляра); и анализ Раймундом Луллием логического характера вопросительных предложений и соотношений конъюнктивных и дизъюнктивных логических констант. Раймундом Луллием предложен метод изображения логического характера вопросительных операций посредством системы кругов, каждый из которых репрезентирует определенную группу понятий (вошел в культуру под названием "кругов Эйлера"), изобретена первая "логическая машина" для такого моделирования, высказан ряд идей, впоследствии легших в основу комбинаторных методов в логике. В обшекультурном плане феномен С. является уникальным продуктом равно глубинных н альтернативных друг другу установок европейской культуры: христианской системы с презумпцией веры как аксиологического максимума, с одной стороны, и базисного инструментализма, операционализма мышления - с другой. И если патристика демонстрирует первую попытку систематизации христианства, то С. представляет собой попытку его рационализации и концептуализации. Воплощая своим возникновением концепцию "двойственной истины", параллелизма разума и веры, реально С. культивирует спекулятивное рассуждение как доминантный стиль мышления, в рамках которого таинство веры и апостольская керигма выступают предметом формально-рассудочных умозаключений. В схоластических апориях (может ли Бог убить самого себя или сформулировать для себя неразрешимую задачу?) происходит практически тотальная десакрализация содержания веры. Однако еще меньше сакральной трепетности в тех, казалось бы фиксированно проортодоксальных схоластических рассуждениях, которые ставят своей целью именно обоснование Божьей сакральности. Например, у Иоанна Дунса Скота: знание не есть ни чистая активность (от субъекта к объекту), ни чистая восприимчивость (от объекта к субъекту), но возникает на стыке их взаимодействия и зависит как от субъекта, так и от объекта, - однако пропорция этой зависимости не всегда одинакова: так, при богопознании посредством откровения зависимость знания от познаваемого объекта наиболее велика. В теистском контексте описание видения Бога, которое в силу остро личностной его персонификации есть не что иное, как "взгляд в очи Божьи", встреча с его "взыскующим и огненным взором" - в категориях субъект-объектной процедуры не может не выглядеть кощунственно. Строго говоря, при наличии эксплицитно презентированной установки С. на использование философии в целях теологических концептуализации (знаменитое "философия есть служанка теологии", предложенное еще в рамках патристики), в контексте С., тем не менее, практически невозможно дистанцировать между собою философию и теологию, поскольку ни один общепризнанный критерий их дифференциации применительно к С. вообще не срабатывает. Прокламируя примат богооткровенной истины над истиной позитивного знания и непререкаемый авторитет Священного Писания и Священного Предания, в своем реальном интеллектуальном усилии С. по всем параметрам фактически остается чисто рациональной деятельностью логико-спекулятивного плана, а тезис о "богодухновенности" Священного Писания и конституирование последнего в качестве канона остро прорезонировали в С. с трактовкой логики как "каноники". Кроме того, по отношению к феномену веры С. демонстрирует сколь не сформулированную эксплицитно, столь же и ощутимую презумпцию "понимаю, дабы уверовать" (позиция, в сущности, кощунственная для вероучения теистического типа с их идеей безусловного доверия к Богу и однозначно оцененная ортодоксией в качестве еретичной). Иначе говоря, формально выступая официально признанным институтом ортодоксии, С. на деле фундируется методологическим принципом, к которому ортодоксальная церковь всегда относилась чрезвычайно осторожно. В данном аспекте С. лишь репрезентирует общую для теологии амбивалентность оснований, выражающуюся в установке на концептуализацию принципиально иррационального. В качестве типовой познавательной процедуры для С. выступает работа с текстом; теория "двойственной истины" задает параллелизм текстов-репрезентатов: Священных Писания и Предания (истина веры), с одной стороны, и Аристотеля с сопровождающим массивом комментариев (истина знания) - с другой. Феномен веры оказывается практически выведенным за пределы процесса богопознания: вечная истина уже представлена в текстах (как в тех, так и в других), нужно лишь интерпретировать, раскрыть герметичный текст, сделать явленным его содержание, что осуществимо на основе чисто логических процедур, ибо актуализация истины предполагает силлогистическое выведение из текста всей полноты его содержания, т.е. всех возможных следствий с последующей их интерпретаций. В этой системе отсчета вера как принципиально алогичный, не рационализируемый и не могущий быть формализованным в тексте феномен фактически не дается С. в качестве объекта. Парадокс и трагедия С. заключается в том, что признание этого обстоятельства столь же губительно для нее, как и его отрицание (подобно абеляровскому тезису о рациональной доказуемости догматов). На протяжении всей своей истории С. подвергалась нападкам со стороны поборников "чистой веры" (Лафранк, Бернар Клервоский), и на протяжении всей ее истории каждая усмотренная в ее разнообразии ересь были ни чем иным, как чуть боле сильным или - чаще! - чуть более явным креном в рационализм. Так, например, Уилльям Оккам, высказывавший в духе номиналистической критики реализма четкие логико-рациональные требования к теоретическому рассуждению (известный принцип "бритвы Оккама": не множь сущности сверх необходимого) приходит на этом основании к выводу о противоразумности догматов (при канонической томистской "сверхразумности"), за что и был привлечен к суду папской курии по обвинению в ереси, четыре года провел в заточении в Авиньоне; оккамизм, распространивший требования логической безупречности на канонические доказательства бытия Божьего (в частности, телеологическое и космологическое), неоднократно осуждался папством (1339, 1340, 1346, 1474). Таким образом, не одобряя "книжников", христианство породило традицию книжной учености, спохватившись лишь в 13 в. - в лице Франциска Ассизского, вновь выступившего против книжников, живущих ради книжной мудрости, а не любви Божьей. Неспроста Эко задает монастырское пространство как пространство "людей, живущих среди книг, в книгах, ради книг". Для христианского Средневековья в целом характерен образ мира как книги Божьей, общая напряженная семиотизация мировосприятия: Божественные знаки, знамения, предзнаменования (ср. более поздние отголоски у Симеона Полоцкого: "Мир сей преукрашенный книга есть великая"). Описанная ситуация дает основания для сформулированной в рамках неотомизма идеи, что христианской философии как таковой никогда не существовало, что само понятие христианской философии является внутренне противоречивым, ибо его объем и содержание принципиально несопоставимы, - правомерно говорить лишь о философах-христианах (Ф. Ван Стеенберген). Относительно роли и места С. в традиции европейской ментальности можно сказать, что С. в полной мере заслуживает право на апологию ее как культурного феномена. От эпохи Возрождения, выступившего с резкой критикой медиевальных традиций, само слово "С." стало использоваться в качестве инвективы, приобретя значение пустого умствования, бессодержательной словесной игры (между тем как именно языковые игры сделали Европу Европой: см. "Игру в бисер" Гессе). Классическая западная культура немыслима вне схоластического средневековья по меньшей мере, по трем причинам: во-первых, благодаря С. в истории европейской культуры не "прервалась связь времен": именно она явилась звеном преемственности, сохранив и транслировав в медиевальной культуре на фоне аксиологически акцентированного иррационализма интеллектуальные навыки рационального мышления и многие аспекты содержания античного философского наследия; во-вторых, заданная С. традиция понимания школы, канона как ценности явилась необходимым противовесом (вектором здорового консерватизма и эволюционизма) для новоевропейской установки на тотальную оригинальность и безудержное ниспровергание основ; в-третьих, С. внесла серьезный содержательный вклад в развитие европейской интеллектуальной традиции как в области логики (становление европейского стиля мышления), так и содержательно: вплоть до эпохи Просвещения и немецкой философской классики философия пользовалась категориальным аппаратом, во многом разработанным именно в рамках и усилиями С., многие схоластические термины вошли в обиход в неклассических формах современного философствования, как, например, понятие интенциональности (через Брентано). (См. также Реализм, Номинализм, Концептуализм, Терминизм, Томизм, Скотизм, Средневековая философия.)

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История Философии: Энциклопедия

СХОЛАСТИКА

греч. schola - ученая беседа, школа и лат. scholaslica - ученый) - интеллектуальный феномен средневековой и постсредневековой европейской культуры в рамках теолого-философской традиции, ставивший своей целью рациональное обоснование и систематическую концептуализацию западно-христианского вероучения. С. проходит в сроем развитии следующие периоды: I. Классическая (средневековая) С, в свою очередь распадающаяся на этапы: 1) ранняя С. (11-12 вв.); представители: Петр Дамиани, Ансельм Кентерберийский, Беренгар Турский (ок. 1000-1088), Иоанн Росцелип (ок. 1050-1122), Гийом из Шампо (ок. 1068-1121), Петр Абеляр, Гийом из Конша (ок. 1060 - ок. 1154), Жильбер Порретанский (1080-1154), Алан Лилльский, Иоанн Солсберийский (ок. 1115-1180) и др. 2) зрелая или поздняя С. (13-14 вв.); представители: Альберт фон Большнтедт (ок. 1200-1280), Фома Аквинский, Роджер Бэкон, Иоанн Дунс Скот, Бонавентура; Сигер Брабантский (ок. 1240 - ок. 1281), Николай Орем (ок. 1320-1382), Уилльям Оккам, Жан Буридан, Раймунд Луллий (1235-1315) и др. II. Неосхоластика или "вторая С." - ряд течений католической философской мысли, ориентированных на возрождение С, осуществляемое в рамках: 1) контрреформации (15-16 вв.); представители: Томмазо де Вио Гаэтанский (1469-1534), Франческо де Сильвестри Феррарский (1474-1528), Франче-ско де Виттория (1483-1515), Суарес, Габриэль Васкес (1550-1604) и др. 2) отчасти "католической реставрации" (18-19 вв.) и 3) неотомизма. Теоретическими источниками формирования С. выступают: - византийская теология и патристика (прежде всего, сочинения Августина Блаженного), от которых была воспринята С. основная проблематика; - античная философия, прежде всего, неоплатонизм в христианской переработке ("Ареопагитики" и августиновская редакция Про-кла), от которых С. унаследовала мировоззренческую ориентацию на соединение иррационально-мистических предпосылок с рассудочностью выводов, и методологическую установку на герменевтическую работу с текстом как типовую познавательную процедуру: "вычитывание" ответов на все вопросы из соответствующих базовых текстов (Платон - для Прокла, Священное писание - для С), воспринятых как замкнутый канон; а также в равной мере - аристотелизм (сначала в изложении: "Введение" Порфирия к "Категориям", латинский перевод с комментарием Боэция Датского и арабский перевод Ибн Рушда, затем - позднее - на базе знакомства с греческими оригиналами аристотелевских работ логико-метафизического цикла, во многом определивших системность и логицизм схоластического стиля мышления; - христианская теологическая традиция раннего средневековья, иногда рассматриваемая в качестве предсхоластики, своего рода нулевого цикла культурных усилий по концептуализации христианской веры, в рамках которого были сделаны первые шаги по направлению к систематизации и философскому обоснованию теологии: систематизация патристики Иоанном Дамаскиным (ок. 675 - до 753), энциклопедическая системность произведений Иоанна Скота Эриугены, глобальные работы "Источники, или Этимология" Исидора Севильского (ок. 560-636) и "О природе вещей" Беды Достопочтенного (672-735), аналог "О мире, или о природе вещей" Рабана Мавра (ок. 780-856) и "Диалектика" его учителя Алкуина (ок. 735-804), главы сыгравшей значительную роль в истории средневековой образованности школы при дворе Карла Великого. - От этой традиции С. наследует основной жанр масштабных компилятивно-энциклопедических компендиумов систематизаций, впоследствии развившийся в характерные для С. "Суммы" (глобальная "Сумма теологии" Фомы Аквинского, грандиозный логический трактат Н. Николетты Венецианского "Великая логика" объемом - по современным меркам - более 90 п.л. и др.). Эволюция С. органично связана с эволюцией в средневековой культуре образования и образованности (равно как античная философия в своем возникновении сопряжена с формированием в европейской культуре института обучения как такового в рамках универсально-логического типа социализации, ориентировавшегося на возникновение рефлексии над культурными основаниями и формирования мета-культуры). Если оформление ранней С. связано с возникновениями городских школ как центров образованности, то зрелая С. связана с университетским образованием (прежде всего, Парижским и Оксфордским университетами). Понятая одновременно и как принадлежность к интеллектуальной элите ("ученость"), и как принадлежность к определенной интеллектуальной традиции ("выучка"), С. предполагает специальную подготовку (школу), необходимо предваряющую самостоятельные занятия теологией, а именно - изучение "семи свободных искусств", состоящих из первой ступени, тривиума (лат. trivium - троепутье), включающего в себя освоение грамматики (предполагающей не только овладение латинским правописанием, но и чтение античных авторов), диалектикой (основами формальной логики), и риторикой (красноречием и стилистикой), и второй степени, квадриума (лат. quadrivium - четверопутье), охватывающего такие дисциплины, как геометрия (с включением элементов географии и космографии), арифметика, астрономия и музыка (главные образом - пение церковных гимнов). Развитие С. осуществлялось на основе и в рамках концепции "двойственной истины", предполагающей непротиворечивое и независимое сосуществование истины знания и истины веры при неоспоримом примате веры. В этой связи с точки зрения содержания С. представляет собой интеллектуальное движение в сфере, которую можно обозначить как классический теизм, естественно подразумевающий креационизм и провиденциализм. Эта основополагающая принадлежность С. обусловливает и характерную для нее проблематику, которая неизменно связана с христианским вероучением: предметом постоянного внимания в С. выступают догматы о троичности Бога, о предопределении, о сотворении мира из ничего, о первородном грехе и воздаянии, о воскресении, о преосуществлении и т.д. Однако, несмотря на внешнюю за-данность неизменно канонической проблематики, внутри С. оформляются вариативные и зачастую глубоко оригинальные и яркие модели видения последней, порождая достаточно острые противостояния различных схоластических учений. Примером может служить обсуждение проблемы, совершаются ли деяния божьи на основе его свободной воли или на основе божественного разума, подчиняющего себе божественную волю. Последняя точка зрения при кажущейся ортодоксальности содержит неочевидную интенцию на толкование божественных деяний как сугубо рациональных, а потому вполне доступных человеческому разумению. Дискуссия, таким образом, не только приходит в противоречие с каноническим тезисом о "неисповедимости путей Господних", но и инспирирует оформление в контексте С. глубоко оригинального выражения идей волюнтаризма в концепции Иоанна Дунса Скота, построенной в форме традиционно схоластической системы. При проявлении подобных противоречий в глобальном для С, масштабе они задают своего рода базовые парадигматические оппозиции, детерминирующие основные тенденции развития С. на том или ином этапе ее истории. Так, центральной для ранней С. была оппозиция "реализм - номинализм", оформившаяся в ходе схоластического обсуждения проблемы природы универсалий. Наряду с реализмом (Ансельм Кентерберийский, Гийом из Шампо и др.) и номинализмом (Беренгар Турский, Иоанн Росцелин, Уилльям Оккам, Николай Орем, Жан Буридан и др.) как экстремальными позициями в споре об универсалиях может быть выделен концептуализм как более умеренная промежуточная интерпретация данного вопроса (Петр Абеляр). Иоанн Дунс Скот продвигается до интерпретации общего как имеющего основу в единичных вещах. Основным камнем преткновения в споре реализма, номинализма и концептуализма выступала проблема индивидуации, т. е проявления бытия как множества сходных в основе, но не тождественных индивидов (равно как индивидуальных предметов, так и человеческих индивидуальностей). Генетически идея индивидуации восходит еще к стоикам, но в рамках С. приобретает критериальную остроту: реализм видел основу качественной индивидуации в форме как источнике "определенности" и "отделенности" вещи (предвосхищение кантовских "определенности" и "границы" как проявлений качества); концептуализм основывался на тезисе, что типологические различия вещей создает форма, а индивидуальные - материя; номинализм же все сущее (имеющее онтологический статус существования) полагает единичным и индивидуальным. Применительно к зрелой С, можно выделить две пары парадигмальных оппозиций, соотносящихся между собою по гегелевскому принципу "разломанной середины": исходно - оппозиция "августинизм - аристотелизм", затем, после установления доминанты последнего, оппозиция аверроистского и томистского его истолкований. Формирование оппозиции "августинизм - аристотелизм" связано с деятельностью соборной школы в Шартре (зрелый период), мыслители которой, ориентируясь (с позиций реализма) на онтологически данное общее, стремились возродить платоновскую концепцию в ее исходном, нехристианизированном виде (с опорой на "Тимея", известного в латинском переводе Халкидия). В этом контексте Шартрской школой (прежде всего, Тьерри и Гийомом из Конша) была актуализирована платоновская идея о самосущем бытии аморфной материи, пластическое преобразование которой Демиургом обеспечивает космизацию и оформление мира (классическая античная формула, развитая в контексте техноморфной модели космогенеза); шартрская идентификация Духа Святого с платоновской "мировой душой" деформировала понимание триединства божественных ипостасей и пришла в противоречие с христианским Символом Веры, задав пантеистическую и натуралистическую направленность С. Борьба с пантеизмом и натурализмом отстроилась в С. как борьба с платонизмом, а, следовательно, с августинизмом. Платформой, с которой велась эта борьба, выступил аристотелизм, который сначала сам был воспринят ортодоксией в штыки (борьба с идеями Давида Динанского и Сигера Брабантского), однако после его фундаментальной христианской переработки Альбертом фон Больштедтом и особенно Фомой Аквинским, аристотелизм не только был ассимилирован С, но и вытеснил августино-платоновскую парадигму. Ожесточенная борьба с мыслителями Шартрской школы (требование Бернара Клервоского публичного осуждения Гийома из Конша вынудили последнего отречься от своих взглядов) привела к практически тотальной переориентации С. с неоплатонической на аристотелевскую платформу. Однако, становление ее завершилось развитием двух противоположных друг другу ее интерпретаций: версий аверроизма и томизма. Аверроизм воспринял от арабского перевода и комментариев Ибн Рушдом Аристотеля идею вечности (и, следовательно, несотворенности) мира; понимание души не как индивидуальной, но как единой безличной интеллектуальной, "явленной в яви явлений". Сигер Брабантский, интерпретируя с позиции аверроизма индивидуальную душу как функцию тела, истолковал ее в качестве смертной, а человечество - как несотворенное. Развитие аверроизма вызвало резкую критику со стороны ортодоксальной церкви. В 1270 г. парижский епископ Тамье предал анафеме 12 аверроистских тезисов, в 1277 г. по указанию папы Иоанна XXI совет теологов во главе с тем лее Тамье осудил еще 219 тезисов, большая часть которых носила аверроистский характер. Сигер Брабантский был предан суду инквизиции; вызванный для следствия к папскому двору, был убит своим секретарем. Стремясь противопоставить аверроистскому отдалению Бога от мира и человека реанимированный канон, Фома Аквинский разрабатывает свое учение о Боге как первопричине, действующей посредством вторичных причин в мире и в миру. Томизм (лат. Thomas - Фома) становится для С. абсолютно доминирующей парадигмальной установкой, вытеснив иные (аверроизм, оккамизм, и др.) за пределы легитимности и презентируя отныне единолично позицию ортодоксальной церкви; Фома Аквинский не только получает титул "Ангельского Доктора", но и официально признается "князем схоластов", а в 1322 г. канонизируется. Если в 14-15 вв. томизму как официальной доктрине доминиканского ордена противостоит скотизм как францисканское направление в С, расходясь с ним в истолковании проблемы индивидуации (Антуан Андре, Франсуа Мейон, Гийом Алнвик, Иоанн Редингский, Иоанн Рипский, Александр Александрийский), то позднее, в 1567 г. Фома признается одним из "Учителей Церкви", томизм не только выступает основой неосхоластики, но и официально признан (энциклика папы Льва XIII "Отцу вечному", 1879) "единственно истинной философией католицизма", выступающей как неотомизм. С точки зрения формы С. демонстрирует выраженную интенцию к логицизму: как доктриналыгую, так и внешнюю. В рамках реализма, например, осуществляется основополагающая фундаментальная экстраполяция логической структуры высказывания (в частности, субъект-предикатное его членение) на онтологическую сферу, выделение в ней первичных непредикативных сущностей (универсалий) и вторичных индивидуальных (предикативных) сущностей. Огромное внимание отводится в С. и логической форме рассуждения, изложения и выводов, задавая возможность рассматривать эволюцию С. в ракурсе дисциплинарного развития логики. С. в целом демонстрирует очевидную общедедуктивную ориентацию и исходит из принципа жесткой определенности понятий, что соответствует общехристианскому нормативному требованию определенности (ср. православный принцип акривии - решения фундаментальных вопросов, касающихся догматической системы вероучения, с позиции строгой определенности и точности смысла, - в отличие от принципа икономии - снисхождения и практической пользы при решении недогматических вопросов, допускающих не подрывающие вероучения отклонения). Тонкий медиевист, Эко устами ортодоксального Хорхе дает следующую формулировку этой особенности средневековой С: "Иисусом положено говорить либо да, либо нет, а прочее от лукавого. И... следует называть рыбку рыбкой, не затуманивая понятия блудливыми словесами". И, что особенно интересно, эта установка реализуется на основе естественного языка, ибо С. строит свою логическую систему на базе неформализованных языковых средств (латыни), что позволяет ей учесть и использовать все богатство семантических и синтаксических аспектов естественного языка при неукоснительном соблюдении требования жесткой определенности объема и содержания понятий. Эволюция логических изысканий в рамках С. позволяет отнестись к последней как к значимому этапу исторического развития логики. Это совпадает и с рефлексивной самооценкой С. своих логический штудий: в зрелой С. была принята следующая периодизация развития схоластической логики: 1) "древняя логика" (vetus logica), основанная на переводах и комментариях "Категорий" Аристотеля Парфирием и Боэцием,- до середины 12 в.; 2) "новая логика" (logica nova), основанная на знакомстве с такими работами Аристотеля, как "Аналитика", "Топика", "О софистических определениях", - конец 12 - конец 13 в.; 3) так называемая "современная логика" (logica modernorum), связанная с систематической разработкой логической проблематики и созданием масштабных логических компендиумов - "Суммул" (Раймунд Луллий, Н. Николетта Венецианский, Петр Испанский и др.) - главным образом, 14 в. В рамках схоластической логики 2-го и 3-го периода были подняты и зачастую разрешены многие классические логические проблемы, фактически заложены теоретические и операциональные основания математической логики, внесен вклад в развитие логики высказываний. В целом, в рамках С. осуществлен значительней сдвиг в дисциплинарном развитии логики: это и учение о синкатегоремах (логических категориях); и теория логического следования Иоанна Дунса Скота; и основы теории импликации Раймунда Луллия; и теория субпозиции (допустимых подстановок значения терминов); и теория семантических парадоксов Альберта Саксонского; и анализ роли функторов в формальной структуре высказывания; и вопросы силлогистики и аксиоматики (в частности, фундаментальное исследование аксиоматическо-дедуктивной процедуры); и теория беспредпосылочности ("независимости") предположений как "обстоятельств" (obhgatio), т.е. сознательных формулировок аксиом апологетируемой системы таким образом, чтобы из них не выводились противоречащие системы исследования; и методология сопоставления взаимоисключающих высказываний (идущая от "Да и нет" Петра Абеляра); и анализ Раймундом Луллием логического характера вопросительных предложений и соотношений конъюнктивных и дизъюнктивных логических констант. Раймундом Луллием предложен метод изображения логического характера вопросительных операций посредством системы кругов, каждый из которых репрезентирует определенную группу понятий (вошел в культуру под названием "кругов Эйлера"), изобретена первая "логическая машина" для такого моделирования, высказан ряд идей, впоследствии легших в основу комбинаторных методов в логике. В общекультурном плане феномен С. является уникальным продуктом равно глубинных н альтернативных друг другу установок европейской культуры: христианской системы с презумпцией веры как аксиологического максимума, с одной стороны, и базисного инструментализма, операционализма мышления - с другой. И если патристика демонстрирует первую попытку систематизации христианства, то С. представляет собой попытку его рационализации и концептуализации. Воплощая своим возникновением концепцию "двойственной истины", параллелизма разума и веры, реально С. культивирует спекулятивное рассуждение как доминантный стиль мышления, в рамках которого таинство веры и апостольская керигма выступают предметом формально-рассудочных умозаключений. В схоластических апориях (может ли Бог убить самого себя или сформулировать для себя неразрешимую задачу?) происходит практически тотальная десакрализация содержания веры. Однако, еще меньше сакральной трепетности в тех, казалось бы фиксированно проортодоксальных схоластических рассуждениях, которые ставят своей целью именно обоснование Божьей сакрально-сти. Например, у Иоанна Дунса Скота: знание не есть ни чистая активность (от субъекта к объекту), ни чистая восприимчивость (от объекта к субъекту), но возникает на стыке их взаимодействия и зависит как от субъекта, так и от объекта, - однако, пропорция этой зависимости не всегда одинакова: так, при богопознании посредством откровения зависимость знания от познаваемого объекта наиболее велика. В теистском контексте описание видения Бога, которое в силу остро личностной его персонификации есть не что иное, как "взгляд в очи Божьи", встреча с его "взыскующим и огненным взором" - в категориях субъект-объектной процедуры не может не выглядеть кощунственно. Строго говоря, при наличии эксплицитно презентированной установки С. на использование философии в целях теологических концептуализаций (знаменитое "философия есть служанка теологии", предложенное еще в рамках патристики), в контексте С, тем не менее, практически невозможно дистанцировать между собою философию и теологию, поскольку ни один общепризнанный критерий их дифференциации применительно к С. вообще не срабатывает. Прокламируя примат бого-откровенной истины над истиной позитивного знания и непререкаемый авторитет Священного Писания и Священного Предания, в своем реальном интеллектуальном усилии С. по всем параметрам фактически остается чисто рациональной деятельностью логико-спекулятивного плана, а тезис о "бого-духновенности" Священного Писания и конституирование последнего в качестве канона остро прорезонировали в С. с трактовкой логики как "каноники". Кроме того, по отношению к феномену веры С. демонстрирует сколь не сформулированную эксплицитно, столь же и ощутимую презумпцию "понимаю, дабы уверовать" (позиция, в сущности, кощунственная для вероучения теистического типа с их идеей безусловного доверия к Богу и однозначно оцененная ортодоксией в качестве еретичной). Иначе говоря, формально выступая официально признанным институтом ортодоксии, С. на деле фундируется методологическим принципом, к которому ортодоксальная церковь всегда относилась чрезвычайно острожно. В данном аспекте С. лишь репрезентирует общую для теологии амбивалентность оснований, выражающуюся в установке на концептуализацию принципиально иррационального. В качестве типовой познавательной процедуры для С. выступает работа с текстом; теория "двойственной истины" задает параллелизм текстов-репрезентатов: Священных Писания и Предания (истина веры), с одной стороны, и Аристотеля с сопровождающим массивом комментариев (истина знания) - с другой. Феномен веры оказывается практически выведенным за пределы процесса богопознания: вечная истина уже представлена в текстах (как в тех, так и в других) - нужно лишь интерпретировать, раскрыть герметичный текст, сделать явленным его содержание, что осуществимо на основе чисто логических процедур, ибо актуализация истины предполагает силлогистическое выведение из текста всей полноты его содержания, т.е. всех возможных следствий с последующей их интерпретаций. В этой системе отсчета вера как принципиально алогичный, не рационализируемый и не могущий быть формализованным в тексте феномен фактически не дается С. в качестве объекта. Парадокс и трагедия С. заключается в том, что признание этого обстоятельства столь же губительно для нее, как и его отрицание (подобно абеляровскому тезису о рациональной доказуемости догматов). На протяжении всей своей истории С. подвергалась нападкам со стороны поборников "чистой веры" (Лафранк, Бернар Клервоский), и на протяжении всей ее истории каждая усмотренная в ее разнообразии ересь были ни чем иным, как чуть боле сильным или - чаще! - чуть более явным креном в рационализм. Так, например, Уилльям Оккам, высказывавший в духе номиналистической критики реализма четкие логико-рациональные требования к теоретическому рассуждению (известный принцип "битвы Оккама": не множь сущности сверх необходимого) приходит на этом основании к выводу о противоразумности догматов (при канонической томистской "сверхразумности"), за что и был привлечен к суду папской курии по обвинению в ереси, четыре года провел в заточении в Авиньоне; оккамизм, распространивший требования логической безупречности на канонические доказательства бытия Божьего (в частности, телеологическое и космологическое), неоднократно осуждался папством (1339, 1340, 1346, 1474). Таким образом, не одобряя "книжников", христианство породило традицию книжной учености, спохватившись лишь в 13 в. - в лице Франциска Ассизского, вновь выступившего против книжников, живущих ради книжной мудрости, а не любви Божьей. Неспроста Эко задает монастырское пространство как пространство "людей, живущих среди книг, в книгах, ради книг". - Для христианского средневековья в целом характерен образ мира как книги Божьей, общая напряженная семиотизация мировосприятия: Божественные знаки, знамения, предзнаменования (ср. более поздние отголоски у Симеона Полоцкого: "Мир сей преукрашенный книга есть великая"). Описанная ситуация дает основания для сформулированной в рамках неотомизма идеи, что христианской философии как таковой никогда не существовало, что само понятие христианской философии является внутренне противоречивым, ибо его объем и содержание принципиально несопоставимы, - правомерно говорить лишь о философах-христианах (Ф. Ван Стеенберген). Относительно роли и места С. в традиции европейской ментальности можно сказать, что С. в полной мере заслуживает право на апологию ее как культурного феномена. От эпохи Возрождения, выступившего с резкой критикой медиевальных традиций, само слово "С." стало использоваться в качестве инвективы, приобретя значение пустого умствования, бессодержательной словесной игры (между тем как именно языковые игры сделали Европу Европой: см. "Игру в бисер" Гессе). Классическая западная культура немыслима вне схоластического средневековья по меньшей мере, по трем причинам: во-первых, благодаря С. в истории европейской культуры не "прервалась связь времен": именно она явилась звеном преемственности, сохранив и транслировав в медиевальной культуре на фоне аксиологически акцентированного иррационализма интеллектуальные навыки рационального мышления и многие аспекты содержания античного философского наследия; во-вторых, заданная С. традиция понимания школы, канона как ценности явилась необходимым противовесом (вектором здорового консерватизма и эволюционизма) для новоевропейской установки на тотальную оригинальность и безудержное ниспровергание основ; в-третьих, С. внесла серьезный содержательный вклад в развитие европейской интеллектуальной традиции как в области логики (становление европейского стиля мышления), так и содержательно: вплоть до эпохи Просвещения и немецкой философской классики философия пользовалась категориальным аппаратом, во многом разработанным именно в рамках и усилиями С, многие схоластические термины вошли в обиход в неклассических формах современного философствования, как, например, понятие интенциональности (через Брентано). См. также: Peaлизм, Номинализм, Концептуализм, Терминизм, Томизм, Скотизм, Средневековая философия.

М.А. Можейко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

Найдено схем по теме СХОЛАСТИКА — 0

Найдено научныех статей по теме СХОЛАСТИКА — 0

Найдено книг по теме СХОЛАСТИКА — 0

Найдено презентаций по теме СХОЛАСТИКА — 0

Найдено рефератов по теме СХОЛАСТИКА — 0