РОМАНСКИЙ СТИЛЬРОМАНТИЗМ СОЦИАЛЬНЫЙ

РОМАНТИЗМ

Найдено 13 определений термина РОМАНТИЗМ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

РОМАНТИЗМ

от франц. romantisme) возрождение романтики, подражание романтическому духовному содержанию; часто слово "романтизм" употребляется в отрицательном смысле.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

РОМАНТИЗМ

франц.): идейно-художественное движение в европейской духовной культуре конца 18 – первой половины 19 в., пришедшее на смену классицизму. Широта и разнообразие форм романтизма затрудняют его периодизацию и определение. Завоевав Европу и Америку, романтизм стал целой культурной эпохой, как это было прежде с Ренессансом, классицизмом и Просвещением.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: «Евразийская мудрость от а до Я», толковый словарь

Романтизм

франц. "romantisme") - идейное и художественное движение в европейской культуре и философии конца XVIII - первой половины XIX вв. Проявил себя во всех видах искусства, в философии и гуманитарных науках, возник как противопоставление рационализму и бездуховности общества, эстетике классицизма и философии Просвещения. В основе романтического идеала - свобода творческой личности, культ сильных страстей, интерес к национальной культуре и фольклору, тяга к прошлому, к дальним странам.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия политики: глоссарий терминов проекта Арктогея

Романтизм

фр. romantisme) – 1) направление в искусстве конца XVIII- первой половины XIX в. Романтизм выдвигал на первый план индивидуальность, наделяя ее идеальными устремлениями; искусству романтизма в литературе свойственны исключительность героев, страстей и контрастных ситуаций, напряженность сюжета, красочность описаний и характеристик; романтизм ярко проявился в музыке, изобразительном искусстве, театре; 2) мироощущение, которому свойственна идеализация действительности, мечтательность.  

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь по культурологии

РОМАНТИЗМ

Практическое культивирование особых неспецифических смыслов, особых неспецифических чувственных интонирований, сосредоточение на рафинированных моментах существования, концентрирование их. Может быть понят только как вершина мировоззренческого реализма в рамках предсуществующей или создаваемой реальности.

Некий романтизм в немецком духе, романтизм схемы, условности, приукрашенности имеет только временное значение, т. к. не обладает глубокой укорененностью, не соответствует интегральным планам психики.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский словарь

Романтизм

фр. romantisme) идейное и художественное направление в европейской и американской духовной культуре ХIII – нач. ХIХ вв. Отразив разочарование в итогах Великой французской революции, в идеологии Просвещения и буржуазном прогрессе, романтизм противопоставил утилитаризму и невелированию личности устремленность к безграничной свободе, жажду совершенства и обновления, пафос личной и гражданской независимости, внимание к внутреннему миру человека. Идеи романтизма нашли свое воплощение в литературе, музыке, живописи, графике. 1) направление в искусстве конца XVIII- первой половины XIX в. Романтизм выдвигал на первый план индивидуальность, наделяя ее идеальными устремлениями; искусству романтизма в литературе свойственны исключительность героев, страстей и контрастных ситуаций, напряженность сюжета, красочность описаний и характеристик; романтизм ярко проявился в музыке, изобразительном искусстве, театре; 2) мироощущение, которому свойственна идеализация действительности, мечтательность.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

РОМАНТИЗМ

фр; romantisme; лат. romarius — римский) — идейное и художественное движение, охватившее самые различные области культуры, пришло на смену классицизму в Европе в начале 19 в. В Р. как в художественном методе ярко выражено отношение художника к изображаемым явлениям, что придает произв. искусства известную приподнятость, особую эмоциональную направленность. Одно из течений Р. представляло собой консервативную реакцию на победу буржуазного строя, выражая в то же время страх перед революционными и народными движениями. Эта тенденция проявилась в создании идеалов, представляющих собой апологию средневекового прошлого (Л. Тик, А. и Ф. Шлегель, Новалис, В. А. Жуковский и др.). Др. осн. течение Р. имело прогрессивную направленность (Дж. Байрон, В. Гюго, А. Мицкевич, Ш. Петефи, К. Ф. Рылеев, Э. Делакруа, К. П. Брюллов, Ф. Шопен, Г. Берлиоз, Ф. Лист и др.). Хотя эстетические идеалы этого течения Р. нередко носили утопический характер, а образы романтиков отличались двойственностью, внутренней трагичностью, они все же выражали известное понимание противоречий буржуазного общества, интерес к жизни широких народных масс и были направлены в будущее.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

РОМАНТИЗМ

идейно-художественное направление в европейской и американской культуре конца XVШ - первой половине XIX веков, пришедшее на смену классицизму.

Отразив разочарование в итогах Великой французской революции, в идеологии Просвещения и буржуазном прогрессе, романтизм сочетал в себе пессимистический взгляд на перспективы общественного развития, настроение "мировой скорби" со стремлением к совершенству, обновлению, духовной целостности личности.

Основа романтического мировоззрения - мучительный разрыв идеала и социальной действительности.

В литературе и искусстве романтизма мотивы "мирового зла" и "мировой скорби", облеченные в формы иронии, гротеска соседствуют с утверждением самоценности человеческой личности, изображением сильных страстей, одухотворенной и прекрасной природы, героической борьбы.

Все это объединялось с интересом (а иногда и идеализацией) национального прошлого.

Ранее всего романтизм проявился в литературе, а затем уже распространился на изобразительное искусство и музыку. В отличие от классицизма, романтизм почти не имел государственных (официальных) форм выражения, поэтому он не затрагивал существенным образом архитектуру, повлияв лишь на зодчество малых форм (садово-парковая архитектура).

Главные представители романтизма: В. Скотт, Д. Байрон, П. Шелли, В. Гюго, М. Лермонтов, Ф. Тютчев - в литературе; Ф. Шуберт, К. Вебер - в музыке; Э. Делакруа, Т. Жерико, О. Кипренский, А. Орловский - в изобразительном искусстве и др.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Справочник: История и теория культуры

РОМАНТИЗМ

фр. romantisme)— идейное и худож. движение в европ. культуре, охватившее все виды искусства и науку, расцвет к-рого приходится на конец XVIII — начало XIX в. Р. был порожден совокупностью мн. причин, как социально-исторических, так и внутрихудож. Важнейшей среди них было воздействие нового исторического опыта, к-рый принесла с собой Великая фр. революция. Этот опыт требовал осмысления, в т. ч. и худож., и вынуждал пересматривать творческие принципы. Мн. идеи Р. почти за полувековой период его существования претерпели заметную эволюцию, но общие мировоззренческие установки развивались в русле единой эстетической ориентации и находили поддержку у представителей различных его школ. Гл. центром романтического движения стала Германия: именно в произв. немец, поэтов и философов черпали впоследствии свои идеи романтики Англии и Франции, Польши и России. Эпоха Р., пришедшая на смену эпохе Просвещения, во мн. была ее противоположностью. Однако уже просветительская культура породила внутри себя своеобразное явление, т. наз. пред-романтизм. Гл. его представителями были поэты «веймарского классицизма» (Гете, Шиллер, К. М. Виланд), а также такие мыслители, как Лессинг, Гердер и Винкельман. Не порывая с традициями просветительской эстетики (Просвещения эстетика), предшественники Р. сумели разглядеть ее слабые стороны и критически их оценить, выступив прежде всего против абсолютизации формальных моментов худож. деятельности и прямолинейно-рассудочной ее интерпретации. Продолжившие критику творческих принципов просветителей, романтики рассматривали иск-во как сферу раскрепощения многообразных способностей личности, ее свободной и непринужденной самореализации. Это обусловило тот факт, что и философия, и филология, и даже интерес к естественным наукам, как правило, приобретали в Р. эстетический оттенок, были неразрывно связаны с проблемами эстетики и теории иск-ва. Гл. авторитетами романтической эстетики и философии иск-ва были братья А. и ф. Шлегель (организовавшие журнал «Атенеум», сыгравший большую роль в консолидации движения), Новалис, Шеллинг, ф. Шлейермахер — мыслители раннего, т. наз. иенского Р.,исторически первого и наиболее яркого периода эволюции этого направления. Эстетические манифесты иенского Р. получили свое развитие в творчестве таких его глашатаев в лит-ре, как И. К. Ф. Гель-дерлин, Л. И. Тик, а впоследствии — Гофман. В Англии ранний Р. был представлен поэтами Вордсвортом и С. Т. Колриджем, во Франции — Ф. Р. Шатобрианом. Затем Р. быстро разветвляется и возобновляется во все новых формах (Дж. Н. Г. Байрон — в Англии, В. Гюго — во Франции, В. А. Жуковский, М. Ю. Лермонтов — в России), захватывает живопись (Ф. О. Рунге и К. Д. Фридрих — в Гер-, мании, Т. Жерико, Э. Делакруа—-во Франции), а позднее музыку (нем. композиторы К. М. Вебер, Р. Шуман, Р. Вагнер). Мн. романтикам представлялось, что иллюзии, рожденные подъемом фр. революции, найдут воплощение в реальности буржуазного об-ва. Поэтому они так мучительно переживали крушение этих иллюзий. Двойственность этого романтического мироощущения соответствовала объективной картине событий, о к-рых Энгельс писал: «...установленные «победой разума» общественные и политические учреждения оказались злой, вызывающей горькое разочарование карикатурой на блестящие обещания просветителей» (т. 19, с. 193). Сложный опыт фр. революции укрепил в романтическом сознании идею много-мерности объективной действительности (как природной, так и социальной), неисчерпаемого богатства скрытых в ней возможностей. Именно на раскрытие этой темы направлены гл. усилия романтической эстетики и худож. практики. Важное место в эстетике Р. занимает концепция иронии. И как философская позиция, и как своеобразный худож. прием, романтическая ирония представляет собой способ диалектически объемного отображения окружающего мира. Увиденные через призму романтического «притворства», сомнения, недоверия, внутренний мир человеческой личности и драматизм объективного исторического процесса обнаруживают богатство скрытых возможностей, воспринимаются неоднозначно и многопланово. Однако попытка романтиков возвыситься над прозой бытия не превращается у них в процесс отвлеченной «эстетизации» жизни, т. к. неразрывно связана с отрезвляюще-критической работой сознания. Эстетизм проявляется лишь в позднем Р. и постромантизме. И происходит это, поскольку ослабевает присущая ранне-романтическому восприятию способность к саморефлексии. На смену артистически игровому изображению действительности приходят утопии либерально-гуманистического ее истолкования. Двойственной реакцией романтиков на события фр. революции, заставившей их «видеть все в средневековом, романтическом свете...» (Маркс К., Энгельс Ф., т. 32, с. 44), во мн- обусловлен и их интерес к демократическим, народным явлениям средневековой и ренессансной культуры (Ренессанс в искусстве). Романтики наследуют от средневековья не столько мрачную фантастику, сколько вкус к сказке и поверью, свободный дух карнавальной вольности (Карнавал), страсть к гротескному преувеличению и игровой непринужденности арабески. Объединить все эти моменты должна, по их мнению, поэзия в высшем смысле слова. Наиболее же адекватной формой для такого универсального поэтического синтеза им представлялся роман. Этот жанр объединяет поэзию и философию, устраняет границы между худож. практикой и теорией, становится отражением в миниатюре всей литературной эпохи, соединяя худож. ее осмысление с историческим. Классическими примерами экспериментов в этом направлении являются романы «Люцинда» (1799) Ф. Шлегеля и «Генрих фон Офтердин-ген» (1802) Новалиса с их изящным юмором, тонкими аллегориями, сказочными образами и многочисленными поэтическими вкраплениями. Хотя поздние варианты романтических тенденций в понимании мира и бытия как эстетической целостности существуют в иск-ве (и в науке) очень долго, мн. мечты романтиков о воплощении эстетической теории в худож. практику остались неосуществленными в исторических рамках Р. Если связь лит-ры с теорией была более очевидной и адекватной, то музыка, живопись и театр адаптировали эстетическое наследие Р. постепенно, испытывая его значительное влияние вплоть до середины XX в., сливаясь с неоромантическими тенденциями и исканиями в худож. культуре. Идеи Р. находят продолжение в последующих худож. и эстетических течениях. Трепетное отношение к действительности во всем ее многообразии делает романтиков заметными предшественниками реалистического иск-ва (Реализм). В то же время смелость романтических экспериментов в области формы привлекала к себе внимание представителей самого радикального лите-ратурно-худож. авангардизма.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Эстетика: Словарь

РОМАНТИЗМ

сложное, внутренне противоречивое духовное движение в западной культуре рубежа 18-19 вв., затронувшее все сферы духовной жизни (философию, литературу, музыку, театр и т.д.). Сущностные черты Р. нашли свое наиболее полное выражение в творчестве немецких романтиков, прежде всего - Йенского кружка (братья Ф. и А.Шлегели, Новалис, Ваккенродер, Л.Тик, Шеллинг), гейдельбергских романтиков (А.фон Арним, Брентано, И.Геррес), а также Гельдерлина, Г.Клейста, Гофмана и др. Р. нельзя назвать "школой" или "системой взглядов" как в силу его противоречивости, так и вследствие того, что в его основу легло принципиально новое мироощущение человека, чуждое прежней страсти к системосозидательству как некоему универсальному опосредованию связи между Я и миром. "Лучше уж суеверие, чем системоверие" (Ваккенродер) - один из девизов Р. Р. - это скорее "новый способ переживания жизни" (А.Блок) или попытка найти и дать адекватное осмысление новому характеру отношений между человеком и миром. Своего рода "общим местом" является утверждение, что Р. наряду с немецкой трансцендентально-критической философией явился духовной реакцией на негативные социальные последствия Великой французской революции. Это утверждение верно ровно настолько, насколько допустимо воспринимать саму революцию как некий кульминационный пункт в прогрессистском движении рационалистически-ориентированной европейской культуры и как симптом культурного сдвига, знак перелома эпох. Специфика Р. была предопределена переходным характером эпохи. Отчасти этим объясняется "эстетизм" романтиков, их тяготение к языку искусства как наиболее адекватной и плодотворной возможности созидания новой реальности, выстраивания "артистического ковчега спасения" (К.Свасьян) на обломках старой культуры. Это роднит эпоху Р. со всеми переходными эпохами, когда человек становится "художником по преимуществу", пытаясь внести гармонию в хаос, создать новый мир, пусть изнутри собственного Я. Несколько десятилетий Р. на рубеже 18-19 вв. обладал особым статусом. В нем нашел свое завершение тысячелетний цикл развития европейской культуры, все то, что в сознании людей именуется словом "классика". Риторическая культура, жившая единством слова, знания и морали, приходит к исчерпанию своих возможностей. С точки зрения романтиков, жизнь в культуре как мире "готовых слов", препятствует постижению бытия как такового, лишает человека непосредственной связи с миром. Всеобщая нормативность, заданность и зарегламентированность жизни лишает реализации свободы индивида. Между готовым смыслом риторической культуры и бытием самим по себе лежит пропасть, которую должно преодолеть. Но парадокс заключается в том, что сами они еще живут в реальности, где книга - самый естественный символ мира, пытаются идти к подлинности через слово, воспринимая весь мир как текст. (Это зафиксировано в самой истории возникновения самоименования "Р.", как происходящего от литературного жанра романа, который его представители трактовали как "жизнь в форме книги".) Движение к подлинности есть движение к цельности бытия, к единству, которое, по мнению романтиков, утрачено современной им культурой, а, следовательно, - движение к истокам. Именно эта причина предопределила интерес Р. к культуре классической Греции (в противовес классицистскому увлечению Римом). Поиски единства превращаются в попытки возродить пластически-поэтическое видение мира, которым жила античность. Это порождает особый интерес романтиков к поэзии (Гельдерлин, Шеллинг) как некоей "прародине" философии, религии и искусства, как сфере изначального порождения смысла, "имянаречения", тождества между смыслом и бытием. Но движение к истокам есть движение и "вглубь" и "ввысь" одновременное. Поэзия - это и "лоно", из которого вышла вся духовная культура Запада, и океан, в который должны вернуться отдельные потоки, достигнув своего завершения. Это и "исток", и взыскуемый идеал. Глубже поэзии, согласно Р., залегает пласт мифологии, некий мир первообразов, где единство дано как живое единство, нерасчлененность бытия и сознания, значения и бытия. Поэтому одной из задач Р. является создание "новой мифологии" как средства преодоления антиномичности рефлексивной культуры. Следующая ступень нисхождения-восхождения к истокам открывает традиционные культуры Востока, традицию как изначальное состояние культуры и возможную финальную точку. Не создавая новой философской школы, романтики проблематизируют многие фундаментальные темы будущих исследований в области гуманитаристики: новое понимание мифа и поэтической речи и связанную с ними проблему языка, тему традиции и ритуала и, наконец, саму тему культуры как особого способа бытия человека, а также проблему единства и множественности культур. Но, как средневековые алхимики, они в каком-то смысле нашли не то, что искали. Они не обрели главного - искомой цельности и единства, поскольку их поиски разворачивались на принципиально иных по сравнению с человеком эллинского мира основаниях. В отличие от эллина, который "обустраивал" свое бытие внутри бесконечного мира, в какой-то мере "замыкая" космос на себе, внося во тьму хаоса оптически явленный и пластически зафиксированный порядок, человек 18 ст. идет к миру от бесконечности собственного Я. Эллинский логос и голос трансцендентального субъекта - явления генетически связанные, но не однопорядковые. Человек как бы вновь открывает бездны мира, но уже как коррелят и производное бездн собственной души. Отсюда проистекает и романтическая идея вечного обновления, понимание мира как вечного движения становления, соотносимого с бесконечностью мира свободы. В силу этого проблема единства перетекает в проблему выражения, поиск новой связи между Я и миром превращается в поиск нового языка. Р. - прямой наследник классической рефлексивной культуры с ее нарциссической тягой к самовыражению как самолюбованию. Тема выражения звучит и в эстетизме романтиков. Глобальная эстетизация бытия, стремление видеть в искусстве "метафизическую первооснову мира", а в природе - "бессознательное художественное произведение духа" уходит корнями в "Критику способности суждения" Канта. Но романтики не просто доводят до логического конца кантово понимание искусства как посредника между миром свободы и миром необходимости, но придают ему статус некой верховной реальности и универсального языка символов, снимающего ограниченность понятийного выражения. Символ раскрывает незримое в зримом, являет бесконечное в конечном. Романтики абсолютизируют художественное творчество как единственный путь полной реализации свободы, понятой как выражение многомерности и бездонности человеческого Я. Центральное место в эстетике Р. занимает учение о гении как творце художественного произведения. В нем явственно просматриваются новоевропейские корни Р. Художественное произведение - не откровение бытия и не "окно" в трансцендентное, а продукт бессознательной деятельности гения. Здесь опять же слышатся отзвуки кантовской эстетики. Гений предстает как трансцендентальный субъект "в гарольдовом плаще", а мир - холст для его выражения. Симптоматично в этом плане смещение приоритетов в мире искусства (от искусств пластических - к музыке), которое отражает понимание искусства как выражения личностных глубин, до конца непроясняемых и несводимых к строгим и законченным формам. Опираясь на формулу Шеллинга "только в личном - жизнь, а все личное покоится на темном основании", романтики уделяют особое внимание "ночным" сторонам человеческой души, игре света и тьмы, светотени как стихии человеческого Я. Но "размывание" пластики, в которой выражал себя мир классики, влечет за собой и размывание готового слова, риторической культуры. Движение к выражению внутренних глубин - это движение от языка, готовых речевых форм - через мистическую речь - к музыке как чистому звучанию. Именно звуковая стихия наиболее тонко передает мельчайшие душевные нюансы и является местом слияния бездн мира и бездн души. Музыка способна выразить несказанное и, более того, другие искусства определяются и оцениваются Р. по наличию в них музыкального начала. В отличие от пластических искусств, основанных на зрительных ощущениях, музыка опирается на слух и голос, а голос "исполнен страстей человеческих" (В.Ф.Одоевский), это коррелят воли. (Здесь уже намечается понимание музыки как выражения мировой воли, характерное для Шопенгауэра.) Но наиболее полно проблема выражения реализует себя в так называемой романтической иронии. Иронический дискурс - своего рода опознавательный знак Р. Один из теоретиков Р.Шлегель писал: "В иронии все должно быть шуткой и все должно быть всерьез. В ней содержится и она вызывает в нас чувство неразрешимости противоречия между безусловным и обусловленным, чувство невозможности и необходимости полноты высказывания...". Ирония - это постоянное самопародирование, притворство, возведенное в квадрат, фактически, это некая двойная рефлексия. Ирония возникает как результат дистанцирования от мира, она задана дистанцией, требует дистанции и создает дистанцию. "Она основывается на конечном синтетическом единстве личности... и определяется соразмерностью Я и представления" (Делез). Уход в иронию - попытка вырваться из пространства общезначимости, нормы, повседневности в мир чистой свободы. Иронический персонаж бесконечно меняет маски как знаки возможного, но всегда возвращается к себе как некой идентичности. "Ироник живет только своим Я, которому не удовлетворяет никакая реальность" (Кьеркегор). Итак, свобода оборачивается пустой возможностью свободы. Иронический дискурс ведет от соразмерности между Я и представлением к фиксации полного разрыва между ними. Р. намечает путь к новому языку, исчерпав до предела старые, подходит к краю культуры, за которым проглядывает неперсонифицированное Ничто. Вероятно, неспроста иронический персонаж "Ночных бдений" Бонавентуры произносит известный монолог: "Жизнь - это лишь шутовской наряд, одетый на Ничто, пусть звенят на нем бубенчики, все равно его порвут и выбросят. Кругом только Ничто, оно душит себя и с жадностью поглощает, и именно это самопоглощение создает обманчивую игру зеркал, как будто есть Нечто". Р. знаменует собой начало новой эпохи и поиск новых языков культуры. Романтики в той или иной степени оказали влияние на творчество таких мыслителей, как Кьеркегор, Шопенгауэр, Ницше, Хайдеггер, проблематизировав целый ряд тем, закрытых для осмысления в рамках классической философии. Особые судьбы ожидали романтические идеи на русской почве. В частности, влияние Шеллинга и йенских романтиков вдохновило творчество В.Ф.Одоевского, славянофилов, В.Соловьева и русских символистов рубежа 19-20 вв.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История Философии: Энциклопедия

РОМАНТИЗМ

сложное, внутренне противоречивое духовное движение в западной культуре рубежа 18-19 вв., затронувшее все сферы духовной жизни (философию, литературу, музыку, театр и т.д.). Сущностные черты Р. нашли свое наиболее полное выражение в творчестве немецких романтиков, прежде всего - Йенского кружка (братья Ф. и А. Шлегели, Новалис, Ваккенродер, Л. Тик, Шеллинг), гейдельбергских романтиков (А. фон Арним, Брентано, И. Геррес), а также Гельдерлина, Г. Клейста, Гофмана и др. Р. нельзя назвать "школой" или "системой взглядов" как в силу его противоречивости, так и вследствие того, что в его основу легло принципиально новое мироощущение человека, чуждое прежней страсти к системосозидательству как некому универсальному опосредованию связи между Я и миром. "Лучше уж суеверие, чем системоверие" (Ваккенродер) - один из девизов P.P. - это скорее "новый способ переживания жизни" (А. Блок) или попытка найти и дать адекватное осмысление новому характеру отношений между человеком и миром. Своего рода "общим местом" является утверждение, что Р. наряду с немецкой классической философией явился духовной реакцией на негативные социальные последствия Великой Французской революции. Это утверждение верно ровно настолько, насколько допустимо воспринимать саму революцию как некий кульминационный пункт в прогрессистском движении рационалистически-ориентированной европейской культуры и как симптом культурного сдвига, знак перелома эпох. Специфика Р. была предопределена переходным характером эпохи. Отчасти этим объясняется "эстетизм" романтиков, их тяготение к языку искусства как наиболее адекватной и плодотворной возможности созидания новой реальности, выстраивания "артистического ковчега спасения" (К. Свасьян) на обломках старой культуры. Это роднит эпоху Р. со всеми переходными эпохами, когда человек становится "художником по преимуществу", пытаясь внести гармонию в хаос, создать новый мир, пусть изнутри собственного Я. Несколько десятилетий Р. на рубеже 18-19 вв. обладают особым статусом. В них нашел свое завершение тысячелетний цикл развития европейской культуры, все то, что в сознании людей именуется словом "классика". Риторическая культура, жившая единством слова, знания и морали, приходит к исчерпанию своих возможностей. С точки зрения романтиков, жизнь в культуре как мире "готовых слов", препятствует постижению бытия как такового, лишает человека непосредственной связи с миром. Всеобщая нормативность, заданность и зарегламентированность жизни лишает реализации свободы индивида. Между готовым смыслом риторической культуры и бытием самим по себе лежит пропасть, которую должно преодолеть. Но парадокс заключается в том, что сами они еще живут в реальности, где книга - самый естественный символ мира, пытаются идти к подлинности через слово, воспринимая весь мир как текст. (Это зафиксировано в самой истории возникновения самоименования "Р.", как происходящего от литературного жанра романа, который его представители трактовали как "жизнь в форме книги".) Движение к подлинности есть движение к цельности бытия, к единству, которое, по мнению романтиков, утрачено современной им культурой; а, следовательно, - движение к истокам. Именно эта причина предопределила интерес Р. к культуре классической Греции (в противовес классицистскому увлечению Римом). Поиски единства превращаются в попытки возродить пластически-поэтическое видение мира, которым жила античность. Это порождает особый интерес романтиков к поэзии (Гельдерлин, Шеллинг) как некой "прародине" философии, религии и искусства, как сфере изначального порождения смысла, "имянаречения", тождества между смыслом и бытием. Но движение к истокам есть движение и "вглубь" и "ввысь" одновременное. Поэзия - это и "лоно", из которого вышла вся духовная культура Запада, и океан, в который должны вернуться отдельные потоки, достигнув своего завершения. Это и "исток", и взыскуемый идеал. Глубже поэзии, согласно Р., залегает пласт мифологии, некий мир первообразов, где единство дано как живое единство, нерасчлененность бытия и сознания, значения и бытия. Поэтому одной из задач Р. является создание "новой мифологии" как средства преодоления антиномичности рефлексивной культуры. Следующая ступень нисхождения-восхождения к истокам открывает традиционные культуры Востока, традицию как изначальное состояние культуры и возможную финальную точку. Не создавая новой философской школы, романтики проблематизируют многие фундаментальные темы будущих исследований в области гуманитаристики: новое понимание мифа и поэтической речи и связанную с ними проблему языка, тему традиции и ритуала и, наконец, саму тему культуры как особого способа бытия человека, а также проблему единства и множественности культур. Но, как средневековые алхимики, они в каком-то смысле нашли не то, что искали. Они не обрели главного - искомой цельности и единства, поскольку их поиски разворачивались на принципиально иных по сравнению с человеком эллинского мира основаниях. В отличие от эллина, который "обустраивал" свое бытие внутри бесконечного мира, в какой-то мере "замыкая" космос на себя, внося во тьму хаоса оптически-явленный и пластически-зафиксированный порядок, человек 18 ст. идет к миру от бесконечности собственного Я. Эллинский логос и голос трансцендентального субъекта - явления генетически связанные, но не однопорядковые. Человек как бы вновь открывает бездны мира, но уже как коррелят и производное бездн собственной души. Отсюда проистекает и романтическая идея вечного обновления, понимание мира как вечного движения становления, соотносимого с бесконечностью мира свободы. В силу этого проблема единства перетекает в проблему выражения, поиск новой связи между Я и миром превращается в поиск нового языка. Р. - прямой наследник классической рефлексивной культуры с ее нарциссической тягой к самовыражению как самолюбованию. Тема выражения звучит и в эстетизме романтиков. Глобальная эстетизация бытия, стремление видеть в искусстве "метафизическую первооснову мира", а в природе - "бессознательное художественное произведение духа" уходит корнями в "Критику способности суждения" Канта. Но романтики не просто доводят до логического конца кан-тово понимание искусства как посредника между миром свободы и миром необходимости, но придают ему статус некой верховной реальности и универсального языка символов, снимающего ограниченность понятийного выражения. Символ раскрывает незримое в зримом, являет бесконечное в конечном. Романтики абсолютизируют художественное творчество как единственный путь полной реализации свободы, понятой как выражение многомерности и бездонности человеческого Я. Центральное место в эстетике Р. занимает учение о гении как творце художественного произведения. В нем явственно просматриваются новоевропейские корни Р. Художественное произведение - не откровение бытия и не "окно" в трансцендентное, а продукт бессознательной деятельности гения. Здесь опять же слышатся отзвуки кантовской эстетики. Гений предстает как трансцендентальный субъект "в гарольдовом плаще", а мир - холст для его выражения. Симптоматично в этом плане смещение приоритетов в мире искусства (от искусств пластических - к музыке) которое отражает понимание искусства как выражения личностных глубин, до конца непроясняемых и несводимых к строгим и законченным формам. Опираясь на формулу Шеллинга "только в личном - жизнь, а все личное покоится на темном основании", романтики уделяют особое внимание "ночным" сторонам человеческой души, игре света и тьмы, светотени как стихии человеческого Я. Но "размывание" пластики, в которой выражал себя мир классики, влечет за собой и размывание готового слова, риторической культуры. Движение к выражению внутренних глубин - это движение от языка, готовых речевых форм - через мистическую речь - к музыке как чистому звучанию. Именно звуковая стихия наиболее тонко передает мельчайшие душевные нюансы и является местом слияния бездн мира и бездн души. Музыка способна выразить несказанное и, более того, другие искусства определяются и оцениваются Р. по наличию в них музыкального начала. В отличие от пластических искусств, основанных на зрительных ощущениях, музыка опирается на слух и голос, а голос "исполнен страстей человеческих" (В.Ф. Одоевский), это коррелят воли. (Здесь уже намечается понимание музыки как выражения мировой воли, характерное для Шопенгауэра). Но наиболее полно проблема выражения реализует себя в так называемой романтической иронии. Иронический дискурс - своего рода опознавательный знак Р. Один из теоретиков Р. Шлегель писал: "В иронии все должно быть шуткой и все должно быть всерьез. В ней содержится и она вызывает в нас чувство неразрешимости противоречия между безусловным и обусловленным, чувство невозможности и необходимости полноты высказывания...". Ирония - это постоянное самопародирование, притворство, возведенное в квадрат, фактически, это некая двойная рефлексия. Ирония возникает как результат дистанцирования от мира, она задана дистанцией, требует дистанции и создает дистанцию. "Она основывается на конечном синтетическом единстве личности... и определяется соразмерностью Я и представления" (Делез). Уход в иронию - попытка вырваться из пространства общезначимости, нормы, повседневности в мир чистой свободы. Иронический персонаж бесконечно меняет маски как знаки возможного, но всегда возвращается к себе как некой идентичности. "Ироник живет только своим Я, которому не удовлетворяет никакая реальность" (Кьеркегор). Итак, свобода оборачивается пустой возможностью свободы. Иронический дискурс ведет от соразмерности между Я и представлением к фиксации полного разрыва между ними. Р. намечает путь к новому языку, исчерпав до предела старые, подходит к краю культуры, за которым проглядывает неперсонифицированное Ничто. Вероятно, неспроста иронический персонаж "Ночных бдений" Бонавентуры произносит известный монолог: "Жизнь - это лишь шутовской наряд, одетый на Ничто, пусть звенят на нем бубенчики, все равно его порвут и выбросят. Кругом только Ничто, оно душит себя и с жадностью поглощает, и именно это самопоглощение создает обманчивую игру зеркал, как будто есть Нечто". Р. знаменует собой начало новой эпохи и поиск новых языков культуры. Романтики в той или иной степени оказали влияние на творчество таких мыслителей, как Кьеркегор, Шопенгауэр, Ницше, Хайдеггер, проблематизировав целый ряд тем, закрытых для осмысления в рамках классической философии. Особые судьбы ожидали романтические идеи на русской почве. В частности, влияние Шеллинга и йенских романтиков вдохновило творчество В.Ф. Одоевского, славянофилов, В. Соловьева и русских символистов рубежа 19-20 вв.

И.М. Наливайко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

Романтизм

(Romanticism).

Романтизм, под крым обычно понимают движение в искусстве, литературе, философии и религии в кон. XVIIIнач. XIX в., с трудом поддается определению. Поскольку сами писателиромантики редко пользовались этим термином, то до сих пор критики и историки, изучающие западную культуру, спорят о точном смысле этого понятия и его интерпретации. Некрые исследователи (напр., А.О. Лавджой) настаивают на том, что существует множество "романтизмов ", поскольку художники и писатели так или иначе проявляют в своем творчестве те или иные его черты, но нет определенного учения или школы. Другие связывают это понятие с одной или несколькими странами и отрицают, что существовало движение, как таковое. Тем не менее характерные черты этого движения позволяют провести границу между эпохой романтизма и более ранними периодами развития культуры. Поэтому в последнее время ученые, не соглашаясь в частностях, все же признают ценность и самобытность этого феномена. Романтизм, несомненно, указывает на специфический "темперамент" (К. Бринтон) или наличность автора, если не на эпоху в истории развития культуры.

Происхождение этого термина воеходит к старофранцузскому слову romanz ("писать"), к-рое в Средние века означало "писатьна общеупотребительном национальном языке (романском), а не на латыни ". Постепенно его стали применять к литературным произведениям, а также для того, чтобы передать красоту не тронутой вмешательством человека природы. В XVIII в. слово "романтический " было синонимом сентиментального, выразительного и меланхолического. Движение романтизма возникло в 1790 г. как реакция на классицизм и рационализм эпохи Просвещения, однако элементы романтического бунта прослеживаются у таких предшественников романтизма, как Вико, Руссо, Дж. Томсон, а также в движении "бури и натиска" в Германии (Клопшток, Гердер, ранние Гете и Шиллер). Назовем важнейших представителей романтизма в литературе. В Англии это Кольридж, Вордсворт, Байрон, Шелли, Ките, Скотт, Блейк. Во Франции  мадам де Сталь, Мюссе, ЖоржСанд и Виктор Гюго. В Германии  Гете, Август и Фридрих фон Шлегель, Новалис, Эйхендорф, Клейст, Тик, братья Гримм, Э.Т. А. Гофман. Романтизм в музыке представлен такими именами, как Шопен, Шуберт и Шуман; в живописи это Делакруа и Тернер; в философии  Фихте, Шеллинг, Гегель и Шопенгауэр, в теологии  Шлейермахер. Движение романтизма пошло на убыль в кон. 30х гг. XIX в., но некрые его черты сохранялись вплоть до 6070х гг.

Специфические элементы романтизма с трудом поддаются вычленению, т.к. они существуют в различных сочетаниях, крые меняются в зависимости от места, времени, автора, а также его личных пристрастий и привязанностей. Заранее оговаривая исключения, можно сказать, что романтизм вообще подчеркивает проявления чувственноэмоциональной сферы, фантазии и воображения за счет рационального упорядочения и контроля. Реальность постигается не разумом, но чувством, непосредственным опытом, духовным озарением, созерцанием, вслушиванием во внушения внутреннего голоса. Здесь царит субъективизм, крый подчеркивает роль самосознания, активности человеческого "я", погруженности в себя и своеобразия. Из внутреннего томления по неиспытанному и неизведанному возникает чувство таинственного. Поэтому каждая личность должна иметь право на свободное раскрытие своих скрытых дарований в соответствии с ее собственным гением, индивидуальными импульсами и характерными свойствами. Романтики искали красоту, яркие переживания и приключения в далеких странах, отдаленных исторических эпохах и в обществе простых людей. Экзотическое они предпочитали обычному, сельскую жизнь  городской.Строго единообразное, нормативное и формальное они отвергали ради необычного, не связанного никакими условностями, неизведанного и спонтанного. Их глубоко интересовало прошлое, особенно Средние века, а также мифология (не столько классическая, сколько кельтская, древнегерманская и скандинавская), фольклор, искусство древних народов. Их усилиями были возвращены из забвения и опубликованы многие средневековые рукописи, исторические хроники и литературные произведения. Для искусства романтизма, с одной стороны, характерны чувственность, конкретность и откровенная приземленность, но, с другой стороны, их отличает визионерство и мистицизм. По словам Новалиса, "мир становится мечтой, мечта становится миром ".

Романтизм оказал сильное влияние на религию и философию. Присущий ему сильный акцент на самосознании, личных творческих силах, естественной добродетельности человека, пантеистическом смешении реального и идеального, а также духа и материи приводит к прославлению человеческих способностей, к самовыражению и к гордости. Многие романтики отказывались верить во чтолибо более высокое, чем их собственный гений, а объекты их почитания  природа, свобода, красота, любовь, братство  служили им средством для самоутверждения, а должны были свидетельствовать о самодостаточности человека.

Тем не менее некрые романтики принимали христианство. Ф. фон Шлегель в 1798 г. пережил духовное обращение, после крого в его сочинениях появились темы, связанные с религией, Богом, мистицизмом и миром сверхъестественного. Его привлекали мерцающие видения подлинной реальности, лежащей по ту сторону этого мира, недоступной для критического анализа и непостижимой для тех, у кого нет соответствующего духовного опыта. Для Шлегеля фантазия или воображение были точкой соприкосновения внутреннего и внешнего, человеческого "я" и Бога. Поэт  это тот, кто просвещает и пробуждает в человеке заключенную в нем искру божественного духа. Чтобы обрести путь в высшие сферы подлинного бытия, необходимо отказаться от земного и ограниченного. Это требует самопожертвования, т. е. смерти, ибо только в перспективе потустороннего существования становится ясной цель человеческого бытия в целом. Пламя вечной жизни возгорается в смерти.

Новалис (Ф. фон Гарденберг) утверждал, что поэт должен быть жрецом этой религии, ибо через фантазию, воображение и мечту он становится тем, кто удостоен быть бессмертным. В эссе "Христианство или Европа" (1799) он представляет христианство как символ универсальной мировой религии, чистейший образец религии как исторического явления и наиболее полного откровения. 110 Новалису, Средние века  время безраздельного господства любви к Марии, подчинения авторитету Церкви, чувства незримого мира, единства и внутренней цельности. Это органическое единство распалось под ударом Реформации, а эпоха Просвещения подавила воображение и эмоциональночувственную сферу, уделив человеку всего лишь первое место среди сотворенных вещей. Но Европу захлестывает новая волна религиозного энтузиазма, возрождается подлинное искусство, а воображение и творческая воля стимулируют универсальные способности внутреннего человека. Религия разбудит Европу, вновь возвеличит христианство, воестановив его прежнее миротворческое служение, и исполнит божественное предназначение.

Шлегель и Новалис испытали глубокое влияние молодого проповедника Ф. Шлейермахера, крый посещал берлинские салоны. По настоянию Шлегеля Шлейермахер написал книгу " Речи о религии, обращенные к культурным людям, ее презирающим ", в крой подверг тщательному анализу понятие религии и выступил с ее защитой против нападок интеллектуалов, считавших ее обычнымсуеверием. В этой книге, атакже в своем главном теологическом сочинении "Вероучение" Шлейермахер намечает срединный путь между традиционной ортодоксией и холодным рационализмом. Его подход отражает романтическое предпочтение жизненного, внутреннего и спонтанного перед статичным, внешним и формальным. Для Шлейермахера сущность религии в том, что верующий испытывает абсолютную "зависимость" от Бога, или "сознание божественного". Отсутствие или недостаточность этого чувства  грех. Христос  человек, Который был предельно зависим от Бога в каждой мысли, слове и деянии. Это означает, что Бог присутствовал в Нем, поэтому Иисус имел 60жественную природу. Христианские учения выражают религиозное сознание. Библия оформляет и наполняет духовным содержанием христианское сознание божественного, будучи в то же время его результатом. Основополагающее религиозное сознание с необходимостью приводит к развитию общин, крые внешне характеризуются своим происхождением и историей, а внутренне  тем способом, крым они обеспечивают выражение сущностному сознанию божественного. В христианской вере оно обрело самое высшее, ясное и полное выражение в силу божественного сознания, присущего Иисусу и Его искупительному деянию, посредством крого Он привел верующих в Него к полному осознанию Бога.

Романтизм оказал сильное влияние и на Гегеля, однако тот пошел в ином направлении и подчинил теологию философии, поставив выше всего разум. С точки зрения его философии идеализма вся реальность воплощена во всеобъемлющем разуме или духе, крый и есть Бог. Дух реализует себя в мире посредством диалектического движения, к-рое представляет собой столкновение противоположностей (одна из излюбленных тем у романтиков). Это включает в себя взаимодействие многообразного, движение от частичного к более полному пониманию, а также связь между внешним и внутренним, целым и частью, всеобщим и индивидуальным.

Формы человеческой культуры, крые в совокупности составляют этот мир, воеходят на все более высокие уровни самореализации, и в конце концов абсолютный дух возвращается к самому себе.

В исторической перспективе романтизм повлиял на развитие некрых тенденций в самой Церкви. В Англии романтики были равнодушны к церковной религиозности. В Германии некрые видные представители романтизма обратились в христианство. Одни приняли католицизм (Ф. Шлегель, А. Мюллер, К. Галлер), другие вернулись в лоно Католической церкви (И. Геррес и К. Брентано). Романтикам, крые устали от беспокойных и тщетных блужданий в сфере неясного и неопределенного, "догматическая Церковь" казалась местом отдохновения и покоя. Их отношение к церковной религии выразил Новалис, с его мистическим утверждением христианства. Французский писатель Р. Шатобриан воспел католическую веру в книге "Дух христианства и его судьба" (1802), представив христианскую религию как величайшую культурную и моральную силу. Т. о., движение романтизма сделало немалый вклад в возрождение католицизма в нач. XIX в. Интересно отметить, что романтики, обратившиеся в католицизм, придерживались консервативных воззрений на государство.

Впоследствии эта тенденция отразилась в романтическом возвеличивании монархической законности и в политической пассивности; многие романтики после отречения Наполеона пополнили лагерь консерваторов. Они следовали теории, согласно крой государство укоренено в прошлом и вместе с правителем, народом и Церковью составляет единое духовное существо, или тело. Особенно в Германии романтики воепринимали Церковь и государство, трон и алтарь как естественный союз и утверждали, что государство и Церковь должны иметь сходные принципы организации: первое должно быть монархическим, вторая епископальной. Такое отношение в немалой степени способствовало отчуждению среднего класса от Церкви и религии (сходная ситуация имела место во Франции, где в Церкви господствовали консервативные католические круги).

Однако в сфере политики было и другое направление  возникновение национализма. В Германии в период освободительной борьбы против Наполеона такие понятия, как Volk(" народ"), "отечеетво" и "свобода", фактически приобрели религиозный характер. Разделявшие романтические настроения Фихте и Арндт категорически отвергали космополитические идеалы XVIII в. и вместо них ратовали за германское национальное государство, органически укорененное в народной жизни. В XIX в. эти идеи получили развитие в рамках "национального протестантизма", но поскольку общество в Германии секуляризовалось, то их взяли на вооружение агрессивные националистические силы, и они стали одним из элементов зарождающегося нацизма.

Имеет значение и то, как романтические представления об органическом развитии и внутренних исторических связях влияли на церковную историю и толкование Библии. Церковь воспринималась как историческое явление, к?рое надо изучать в соответствии с канонами новой научной истории. На этой почве возникла историкокритическая методология библейской критики и "история спасения ", крую развивала Эрлангенская школа.

Заслуживает упоминания то, как способствовал романтизм движению Erweckung (возрождения). В Англии романтизм почти никак не способствовал евангелистскому движению возрождения, а вот в Германии он был его важным фактором. Некрые проповедники, напр. Коттвиц и Енике, вращались в берлинских романтических кругах и широко пользовались их фразеологией, когда рассуждали о духе, разуме, чувстве, субъективности, религии сердца и ненадежности мира, критикуя рационализм Просвещения и мертвую ортодоксию. Элемент романтизма не был единственным или даже решающим в немецком возрождении, но, как и в соответствующих движениях других стран, влияние этого неоднородного и противоречивого культурного феномена совершенно очевидно.

R. V. P1ERARD(пер. В.Р.)

Библиография: I. Babbitt, Rousseau and Romanticism; W.T.Jones, The Romantic Syndrome; A.O. Lovejoy, Essays in the History of Ideas; J. Barzun, Classic, Romantic, and Modern; J.G.Robertson, Studies in the Genesis of Romantic Theory in the Eighteenth century; ?. M. Jones, Revolution and Romanticism; N. Frye, Romanticism Reconsidered; J. Engel, The Creative Imagination: Enlightenment to Romanticism; R.J. Reilly, Romantic Religion; J. Forstman,/! Romantic Triangle: Schleiermacherand Early German Romanticism; ?. ?. ?. Remak, "West European Romanticism: Deftniton and Scope", in Comparative Literature: Method and Perspective, ed. N.P. Stallknecht and H. Frenz;C. Brinton,"Romanticisnv>, Encyclopedia of Philosophy, VII, 2069; NCE, XII, 63941; C.A. Beckwith,SHERK, X, 8689; N. Geisler,DC?, 595.

См. также: Шлейермахер, Фридрих Даниэль Эрнст.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теологический энциклопедический словарь

РОМАНТИЗМ

франц. romantisme) – идейное и художеств. движение 1-й пол. 19 в., захватившее Европу и Америку и нашедшее отражение во всех областях духовной культуры – в лит-ре, музыке, изобразит. иск-вах, философии, эстетике, филологии, историч. науках, социологии, мн. отраслях естествознания. Пришедший на смену Просвещению, Р. был порожден разочарованием в историч. результатах франц. революции 18 в, и бурж. прогресса в целом, к-рые, по словам Энгельса, "...оказались злой, вызывающей горькое разочарование карикатурой на блестящие обещания просветителей" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 193). Временем расцвета Р. является период 1795–1830, период европ. революций и нац.-освободит. движений. Р. возникает на рубеже 18–19 вв. в Германии, Англии, Франции, несколько позже, в 1810–20-х гг., в России, Испании, Италии, Польше и др. странах. Ранний нем. Р., связанный с деятельностью иенского кружка романтиков (1798–1801, Ф. и А. Шлегели, Новалис, Ваккенродер, Тик, к ним примыкали Шлейермахер и Шеллинг, последователями к-рого в области натурфилософии были Риттер, Стеффенс, Окен, Карус, Гюльзен), носил преим. теоретич., филос.-эстетич. характер; в центре внимания второй, "гейдельбергской" группы нем. романтиков (1805–08, Арним, Брентано, Геррес и др.) – проблемы фольклора и истории. К представителям филос. Р. относятся также Зольгер, Баадер. В лит-ре вершиной нем. Р. является творчество Гельдерлина, Клейста, Гофмана, Гейне, поэзия к-рого содержит одновременно иронич. критику Р., в музыке – творчество Шуберта, Шумана, Р. Вагнера. Начало англ. Р. отмечено деятельностью поэтов т.н. озерной школы ("Лирические баллады" Вордсворта и Колриджа, 1798), а его кульминация – творчеством Байрона и Шелли. Переходное место в развитии от Р. к реализму занимает В. Скотт. Поздний англ. Р. сер. 19 в. нашел выражение в филос.-эстетич. и публицистич. сочинениях Карлейля и Рескина (1819–1900). Во Франции ранний этап Р. (1800-е гг.) связан с творчеством Шатобриана и г-жи де Сталь, а также с филос. соч. де Местра и Бональда. Расцвет франц. Р. относится к периоду Реставрации и Июльской революции 1830. Крупнейшими представителями Р. во франц. лит-ре 1820–30-х гг. являются В. Гюго, предисловие к-рого к драме "Кромвель" (1827) стало эстетич. манифестом романтиков, Ламартин, Виньи, Мюссе, Ж. Санд, в живописи – Делакруа, Жерико, в музыке – Берлиоз, в области истории – Гизо, Минье, Тьерри. В России начало Р. связывается обычно с поэзией Жуковского, молодого Пушкина, нек-рых декабристов, а также деятельностью кружка московских "любомудров" (Веневитинов, В. Ф. Одоевский), в среде к-рых зародились и идеи позднейшего славянофильства (Хомяков, Киреевский). Р. в Польше достиг художеств. вершины в творчестве Ю. Словацкого, Мицкевича, Ф. Шопена. Р. был своеобразной формой художеств. и филос. критики противоречий бурж. цивилизации. Пафос Р. заключался в разоблачении дисгармонии совр. мира, в безотчетном стремлении к цельному человеч. развитию и гармонич. обществ. связям. Однако, воспринимая преим. теневую, разрушит. сторону историч. прогресса, романтик часто не мог и не хотел видеть в современной ему действительности высшей по отношению к прошлому ступени обществ. развития. Это приводило мн. романтиков к идеализации историч. прошлого, в первую очередь ср.-век. обществ. уклада с его неподвижными и "прочными" патриархальными связями, выступавшими в ограниченных формах личной зависимости и непрсредств. сословных противоположностей и свободными как от всеобщей власти товарного производства, так и от формализма и лицемерия бурж.-демократич. порядков. Идеализируя эти утраченные в процессе дальнейшего развития черты ср.-век. обществ. отношений, Р. становится тем самым на путь сентимент. критики капитализма. Классич. представитель Р. в экономич. науке, франц. экономист Сисмонди, писал: "Меня выставляли в политической экономии врагом общественного прогресса, партизаном учреждений варварских и принудительных. Нет, я не хочу того, что уже было, но я хочу чего-нибудь лучшего по сравнению с современным. Я не могу судить о настоящем иначе, как сравнивая его с прошлым, и я далек от желания восстановлять старые развалины, когда я доказываю посредством них вечные нужды общества" (цит. по кн.: Ленин В. И.,. Соч., т. 2, с. 220). По словам Ленина, доказывая "„...вечные нужды общества“ посредством "развалин", а не посредством тенденций новейшего развития", "...романтик поворачивает от конкретных вопросов действительного развития к мечтаниям ..." (там же, с. 220–21, 240). Противоречия Р. находились в историч. соответствии с идеологией широких обществ. движений 1-й четверти 19 в., прежде всего нац.-освободит. войн против наполеоновской Франции, к-рым "... свойственно сочетание духа возрождения с духом реакционности..." (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 10, с. 436). Общую судьбу этих движений Маркс и Энгельс резюмируют след. образом: "... Именно тогда, когда народ, кажется, стоит на пороге великих начинаний, когда ему предстоит открыть новую эру, он дает увлечь себя иллюзиями прошлого..." (там же, с. 373). Романтич. восстание против деградации человеч. личности при капитализме не было свободно от этих "иллюзий прошлого", оно защищало и поэтизировало их; торжествующей прозе бурж. строя романтики противопоставляли древние обычаи и иск-во, патриархальные учреждения разбуженных революцией народов. Но именно в силу глубокой связи с историч. движениями современности романтич. иск-во проникнуто пафосом нар. жизни и нац.-освободит. борьбы, достигая подлинного величия образов (Байрон, Шелли, Мицкевич, Делакруа). Познание историч. прошлого народов, как в науч., так и в худож. форме многим обязано Р. А. Вишневский. Москва. Одно из глубоких определений Р. дал поздний Шеллинг; вспоминая иенский кружок романтиков, он писал: "Прекрасное было время... человеческий дух был раскован, считал себя вправе всему существующему противополагать свою действительную свободу и спрашивать не о том, что есть, но что возможно" (цит. по кн.: "Лит. теория нем. романтизма". Док-ты, [Л., 1934], с. 12). У ранних романтиков, почти прямых современников франц. революции, воспитанников ее, господствует порыв к возможному, к-рое для них постоянно впереди действительного. Гл. интерес романтиков относился к невоплощенному, еще лишенному формы, находящемуся в становлении. Ф. Шлегель писал панегирик Лессингу, объявляя, что его занимает не реальный Лессинг, но Лессинг, каким он мог бы быть – скрытый Лессинг, несостоявшийся Лессинг. Философия молодого Шеллинга рассматривает весь мир, природу и человека как вечное творчество. За Шеллингом пошли молодые биологи, физики, геологи, подхватившие осн. идеи его натурфилософии, проводившие их в спец. областях науки. Только свидетели великого историч. переворота могли усвоить себе эту т. зр.: нет застывшей жизни, непререкаемых форм, догматов, есть творимая жизнь, есть вечное обновление и в мире вещей и в мире мысли. Шеллинг, Ф. Шлегель, Новалис устанавливают настоящий культ бесконечного в философии, в поэзии. Ф. Шлегель, Зольгер, Жан Поль Рихтер развили своеобразные концепции романтич. юмора, романтич. иронии. В ее художеств. воплощении мы находим иронию в творчестве Л. Тика, Брентано, Байрона, Мюссе. Романтич. юмор состоит в том, что подчеркивается относительность, едва ли не иллюзорность всяких ограничительных по своему смыслу форм жизни, – бытовая косность, классовая узость, идиотизм замкнутых в себе ремесел и профессий изображаются как нечто добровольное, шутки ради принятое на себя людьми. Жизнь играет, не зная для своих свободных сил к.-л. неодолимых препон, вышучивая, выставляя в осмеянном виде всех и вся, кто противится ее игре. Этот оптимистич. характер юмора исчезает у поздних романтиков. Отчасти у Байрона, а более всего у Гейне силы косности и гнета начинают преобладать над свободными силами жизни; поэт заносится высоко, но его задерживают в его свободном полете, отзывают его назад, едко и грубо издеваясь над ним. Романтич. юмор претерпел эволюцию: у ранних романтиков это юмор свободы, у поздних – сарказм необходимости. У Гофмана и Гейне мы встречаем иронию и в том и в другом ее виде, причем ирония необходимости нередко переходит в трагизм, порывая с областью комического. Образцом и нормой для всех прочих областей иск-ва романтики объявляли музыку, – в ней им слышалась сама освобожденная стихия жизни. В стихах, повествоват. прозе, живописи – всюду они взывали к принципу музыкальности; в поэзии за отдельными, в той или иной мере отчетливыми высказываниями должна стоять общая, логич. понятиями не улавливаемая настроенность. Романтики вносили лирич. начало во все области иск-ва, они исходили из лирики и очень часто прибегали к ее орудию – стиху; проза, как правило, имитировала стиховую речь, была тщательно организована в звуковом отношении, изобиловала по примеру стиха метафорами, речевыми тропами и украшениями (как, напр., у Шатобриана). Романтич. эпоха заканчивалась такими произв., как романы в стихах "Дон Жуан" Байрона, "Пан Тадеуш" Мицкевича, "Евгений Онегин" Пушкина. Это было высшее соперничество стиха со свободной повествоват. прозой, достигшее наибольшей высоты с тем, чтобы отныне открыть дорогу прозе и художеств. реализму: роман в стихах Пушкина мы числим первым высоким достижением в рус. реалистич. лит-ре. Романтиков отделяло от реализма настойчивое стремление сохранить в неприкосновенном виде свои идеалы, в к-рых трагически разочаровывало послереволюц. развитие бурж. общества. Это приводило их к религии. Развитие раннего Р. в Германии подытоживается "Речами о религии" (1799) Шлейермахера: именно внутр. опыт Р. объявляется здесь некоей новой религией, что дает повод отделить его от всей остальной жизненной практики, поставив этот опыт вне ее или над ней. Светская, пантеистич. религиозность Шлейермахера оказалась преддверием религиозности конфессиональной, орто-доксальной, ожившей в среде романтиков, нередко склонявшихся к самому правоверному католицизму. Романтики воображали, что сохранят в церковности утрачиваемое ими в общественности. Они глубже просветителей поняли природу зла, но возвели его в предвечную, внеисторич. силу. Придав отрицанию абс. значение, они тем самым лишили его действенности: если зло, находимое в бурж. обществе, заложено в вечной природе вещей, то неизбежным становится принять это зло. Истолкование зла как натуральной материальной силы встречается у романтич. философов – Шеллинга (среднего и позднего периода), Шубарта, Баадера. Шеллинг в "Разыскании о человеческой свободе" утверждал, что зло неотделимо от принципа личности, где индивидуум – там зло. Трагич. сущность индивидуума заложена в самой внутр. жизни космоса – здесь есть связь между Шеллингом и Шопенгауэром, а также и Ницше. Поздняя романтическая мысль часто нигилистически оценивала человека; например, Баадер отделял творчество от творящей личности и отводил человеку в процессе познания роль лишь соучастника и восприемника божеств. разума. В художеств. лит-ре тематика "мирового зла" и "мировой скорби" – достояние таких жанров, как "черный роман" Анны Радклиф, Льюиса, Мэтьюрина, как "драма судьбы" Цахариаса Вернера, Грильпарцера и Клейста. Эти темы мы находим во мн. произв. Байрона, они определяют творчество Брентано и Гофмана и становятся центральными у Эдгара По и Хоторна. Романтич. ирония в более поздний период усвоила себе филос. скепсис и присоединилась к философии вселенского отрицания. Одновременно Р. продолжал поиски положит. идеала, стремясь найти историч. реальность, социальное тело, к-рые вмещали бы без оговорок романтич. красоту бесконечной жизни и индивидуальной свободы. По иронии судьбы именно эти поиски приводили мн. романтиков к жалким развязкам. Устремленные вперед, в будущее, они становились апологетами отсталости, провинциализма, остатков средневековья в политич. и обществ. быту европ. наций. Герцен в романе "Кто виноват" сформулировал характерно романтич. коллизию "довольства" и "развития": либо "довольство", гармония, слаженность к.-н. отсталых и застойных жизненных форм, либо совр. развитие, но со всеми его драмами, разрывами и потрясениями. Романтики изображали ужасы "развития" и целыми школами погружались в "довольство": "гейдельбергские" романтики, "швабская" школа с Уландом и Ю. Кернером во главе в Германии, "озерная школа" с Вордсвортом и Колриджем во главе в Англии, поэзия Жуковского, особенно позднейшего ее периода. Сюда же можно отнести и нек-рые идейные настроения славянофилов – привязанность к патриархальным временам и нравам, идеал "почвенности" у Ап. Григорьева как неизменности условий, в к-рых совершается жизнь нации, предпочтение умиротворенного сердца расколотому и болезненно неустроенному совр. рассудку в философии И. Киреевского. Уланд, Вордсворт, Колридж, Жуковский проповедовали замкнутую жизнь и замкнутое счастье, однако укрытые уголки, изображенные ими, освещены неким всемирным светом, представлены в качестве явлений космоса, "универсума", как выражались романтики: консервативная тема обезвреживалась неконсервативным способом ее разработки. Р. много энергии уделил критич. обзору и истолкованию прошлой художеств. и филос. культуры (соч. Ф. и А. Шлегелей, Шеллинга в Германии, г-жи де Сталь и Констана во Франции, Колриджа, Хэзлитта, Чарлза Лэма, Карлейля в Англии). Романтики едва ли не впервые обратились к систематич. изучению духовного наследия средневековья и Ренессанса, а также культуры Востока (особенно Индии), они дали новую жизнь Данте, Шекспиру, Сервантесу, Кальдерону, в философии проводили идеи Дж. Бруно, Николая Кузанского, Спинозы, к-рого они связывали с романтич. пантеизмом и считали предшественником Шеллинга. Романтики по-новому взглянули на антич. культуру. Отвернувшись от Рима, притягательного для классицистов, и выбрав только Элладу, они искали в греч. культуре не устойчивое, неизменно нормативное (как Винкельман, Гете, Шиллер), но им дороги были силы жизненного брожения, хаос творящей жизни. Теорию романтич. эллинизма развивали молодой Ф. Шлегель, обративший внимание на орфическую Грецию, Шеллинг в своей эстетике, поэтами этого направления были Гельдерлин, Андре Шенье, Шелли, в нек-рых своих произв. – Китс, Байрон, Пушкин. В борениях за широкую историч. основу для своей поэзии романтики пришли к фольклору, к корням народности в иск-ве и культуре. Предшественниками их в этом отношении были Гердер, движение "Бури и натиска". В Германии Арним и Брентано издали сб. нар. песен, братья Гримм – сб. нар. сказок. В Англии В. Скотт издал собрание баллад шотл. побережья. Историч. романы В. Скотта положили начало реалистич. истолкованию истории, подготовили концепцию классовой борьбы в трудах Тьерри, Гизо, Минье и др. историков периода Реставрации. Романтики дали толчок изучению нар. иск-ва и нар. культуры. В то же время отношение к фольклору в их собств. творчестве далеко не всегда свободно от двусмысленности. У "гейдельбергских" и "швабских" романтиков, у поэтов "озерной школы" в обрамлении фольклора, его форм и традиций гаснет поэт как совр. эмансипированная личность. Увлечению наивностью и непосредственностью нар. культуры у поэтов-романтиков соответствовали апология непосредственного, минующего рассудочный анализ познания в философии Шеллинга и его последователей. Приверженцы примитивной нар. культуры высказывались против культуры сколько-нибудь изощренной, внутренне самостоятельной, противопоставляя "естест- венное", натуральное умышленному, искусственному. Консервативные устремления романтиков поддерживала Реставрация. Сложилась политич. доктрина в духе консервативного, охранит. Р. (Бональд, де Местр, А. Мюллер, поздний Ф. Шлегель). Особое место заняла т.н. историческая школа в правовой науке Германии во главе с Савиньи, к-рая отвергала всякий новый почин в законодательстве, считая его произволом, претензией зазнавшегося рассудка: давность – вот обоснование закона для юристов этой школы. Остается дискуссионным вопрос, насколько правомерно относить этих филос. защитников церкви и престола, дворянской монархии и крепостничества к Р., к-рый по существу своему был чужд всякого застоя и стоял за восприятие жизни в ее непрестанном развитии. Нередко Р. толкуют неверно, имея в виду не духовную биографию движения в целом, но биографию отд. его носителей. Р. сходил с историч. сцены в разное время, но к сер. 19 в. он становился уже воспоминанием, достоянием историков, писавших о нем с немалым недоумением, ибо наступало господство позитивизма, к-рый вяз в ближайших фактах, с раздражением относился к голосу утопий и не мог освоить духовное наследие Р., сложившегося в революц. героич. условиях бурж. развития. Умение или неумение совладать с этим наследием оказалось важным показателем дееспособности др. художеств. и филос. направлений 19 в. В иск-ве 19 в. высок был тот реализм – Бальзака, Стендаля, Диккенса, рус. классиков – к-рый справился с наследием романтиков, включив в себя Р. как преодоленный момент собств. жизнепонимания. Это же определило и место, занятое философией Гегеля, к-рая восприняла достижения романтич. мысли, во многом преодолев неадекватность их методов познания. Н. Берковский. Ленинград. Р . и ф и л о с о ф и я. Деятельность иенского кружка нем. романтиков (в особенности Ф. Шлегеля, Шеллинга и Новалиса) имела наибольшее значение для филос. самоопределения Р. – как в Германии, так и в др. странах [в Англии – через посредство Колриджа и Карлейля; во Франции – благодаря книге г-жиде Сталь "О Германии" (t. 1–3, Р., 1810), в к-рой популяризировались идеи иенского Р.; в России под влиянием философии и эстетики Шеллинга протекала деятельность кружка московских "любомудров"]. Философия Фихте с его учением о творч. деятельности абс. субъекта, "Я", порождающего свой объект, как об универсальном принципе философии, с помощью к-рого Фихте преодолевает дуализм кантовской философии, является исходным пунктом миросозерцания иенских романтиков. Но, в отличие от Фихте, они ориентируются не на этику Канта, а на его эстетику, на содержащееся в ней представление об эстетич. способности суждения как о соединит. звене между мышлением и волей, в чем Кант усматривал возможность объединения естеств. необходимости и нравств. свободы. Эта идея была развита далее Шиллером в "Письмах об эстетическом воспитании", где иск-во призвано восстановить внутр. целостность человека, и легла в основу философии раннего Шеллинга, рассматривающего художеств. творчество как "извечный и подлинный органон" философии, непосредственно разрешающий все теоретич. антиномии: сознательного и бессознательного, созерцания и действия, чувственного и интеллигибельного, природы и свободы. Взгляд на действительность как на эстетич. феномен и истолкование иск-ва как метафизич. первоосновы мира определяют своеобразие филос. позиции иенского Р. и его место в общем развитии нем. идеалистич. философии конца 18 – нач. 19 вв. Мир рассматривается романтиками не как совокупность неизменных вещей и готовых форм, а как процесс бесконечного становления, к-рое является творческой духовной деятельностью и притом деятельностью символич. воплощения и раскрытия внутреннего во внешнем, т.е. художеств. деятельностью. Иск-во отображает эту сокровенную сущность мира и одновременно является ее самым совершенным воплощением, выступая как высшая реальность по отношению к эмпирич. действительности. "Поэзия на деле есть абсолютно-реальное. Это средоточие моей философии" (Новалис, Фрагменты, см. "Лит. теория нем. романтизма", с. 121). Иск-во не отображение жизни, а ее преображение (в этом оно сближается с религией): законы художеств. творчества мыслятся как конструктивные принципы преобразования действительности. Художник, реализующий в акте творчества все способности человеч. души, в противоположность одностороннему виртуозу к.-л. ограниченной профессии является человеком по преимуществу, и наоборот: каждый человек адекватно раскрывается только как художник, то, "...чем люди являются среди прочих творений земли, тем являются художники по отношению к людям" (Шлегель Ф., там же, с. 170). Природа – это бессознат. художеств. произведение духа. Рассмотрение природных образований по аналогии с произведениями иск-ва, бывшее у Канта в "Критике способности суждения" только методич. приемом, предстает в иенском Р. как раскрытие изначальной сущности природы. Отсюда вытекает идея всеобщего символизма ("тайнописи") природы ("Мир – универсальный троп духа, его символический образ" – Novalis, Briefe und Werke, Bd 3, В., 1943, S. 236; Вакенродер говорит о "двух чудесных языках" – природе и иск-ве – см. "Лит. теория нем. романтизма", с. 157–160). Т.о., эстетика оказывается ключом к пониманию романтич. натурфилософии, антропологии (к деятельности художника восходит, в частности, идея Новалиса об "обращенном употреблении органов чувств", о зрении и слухе как вынесенном вовне внутр. деятельном созерцании – см. там же, с. 128) и гносеологии ("поэт постигает природу лучше, нежели разум ученого", – там же, с. 121). Если классицизм ориентировал красоту на истину как нек-рую общезначимую меру всего бытия, то в Р. истина – это красота (Новалис: "чем поэтичнее, тем истинней", позже Мюссе перефразирует Буало: "Нет ничего истинного, кроме красоты" – цит. по кн.: Hausеr ?., Sozialgeschichte der Kunst und Literatur, Bd 2, M?nch., 1953, S. 187–88). Иенские романтики стирают грани между философией и иск-вом: интуитивный символ, а не рассудочное понятие является адекватной формой философии, к-рая мыслится прежде всего как спонтанное выражение целостного переживания действительности, – в этом романтики противопоставляют себя всей традиции рационалистич. философии 17–18 вв. и выступают как предшественники Ницше и позднейшей философии жизни (самый термин принадлежит Ф. Шлегелю – "Philosophie des Lebens", 1827); характерно осуждение Шлейермахером фихтевского разделения жизни и философии: "Кто так строго разделяет философию и жизнь, как Фихте, что может быть в том великого? Большой односторонний виртуоз, но слишком мало человек" (Briefe Schleiermachers, В., 1923, S. 190). Новалис разграничивает мысль и идею; последняя не мыслится, а переживается и дает не знание, а убеждение. Ведущая роль в познании принадлежит не интеллекту, а "интуиции", "внутреннему откровению" (Новалис). Интуитивное созерцание, непосредственно постигающее целое, бесконечно выше дедуктивного доказательства ("Универсум нельзя ни объяснять, ни понимать, а только созерцать и открывать" – Sch1еgel Fr., Seine prosaischen Jugendschriften, Bd 2, W., 1882, S. 306). Несистематический, фрагментарный характер философии ?. Шлегеля и Новалиса отвечает их представлению о мире как о незавершенном творч. процессе становления и об относительности любого филос. и поэтич. высказывания (Новалис: философия – "бессистемность в системе", см. Briefe und Werke, Bd 3, S. 151). Фрагмент оказывается адекватной формой постижения этого незавершенного целого и обнажает относительность всякого аналитич. расчленения (идея "циклической философии" Ф. Шлегеля, предвосхищающая гегелевское понятие "опосредствования": философия – не прямолинейное изложение, а круг, "эллипс", в ней все – первое и последнее, она должна начинать, подобно эпич. произв., прямо с "середины" – см. "Seine prosaischen Jugendschriften", Bd 2, S. 210, 216). Представление об историч. динамике, выдвинутое Р., противостоит просветительскому пониманию истории как простой последовательности во времени, как прямолинейного восхождения вечного и неизменного в своей основе разума. Для романтиков характерно сознание прерывности и необратимости историч. процесса, качеств. отличия его отд. ступеней, однократности историч. становления; в философии культуры – признание равноправия прошлых культур и их индивидуальной неповторимости (Ваккенродер). Внутр. проблематичность совр. культуры фиксируется романтиками в четком противопоставлении античной и "христианской" культур: последней свойственны рефлексия, разлад между идеалом и действительностью, "устремленность в бесконечное", в противоположность "естественной гармонии" и спокойному "обладанию" античности (см. A. W. Schlegel, Ueber dramatische Kunst und Literatur, Tl 1, Heidelberg, 1817, S. 25, 24). Отличит. чертой романтич. историзма является персонификация и мифологизация историч. сил: историч. эпохи рассматриваются как манифестация и воплощение самостоят. принципов, идей, как замкнутые саморазвертывающиеся индивидуальные организмы, проходящие известный цикл развития, в течение к-рого они реализуют определ. духовную структуру. Философия культуры Р. складывается в процессе критики утилитаризма и авторитарных норм бурж. культуры (Шлейермахер говорит о "безнравственности" всякой морали, Новалис – о том, что для истинной религии нет ничего греховного). Р. подчеркивает автономность культуры, ее независимость от внешних целей. Свободное раскрытие личности (к-рое адекватно осуществляется только как художеств. творчество) – высший идеал романтич. этики: осуществление внутр. "призвания" важнее выполнения внешних обязанностей. Художеств. свобода понимается как право каждого художника следовать своему внутр. чувству, не считаясь с к.-л. внешними правилами и традиц. границами иск-ва: каждое индивидуальное произв. само создает себе законы и критерии оценки. Иенские романтики выдвигают утопич. идеал новой культуры, осн. чертами к-рой являются: 1) универсальность: она вбирает в себя все прошлые культуры, представляющие собой как бы предварит. опыт ее создания; 2) динамич. характер: творчество как бесконечный процесс выше любого его результата; всякая однозначная и окончат. форма менее ценна, чем открытая и неосуществленная возможность; 3) целостность: в ней сливаются воедино иск-во, наука, философия и религия; прообраз этой культуры романтики видят в древней мифологии и стремятся к созданию новой общезначимой мифологии как продукта сознат. поэтич. творчества (в отличие от древности, где мифология была источником поэзии, здесь поэзия становится источником мифологии); 4) самоизображение: постоянная рефлексия культуры по поводу самой себя и своих продуктов (Ф. Шлегель говорит о "трансцендентальной философии" как "философии философии" и "трансцендентальной поэзии" как "поэзии поэзии" – см. там же, S. 242, 249); с этим связана романтич. ирония как имманентное сознание неадекватности между объектом и его любым художеств. и филос. отображением, между замыслом и воплощением, как чувство "языковой невыразимости", условности любого высказывания вообще. Сознание несводимости языков различных иск-в друг к другу сопровождается у романтиков стремлением к их сочетанию, совместному воздействию различных иск-в, что приводит их к идее универс. художеств. произведения (Gesamtkunstwerk), реализованного впоследствии в творчестве Вагнера. Художеств. образ в противоположность предшествующей эстетике классицизма и Просвещения мыслится не как воплощение существующего независимо от него идеального содержания, а впервые создает само это содержание: он оказывается не результатом идей, а их источником (с этим связана у романтиков вера в спонтанную творч. силу языка). Натурфилософия Р., отталкиваясь от механистич. естествознания 17–18 вв., возрождает натурфилософию античности и Возрождения и продолжает традиции нем. мистики (Беме) и теософии 18 в. (Баадер в своей полемике с Декартом и Ньютоном ориентируется на Сен-Мартена). Осн. идеи натурфилософии Р.: 1) по аналогии с произведениями иск-ва природа рассматривается как органич. целое, не сводимое к сумме своих частей и не выводимое из них; 2) генетич. подход к природе; Окен: натурфилософия – это "история порождения мира", космогония; Новалис: "Чтобы постичь природу, нужно заставить ее вновь возникать... во всей ее последовательности" ("Нем. романтич. повесть", вступ. ст. и коммент. Н. Я. Берковского, т. 1, М.–Л., 1935, с. 135); 3) мистич. учение об универсальном соответствии природы и духа, внутреннего и внешнего. Новалис переосмысляет философию Фихте в объективном плане, понимая его антитезу "Я" и "не-Я" как параллелизм двух взаимно символизирующих друг друга начал (в духе мистич. представления о человеке- микрокосмосе и мире-макроантропосе, как у Я. Беме). Человек рассматривается как средоточие и конечная цель естеств. процесса и одновременно как начальный пункт сверхъестеств. откровения (Стеффенс). Движущими силами человеч. души являются не мышление и интеллект (в к-рых философия Просвещения видела осн. отличие человека от животных), а фантазия и чувство. Новалис: чувство так относится к мышлению, как бытие – к изображению. Бессознат. влечения и инстинкты, неконтролируемые психич. состояния стоят в центре внимания романтич. антропологии; болезнь, к-рая рассматривается ею как "равноценная возможность" бытия, занимает в ней такое же место, как парадокс в философии: как критика обыденного сознания и отрицание повседневного, "нормального" существования. При этом происходит рационализация бессознательного и критика проникает в самые интимные реакции, амбивалентность к-рых порождает представление о "множестве личностей", сосуществующих в одном и том же человеке (плюралистич. понимание личности у Новалиса; фигура двойника во мн. романтич. произведениях). Ю. Попов. Москва. Определение термина "Р." и его и с т о р и я. Schultz Т., "Romantik" und "romantisch" als literarhistotische Terminologien und Begriffsbildungen, "Deutsche Vierreljahrsschrift f?r Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte", 1924, H. 3; Ullmann R. Und Gotthard H., Geschichte des Begriffes "romantisch" in Deutschland, В., 1927; Lovejoy ?. ?., The meaning of romanticism for the historian of ideas, "J. of the History of Ideas", 1941, v. 2, N 3; его же, Essays in the history of ideas, Baltimore, 1948, ch. 12; Peckham M., Toward a theory of romanticism, "Publications of the Modern Language association of America", 1951, v. 66, No 2; G?rard ?., On the logic of romanticism, "Essays in Criticism", 1957, v. 7, No 3; Remak H. H., West European romanticism: definition and scope, в сб.: Comparative literature: method and perspective, ed. by N. P. Stallknecht and H. Frenz, Carbondale, [1961]; We11ek R., Romanticism re-examined, в сб.: Romanticism reconsidered, selected papers..., ed. by N. Frye, N. Y.–L., 1964. Лит.: Гайм P., Романтич. школа, пер. с нем., М., 1891; Козмин Н., Очерки по истории рус. Р., П., 1903; де-Ла-Барт ?., Шатобриан и поэтика мировой скорби во Франции, К., 1905; Степун Ф., Трагедия творчества (Ф. Шлегель), "Логос", 1910, кн. 1; Сакулин П. Н., Из истории рус. идеализма. Князь В. Ф. Одоевский, т. 1, М., 1913; Жерлицын М., Кольридж и англ. Р., О., 1914; Рус. Р. Сб. ст., под ред. А. И. Белецкого, Л., 1927; Асмус В. Ф., Муз. эстетика филос. Р., "Сов. музыка",1934, No 1; Берковский Н. Я., Эстетич. позиции нем. Р., в кн.: Лит. теория нем. Р., Л., 1934, с. 5–118; Обломиевский Д., Франц. Р., М., 1947; Реизов Б. Г., Между классицизмом и Р., Л., 1962; Соколов А. Н., К спорам о Р., "Вопр. лит-ры", 1963, No 7; Ванслов В. В., Эстетика Р., М., 1966 (есть библ.); Jоасhimi M., Die Weltanschauung der deutschen Romantik, Jena–Lpz.,1905; Poetzsch ?., Studien zur fr?hromantischen Politik und Geschichtsauffassung, Lpz., 1907 (Diss.); Zurlinden L., Gedanken Platons in der deutschen Romantik, Lpz., 1910; Deutschbein M., Das Wesen des Romantischen, G?then, 1921; Unger R., Herder, Novalis und Kleist. Studien ?ber die Entwicklung des Todesproblems in Denken und Dichten vom Sturm und Drang zur Romantik, Fr./M., 1922; Walzel О., Deutsche Romantik, 5 Aufl., Bd 1–2, Lpz.–В., 1923–26; Baxa J., Einf?hrung in die romantische Staatswissenschaft, 2 Aufl., Jena, 1931; Кluсkhоhn P., Pers?nlichkeit und Gemeinschaft. Studien zur Staatsauffassung der deutschen Romantik, Halle (Salle), 1925; Schmitt С., Politische Romantik, 2 Aufl., M?nch.–Lpz., 1925; Вrinton С., The political ideas of the English romanticists, L.–[a. o.], 1926; Brinkmann H., Die Idee des Lebens in der deutschen Romantik, Augsburg, 1926; Baumgardt D., Franz von Baader und die philosophische Romantik, Halle (Saale), 1927; Strich F., Deutsche Klassik und Romantik oder Vollendung und Unendlichkeit, 3 Aufl., M?nch., 1928; Knittermeyer H., Schelling und die romantische Schule, M?nch., 1929; Gundolf F., Romantiker, [Bd 1–2], В.–Wilmersdorf, 1930–31; В?guin ?., L´?me romantique et le r?ve. Essai sur le romantisme allemand et la po?sie fran?aise, t. 1–2, Marseille, 1937; Kainz F., Die Sprach?sthetik der j?ngeren Romantik, "Deutsche Vierteljahrsschrift f?r Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte", 1938, Jg. 16, H. 2; Benz R., Die deutsche Romantik, 2 Aufl., Lpz., 1940; Gode-von Aesch ?., Natural science in German romanticism, ?. ?., 1941; Hedderiсh H. F., Die Gedanken der Romantik, ?ber Kirche und Staat, G?tersloh, 1941; Reiff P., Die ?sthetik er deutschen Fr?hromantik, Urbana, 1946; Grimme ?., Vom Wesen der Romantik, В.–[u. a.], [1947]; Ruprecht E., Der Aufbruch der romantischen Bewegung, M?nch., 1948; Van Tieghem P., Le romantisme dans la litt?rature europ?enne, P., 1948; Clark M. U., The cult of enthusiasm in French romanticism, Wash., 1950; Huch R., Die Romantik. Bl?tezeit. Ausbreitung und Verfall, T?bingen, 1951; Giraud J., L´?cole romantique fran?aise. Les doctrines et les hommes, 6 ?d., P., 1953; Benjamin W., Der Begriff der Kunstkritik in der deutschen Romantik, Schriften, Bd 2, [Fr./M.], 1955; P?ggeler O., Hegels Kritik der Romantik, Bonn, 1956; Bowra С. М., The romantic imagination, [2 ed.], L. [1957]; ?i?evski D., On romanticism in Slavic literature, ´s-Gravenhage, 1957; Кorff ?. ?., Geist der Goethezeit, [5 Aufl], Tl3-4, Lpz., 1959-62; Markwardt В., Geschichte der deutschen Poetik, Bd 3- Klassik und Romantik, В., 1958; Jensen Chr. ?. ?., L´?volution du romantisme. L´ann?e 1826, Gen.-P., 1959; Mason ?. С ., Deutsche und englische Romantik, G?tt., [1959]; Schultz F., Klassik und Romantik der Deutschen, 3 Aufl, Tl 1-2, Stuttg., 1959; Abrams M. H., The mirror and the lamp: romantic theory and the critical tradition, L., 1960; Strohschneider-Kоhrs I., Die romantische Ironie in Theorie und Gestaltung, T?bingen, 1960; Ayrau1t R., La g?n?se du romantisme allemand, [t. 1-2], P., 1961; Jones W. T., The romantic syndrome, The Hague, 1961; Kluckhоhn P., Das Ideengut der deutschen Romantik, 4 Aufl., T?bingen, 1961; Shroder M. Z., Icarus, the image of the artist in French romanticism, Camb., 1961; Boas G. (ed.), Romanticism in America, N. Y., 1961; S?rensen ?. ?., Symbol und Symbolismus in den ?sthetischen Theorien des 18. Jahrhunderts und der deutschen Romantik, Kph., [1963]; Boas G., French philosophies of the romantic period, N. Y., 1964. Ал. В. Михайлов. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Найдено схем по теме РОМАНТИЗМ — 0

Найдено научныех статей по теме РОМАНТИЗМ — 0

Найдено книг по теме РОМАНТИЗМ — 0

Найдено презентаций по теме РОМАНТИЗМ — 0

Найдено рефератов по теме РОМАНТИЗМ — 0