ПроппПропуск делителя

ПРОПП Владимир Яковлевич

Найдено 2 определения термина ПРОПП Владимир Яковлевич

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское]

ПРОПП Владимир Яковлевич

1895— 1970) — советский литературовед-фольклорист и теоретик иск-ва. На мате-Фиале исследования структуры волшебной сказки впервые в гуманитарных науках П. применил точные методы анализа для выявления единой схемы, .лежащей в основе фольклорных текстов. П. показал, что во всех рус. волшебных сказках обнаруживается одинаковый набор персонажей, связанных между собой однотипными сюжетными отношениями (функциями), благодаря чему сюжетная схема для всех сказок единообразна (однако возможен либо пропуск нек-рых необязательных отношений, либо их циклическое повторение). Для выражения установленной им на основе индуктивной обработки материала схемы П. ввел формальную запись. Этот его труд («Морфология сказки», 1928), задуманный в духе «морфологии» Гете, эпиграфы из к-рого предпосланы каждой из глав книги, получил мировое признание как первый опыт структурного анализа худож. текстов. Продолжение и развитие разработки П. нашли в многочисленных исследованиях др. ученых, применявших те же или сходные методы (в т. ч. и с использованием компьютеров) не только для анализа фольклора, но и для иных типов худож. текстов. Историческую интерпретацию выявленной им морфологической структуры сказки П. дал позднее на основе идеи об отражении в ней древн. обряда инициации (посвящения юноши в тайны племени). В ряде статей П. привлекает фольклорный материал и типологические сопоставления с архаическими обрядами для объяснения мифологических сюжетов древн- лит-ры (в частности, мифа об Эдипе). Предложенное им истолкование ритуального смеха над смертью оказало влияние на разработку эстетической теории карнавала. Представляют интерес курс лекций П. по эстетике смешного и комического, исследование о мотиве змееборства в изобразительном искусстве Ладоги в сопоставлении с фольклорными стихами. Соч. П.: «Исторические корни волшебной сказки» (1946), «Русский героический эпос» (1955); посмертно опубликованы «Фольклор и действительность» (1976), «Проблемы комизма и смеха» (1976).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Эстетика: Словарь

ПРОПП Владимир Яковлевич (1895-1970)

- филолог-фольклорист, теоретик искусства. Окончил историко-филол. ф-т Петербург, ун-та в 1918, с 1938 проф. Ленинград. ун-та.

В соответствии со своим планом историко-типол. изучения фольклорной волшебной сказки П. в 1928 опубликовал "Морфологию сказки" (структурно-функциональное описание сказочного сюжета), а в 1946 - работу "Истор. корни волшебной сказки" (о генетической связи сказки с этногр. действительностью, об обряде инициации как основе объяснения сюжетной схемы волшебной сказки). В 1955 вышла кн. "Рус. героич. эпос", утверждавшая глубинную связь русских былин с более древними, "догос." формами эпоса, в 1963 - монография "Рус. аграрные праздники". Посмертно изданы сб. ст. "Фольклор и действительность" (общие и частные вопросы специфики фольклора, закономерности фольклорных форм отражения действительности) и учебный курс "Рус. сказка". П. также читал курсы по теории комического. Итоговая оценка трудов П. обеспечивает ему место наиболее выдающегося специалиста-теоретика в рус. фольклористике 20 в.

Работа "Морфология сказки" занимает особое место в наследии П., выводя его за пределы собственно фольклорных исследований на стезю методол. открытий, существенных для всей гуманитарной науки 20 в. Подвергая членению сюжеты волшебных сказок, выбранных по указателю сюжетов Аарне-Томпсона, П. обнаруживает, что составляющие их мотивы не могут соединяться произвольно, но должны быть обобщены в ограниченное число действий-функций, приписываемых ограниченному же числу персонажей, и расположены в опр. порядке. 32 функции (от отлучки и недостачи до наказания и свадьбы) и 7 персонажей (антагонист-вредитель, даритель, помощник, царевна, отправитель, герой, ложный герой) образуют структуру мета-сюжета волшебной сказки, к-рую можно упрощенно схематизировать сл. образом: возникновение недостачи в результате нарушения запрета и действий антагониста-вредителя - введение в действие героя персонажем-отправителем - победа героя над антагонистом при участии дарителя и помощника, восполнение недостачи - разоблачение ложного героя и награждение истинного героя с участием "царевны". Для описания конкр. вариантов сюжета П. применил формальную запись.

Открытие П. состоит в том, то, во-первых, функциональный анализ (определение функционального значения элементов сюжета) убедительно и очевидно показывает присущую данному типу текстов инвариантную структуру сюжета, во-вторых, позволяет в связи с этим предположить, что именно структурные соотношения (инвариантный аспект формы, композиция функциональных элементов) являются наиболее значит, факторами, определяющими специфику данного явления (культурной формы в общем случае, жанра повествоват. фольклора в данном случае). Следовательно, именно структурные соотношения представляют собой важнейший материал для прояснения смысла этой специфики. Работа П. в отличие от предыдущих вариантов анализа волшебной сказки представлялась исчерпывающей, т.е. показывала принципиально ограниченный набор элементов и правил их действия (скорее, "грамматику", чем "морфологию"), делая его анализ системным и уподобленным лингвистич. анализу как ведущему методу в пределах системно-семиотич. подхода в целом.

Т.о., эта работа, к-рая оказалась первым успешным и убедительным образцом конкр. структурно-функционального анализа, не могла не оказать большого влияния на его дальнейшее развитие. Однако именно поэтому адекватная оценка ее значения требовала складывания соответствующих историко-культурных обстоятельств. Хотя заложившая принципиальную возможность развития структурных исследований, ориентированная на новую соссюровскую лингвистику и истор. поэтику А.Н. Веселовского, работа русских формалистов уже имела в то время значит, успехи, понадобилось еще около 30-ти лет на то, чтобы в зап. науке, в связи с развитием структурной лингвистики, семиотики, теории текста, теории коммуникации, культурологии, сложилась ситуация, в к-рой англ. перевод "Морфологии сказки" в 1958 оказался значительнейшем явлением (ранее она отмечалась практически только в работах P.O. Якобсона). Книга оказала влияние на общее развитие франц. и амер. структурализма (Барт, Тодоров, Г.Принс и др.). Обнаруживается принципиальная близость анализа структуры сказочного жанра с изучением парадигмы мифол. мышления в структурной антропологии Леви-Стросса, Ж.-А. Греймас выстраивает свою теорию мифол. повествоват. семантики на основе работы П. Дальнейшее обобщение функциональных исследований эпич. рода словесности, раскрывающее общую "логику повествоват. возможностей", имеет место в работах К.Бремона. Принс разворачивает последоват. формальный анализ полного текста сказки ("Красная шапочка"). Непосредственно в фольклористике на работу П. опираются П. Маранда и М. Поп, а А. Дандис прямо использует его методику в описаниях фольклора амер. индейцев. В России идеи П. развивает Е.М. Мелетинский и ученые Тартуско-московской структурно-семиотич. школы (особенно В.В. Иванов и В.Н. Топоров). Идеи П. используются в теории машинного анализа текстов ("теория фреймов").

В культурологии, кроме рез-тов фольклорно-этногр. исследований, опирающихся на открытия П., большое значение имеет возможность его использования при рассмотрении повествоват. структур в культурно-фи-лос. аспекте, где они предстают как универсальные культурные опосредствования категории времени, как присущие культуре средства его освоения (Рикер), как осн. форма культурной коммуникации, обеспечивающая социально-информационную адекватность отражения любых временных процессов. В этом смысле актуальной оказывается задача исследования истории форм (видов, жанров) повествования (от мифологии и фольклористики до совр. повествовательных текстов искусства, науки и массовой коммуникации) в качестве существ. характеристики истор. развития культуры, а также совершенствование герменевтич. инструментария анализа общих и частных аспектов повествования для актуализации широкого спектра извлекаемых из него культурных смыслов (структурные, истор. и собственно герменевтич. аспекты относительно новой дисциплины - нарратологии). Во всех этих случаях лингвоцентрически (и расширительно - коммуникативно-семиотически) истолкованная методика П. сохраняет актуальность в качестве средства анализа.

В отношении этой работы и ее автора сохраняется, однако, опр. двойственность. Сам П. всегда возражал против расширит, толкования своих структурных построений, отводя им роль необходимого предварит. описания, стремясь не к общему осмыслению содержания структурного инварианта, но лишь к его историко-генетич. объяснению (см. его ответ на статью Леви-Стросса). Отношение П. к данной проблематике объясняется его внутр. установками "фольклориста по убеждению", сторонника "гетеанской" классич. натурфилософской традиции, к-рая непротиворечиво соединялась у него с марксистским историцизмом (в изложении Энгельса). Такой ход развития от прочности классич. традиции через кратковременное влияние новаторства "неоромантич." эпохи первой трети 20 в. к вновь утверждающейся науковидной прочности истор. материализма характерен как линия развития нек-рых рус. ученых 20 в. (Жирмунский, В.В. Виноградов и др.). Это развитие сопровождалось переходом от широко обозначаемых и разносторонних научных планов, проецированных на культурно-филос. аспект социально-гуманитарных наук, к специализации в относительно узкой сфере официально признанной научной дисциплины, ограничивающей возможности междисциплинарного развития. Подобный вариант смены стиля научной деятельности соответствует осн. направлению стилевой динамики рус. культуры 20 в. (в зап.-европ. культуре в это время сохраняются взаимодополняющие, уравновешенные тенденции позитивистской специализации и феноменологич. универсализации, что и определило последующую приоритетность зап. гуманитарной науки структуралистического периода.

В целом сравнение работы П. с состоянием совр. исследований позволяет оценить его достижения как классические, констатируя, что времена ясномыслия и четкого выделения объекта исследования прошли.

Соч.: Морфология сказки. Л., 1928; Исторические корни волшебной сказки. Л., 1946; Русский героический эпос. Л., 1955; М., 1958; Русские аграрные праздники. Л., 1966; СПб., 1995; Фольклор и действительность: Избр.ст. М., 1976.

Лит.: Типологич. исследования по фольклору: Сб. ст. памяти В.Я. Проппа. М., 1975; Зарубеж. исследования по семиотике фольклора. М., 1985; Памятные даты: К 100-летию со дня рождения В.Я. Проппа; Наследие В.Я. Проппа в мировой науке // Живая старина. 1995. № 3.

Л. Б. Шамшин

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Культурология. XX век. Энциклопедия

Найдено схем по теме ПРОПП Владимир Яковлевич — 0

Найдено научныех статей по теме ПРОПП Владимир Яковлевич — 0

Найдено книг по теме ПРОПП Владимир Яковлевич — 0

Найдено презентаций по теме ПРОПП Владимир Яковлевич — 0

Найдено рефератов по теме ПРОПП Владимир Яковлевич — 0