ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ

Найдено 10 определений термина ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович

1840-1868) - рус. революц. демократ, публицист и лит. критик, последователь Н. Г. Чернышевского, убежденный материалист и атеист. Хотя П. и не преодолел идеализма в понимании общества, в объяснении причин возникновения религии он вплотную подошел к их материалист, трактовке. В статье «Идеализм Платона» (1861) он пишет, что «романтизм» (так П. по цензурным соображениям называет христианство) создается воображением на почве бедствий и страданий. Важную роль в проявлении «необузданного идеализма» играла, по мнению П., фантазия. П. близко подошел к пониманию религии как опиума народа, видел ее связь с царствующим злом. Большое место в творчестве П. занимала пропаганда достижений естествознания, в особенности теории Ч. Дарвина, материализма и атеизма.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Атеистический словарь

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович

2(14) октября 1840, с. Знаменское Орловской губ. — 4(16) июля 1868, Дуббельн, близ Риги] — русский публицист и литературный критик. Родился в дворянской семье. Окончил историко-филологический факультет Петербургского университета (1861); в 1861—66 — ведущий сотрудник журнала «Русское слово»; за статью в защиту А. И. Герцена провел около четырех с половиной лет (1862—66) в Петропавловской крепости; в 1866—67 сотрудничал в журнале «Дело»; будучи на курорте на Балтийском побережье, утонул в море.

Писарев, в отличие от других просветителей-шестидесятников, эволюционировавших в направлении народнического мировоззрения, развивался в рамках радикального демократизма. Характерной чертой его мировоззрения был нигилизм, проявившийся в сфере философии и эстетики. Он — радикальный критик любых умозрительных философских систем от Платона до Гегеля; так, у Гегеля он усматривал только «диалектические фокусы». Умозрительной философии противопоставлял приемы опытных наук, апеллировал к естественнонаучному материализму К. Фохта, Л. Бюхнера, Я. Молешотта, эволюционной теории Ч. Дарвина. Из всех составных частей мировоззрения Писарева наибольшие споры вызывали его литературно-критические и эстетические взгляды. Будучи первоначально сторонником «чистого искусства», Писарев в дальнейшем дошел до нигилистических взглядов на искусство вообще, которое-де вредит общественному развитию и мешает молодежи посвятить себя «спасительному естествознанию». Высказавшись за «разрушение эстетики» и доказывал, что нет принципов и законов искусства, он радикально разошелся с концепциями предшественников и современников — Белинского, Чернышевского и Добролюбова.

Соч.: Соч., т. 1—4, M., 1955—56; Избр. философские и общественнополитические статьи. М-, 1949; Исторические эскизы. Избр. статьи. М.,1989.

В. Ф. Пустарнаков

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

Писарев, Дмитрий Иванович

1840 - 1868) - возглавляет собой одно из наиболее ярких идейных течений шестидесятых годов. Выступив в 1861 г. в качестве литературного критика в "Русском Слове", он быстро выдвигается в ряды передовых публицистов и становится идейным вождем целого поколения. Основные идеи, одушевлявшие передовых людей 60-х годов, были уже сформулированы непосредственными предшественниками Писарева - Добролюбовым и Чернышевским: это были - атеизм и материализм, уважение к человеческой личности и защита ее прав, преклонение перед разумом, как сильнейшим орудием в борьбе за освобождение личности против враждебных ей темных сил. Но у Писарева, доводившего до конца все свои взгляды с резкой прямолинейностью, эти идеи принимают форму одностороннего индивидуализма.

Смысл движения 60-х годов заключался в борьбе с феодально-крепостным строем. Разночинец, в лице Писарева, осудил всю дворянскую культуру и в своей критике не оставил от нее камня на камне. На этой почве произошло расхождение с "отцами", людьми 40-х годов, которые тоже отрицали крепостническую действительность, но, осужденные на бездействие, могли только культивировать отвлеченный идеализм, далекий от насущных вопросов жизни. Разночинец же хотел действовать и противопоставил прекраснодушным идеалам дворянской интеллигенции позитивно-научное миросозерцание. "В науке и только в ней одной заключается та сила, котораяи можети сформировать мыслящих руководителей народного труда" ("Реалисты"). Но наукой в 60-е годы считалось почти исключительно естествознание, которое и сделалось для Писарева предметом настоящего культа.

Утилитаризм в морали и искусстве был уже провозглашен Добролюбовым и Чернышевским, но Писарев и здесь сказал последнее и самое крайнее слово в своем "Разрушении эстетики" и развенчании Пушкина.

Писарев считал себя человеком среднего сословия, которое, по его мнению, одно только "действительно живет и движется". К нему одному он обращался и только в нем одном видел орудие, при помощи которого можно бороться с общественным злом. /Т. 20/

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Исторический справочник русского марксиста

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович

1840—68)—рус. революционный демократ, публицист, литературный критик, философ-материалист. В 1859 г., когда началась литературная деятельность П., он стоял на идеалистических позициях в эстетике, считая, что худож. творчество нейтрально и не должно «вмешиваться в жизнь». С 1860 г. происходит «крутой поворот» П. к материализму в философии и эстетике, переход к «реализму» («реалистической критике», «мыслящему реализму»). Гл. в реализме, как его понимал П.,— ориентация на опытное знание; любимый его девиз: «слова и иллюзии гибнут — факты остаются». Эта ориентация представлялась П. особенно плодотворной для литератур но-худож. критики, представителям к-рой требуются качества ученых и историков. Но поскольку «красота чувствуется, а не меряется аршином», критику и художнику важно установить творческий контакт с публикой, основанный на согге-реживании, «сочувствии», но при сохранении самостоятельности обеих сторон, не допускающей копирования чужих мнений. В эстетическом наследии П. наиболее основательно разработан вопрос об общественной роли иск-ва. Достижения выдающихся художников («титанов воображения»), считает П., сравнимы с открытиями великих ученых («титанов мысли») и с деятельностью руководителей народных движений («титанов любви»). Конечная цель иск-ва — быть полезным для «общей пользы или общечеловеческой солидарности». Высокие образцы художественности создаются талантом, искренностью, неравнодушием, к-рые противостоят рассудочности, бесстрастности. Процесс создания худож. образа сходен, согласно П., с образованием мечты и не похож на работу «фотографического станка». В то же время П. выступает против отвлекающей от жизни «наркотической мечты». Замечания П. о роли мечты в познании были высоко оценены Лениным (т. 29, с. 330). Справедливо критикуя идеалистическую эстетику «одряхлевших догматов», П. в то же время допускал ошибки в оценке нек-рых видов искусства, творчества ряда художников, особенно Пушкина. Вместе с тем это не было огульным и беспорядочным отрицанием иск-ва ради самого отрицания (как утверждают нек-рые поверхностные критики эстетики П.), а своеобразная, хотя и внутренне противоречивая позиция, занятая им в сложной идейно-философской и социально-политической борьбе 60-х гг. «Эстетики», по терминологии П.,— это лишь противники реализма (философы-идеалисты, клерикалы, всевозможные обскуранты, консерваторы, защитники салонного иск-ва), поддерживающие, каждый по-своему, негативные стороны жизни эксплуата- . торского об-ва. Не учитывая своеобразия этой его терминологии, нельзя правильно понять и оценить саму его эстетическую позицию, сделав ошибочные суждения о нем как об отрицателе иск-ва и эстетики вообще. Считая вымыслом идеалистические концепции «абсолютной красоты», «бессознательного творчества» и т. п., П. полагал, что понятие красоты заключено в личности ценителя, а не в самом предмете. Это явилось отступлением от эстетики его учителя Чернышевского в сторону натурализма и утилитаризма. Соч. П., в к-рых получили отражение его эстетические взгляды: «Схоластика XIX века» (1861), «Реалисты» (1864), «Разрушение эстетики» (1865), «Пушкин и Белинский» (1865), «Мыслящий пролетариат» (1865), «Генрих Гейне» (1866).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Эстетика: Словарь

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович (1840—68)

рус. революционный публицист, литературный критик, философ-материалист. Сотрудник и идейный руководитель журнала “Русское слово” (с 1861). В 1862—66 — в заключении в Петропавловской крепости за выступление в защиту Герцена от нападок царского агента Фиркса (Шедоферроти). В 1867—68 сотрудничал в журналах “Дело”, “Отечественные записки”. Сформировавшиеся к концу 1861 демократические, революционные и социалистические взгляды П. (“Схоластика XIX века”, 1861; прокламация против Шедоферроти, 1862) переживают впоследствии значительную трансформацию: быстрое угасание поднявшейся в 1859— 61 революционно-освободительной волны все сильнее убеждает П. в отсутствии в России условий для совершения революции, в неспособности крестьянства освободить себя и построить свободное об-во. Гл. социальную задачу и вместе с тем цель собственной деятельности П. видел в разрешении “вопроса о голодных и раздетых людях”; отсюда защита П. социалистических идей (правда, ни одно из существовавших социалистических учений не удовлетворяло П.). Размышляя о закономерности и роли осуществляемого народом революционного насилия в истории (“Исторические идеи О. Конта”, 1865; “Мыслящий пролетариат”. 1865; “Популяризаторы отрицательных доктрин”, 1866, “Генрих Гейне”, 1867, и др.), П. выдвигал идею “химического” пути революции — постепенных социальных изменений, сводящихся к просвещению, увеличению производительности труда и улучшению условий жизни масс, как осн. предпосылок коренной “перестройки общественных учреждений”. Задачу просвещения народа П. возлагал на “мыслящих реалистов” — передовую интеллигенцию. Произв. последних лет жизни (“Французский крестьянин в 1789 году”, 1868, и др.) свидетельствуют о нарастании радикальной тенденции в мировоззрении П. Социально-политическая концепция П. обусловила определенный акцент и при рассмотрении философской проблематики, в частности борьбу против религии и разного рода проявлений “узколобого мистицизма” в науке, отвлекающих человечество с пути разумного прогресса и полностью игнорирующих “самые элементарные свидетельства опыта” (“Идеализм Платона”, 1861,и др.), отрицательное отношение П. к “умозрительной философии” Гегеля. Противовес идеализму П. усматривал в теориях естественнонаучного материализма — Я. Молешотта, К. Фохта, к-рым он давал положительную оценку (“Физиологические эскизы Молешотта”, 1861; “Процесс жизни”, 1861; “Физиологические картины”, 1862). Одним из первых в России П. пропагандировал дарвинизм (“Прогресс в мире животных и растений”, 1864). Склоняясь при рассмотрении гносеологических проблем к сенсуализму, П., однако, отрицательно относился к эмпиризму (“Промахи незрелой мысли”, 1864), указывал на созидательную роль творческой мечты. Этот призыв П. к творческой мечте высоко ценил Ленин. Убежденный сторонник реализма во всем, П. остро полемизировал с представителями “чистого искусства”, доходя в этой полемике иногда до провозглашения “строжайшей утилитарности” искусства и рассмотрения его как одного из тормозов научного прогресса (“Разрушение эстетики”, 1865; “Пушкин и Белинский”, 1865). Не лишенный крайностей, “нигилистический” радикализм П. выражал его непримиримость к самодержавно-крепостническим порядкам, ненависть к социальному паразитизму и приспособленчеству; вместе с тем он был обращен также против нек-рых иллюзии рус. революционной демократии конца 50—60-х гг.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович

1840-68) - рус. революционный публицист, литературный критик, философ-материалист. В 1862-66 находился в заключении в Петропавловской крепости. Один из ярких представителей школы Чернышевского, П, был последовательным противником феодальной и буржуазной морали. Отсюда революционно-просветительский, обличительный («нигилистический») пафос его выступлений, направленных на опровержение средневековых религиозно-нравственных догматов, идей авторитаризма и приспособленчества, проповедовавшихся идеологами буржуазного либерализма. Подлинная нравственность, по П., предполагает, «чтобы человек был самим собою, чтобы всякое чувство проявлялось свободно, без постороннего контроля и придуманных стеснений». Этическая концепция П. исходит из обусловленности существующих в об-ве моральных отношений и идей социальными отношениями. Поэтому всякое изменение нравственности обусловлено в конечном счете изменениями в области материальной жизни. Социальную апатию народных масс своего времени, неразвитость у крестьян чувства личного достоинства, наклонность бедняков к стихийному бунту П. рассматривал как результат воздействия «исключительных обстоятельств», в к-рые ставит трудящегося об-во, где господствует частная собственность. «Бедняк, которому общество отказывает в работе и в куске хлеба, должен поневоле вступить в открытую войну с этим обществом и вести эту войну всеми правдами и неправдами, силою и хитростью, нарушая безбоязненно и бессовестно все предписания нравственного закона». П. указывал на необходимость выработки морали «новых людей», революционеров, берущих на себя ответственность за судьбы народа. Вслед за Чернышевским П. давал революционную интерпретацию теории разумного эгоизма (Эгоизма теории), указывал на науку, рациональное знание как на основу новой нравственности. Умный человек, считал П., не может поступать безнравственно. «Новые люди не грешат и не каются; они всегда размышляют и потому делают только ошибки в расчете, а потом исправляют эти ошибки и избегают их в последующих выкладках. У новых людей добро и истина, честность и знание, характер и ум оказываются тождественными понятиями; чем умнее новый человек, тем он честнее, потому что тем меньше ошибок вкрадывается в расчеты, У нового человека нет причин для разлада между умом и чувством, потому что ум, направленный на любимый и полезный труд, всегда советует только то, что согласно с личною выгодою, совпадающею с истинными интерасами человечества и, следовательно, с требованиями самой строгой справедливости и самого щекотливого нравственного чувства». Основанная на знании убежденность в правоте своего дела, по П., одно из гл. нравственных качеств революционера. Признавая закономерность насильственной революции как возможного пути к будущему об-ву, П., однако, считал, что столкновения между народными массами и их угнетателями могут привести к разгулу страстей и излишнему кровопролитию, «понижающему нравственность» в об-ве. Чтобы избежать этого, необходимо высокое нравственное сознание революционных вождей, к-рые в ходе революции должны стремиться свести насилие к минимуму. Принципы революционной морали, разрабатывающиеся П., оказали влияние на совр. ему передовую молодежь и на революционеров последующих поколений. Вместе с тем стремление подчинить всю человеческую деятельность принципам утилитаризма свидетельствует об исторической ограниченности этической концепции П.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь по этике

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович (1840-1868)

русский публицист и литературный критик, популяризатор естественнонаучных теорий (в т.ч. дарвинизма), по политическим убеждениям принадлежал к революционно-демократическому направлению (хотя и отстаивал в нем особую позицию). Сын помещика Орловской губернии, дворянин. Писал в журналах демократической направленности "Русское слово", "Дело", "Отечественные записки". За радикализм П. был заключен в Петропавловскую крепость на 4 года, выпушен по амнистии. Утонул во время купания в море близ Риги. П. был плодовитым писателем и, несмотря на раннюю гибель, признается главным идеологом русского нигилизма 60-х 19 в. (Добролюбов, Чернышевский и др.). Сам П. не любил термин "нигилизм" и называл свою идеологию "реализмом", главная целью которого была эмансипация человека (личности) от традиционных предрассудков, условностей быта, суеверий, религиозных страхов и иллюзий: "Надо эмансипировать человеческую личность от тех разнообразных стеснений, которые на нее налагает робость собственной мысли, авторитет предания, стремление к общему идеалу и весь тот отживший хлам, который мешает живому человеку свободно дышать и развиваться во все стороны". Просвещение и разум, приобщение к естественно-научному знанию, по П., способны произвести умственную эмансипацию человека через популяризацию материализма (П. был приверженцем вульгарного материализма К. Фогта, Я. Молешотта, Л. Бюхне-ра). Среда, которая создает личность, по мнению П., отбирает у нее свободу путем навязывания понятий долга, страха перед властью, веры в Бога и т.п. Эту среду следует уничтожить: "Что может быть сломано, то и должно быть сломано. Стоит любить то, что выдержит удар. Что разбивается вдребезги, то хлам. В любом случае бей направо и налево. Это не принесет... вреда" ("Схоластика XIX века"). Эту среду следует заменить условиями для вызревания "мыслящих реалистов", которые являются врагами идеализма, романтизма, религии, чистого искусства, рафинированной эстетики (П. утверждал, что "сапоги выше Шекспира", в контексте апологии прагматизма и аскетизма). "Мыслящий реалист" проповедует культ труда и дела, он прагматик (П. критиковал лень и мечтательность как идеологию тунеядцев и "социальных трутней"), придерживается разумного эгоизма (П. был уверен - параллели с Руссо и Толстым - что человек от природы "добрый эгоист"). Философия П. (хотя он так и не отзывался о своих теориях) доведена до крайностей материализма. В той же "Схоластике XIX века" он признается, что внимания заслуживают только те проблемы и те науки, которые вызываются "непосредственной потребностью жизни", связаны с реальными программами человеческого действия. Идеализм он называл хламом и беспочвенной спекуляцией, диалектику всегда уравнивал со схоластикой: "Что за наука, которая по самой сущности своей недоступна массе? Что за искусство, которого произведениями могут наслаждаться только немногие специалисты?". Его предпочтения были строго на стороне естественно-научного материализма. Впрочем, вульгарный материализм П. иногда доводил до крайностей редукционизма: например, - бурную интеллектуальную деятельность 18 в. он считал результатом потребления возбуждающих напитков - чая и кофе. Бердяев называл П. "главным выразителем русского нигилизма". Дополняя Бердяева, можно утверждать, что П. был своеобычным русским изданием Ницше (см., например, у Зеньковского), предвосхитившим многие идеи европейского нигилизма. Полное собрание сочинений П. (пятое издание, 1909-1913) состоит из шести томов.

Д.К. Безнюк

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ

[2(14).10.1840, с. Знаменское Орловской губ. - 4(16).7.1868, Дубулты, близ Риги, похоронен в Петербурге], рус. революц. демократпублицист, лит. критик, философ-материалист. Из дворян. Лит. деятельность начал в 1859. В 1861 стал по­стоянным критиком и идейным руководителем журн. «Русское слово». В 1862-66 был заключен в Петропав­ловскую крепость за выступление в защиту Герцена, в последние годы жизни сотрудничал в журн. «Дело» и «Отечественные записки».

Сформировавшиеся в 1861 «нигилистич.», а в сущ­ности демократич., революц. и социалистич. взгляды П. («Схоластика 19 в.», 1861; прокламация против Шедо-Ферроти, 1862), претерпевают впоследствии значит. трансформацию: спад поднявшейся в 1859-61 волны революц.-освободит. движения убеждает П. в отсутст­вии в России условий для совершения революции, в неспособности крестьянства освободить себя и построить новое общество. Видя главную социальную задачу и цель собств. деятельности в разрешении вопроса о голодных и раздетых», П. был приверженцем социалистич. идеала, хотя ни одно из существующих социалистич. учений его не удовлетворяло. В принципе не отказываясь от применения революц. насилия («Ген­рих Гейне», 1867, «Популяризаторы отрицат. доктрин», 1866), П, считал наиболее вероятным не «механич.», а «химич.» путь историч. движения - постепенных со­циальных изменений (просвещение народа, рост произ­водительности труда, улучшение условий жизни трудя­щихся масс). Задачи просвещения народа должны осу­ществлять «мыслящие реалисты» - передовая интел­лигенция. Главной силой обществ. прогресса П. считал науку, знание. Стремясь понять социально-экономич. развитие России как часть общеевроп, историч. процес­са, П, приходил к выводу о неподготовленности рус. освободит. движения, особенно нар. масс, к открытой революц, борьбе, а потому России надлежит пройти путь постепенных социально-политич. и экономич. преобразований, Произв. последних лет жизни (напр., «Франц. крестьянин в 1789 г.», 1868) свидетель­ствуют о нарастании радикальной социально-политич. тенденции а мировоззрении П.

Существ. сторона социологич. идей П - анализ со­вершающегося в истории взаимодействия между «ни­зами» и «верхами» общества. Фиксируя антагонистич, характер социального движения, П. считал, что жерт­вы, приносимые нар. массами в их борьбе, не окупаются теми незначит. улучшениями, к-рые они завоевывают, В этом смысле П, не видел существ. прогресса в исто­рии. Она и дальше будет такой же бессмысленной, пока нар. массы, являвшиеся до сих пор лишь «желудком человечества», не приобретут, наконец, сознания своих собств. интересов.

В философии П, выступал с резкой критикой религии и «узколобого мистицизма», отвлекающих человечество с пути разумного прогресса и отрицающих «самые эле­ментарные свидетельства опыта» («Идеализм Платона», 1861). Противовес религии и идеализму П. видел в филос. и гл. обр, естеств.-науч, материализме, в частности Фохта и Молешотта («Физиологич. эскизы Молешотта», 1861, «Процесс жизни», 1861, «Физиологич. картины», 1862). П. бьш одним из первых блестящих пропагандис­тов дарвинизма в России («Прогресс p мире животных и растений», J864). Решит, критик идеализма и мета­физики, П., однако, не понимал и не умел ценить того рационального, что содержалось в прошлых и совр. ему идеалистич, теориях, В идеалистич., «умозрит.» философии (в частности, гегелевской) он усматривал только диалектич. фокусы, беспочвенные спекуляции, причем идеализм трактовал лишь как филос. оправда­ние эксплуатации, а слово «диалектика» употреблял почти всегда как синоним «фразерства», «схоластики». Склоняясь в области гносеологии к сенсуализму, П., однако, в общем отрицательно относился к эмпиризму («Промахи незрелой мысли», 1864). Мысли П. о созидат. роли мечты высоко ценил В. И. Ленин (см. ПСС, т. 6, с. 172-73, т. 29, с. 330). Убежденный сторонник реализма, П. остро полемизировал с представителями «чистого иоква», иногда доходя до провозглашения «строжайшей утилитарности» иск-ва, до отрицания эс­тетики («Разрушение эстетики», 1865, «Пушкин и Бе­линский», 1865).

Не лишенный крайностей «нигилиетич.» радикализм П. выражал его непримиримость к самодержавно-крепостнич. порядкам, религии, традиц. морали и образу жизни, мещанско-либеральному приспособленчеству и вместе с тем был обращен также против нек-рых иллюзий революц. демократии кон. 50-60-х гг.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович

2(14).10.1840, с. Знаменское Орловской губ. - 4(16).07.1868, Дубулты, близ Риги) - публицист и литературный критик, просветитель-материалист. Окончил историко-филологический ф-т Петербургского ун-та; в 1861-1866 гг. - ведущий сотрудник журн. "Русское слово"; за ст. о проправительственном публицисте бароне Фирксе, выпустившем за границей две брошюры против Герцена, П. около четырех с половиной лет отсидел в Петропавловской крепости; в 1866-1867 гг. он писал для журн. "Дело"; будучи на курорте на Балтийском побережье, утонул в море. П. - одна из наиболее спорных фигур в истории рус. общественной, философской и литературно-критической мысли. Консервативный публицист И. Ф. Цион называл его "полупомешанным мальчиком", Т. Масарик - "enfant terrible" ("ужасным ребенком"), сорванцом рус. радикализма; критик Волынский писал о его якобы бешеном самодурстве; Зеньковский сближал его с Ф. Ницше, и т. д. Как правило, его считали родоначальником рус. нигилизма. В советский период негативных характеристик в адрес П. стало меньше, но разногласия в его оценке не сгладились. Так, В. Ф. Переверзев полагал, что нигилизм П. предвосхищал будущее построение рус. марксизма; др. авторы усматривали у П. эволюцию в направлении к народничеству, третьи настаивали на ненародническом характере его демократизма; в 40-60-х гг. в советской историографии фактически была снята преобладавшая в дореволюционной историографии тема писаревского нигилизма, возврат к этой теме наметился в последнее время в связи с постепенным преодолением в отечественной историографии идеологемы "классической русской философии". Обобщающей категорией, наиболее адекватно отражающей характер мировоззрения П., можно считать понятие "просветитель", но при учете того обстоятельства, что "рус. Просвещение", достигнув в 60-е гг. XIX в. пика своего развития, тогда же вступило в стадию кризиса, из к-рого разные мыслители выходили разными путями. В общих рамках рус. Просвещения 40-60-х гг. XIX в. тип мировоззрения П. совпадает с типом мировоззрения Чернышевского и его соратников по журн. Современник". Элемент нигилизма в становящемся просветительским мировоззрении П., выразившийся осенью 1861 г. в призыве бить направо и налево, разбить все, что можно разбить, значительно отделил его от более трезвого "Современника", хотя и не вывел за пределы просветительской идеологии. Как просветитель, П. на стороне поборников "разума" и "правды" и непримиримый обличитель "врагов человечества", невежества, застоя и бесправия; идея "естественных потребностей человека" - главный критерий в его размышлениях по всем общественным вопросам. П. - за развитие экономики России "на европейскую ногу"; он популяризатор идей естествознания и антропологии, причем именно в их европейском варианте. Позитивная социально-экономическая программа П. не разработана сколько-нибудь подробно, но осн. линии ее он наметил достаточно отчетливо; конечную цель мышления и деятельности каждого честного человека он видел в решении вопроса о голодных и раздетых людях. Соответственно предполагалась переделка всего строя экономических отношений. П. ориентируется в первую очередь на развитие промышленности, техническое переустройство об-ва, на формирование среднего сословия, к-рое он хотел бы превратить в "мыслящих реалистов", на воспитание образованных фабрикантов и земледельцев, к-рые сочетали бы свою выгоду, выгоду рабочего и потребности окружающего мира. Тем самым объективно П. выступал как идеолог буржуазного пути развития России, хотя, будучи просветителем, разделял иллюзии просветительского надклассового, общечеловеческого по форме мировоззрения, не сознавая и не признавая себя представителем к.-л. одного сословия или класса. Стремление П. сконцентрироваться на вопросе о голодных и раздетых людях внесло в его мировоззрение социалистический элемент, но последний наличествует у него лишь постольку, поскольку он есть во всяком зрелом просветительстве. Расхождение между "Русским словом" и "Современником", получившее название "раскола в нигилистах", в числе прочего означало, что публицисты первого эволюционировали к "чистому" демократизму, лишенному народнической социалистической окраски, тогда как мн. соратники Чернышевского входили в число предтеч народничества, возлагая надежду на крестьянскую общину как исходный пункт будущего социализма в России. В сфере философии взгляды П. также не выходят за рамки просветительского мировоззрения. Он сторонник применения приемов опытных наук во всех сферах человеческого мышления, сенсуалист в теории познания, делающий упор на "поверке" чувствами и эмпирико-индуктивном методе, причем подкрепляющий свою позицию идеями естественно-научного материализма К. Фохта, Л. Бюхнера, Я. Молешотта, позитивизма О. Конта, эволюционной теории Ч. Дарвина. Специфика философских взглядов П. наиболее проявилась в его нигилистической установке в отношении к умозрительной философии, в нежелании находить рациональное в отрицаемых объектах. Усматривая, напр., у Гегеля только "диалектичес- . кие фокусы", П. лишал себя возможности обогатить свой эволюционный метод и давал повод для нападок на все свое мировоззрение. В сфере историософии осн. принцип П. - признание зависимости исторического процесса от умственного прогресса, от запаса знаний в об-ве, от совокупности общественных идей. И этому принципу отнюдь не противоречат высказывания П. о связи социальных законов с естественными законами, о том, что в об-ве действует закон борьбы за существование, открытый Дарвином, что особую роль в об-ве играет труд и экономические условия существования народных масс и т. д. В философии истории зрелого Просвещения предполагается взаимодействие всех сторон и факторов общественной жизни (то, что критики Просвещения называют "порочным кругом"), и поэтому апелляция П. к материальным факторам исторического развития отнюдь не выводит его за рамки просветительской историософии: эти факторы составляют элементы "социологического реализма" в его концепции истории. В эпоху 60-х гг. XIX в., переполненную несбыточными ожиданиями и иллюзиями насчет массовых крестьянских восстаний, особым реализмом отличались взгляды П. на роль народных масс в истории, его мысль о том, что народ почти всегда и почти везде молчит и терпит, платит налоги и отдает в распоряжение мировых гениев достаточное количество "пушечного мяса", что только в "великие минуты в истории человечества" слышится "великий глас народа", но эти минуты обманывают общие ожидания и народ снова впадает в горькое разочарование и вековую апатию. В отечественной историографии существует т. зр., согласно к-рой П. является предтечей субъективного метода в истории. Он действительно считал, что история есть осмысление событий, исходя из личной позиции писателя. Но такая ценностная установка - отнюдь не самобытная идея только П.; аналогично высказывался тогда Чернышевский и др. шестидесятники. Из всего мировоззрения П. наибольшие споры всегда вызывали его литературно-критические взгляды. Будучи первоначально сторонником "чистого искусства", П. в дальнейшем дошел до отрицания искусства вообще, к-рое, как он считал, вредит общественному развитию и мешает молодежи посвятить себя спасительному естествознанию; по П., искусство мешает развитию науки, к-рая может вполне обойтись без искусства. Высказавшись за "разрушение эстетики", доказывая, что нет принципов и законов искусства, П. радикально разошелся с концепциями Белинского, Чернышевского и Добролюбова. Особое видение им Пушкина как всего лишь великого стилиста, но не поэта, весьма нелестные высказывания о И. А. Гончарове, А. Н. Островском, др. рус. писателях создали П. дурную репутацию по горячим следам его несомненно утилитаристских и нигилистических высказываний. В судьбе П. и его идей есть своего рода парадокс: еще при его жизни возникла обличительная литература, направленная непосредственно против его идей; но в то же время он пользовался большой популярностью в об-ве, особенно среди молодежи: его увлекательными, едкими, остроумными статьями зачитывались; его влияние на молодежь было огромным. Это влияние не всегда оказывалось благотворным: нигилизм П. выступал несомненно дезориентирующим фактором. Но равнодействующая всех его идей была в конечном счете культуротворческой, способствующей движению рус. об-ва по пути исторического прогресса. Несомненен и большой вклад П. в рус. общественную и философскую мысль.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Русская философия: словарь

ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ

[2(14) окт. 1840 – 4(16) июля 1868] – рус. революц. публицист-демократ, лит. критик, философ-материалист. Род. в с. Знаменском Елецкого уезда Орловской губ. в семье дворянина. С 1851 – в Петербурге, учился в гимназии, с 1856 – в ун-те. Лит. деятельность начал составлением библиографич. заметок для журн. "Рассвет". В 1861 окончил ун-т, защитив дисс. об Аполлонии Тианском. Тогда же стал постоянным критиком и идейным руководителем журн. "Рус. слово". В 1862–1866 находился в заключении в Петропавловской крепости за выступление в защиту Герцена от нападок царского агента Фиркса (Шедо-Ферроти). После закрытия "Рус. слова", уже выйдя из заключения, сотрудничал в сб. "Луч", в журн. "Дело" и "Отечеств. записки". Погиб во время купания в Дуббельне (Балтийское побережье). Похоронен в Петербурге. Творчество П. относится к сложному этапу развития рус. демократич. мысли периода подъема (1861) и спада (1863) революц. волны в обществ. движении России. Посредством ряда уступок (прежде всего бюрократически проведенной крест. реформы), с одной стороны, и усилением репрессий – с другой, правящим классам удалось ликвидировать состояние революц. ситуации, обезглавить и распылить пока еще не достаточно сильные революц. силы. Надежды рус. демократов на победу крестьянской революции, как и надежды, связанные с западноевропейским освободительным движением, оказались тщетными. Творчество П., ярко отражающее весь трагизм положения сил рус. революции в 60-х гг. 19 в., совпадая по осн. идейной направленности с выступлениями руководителей "Современника" (Чернышевский и Добролюбов) и "Колокола" (Герцен и Огарев), имеет вместе с тем своеобразные черты. Глубже, чем кто-либо другой из шестидесятников, П. разработал критич. сторону рус. революц. идеологии сер. 19 в. Он действовал в условиях, когда стремление молодых сил революц. демократии к преобразованию общества на демократич. основах не могло найти своего практич. воплощения (непомерный гнет гос. власти, цензурный деспотизм, система доносов и т.п.). В этих обстоятельствах для демократически настроенных разночинцев, в значит. степени разочарованных в результатах дворянской культуры, единственно реальной задачей оставалась резкая и решит. расчистка поля для последующей борьбы, расшатывание коренных устоев существующего общества, борьба с нарождающимся бурж. мещанским "обществ. мнением". Этими обстоятельствами и объясняется содержание того кредо, к-рое П. называл "ультиматумом нашего лагеря": "...что можно разбить, то и нужно разбивать; что выдержит удар, то годится, что разлетится вдребезги, то хлам; во всяком случае, бей направо и налево, от этого вреда не будет и не может быть" (Соч., т. 1, 1955, с. 135). В своей гл. сути этот призыв П. выражал не только непримиримость рус. революц. демократов 60-х гг. к самодержавно-крепостнич. порядкам и освящающей их охранит. идеологии, но и их ненависть к различным формам социального паразитизма и либерального приспособленчества: к соглашательству в политике, бесплодному обличительству в лит-ре, чиновничьему карьеризму на службе, лицемерию в быту, уходу в "чистую" науку и "чистое" иск-во и т.п. Вместе с тем идейное творчество П. было в определ. мере обращено и против нек-рых иллюзий, разделявшихся представителями революц. демократии конца 50–60-х гг. Антикрепостнич. революц. взгляды П. окончательно складываются к концу 1861. Правда, заявляя о своей солидарности с лагерем "Современника" ("Схоластика XIX века", 1861), П. все же занимал в идейной борьбе того времени несколько особую позицию; он подмечал нек-рые слабые стороны лит., филос. и публицистич. манифестов лагеря "Современника". Вершина политич. радикализма П. – нелегальная прокламация, направленная против Шедо-Ферроти (1862; впервые полностью опубл. в 1923). В ней П. заявляет о преступном характере деятельности правящего режима, развенчивает иллюзии, будто царь может поломать систему бюрократически-феод. произвола, прямо говорит о неизбежной гибели, обреченности существующих порядков. "Династия Романовых и петербургская бюрократия должны погибнуть... То, что мертво и гнило, должно само собой свалиться в могилу; нам останется только дать им последний толчок и забросать грязью их смердящие трупы" (там же, т. 2, 1955, с. 126). В дальнейшем социально-политич. взгляды П. переживают известную трансформацию. Спад поднявшейся в 1859–61 нар.-освободит. волны убеждает П. в отсутствии в России условий, необходимых для совершения революции в пользу "голодных и раздетых". Пр-во в силу самой своей природы не может сделать в этом направлении ни одного решит. шага; забитое и невежеств. крестьянство не способно само освободить себя и построить новое общество. Смысл деятельности всех сил прогресса и направление своей собств. деятельнрсти П. усматривает в длит. подготовке социального переворота, заключающейся прежде всего и гл. обр. в просвещении трудового народа посредством приобщения его к науке, особенно к естествознанию. Это возможно, по П., только при том условии, если массы будут иметь досуг, необходимый для образования; этот досуг они могут получить лишь вследствие ослабления гнета эксплуатации, что необходимо связано с развитием пром-сти, торговли, с внедрением в рус. экономику капиталистич. приемов труда. С др. стороны, необходима когорта "мыслящих реалистов", к-рые будут вести дело просвещения масс в нужном направлении. Отсюда известная противоречивость осн. тезисов политич. программы П. 1864–68: признавая за благо развитие капитализма в России, он в то же время защищает социалистич. идеал, поддерживает деятельность Рахметовых и не отказывается в принципе от допущения насильств., "механических" средств борьбы, если нар. массы стихийно поднимутся-таки против самодержавия. Рассматривая рус. социально-экономич. развитие как часть мировой истории, П. связывал свои оценки перспектив политич. борьбы в России с теми процессами, к-рые имели место в современной ему и прошлой истории стран Зап. Европы. Его теория политич. "реализма" опиралась в значит. степени на те выводы, к-рые он делал из анализа событий, происходивших во Франции и других западноевроп. странах. Статьи П. "Меттерних" (1861), "Историч. эскизы" (1864), "Популяризаторы отрицат. доктрин" (1866), "Дени Дидро и его время", "Франц. крестьянин в 1789 году" (1868) и др. свидетельствуют о настойчивых попытках П. использовать опыт обществ.-политич. развития в Зап. Европе для оценки перспектив рус. освободит, движения и для определения своей собств. позиции в происходящей борьбе. Этот анализ приводил П. к выводу, что борьба бывает успешной только после надлежащей ее подготовки, что она только тогда дает существенные результаты, когда в нее втянуты массы, умеющие действовать в соответствии со своим правильно понятым интересом. Поскольку российский трудовой люд еще далек от верного осознания своего положения, постольку условий для переворота в России еще нет и все дело заключается в том, чтобы посредством постепенных социальных изменений повышать производительность труда и улучшать условия жизни масс, от которых только и зависит коренная "перестройка общественных учреждений". Существенной стороной социологич. идей П. является его анализ совершающегося в живой истории взаимодействия между "низами" и "верхами" общества. Рассматривая проблему "народа" (от него П. отличал "толпу", "собрание неделимых", не имеющих собств. сознания), фиксируя антагонистич. характер историч. движения, П. считал, что жертвы, приносимые нар. массами в их борьбе, не окупаются теми незначит. улучшениями, к-рые они завоевывают. В этом смысле П. не видел существенного прогресса в предшествующей истории. Она, по его мнению, и дальше будет такой же бессмысленной – до тех пор, пока нар. массы не приобретут, наконец, сознания своих собств. интересов. Тем не менее, по мнению П., "история должна быть осмысленным и правдивым рассказом о жизни массы; отдельные личности и частные события должны находить в ней место настолько, насколько они действуют на жизнь массы и служат к ее объяснению" (Полн. собр. соч., т. 3, СПБ, 1901, с. 114). С др. стороны, разбирая вопрос о сущности политич. власти, гос-ва, П. выдвигает ряд оригинальных положений, близких по сути к идеям "Писем без адреса" Чернышевского: в гос-ве П. видел эксплуататора общества, живущего по своим собств. законам, к-рые не может поломать даже правитель, желающий это сделать (характерны в этом отношении рассуждения П. по поводу Петра I, Меттерниха, Людовика XVI, связанные с уяснением вопроса о том, куда пойдет рус. самодержавие). Гл. силу обществ. развития П. видел в науке. Он провозглашал необходимость "...связать науку с жизнью..., чтобы везде практика была осмыслена наукою, и чтобы наука, с своей стороны,... сама опиралась на опыт и принимала в расчет его указания" (там же, т. 1, СПБ, 1894, с. 157). При этом П. подчеркивал более всего социальные функции науки, недооценивая подчас теоретико-познават. проблем науч. исследования. Своеобразие подхода П. к филос. проблематике заключалось прежде всего в его резкой, непримиримой борьбе против религии и разного рода "узколобого мистицизма" в науке, отвлекающих человечество с пути разумного прогресса и полностью отрицающих "...самые элементарные свидетельства опыта..." (см. "Идеализм Платона", 1861, там же, с. 262 и др.). "... Теория хороша только до тех пор, – писал П., – пока она вполне согласна с фактами и объясняет их совершенно удовлетворительно и без малейшего насилия" (там же, т. 3, с. 384). Противовес религии и идеализму П. видел в естеств.-науч. и филос. материализме. Еще работая в журн. "Рассвет", он всячески подчеркивал значение естеств.-науч. знаний. В нач. 60-х гг. значит. внимание он уделял популяризации филос.-материалистич. идей т.н. "вульгарных материалистов" – Фохта, Молешотта ("Физиологич. эскизы Молешота", 1861; "Процесс жизни", 1861; "Физиологич. картины", 1862). В трудах этих философов П. привлекало прежде всего то, что "...они отрицают всякие предвзятые теории, освобождаются от всяких предубеждений" (там же, т. 1, с. 314). Задаче борьбы с мистицизмом в науч. сознании была подчинена и блестящая пропаганда П. дарвинизма ("Прогресс в мире животных и растений", 1864). Решит. критик идеализма и метафизики, П., однако, не понимал и не умел оценить того рационального, что содержалось в прошлых и современных ему идеалистич. теориях. В идеалистич. философии (в частности, гегелевской) он усматривал в лучшем случае только диалектич. фокусы, ничего не дающие реальной жизни спекуляции; в идеализме он видел теоретич. оправдание эксплуатации. Говоря о диалектике, П. почти всегда употреблял это слово как синоним абстрактного способа рассуждения, "фразерства", "споров на словах". Поэтому естественно, что, игнорируя сложный, диалектич. характер познания, фиксируемый идеализмом 19 в., при рассмотрении гносеологич. проблем П. склонялся к сенсуализму, полагая чувства критерием бытия или небытия предмета. Издеваясь над мечтаниями маниловского характера, выступая против действий, основывающихся на "авось", П. одновременно критиковал безмозглых "цеховых ученых", погрязших в плоском эмпиризме и не понимающих обществ. назначения науки ("Промахи незрелой мысли", 1864). Он указывал на созидат. роль творч. мечты, фантазии в деятельности ученого (эти его рассуждения высоко ценил В. И. Ленин, см. Соч., т. 5, с. 476; т. 38, с. 370). В области этики П. выступил наряду с Чернышевским одним из ярких представителей концепции разумного эгоизма. "Когда каждый человек будет относиться к каждому другому человеку совершенно разумно, тогда из этих разумных отношений вырабатывается такая сила, которая победит навсегда всякие враждебные влияния природы" (Полн. собр. соч., т. 3, с. 193). Выступая за подчинение нравств. идеала требованиям разума, П. видел гл. свою цель в разрушении традиц. моральных принципов, в расшатывании нравств. оков совр. ему общества, посредством к-рых правящий класс пытался сохранить свое господство над обществ. сознанием. Разоблачая эксплуататорскую сущность зап.-капиталистич. порядков, выступая против частной собственности – "элемента присвоения", к-рая "...преобладает во всех существующих обществах, везде и всегда искажает природу человека и во всех бедствиях частной и общественной жизни является единственной причиной страданий и преступлений" (там же, т. 2, СПБ, 1894, с. 559), П., однако, видел утопичность многих социалистич. проектов. Веря в конечное торжество социализма как строя социального равенства, строя разумных человеч. отношений ("... упадет когда-нибудь и тираническое господство капитала"), он не верил в скорое его осуществление; он был далек от народнич. идей о социалистич. природе рус. крестьянства, о патриархальной общине как опорном пункте социализма. Убежденный сторонник реализма во всем (П. так и называл свое мировоззрение: "реализм"), П. остро полемизировал с представителями "чистого иск-ва" и утверждал воспитат. задачи художеств, творчества. Правда, и в этой своей полемике (как и в борьбе против философии Гегеля, как и в случае восстания против обществ, нравственности) П. доходил иногда до крайностей, до провозглашения "строжайшей утилитарности" иск-ва и рассмотрения художеств, творчества как одного из тормозов науч. прогресса, до отрицания принципа художественности и ниспровержения Пушкина ("Разрушение эстетики", 1865; "Пушкин и Белинский", 1865). Ваяние, балет, музыку и нек-рые др. виды иск-ва П. считал бесполезными для человечества. Несомненная парадоксальность идей и творчества П., его внешняя непричастность ни к одному из обществ.-политич. направлений 60-х гг. и своеобразие его позиции внутри демократич. лагеря в значит, степени обусловили судьбу его идейного наследия в последующей идеологич. борьбе. Характерная черта этой судьбы состояла в том, что П. был зачислен в родоначальники т.н. рус. нигилизма, под к-рым понималось бездумное отрицание каких бы то ни было обществ. ценностей (семьи, нравственности, красоты, иск-ва, философии, идеалов и т.п.). Этому в немалой степени способствовало и то обстоятельство, что некоторые последователи Чернышевского, руководившие "Современником" после его ареста (Антонович и др.), не смогли понять позиций П., смысла и содержания его добавлений к прежней политич. программе, его настаивания на необходимости уточнения и конкретизации революц.-демократич. идей в новых условиях. Оценка П. как отца рус. нигилизма стала почти господствующей в рус. литературоведении и историографии вплоть до конца 19 в. Первый серьезный отпор этого рода взглядам с марксистских позиций был дан В. И. Засулич ("Писарев и Добролюбов"), к-рая, с одной стороны, показала необходимость определенных различий внутри демократич. идеологии 60-х гг., а с другой, – охарактеризовав взгляды П. как дальнейшее развитие идей Добролюбова, подчеркнула те идейные нити, к-рые связывали творчество П. с русской социал-демократией. В. И. Ленин назвал статью Засулич о П. (см. Соч., т. 37, с. 217) превосходной. Дальнейшим развитием марксистской оценки П. были статьи В. В. Воровского ("Базаров и Санин. Два нигилизма", 1909). Систематич. науч. изучение биографии и воззрений П. началось после революции 1917 (Е. Казанович, Д. И. Писарев, П., 1922; В. Переверзев, Нигилизм П. в социологич. освещении, "Красная Новь", 1926, No 6; Б. П. Козьмин, Д. И. П. и социализм, "Лит-ра и марксизм", 1929, кн. 4–6; его же, "Раскол в нигилистах", там же, 1928, кн. 2; В. Я. Кирпотин, Радикальный разночинец Д. И. Писарев, Л., 1929; Л. А. Плоткин, П. и лит.-обществ. движение 60-х гг., Л.–М., 1945, и др.). В послевоен. годы были подвергнуты детальному исследованию филос. взгляды П. После XX съезда КПСС были созданы условия для нового, свободного от предвзятых схем, многостороннего рассмотрения идейного творчества П. с учетом его своеобразия и оригинальности. Соч.: Полн. собр., т. 1–6, 5 изд. Ф. Павленкова, СПБ, 1909–13; Соч., т. 1–4, М., 1955–56; Две статьи Д. И. П. Публ. Ф. Ф. Кузнецова, в сб.: Из истории рус. журналистики, М., 1959; Намеки природы, "Рус. лит-ра", 1959, No 2; Смиренский Б., Неизвестный список стихотворения Д. П. "Ода на памятник императора Николая", там же, 1960, No 4; Розенберг Э. И., Неопубл. заметки Д. И. П., "О житии Игумена Даниила", "Тр. Новосиб. пед. ин-та", 1962, вып. 3. Лит.: Шелгунов Н., Бессилие мысли и сила жизни, "Дело", 1870, No 5; Mихайловский Н. К., Из лит. и журн. заметок 1874, Полн. собр. соч., 4 изд., т. 2, СПБ, 1907; Водовозов Н., Д. И. П., как экономист, в кн.: Экономич. этюды, СПБ, 1907; Соловьев ?. ?., Д. И. П., Берлин–П., 1922; Неизданная ст.н. В. Шелгунова, о добролюбовцах и писаревцах, публ. Г. Прохорова, в кн.: Лит., наследство, No 25–26, М., 1936; Мещеряков Н. Л., Эволюция миросозерцания Д. И. П., "Изв. АН СССР. ОЛЯ", 1941, No 1; Беляев М. Ф., Д. И. П. об интересе, Иркутск, 1950; ?рокофьев В. И., Обществ.-политич. и филос. взгляды Д. И. П., М., 1952; Шварцман А. Л., Д. И. П. и рус. естествознание, М., 1955; Mир-Бабаева Л. X., Д. И. П. и "Современник", Ер.,1956 (Автореферат дисс.); Юшко А. Ф., Материализм Д. И. П., "Уч. зап. Харьк. ун-та", 1957, т. 96; Ларионов Л. И., К вопросу о социологич. взглядах Д. И. П., "Тр. Магнитогор. пед. ин-та", 1959, вып. 1; Маслин А. Н., Материализм и рев.-демократич. идеология в России в 60-х гг. XIX в., М., 1960; Логачев Г. В., Д. И. П., Липецк, 1960; Галактионов А. и Никандров П., История рус. философии, М., 1961; Плоткин Л. ?., Д. И. П., М.–Л., 1962; Каллер А. И., Этич. взгляды Д. И. П., М., 1962; Станис Л. Я., Осн. черты мировоззрения Д. И. П., М., 1963; Попов И. В., Д. И. П. перед судом либералов и охранителей, "Уч. зап. Куйбышев, гос. пед. ин-та", 1964, вып. 46; Голубев А. Н., К вопросу о формировании материалистич. взглядов Д. И. П., "ФН" (НДВШ), 1964, No 2; Ильин В. В., П. и Добролюбов, "Уч. зап. Моск. гос. пед. ин-та", 1964, No 213; Кузнецов Ф., Журнал "Русское слово", М., 1965; Демидова Н. В., Д. И. П. и нигилизм 60-х гг., "Вестн. ЛГУ", 1965, No 5, вып. 1; Виленская Э., Революц. подполье в России (60-е годы XIX в.), М., 1965; Варустин Л. Э., Журн. "Русское слово", Л., 1966; Соquar ?., D. Pisarev, P., 1946; Russian thought and politics, Camb. (Mass.), 1957. Библ.: Бухштаб Б. Я., Д. И. П. Указатель осн. лит-ры, Л., 1940; История рус. лит-ры XIX в. Библ. указатель, М.–Л., 1962, с. 539–44. А. Володин. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Найдено схем по теме ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ — 0

Найдено научныех статей по теме ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ — 0

Найдено книг по теме ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ — 0

Найдено презентаций по теме ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ — 0

Найдено рефератов по теме ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ — 0