ОБОСНОВАНИЕОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА. Пропедевтическая теория знания

ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА

Найдено 2 определения термина ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [современное]

Обоснование интуитивизма

«ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА» — основное, опубликованное в 1906 г. сочинение Н.О. Лосского, посвященное преимущественно гносеологической проблематике и призванное раскрыть суть интуитивизма как наиболее перспективного направления развития теории познания на пути ее выхода из интеллектуалистиче-ского плена и возвращения к «утраченным идеалам живого знания». Объясняя причины, вызвавшие необходимость и оправданность интуитивистской реконструкции традиционной гносеологии, Лосский указывает на постигший ее к концу 19 в. серьезный кризис, выразившийся в углублении унаследованных ею пороков «индивидуалистического эмпиризма» и «догматического рационализма», не только исказивших смысл и значение понятий «опыт» и «разум», но и «вырывших» «непроходимую пропасть» между знанием и бытием. Этот методологический просчет привел к неоправданно жесткому обособлению субъекта и объекта знания и, в конечном счете, к крайнему субъективизму и скептицизму. Попытки «мистического рационализма» (Фихте, Шеллинг, Г е -гель), «интуитивного критицизма» (кантианство и имма-нентизм) и «позитивного эмпиризма» (Спенсер, Мах, Авенариус), по мнению Лосского, не могли преодолеть указанные пороки, и дать должный результат как в силу привычки рассматривать процесс познания исходя из Я, так и по причине, связанной со стремлением опереться в поисках истины на помощь телескопов, реторт и пр.         Раскрывая суть интуитивизма как в высшей степени реалистической (близкой «к наивному реализму» древних, но освободившейся от наивности) формы восприятия и познания действительности, Лосский указывает на следующие важнейшие его положения.         Не отрицая «субъективных качеств разума», интуитивизм исходит из того безусловного для него факта, согласно которому возможность познавательной деятельности и все ее свойства вытекают, в конечном счете, из свойств и целей «абсолютного» разума, способного ставить и осуществлять «высшие, т.е. мировые, цели».         Роль эмпирического фактора в познании раскрывается в полной мере лишь в том случае, когда в понятие «опыт» включается весь спектр сверхчувственных, «полусознательных» и эмоциональных состояний субъекта, т.е. когда эмпиризм становится «универсалистиче-ским», «мистическим». Последнее означает, что знание о внешней субъекту действительности ничем не отличается от его знаний о собственном внутреннем мире, т.е. когда мир не-Я (включая Бога) познается столь же непосредственно, как и мир Я.         Объект знания не тождествен знанию о нем. Вместе с тем объект представлен в сознании субъекта не в виде копии, символа или явления, а «в оригинале».         Идея трансцендентного знания должна быть отвергнута как абсолютно порочная. В процессе познания объективной действительности «объект трансценден-тен в отношении к познающему Я, но...остается имманентным самому процессу знания; следовательно знание о внешнем мире есть процесс, одною своею стороною разыгрывающийся в мире не-Я (материал знания), а другою стороною совершающийся в мире Я (внимание и сравнение)» Лосский Н.О. Обоснование интуитивизма (пропедевтическая теория знания). 2 - е изд. Спб., 1908. С. 76—77).         Соглашаясь с тем, что всякое знание есть факт реализации отношения субъекта к объекту, есть процесс дифференциации действительности путем сравнения и переживания, позволяющий обнаружить в каждом его акте сторону, «окрашенную чувствованием субъективности», и сторону, «обладающую характером объективности», интуитивизм тем не менее эксплицирует себя как теорию «надъиндивидуального» знания и категорически отрицает возможность построения гносеологии на принципах психологии и физиологии, полностью исключает из теории знания все то, что не ведет напрямую к постижению истины. Важнейшим условием приобретения «адекватного знания о мире» становится пассивность субъекта в процессе восприятия объектов и явлений действительности. «Вхождение» объекта в сознание познающего таким, каков он есть сам по себе, обеспечивает лишь интуиция, и прежде всего — интуиция мистическая.         Несмотря на неоднозначную оценку со стороны отечественной философской общественности, обусловленную в числе прочего наличием ряда внутренних противоречий и искусственных (одновременно — искусных) логических и метафизических построений, «Обоснование интуитивизма» вызвало к себе большой интерес; книга была переведена в ряде европейских стран.         АЛ. Новиков

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

«ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА»

важнейшее произведение Н. О. Лосского. Написано на основе защищенной в 1903 диссертации и статьи «Обоснование мистического эмпиризма», опубликованной в 1904—05 в журнале «Вопросы философии и психологии». Книга издавалась три раза на русском языке (СПб., 1906, 1908; Берлин, 1924), а также в немецком (1908) и английском (1917) переводах. Последнее издание: Лосский Н. О. «Избранное». М., 1991.

1-я часть посвящена новому осмыслению фундаментальных положений докантовских эмпиризма и рационализма, теории знания самого Канта, а также послекантовской философии (в аспекте ее уже начавшегося движения к интуитивизму). Прежде всего подвергается исследованию философский эмпиризм — как в его традиционной форме, так и в виде тех учений, которые получили большое распространение в философии на рубеже 19 и 20 вв. Лосского особенно тревожит новая волна субъективистского эмпиризма, поднявшаяся вместе с новейшими исследованиями ощущений в физиологии, психологии, философии. Философ отмечает принципиальное родство этих новых концепций с докантовским эмпиризмом, которое заключается в принятии ими следующих исходных предпосылок: 1) Я не-Я обособлены друг от друга; 2) опыт есть результат действия не-Я на Я; 3) ощущения суть «мои» субъективные состояния сознания (указ. соч., с. 30).

Трагедию и парадокс эмпиризма Лосский усматривает в следующем. Эмпиризм гордится близостью своих философских объяснений к действительности, как будто бы опосредствованной опытом. Однако, впадая в субъективизм, философы эмпиристского направления постепенно пролагают путь скептицизму: «...при таких условиях не только нельзя познавать свойств внешнего мира, но даже и самое существование его не может быть доказано или, вернее, мы не могли бы при этом даже и догадываться о существовании какого-то внешнего мира» (с. 36).

Принимаясь за разбор философского рационализма Нового времени, Лосский прежде всего констатирует: Декарт, Спиноза, Лейбниц принимают в сущности те же предпосылки, что и эмпиристы. Так, рационалисты тоже полагают, что «Яи. т-Я обособлены друг от друга и что все состояния познающего субъекта целиком суть личные субъективные состояния сознания его» (с. 52). Но поскольку идеал рационалистов — ясное, отчетливое, адекватное знание о внешнем мире, то им приходится отстаивать концепцию, согласно которой «знание есть копия внешней действительности, строящаяся в познающем субъекте» (с. 53). Лосского многие считали лейбнидеанцем. Действительно, он полагал, что предпосылки, заложенные в Декартовой гносеологии, всего яснее и последовательнее разработаны Лейбницем. Но и противоречия рационализма в лейбницеанстве, согласно Лосскому, проступают всего очивиднее. С одной стороны, Лейбниц рассматривает замкнутые в себе познавательные процессы монады как «ее личные духовные состояния, ее акциденции». Но с другой стороны, душа, т. е. монада, становится своего рода зеркалом вселенной. «...Мир воспроизводится познающею монадою в виде копии, а вовсе не в оригинале дан в актах знания» (там же). Отсюда необходимость новой концепции. «В общих чертах это направление можно обрисовать следующим образом. Гносеология должна также и в учении о знании внешнего мира отказаться от противоречивого представления о том, что знание есть процесс трансцендентный по своему происхождению или значению. Иными словами, она должна отказаться от предпосылки рационализма и эмпиризма, согласно которой субъект и объект обособлены друг от друга...» (с. 67—68).

Третий путь и пролагает, согласно Лосскому, «интуитивизм», берущий начало в концепциях философов, которые вышли из школы Канта. Концепция интуитивизма не была ими, однако, выражена в ясной и чистой форме. Ее обоснование и развитие Лосский считает главной задачей своей системы. Характеризуя интуитивизм, Лосский исходит из того, что в различных философских направлениях знание рассматривается как «переживание, сравненное с другими переживаниями». «Мы не расходимся с ними, утверждая это положение. Разногласие по-прежнему состоит только в вопросе о трансцендентности объекта знания. Согласно нашей точке зрения, сравниваемое переживание и есть объект знания; по мнению рационалистов, сравниваемое переживание есть копия с объекта; по мнению эмпиристов (Локка), сравниваемое переживание есть символ, замещающий в сознании объект знания» (с. 76). Но если признать, что объектом знания является сравниваемое переживание, то отсюда следует: «в знании присутствует не копия, не символ, не явление познаваемой вещи, а сама эта вещь в оригинале» (с. 77). Свой интуитивизм Лосекий объединяет с мистицизмом. «Наша теория знания заключает в себе родственную этому учению мысль, именно утверждение, что мир не-Я (весь мир нв-Я, включая и Бога, если Он есть) познается также непосредственно, как мир Я» (с. 101). В результате мир не-Я должен стать, по убеждению Лосского, живым, творческим, полнокровным — примерно таким, каким его прочувствовали поэты в эстетическом созерцании и каким его почти не знает наука.

Далее Лосский разъясняет, что отстаиваемое им учение есть эмпиризм, однако не индивидуалистический, а универсалистский эмпиризм. Объединение мистицизма и эмпиризма в специфическом их толковании — это мистический эмпиризм, который «отличается от индивидуалистического тем, что считает опыт относительно внешнего мира испытыванием, переживанием наличности самого внешнего мира, а не одних только действий его на Я; следовательно, он признает сферу опыта более широкою, чем это принято думать, или, вернее, он последовательно признает за опыт то, что прежде непоследовательно не считалось опытом. Поэтому он может быть назван также универсалистическим эмпиризмом и так глубоко отличается от индивидуалистического эмпиризма, что должен быть обозначен особым термином — интуитивизм» (с. 102). В центре внимания Лосского — «Критика чистого разума» Канта. Особенно тщательно разобрано гносеологическое учение Канта об объективности знания. Самое важное в кантовском учении Лосский усматривает в стремлении «объединить субъект и объект, примирить их враждебную противоположность и снять перегородки между ними, чтобы сделать знание объяснимым» (с. 144—145). На этом пути Канту удается сделать пенные гносеологические открытия. И все-таки задуманное примирение субъекта и объекта не полностью удалось Канту: «перегородка снята только между субъектом знания и вещью как явлением для субъекта» (с. 145). Несмотря на все весьма серьезные критические замечания, теория Канта интерпретируется Лосским как непосредственная подготовка перехода к универсалистскому эмпиризму (интуитивизму). Посвящая специальный раздел «учению о непосредственном восприятии транссубъективного мира в русской философии», Лосский привлекает к рассмотрению две ее ветви — идущую от Шеллинга и Гегеля, с одной стороны, и от Лейбница — с другой. В первом случае имеются в виду и кратко анализируются учения Вл. Соловьева и С. Трубецкого, во втором — лейбницеанцаА. Козлова.

Большую роль в теории познания Лосского — как и других гносеологических учениях его времени — играет концепция суждений, в которой во имя гносеологии используются результаты интенсивнейших логических разработок кон. 19 — нач. 20 в. «Знание как суждение» — тема, которую Лосский исследует, опираясь на сочинения Г. Риккерта, В. Виндельбанда, Т. Липпса, Э. Гуссерля, М. Карийского и др. Основное свое разногласие с неокантианской теорией суждения Лосский усматривает в следующем: «В борьбе с шосеологиею, опирающеюся на трансцендентное для знания бытие, кантианцы строят гносеологию, опирающуюся на трансцендентное для знания долженствование... Совершенно иной характер имеет гносеология, возвращающаяся опять к бытию, но усматривающая критерий истины не в согласии знания с бытием, а в наличности самого бытия в знании» (с. 220).

Интуитивизм ведет к переоценке традиционного понимания разума. Лосский готов признать, что у концепций, отождествляющих разум с высшей способностью познания, есть свои оправдания: разум, действительно, можно и нужно понимать как «способность ставить и осуществлять... высшие, т. е. мировые цели», т. е. толковать его как своего рода абсолютный разум. Однако в пределах гносеологии следует, по мнению Лосского, подходить к разуму с иными, более скромными мерками.

В противовес немецкой классической философии Лосский как раз строит более «скромную» теорию познания. Он отводит познавательной деятельности реального человека «ограниченную, нетворческую» роль. Особо подчеркивается, что человек пассивно воспринимает поступающие от действительности данные. Деятельность мышления, которая для классического рационализма была высшим эталоном творчества, у Лосского предстает как «наименее творческая» по сравнению с другими сферами человеческой активности. Это нужно философу для того, чтобы подчеркнуть зависимость познающего субъекта от мира, его единство с миром. См. лит. к ст. Лосский. Н. В. Мотрошшова

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

Найдено схем по теме ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА — 0

Найдено научныех статей по теме ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА — 0

Найдено книг по теме ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА — 0

Найдено презентаций по теме ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА — 0

Найдено рефератов по теме ОБОСНОВАНИЕ ИНТУИТИВИЗМА — 0