Истолкование БиблииИСТОРИКА

ИСТОРИЗМ

Найдено 14 определений термина ИСТОРИЗМ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ИСТОРИЗМ

подход к действительности как изменяющейся во времени, развивающейся.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Глоссарий философских терминов проекта Distance

Историзм

от лат. historia — история) — историческое сознание или сознание того, что все познаваемое является ставшим; представление о действительности, как становящейся и развивающейся во времени. Фактически получил распространение во всех науках в «иде системного историзма.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Начала современного естествознания: тезаурус

Историзм

философский принцип познания действительности, который включает в себя следующие требования: 1)изучение настоящего, современного состояния предмета; 2) рекнострукция его прошлого – рассмотрение генезиса, т.е. возникновения и основных этапов его исторического движения; 3) предвидения будущего, прогнозирование тенденций дальнейшего развития предмета

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

ИСТОРИЗМ

принцип познания являющийся методологическим выражением саморазвития действительности. Включает в себя: 1) изучение настоящего, современного состояния предмета исследования; 2) реконструкция прошлого - рассмотрение генезиса, возникновения последнего и основных этапов его исторического движения; 3) предвидение будущего, прогнозирование тенденций дальнейшего развития предмета. Абсолютизация принципа историзма может привести к: а) некритической оценки настоящего; б) архаизация или модернизация прошлого; в) смешение предыстории предмета с самим предметом; г) подмена основных этапов его развития с второстепенными; д) предвидение будущего без анализа прошлого и настоящего.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Тематический философский словарь

ИСТОРИЗМ

принцип подхода к действительности как развивающейся и изменяющейся во времени. Можно выделить два значения понятия И.: 1) широкое значение — И. как мировоззренческий принцип. Это существенная часть мировоззрения человека. В этом случае И. выступает как осознание неразрывного единства всех временных состояний, как некое чувство истории; 2) узкое значение — И. как принцип истор. познания, предполагающий рассмотрение всякого обществ. явления в его становлении и развитии, в его конкретноистор. обусловленности. Это изучение истор. действительности как действительности изменяющейся во времени и развивающейся в силу своих внутр. закономерностей. См. также Историцизм. В.Я.Мауль

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

ИСТОРИЗМ

принцип познания вещей и явлений в их становлении и развитии, в органической связи с порождающими их условиями. И. означает такой подход к явлениям, к-рый включает в себя исследование их возникновения и тенденций последующего развития, рассматривает их в аспекте как прошлого, так и будущего. В качестве определенного способа теоретического исследования И. есть фиксация не любого изменения (пусть даже качественного), а такого, в к-ром выражается формирование специфических свойств и связей вещей, определяющих их сущность, своеобразие. И. предполагает признание необратимого и преемственного характера изменений вещей. И. стал одним из важнейших принципов науки, позволивших ей дать объективную картину природы и открыть закономерности ее развития (напр., дарвиновская теория эволюции). Благодаря этому принципу, составляющему неотъемлемую сторону диалектического метода, марксизм сумел объяснить сущность таких сложных общественных явлений, как государство, классы и др., предвидеть исторически преходящий характер капитализма, неизбежность смены его социализмом. Одна из характерных черт совр. немарксистской философии и социологии — отрицание принципа И., борьба против него или же такое истолкование, к-рое выхолащивает из него материалистическое и диалектическое содержание.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ИСТОРИЗМ

от лат. historia - история) - историческое сознание, т.е. сопровождающее всякое познание сознание того, что все является ставшим, даже духовное бытие. В новое время было признано значение историзма для исследования истины, а в настоящее время он вновь стал предметом философского обсуждения благодаря Кьеркегору, Ницше, Зиммелю, Эйкену, а прежде всего - Дильтею и философам-экзистенциалистам (см. Историчность), Историзмом в дурном смысле является отступление перед настоящим в прошлое, благодаря чему утрачивается истинная ценность данных фактов и их значение становится относительным. На эту форму историзма особенно нападали Эрнст Трельч и Генрих Риккерт. "Там, где действительность должна постигаться в ее индивидуальности и особенности, там просто логически бессмысленно подводить ее под всеобщие понятия или выставлять исторические законы, которые, как мы знаем, в качестве законов необходимо являются всеобщими понятиями... Дело не в том, что более или менее трудно найти законы истории, а просто понятие "исторического закона" содержит contradictio in adjekto, т.е. историческая наука и законооткрывающая наука взаимно исключают друг друга" (рус. пер.: Риккерт, Границы естественно-научного образования понятий, 1903). Историческая школа - это направление, основанное на историческом понимании процессов, на их самом детальном исследовании.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ИСТОРИЗМ

Historismus, historicism, historicisme). В XX в. значение понятия И. колебалось от нейтрального (Теодор Литт, Манхейм) и позитивного (Ротхакер, Ф. Майнекке) до негативного (Тиллих, Хайдеггер, Кроче).

Негативные коннотации термин И. приобрел в последнюю треть XIX - начале XX века. В противовес словоупотреблению постгегелевского идеализма (где под "историзмом" понимали спекулятивную философию истории), в неокантианстве И. означает либо смешение теории и истории, подмену "систематического" измерения философствования "историческим" (Наторп), либо фетишизацию детерминизма (Зиммель), либо релятивизм (Риккерт). Хайдеггер, опираясь на Ницше, понимает И. как историографию, лишенную собственно истории, как "неисторическую историю" (ungeschichtliche Historie). В первые десятилетия XX в. И., по сути, тождественен историческому позитивизму - бессистемной фактографии, накоплению исторических данных без вопрошания об их значимости и безотносительно к современной тому или иному историку эпохе. В этом полемическом контексте появляется труд Трельча "И. и его проблемы" (1922, рус. пер. 1994). Главная проблема И. - это проблема релятивизма. В этой связи Трельч особое внимание уделяет наследию Дильтея, которого считает "самым проницательным, тонким и живым представителем чистого И.". Трельч в этой работе полон решимости освободить И. от отрицательных побочных значений, но уже несколькими годами позже (Historismus und seine Uberwindung, 1924) отказывается от этих попыток. Это предприятие занимает Ротхакера (Einleitung in die Geisteswissenschaften, 1920), стремящегося продемонстрировать емкость и неоднозначность явления, именуемого И. Он по Рот-хакеру, связан далеко не с одним позитивизмом: историзация мышления начата философией немецкого романтизма и Гегелем. Проблематику И. трактует в том же ключе и Фридрих Майнекке (Die Entstehung des Historismus, 1936). Непреходящая ценность И. заключается, по Майнекке, во-первых, в индивидуализирующем рассмотрении духовных явлений, и, во-вторых, во внедрении в мышление понятия развития. Такое понимание И. разделялось и практиковавшимся в странах социализма диалектическим и историческим материализмом.

В русском, как и в других негерманских языках, различие между терминами "историзм" и "историцизм" едва уловимо. Так, в англ. и франц. переводах немецкое Historismus выглядит, соответственно, как historicism и historicisme. Слово "историцизм" имеет, в отличие от "историзма" почти исключительно негативную смысловую нагрузку. У Ницше Historizismus повинен в архивном, музейном обращении с человеческой историей. Гуссерль спорит с И. как с опасностью не меньшей, чем натурализм: если последний натурализирует предметы сознания, то И. превращает их в "духовно-исторические" образования. Полемизируя с Дильтеем, Гуссерль настаивает на том, что релятивность философских систем и мировоззрений нельзя преодолеть, находясь на исторической точке зрения - для преодоления релятивизма необходим ориентированный на общезначимость идеал истины. Позиция философии как строгой науки должна быть поэтому над-исторической. Поппер (Нищета историцизма, 1957, рус. пер. 1993) понимает под И. все социально-философские теории, основанные на вере в "историческую необходимость", ориентированные на открытие в истории "тенденций" и "законов" развития и тем самым притязающие на предвидение будущего. Сколь бы различны при этом ни были социальные теории (например, воззрения Платона и Маркса), их объединяет страсть к социальной инженерии - обустройству общества сообразно некоторому идеалу.

Б. С. Малахов

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современная западная философия: словарь

ИСТОРИЗМ

принцип подхода к действительности как изменяющейся во времени, развивающейся. Принцип И. первоначально был выдвинут и разрабатывался в филос. системах Вико, Вольтера, Руссо, Дидро, Фихте, Гегеля, СенСимона, Герцена. В 18 - 1-й пол. 19 вв. его развитие шло в форме философии истории, к-рая возникла в борьбе с бессодержательным эмпиризмом историч. науки средневековья и провиденциализмом теологии. Философия истории просветителей 18 в. рассматривала человеч. общество как часть природы; заимствуя из естествознания понятие причинности, она выдвинула идею «естеств. законов» истории, единства историч. процесса (Гердер), разработала теорию прогресса как движения от низшего к высшему (франц. материалисты) и т. д. Взгляд на историю общества как на внутренне закономерный, необходимый процесс развивали представители нем. классич. идеализма. Однако и они привносили эту необходимость в историю извне, из области философии. Высшим этапом развития принципа домарксистского И. была философия Гегеля; по словам Ф. Энгельса, «он первый пытался показать развитие, внутреннюю связь истории...» (Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 13, с. 496). Огромную роль в утверждении принципа И. сыграли успехи конкретных наук - науки об обществе (напр., А. Барпав, франц. историки периода Реставрации) и естествознания (И. Кант, Ч. Лайель, Ч. Дарвин). Принципу И. до Маркса было чуждо понимание развития как борьбы внутр. противоречий, что приводило к господству эволюционизма.

Осн. смысл философско-историч. концепций неокантианства (Риккерт, Виндельбанд), крочеанства (Кроче), философии жизни (Дильтей), экзистенциализма (Ясперс), прагматизма, неопозитивизма (Поппер), неогегельянства, а также теорий последователей этих концепций в сфере конкретных наук - «историч. школы» в политэкономии, «позитивной школы» в истории и др., состоит как раз в отрицании возможности подхода к объективной действительности с т. зр. раскрытия закономерного процесса ее развития, в подмене принципа И. релятивизмом. Ограниченно понимают И. представители и тех бурж. концепий истории, к-рые сводят процесс развития к чередованию одних и тех же «циклов» (А. Тойнби), к серии не связанных друг с другом «стадий роста» (У. Ростоу) и т. д.

Последовательно принцип И. был разработан К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным. Выражая сущность марксистского понимания этого принципа, Ленин писал: «...Не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» (ПСС, т. 39, с. 67). Отличит. черта марксистского И. состоит в том, что он распространяется на все сферы объективной действительности - природу, общество и мышление. «Мы знаем только одну единственную науку, - писали Маркс и Энгельс - науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны; до сих пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга» (Соч., т. 3, с. 16, прим.).

Марксистский И. исходит не просто из движения объективного мира, не просто из его изменяемости во времени, но именно из его развития. Объект рассматривается, во-первых, с т. зр. его внутр. структуры, причем не как механич. множество отд. элементов, связей, зависимостей, а как органич. совокупность этих структурных составляющих, как внутренне связанное и функционирующее целое, как система; во-вторых, с т. зр. процесса, т. е. следующих друг за другом во времени совокупности историч. связей и зависимостей его внутр. составляющих; в-третьих, с т. зр. выявления и фиксирования качественных изменений в его структуре в целом; наконец, с т. зр. раскрытия закономерностей его развития, законов перехода от одного историч. состояния объекта, характеризующегося одной структурой, к другому историч. состоянию, характеризующемуся др. структурой.

В соответствии с принципом И., разработанным марксистско-ленинской философией, процессы развития объективного мира должны рассматриваться в том виде, в к-ром они протекали в действительности. Иными словами, марксистский И. совпадает с высшей науч. объективностью, исключает характерные для бурж. историч. науки и социологии искажения действительности истории, архаизацию настоящего и модернизацию прошлого. Любое явление, любой предмет могут быть поняты и правильно оценены лишь при условии рассмотрения их в конкретных историч. условиях и связях. «Весь дух марксизма - писал Ленин - вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривалось лишь (а) исторически; (б) лишь в связи с другими; (в) лишь в связи с конкретным опытом истории» (ПСС, т. 49, с. 329).

Для совр. науки, равно как и для филос. осмысления процессов, происходящих в совр. науч. знании, характерны дальнейшее развитие принципа И., его сближение с др. принципами. См. также Историческое и логическое.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

ИСТОРИЗМ

принцип подхода к предмету исследования как изменяющемуся во времени, развивающемуся. Термин как обозначение универсального метода «наук о духе» введен во всеобщее употребление В. Дилыпеем в кон. 19 в. Однако в более широком значении, как оппозиция схематизирующему телеологизму традиционной метафизики, термин «историзм» используется для характеристики социально-философских воззрений французских материалистов 18 в. Дж. Вит, Вольтера, Ж.-Ж. Руссо, Д. Дидро, выдвинувших идею социального прогресса — поступательного развития человечества от низших ступеней к высшим. Идея «естественных» законов истории стала философским основанием доктрины естественных человеческих прав.

В 18— 1-й пол. 19 в. развитие принципа историзма осуществлялось преимущественно в форме философии истории как крупномасштабного, универсального обозрения исторического процесса, дополняющего эмпиризм событийных хроник. Выдающаяся роль в развитии философии истории середины 19 в. принадлежит немецкой классической философии. Фундаментальным основанием философии истории Г. В. Ф. Гегеля является идеалистический панлогизм — обозрение исторического процесса как закономерного этапа развития абсолютной идеи. Взгляд на общество как на отчужденное бытие саморазвивающегося абсолютного духа позволяет увидеть его как процесс поступательного развития, подчиненный объективным закономерностям. Исторический прогресс Гегель связывал с реализацией идеи свободы, с достижением условий которой (в Прусской конституционной монархии) историческое развитие заканчивается. Ограниченность гегелевского историзма как обращенного в прошлое стала объектом критики в философско-исторических концепциях младогегельянцев (Б. и О. Бауэры, М. Штирнер и др.).

В обстановке усиления антиметафизического тонуса западноевропейской филосо4ии 19 в. историки, подобно естествоиспытателям, стремились освободиться от метафизического «духа» как от ненужной «подпорки» историзма и опереться на исторические факты как на фундамент «позитивной» исторической науки. Аналогом естественнонаучных «фактов наблюдения» в истории становятся исторические тексты, документальные свидетельства о жизни людей. Антиметафизическая направленность позитивистски ориентированной истории реализовалась в «критике исторических источников» как средстве очищения от метафизических предрассудков и достижения объективности исторического знания.

Как оппозиция аисторичной догматике классического рационализма, термин «историзм» использовался в Германии представителями «романтической» (И. Г. Гердер, Ф. Шлегель) и исторической школ (Ф. Савиньи, Я. Букхарт, Р. Нибур), а также Тюбингенской школы теологии.

Исторический материализм К. Маркса — новый крупный этап в развитии западноевропейского историзма. Если Гегель, полагая, что материя лишь разнообразится в пространстве, сужал применение принципа историзма до анализа духовных образований, то историзм Маркса охватывал сферы природы, общества и человеческого познания. Являясь продуктивным синтезом диалектического метода Гегеля и современной ему исторической науки, историзм Маркса соотносил исторический прогресс с развитием материальных производительных сил общества. Полемически заостряя значение этого принципа в научном познании, Маркс утверждал, что существует «единственная подлинная наука о человеке» — история, история природы и история деятельности людей, тесно связанные между собою. Рассмотрение предмета в его самодвижении и развитии, а также в диалектической связи с другими явлениями способно, по мысли Маркса, обеспечить объективность и всесторонний характер научного исследования.

Маркс существенно углубил гегелевское диалектическое понимание источника развития как единства и борьбы противоположностей. В отличие от гегелевской идеи примирения противоречий в основании Маркс выдвинул тезис о наличии таких типов противоположностей, борьба которых с неизбежностью приводит к качественному преобразованию породившей их основы. Опираясь на работы французских историков эпохи Реставрации, Маркс проанализировал антагонистические противоречия современного ему капитализма и выдвинул концепцию классовой борьбы как движущей силы развития общества (см. Антагонизм).

В постгегелевском самосознании европейской культуры, рассматривавшем духовное начало как воплощение человеческой деятельности («дух времени», «дух народа», «воля», «дух европейской культуры»), понятие историзма характеризовало установку на изучение процесса изменения культуры как формы человеческого бытия. Процесс исторического познания у Дильтея представал как понимающее переживание человеком тотальности исторического опыта, «континуальности знашм и действия». Поэтому основанием исторического метода у Дильтея становится описательная психология. Задача исторического метода — понимание целостной жизненной активности, жизненной практики. Важным средством достижения этой цели он считал представление исторической последовательности великих метафизических систем прошлого как воплощенных объективации человеческих переживаний жизни. Дильтеевская критика исторического разума направлена против схематизированного рационализма абстрактного гносеологического субъекта, оторванного от контекста исследовательской практики. Однако культурно-историческая нагруженность историзма чревата опасностью релятивизации человеческих ценностей, нигилизмом, гипостазированием субъективных оценок, на что указывал Ф. Ницше.

«Понимающую» традицию в развитии принципа историзма наследовал М. Вебер. Заимствуя тезис Дильтея о том, что методом «наук о духе» является понимание действующих связей в истории, Вебер сосредоточил внимание на взаимодействии мотивов человеческого поведения и самих человеческих действий. Но, в отличие от Дильтея, он полагал, что задачей историка является не осмысление человеческих переживаний, а рациональная реконструкция смысла человеческих действий в научных понятиях. Акцент на субъективной активности, характерный для дильтеевского подхода, Вебер считал главным препятствием его превращения в общезначимый научный метод.

Концепции циклического развития цивилизаций (О. Шпенглер, А. Тойнби), бросающие вызов линейному прогрессизму новоевропейского историзма, отражали представления о ценности социально-культурного многообразия и отвергали схему глобального исторического процесса как недопустимую универсализацию опыта Западной Европы (см. Европоцентризм).

Современный историзм, обогащенный представлениями о ценности цивилизационного опыта незападных культур, противостоит представлениям о «конце истории» (Ф. Фукуяма) как завершении идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии в качестве «всечеловеческой» формы правления. Основанные на представлении о неравновесном, стохастическом характере социальной динамики и «негарантированности» истории, современные версии историзма противостоят упрощенному детерминизму в понимании взаимосвязи социальных явлений, вере в «железные законы исторической необходимости», якобы оправдывающие тоталитарную практику фашистских и коммунистических режимов (критика историцизма К. Поппера). См. также ст. Закономерность историческая. История, Смысл истории. Прогресс.

Н. М. Смирнова

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

историзм

ИСТОРИЗМ (от греч. historia — рассказ о прошлых событиях, о том, что узнано, исследовано) — философский принцип, требующий рассматривать любое явление в его возникновении, развитии и изменении. И. возможен в политике, искусстве, философии, архитектуре, литературе и пр. Как метод «наук о духе», И. возник на рубеже 18—19 вв. на основе учения о трансцендентальной субъективности в немецком идеализме. Центр философских размышлений переместился от анализа способа бытия объекта к рассмотрению способа бытия исторически развивающегося субъекта. В результате была создана онтология, основой ее стали «науки о культуре», среди которых истории как отдельной научной дисциплине, равно как и истории всех дисциплин корпуса социально-гуманитарного знания, отводилось ключевое положение. Классический И. Вико, Вольтера, Руссо, Гердера, Гегеля как особый стиль мышления распространялся, в основном, на область всеобщей истории. Его главными чертами являются сконцентрированность на категории развития (прогресса); интерес к исторической перспективе, «финалистский детерминизм; идея провиденциальной необходимости; оправдание зла, несправедливости и насилия как орудий прогресса в истории; толкование настоящего как полной истины прошлого» (Соловьев Э. Судьбическая историософия Хайдеггера // Прошлое толкует нас. М., 1991. С. 353).         В середине 19 в. И. стал пониматься как всеобщее историзирование всего существующего, т.е. рассмотрение действительности под историческим углом зрения. Дильтей психологизировал И., утверждая, что историческое познание основано на «внутреннем опыте» субъекта познания. Он ввел понятие критики исторического разума, в чьей компетенции находилось исследование (как «вчувствование» и переживание) «духовных миров» разнообразных уникальных культурно-исторических образований. Идеи Дильтея были продолжены Виндельбандом и Риккертом, обосновавшими идею идеографического метода. Для Маркса И. было требование последовательно рассматривать предмет в развитии, противопоставляя друг другу разные моменты и уровни исторического движения.         Особого взлета И. достиг в немецкой исторической науке и в исторической культурологии конца 19 — начала 20 вв. В исторической науке И. понимался как способ историописания. Л. фон Ранке рассматривал И. как умение узнавать, постигать и излагать факты такими, какими они являются «на самом деле», т.е. какими их сотворила божественная мысль. Присоединяясь к Ранке, Мейнеке трактовал И. как «историческую религию», направленную против идей Просвещения, как предельную индивидуализацию исторических событий и субъектов (наций, эпох). В исторической культурологии Зиммеля, Кассирера, Вебера и Трельча И. есть способ мышления в категориях истории, т.е. принципиальное объяснение реальности, познания и мышления как продуктов исторического развития, что необходимо для установления культурной идентичности исторических субъектов. Мангейм считал, что «историзм есть... принцип, который не только скрытно от нас организует всю работу в области гуманитарных наук, но и пронизывает обыденную жизнь» (Mannheim К. Historismus // Mannheim К. Wissenssoziologie. Auswahl aus dem Werk. Neuwied, 1970. S. 246).         И. был рассмотрен также Кроче и Колингвудом. Кроче предложил концепцию «абсолютного И.» как совпадение истории, жизни и реальности в бесконечном саморазвивающемся духе. По Кроче, любая реальность есть история, а любое знание есть знание историческое. Коллингвуд обосновывал идею исторического сознания как свойства любого сознания вообще.         В 20-х гг. 20 в. И. столкнулся с рядом трудностей, которые вызвали его кризис. Во-первых, он развивался как оппозиция позитивистским идеалам науки и познания, предлагавшим искать стандарт метода исследования социально-гуманитарных проблем в естествознании, где существуют охватывающие законы, объясняющие индивидуальные случаи. Отрицание этих законов со стороны И., его акцент на конкретном и уникальном, привели к обвинению И. в контекстуализме, перспективизме, а в конечном итоге — в релятивизме. Во-вторых, еще эмпирическое естествознание 30—40-х гг. 19 в. объявило себя эталоном научного познания, поэтому ряд позитивистски настроенных исследователей, напр., Зибель и Бокль, рассматривали И. как вариант естественнонаучного эмпирического анализа, а Дройзен понимал И. по-кантиански — как исследование в форме гипотез, дополняющее естествознание. В-третьих, в 70-х гг. 19 в. И. подверг сомнению Ницше, считавший его проявлением болезни человека, разрушающим все основы науки вообще и ее претензию быть объективной в особенности. Кризис И. его сторонники усматривали в нерешенных проблемах критериев объективности исторического знания и общественной значимости научного познания вообще, в устаревшей методологии исторического познания, в появлении социально-экономической истории вместо истории отдельных событий, в кризисе западной цивилизации в целом.         Дебаты об эпистемологической роли И. разгорелись в середине 20 в. в связи с обсуждением проблемы статуса исторического знания — наука это или искусство — и роли охватывающих законов в историческом познании. У Дрей, напр., рассматривал И. как постулат существования только исторически конкретного, отрицающего общие законы. Ключевым стало положение М. Манделбаума о том, что И. есть «вера в то, что сущность любого явления и адекватное понимание его ценности могут быть получены благодаря его рассмотрению в терминах места, которое оно заняло, и роли, которую оно сыграло в процессе развития» (Mandelbaum M. History, Man and Reason. Baltimore, 1971. P. 124). Поппер усматривал первые мотивы И. в «Трудах и днях» Гесиода, основателем И. считал Гераклита (фрагмент В 1 2 ДК), а первым его великим теоретиком — Платона.         Возрождение И. как мышления в категориях истории, призванное восполнить в настоящем утрату традиций и норм прошлого, наблюдается в трудах неомарксистов — Лукача, Грамши и др., немецких историков Рюзена, Ниппердая, Люббе. Рюзен считает, что И. осуществляет в современном мире важную функцию формирования культурной идентичности в темпоральной перспективе, устанавливая связи между прошлым, настоящим и будущим, и становится средством кросс-культурной ориентации. Хайдеггер, Ортега-и-Гасет и другие предлагают «экзистенциальный» вид И., фиксирующий уникальность события и проблематизирующий идею логики и закономерности в истории.         Постмодернизм понимает себя как радикальный И. Фуко предложил, напр., схему «общей истории», основанную на базовых дискурсивных практиках, программирующих действия людей в прошлом и в настоящем. Анкерсмит считает, что постмодернизм и И. сходны в том, что отрицают метанарративы, множат исторические интерпретации, осуществляют фрагментаризацию (индивидуализацию) изображаемого и отрицают единство прошлого. Различие состоит в понимании субъекта и объекта исторического познания. В И. субъект познания возвышается над прошлым и выключен из настоящего, он трансисторичен. Объектом познания в И. становится любой физический предмет, находящийся вне человека и служащий объективизации прошлого, понимаемого как линейный процесс. Поэтому И. представляет прошлое отдельно от него самого. Постмодернизм же понимает прошлое в единстве прошлого и настоящего, т.к. субъект исторического познания здесь находится внутри прошлого и понимает его как часть своей идентичности. Это достигается посредством выбора объекта исторического познания. Им являются образования, обладающие способностями одновременно быть внутри и вне человека; их можно обнаружить в истории ментальностей, в микроистории. Теоретики нового постмодернисткого И., напр., М. Левинсон, Д. Пиз, X. Даброу, Р. Страйер и другие, считают, что он имеет целью сконцентрировать исследование истории на фактографии, где факты должны излагаться в нарративе, а их конфигурация определяется воображением историка... Новый И. считает необходимым интеграцию истории и литературы, т.к. полагает, что литературные тексты активно участвуют в конструировании культурно-исторических систем, а не являются их продуктами.         МЛ. Кукарцева

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

ИСТОРИЗМ

принцип подхода к объективной действительности в процессе ее науч. исследования и. практич. преобразования как к изменяющейся во времени, развивающейся. Принцип И. является филос. отражением объективной диалектики, закономерного развития природы, общества и мышления. Этот принцип – важнейшая сторона (момент) диалектико-материалистич. мировоззрения. Принцип И. получил распространение первоначально до марксизма – в филос. системах Вико, Вольтера, Гердера, Руссо, Дидро, Фихте, Гегеля, Сен-Симона, рус. революц. демократов и др. философов. В 18 и 1-й пол. 19 вв. его развитие шло в форме философии истории, к-рая возникла в борьбе с бессодержат. эмпиризмом историч. науки средневековья и провиденциализмом теологии. Философия истории просветителей 18 в. рассматривала человеч. общество как часть природы; заимствуя из естествознания понятие причинности, она выдвинула идею "естественных законов" истории, единства историч. процесса (Гердер), разработала теорию прогресса как движении от низшего к высшему (франц. материалисты) и т.д. Ограниченность этих концепций И. состояла в механицизме, а также в том, что в них место действит. связей, присущих объекту, занимали связи, измышленные самими философами и носящие спекулятивный характер. Взгляд на историю общества как на внутренне закономерный, необходимый процесс развивали представители нем. классич. идеализма. Однако и они привносили эту необходимость в историю извне, из области философии. Высшим этапом развития принципа И. до Маркса была философия Гегеля. Хотя форма его философии, отмечал Энгельс, была "...крайне абстрактна и идеалистична, все же развитие его мыслей всегда шло параллельно развитию всемирной истории... Он первый пытался показать развитие и внутреннюю связь истории ..."(Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. произв., т. 1, 1955, с. 331). Вместе с тем историзм Гегеля находился в непримиримом противоречии с идеалистич. сущностью его общей концепции; с позиции этого И. конкретно-историч. анализ явлений действительности оказывался невозможным. Огромную роль в утверждении принципа И. играли успехи конкретных наук – науки об обществе (напр., Барнав, франц. историки периода Реставрации) и естествознания (напр., Кант, Лайель, Дарвин, Тимирязев). Последовательно принцип И. применен при разработке всесторонней теории развития объективного мира и его познания, к-рую создали Маркс, Энгельс и Ленин. Выражая сущность марксистского историзма, Ленин писал: "...Не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь" (Соч., т. 29, с. 436). Отличит. черта марксистского И. в том, что он распространяется на все сферы существования объективной действительности, требует рассматривать с т. зр. историч. развития природу, общество и мышление. "Мы знаем только одну единственную науку, – писали Маркс и Энгельс, – науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны; до тех пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга" (Соч., 2 изд., т. 3, с. 16, прим.). В качестве всеобщего принципа подхода к действительности И. находит свое всестороннее подтверждение в ходе развития науки. За последнее столетие И. утвердился как необходимый науч. способ рассмотрения применительно к самым различным объектам, в т.ч. к тем, к-рые представлялись неподвижными, лишенными истории. Историч. науками являются не только политич. экономия, история общества, история науки, но и геотектоника, антропология, языкознание, космогония, геоморфология, генетика, эволюц. биология и мн. др. Марксистский И. исходит не просто из движения объективного мира, не просто из его изменяемости во времени, но из его развития. "Домарксовская "социология" и историография, – писал Ленин, – в лучшем случае давали накопление сырых фактов, отрывочно набранных, и изображение отдельных сторон исторического процесса. Марксизм указал путь к всеобъемлющему, всестороннему изучению процесса возникновения, развития и упадка общественно-экономических формаций..." (Соч., т. 21, с. 40). Т. о., главное в марксистском И. – это подход к объекту с т. зр. закономерного процесса его развития. Такой подход означает, что объект должен рассматриваться с т. зр. его внутр. структуры, причем не как механич. множество отд. элементов, связей, зависимостей, а как органич. совокупность этих структурных составляющих, как внутренне связанное и функционирующее целое, как система; с т. зр. процесса, т.е. во всей совокупности историч. зависимостей его внутр. составляющих, следующих друг за другом во времени; с т. зр. процесса именно развития, т.е. с учетом качеств. изменений в его структуре в целом; наконец, с т. зр. процесса развития закономерного, т.е. характеризующегося определ. законами перехода от одного историч. состояния объекта, с одной структурой, к другому его историч. состоянию, с другой структурой; при этом отличит. чертой марксистского И. является признание единства и борьбы противоположностей, противоречии как ядра и внутр. механизма процесса развития. В соответствии с принципом И. процессы развития объективного мира должны рассматриваться в том их виде, в к-ром они протекали в действительности. Любое явление, любой предмет могут быть поняты и правильно оценены только при условии рассмотрения их в конкретных историч. условиях, в историч. связях с др. явлениями и предметами. "Весь дух марксизма, – говорит В. И. Ленин, – вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (?) исторически; (?) лишь в связи с другими; (?) лишь в связи с конкретным опытом истории" (Соч., т. 35, с. 200). С позиций марксистского И. грубо ошибочными являются случаи архаизации или модернизации, когда объект характеризуется с помощью понятий и категорий, свойственных не данной ступени историч. развития, а ступеням, исторически предшествующим или позднейшим по сравнению с рассматриваемой. Маркс и Ленин в своих работах по изучению самых различных сторон человеч. общества блестяще разработали и применили конкретную логику историч. рассмотрения объекта. За всем разнообразием приемов и способов исследования, имеющим место в конкретных историч. науках, марксизм различает два метода воспроизведения историч. процессов развития объекта: логический метод, с помощью к-рого развитие объекта воспроизводится в форме теории системы, и исторический метод, с помощью к-рого развитие объекта воспроизводится в форме истории системы. Марксистский И. качественно отличается от аналогичных по терминологии представлений домарксистской и совр. бурж. философии. Ненауч. характер принципа И., выдвигавшегося до Маркса, заключался в том, что ни один из философов не мог подняться до понимания подлинной диалектики развития объективного мира и его познания: под развитием понималось или изменение внешней формы объекта, или его механич. движение. Неспособность этих философов раскрыть и понять роль внутр. противоречий в процессе развития объекта приводила к плоско-эволюц. пониманию принципа И. Явно антинаучным, реакц. характером отличается И., проповедуемый бурж. философией эпохи империализма. Осн. смысл всех философско-историч. концепций неокантианства, крочеанства (см. Кроче), неопозитивизма, неогегельянства, прагматизма, философии жизни, экзистенциализма, а также теорий последователей этих концепций в сфере конкретно-науч. деятельности – т.н. исторической школы в политич. экономии, "исторической школы" права, "позитивной школы" в истории (Ранке, Шмоллер) и др., состоит как раз в отрицании возможности подхода к объективной действительности с т. зр. раскрытия закономерного процесса ее развития, т.е. в отрицании принципа И., в подмене его абс. релятивизмом. Противопоставляя, подобно неокантианцам Риккерту и Виндельбанду, общее и единичное, естествознание и науку об обществе, новые и новейшие зап. философы истории и социологи – Дильтей, Коллингвуд, Гинсберг, Ясперс, Хейдеггер и др. скатываются к прямому иррационализму. Они отрицают не только возможность познания законов историч. развития, но и самое существование этих законов. История для них есть нечто абсурдное, бессмысленное, поэтому они сводят смысл историч. подхода к действительности к простой регистрации субъективных "переживаний" или единичных и неповторимых фактов, к описанию отдельных, не связанных друг с другом и не поддающихся науч. анализу историч. "ситуаций", исключающих понимание внутр. связи историч. процесса. Для этих философов характерно, по словам Ленина, "отчаяние в возможности научно разбирать настоящее, отказ от науки, стремление наплевать на всякие обобщения, спрятаться от всяких "законов" исторического развития, загородить л е с – деревьями..." (Соч., т. 20, с. 179). Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., 2 изд., т. 3; их же, Манифест Коммунистической партии, там же, т. 4; Maркс К., Капитал, т. 1–3, М., 1955; его же, Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г., Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7; его же, Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, там же, т. 8; его же, К критике политической экономии, там же, т. 13; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, М., 1957; его же, Диалектика природы, М., 1955; его же, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, М., 1955; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14; его же. Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?, там же, т. 1; его же, Карл Маркс, там же, т. 21; его же, Философские тетради, там же, т. 38; Плеханов Г. В., К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956; его же, О материалистическом понимании истории, там же, т. 2, М., 1956; Проблемы развития в природе и обществе [Сб. статей. Отв. ред. Б. А. Чагин], М.–Л., 1958; Асмус В. Ф., Маркс и буржуазный историзм, М.–Л., 1933; Розенталь M. M., Вопросы диалектики в "Капитале" Маркса, М., 1955; его же, Принципы диалектической логики, М., 1960; Кон И. С., Философский идеализм и кризис буржуазной исторической мысли, М., 1959; Шафф ?., Объективный характер законов истории, пер. с польск., М., 1959; Ильенков Э. В., Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" Маркса, М., 1960; Грушин Б. ?., Очерки логики исторического исследования, М., 1961; его же, Маркс и современные методы исторического исследования, "Вопр. философии", 1958, No 3; Сrосе В., Teoria e storia della storiografia, 6 ed., Bari, 1948, Jaspers K., Vom Ursprung und Ziel der Geschichte, M?nch., [1949]; Renier G. J., History, its purpose and method, L., 1950; Ginsberg M., Idea of progress: a revaluation, L., 1953; Со11ingwооd R. G., The idea of history, N. Y., 1956; Popper K. R., Mis?re de l´historicisme, P., [1956]; Di1they W., Gesammelte Schriften, Bd 1–12, Stuttg., 1957–60. Б. Грушин. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ИСТОРИЗМ

- принцип рассмотрения мира, природных и социально-культурных реалий в динамике их изменения, становления во времени, развития. Видение истории как опр. целостности, обладающей имманентным смыслом, необходимостью, на базе к-рой зачастую выдвигаются глобальные пророчества будущего, - отличит. черта И. В конечном итоге историцистские проблемы сопряжены с осмыслением существования субъекта во времени, в контексте космич. целого, обществ. эволюции. И. резюмирует содержание той или иной филос. доктрины, зависит от типа мировоззренч. рефлексии, превалирующего в культуре эпохи. Можно выделить натуралистич., религиозно-эсхатологич. и антинатуралистич. разновидности И.

Натуралистич. И. античности специфичен рассмотрением динамики развития социокультурной сферы по аналогии с природными процессами, связан с рефлективным переосмыслением цикличных мифол. представлений. Сообразно с античными концепциями, человек включен в круговорот космич. целого, подчинен велению судьбы, от всевластия к-рой несвободны даже боги. Одновременно в эту эпоху утверждается и идея космич. благовремения - подобающего момента для свершения предначертанных судьбой событий. Поиск субстанциального начала существующего, диалектики вечности и времени обусловливает истор. воззрения и социальные идеалы представителей античной мысли от Гераклита до Платона и Аристотеля.

Христианство приносит с собой универсалистское видение развития единого человечества в перспективе эсхатологич. И. Рассматривая явление Христа как центр и смыслообразующее звено истории, философы эпохи патристики и ср.-вековья подчиняют ее провиденциально-эсхатологич. сценарию, видят в ней постоянное противоборство "града земного" и "града Божия" - церковного сооб-ва. Человек, являясь сопричастным двум градам, оказывается вовлеченным в драму их противостояния. Если Августин полагал столкновение двух градов не примиримым в истории и уповал на завершение бедствий человечества за ее пределами, то Иоахим Флорский верил в торжество царства мира и правды, наступление эры Святого Духа и вечного Евангелия на земле. Фома Аквинский попытался рассмотреть историю как процесс кооперации "града земного" и "града Божия", в к-ром люди, стремящиеся к общему благу, постепенно реализуют веление "естеств. закона", данного им свыше как порождение космич. "вечного божеств, закона".

Ренессансный И. проникнут гуманистич. миросозерцанием, предполагающим самоценность личности и ее истор. деяний, к-рые могут быть постигнуты сами по себе вне ссылок на божеств, провидение. Именно такой подход содержится в работах Ф. Гвиччардини и Н. Макиавелли. Ж. Боден разрабатывает светскую схему всемирной истории, утверждая превосходство совр. ему эпохи по отношению к предшествующим.

Осознание автономии культуры, ее надприродности - важнейшая черта И. Нового времени. Он питается духом рационализма, устремлен на поиск субстанции истории, прогрессивно ведущей к торжеству гуманизма, связан с утверждением глобальных утопий грядущего. Расставание с установками ср.-вековья первоначально, однако рождает скепсис относительно возможностей И. Ф. Бэкон и Декарт весьма невысоко оценивают значимость истор. знания. Его оправдание как важного звена в спектре иных способов постижения мира содержится в трудах Локка, Беркли и Юма. Одновременно в полемике с Декартом формулирует свой антинатуралистич. подход к истории и Вико, сообразно с воззрениями к-рого деяния людей в прошлом и настоящем более доступны разуму, нежели природные феномены. История дана субъекту через совокупность культурных форм, позволяющих судить о логике ее развития, в финальной инстанции продиктована божеств, провидением. Каждая истор. эпоха характеризуется циклич. ритмом движения от божественной к героич. и человеч. стадиям, хотя в целом социальное развитие спиралевидно.

Взгляд на историю как особую надприродную реальность, сопряженную с непрекращающимся совершенствованием человеч. духа, задающим прогрессивное постулат, развитие об-ва, начинает утверждаться уже в 17 в. в ходе спора о "древних и новых", в к-ром приняли участие Ш. Перро и Б. де Фонтенель. Просвещенческие теории обществ, прогресса говорят о постулат. совершенствовании разумных начал в истории, запрограммированно ведущих к торжеству свободы и справедливости. Вольтер видит в истории прогрессивное развитие человеч. рода, не исключающее, однако, и регресса, побочных линий эволюции. Для Тюрго прогресс рисуется "естеств. законом" истории. Кондорсе полагал его зависимым от успехов коллективного разума, к-рый низвергнет гнет тиранов и служащих им лицемеров и обманщиков, создав царство свободы и истины. Рационалистич. вера в способность разума обеспечить торжество гуманистич. начал в истории, прогрессивно ведя ее к утопии снятия разъединяющих об-во трагич. противоречий, оказывается секуляризированной версией религиозно-эсхатологич. И. Слабость установки линейного прогрессизма была осознана уже в границах просвещенческого И. Руссо и Гердером. Руссо подметил связь цивилизационного процесса и отчуждения, а Гердер попытался соединить веру в совершенствование человеч. рода с утверждением своеобразия культур отд. народов, не укладывающегося в прокрустово ложе линейно-прогрессистского видения. Еще более острая критика просвещенческого И. содержится в соч. Шатобриана, А. и Ф. Шлегелей и др. представителей романтизма, осознавших неповторимое своеобразие и самоценность каждой истор. эпохи.

Нем. классич. философия и марксизм продолжают линию И. эпохи Просвещения. Исходя из противопоставления ноуменального мира человеч. свободы противоположной ему сфере природных феноменов. Кант полагал возможным постижение объективной направленности истор. процесса. Хотя в истории и действуют свободные индивиды, она постигается через события, к-рые выступают как внешние феномены, обнаруживающие необходимость, тождественную естественной. В природе наблюдается совершенствование ее форм, история же призвана реализовать цель прогрессивного движения к торжеству интеллектуального и нравств. начал. Подобно Канту, Фихте видит цель земной жизни человечества в установлении обществ, отношений на основе свободы и разума. Природа и история, согласно Шеллингу, оказываются проявлениями Абсолюта. В истории для него становится возможным самопознание, постоянное самообогащение. В границах нем. классич. философии И. находит свою кульминацию в системе Гегеля, для к-рого весь природный и социальный мир предстает порождением абсолютной идеи или Бога. Природа не знает развития во времени, к-рое является достоянием истории, где абсолютная идея на пути самопознания реализуется в стремлении обрести все большую степень свободы. Рассматривая всемирную историю как целостность в перспективе прогрессивного обретения народами новых ступеней свободы, Гегель высказал ряд интересных диалектич. положений, но при этом остался в плену "герметического И." с присущим ему постулированием единой субстанции обществ. жизни, устремленной к заранее известному финалу.

Марксистский И. имеет своим основанием гуманистич. традицию, наследие Просвещения и нем. классич. философии. Внимание Маркса было сосредоточено по преимуществу на социально-филос. проблемах, и лишь впоследствии его И. получил "дополнение снизу" в виде учения о диалектике природы, формах развития материального мира Энгельса. Маркс близок к классич. варианту И., сложившемуся в период Нового времени, хотя пафос его доктрины связан с революц. отрицанием всей предшествующей истории как поработившей человека узами отчуждения. Место субстанциальной абсолютной идеи в его учении занимает всеобщий труд, созидающий ткань истории. Делая акцент на практич. усилиях человека, творящего культурно-истор. мир, Маркс настаивает одновременно на существовании специфич. законов обществ, развития, важности классовой борьбы.

В постклассич. философии наблюдается радикальный разрыв с И. классич. периода. Ее представители отказываются от рационалистич. оптимизма, критикуют субстанциалистские схемы истории, утверждающие веру в необходимость прогресса и запрограммированное торжество гуманистич. начал, универсальные утопии грядущего. Здесь в целом превалирует антинатуралистич. установка, рефлективное осознание зависимости постижения истории от усилий субъекта и культурной ситуации эпохи.

В ряду основоположников постклассич. И. обычно называют одного из создателей академич. варианта философии жизни Дильтея, положившего начало движению критики истор. разума. Порицая Канта за "забвение истории и жизни", а Гегеля за поиск находящейся в саморазвитии субстанции социальной реальности, Дильтей полагал существующими во времени многообразные уникальные культурные образования. Переживание и интерпретация их "духовных миров" понимались им как находящиеся в компетенции истор. разума, чьи потенциальные возможности были предметом его пристального анализа. Критика истор. разума была продолжена теоретиками неокантианства - Виндельбандом и Риккертом, противопоставившими "науки о природе", ищущие законы, и историю, принадлежащую к "наукам о культуре", ориентированным на постижение уникально-неповторимого. Отвергая самую возможность существования всеобщей истории как дисциплины, Риккерт, тем не менее, не отрицал значимость умозрительного конструирования философско-истор. схем. Его положит, отношение к кантовскому видению истории в перспективе человеч. свободы, нашедшему свое продолжение в соч. др. представителей нем. классич. философии, говорит о частичном оправдании классич. И. в границах его критич. переосмысления. Более радикальные выводы делают в данной связи такие теоретики неогегельянства, как Кроче и Коллингвуд. Принимая гегелевский тезис о совершенствовании в истории объективного духовного начала, они одновременно резко критикуют спекулятивную философию истории с ее субстанциалистской установкой и тенденцией схемосозидания. История понимается как борьба за свободу, зачастую обреченная на поражение, а не как ее прогрессивное триумфальное шествие. Кроче сформулировал продуктивные тезисы о взаимосвязи истории и современности, истории и философии. Они получили развитие в трудах Коллингвуда, утверждавшего существование априорной идеи истории, направляющей синтетич. усилия разума, адресующего непрестанно свои вопросы прошлому в свете совр. ситуации.

Наряду с движением критики истор. разума, повергшим рационалистич. оптимизм классич. новоевроп. И., делу развенчания глобально-прогрессистских конструкций способствовали и концепции локальных цивилизаций Шпенглера, Тойнби, Сорокина. История предстает в них сотканной из отд. культур, отмеченных неповторимым своеобразием, рождающихся, расцветающих, стареющих и безвозвратно покидающих ее сцену. Шпенглер полагал, что единое человечество - иллюзия, а каждая из культур герметична по отношению к другим. В работах Тойнби и Сорокина присутствует идея диалога культур, преемственности традиции, позволяющая говорить о целостности истории и нелинейном варианте прогрессивного развития.

Против любых классич. и неклассич. разновидностей И. выступил К. Поппер, обвинивший их в культивировании мыслительной модели, прокладывающей дорогу тоталитарному утопизму. Однако даже в границах англо-амер. аналитич. философии истории сегодня звучит призыв к созданию целостной картины развития человечества на критико-гносеологич. основе (В. Б. Галли, А.К. Данто, X. Фэйн и др.). Структуралистская полемика Леви-Стросса с программой И. выявила многие ее слабости. В противовес тотализирующим картинам культурно-истор. развития Фуко предложил проект "общей истории", раскрывающей основные дискурсивные формации, определявшие деяния людей в прошлом и функционирующие в настоящем. В грамматологии Деррида истор. традиция предстает объектом критич. декон-струкции, вскрывающей корни совр. явлений. Подобная генеалогич. установка, противоположная классич. И., роднит постструктуралистские штудии Фуко и Деррида.

Наиболее созвучна культурной ситуации конца 20 в. герменевтич. трактовка И. Хайдеггер полагал, что история производна от бытия человека во времени, а понимание, дающее видение ее событий, - неотъемлемая характеристика экзистенциальной активности. Темы связи истории и традиции, круговой структуры понимания и его языковой обусловленности стали основными у Гадамера, исходящего из основоположений экзистенциальной герменевтики Хайдеггера. Интересны варианты герменевтич. И., представленные в синтезе марксизма и экзистенциализма Сартра и в неомарксистской теории коммуникативного действия Хабермаса. Перспективный вариант соединения герменевтики с аналитич. теориями истор. дискурса предлагает сегодня Рикер. Герменевтич. И. устойчиво доминирует в зап. философии наших дней, составляя методол. базу многочисл. светских и религ. теорий.

Лит.: Кон И.С. Проблема истории в истории философии // Методологические и историографические вопросы исторической науки. Вып. 4. Томск, 1966; Лосев А.Ф. Античная философия истории. М., 1977; Григорьян Б.Т. Философия и философия истории // Философия и ценностные формы сознания. М., 1978; Кол-лингвуд Р.Дж. Идея истории: Автобиография. М., 1980; Барг М.А. Эпохи и идеи: становление историзма. М., 1987; Элиаде М. Космос и история. М., 1987; Губман Б.Л. Смысл истории. М., 1991; Поппер К. Нищета историцизма. М., 1993; Трельч Э. Историзм и его проблемы. М., 1994; Сгосе В. Teoria e storia della storiografia. Bari, 1927; Meinecke F. Die Entstehung des Historismus. Munch., 1946; Shinn R.L. Christianity and the Problem of History. N.Y., 1953; Sampson R.V. Progress in the Age of Reason. Camb., 1956; Bruning W. Geschichtsphilosophie dei-Gegenwart. Stuttg., 1961; Mann G. Die Gmndprobleme der Geschichtsphilosophie von Plato bis Hegel // Der Sinn der Geschichte. Munch., 1961; Aron R. Dimensions de la conscience historique. P., 1965; Lowith K. Nature, History and Existentialism and other essays in the Philosophy of History. Evanston, 111., 1966; Reill P.H. The German Enlightenment and the Rise of Historicism. Berk., 1975; Fornara Ch. The Nature of History in Ancient Greece and Rome. Berk., 1983.

Б.Л. Губман

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Культурология. XX век. Энциклопедия

Историзм

принцип подхода к действительности как развивающейся во времени. Предполагает рассмотрение объекта как системы, закономерностей его развития. ............ ? принцип рассмотрения мира, природных и социально-культурных реалий в динамике их изменения, становления во времени, развития. Видение истории как опр. целостности, обладающей имманентным смыслом, необходимостью, на базе к-рой зачастую выдвигаются глобальные пророчества будущего, — отличит. черта И. В конечном итоге историцистские проблемы сопряжены с осмыслением существования субъекта во времени, в контексте космич. целого, обществ. эволюции. И. резюмирует содержание той или иной филос. доктрины, зависит от типа мировоззренч. рефлексии, превалирующего в культуре эпохи. Можно выделить натуралистич., религиозно-эсхатологич. и антинатуралистич. разновидности И. Натуралистич. И. античности специфичен рассмотрением динамики развития социокультурной сферы по аналогии с природными процессами, связан с рефлективным переосмыслением цикличных мифол. представлений. Сообразно с античными концепциями, человек включен в круговорот космич. целого, подчинен велению судьбы, от всевластия к-рой несвободны даже боги. Одновременно в эту эпоху утверждается и идея космич. благовремения — подобающего момента для свершения предначертанных судьбой событий. Поиск субстанциального начала существующего, диалектики вечности и времени обусловливает истор. воззрения и социальные идеалы представителей античной мысли от Гераклита до Платона и Аристотеля. Христианство приносит с собой универсалистское видение развития единого человечества в перспективе эсхатологич. И. Рассматривая явление Христа как центр и смыслообразующее звено истории, философы эпохи патристики и ср.-вековья подчиняют ее провиденциально-эсхатологич. сценарию, видят в ней постоянное противоборство “града земного” и “града Божия” — церковного сооб-ва. Человек, являясь сопричастным двум градам, оказывается вовлеченным в драму их противостояния. Если Августин полагал столкновение двух градов не примиримым в истории и уповал на завершение бедствий человечества за ее пределами, то Иоахим Флорский верил в торжество царства мира и правды, наступление эры Святого Духа и вечного Евангелия на земле. Фома Аквинский попытался рассмотреть историю как процесс кооперации “града земного” и “града Божия”, в к-ром люди, стремящиеся к общему благу, постепенно реализуют веление “естеств. закона”, данного им свыше как порождение космич. “вечного божеств. закона”. Ренессансный И. проникнут гуманистич. миросозерцанием, предполагающим самоценность личности и ее истор. деяний, к-рые могут быть постигнуты сами по себе вне ссылок на божеств. провидение. Именно такой подход содержится в работах Ф. Гвиччардини и Н. Макиавелли. Ж. Боден разрабатывает светскую схему всемирной истории, утверждая превосходство совр. ему эпохи по отношению к предшествующим. Осознание автономии культуры, ее надприродности — важнейшая черта И. Нового времени. Он питается духом рационализма, устремлен на поиск субстанции истории, прогрессивно ведущей к торжеству гуманизма, связан с утверждением глобальных утопий грядущего. Расставание с установками ср.-вековья первоначально, однако рождает скепсис относительно возможностей И. Ф. Бэкон и Декарт весьма невысоко оценивают значимость истор. знания. Его оправдание как важного звена в спектре иных способов постижения мира содержится в трудах Локка, Беркли и Юма. Одновременно в полемике с Декартом формулирует свой антинатуралистич. подход к истории и Вико, сообразно с воззрениями к-рого деяния людей в прошлом и настоящем более доступны разуму, нежели природные феномены. История дана субъекту через совокупность культурных форм, позволяющих судить о логике ее развития, в финальной инстанции продиктована божеств. провидением. Каждая истор. эпоха характеризуется циклич. ритмом движения от божественной к героич. и человеч. стадиям, хотя в целом социальное развитие спиралевидно. Взгляд на историю как особую надприродную реальность, сопряженную с непрекращающимся совершенствованием человеч. духа, задающим прогрессивное поступат. развитие об-ва, начинает утверждаться уже в 17 в. в ходе спора о “древних и новых”, в к-ром приняли участие Ш. Перро и Б. де Фонтенель. Просвещенческие теории обществ. прогресса говорят о поступат. совершенствовании разумных начал в истории, запрограммированно ведущих к торжеству свободы и справедливости. Вольтер видит в истории прогрессивное развитие человеч. рода, не исключающее, однако, и регресса, побочных линий эволюции. Для Тюрго прогресс рисуется “естеств. законом” истории. Кондорсе полагал его зависимым от успехов коллективного разума, к-рый низвергнет гнет тиранов и служащих им лицемеров и обманщиков, создав царство свободы и истины. Рационалистич. вера в способность разума обеспечить торжество гуманистич. начал в истории, прогрессивно ведя ее к утопии снятия разъединяющих об-во трагич. противоречий, оказывается секуляризированной версией религиозно-эсхатологич. И. Слабость установки линейного прогрессизма была осознана уже в границах просвещенческого И. Руссо и Гердером. Руссо подметил связь цивилизационного процесса и отчуждения, а Гердер попытался соединить веру в совершенствование человеч. рода с утверждением своеобразия культур отд. народов, не укладывающегося в прокрустово ложе линейно-прогрессистского видения. Еще более острая критика просвещенческого И. содержится в соч. Шатобриана, А. и Ф. Шлегелей и др. представителей романтизма, осознавших неповторимое своеобразие и самоценность каждой истор. эпохи. Нем. классич. философия и марксизм продолжают линию И. эпохи Просвещения. Исходя из противопоставления ноуменального мира человеч. свободы противоположной ему сфере природных феноменов, Кант полагал возможным постижение объективной направленности истор. процесса. Хотя в истории и действуют свободные индивиды, она постигается через события, к-рые выступают как внешние феномены, обнаруживающие необходимость, тождественную естественной. В природе наблюдается совершенствование ее форм, история же призвана реализовать цель прогрессивного движения к торжеству интеллектуального и нравств. начал. Подобно Канту, Фихте видит цель земной жизни человечества в установлении обществ. отношений на основе свободы и разума. Природа и история, согласно Шеллингу, оказываются проявлениями Абсолюта. В истории для него становится возможным самопознание, постоянное самообогащение. В границах нем. классич. философии И. находит свою кульминацию в системе Гегеля, для к-рого весь природный и социальный мир предстает порождением абсолютной идеи или Бога. Природа не знает развития во времени, к-рое является достоянием истории, где абсолютная идея на пути самопознания реализуется в стремлении обрести все большую степень свободы. Рассматривая всемирную историю как целостность в перспективе прогрессивного обретения народами новых ступеней свободы, Гегель высказал ряд интересных диалектич. положений, но при этом остался в плену “герметического И.” с присущим ему постулированием единой субстанции обществ. жизни, устремленной к заранее известному финалу. Марксистский И. имеет своим основанием гуманистич. традицию, наследие Просвещения и нем. классич. философии. Внимание Маркса было сосредоточено по преимуществу на социально-филос. проблемах, и лишь впоследствии его И. получил “дополнение снизу” в виде учения о диалектике природы, формах развития материального мира Энгельса. Маркс близок к классич. варианту И., сложившемуся в период Нового времени, хотя пафос его доктрины связан с революц. отрицанием всей предшествующей истории как поработившей человека узами отчуждения. Место субстанциальной абсолютной идеи в его учении занимает всеобщий труд, созидающий ткань истории. Делая акцент на практич. усилиях человека, творящего культурно-истор. мир, Маркс настаивает одновременно на существовании специфич. законов обществ. развития, важности классовой борьбы. В постклассич. философии наблюдается радикальный разрыв с И. классич. периода. Ее представители отказываются от рационалистич. оптимизма, критикуют субстанциалистские схемы истории, утверждающие веру в необходимость прогресса и запрограммированное торжество гуманистич. начал, универсальные утопии грядущего. Здесь в целом превалирует антинатуралистич. установка, рефлективное осознание зависимости постижения истории от усилий субъекта и культурной ситуации эпохи. В ряду основоположников постклассич. И. обычно называют одного из создателей академич. варианта философии жизни Дильтея (см. Дильтей), положившего начало движению критики истор. разума. Порицая Канта за “забвение истории и жизни”, а Гегеля за поиск находящейся в саморазвитии субстанции социальной реальности, Дильтей полагал существующими во времени многообразные уникальные культурные образования. Переживание и интерпретация их “духовных миров” понимались им как находящиеся в компетенции истор. разума, чьи потенциальные возможности были предметом его пристального анализа. Критика истор. разума была продолжена теоретиками неокантианства — Виндельбандом и Риккертом, противопоставившими “науки о природе”, ищущие законы, и историю, принадлежащую к “наукам о культуре”, ориентированным на постижение уникально-неповторимого. Отвергая самую возможность существования всеобщей истории как дисциплины, Риккерт, тем не менее, не отрицал значимость умозрительного конструирования философско-истор. схем. Его положит. отношение к кантовскому видению истории в перспективе человеч. свободы, нашедшему свое продолжение в соч. др. представителей нем. классич. философии, говорит о частичном оправдании классич. И. в границах его критич. переосмысления. Более радикальные выводы делают в данной связи такие теоретики неогегельянства, как Кроче и Коллингвуд. Принимая гегелевский тезис о совершенствовании в истории объективного духовного начала, они одновременно резко критикуют спекулятивную философию истории с ее субстанциалистской установкой и тенденцией схемосозидания. История понимается как борьба за свободу, зачастую обреченная на поражение, а не как ее прогрессивное триумфальное шествие. Кроче сформулировал продуктивные тезисы о взаимосвязи истории и современности, истории и философии. Они получили развитие в трудах Коллингвуда, утверждавшего существование априорной идеи истории, направляющей синтетич. усилия разума, адресующего непрестанно свои вопросы прошлому в свете совр. ситуации. Наряду с движением критики истор. разума, повергшим рационалистич. оптимизм классич. новоевроп. И., делу развенчания глобально-прогрессистских конструкций способствовали и концепции локальных цивилизаций Шпенглера, Тойнби, Сорокина. История предстает в них сотканной из отд. культур, отмеченных неповторимым своеобразием, рождающихся, расцветающих, стареющих и безвозвратно покидающих ее сцену. Шпенглер полагал, что единое человечество — иллюзия, а каждая из культур герметична по отношению к другим. В работах Тойнби и Сорокина присутствует идея диалога культур, преемственности традиции, позволяющая говорить о целостности истории и нелинейном варианте прогрессивного развития. Против любых классич. и неклассич. разновидностей И. выступил К. Поппер, обвинивший их в культивировании мыслительной модели, прокладывающей дорогу тоталитарному утопизму. Однако даже в границах англо-амер. аналитич. философии истории сегодня звучит призыв к созданию целостной картины развития человечества на критико-гносеологич. основе (В. Б. Галли, А.К. Данто, X. Фэйн и др.). Структуралистская полемика Леви-Стросса с программой И. выявила многие ее слабости. В противовес тотализирующим картинам культурно-истор. развития Фуко предложил проект “общей истории”, раскрывающей основные дискурсивные формации, определявшие деяния людей в прошлом и функционирующие в настоящем. В грамматологии Деррида истор. традиция предстает объектом критич. деконструкции (см. Деконструкция), вскрывающей корни совр. явлений. Подобная генеалогич. установка, противоположная классич. И., роднит постструктуралистские штудии Фуко и Деррида. Наиболее созвучна культурной ситуации конца 20 в. герменевтич. трактовка И. Хайдеггер полагал, что история производна от бытия человека во времени, а Понимание, дающее видение ее событий, — неотъемлемая характеристика экзистенциальной активности. Темы связи истории и традиции, круговой структуры понимания и его языковой обусловленности стали основными у Гадамера, исходящего из основоположений экзистенциальной герменевтики Хайдеггера. Интересны варианты герменевтич. И., представленные в синтезе марксизма и экзистенциализма Сартра и в неомарксистской теории коммуникативного действия Хабермаса. Перспективный вариант соединения герменевтики с аналитич. теориями истор. дискурса предлагает сегодня Рикер. Герменевтич. И. устойчиво доминирует в зап. философии наших дней, составляя методол. базу многочисл. светских и религ. теорий. Лит.: Кон И.С. Проблема истории в истории философии // Методологические и историографические вопросы исторической науки. Вып. 4. Томск, 1966; Лосев А.Ф. Античная философия истории. М., 1977; Григорьян Б.Т. Философия и философия истории // Философия и ценностные формы сознания. М., 1978; Коллингвуд Р.Дж. Идея истории: Автобиография. М., 1980; Барг М.А. Эпохи и идеи: становление историзма. М., 1987; Элиаде М. Космос и история. М., 1987; Губман Б.Л. Смысл истории. М., 1991; Поппер К. Нищета историцизма. М., 1993; Трельч Э. Историзм и его проблемы. М., 1994; Сгосе В. Teoria e storia della storiografia. Bari, 1927; Meinecke F. Die Entstehung des Historismus. Munch., 1946; Shinn R.L. Christianity and the Problem of History. N.Y., 1953; Sampson R.V. Progress in the Age of Reason. Camb., 1956; Bruning W. Geschichtsphilosophie dei-Gegenwart. Stuttg., 1961; Mann G. Die Gmndprobleme der Geschichtsphilosophie von Plato bis Hegel // Der Sinn der Geschichte. Munch., 1961; Aron R. Dimensions de la conscience historique. P., 1965; Lowith K. Nature, History and Existentialism and other essays in the Philosophy of History. Evanston, 111., 1966; Reill P.H. The German Enlightenment and the Rise of Historicism. Berk., 1975; Fornara Ch. The Nature of History in Ancient Greece and Rome. Berk., 1983. Б.Л. Губман. Культурология ХХ век. Энциклопедия. М.1996

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

Найдено схем по теме ИСТОРИЗМ — 0

Найдено научныех статей по теме ИСТОРИЗМ — 0

Найдено книг по теме ИСТОРИЗМ — 0

Найдено презентаций по теме ИСТОРИЗМ — 0

Найдено рефератов по теме ИСТОРИЗМ — 0