ИСТОРИЯ ТЕХНИКИИстория экономического анализа

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

Найдено 6 определений термина ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

наука о развитии философских знаний, становлении научно-философского мировоззрения. И. ф. как особая область исследования зарождается уже в древности. Соч. Платона и Аристотеля содержат критический анализ учений их предшественников, однако этот анализ подчинен изложению собственной системы взглядов. Первым специально историко-философским соч. является труд Диогена Лаэртского “О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов”, содержащий определенную концепцию историко-философского процесса, к-рый изображается как борьба между “догматизмом” (учениями, отстаивающими определенные положения как истинные) и скептицизмом. Аналогичный характер носит труд Секста Эмпирика “Пирроновы положения”, в к-ром противопоставляются друг другу воззрения античных философов и доказывается, что их решительное несогласие между собой свидетельствуем о принципиальной недостижимости истины. В последующие вв. вплоть до нового времени историко-философские труды остаются описательными характеристиками многообразных философских учений, что неизбежно способствовало скептической оценке притязаний философии. Лишь в эпоху разложения феодализма И. ф. начинает освобождаться от предвзятых теологических установок, формируются элементы научного подхода к анализу философских концепции, возникают попытки рассматривать философские теории, исторически выявлять их связи с др. областями духовной жизни об-ва. Складывается критический подход к источникам. Важен вклад в И. ф. философов-материалистов (Ф. Бэкон, Спиноза), а также тех мыслителей, к-рые приближались к идее исторической закономерности (Вико, Гердер и др.). Труды Гегеля по И. ф. знаменуют начало коренного перелома в этой области. По словам Маркса, Гегель впервые постиг И. ф. в целом (Т. 29. С. 447). Гегель выступил против абсолютного противопоставления философских учений друг другу и впервые показал историко-философский процесс как историческое развитие философских знаний. Однако его идеалистическая система изображала этот процесс как самопознание “абсолютной идеи”, божественной сущности всего существующего, к-рая в истории человечества (и именно в системе Гегеля) приходит к абсолютному знанию, высшей формой к-рого является философия. Ценные идеи в разработке научной И. ф. принадлежат рус. мыслителям 19 в. Основоположники марксизма, отмечая гениальные диалектические прозрения, содержащиеся в гегелевской концепции И. ф., вскрыли ее принципиальные теоретические пороки. В противовес идеалистической теории саморазвития философии они исследовали философское развитие как процесс, внутренние движущие силы к-рого в конечном счете обусловлены социально-экономическим процессом, борьбой между прогрессивными и реакционными классами и социальными группами, достижениями науки и развитием духовной культуры в целом. С этих позиций марксизм рассматривает переход от одной исторической формы материализма к др., более содержательной, прогрессивной, а также эволюцию идеалистического философствования. Идеализм исторически вырастает из религиозного мировоззрения и сохраняет с ним связь на протяжении всей своей истории. История материализма, напротив, связана с антиклерикальным движением, секуляризацией культуры, свободомыслием, развитием естествознания. Марксизм исходит из того, что недостаточно найти т. наз. “социальный эквивалент” к.-л. теоретическому построению; необходимо прежде всего определить, почему данный общественный строй, вся совокупность исторических условий породили именно эту, а не иную философскую систему. Иначе нельзя избежать упрощений и вульгарно-материалистического понимания взаимоотношения экономики и философии. Диалектико-материалистический подход к И. ф. позволяет представить ее как единый процесс, показать необходимые связи различных школ и направлений, прогресс в решении философских проблем. Поэтому повторяющиеся в истории попытки решения к.-л. вопросов (методология научного познания, отношение рационализма и эмпиризма, общего и отдельного, конкретного и абстрактного, природа человеческой деятельности и др.) перестают рассматриваться как развитие, обусловленное имманентно присущей философии целью, а выступают как своеобразные вехи на пути истории об-ва и познания, как моменты процесса формирования истины. И тогда, по словам Ленина, “каждый оттенок мысли” предстает как “круг на великом круге (спирали) развития человеческой мысли вообще” (Т. 29. С. 221). Поскольку И. ф.— это процесс развития философского познания мира, постольку в ней должны быть установлены прямые связи между историческим развитием человеческого познания и его внутренней структурой и логикой. Здесь наглядно выступает диалектический принцип единства исторического и логического: история объекта (философии) неразрывно связана с его развитой логической структурой; процесс становления науки только с т. зр. ее развитого состояния и может быть правильно понят. Именно это открывает путь к пониманию закономерностей развития философии, помогает понять действительное место и значение исторически возникающих концепций и идей. В то же время И. ф. нельзя отрывать от истории всей совокупности наук и общественно-исторической практики. Философия должна выступать как диалектическая обработка истории мысли, науки и техники. Изучение И. ф. имеет большое значение для развития совр. философской науки. Изучение И. ф. необходимо для развития совр. методов научного исследования и практического преобразования мира, для повышения философской культуры. “... Теоретическое мышление,— писал Энгельс,— является прирожденным свойством только в виде способности. Эта способность должна быть развита, усовершенствована, а для этого не существует до сих пор никакого иного средства, кроме изучения всей предшествующей философии” (Т. 20. С. 366). В трудах основоположников марксистской философии намечены принципиальные ориентиры для дальнейшей творческой работы в области И. ф. Однако идейная атмосфера, утвердившаяся в нашей стране по мере укрепления единовластия Сталина, явилась серьезным препятствием для развертывания историко-философских исследований с подлинных марксистских позиций. Широкое распространение в послеленинский период получили тенденции вульгаризации и опошления И. ф., сведения ее к борьбе материализма и идеализма, диалектики и метафизики, резкого противопоставления марксистской философии всем др. течениям и направлениям (как домарксистской, так и особенно совр. философской мысли). Перестройка философии в свете нового мышления ставит сложные задачи и перед историко-философскими исследованиями. Исходный пункт ее — понимание И. ф. как единого мирового процесса, в к-ром живут все великие системы прошлого и в к-ром диалектический материализм является одним из важнейших направлений философского поиска. Историко-философским исследованиям, осуществляемым с этих позиций, предстоит сыграть здесь инициативную и интегрирующую роль.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

наука о развитии филос. знаний, борьбе основных - материалистического и идеалистического - направлений в философии, становлении и развитии науч.-филос., диалектико-материалистич. мировоззрения.

И. ф. как особая область исследования зарождается в древности. Соч. Платона и Аристотеля содержат критич. анализ учений их предшественников, подчиненный изложению собств. философия. Соч. Диогена Лаэртия и Секста Эмпирика представляют собой попытки концептуального, с позиций скептицизма, осмысления истории антич. филос. учений. В эпоху средневековья, а также в 16-18 вв. историко-филос. исследования были частью комментариями к соч. выдающихся философов, частью полемич. произведениями, отражающими борьбу течений в философии. В дальнейшем появились систематич. учебные курсы И. ф., к-рые, как правило, носили описат., эклектич. характер, далекий от теоретич., концептуального осмысления историко-филос. процесса.

Поворотным пунктом в становлении историко-филос. науки были «Лекции по истории философии» Гегеля, к-рый, как указывал К. Маркс, «... впервые постиг историю философии в целом...» (М аркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 29, с. 447). Ф. Энгельс характеризует этот труд как «... одно из гениальнейших произведений» (там же, т. 38, с. 177). Гегель рассматривает историко-филос. процесс как закономерное поступат. развитие, отвергая господствовавшие представления, согласно к-рым И. ф.- нагромождение заблуждений, беспорядочная смена учений, лишенных внутренне необходимой связи. По Гегелю, каждая философия есть самосознание исторически конкретной эпохи; этим определяются ее содержание, значение и в этом же ее неизбежная ограниченность. Переход к новой эпохе означает возникновение новой философии, но предшествующие филос. учения не предаются забвению; их принципы, освобожденные от свойственной им историч. ограниченности, усваиваются последующими учениями. Поэтому отрицание предшествующей философии, если оно носит конкретный, диалектич. характер, есть развитие посредством преемственности, благодаря к-рой осуществляется обогащение филос. знаний. Философия, утверждал Гегель, есть «развивающаяся система, и такова также история философии...» (Соч., т. 9, Л., 1932, с. 33). Обоснование этого положения - выдающийся вклад Гегеля в теорию историко-филос. процесса. Однако философ не применил этого принципа к собств. системе, в к-рой он видел абс. завершение филос. развития. Это антиисторич. воззрение обусловлено идеализмом Гегеля, истолковывающим философию как самопостижение «абс. духа», сущность к-рого сводится к мышлению мышления. Мышление при этом толкуется не только (и не столько) как человеч. способность, сколько как изначальная субстанциальная природа всего существующего. Бурж. философы 2-й пол. 19 в. отвергли рациональное зерно гегелевской теории историко-филос. процесса. Дильтей. оказавший большое влияние на совр. концепции, утверждал, что историко-филос. процесс выражает субстанциальность и иррациональность человеч. жизни. Присущие ей импульсивность, чувственность, субъективность несовместимы с закономерным следованием событий; имеющим место в неживой природе. Философия, согласно этому воззрению, есть в основе своей индивидуальное мироощущение, а И. ф. может быть правильно понята лишь как анархия филос. систем, каждая из к-рых интеллектуально воспроизводит неизбежное для данной историч. эпохи чувство жизни, не подлежащее оценке как истинное или ложное: оно просто существует, как сама жизнь.

Классики марксизма подвергли критике идеалистич. учение Гегеля, но вычленили заключающееся в нем «рациональное зерно», в т. ч. и гениальную постановку ряда проблем И. ф. как науки. В противовес гегелевской идеалистич. теории они рассматривали филос. развитие как процесс, внутренние движущие силы к-рого в конечном счете обусловлены социально-экономич. прогрессом, науч. достижениями и развитием форм обществ. сознания в целом, борьбой между прогрессивными и реакц. классами и социальными группами. На всем протяжении И. ф.. отмечал Энгельс, «философов толкала вперед... не одна только сила чистого мышления, как они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и бурное развитие естествознания и промышленности» (Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 21, с. 285). С этих позиций Энгельс рассматривает переход от одной историч. формы материализма к другой, более содержательной, прогрессивной, а также эволюцию идеалистич. философствования. Переход от наивной стихийной диалектики антич. философов к метафизич. способу мышления, ставшему господствующим в новое время, также объясняется, как показывает Энгельс, социально-экономич. развитием и обусловленным им прогрессом науч. знания. Но столь же необходимым является и отрицание метафизики диалектич. способом мышления, соответствующим более высокому уровню социально-экономич. и науч. развития.

В противоположность Гегелю, сводившему И. ф. к развитию идеализма, марксистско-ленинская теория историко-филос. процесса, напротив, раскрывает развитие философии как борьбу различных учений, течений, направлений, в ходе к-рой происходит радикальная поляризация философии на главные - материалистическое и идеалистическое - направления, борьба между к-рыми образует движущую идейную силу филос. развития. Теоретич. основой поляризации филос. учений являются альтернативные решения осн. филос. вопроса - вопроса об отношении духовного к материальному, сознания к внеш. миру. Материализм и идеализм, разъясняет В. И. Ленин, являются гл. филос. партиями; борьба между ними есть развитие филос. знания, осуществление идеологич. функции философии, изменение ее места в обществ. развитии, ее отношения к наукам, с одной стороны, и к религии - с другой. Принцип партийности философии - необходимое выражение материалистич. понимания истории, теоретич. основа науч. И. ф., созданной марксизмом. Партийность философии - ее объективная социологпч. и гносеологич. определенность, правильное понимание к-рой кладет конец идеалистич. противопоставлению философствования как нефилос. исследованию, так и практич. деятельности.

Основополагающим принципом марксистской И. ф. является, далее, принцип историзма, предполагающий конкретно-историч. оценку каждого филос. учения в рамках исторически определ. обществ. формации, эпохи, с учетом специфич. условий развития философии в данной стране, на данном уровне экономич., политич., науч., идеологич. развития общества и т. д. Принцип историзма прямо противоположен характерной для совр. бурж. И. ф. модернизации, к-рая представляет собой субъективистскую, антиисторич. интерпретацию развития философии. Типичными примерами такой модернизации являются экзистенциалистская, позитивистская и неотомистская интерпретации историко-филос. процесса. Экзистенциализм изображает И. ф. преим. как историю экзистенциализма и его оппонентов. Для неотомистов гл. персонажами И. ф. являются Аристотель и Фома Аквинский. Все остальные философы характеризуются как отклонявшиеся от правильного пути. Неопозитивисты считают существенным в И. ф. гл. обр. развитие эмпиризма.

Возникновение диалектич. и историч. материализма- величайшая революция в филос. развитии, положившая начало истории марксистской философии. Философия марксизма принципиально отличается от предшествующих филос. учений как развивающаяся научно-филос. система, науч. мировоззрение, органически связанное с социальным прогрессом, передовой обществ. практикой, науч. достижениями. Важнейшим этапом в развитии созданного Марксом и Энгельсом научно-филос. мировоззрения являются труды Ленина, непосредств. продолжением к-рых выступают исследования философов-марксистов нашего времени.

Неотъемлемой составной частью марксистско-ленинской историко-филос. науки является критич. анализ совр. бурж. философии, в т. ч. новейших идеалистич. теорий историко-филос. процесса. Наиболее влиятельной среди этих течений является франц. школа «философии истории философии» (гл. представители - М. Геру, А. Гуйе, П. Рикер, Ф. Бруннер). Сторонники этого течения, именуемого «радикальным идеализмом», утверждают, что все филос. учения, поскольку они являются оригинальными системами, не подвластны историч. развитию и представляют собой независимые друг от друга вневременные духовные ценности. Подлинное содержание каждой филос. системы - неповторимая творч. индивидуальность философствующего, способ его самоутверждения. Понятия материализма, идеализма, рационализма и т. д. оказываются лишь искусств. рубриками, затушевывающими индивидуальность филос. учений, к-рая делает невозможной их классификацию. «Философия истории философии», констатируя существование множества филос. учений, обосновывает плюралистич. интерпретацию историко-филос. процесса, к-рая смыкается с концепциями социального и политич. плюрализма. В отличие от классиков бурж. философии и в противовес марксизму, теоретики этой школы пытаются доказать, что философия, как и иск-во (не говоря уже о религии), по природе своей не может и не должна быть наукой. Она изображается как сверхнауч. постижение действительности. Противопоставление философствования науке, давно уже ставшее историч. анахронизмом, доводится «философией истории философии» до крайностей анти-сциентизма.

Теоретич. основы марксистского критич. анализа совр. идеалистич. учений, в т. ч. и идеалистич. теорий историко-филос. процесса, были заложены Лениным, к-рый в «Материализме и эмпириокритицизме» не только дал всесторонний анализ позитивизма и др. учений, но и разработал принципы диалектико-материалистич. критики бурж. философии эпохи империализма. Совр. марксистский анализ неопозитивизма, неотомизма, экзистенциализма и др. идеалистич. течений является применением и развитием положений, разработанных Лениным. Эти исследования раскрывают кризис бурж. философии как закономерное выражение общего кризиса капиталистич. системы. Таким образом, И. ф., созданная марксизмомленинизмом, не только обосновывает методологич. принципы исследования историко-филос, процесса, но и раскрывает его закономерности, историч. необходимость победы диалектико-материалистич. мировоззрения над идеалистич. философствованием.

Изучение, исследование историко-филос. процесса является, как указывал Энгельс, школой теоретич. мышления, поскольку для развития последнего «... не существует до сих пор никакого иного средства, кроме изучения всей предшествующей философии» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 366). Ленин, намечая грандиозную программу гносеологич. исследований на основе обобщения истории наук, техники, языка и т. д., на первое место ставит задачу критич. подытожения И. ф., подчеркивая тем самым ее важнейшее авристич. значение (см. ПСС, т. 29, с. 314). Выдающееся значение И. ф. как науки очевидно также и из того, что классики марксизма создавали и разрабатывали свое филос. учение прежде всего в историко-филос. исследованиях.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

философская дисциплина, предметом которой является процесс возникновения и развития философского знания. И.Ф. представляет собой теоретическую реконструкцию, интерпретацию и критическое осмысление этого знания, выявление внутренней связи и взаимообусловленности его составляющих, представленных различными философскими течениями, школами и направлениями, а также выявление их социокультурной обусловленности. Будучи специфическим способом философского исследования, имеющим дело с проблемами, не входящими непосредственно в корпус идей философии как таковой, И.Ф. и соответствующие исследования впервые возникают еще в античности, представляя собой критический анализ идей предшествующих философов, органически вплетенный в контекст изложений собственных взглядов и идей. Первыми, наиболее глубокими описаниями в русле И.Ф. следует считать произведения Аристотеля, оставившего нам широкую панораму взглядов своих соотечественников. Вслед за ним интересные попытки осмысления философских учений античности представляют собой работы таких мыслителей-скептиков, как Диоген Лаэртий и Секст Эмпирик. Будучи замечательными памятниками литературы тех лет, сочинения этих авторов не являются в то же самое время хронологически последовательным, а тем более систематическим изложением И.Ф. Так, книга Диогена Лаэртия "О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов" оказывается перегруженной множеством не относящихся к делу биографий, античными анекдотами и многочисленными отклонениями от основной темы. Однако несмотря на все это, она погружает читателя в реалии античной жизни и быта, знакомит с разнообразными и яркими личностями, четко передавая саму атмосферу и дух тогдашнего стиля философствования. В эпоху средневековья исследования в области И.Ф. становятся частью комментаторской и интерпретационной работы с текстом, в процессе которой реконструировались основные идеи философов-предшественников, гл. обр. Отцов Церкви, а позднее - трудов Платона, Аристотеля и др., в полемике с которыми выдвигались норой и достаточно оригинальные положения. В строгом смысле слова собственно историко-философские сочинения появляются значительно позже с целью реализовать потребность в соответствующей литературе для тех систематических учебных курсов, которые постепенно начинают читать в большинстве западноевропейских университетов. Однако и они отличались излишней описательностью и не представляли собой, строго говоря, систематически-целостного, концептуального рассмотрения историко-философского процесса. Принято полагать, что существеннейшей точкой роста историко-философского знания стало появление гегелевских "Лекций по истории философии", ознаменовавших становление И.Ф. как конституированной теоретической дисциплины. Для понимания гегелевской И.Ф. важное значение имеет его программа построения всей системы философии. Согласно Гегелю, вне такой системы невозможно вообще подлинное постижение исторического движения философии к "форме науки", поступательное ее движение к той цели, когда она могла бы стать не любовью к знанию, а "действительным знанием". Вне такого рода системы, в которой И.Ф. становится логически завершающей ее частью, философская мысль, согласно Гегелю, предстает лишь как внешняя история мнений, галерея нелепиц и заблуждений. Именно т.обр. она и постигалась до сих пор, т.е. историографически. Гегель считал, что И.Ф. - есть дело самой философии; только путем изучения ее истории можно "быть введенным в самое эту науку". И.Ф. - это история восхождения мысли к самой себе и тем самым нахождение самой себя, а поскольку философия есть движение духа к самосознанию, его саморазвитие к абсолютному знанию, постольку философия и И.Ф. для Гегеля оказываются тождественными. Именно поэтому И.Ф. и становится возможной только как теория, которая не включает в свое содержание и состав личность, индивидуальные черты того или иного мыслителя. К числу главных идей концепции Гегеля

можно отнести следующие: 1) историко-философский процесс он рассматривает как закономерное, поступательное развитие, в котором все философские системы оказываются необходимым внутренним образом связаны между собой, т.к. каждая из них являет собой изображение особенной ступени в процессе развития абсолютного духа, последовательно осуществляющего себя в его движении к абсолютной истине; 2) каждую философскую систему Гегель рассматривает как самосознание исторически конкретной эпохи; существует, т.обр., непосредственная связь между философией и историческими условиями, государством, культурой, искусством и т.д. Именно они и определяют ее основное содержание и значение; но исторические условия меняются - значит меняется и философия, к которой, следовательно, надо подходить исторически; 3) философские системы прошлого, однако, не опровергаются и не предаются забвению; их принципы, освобожденные от свойственной им исторической ограниченности, усваиваются последующими учениями, сохраняя рациональные моменты предшествующих учений, более глубоко и обстоятельно раскрывая абсолютное. Развитие, т.обр., осуществляется на основе преемственности. Считая философию (и И.Ф.) постоянно развивающейся системой, Гегель обращает вектор этого развития исключительно в прошлое, не распространяя принцип развития на свою собственную систему взглядов, рассматриваемую им в качестве заключительного звена мировой цепи, вобравшей в себя все моменты философской истины, ранее выступавшие обособленно и даже находясь в противоречии друг к другу. И.Ф. в собственном смысле слова Гегель начинает лишь с Запада, где, по его словам, впервые "взошла свобода самосознания", исключая таким образом мысль Востока из этого процесса развития. Но и в самой западной его ветви акцентируются главным образом две ее "эпохи" - греческая и германская. Судьба послегегелевской философии определялась по преимуществу тем, что гегельянство постепенно сдавало одну за другой свои позиции. Однако в области историко-философских исследований идеи Гегеля оказались наиболее притягательными и потому более долговечными. Обозначенные им перспективы по превращению этой науки в единую, цельную и строгую систему знаний, позволили сохранить доминирующее положение его концепции вплоть до начала 20 в. С середины 19 в. и вплоть до начала последующего столетия гегелевская идея о необходимости и разумности преемственой смены философских систем, а также его мысль о прогрессивном развитии философской мысли, постигающей истину в своей собственной истории, сыграли большую роль в реальном становлении И.Ф.; более того,

они способствовали широкому распространению в академических кругах интереса к историко-философским исследованиям. Труды Фейербаха, Э. Эрдмана, Э. Целлера, Фишера, Ф. Ланге, Виндельбанда и др. являют собой пример чрезвычайно интенсивной работы в данной отрасли философского знания. Многие мыслители того времени были убеждены в том, что этот исторический интерес должен быть объяснен, не в последнюю очередь, и той ситуацией, которая сложилась в развитии философии последней трети 19 ст. Так, по словам Виндельбанда, это была тупиковая ситуация, в которой от философии остались только ее история и историческая ценность. Господство позитивизма, вульгарного материализма, психологизма и т.п. выдвинуло на первый план лишь "историческое изучение человеческого духа". К последней трети 19 в. И.Ф. постепенно превращается в специальный, самостоятельный раздел философии, претендующий на роль особого теоретического введения в разработку философских проблем. Все что требовало критического переосмысления множества новых исторических и другого рода фактов и факторов, оказывающих влияние на формирование философских учений; отказа от исключительно спекулятивного конструирования И.Ф.; произвольною истолкования тех или иных философских течений с целью достижения целостности умозрительной концепции. Не отвергая в целом ряд основополагающих гегелевских принципов, его ученики - Эрдман, Целлер и Фишер - концентрируют свои усилия на освоении новой фактологии, пытаясь максимально строго в композиционном отношении расположить этот богатый материал, не забывая при этом отчетливо выявлять и общие тенденции развития философии. Наиболее интересных результатов на этом пути добились Целлер и Фишер, опубликовавшие фундаментальные труды по истории как древней, так и новой философии, на которых воспитывалось несколько поколений европейских философов. В конце 19 - начале 20 в. выходит в свет ряд фундаментальных работ Виндельбанда, двухтомная "История философии" которого явилась оригинальным освещением процесса развития философской мысли от Декарта до Гербарта. Уделив наибольшее внимание становлению философской мысли в эпоху Нового времени, Виндельбанд показал глубокую связь этого процесса с духовно-культурным развитием общества; выявил взаимоотношения и взаимовлияния между самыми различными областями человеческой культуры. Т.обр. философия перестала казаться умозрительной, спекулятивной и оторванной от жизни, демонстрируя свою тесную связь с наукой и искусством, религией и политикой и др. сферами общественной жизни. Помимо "Истории древней философии" им был подготовлен еще и общий курс истории философии, охватывающий все ее эпохи и периоды, озаглавленный "Учебник истории философии" (1912). В этой работе он резко изменил свой обычный метод исторического изложения философского процесса, отказавшись от преимущественно хронологического описания и использования обилия биографических данных, акцентировав культурологический подход к рассмотрению И.Ф. Последняя предстала здесь в качестве единого, целостного процесса, обусловленного сверхэмпирическими, общезначащими ценностями, процесса, в ходе которого европейское человечество запечатлело в научных понятиях "свое миросозерцание и миропонимание". Будучи глубоко концептуальным изложением историко-философского процесса, представленного глав. обр. с точки зрения его основных проблем и понятий, теоретическая модель Виндельбанда не игнорировала и фактической стороны дела, аккумулируя множество реальных исторических данных, органически укладывающихся в общую канву философского развития. Традиции рационалистических идеалистических концепций И.Ф. в первой трети 20 в. были продолжены Н. Гартманом, попытавшимся спасти целостное видение философии путем устранения наиболее одиозных "приемов панлогизирования, приводящих к мистификации реальных процессов". В итоге он осуществил своеобразный синтез гегельянства с кантианством и неокантианством в русле идей разработанной им "критической онтологии", представив И.Ф. как прогрессирующий ряд человеческих решений системы вечных философских проблем. При этом единство историко-философского процесса виделось ему в общности проблем для философии как таковой. Наряду с образцами академического историко-философского анализа в философии 20 ст. можно встретить и варианты весьма нетрадиционных истолкований мысли прошлого, отличающихся к тому же достаточно радикальными обобщениями. Речь идет об отказе от простого выявления интенций того или иного мыслителя и подчинении историко-философской работы проблемной интерпретации. В западной же И.Ф. принципиально новый поворот исследованиям был задан в конце 19 - начале 20 вв. Большое влияние на этот принципиально новый тип отношения к традиции прошлого оказал еще в конце 19 в. Дильтей, утверждавший, что И.Ф. следует вообще понимать как своего рода анархию философских систем, в основе которых лежит исключительно индивидуальное мироощущение, воспроизводящее неизбежное для любой исторической эпохи чувство жизни - иррациональное, импульсивное, глубоко субъективное и потому в принципе несовместимое с какой-либо логикой или закономерностью. У Дильтея, в неокантианстве, в феноменологии Гуссерля и др. возникает историко-философский анализ новой формы, когда все оценки предшествующей философской традиции оказываются определены предпосылками, принятыми "новейшей" философской мыслью. В этом же направлении формируется и модель И.Ф. Хайдеггера, призывающего "продуманно прислушаться к традиции, не замыкаясь в прошлом, а думая о современности". Исследования по И.Ф. Хайдеггера оказываются органически подчинены его главной философской задаче - прояснению вопроса о Бытии, которое, как он считал, было предано забвению всей предшествующей метафизической традицией Запада, отодвинувшей его в своих истолкованиях сущего на второй план, поэтому любое обращение мыслителя к этой традиции ставит своей целью отнюдь не попытку ее ретрансляции или реконструкции, а поиск доступа к самому Бытию, того, что скрывает за собой эта традиция. Стремясь преодолеть сложившийся веками в Западной Европе метафизический способ мышления, выявить единую логику Бытия, постоянно выступавшего в образе сущего, Хайдеггер ставит на первый план всех своих исследований экспликацию онтологической проблематики. Таким образом вся его историко-философская работа может быть понята исключительно при условии соотнесения ее с общими целями и задачами его философствования. Вслед за Хайдеггером новейшая западная философия демонстрирует программную вольность и свободу в обращении с историко-философским материалом, стремление дистанцироваться в своем интеллектуальном развитии от самих основ классического философствования. Единственное, что связывает новейших философов с традицией - это то, что мыслители прошлого становятся темой их собственных интеллектуальных изысков (Деррида, Делез и др., например, создают ряд вымышленных имен с целью показать отсутствие в И.Ф. вечных или "сквозных" тем и, более того, фиксированного мета-словаря, которые обеспечивали бы единое логическое пространство для философского дискурса). Господствующей здесь становится идея, согласно которой все философские учения являются исключительно оригинальными системами, неподвластными какому бы то ни было историческому развитию и потому представляющими собой независимые друг от друга вневременные духовные ценности. Отсюда аутентичное содержание каждого учения являет собой неповторимую творческую индивидуальность его автора, своего рода способ его самоутверждения. Тем самым обосновывается плюрализм в интерпретации историко-философского процесса и устраняется то возможное общефилософское пространство, в котором могли бы быть соотносимы позиции различных мыс-

лителей, ставится под сомнение как наличие вечных вопросов в И.Ф., так и сама возможность осмысленного диалога между философами.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История Философии: Энциклопедия

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

философская дисциплина, предметом которой является процесс возникновения и развития философского знания. И.Ф. представляет собой теоретическую реконструкцию, интерпретацию и критическое осмысление этого знания, выявление внутренней связи и взаимообусловленности его составляющих, представленных различными философскими течениями, школами и направлениями, а также выявление их социокультурной обусловленности. Будучи специфическим способом философского исследования, имеющим дело с проблемами, невходящими непосредственно в корпус идей философии как таковой, И.Ф. и соответствующие исследования впервые возникают еще в античности, представляя собой критический анализ идей предшествующих философов, органически вплетенный в контекст изложений собственных взглядов и идей. Первыми, наиболее глубокими описаниями в русле И.Ф. следует считать произведения Аристотеля, оставившего нам широкую панораму взглядов своих соотечественников. Вслед за ним интересные попытки осмысления философских учений античности представляют собой работы таких мыслителей-скептиков, как Диоген Лаэртский и Секст-Эмпирик. Будучи замечательными памятниками литературы тех лет, сочинения этих авторов не являются в то же самое время хронологически последовательным, а тем более систематическим изложением И.Ф. Так, книга Диогена Лаэртского "О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов" оказывается перегруженной множеством не относящихся к делу биографий, античными анекдотами и многочисленными отклонениями от основной темы. Однако, несмотря на все это, она погружает читателя в реалии античной жизни и быта, знакомит с разнообразными и яркими личностями, четко передавая саму атмосферу и дух тогдашнего стиля философствования. В эпоху средневековья исследования в области И.Ф. становятся частью комментаторской и интерпретационной работы с текстом, в процессе которой реконструировались основные идеи философов-предшественников, гл. обр. Отцов Церкви, а позднее - трудов Платона, Аристотеля и др., в полемике с которыми выдвигались порой и достаточно оригинальные положения. В строгом смысле слова собственно историко-философские сочинения появляются значительно позже с целью реализовать потребность в соответствующей литературе для тех систематических учебных курсов, которые постепенно начинают читать в большинстве западноевропейских университетов. Однако и они отличались излишней описательностью и не представляли собой, строго говоря, систематически-целостного, концептуального рассмотрения историко-философского процесса. Принято полагать, что существеннейшей точкой роста историко-философского знания стало появление гегелевских "Лекций по истории философии", ознаменовавших становление И.Ф. как конституированной теоретической дисциплины. Для понимания гегелевской И.Ф. важное значение имеет его программа построения всей системы философии. Согласно Гегелю, вне такой системы невозможно вообще подлинное постижение исторического движения философии к "форме науки", поступательное ее движение к той цели, когда она могла бы стать не любовью к знанию, а "действительным знанием". Вне такого рода системы, в которой И.Ф. становится логически завершающей ее частью, философская мысль, согласно Гегелю, предстает лишь как внешняя история мнений, галерея нелепиц и заблуждений. Именно т.обр. она и постигалась до сих пор, т.е. историографически. Гегель считал, что И.Ф. - есть дело самой философии; только путем изучения ее истории можно "быть введенным в самое эту науку". И.Ф. - это история восхождения мысли к самой себе и тем самым нахождение самой себя, а поскольку философия есть движение духа к самосознанию, его саморазвитие к абсолютному знанию, постольку философия и И.Ф. для Гегеля оказываются тождественными. Именно поэтому И.Ф. и становится возможной только как теория, которая не включает в свое содержание и состав личность, индивидуальные черты того или иного мыслителя. К числу главных идей концепции Гегеля можно отнести следующие: 1) историко-философский процесс он рассматривает как закономерное, поступательное развитие, в котором все философские системы оказываются необходимым внутренним образом связаны между собой, т.к. каждая из них являет собой изображение особенной ступени в процессе развития абсолютного духа, последовательно осуществляющего себя в его движении к абсолютной истине; 2) каждую философскую систему Гегель рассматривает как самосознание исторически конкретной эпохи; существует, т.обр., непосредственная связь между философией и историческими условиями, государством, культурой, искусством и т.д. Именно они и определяют ее основное содержание и значение; но исторические условия меняются - значит меняется и философия, к которой, следовательно, надо подходить исторически; 3) философские системы прошлого, однако, не опровергаются и не предаются забвению; их принципы, освобожденные от свойственной им исторической ограниченности, усваиваются последующими учениями, сохраняя рациональные моменты предшествующих учений, более глубоко и обстоятельно раскрывая абсолютное. Развитие, т.обр., осуществляется на основе преемственности. Считая философию (и И.Ф.) постоянно развивающейся системой, Гегель обращает вектор этого развития исключительно в прошлое, не распространяя принцип развития на свою собственную систему взглядов, рассматриваемую им в качестве заключительного звена мировой цепи, вобравшей в себя все моменты философской истины, ранее выступавшие обособленно и даже находясь в противоречии друг к другу. И.Ф. в собственном смысле слова Гегель начинает лишь с Запада, где, по его словам, впервые "взошла свобода самосознания", исключая т.обр. мысль Востока из этого процесса развития. Но и в самой западной его ветви акцентируются глав. обр. две ее "эпохи" - греческая и германская. Судьба послегегелевской философии определялась по преимуществу тем, что гегельянство постепенно сдавало одну за другой свои позиции. Однако в области историко-философских исследований идеи Гегеля оказались наиболее притягательными и потому более долговечными. Обозначенные им перспективы по превращению этой науки в единую, цельную и строгую систему знаний, позволили сохранить доминирующее положение его концепции вплоть до начала 20 в. С середины 19 в. и вплоть до начала последующего столетия гегелевская идея о необходимости и разумности преемственой смены философских систем, а также его мысль о прогрессивном развитии философской мысли, постигающей истину в своей собственной истории, сыграли большую роль в реальном становлении И.Ф.; более того, они способствовали широкому распространению в академических кругах интереса к историко-философским исследованиям. Труды Фейербаха, Э. Эрдмана, Э. Целлера, Фишера, Ф. Ланге, Виндельбанда и др. являют собой пример чрезвычайно интенсивной работы в данной отрасли философского знания. Многие мыслители того времени были убеждены в том, что этот исторический интерес должен быть объяснен не в последнюю очередь и той ситуацией, которая сложилась в развитии философии последней трети 19 ст. Так, по словам Виндельбанда, это была тупиковая ситуация, в которой от философии остались только ее история и историческая ценность. Господство позитивизма, вульгарного материализма, психологизма и т.п. ослабило авторитет философии в ее попытках обоснования научного знания и поиска общезначимой истины, выдвинув на первый план лишь "историческое изучение человеческого духа". К последней трети 19 в. И.Ф. постепенно превращается в специальный, самостоятельный раздел философии, претендующий на роль особого теоретического введения в разработку философских проблем. Все это требовало критического переосмысления множества новых исторических и другого рода фактов и факторов, оказывающих влияние на формирование философских учений; отказа от исключительно спекулятивного конструирования И.Ф.; произвольного истолкования тех или иных философских течений с целью достижения целостности умозрительной концепции. Не отвергая в целом ряд основополагающих гегелевских принципов, его ученики - Эрдман, Целлер и Фишер - концентрируют свои усилия на освоении новой фактологии, пытаясь максимально строго в композиционном отношении расположить этот богатый материал, не забывая при этом отчетливо выявлять и общие тенденции развития философии. Наиболее интересных результатов на этом пути добились Целлер и Фишер, опубликовавшие фундаментальные труды по истории как древней, так и новой философии, на которых воспитывалось несколько поколений европейских философов. В конце 19 - начале 20 вв. выходит в свет ряд фундаментальных работ Виндельбанда, двухтомная "История философии" которого явилась оригинальным освещением процесса развития философской мысли от Декарта до Гербарта. Уделив наибольшее внимание становлению философской мысли в эпоху Нового времени, Вин-дельбанд показал глубокую связь этого процесса с духовно-культурным развитием общества; выявил взаимоотношения и взаимовлияния между самыми различными областями человеческой культуры. Т.о. философия перестала казаться умозрительной, спекулятивной и оторванной от жизни, демонстрируя свою тесную связь с наукой и искусством, религией и политикой и др. сферами общественной жизни. Помимо "Истории древней философии" им был подготовлен еще и общий курс истории философии, охватывающий все ее эпохи и периоды, озаглавленный "Учебник истории философии" (1912). В этой работе он резко изменил свой обычный метод исторического изложения философского процесса, отказавшись от преимущественно хронологического описания и использования обилия биографических данных, акцентировав культурологический подход к рассмотрению И.Ф. Последняя предстала здесь в качестве единого, целостного процесса, обусловленного сверхэмпирическими, общезначащими ценностями; процесса, в ходе которого европейское человечество запечатлело в научных понятиях "свое миросозерцание и миропонимание". Будучи глубоко концептуальным изложением историко-философского процесса, представленного глав, обр. с точки зрения его основных проблем и понятий, теоретическая модель Виндельбанда не игнорировала и фактической стороны дела, аккумулируя множество реальных исторических данных, органически укладывающихся в общую канву философского развития. Традиции рационалистических идеалистических концепций И.Ф. в 1-ой трети 20 в. были продолжены Н. Гартманом, попытавшимся спасти целостное видение философии путем устранения наиболее одиозных "приемов панлогизирования, приводящих к мистификации реальных процессов." В итоге он осуществил своеобразный синтез гегельянства с кантианством и неокантианством в русле идей разработанной им "критической онтологии", представив И.Ф. как прогрессирующий ряд человеческих решений системы вечных философских проблем. При этом единство историко-философского процесса виделось ему в общности проблем для философии как таковой. Наряду с образцами академического историко-философского анализа в философии 20 ст. можно встретить и варианты весьма нетрадиционных истолкований мысли прошлого, отличающихся к тому же достаточно радикальными обобщениями. Речь идет об отказе от простого выявления интенций того или иного мыслителя и подчинении историко-философской работы проблемной интерпретации. В западной же И.Ф. принципиально новый поворот исследованиям был задан в конце 19 - начале 20 вв. Большое влияние на этот принципиально новый тип отношения к традиции прошлого оказал еще в конце 19 в. Дильтей, утверждавший, что И.Ф. следует вообще понимать как своего рода анархию философских систем, в основе которых лежит исключительно индивидуальное мироощущение, воспроизводящее неизбежное для любой исторической эпохи чувство жизни - иррациональное, импульсивное, глубоко субъективное и потому в принципе несовместимое с какой-либо логикой или закономерностью. У Дильтея, в неокантианстве, в феноменологии Гуссерля и др. возникает историко-философский анализ новой формы, когда все оценки предшествующей философской традиции оказываются определены предпосылками, принятыми "новейшей" философской мыслью. В этом же направлении формируется и модель И.Ф. Хайдеггера, призывающего "продуманно прислушаться к традиции, не замыкаясь в прошлом, а думая о современности". Исследования по И.Ф. Хайдеггера оказываются органически подчинены его главной философской задаче - прояснению вопроса о Бытии, которое, как он считал, было предано забвению всей предшествующей метафизической традицией Запада, отодвинувшей его в своих истолкованиях сущего на второй план, поэтому любое обращение мыслителя к этой традиции ставит своей целью отнюдь не попытку ее ретрансляции или реконструкции, а поиск доступа к самому Бытию, того, что скрывает за собой эта традиция. Стремясь преодолеть сложившийся веками в Западной Европе метафизический способ мышления, выявить единую логику Бытия, постоянно выступавшего в образе сущего, Хайдеггер ставит на первый план всех своих исследований экспликацию онтологической проблематики. Т.о. вся его историко-философская работа может быть понята исключительно при условии соотнесения ее с общими целями и задачами его философствования. Вслед за Хайдеггером новейшая западная философия демонстрирует программную вольность и свободу в обращении с историко-философским материалом, стремление дистанцироваться в своем интеллектуальном развитии от самих основ классического философствования. Единственное, что связывает новейших философов с традицией - это то, что мыслители прошлого становятся темой их собственных интеллектуальных изысков (Деррида, Делез и др., например, создают ряд вымышленных имен с целью показать отсутствие в И.Ф. вечных или "сквозных" тем и, более того, фиксированного мета-словаря, которые обеспечивали бы единое логическое пространство для философского дискурса). Господствующей здесь становится идея, согласно которой все философские учения являются исключительно оригинальными системами, неподвластными какому бы то ни было историческому развитию и потому представляющими собой независимые друг от друга вневременные духовные ценности. Отсюда аутентичное содержание каждого учения являет собой неповторимую творческую индивидуальность его автора, своего рода способ его самоутверждения. Тем самым обосновывается плюрализм в интерпретации историко-философского процесса и устраняется то возможное общефилософское пространство, в котором могли бы быть соотносимы позиции различных мыслителей, ставится под сомнение как наличие "вечных" вопросов в И.Ф., так и сама возможность осмысленного диалога между философами.

Т.Г. Румянцева

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

1) процесс развития философии с ее зарождения в древних Китае, Индии, Греции и до сегодняшнего дня; 2) возникшая еще в древности часть философского знания, со временем превратившаяся в особую философскую дисциплину, предметом которой является реконструкция, описание, теоретическое осмысление как данного процесса в целом, так и отдельных его этапов и формообразований.

ИСТОРИЯ ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ. Некоторые авторы считают, что история философии как особый раздел зародилась вместе с самой философией и воплотилась уже в первых размышлениях древних мыслителей о своих предшественниках. Однако до Платона и Аристотеля «историке-философе кие» экскурсы не были ни обширными, ни сколько-нибудь упорядоченными. Появившиеся в диалогах Платона размышления о философах прошлого тоже играли еще вспомогательную роль. Да и у Аристотеля, которого считают одним из первых историков философии, экскурсы в историю мысли (в кн. 1,3—10 главах и в кн. III, 4—5 главах «Метафизики»), при всей их беспрецедентной для древности систематизированности, вряд ли были самостоятельной историей философии. Ее начало условно можно отнести ко времени появления специальных историко-философских сочинений, первым из которых считается работа Диогена Лаэртия (1-я пол. 3 в.) «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» в 10 книгах, содержащая множество полезных эмпирических данных об античной философии, но лишенная теоретических, концептуальных рефлексий; это характерно и для других доксографов древней философии — Секста Эмпирика, Цицерона, Тертуллиана, Стобея и др.

В средневековой философии также еще не сложилась история философии как самостоятельная дисциплина. Интерес к историческому мыслительному материалу был обусловлен почтением средневековых авторов к «авторитетам», т. е. наиболее крупным мыслителям-теологам, в т. ч. и к философам. Проблеме аутентичности текстов уделялось мало внимания (так, долгое время оперировали сводом сочинений, приписываемых Аристотелю, не вникая в вопрос об их подлинности); сохранялась значительная свобода в интерпретации и критике текстов предшественников, определяемая содержательнопроблемной стороной дела; при обращении к историческому материалу средневековые мыслители — за исключением, возможно, Фомы Аквинского — не проявляли склонности к его систематизации; собственно история философии почти не отделялась от истории теологии. В «эпоху переводов» (12—13 вв.) вводятся в оборот многие тексты античной и ранней средневековой мысли (знакомство с историко-философскими разделами сочинений Аристотеля ощущается в исторических экскурсах многих средневековых авторов).

Расцвет историко-философского знания приходится на Новое время. При этом в отношении к истории философии в 17 в. можно различить три основных подхода: 1) для Декарта не имеет самостоятельного значения; ссылки на сочинения других авторов немногочисленны; позиции предшественников излагаются в предельно обобщенном виде. Таково же положение истории философии в основных сочинениях Канта; 2) главное сочинение Лейбница «Новые опыты...» строится как своего рода антитеза к тезисам «Опыта о человеческом разумении» Локка; 3) собственно историко-философскне сочинения становятся все более основательными, и количество их постоянно растет; наиболее заметные среди них в 17 в.: Г. Фосс, «О философии и школах философов» (1658); Т. Стэнли, «История философии» в 3 т. (1655—61); Г. Хорн, «История философии» (1655). Эти произведения имеют ярко выраженный теологический характер: развитие философских учений до возникновения христианства как бы подчинено движению к христианству, а после его возникновения — служению христианскому вероучению. И хотя такова же основная идея ряда историко-философских сочинений 18 в., в них присутствуют и новые моменты, акцентирующие «светские» культурно-мировоззренческие идеи и учения; история философии начинает увязываться с историей человеческого сознания и познания. Наиболее известные работы

18 в.: Я. Бруккер «Критическая история философии от сотворения мира до наших дней» в 5 т. (1742—44); Деланд, «Критическая история философии» в 3 т. (1737); И. А. Эберхард, «Всеобщая история философии для использования в академических лекциях» (1788). Оформившиеся на рубеже 18 и

19 вв. и развившиеся в начале XIX в. историко-философские учения воплотились в следующих работах: Буле, «Учебник по история философии и ее критической литературе» в 8 т. (1796— 1804); Д. Тидеманн, «Дух спекулятивной философии» (1791), В. Теннеман, «История философии» в 11 т. (1798—1819); ACT, «Очерк истории философии» (1807); Т. Рикснер, «Руководство по истории философии» в Зт. (1822— 1823); X. Риттер, «История ионийской философии» (1821); В. Шеллинг, лекции «К истории новой философии» (1827). В эти историко-философские сочинения, написанные современниками Гегеля, начинает вторгаться дух историзма, проникает идея развития; оформляется требование тщательно исследовать источники и прослеживать зависимость каждого философского учения от предшествующих и современных ему идей. Теннеман и Тидеманн (на которых ссылается Гегель) подчеркивали роль логических принципов для оценки истории философии ACT и Рикснер считали, что в каждой философской системе имеется зерно вечной истины.

Самым значительным явлением в ряду этих поисков стала история философии Гегеля, наиболее глубоко разрабатанная им в Берлинский период. История философии органично включена в процесс развития абсолютного духа и его проявления в истории в качестве «мирового духа». Историко-философский процесс предстает у Гегеля как порождение определенного духа времени (Zeitgeist), как выражение духа своей эпохи, «духа народа» (Volksgeist), как завершение определенной эпохи (образ совы Минервы, вылетающей в сумерки); как интегральная часть культуры наряду с искусством и религией. В силу единства логического и исторического порядок следования систем философии в ее истории у Гегеля тот же, что и логическое следование понятийных определений идеи; более поздние учения, особенно широко дифференцированные и систематизированные, предстают как диалектическое «снятие» предыдущих. История философии у Гегеля — это и восхождение по ступеням научности, и подобно тому, как «спекулятивная логика в диалектическом смысле указывает на идеальные конституепты этой науки вплоть до самопознания идеи, так и история философии обнаруживает — и тоже диалектически — становление этой науки во времени» (DiisingK. Hegel und die Geschichte der Philosophie. Darmstadt, 1983, S. 28). История философии Гегеля оказала глубокое стимулирующее воздействие на все последующее развитие философской мысли.

Философы гегелевской школы создали ряд ценных историко-философских трудов: Э. Целлер написал «Философию греков» (1844—52); К. Прантль— «Историю логики» (т. 1—2, 1858—70); К. Фишер создал фундаментальный труд «История новой философии» (т. 1—8,1854—77); Л. Фейербах, придерживавшийся гегельянских взглядов при написании «Истории новой философии от Бэкона до Спинозы», затем подверг критике всевластие панлогизма в гегелевской философии, в т. ч. и его истории философии.

Во 2-й пол. 19 и в 20 в. история философии становится все более конкретным и систематизированным знанием. Усиливается внимание к первоисточникам, создается специализированная текстология и герменевтика текстов античной и средневековой философии, издаются: собрание фрагментов досократиков Г. Дильса («Die Fragmente der Vorsokratiker», 1903; с 1934—37 редактируется и переиздается В. Кранцем); тексты стоиков (собрание фон Арнима в 3 т., 1903—05) и др. Значительные успехи делает история средневековой философии (работы Э. Жильсона). Усиливается интерес к истории восточной философии (индийской, китайской, арабской), которая с кон. 19 и нач. 20 столетия становится самостоятельной областью историко-философского исследования (работы П. Дойссена, С. Дасгупты, С. Радхакришнана, Ф. И. Щербатского, П. Хакера, К. Поттера, Макса Мюллера, Дж. Легга, Э. У. Грэма, Дж. Нидэма, Ю. К. Шуцкого).

Российская мысль начинает осмысливать собственную историю: в 1890 Я. Колубовский прилагает к переводу популярного западного пособия Ибервега-Гейнце «История новой философии в сжатом очерке» свой текст «Философия у поляков и русских». Е. Бобров в 1899—1902 публикует четыре выпуска работы «Философия в России. Материалы, исследования и заметки»; в 1907 Р. Иванов-Разумник опубликовал двухтомную «Историю русской общественной мысли».В 20 в. русские мыслители написали ряд ценных работ по истории отечественной философии (Г. Г. Шпет, В. В. Зеньковский, Н. О. Лосский и др.).

Активно разрабатывается история отдельных областей философского знания (Э. Кассирер, «Проблема познания в философии и науке нового времени», т. 1—2, 1906—07; упомянутая ранее работа К. Прантля по истории логики; Ф. Йодль, «История этики в новой философии» т. 1—2,1882—89 и др.). Специальной областью истории философии становятся текстология (научная атрибуция текстов, выявление точной хронологии, оценка традиционных версий и комментариев), историко-философская герменевтика, проблематика перевода философских текстов с одного языка на другие.

Характерно, что многие ведущие представители важнейших философских направлений в 20 в. стали авторами специальных и, как правило, фундаментальных историко-философских сочинений (В. Виндельбанд, П. Наторп, Э. Кассирер, В. Дильтей, К. Ясперс, Б. Рассел, Э. Гуссерль, Ф. Коплстон и многие другие). В настоящее время история философии — одна из самых разветвленных областей философского знания.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. Исторически данные формы философии, воплощенные в уникально-личностной форме, не «снимаются» последующим процессом и вряд ли сводимы к кратким безличным формулам наподобие математических. История философии как особая дисциплина, имеющая своим предметом объективный исторический процесс развития философии, издавна задается вопросом: является ли данный процесс закономерным, и если является, то каковы эти закономерности? К их числу многие исследователи (вслед за Гегелем и Марксом) относят; 1) рождение и развитие философии в целостном контексте цивилизации и культуры; зависимость этого развития от характера той или иной эпохи и обратное воздействие философии на эпоху, ее ценности и культуру; 2) способность идей и ценностей философии перешагивать границы времени и социального пространства их рождения. Эти закономерности имеют вид своего рода неснимаемых живых антиномий, прочшзывающих весь исторический процесс развития философии. Рождаясь в первоначальном единстве с протонаучным знанием, философия затем и обособляется от науки в относительно самостоятельную область знания, и находит пути к более прочному союзу с наукой. Начиная с Нового времени, философия весьма часто мыслит и конституирует себя в качестве науки, но в ее составе постоянно возникают и существуют формы знания, сознательно строящие себя в отличие от науки и даже в противоположность ей. Поэтому история философии как процесс отличается множеством форм: к ним относятся и научно-сциентистские формы, и философии религиозного типа, и мистико-иррационалистические концепции.

ТИПОЛОГИЗАЦИЯ ФОРМ ФИЛОСОФИИ. Имеются частные и общие типологии истории философии, опирающиеся на те или иные критерии и принципы. Так, Гегель в «Науке логики» выделяет в философии Нового времени «три отношения мысли к объективности»: 1) «прежняя метафизика», которая рассматривала мысли как основные определения вещей; 2) разделение мысли и основных определений вещей (кульминация — кантовская критическая философия); 3) философия «непосредственного знания», вновь пытающаяся связать мысли и определения вещей. Ф. Тренделенбург предложил при систематизации истории философии учитывать решение проблемы отношения субъекта к объекту и соответственно выделять материализм и идеализм как основные разновидности философского знания. Эта схема была заимствована Энгельсом и впоследствии перекочевала в учебники по диалектическому материализму. В. Дчлыпей модифицировал схему Тренделенбурга, выделив три главные разновидности философских учений: натурализм (Демокрит, Гоббс, Гольбах, все сенсуалистические теории познания, релятивизм и скептицизм, материализм как метафизика), идеализм свободы (Анаксагор, Сократ, Платон, Аристотель, Цицерон, Кант, Якоби, Шиллер, Вольтер, Руссо, Бергсон, ряд христианских философов) и объективный идеализм (зяеаты, Гераклит, Бруно, Спиноза, Шеллинг, Гегель, Шопенгауэр).

Своеобразную историко-философскую типологию предложил К. Ясперс в книге «Великие философы». С его точки зрения, историко-философские классификации надо строить не вокруг отдельных проблем и методов, а принимать в расчет тесно связанные с личностью, с самой жизнью особенности философствования. Ясперс прежде всего выделяет группу мыслителей, оказавших на человечество наиболее глубокое влияние, — Сократ, Будда, Конфуций, Иисус. Их мысль тесно связана с их жизненным деянием. Не важно, считает Ясперс, были ли они философами в собственном смысле слова, но без них философия непредставима. Вторая группа — именно «великие философы», разделяемые на четыре подгруппы: а) мыслители типа Платона, Августина, Канта, чье влияние — в силе их идей и произведений; б) метафизики — Парменид, Гераклит, Плотин, Спиноза; «конструктивные головы» — Гоббс, Лейбниц, Фихте; в) создатели философских систем — Аристотель, ФомаАквинский, Гегель; г) «отрицатели», «радикальные изобретатели» — Декарт, Юм, Паскаль, Кьеркегор, Ницше. К третьей группе мыслителей-философов Ясперс относит тех, чьи размышления обращены к жизни и поэзии: греческие трагики, Данте, Шекспир, Гете, Гельдерлин, Достоевский и др.

Обобщенные типологии истории философии строятся также а) сообразно временному членению истории: античная, средневековая философия, философия Нового времени и современности; б) сообразно региональному (а внутри него — национальному) членению: европейская, восточная (индийская, китайская, арабская и т. д.) философия.

ОБЩЕЕ И СПЕЦИФИЧЕСКОЕ В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКОМ ПРОЦЕССЕ. Существенным является вопрос о том, как совмещаются друг с другом целостность истории философии как мирового процесса и региональные, национальные, эпохальные особенности тех или иных конкретных форм философского знания. Против идеи целостности мирового философского процесса выдвигаются такие, напр., аргументы, как 1) независимое друг от друга существование древнейших образцов философствования; 2) неповторимое своеобразие индийской, китайской, западной философий (отсюда — недопустимость европоцентризма); 3) специфика философии отдельных исторических этапов; 4) уникальность философских произведений и концепций отдельных мыслителей.

Каждое крупное философское образование специфично и неповторимо и может стать «непроницаемым» для подхода, скроенного по меркам философий других эпох и регионов (предпринимались, напр., попытки искусственно «вестернизировать» восточную или русскую философию или, напротив, подогнать западную мысль под восточные образцы). Мировая философия если и существует, то только в форме преемственности, взаимовлияния неповторимо-своеобразных актов, результатов, методов и стилей философствования, всегда вписанных в уникальные исторические, региональные, национальные культурные контексты. Так, от античной мысли, при всем ее неповторимом своеобразии, тянутся, не прерываясь и сегодня, нити влияния или какого-то другого воздействия ко всем значительным философским поворотам последующих эпох. То же можно сказать о других великих философиях и философах прошлого.

Однако такую связь и преемственность, благодаря которой существует относительно устойчивое единство, именуемое «мировой философией», неверно искать в деятельности каждого философа. Это — связи, существующие в укрупненноисторических масштабах, так сказать, в целом. Те или иные философы Запада или Востока могут погружаться в философское творчество, не зная и не учитывая идеи других философских регионов. Но во времени и пространстве региональных культур и философий всегда найдутся такие «точки» — представленные, как правило, творениями вьиающихся мыслителей, — где непременно завяжутся прочные узлы связей, взаимодействий и т. д. Мир античности был постепенно и целенаправленно введен в «пространство» последующей западной и восточной культур. Кто-то из философов всегда брал на себя миссию перевода одной из региональных философий на язык слов и понятий культуры другого региона, другой эпохи. Важным фактом является несомненный параллелизм развития философии, включающей и на Западе, и на Востоке некоторые архетипы (учение о мировом океане, о первоначалах, о мировых стихиях, о диалектике противоположностей и т. д.), которые скорее всего являются парадигмами начальных стадий философствования как такового. Они (может, в еще большей степени, чем непосредственное взаимовлияние) свидетельствуют о существовании мировой философии как непрерывного и относительно единого процесса, ибо показывают, что в философствовании есть своя внутренняя логика, всеобщие законы рождения и развития философских идей, которые, как и любое всеобщее, пробивают себе дорогу через особенное (региональные и эпохальные единства) и единичное (конкретные философские идеи, концепции, произведения). С этой проблематикой тесно связана историко-философская компаративистика.

Лит.: Богомолов А. С„ Оизерман Т. И. Основы теории историко-философского процесса. М., 1983; Каменский 3. А. История философии как наука. М., 1992; BivckerJ. J. Historia critica philosophiae, 5 Bde. Lpz., 1742—44; Tiedemann D. Geist der spekulativen Philosophie, Bd. l. Marb., 1791; Tenneman W.G. Geschichte der Philosophie, Bd. l. Lpz., 1789; Buhle J. G. Lehrbuch der Geschichte der Philosophie und einer kritischen Literatur derselben. 9 Bde. Gott., 1796-1804; Ast F. Grundr der Geschichte der Philosophie, 2 Aufl., Landshut, 1925; Hegel G. W.F. Vorlesungen uber die Geschichte der Philosophie. — Nachschriften von Hotho (1823/24), Griesheim (1825/26), Helcel (1825/26), Pinder (1825/ 26), Hueck (1827/28); Erdmann J. E. Versuch einer wissenschaftliehen Darstellung der Geschichte der neueren Philosophie. Lpz.—Riga— Dorpat, 1836; Hegel and the History of Philosophy, ed. by J. J. OMalley etc. Den Haag, 1974.

H. В. Мотрошилови

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

как наука. В ходе истории филос. мысли человечества возникали и совершенствовались знания об историч. процессе развития философии. Уже в ранние периоды истории философии развивались историко-филос. знания, складывались и изменялись понятия о возникновении и развитии философии, о развитии и борьбе противоположных филос. направлений, о преемственности филос. идей и т.д. И. ф. как наука в подлинном смысле этого слова возникла в сер. 19 в. с появлением марксизма, диалектич. и историч. материализма, к-рый дал науч. объяснение происхождения и развития всех форм обществ. сознания, в т.ч. и философии. Диалектич. материализм считает предметом И. ф. как науки возникновение и развитие филос. мысли человечества на различных этапах его истории, историю учений об общих законах бытия и мышления и прежде всего историю формирования, развития и взаимной борьбы осн. филос. направлений – материализма и идеализма и тесно связанную с ней историю становления, развития и взаимной борьбы диалектики и метафизики. I. В о з н и к н о в е н и е историко-философского знания и его развитие в домарксистский п е р и о д. Попытки собрать сведения о знаниях, накопленных за предшествующую историю, в т.ч. и по вопросам мировоззрения, были осуществлены еще народами Древнего Востока и Египта. Более специализированно по отношению к философии это было сделано в Древней Греции Аристотелем (Met. I, 1–9; XIII, 4–5 и др.), Теофрастом, Диогеном Лаэртским, Секстом Эмпириком, Стобеем, а в период эллинизма – "отцами церкви", Евсевием Кесарийским (ок. 265–339), Августином и др. Утвердившееся в Европе господство христ. церкви привело к забвению прогрессивных традиций антич. философии, и в течение ряда столетий ее история не разрабатывалась. Интерес к историко-филос. проблемам возник у араб. ученых, к-рые стали переводить соч. Платона, Аристотеля. Первым крупным араб. историком философии был Шахрастани (12 в.); в книге "Религиозные секты и философские школы" (первый полный перевод – на нем. яз. – "Religionsparteien und Philosophen-Schulen", 1850–51) Шахрастани сделал попытку написать всемирную И. ф. Он изложил филос. учения различных народов – греков, персов, евреев, арабов и др. – с соблюдением хронологии и одновременно произвел разделение филос. учений на материалистич. и теистич., пытаясь проследить полемику между ними. Труд Шахрастани был известен в мусульм. мире и среди ученых Европы, к-рые черпали из него сведения по философии Востока. Первым собственно историко-филос. трудом ср.-век. Европы явилось соч. Уолтера Берли (1275–1357) "Книга о жизни и смерти древних философов и поэтов" ("Liber de vita et moribus philosophorum...", 1886), написанная под влиянием соч. Диогена Лаэртского. Изложение филос. учений древности давалось под углом зрения защиты христианства. Книга Берли, содержавшая большой фактич. материал, в течение долгого времени была единств. трудом по истории антич. философии в Зап. Европе. В дальнейшем интерес к истории культуры и философии, в особенности античных, проявился в эпоху Возрождения и в 17 в., когда в развитии И. ф. большую роль сыграли материалисты. Бэкон, Спиноза и другие прогрессивные философы, поставив под сомнение все основные принципы господствовавшей тогда схоластич. философии, рассматривали с новых позиций филос. мысль прошлого. В сер. 17 в. появились спец. соч. по И. ф. Г. Фосса "О философии и школах философов" ("De philosophia et philosophorum sectis...", 1658), T. Стэнли "История философии" ("The history of philosophy", v. 1–3, 1655–61). Наиболее полное представление о методологии И. ф. в сер. 17 в. дает книга нем. ученого Г. Хорна "История философии в семи книгах" ("Historiae philosophicae libri septem", 1655). И. ф. у Хорна начиналась от сотворения мира и изображалась как всемирный процесс; важнейшей линией всемирной И. ф. оказывались филос. учения, приведшие к формированию христ. религ. догматики и теологии; христ. религия рассматривалась как вершина и итог развития всей философии и человеч. мысли; вместе с тем в И. ф. вводился светский элемент, изложение приняло систематич. характер, впервые рассматривалась философия христ. эры: схоластика и новая философия. Эти же черты характеризуют "Критическую историю философии от сотворения мира до нашего времени" ("Historia critica philosophiae, a mundi incunabulis ad nostram usque aetatem deducta", t. 1–5, 1742–1744, 2 ed., 1767) Я. Бруккера. Изложение философии давалось по восходящей линии: последовательно излагались др.-греч. философия, философия эллинизма, периода формирования христианства, ранняя и поздняя схоластика, философия периода Возрождения и нового времени. Бруккер – идеалист, подчинявший рассмотрение И. ф. идее установления христ. догматики; изложение его неисторично, в нем отсутствует внутр. связь и господствует некритич. отношение к рассматриваемым учениям и используемым источникам. В сер. 18 в. в историко-филос. лит-ре появляются новые веяния. Франц. историк философии Деланд в "Критической истории философии" ("Histoire critique de la philosophie...", v. 1–3, 1737) отмечал, что в то время как у древних философия охватывала теологию, религию, начала их истории, часто юриспруденцию и мораль, в новое время философия касается точных и естеств. наук. Согласно этому пониманию философии, Деланд и рассматривал историю наук как историю человеч. сознания, к-рое проявляется наиболее зрело в философии. Задача историка философии состоит в том, чтобы показать источники и бесконечное разнообразие человеч. мысли; необходимо рассматривать, каким образом рождаются мысли одна после другой, а зачастую – одна из другой. Стремясь реализовать эти методологич. установки, Деланд в своем соч. начинал философию не с библейского периода (как было принято), а с ее развития у историч. народов и пытался подойти к накопленному материалу критически. Он считал, что философия возникла одновременно у всех народов и что первые философы были не отшельниками, а полезными для общества людьми – математиками, геометрами, врачами, астрономами, политич. деятелями, законодателями, а философствование было для них лишь "побочным", "умозрительным" занятием. В этих положениях скрывалась мысль о том, что предмет философии возник в лоне конкретных наук, в науч. практике. Анализируя историч. факты и источники, Деланд показывал, что греки, высокомерно третировавшие "варваров", многое переняли у народов Древнего Востока. В то же время и в 18 в. сильны еще были метафизич. и скептич. тенденции рассмотрения И. ф. Именно в сер. 18 в. в Англии и Франции оформилось течение, к-рое черпало из И. ф. доказательства ничтожности филос. науки. Во Франции его ярким представителем был Кондильяк ("Cours d´?tude...", 1775, и "Трактат о системах..." – "Trait? des syst?mes...", 1749). Однако, несмотря на эти метафизич. и скептич. тенденции, в изучение философии и И. ф. привносится элемент историзма. Этот процесс сопровождался постепенным избавлением историко-филос. знания от опеки религии и христ. догматики. Выдвигается также мысль о связи философа с историей и наукой, а также с социальным устройством общества. Все эти стороны, однако, выступают как отд. элементы, внутренне друг с другом не связанные. Во 2-й пол. 18 в. тенденция историзма в рассмотрении И. ф. получила дальнейшее развитие. Это видно уже во "Всеобщей истории философии" И. А. Эберхарда ("Allgemeine Geschichte der Philosophie zum Gebrauch akademischer Vorlesungen", 1788). По его мнению, всеобщая И. ф. должна быть историей закономерного развития познания человечеством всеобщих свойств вещей (см. указ. соч., с. 2–3). Методологию Эберхарда разработал Буле в своей И. ф. ("Lehrbuch der Geschichte der Philosophie und einer kritischen Literatur derselben...", Tl 1–8, 1796–1804). Соч. Буле пронизано идеей развития. Он связывал понимание метода И. ф. с предметом философии как науки о природе человеч. души и ее отношений к предметам внешнего мира. История же философии, по его мнению, – прагматич. изложение важнейших попыток, предпринятых выдающимися мыслителями древности и нового времени для реализации этой науки. Цель И. ф. – устанавливать результаты философствующего разума вообще, характеризовать проблемы, выдвинутые философией для удовлетворения теоретич. и практич. потребностей, и методы, избранные ею для их разрешения. Идеи Буле выражены также У. Теннеманом в книге "История философии" ("Geschichte der Philosophie", Bd 1–11, 1798–1819). Теннеман особенно подчеркнул мысль о том, что И. ф. есть история становления философии как науки. Эти мысли были развиты также Ф. Астом (1778–1841) в его "Очерке истории философии" ("Grundri? einer Geschichte der Philosophie", 1807, 2 Aufl., 1825), Т. Рикснером в его "Руководстве по истории философии" ("Handbuch der Geschichte der Philosophie", Bd 1–3, 1822–23, 2 Aufl., 1829). Таким образом, все прочнее утверждалась идея историзма, к-рая в это время разрабатывалась и за пределами И. ф. как науки рядом мыслителей – Вико, Монтескье, Вольтером, Гердером и в особенности Кантом, Фихте и Шеллингом. Двое последних прямо применяют эту идею к И. ф. Все филос. направления Фихте делил на "догматизм" и "идеализм" (см. "Первое введение в наукоучение", в кн.: Избр. соч., т. 1, М., 1916, с. 416–417). Под догматизмом философ подразумевал материализм. Основание различия между догматиком и идеалистом Фихте видел в "различии их интересов" (см. тамже, с. 423). Положение о связи филос. воззрений с интересами людей не получило у Фихте надлежащего развития. Субъективно-идеалистич. т. зр. помешала ему стать на почву познания конкретных историч. фактов. У Шеллинга принцип историзма применительно к И. ф. получил разработку в лекциях по И. ф. (эти лекции были прочитаны Шеллингом в 1827 под названием "К истории новой философии" – "Zur Geschichte der neueren Philosophie", опубл. 1902). И. ф. в ее гл. формах рассматривалась Шеллингом как история развития системы необходимости; следовательно, он считал историко-филос. процесс закономерным. Но в то же время он утверждал, что его собств. система есть высшая и окончат. истина, а вся И. ф. – лишь подготовка его системы. Поскольку же Шеллинг к моменту чтения лекций по И. ф. стал на путь иррационализма и открытой мистики, получивших свое воплощение в его "Философии откровения", то он соответственно обрабатывал, т.е. извращал, идеи великих философов. Наиболее обстоят. разработку в домарксистский период И. ф. получает у Гегеля. В "Феноменологии духа", в "Энциклопедии философских наук", в особенности в "Лекциях по истории философии" Гегель сформулировал осн. принцип своего подхода к И. ф. Он дал критич. анализ историко-филос. трудов своих предшественников и старших современников: Стэнли, Брукнера, Тидемана, Буле, Теннемана, Аста, Рикснера, молчаливо принимая нек-рые их методологич. принципы. Для объективного идеалиста Гегеля абс. идея "...есть единственный предмет и содержание философии" (Соч., т. 6, М., 1939, с. 296). Поскольку абс. идея существует в различных природных и духовных формах и составляет их основу, то задача философии заключается в том, чтобы познать абс. идею в ее различных формациях (см. тамже). Рассматривая вопрос о понятии И. ф., Гегель отмечал наличие в этом понятии противоречия: философия стремится познать истину, т.е. нечто неизменное, а история дает нам изображение ряда минувших образов познания. В целях разрешения этого противоречия Гегель вводил понятие развития и понятие конкретного. Развитие есть движение от потенциального состояния к актуальному; конкретное – "единство различенного" (см. тамже, т. 9, Л., 1932, с. 29, 30), "единство различных определений" (там же, с. 30). Из рассмотрения понятий "развитие" и "конкретное" Гегель делал следующие выводы относительно И. ф.: 1) "...История философии есть по своему существу внутренне необходимое, последовательно поступательное движение..." (там же, с. 40). И. ф. есть, следовательно, закономерный процесс развития, а не простой перечень различных мнений. Все филос. системы необходимо внутренне связаны. 2) "...Последовательность систем философии в истории та же самая, что и последовательность в выведении логических определений идеи" (там же, с. 34). Следовательно, историческое и логическое представляют собой единство. В этом единстве примат, с т. зр. Гегеля, принадлежит логическому. 3) Каждая филос. система необходимо существовала и продолжает и теперь необходимо существовать; ни одна из них, следовательно, не исчезла, а все они сохранились в философии как моменты единого целого. Опровергается не принцип данной философии, а лишь предположение, что данный принцип есть окончательное и абс. определение. И. ф. хотя и есть история, но она имеет дело не с тем, что уже миновало, а с тем, что вечно и непреходяще, т.е. с истиной. Каждая филос. система содержит в себе момент абсолютного. И. ф. поэтому есть прогрессирующее развитие истины. 4) Каждая филос. система есть лишь особенное определение абсолютного и поэтому не содержит полной истины. Следовательно, каждая система принадлежит своему времени. 5) Философия, будучи "мыслью своей эпохи", органически связана с политич. историей, гос. устройством, религией, иск-вом данного народа. Она есть одна из сторон нар. духа. Поскольку все историч. стороны нар. духа претерпевают изменения, то и к И. ф. необходимо подходить исторически. Указанные выводы Гегеля базируются на идеалистич. истолковании всего историч. процесса. Поэтому реальные причины развития И. ф., ее связь с эпохой, проблема исторического и логического, закономерная связь между системами философии представлены Гегелем в искаженной форме. В историко-филос. концепции Гегеля ярко проявляется противоречие между его диалектич. методом и метафизич. системой. Свою филос. систему Гегель считал истиной в последней инстанции. Поэтому оказывается, что философия развивалась лишь в прошлом, теперь этот процесс прекратился в связи с достижением абс. истины. Принцип развития, т.о., Гегель применял лишь к прошлому. При конкретном подходе к филос. системам Гегель старался проследить историю диалектики (понимаемой, конечно, идеалистически). И. ф. для него – это прежде всего история идеалистич. диалектики. В то же время Гегель замалчивал или искажал материалистич. учения. "Мистик-идеалист-спиритуалист Гегель (как и вся казенная, поповски-идеалистическая философия нашего времени), – писал Ленин, – превозносит и жует мистику – идеализм в истории философии, игнорируя и небрежно третируя материализм" (Соч., т. 38, с. 277). В силу националистич. предрассудков он принижал философию народов Востока. Стремясь подогнать системы философии под категорию своей идеалистич. логики, Гегель часто нарушал хронологию. Однако в идеалистически извращенной форме философ впервые правильно ставил вопрос об И. ф. как закономерном процессе, к-рый представлялся ему в виде поступат. развития по кругам. Эту идею Гегеля неоднократно отмечал Ленин (см. тамже, с. 243, 360). Маркс писал, что Гегель "...впервые охватил историю философии в целом..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. письма, 1953, с. 97–98), а Энгельс называл гегелевские лекции по истории философии "...одним из гениальнейших произведений" (там же, с. 442). Для подготовки материалистич. взгляда на И. ф. много сделал Фейербах, хотя его труды по И. ф. ("История новой философии от Бэкона до Спинозы", "Лейбниц", "П. Бэйль") были им написаны тогда, когда он находился еще под сильным влиянием Гегеля и стоял на идеалистич. позициях. Рассматривая филос. взгляды Бэкона, Гоббса, Декарта и Спинозы, Фейербах показывал, как философия постепенно эмансипировалась от теологии. Именно этот угол зрения сообщал его труду цельность и дал философу возможность рассмотреть историко-филос. процесс как закономерное движение. Лейбница Фейербах подвергал резкой критике именно за то, что благодаря ему философия "попала опять под башмак теологии". Велики заслуги Фейербаха в анализе истории развития нем. идеализма. Начиная с работы "К критике гегелевской философии" (где он выступал уже как материалист) Фейербах прослеживает эволюцию нем. философии (Кант, Фихте, Шеллинг и Гегель). Он вскрывал гносеологич. корни нем. идеализма, указывал на тесную связь между идеализмом и теологией. Гегелевскую философию Фейербах называл "рациональной теологией". Критика Фейербахом нем. идеализма, несмотря на то, что он не видел в нем. идеализме рационального зерна – диалектики, имела важное значение для победы материализма в философии. Ц. Арзаканьян, M. Овсянников. Москва. В России первоначально историко-филос. работы создавались на основе переводов и обработки соч. зап.-европ. авторов. В 1785 в Москве была издана "Сокращенная история философии от начала мира до нынешних времен" (сокр. пер. с франц. характеризованной выше "Истории философии" Бруккера, сделан С. В. Колокольниковым). В "Истории философских систем, по иностранным руководствам составленной..." (кн. 1–2, 1818–19) Галича, в его "Опыте философского словаря" (1845) и "Лексиконе философских предметов" (1845) содержался более систематизированный взгляд на историко-филос. процесс. Хотя Галич при составлении "Истории философских систем" опирался на работы Сохера и Аста, однако он не следовал им слепо. Он, в частности, отбрасывал "тусклое зеркало кантианства", через к-рое смотрел на И. ф. Сохер. Галич дал изложение новейших филос. систем и критически отнесся к источникам. Он считал, что при изложении И. ф. руководить исследователем должна "чистая любовь к истине". В объяснении возникновения и развития филос. систем для Галича характерна в общем т. зр. объективного идеализма. Он выступал против материализма, считая, что филос. системы возникают из внутренне необходимых условий познават. силы, а также из случайных образований души и сердца. Рассматривая факторы историч. развития философии, Галич придавал значение влиянию духа времени, традиц. представлений, господствующих наклонностей языка, веры и гражд. устройства; он отмечал влияние на философию естеств. факторов – климата, образа жизни народа. В опубликованном в 1837 "Очерке истории философии по Рейнгольду", сделанном Ф. Надеждиным, составитель в основном следовал трехтомной И. ф. К. Л. Рейнгольда. Составитель стремился показать образование философии и необходимое следование одной системы после другой, их направление. При этом Надеждин сделал только намеки на недостатки важнейших новых систем. С позиций христ. религии написана "История философии" (ч. 1–6, 1837–40, 2 изд., 1839–40) архимандрита Гавриила (Воскресенского). Гавриил ставил своей целью доказать, что изучение филос. систем не может привести к атеистич. выводам, что скорее, наоборот, оно должно углублять и укреплять религ. верования. С прямо противоположных позиций проблемы И. ф. рассматривались рус. революционерами-демократами. В работе Герцена "Письма об изучении природы" и др. его произведениях дано изложение И. ф., к-рое, по мысли автора, должно было раскрыть процесс формирования филос. мировоззрения, неразрывно связанного с наукой и жизнью. Анализируя борьбу рационализма и эмпиризма, классицизма и романтизма, Герцен рассматривал историко-филос. процесс как проникнутый борьбой определ. направлений, в ходе к-рой в конечном счете должна родиться истина. И. ф. выступала для Герцена как живая история поисков истинного мировоззрения. Самая история филос. мысли должна включаться в логику нового миросозерцания. Герцен возражал против взгляда на изучение И. ф. как на приобретение пустого многознания. Он видел в изучении философии средство решения важнейших проблем философии и естествознания, науки и практики. Важные историко-филос. проблемы были поставлены в произведениях Чернышевского, особенно в "Очерках гоголевского периода русской литературы" и "Антропологическом принципе в философии". Анализируя историю русской эстетич. мысли, Чернышевский обосновывал мысль о необходимости связи лит-ры и философии с жизнью народа, с решением важнейших социальных проблем. Чернышевский вплотную подошел к пониманию партийности философии. В работе "Антропологический принцип в философии" содержатся указания на связь филос. идей с борьбой социальных групп. "Политические теории, – писал Чернышевский, – да и всякие вообще философские учения, создавались всегда под сильнейшим влиянием того общественного положения, к которому принадлежали, и каждый философ бывал представителем какой-нибудь из политических партий, боровшихся в его время за преобладание над обществом, которому принадлежал философ" (Полн. собр. соч., т. 7, 1950, с. 223). Однако все эти верные положения революционеров-демократов относительно сущности историко-филос. процесса не образовывали еще И. ф., так как не вытекали из материалистич. понимания истории. Л. Скворцов. Москва. II. М а р к с и с т с к о - л е н и н с к а я история философии. С возникновением марксизма изучение И. ф. было поставлено на науч. почву. Марксистская диалектика и материалистич. понимание истории оказались тем ключом, с помощью к-рого, наконец, можно было научно объяснить процесс развития философии, смены одних филос. направлений другими. Осн. принципы науч. исследования И. ф. были сформулированы Марксом и Энгельсом в их трудах "Немецкая идеология", "Святое семейство", в тезисах Маркса о Фейербахе и в его произведениях "Нищета философии" и "К критике политической экономии", в работах Энгельса "Анти-Дюринг", "Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии", в письмах об историч. материализме и др. Марксистские науч. принципы И. ф. были разработаны и развиты Лениным в работах "Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве", "Материализм и эмпириокритицизм", "Три источника и три составных части марксизма", "Философские тетради", "О значении воинствующего материализма" и мн. др. Большую роль в марксистской разработке проблем И. ф. сыграли труды Плеханова ("Очерки по истории материализма", "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю" и др.). И. ф. как наука изучает развитие филос. мысли на различных этапах развития общества, прежде всего историю зарождения, формирования, развития осн. филос. направлений – материализма и идеализма, их взаимной борьбы. Вместе с тем предмет И. ф. включает в себя историю зарождения, формирования и развития двух противоположных методов познания действительности – диалектики и метафизики. Марксизм-ленинизм доказывает, что процесс развития философии не может быть понят только как самодвижение духа, проходящего фазы своего определения, ибо развитие философии не является процессом, изолированным от обществ. движения в целом. Философия представляет собой одну из форм обществ. сознания, в силу чего для установления законов ее развития необходимо определить отношение философии к др. формам обществ. сознания, к др. сторонам жизни общества и прежде всего к его экономич. базису. Маркс, Энгельс, Ленин доказывали, что философия является одной из идеологич. форм. В силу этого к философии имеют прямое отношение закономерности развития надстройки. Философия, как и др. элементы надстройки, претерпевает существ. изменения в зависимости от смены обществ.-экономич. формаций. Возникновение нового способа произ-ва, появление новых классов, своеобразие их обществ. положения и их борьба между собой неизбежно сопровождались изменением образа мысли, психологии людей. Образ мысли господств. класса становился господствующим в обществе и закреплялся в форме филос. концепций. В конечном счете развитие философии определяется развитием экономики общества, обусловленной развитием его производит. сил. Критикуя идеалистич. подход к анализу развития философии, Энгельс писал, что "...философов толкала вперед отнюдь не одна только сила чистого мышления, как они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и бурное развитие естествознания и промышленности" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 285). Исходя из принципов диалектич. и историч. материализма, марксистская И. ф. выделяет следующие осн. периоды в развитии философии, определяемые в конечном счете сменой способов производства: 1) философия в рабовладельч. обществе, 2) философия в феод. обществе, 3) философия в эпоху перехода от феодализма к капитализму, 4) философия в эпоху утверждения капитализма до возникновения пролет. революц. движений, 5) философия в эпоху домонополистич. капитализма, 6) философия в эпоху империализма до Великой Октябрьской социалистической революции, 7) философия в эпоху революц. перехода от капитализма к социализму, борьбы двух противоположных обществ. систем, социалистич. и нац.-освободит. революций, крушения империализма, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе. Установление связи развития философии с развитием общества позволило выделить в многочисл. филос. направлениях и системах главные, определяющие потоки филос. движения. Энгельс отмечал, что осн. лагерями в области философии являются материализм и идеализм. Теоретич. критерием разделения философов на два лагеря является решение ими основного вопроса философии. Но решение этого вопроса обусловлено не только гносеологич., но и социально-политич. мотивами, определяющими зависимость мировоззрения философов от интересов и идеологии тех или иных классов и обществ. групп. Философы – идеологи передовых классов, заинтересованные в преобразовании обществ. отношений, в развитии производит. сил, культуры, науч. знания и стремящиеся поэтому к объективному исследованию действительности, как правило, выступают против различных форм религ. идеологии и связанной с ней идеалистич. философии, сковывающих науч. мышление и революц. борьбу. Выделение осн. водораздела филос. борьбы между материализмом и идеализмом, обусловленное в конечном счете борьбой обществ. классов, не означает, что из интересов классов можно вывести все особенности и оттенки филос. концепций. Ленин подверг острой и глубокой критике вульгарный социологизм Богданова и Шулятикова, усматривающих в каждой филос. категории скрытый своекорыстный интерес того или иного класса; против вульгаризаторских концепций Богданова и Шулятикова выступал также Плеханов. Марксизм-ленинизм считает, что экономич. развитие и борьба классов определяют общее направление борьбы партий в философии. Конкретное же содержание той или иной филос. системы нередко зависит от уровня развития естествознания, политич., правовых, религ., эстетич. взглядов общества. Кроме того, философия опирается на свою собств. историю. В письме к К. Шмидту Энгельс писал: "...Как особая область разделения труда, философия каждой эпохи располагает в качестве предпосылки определенным мыслительным материалом, который передан ей ее предшественниками и из которого она исходит" (Mapкс К. и Энгельс Ф., Избр. письма, с. 430). Все эти факторы, вместе взятые, определяют относит. самостоятельность развития философии. Изменения, происходящие в области экономики и классовой борьбы, не всегда получают прямое, непосредств. отображение в философии. Они опосредуются рядом факторов, в т.ч. и развитием философии за предшествующий период, что иногда может породить иллюзию о полной самостоятельности философии. В действительности такой полной самостоятельности не существует. Хотя философы отправляются от учений своих предшественников, характер отношения к ним определяется социальными условиями: одни филос. концепции подвергаются отрицанию и критике, другие, напротив, ассимилируются и перерабатываются, модернизируются и т.п. Взятый в целом, процесс развития философии представляет собой взаимосвязанный единый историч. процесс. Анализ взаимосвязей, преемственности между филос. системами выявляет специфич. закономерности развития философии. Ленин подчеркивал, что И. ф. является выражением истории человеч. познания вообще. Отмечая гегелевское сравнение И. ф. с кругом, Ленин писал: "Очень глубокое верное сравнение!! Каждый оттенок мысли = круг на великом круге (спирали) развития человеческой мысли вообще" (Соч., т. 38, с. 243). В смене филос. систем, в выделении новых категорий Ленин видел процесс все более глубокого отображения человеком объективного мира. В силу этого Ленин подчеркивал всю сложность оценки роли и значения той или иной филос. системы в И. ф. Критикуя и отвергая идеализм как дорогу к поповщине, подчеркивая плодотворность и научность материализма, Ленин вместе с тем отмечал, что идеалистич. филос. системы, отображая, хотя и в ненауч. форме, те или иные стороны объективной реальности, могут заключать в себе "рациональное зерно". Поэтому, оценивая социальную роль той или иной филос. концепции, наука вместе с тем должна определить ее познават. значение, ее место в движении человеч. познания. Так, напр., в филос. системах Аристотеля и Гегеля, в целом идеалистических, немало ценных догадок и открытий, особенно в области логики. Этим и объясняются те высокие оценки, к-рые классики марксизма-ленинизма давали филос. учениям Аристотеля и Гегеля. Энгельс и Ленин отмечали, что Аристотелю принадлежит большая заслуга в разработке проблем методологии и логики. Особое значение классики марксизма придавали диалектич. методу Гегеля, к-рый создал предпосылки для разрушения метафизики в философии и подготовления марксовой диалектики. На этой почве и возникает известная преемственность между материализмом и рацион. моментами нек-рых идеалистич. филос. учений, получающая свое выражение в борьбе между диалектикой и метафизикой. Процесс преемственности филос. идей в целом определяется двумя осн. моментами: местом, к-рое занимают те или иные филос. концепции в социально-политич. и идеологич. борьбе, во-первых, и их познават. ценностью – во-вторых. В реальном историко-филос. процессе оба эти момента сливаются; даже консервативные идеалистич. филос. учения в ряде случаев могли быть и становились филос. мировоззрением революц. мыслителей, учения к-рых могли содержать и подчас содержали в себе идеалистич. или даже религ. элементы. Бывали в И. ф. факты, когда представители филос. материализма выступали в общественно-политич. области как сторонники консервативных взглядов. В конечном же счете доминирующим, преобладающим в И. ф. является совпадение важнейших выводов и положений материализма с интересами передовых революц. классов и социальных групп, а многих положений и выводов идеализма, смыкающихся с религией, – с интересами консервативных или даже реакц. классов и социальных групп, что является выражением зависимости философии от социально-историч. условий борьбы классов и политич. жизни общества. В И. ф. всегда шла борьба двух линий: материалистической и идеалистической. Ленин отмечал, что уже в др.-греч. философии выделились две основные линии в философии – линия Демокрита и линия Платона. Они продолжают играть определяющую роль вплоть до наст. времени. В противоположность идеалистич. И. ф., третирующей материализм и превозносящей идеализм и религию, марксистско-ленинская И. ф. дает объективное изображение историко-филос. процесса, подчеркивая в соответствии с историч. правдой огромное положит. значение материалистич. традиции в философии, способствовавшей прогрессивному развитию общества и наук. И. ф. выражает собой поступат. характер развития человеч. мысли, несмотря на то, что в определ. периоды реакц. классы пытаются возродить традиции антинауч., религ. философии, требуют возврата к принципам уже преодоленной ходом истории и познания философии. Особенно модными лозунги возврата к старым филос. концепциям стали в эпоху империализма, к-рый означает, по выражению Ленина, реакцию по всем линиям. В этот период идеологи господств. классов стали тяготеть к худшим сторонам философии Канта и Гегеля, более того активно возрождать реакционнейшие течения ср.-век. идеалистич. философии (неотомизм и др.). Однако такого рода попятное движение в философии не отрицает общей линии ее поступат. движения, к-рое определяется в конечном счете развитием производит. сил и конкретных наук, хотя между их развитием и развитием философии нет автоматич. соответствия, исключающего нек-рые отклонения, обусловленные наличием консервативн. и реакц. классов в жизни общества, относит. самостоятельностью развития философии. Ленин, анализируя спиралевидный характер развития философии, считал, что философия в конечном счете "возвращается" к материализму, но на новой основе, преодолевая слабости прежнего материализма, антинаучность идеализма, перерабатывая все его рацион. моменты, и т.п. В итоге в высшей точке развития философии на данном историч. этапе диалектич. материализм выступает как более развитое, материалистич. учение, по отношению к к-рому предшествующие системы выступают как односторонние и более бедные по содержанию. Материалистич. философия в своем развитии прошла ряд историч. этапов, характеризуемых распространением следующих осн. видов материализма: 1) первоначальный, наивный материализм древних мыслителей, отличавшийся стихийно-диалектич. подходом к явлениям мира, 2) метафизический в основном материализм мыслителей 16–18 вв. и 1-й пол. 19 в. (осн. струя этого материализма шла в механистич. направлении, другая же была связана с т.н. "органическим" направлением), 3) материализм революц. демократии 19 в., вплотную подходивший к диалектич. материализму, 4) диалектич. материализм – новая, высшая и науч. форма материализма, принципиально отличающаяся от всех его предшествующих видов. Диалектич. метод прошел в своем развитии следующие осн. этапы: 1) наивная диалектика древних мыслителей, 2) идеалистич. диалектика нем. классич. философии, 3) диалектика революционеров-демократов 19 в., 4) марксистско-ленинская, материалистич. диалектика – новая, коренным образом отличающаяся от предшеств. форм диалектики. Каждый из этих этапов истории материализма и диалектики был шагом вперед по сравнению с предшествующими этапами. Диалектич. материализм – не только более богатое по сравнению с предшествующими видами материализма филос. учение, т.к. он дает материалистич. объяснение обществ.-историч. процесса; возникновение диалектич. материализма знаменует собой коренной переворот, революцию в философии, превращение философии в подлинную науку, предметом к-рой являются наиболее общие законы развития природы, общества и мышления, науку, постоянно развивающуюся на основе обобщения новых явлений в жизни общества и новейших открытий естествознания. Ленин, подходя к различным совр. филос. направлениям, всегда требовал оценивать их с т. зр. диалектич. материализма – наиболее развитого и науч. филос. учения. В своем труде "Материализм и эмпириокритицизм", особенно в заключении к книге, Ленин обосновал важнейшие принципы, с т. зр. к-рых марксист должен подходить к эмпириокритицизму или к.-л. другому течению совр. бурж. философии. Эти принципы требуют: 1) сравнения теоретич. основ совр. бурж. философии с диалектич. материализмом, 2) определения места данной филос. школы среди других совр. филос. школ, 3) анализа связи данной филос. школы со школами новейшего естествознания, 4) прослеживания по всей линии гносеологич. вопросов борьбы партий в философии, выражающей в последнем счете тенденции и идеологию враждебных классов совр. общества (см. Соч., т. 14, с. 342–43). Подход к совр. течениям филос. мысли с т. зр. этих историко-филос. принципов марксизма- ленинизма дает возможность определить то место, к-рое занимает то или иное филос. учение в развитии философии. Маркс и Энгельс выработали, а Ленин и ленинцы развили принцип партийности в И. ф. Принцип партийности философии предполагает, что борьба филос. идей рассматривается как отражение борьбы классов. Марксистская И. ф. открыто и последовательно выступает с критикой идеалистич. философии, защищая материалистич. традиции. Ленин, критикуя различные формы идеалистич. философии, пропагандируемой офиц. представителями бурж. "науки", писал, что "...профессора философии – ученые приказчики теологов" (там же, с. 328). Он призывал последовательно проводить в жизнь принцип партийности в философии, отметая как ненауч. вздор попытки встать "выше" борьбы партий в философии, "преодолеть" их "крайности" и т.д. "„Реалисты“ и т.п., – писал Ленин, – а в том числе и "позитивисты", махисты и т.д., все это – жалкая кашица, презренная п а р т и я с е р е д и н ы в философии, путающая по каждому отдельному вопросу материалистическое и идеалистическое направление" (там же, с. 325).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Найдено схем по теме ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ — 0

Найдено научныех статей по теме ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ — 0

Найдено книг по теме ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ — 0

Найдено презентаций по теме ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ — 0

Найдено рефератов по теме ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ — 0