ИИСУС НАВИНИисус Христос в христианской культуре

ИИСУС ХРИСТОС

Найдено 9 определений термина ИИСУС ХРИСТОС

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ИИСУС ХРИСТОС

основатель христианства, живший и проповедовавший свое учение в 1 в. в Палестине. Христианские церкви, кроме монофизитских, почитают его как богочеловека, вместившего в единстве своей личности всю полноту божественной природы и всю конкретность конечного человеческого существа. Земная жизнь Иисуса Христа и суть его учения изложены в Новом Завете.  

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Религиоведческий словарь

ИИСУС ХРИСТОС

по верованиям христиан, основатель этой религии. Слово «Христос» – греческий перевод древнееврейского слова «машиах» – означает «помазанник», «спаситель». Согласно Библии, Христос родился и конце 1 в. до н. э. в Вифлееме (Палестина), где прожил в безвестности 30 лет и лишь на 31-м году начал проповедническую деятельность, объявив себя Сыном Божиим. Собрал 12 учеников (апостолов) и несколько женщин, которым разъяснял свою миссию Спасителя. Призывал всех к покаянию, творил чудеса, демонстрировавшие его божественность, клеймил тех, кто сохранял верность сформировавшемуся ранее иудаизму и не принимал его учения. Придя в Иерусалим, был предан учеником (Иудой Искариотом), схвачен, приговорен к смерти иудейским судом (синедрионом). Этот приговор утвердил римский наместник Понтий Пилат, и Христос был распят на Голгофе, погребен, но на третий день воскрес, явился апостолам, пробыл с ними 39 дней, а на 40-й вознесся на небо. Идеи Христа разнесли по миру апостолы, утвердив новую религию христианство. Подавляющее большинство христиан почитают Христа как Богочеловека (истинного Бога и Одновременно подлинного человека), но есть и такие, которые воспринимают его как Бога (например, Армянская церковь) или считают лишь Сыном и Посланником Божиим (Свидетели Иеговы). Нет единства во взглядах на Христа и среди ученых: одни полагают, что в основе библейского повествования об Христе лежит судьба реального проповедника (историческая школа), другие отрицают это, считая библейскую биографию Христа мифом (мифологическая школа).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: «Евразийская мудрость от а до Я», толковый словарь

ИИСУС ХРИСТОС

согласно христ. вероучению, основатель христианства; подавляющее большинство христ. церквей почитают его как богочеловека (монофизит. церкви не признают человеч. природы И. X.). Слово «Христос» - греч. перевод др.-евр. «машиах» («помазанник»). Согласно н.-з. легенде, И. X. был сыном божьим, родился в Вифлееме от Марии, жены плотника Иосифа. Мария зачала чудесным образом от духа святого и оставалась девственницей (в Евангелии от Марка подробности о рождении И. X. отсутствуют). Иосиф и Мария с младенцем бежали в Египет от преследований царя Ирода; затем они вернулись в Галилею и И. X. начал проповед-нич. деятельность, был крещен Иоанном Крестителем, собрал вокруг себя 12 учеников (апостолов). В Иерусалиме он был выдан одним из своих учеников - Иудой — за 30 сребренников властям, был осужден иуд. судом - синедрионом — на смертную казнь; римск. наместник Понтий Пилат утвердил этот приговор, и И. X. был распят на кресте, а затем похоронен. Но «по прошествии субботы» он воскрес и явился своим ученикам. Христиане верят, что наступит день «второго пришествия» И. X. Не все ранние христиане признавали эту легенду: иудео-христиане считали И. X. сыном Иосифа; нек-рые христиане считали человеч. обличье И. X. кажущимся. У писателя 2 в. Цельса и в Талмуде сохранилась др. (враждебная христианству) версия биографии И. X. Согласно ей, он был незаконным сыном пряхи Марии и беглого римск. солдата Пантеры, занимался чародейством, был объявлен вне закона и побит камнями. В науке нет единой т. зр. на историчность прототипа И. X. Одни исследователи отрицают его историчность, ссылаясь на противоречия и ошибки, содержащиеся в евангелиях, на молчание об И. X. римск. писателей 1 в. Другие - считают, что образ И. X. развивался от человека к богу.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Атеистический словарь

Иисус Христос

христ.) – «Иисус Мессия» – основатель христианской религии, иудей, родившийся согласно легенде в результате непорочного зачатия Девы Марии, жены ремесленника Иосифа. Рождение И. X. было предсказано архангелом Гавриилом, явившимся Марии в Назарете и возвестившим, что у нее родится сын «от духа святого». Младенец родился в Вифлееме, куда Иосиф и Мария переехали из-за объявленной римлянами переписи населения. Рождению И. X. предшествовало появление чудесной звезды, по указанию которой трое волхвов разыскали новорожденного и поклонились ему. Чтобы спасти ребенка от царя Ирода, который узнал о рождении мессии и приказал перерезать всех младенцев мужского пола, Мария и Иосиф бежали в Египет, где оставались до смерти Ирода. Перед началом проповедования (в возрасте 30 лет) И. X. отправился к Иоанну Крестителю и принял от него крещение, во время которого раздался голос с небес, подтверждающий его миссию, и явился святой дух в обличье голубя. Сразу же после этого И. X. ушел на сорок дней в пустыню, где отверг соблазны дьявола. Вернувшись из пустыни, И. X. призвал к себе апостолов и в течение трех лет ходил с ними по Палестине, совершая чудеса. В дни перед Пасхой И. X. прибыл на ослице в Иерусалим и изгнал из храма менял и торговцев. Иудейские старейшины решили выдать его суду как нарушителя общественного порядка, чтобы затем передать на казнь римским властям. Они подкупили одного из апостолов, Иуду Искариота, чтобы тот выдал учителя стражникам. На суде И. X. вынесли смертный приговор и отвели к римскому прокуратору Понтию Пилату, который пытался добиться помилования для И. X., но по воле иудеев был вынужден приговорить его к распятию на кресте. После смерти И. X. похоронили в каменной гробнице, в пещере, заваленной камнем. Женщины, пришедшие через день к гробнице, обнаружили, что она пуста, а на ее краю сидит ангел (юноша в белой одежде), сказавший им, что И. X. воскрес и ученики увидят его в Галилее. Воскресший И. X. явился к ученикам и благословил их на проповедь своего учения, а затем вознесся на небо.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Мифологический словарь

ИИСУС ХРИСТОС

мифич. основатель христианства. По христ. учению, И. X. – "богочеловек", одно из лиц Троицы, бог-сын, воплотившийся в человеч. образе и принесенный в жертву богом-отцом во искупление первородного греха Адама и Евы, "спаситель" человечества. Земная жизнь Иисуса-человека относится церк. традицией к 1-й трети 1 в. н. э.; мифы об И. X., содержащиеся в священных книгах (см. Библия), рассказывают, что во исполнение пророчеств Ветхого завета о пришествии мессии-спасителя, евр. девушка Мария зачала непорочным путем от "Духа святого" младенца Иисуса; рождение его сопровождалось чудесами и "знамениями". Иисус в течение трех лет проповедовал свое учение, путешествуя в сопровождении учеников-апостолов по Палестине, творил чудеса, исцелял больных, ходил по водам, воскрешал мертвых и т.д. Его деятельность навлекла на него преследования со стороны иерусалимских "фарисеев и книжников", к-рые добились от рим. наместника Пилата казни И. X.; на третий день после смерти он якобы воскрес, явился нек-рым из своих почитателей, на сороковой день вознесся на небо, где воссел "одесную" (по правую руку) бога-отца; в дальнейшем, по учению христ. церкви, следует ожидать его нового, "второго" пришествия на землю для окончат. осуществления божеств. плана мироустройства и прежде всего для "страшного суда". Мифичность евангельских повествований о земной жизни И. X. можно считать доказанной, хотя в зарубежной лит-ре в наст. время распространен взгляд на И. X. как на историч. личность. Однако даже в среде бурж. ученых было высказано положение о неисторичности личности И. X. "Неисторичность Иисуса, – писал А. Древс, – также твердо научно установлена, как неисторичность Ликурга, Ромула и Рема, семи римских царей, Горация Коклеса или Вильгельма Телля" (Древс ?., Отрицание историчности Иисуса в прошлом и настоящем, М., 1930, с. 140). Приводимые доказательства историчности И. X. несостоятельны. Эволюция образа И. X. шла не от человека к богу, как бывает в случае посмертного обожествления историч. персонажей, а от бога к человеку. В самом раннем произведении христ. лит-ры – Апокалипсисе – нет еще и речи о земной биографии И. X., там фигурируют только весьма неопределенные и общие упоминания о самом И. X. и "агнце". На следующем этапе формирования христианства, отразившемся в приписываемых Павлу ранних Посланиях, образ И. X. конкретизируется, но история его земной жизни там тоже отсутствует. И только в евангелиях, через сто с лишним лет после того времени, к к-рому приурочивается жизнь и смерть И. X., дается описание событий этой жизни. Миф о боге И. X. лишь постепенно обрастал деталями, составившими биографию человека Иисуса, причем эти детали могли иметь своим источником только фантазию неск. поколений христиан. Не менее важный аргумент доказательства мифичности И. X. заключается в том, что все без исключения историч. источники 1 в. н.э. не содержат никаких свидетельств, подтверждающих евангельские повествования о нем. Жившие и писавшие в 1 – нач. 2 вв. н.э. Плутарх, Сенека, Филон, Тацит, Плиний Младший и др. ни одним словом не упоминают в своих сочинениях об И. X. и событиях, описанных в евангелиях. В "Иудейских древностях" Иосифа Флавия содержится отрывок, в общих чертах воспроизводящий евангельскую легенду, но он является позднейшей интерполяцией; это доказывается тем, что христ. писатели вплоть до нач. 4 в. не знали такого текста и не ссылались на него. Свидетельства об историч. существовании И. X. имеются только в христ. лит-ре, притом в сравнительно поздних ее памятниках. Но эти свидетельства не заслуживают доверия, прежде всего потому, что их авторы преследовали не информационно-историч., а религ.-назидат. цели. В основе образа И. X. лежит ветхозаветное представление о "помазаннике"-мессии ("Христос" – греч. перевод этого слова), происходящем из рода царя Давида и являющемся по поручению бога Яхве на землю для спасения людей. В отличие от ветхозаветного мессии, И. X. – не победитель-полководец, а мученик, страдалец, искупительная жертва; его миссия заключается не в освобождении народа Израиля от его завоевателей, а в спасении всего человечества от последствий первородного греха. В образе И. X. отразилось влияние мифологии и дохрист. религий, особенно тех, в к-рых играл большую роль культ умирающего и воскресающего божества (егип. мифы о Сераписе-Осирисе, фригийский – об Аттисе, сиро-финикийский – об Адонисе, греко-фракийский – о Дионисе, мифологич. цикл древних иранцев). Во многих из этих мифов нашло выражение фантастич. олицетворение сезонного "умирания" и "воскресения" растительности. Представители разных народов, примыкавшие к христианству, вносили в него свои прежние верования и представления, что не могло не вызывать эволюции и самого образа И. X. Христ. богословы стараются перенести центр тяжести вопроса об И. X. в морально-этич. область, изображая последнего вневременным нравств. идеалом. Офиц. инстанции большинства христ. исповеданий считают, однако, недопустимой ликвидацию той мифологич. основы христ. догматики, к-рая связана со сверхъестеств. чертами образа И. X. Религ.-догматич. сторона мифа об И. X. внутренне противоречива. Бессмысленной выглядит жертва богом самого себя во искупление греха созданных им же двух человек. Необходимость второго пришествия И. X. на землю определяется в сознании верующих явной безрезультатностью первого пришествия, что противоречит догмату о всеведущности и всемогущности бога. Миф об И. X. во всей своей непоследовательности и явной логич. несостоятельности сложился исторически в ходе оформления христ. вероучения (см. Христианство). Лит.: Энгельс Ф., К истории раннего христианства, в кн.: Маркс К.и Энгельс Ф., Соч., т. 16, ч. 2, [М.], 1936; Немоевский ?., Философия жизни Иисуса, М., 1923; Крывелев И., Книга о библии, М., 1958, с. 125–31, 188–90, 208–11; Ранович А. Б., О раннем христианстве, М., 1959; Ленцман Я., Происхождение христианства, М., 1960; Штраус Д., Жизнь Иисуса, кн. 1–2, пер. с нем., Лейпциг – СПБ, 1907; Mутье-Руссэ Э., Существовал ли Иисус Христос?, пер. с франц., М., 1929; Кушу П. Л., Загадка Иисуса, пер. с франц., М., 1930; Древс ?., Миф о Христе, пер. с нем., т. 1–2, М.–Л., 1924; Робертсон ?., Происхождение христианства, пер. с англ., ?., 1959; Bauer В., Christus und die Caesaren, 2 Aufl., В., 1879; Geiselmann J. В., Yesus der Christus, Stuttg., 1951. И. Крывелев. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

ИИСУС ХРИСТОС

греч. Iesous - калька ивритск. Jesua, Jehosua - помощь Яхве, спасение; греч. Christos - помазанник, эквивалент ивритск. Mashiah - мессия, спаситель) - в традиции христианства - богочеловек, обладающий всей содержательной полнотой как бытия Абсолюта, так и человеческой экзистенции (библейские "сын Божий" и "сын человеческий"); второе лицо в структуре Троицы, Бог-Сын, воплощающий в себе Логос слова Божьего; посредник между Богом и людьми, устами которого Господь возвещает истину откровения (ср. с непосредственным явлением Бога Моисею в Ветхом Завете); искупитель, чья крестная жертва спасает человечество от проклятия первородного греха (см. слав. Спас и греч. Soter - спаситель; отсюда сотериология как теория спасения). (1) - В образе И.Х. характерный для теизма вектор личностной артикуляции персонифицированного Бога находит свое максимальное проявление: Абсолют обретает не просто персонифицированный облик, но подлинно экзистенциальные человеческие черты, оказываясь открытым не только для диалогического откровения, но и для страдания, а значит, - сострадания и милосердия, инспирируя фундаментальный переход европейской культуры от "религии страха" (по терминологии Фромма) к "религии любви". За редкими - на грани ересей - исключениями И.Х. является центральным семантическим узлом вероучения практически для всех христианских конфессий (феномен христоцентризма), задавая остро артикулированную интенцию понимания откровения как личного и личностного контакта, что порождает в христианстве богатейшую традицию мистики. Идея искупительной жертвы И.Х. обусловливает в христианстве интерпретацию сотериологии как центрированной фигурой И.Х. в качестве Спасителя (ср. с идеей Машиаха, которая, будучи эксплицитно выраженной, тем не менее, не фундирует собою иудаизм: "если ты садишь дерево и услышал о приходе Машиаха, закончи работу свою, а потом иди встречать Машиаха"). Христианский Символ веры, основанный на идее вочеловечивания Бога, задает в европейской культуре человекосоразмерную парадигму божественного служения, понятого не в качестве дискретного героико-экстатического подвига, обращенного к Абсолюту, но в качестве неизменного достоинства и перманентно повседневного милосердия в отношении к ближнему (не экстремум, но норма: с любовью, но не со страстью), делая акцент не на человечестве, но на человеке ("... Жаждал, и вы напоили меня... Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев моих меньших, то сделали мне" - Мф, 25, 35-40). В образе И.Х., акцентирующем не громовую мощь, но тихий глас Божий, в качестве основы и истока не только вселенского могущества, но и подлинной свободы выступает не внешняя (физическая или социальная) сила, но душевный покой (мир) и самообладание - парадигма силы духа, фундирующая собою в качестве своеобычной сакральной программной ценности всю европейскую культуру. (2) - Центральная фигура европейской (и в целом - западной) истории - вне зависимости от результата многовековой полемики между исторической (А. Луази, М. Го-гель, Л. Дюшен, Тюбингенская школа (Ф.К. Баур, А. Гингельфельд, К. Кестлин, Г. Пданк, Г. Фолькмар, Э. Целлер), Д. Штраус, Ю. Вельхаузен, П. Вериле, В. Вреде, А. Гарнак, Э. Ренан, А. Ритчль, В. Вейс, Р, Бультман и др.) и мифологической (от Ш. Дюпюи, К. Вольнея, Б. Бауэра - до Дж. Робертсона, Т. Уайттекера, А. Немоевского, Э. Мутье-Руссе, П. Кушу, У.Б. Смита, А. Древса и др.) школами христологии, - семантически центрирующая и темпорально структурирующая фундирующее западную культуру видения исторического процесса (см. Социальное время): от принятой системы летоисчисления (как новой системы отсчета в истории человеческого духа - от Рождества Христова) до векторно-ориентированной в будущее (идея второго пришествия и Царства Божьего - ср. с отнесенными в прошлое дохристианскими мифологемами сакрального времени как возводимого к легендарному моменту имеющего креационную семантику брака земли и неба или философскими концепциями "золотого века") модели истории, что задает в западной культуре ценностный приоритет будущего перед прошлым и настоящим (см. Надежда). История христианской церкви на протяжении 2-18 вв. знала не менее 24 человек, дерзнувших претендовать на имя И.Х. (все казнены); см. также Павел. (3) - Культурный символ высшего порядка, центрирующий западную культурную традицию как в смысложизненно-аксиологическом, так и в программно-парадигмальном планах: с одной стороны, фундируя характерную для Европы систему ценностей, с другой - задавая в контексте европейской культуры поведенческие сценарии, во многом альтернативные исходному западному активизму (препоручение себя в руки Божьи и делегирование Христу как Спасителю решения собственной судьбы), индивидуализму (нормативная максима любви к ближнему), рационализму (концепция откровения) и волюнтаризму (парадигма смирения), а также утверждая в контексте доминирования универсально-логического типа культурных программ острую артикуляцию значимости личного прецедента. Именно посредством образа И.Х. христианство сохраняет в контексте европейского целе-рационального технологизма и интеллектуализма артикуляцию любви как верховной ценности человеческой жизни (см. нетипичное для Европы, но все же присущие в ее тезаурусе: "Перед великим умом я склоняю голову, перед великим сердцем - преклоняю колени" - Л. ван Бетховен). Символ И.Х. в предельно концентрированном виде выражает генетическую амбивалентность, специфичную для христианской Европы и генетически восходящую как к рационализму античной, так и сакральной мудрости ближневосточной традиций (по формулировке Тертуллиана: "что общего между Афинами и Иерусалимом? У Академии и Церкви?"). Аксиологически акцентированный культурный статус И.Х. как воплощенного Слова (Иоанн, 1, 14) актуализирует и наполняет сакральным смыслом исконно присущие западной традиции логико-вербальную ориентацию, когнитивный и праксеологический оптимизм и интеллектуализм. Вместе с тем, переосмысление основополагающего для европейской культуры феномена Логоса в качестве Бога-Сына - наиболее персонифицированно индивидуального и экзистенциально значимого лика в структуре Троицы - конституирует западную традицию как парадоксальный синтез трансцендентальных и экзистенциальных ориентации, задавая в ее контексте специфический вектор фундаментального аксиологического дуализма. Последнее обстоятельство фундирует собою принципиальную нелинейность исторического разворачивания содержания западной культуры, имманентную интенцию на вариабельность мышления и парадигмальный плюрализм, достигающий своего максимального проявления в интерпретационной стратегии постмодерна (см.: Языковые игры). См. также: Бог, Троица, Христианство, Филиокве, Протестантская этика, Символ веры, Павел. М .А. Можейко, А.А. Грицанов, А.И. Мерцалова

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

Иисус Христос

(Jesus Christ). Соб ственно, имя в этомсочетании Иисус (Из Назарета); сопутствующее ему обозначение означает "мессия" (евр.), или "помазанник". В Деян 5:42 эта граница между именем и названием еще прослеживается. С течением времени, однако, название стало так тесно ассоциироваться с именем, что все сочетание из исповедения Иисус (Который есть) Христос превратилось в исповедальное имя Иисус Христос. Оно настолько закрепилось за Иисусом, что даже еврейские христианские источники очень скоро стали чаще говорить об Иисусе Христе, чем об ИисусеХристе (См. Мф 1:1; Рим 1:7; Евр 13:8; Иак 1:1; 1 Пет 1:1).

Источники сведений. Источники нашего знания о Христе можно разделить на две основные группы нехристианские и христианские.

Нехристианские источники. Эти источники также делятся на две группы языческие и иудейские. И те и другие имеют лишь относительную ценность. По существу, есть только три значительных языческих источника: Плиний (Письма, Х.96), Тацит (Анналы, XV.44) и Светоний Транквилл ("О жизни цезарей", XXV.4). Все они восходят ко второму десятилетию II в. Основные иудейские источники Иосиф Флавий ("Иудейские древности", XVIII.3.3 и XX.9.1) и Талмуд. Нехристианские источники содержат скудную информацию об Иисусе, однако уверенно подтверждают, что Он действительно жил, собрал вокруг себя учеников, совершал исцеления и был осужден на смерть Понтием Пилатом.

Христианские источники. Внебиблейские христианские источники состоят в основном из апокрифических евангелий(150350 гг. н.э.)и "аграфов" (незаписанных изречений Иисуса, крых нет в канонических евангелиях). Их достоверность вызывает большие сомнения, порой же они выглядят совсем неправдоподобно (см. Евангелие от Фомы, или Евангелие детства) или даже еретично (Евангелие истины). Содержащиеся в них сведения в лучшем случае можно принять на веру, но никак не доказать(ср. Евангелие от Фомы, 31,47).

Библейские источники можно разделить на евангелия и остальные книги НЗ (от Деян до Откр). Сведения, крые мы можем почерпнуть из этой второй части НЗ, сводятся к следующему: Иисус был по рождению иудеем (Гал 4:4) и потомком рода Давидова (Рим 1:3); Он был кроток (2 Кор 5:21), праведен (1 Пет 3:18), безгрешен (2 Кор 5:21), смиренен (Флп 2:6); знал искушения (Евр 2:18; 4:15); установил Вечерю Господню (1 Кор 1:23), преобразился (2Пет 1:1718), был предан насмерть(1 Кор 11:23), распят (1 Кор 1:23), восстал из мертвых (1 Кор 15:3) и вознесся на небеса (Еф 4:8). Здесь же мы находим некрые характерные высказывания Христа и возможные ссылки на Его высказывания.

Главными источниками нашего знания о Христе следует считать канонические евангелия. Как правило, их делят на синоптические (сходные между собой Мф, Мк и Лк) и Ин. Сходство между синоптическими евангелиями обычно объясняют их историей. Самое распространенное объяснение состоит в том, что Марк записал свое свидетельство первым, а Матфей и Лука использовали записанное Марком вкупе с еще одним не дошедшим до нас источником, крый содержал по преимуществу учение Христа (обозначается "Q"). Пользовались они и другими материалами ("М" = материалы, встречающиеся только у Матфея; "L" = материалы, встречающиеся только у Луки).

Иисус из Назарета. У Матфея и Луки мы находим рассказ о рождении Христа. В обоих евангелиях указывается, что Иисус был рожден от Девы Марии в Вифлееме(Мф 1:182:12; Лк 1:262:7; попытки найти ссылки на рождество Иисуса в Гал 4:4 и Ин 8:41 совершенно безосновательны). Увязать эти повеетвования с греческими мифами так и не удалось, поскольку в греческой литературе нет скольконибудь существенных параллелей, а главное повествования эти явно возникли на иудейской почве.

Служение Христа началось с Его крещения у Иоанна Крестителя (Мк 1:115; Деян 1:2122; 10:37) и искушения Сатаной. Служение Его включает избрание двенадцати учеников (Мк 3:1319), символизировавшее собирание двенадцати племен израилевых; проповедь покаяния (Мк 1:15) и приближения Царства Божьего (Лк 11:20); обещание спасения для грешников (Мк 2:1517; Лк 15; 19:10); исцеления больных и бесноватых (на это есть ссылки в Талмуде) и славное Второе пришествие, к-рое установит Царство Божье на земле.

Поворотный момент в служении наступает в Кесарии Филипповой, после того как Петр исповедал Иисуса как Христа. Удостоверив правильность такой веры, Христос предсказал ученикам свою смерть (Мк 8:2731; Мф 16:1321). Придя в Иерусалим, Он изгнал торгующих из храма и тем самым осудил веру книжников и фарисеев (здесь надо обратить внимание на то, что Марк помещает этот рассказ между 11:1214 и 11:2021, а также на содержание двух последующих глав). Перед тем как идти в Гефсиманию, Он установил таинство Вечери Господней в знак нового завета (договора), скрепленного печатью Его страстей, и воссоединения с Ним в Царстве Божьем (Мк 14:25; Мф 26:29; Лк 22:18; 1 Кор 11:26). В Гефсиманском саду Он был взят, и Его допросили перед синедрионом, Иродом Антипой и потом Понтием Пилатом, осудившим Его на смерть на том основании, что Он объявлял себя Мессией (Мк 15:26; Ин 19:19). В канун субботы Иисус был распят за грехи мира (Мк 10:45). Это произошло за пределами Иерусалима (Ин 19:20), на месте, называемом Голгофа (Мк 15:22). Распят Он был на кресте вместе с двумя разбойниками, возможно из числа мятежников (Мф 2738).

Он предал дух до наступления субботы, поэтому воинам не пришлось перебивать Ему голени (Ин 19:3134). Он был положен в гроб Иосифа из Аримафеи (Мк 15:43; Ин 19:38) в канун субботы. В первый день недели, крый и был третьим днем (пятница до 6 ч. утра первый день; пятница 6 ч. утра суббота 6 ч. утра= второй день; субботабч. утра воекресенье после полудня = третий день), Он восстал из мертвых (гроб оказался пустым), после чего являлся своим ученикам (Мк 16; Мф 28; Лк 24; Ин 2021). Являлся Он 40 дней и потом вознесся на небо (Деян 1:111).

Так завершилось трехлетнее служение (Ин 2:13; 5:1; 6:4; 13:1) Иисуса из Назарета.

Христос веры. Чтобы установить, как Христос осознавал себя сам, есть два пути: имплицитная христология, раскрывающаяся в Его словах и действиях, и эксплицитная христология, раскрывающаяся в тех именах, крыми Ему самому было угодно называть себя.

Имплицитная христология. Исполняя свое служение, Христос действовал так, как будто был наделен исключительной властью. Он изгонял торгующих из храма (Мк 11:2733), обещал привести грешников в Царство Божье, отпускал грехи (Мк 2:57; Лк 7:4849).

Иисус говорил так, как будто власть Его была выше ветхозаветной, выше той, что имел Авраам (Ин 8:53), или Иаков (Ин 4:12), или в. з. церковь (Мф 12:6). Он называл себя Господином субботы (Мк 2:28). Он давал понять, что судьба всего народа зависит от того, как они примут Его (Мф 10:3233; 11:6; Мк 8:3438).

Эксплицитная христология. Христология может быть основана не только на действиях Иисуса, ной на том, как Он сам себя именует. Он называл себя Мессией, или Христом (Мк 8:2730; 14:6162) и был осужден на смерть (вспомним надпись на кресте) именно на том основании, что признавал себя Мессией. Говорил Он о себе и как о Сыне Божьем (Мк 12:19; Мф 11:2527); то место (Мк 13:32), где Он отчетливо проводит границу между собой и остальными, следует признать подлинным, ибо никто из христиан не мог бы придумать слова, в крых Сын Божий признается, что не знает последнего дня. Христос часто называет себя Сыном Человеческим, возможно потому, что это имя и раскрывает Его происхождение, и скрывает его. Называя себя так, Он, конечно, имеет в виду Сына Человеческого, о Котором говорится в Дан 7:13, это явствует из Мк 8:38; 13:26; 14:62; Мф 10:23; 19:28; 25:31. Следовательно, имя это выражает не столько смирение, сколько то, что как Сын Человеческий Он наделен божественной властью судить этот мир, а также чувство связи с Отцом (здесь см. также Мк 2:17; 10:45; Мф 5:17; 10:34). Было много попыток опровергнуть подлинность всех или некрых мест, где говорится о Сыне Человеческом, однако все они разбиваются о то обстоятельство, что имя это мы встречаем в самых разных местах НЗ (Мк, Q, М, L, Ин) и оно полностьюотвечает "критериюнесходства", по к-ром у, если рассматриваемое выражение не могло выйти из иудаизма или из ранней Церкви, его следует признать подлинным. Отрицание того, что сам Христос называл себя Сыном Человеческим, основано не на экзегетическом анализе, а на рационалистическом предположении, что Иисус из Назаретаa pri?? не мог называть себя этим именем.

Христология НЗ. В самом НЗ делается множество выводов относительно личности Иисуса Христа. В воскресении своем Иисус был прославлен и получил власть над всем творением (Кол 1:1617; Фил 2:911; 1 Кор 15:27). Использование слова "Господь" применительно к Иисусу сразу привело к тому, что личность и служение Иисуса стали соотноситься с Господом ВЗ т.е. Иеговой (ср. Рим. 10:913 с Иоил 2:32; 2 Фес 1:710, 1 Кор 5:5 с Ис 2:1019; 2Фес 1:12 с Ис 66:5; 1 Кор 16:22 и Откр 22:20; Флп 2:11). Говорится о Его предвечности (2 Кор 8:9; Флп 2:6; Кол 1:1516); о Нем как о Творце (Кол 1:16), о том, что Он есть образ Божий (Флп 2:6; Кол 1:15; 2 Кор 4:4). Иногда о Нем прямо говоритсякако "Боге" (Рим 9:5; 2 Фес 1:12; Тит 2:13; Евр 1:58; 1 Ин 5:20; Ин 1:1; 20:28; хотя толкование некрых отрывков вызывает споры, несомненно то, что Иисус неоднократно называется "Богом").

Поиски исторического Иисуса. Начало поисков исторического Иисуса можноотнести к 177478 гг., когдапоэт Лессинг опубликовал посмертно записи лекций Г. С. Реймаруса. В этих записях ставится под сомнение традиционный взгляд на Иисуса, крый мы находим в НЗ и в учении Церкви. Для Реймаруса Иисус никогда не претендовал на звание Мессии, не устанавливал таинств, не предсказывал свою смерть и не восставал из мертвых. История Иисуса, по его мнению, намеренно придумана Его учениками. Далее Реймарус задается вопросом: "Что же в действительности представлял собой Иисус из Назарета?" С этого начались поиски "реального" Иисуса. В нач. XIX в. преобладающим методом исследования в этих поисках был рационализм, ученые пытались объяснить жизнь Христа "рационально" (ср. К. Вентурини. "Несверхъестественная история великого пророка из Назарета"), Главным поворотным моментом стал выход в свет "Жизни Христа" Д.Ф. Штрауса. Указывая на тщетность рационалистического подхода, Штраус утверждал, что евангельские чудеса нужно рассматривать как неисторические " мифы ". Этот новый подход сменился либеральной интерпретацией, преуменьшавшей и сводившей на нет "чудесную" сторону Евангелия и предлагавшей сосредоточиться на учении Иисуса. Неудивительно, что сторонники такого подхода обнаруживали в этом учении такие доктрины, как отцовство Бога, братство людей и неизмеримая ценность человеческой души.

Конец поисков исторического Иисуса был обусловлен несколькими причинами. Вопервых, благодаря работам А. Швейцера стало очевидно, что либеральный Иисус просто придуман либералами в соответствии с их собственными взглядами. К-ром е того, осознали, что евангелия нельзя рассматривать просто как объективные жизнеописания, крые можно использовать для получения исторических сведений. Этому способствовали работы У. Вреде и критиков "формы". Очевидным стало и то, что в течение веков объектом поклонения для Церкви был не исторический Иисус, а Христос веры, т.е. Христос, провозглашенный в евангелиях. Особенно большую роль тут сыграли труды М. Келера.

В период между двумя мировыми войнами о "поисках" почти забыли, усомнившись в том, что они вообще возможны. В 1953 г. усилия Э. Кеземанна положили начало т.н. "новым поискам ". Кеземанн выражал опасение, что разрыв (как в теории, так и на практике) между историческим Иисусом и Христом веры сродни ранней докетической ереси, отрицавшей человеческую природу Сына Божьего. Исходя из этого, он считал необходимым установить связь между ними. Он отмечал, что современный исторический скептицизм в отношении исторического Иисуса безоснователен, потому что какието исторические сведения существуют и могут считаться бесспорными. Результаты этих новых поисков оказались не слишком обнадеживающими, и энтузиазм, с крым они были встречены, в основном сошел на нет. Однако за этот период появились новые инструменты исследования, крые могут помочь в решении этой проблемы.

Первая трудность, с крой мы сталкиваемся в попытках подойти к "историческому Иисусу", касается определения самого термина "исторический". Среди специалистов этот термин обычно понимается как "продукт историкокритического метода". Для многих этот метод исходит из того, что система времени и пространства закрыта для божественного вмешательства, иначе говоря для чудесного. При таком подходе найти связь между сверхъестественным Христом и историческим Иисусом, крый по определению не может быть сверхъестественным, всегда будет сложно. Если "исторический" означает "несверхъестественный", то тогда реальной связи между Иисусом исторических изысканий и Христом веры просто не может быть. Т.о., определение это нужно пересмотреть; даже в Германии начинают говорить о том, что историкокритический метод должен стать открытым для трансцендентного, иначе говоря признать возможность чудесного. Только на этом пути есть надежда когдалибо соединить Иисуса исторических изысканий и Христа веры.

R.Н. stf.IN (пер. Т. В.) Библиография: F.F. HruccJesus and Christian Origins Outside the NT; D. Guthrie,/! Shorter Life of Christ; E. F. Harrison./!Short Life of Christ; J .G. Machen,The Virgin Birth of Christ; G. E. Ladd,I Believe in the Resurrection of Jesus; ? W. Manson, The Teaching of Jesus; J. Jeremias,The !arables of Jesus and The Problem of the Historical Jesus; R. H. Stein,The Method and Message ofJesus Teaching and An Introduction to the Parables of Jesus; I. H. Marshall.The Origins of NT Christology and /Believe in the Historicaljesus; R.N. Longenccker,The Christology of Early Jewish Christianity; A. Schweitzer, The Quest of the Historical Jesus; M. Kiihler,The SoCalled Historical Jesus and the Historic, Biblical Christ; H. Anderson, Jesus and Christian Origins; R. H. Stein,"The Criteria for Autenlicity", in Oospel Perspectives. I; D.E. Aune,Jesus and the Synoptic Gospels.

См. также: Христология; Мессия; Логос; Воскресение Христа; Девственное рождение Иисуса; Речения Иисуса Христа; Притчи Иисуса; Нагорная проповедь; Крещение Иисуса; Второе пришествие Христа; Предвечное существование Христа; Безгрешность Христа.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теологический энциклопедический словарь

ИИСУС ХРИСТОС

согласно традиционному христианскому вероучению Богочеловек, вмещающий в «ипостасном» единстве Своей личности всю полноту Божественной природы (ср. Кол. 2:19) и всю конкретность человеческой природы; в одном лице БогСын, Логос, «не имеющий ни начала дней, ни конца жизни» (Евр. 7:3) — и человек, имевший этническую принадлежность, возраст и телесные приметы, родившийся в мир и в конце умерщвленный (хотя рождению предшествует чудо девственного зачатия, а за смертью следует чудо Воскресения). Для ислама И. X. — один из пророков (Иса), предшествовавших Мохаммеду. С точки зрения секулярной исторической науки — явившийся и действовавший в иудейской среде религиозный деятель первой пол. I в. н. э., с деятельности учеников которого связано начало христианства (и в чьей историчности, вопреки околонаучным предположениям начала XX в., позднее насаждавшихся советским официозом,не имеется причин сомневаться), родившийся, по-видимому, несколько раньше 4 г. до н. э. (условно принятая точка отсчета нашей эры «от Рождества Христова», предложенная в VI в., не может быть выведена из евангельских текстов и противоречит им, поскольку лежит после даты смерти царя Ирода), проповедывавший в родной Галилее и других землях палестинского ареала и казненный римскими оккупационными властями ок. 30 н. э.

Церк.слав. Iисусъ (в дониконовской Руси и у старообрядцев Iсусъ) — «итацистская» транслитерация греч. Трстспх;, в свою очередь передающего yesua — арамеизированную форму древнеевр. («Господь спасение»); соответственно «этацистская» транслитерация дает латинский вариант Jesus, откуда передача имени в западных языках. Xpicтocъ (греч. «Помазанник») — передача евр. понятия «Мессия» (древнеевр. masiah). К нему близко по смыслу широко употребляемое в христианской традиции наименование «Спаситель» (в русском обиходе Спасъ); это как бы перевод имени «Иисус», в котором артикулируется идея спасения (ср. Евангелие от Мф. 1:21: «...и наречешь имя Ему Иисус, ибо Он спасет людей от грехов их»).

Ранних внехристианских источников, касающихся жизни и личности И. X., почти нет. Его характеристика у еврейского историка I в. н. Иосифа Флавия (Antiqu. XVIII, 3, 3, 6354) интерполирована; однако вариант этого места, дошедший в арабском переводе в составе хроникального труда, не внушает подобных подозрений. Он звучит так: «В это время жил мудрый человек, которого звали Иисус. Образ жизни его был достойным, и он был известен своей добродетелью; и многие люди из иудеев и из других народов стали его учениками. Пилат приговорил его к распятию и смерти, но те, кто стали его учениками, не отреклись от его учения; они рассказали, что он явился им через три дня после распятия и был живым. Полагали, что он был Мессия, о котором пророки предсказывали чудесное» (Agapius, Kitab al Unvan, ed. par A. Vasiliev, Patrologia Orientalis t. VII, fasc. 4, Paris, 1912 , p. 472). Кроме того, у Иосифа Флавия упоминается «Иисус, по прозванию Христос» в качестве известного родича побитого камнями Иакова [в христианской традиции Иаков, Брат Господень] (Antiq. XX, 9, 1). В Вавилонском Талмуде (Sanhedrin 43а) говорится о ЙешугаНоцри (Иисусе Назарянине) как о человеке, который «творил знамения и чудеса и сбивал Израиль с пути», за что его казнили «в канун Пасхи», однако запись талмудической традиции произошла на столетия позже составления Евангелий.

В христианский канон вошло 4 Евангелия (греч. «Благовестия»), возникавшие через несколько десятилетий после описываемых событий. Наряду с этим существовали другие аналогичные повествования, ныне утраченные. Как явствует из самого названия Евангелий, это не просто нарративные тексты, имеющие целью просто рассказать о некоторых событиях, но «весть», непременно обусловленная своим религиозным смыслом (в современном языке критической протестантской экзегезы употребляется восходящий к Р. Бультману термин «керигматичность», который образован от греч. слова «керигма» — возвещение, проповедь). Однако эта ориентация Евангелий никоим образом не исключает точной и правдивой фиксации целого ряда фактов, порой отнюдь не легко укладывавшихся в схемы благочестивой мысли той эпохи; достаточно упомянуть версию о безумии И. X., имевшую хождение между близкими ему людьми (Мк. 3:21), взаимоотношения И. X. с Иоанном Крестителем, которые истолковывались противниками как статус (неверного) ученика для И. X. и превосходство Иоанна (например, в мандейской традиции), осуждение И. X. религиозными авторитетами его народа и римской властью, наконец, смерть на кресте, вызывавшая в позднеримскую эпоху более сильный брезгливый ужас, чем у нас — смерть на виселице (недаром Распятие, со временем ставшее каноническим сюжетом христианского искусства долго не изображалось совсем, а первые его изображения были сугубо условными). Евангельское повествование является не более, а гораздо менее стилизованным, чем долго не изображалось совсем, а первые его изображения были сугубо условными). Евангельское большинство средневековых житий святых, в историчности которых не сомневается никто; и оно резко отличается от позднейших апокрифов, т.е. не принятых традицией повествований, где разрабатываются эффектные образы чудотворчества И. X. уже в детские годы, живописные детали картины воскресения И. X. и т. д. При этом авторы Евангелий рассказывают, собственно, о последнем периоде жизни И. X., с которым связаны публичные выступления; 2е и 4е Евангелия так и начинаются с прихода И. X. к Иоанну Крестителю, 1е и 2е добавляют предания о рождении и детстве; сюжеты, связанные с промежутком от 12 лет (Лк. 2:4152) до примерно 30 лет (там же 3,23), полностью отсутствуют.

Сюжетная канва евангельских рассказов о жизни И. X. рассказывается следующим образом. Его рождение предсказано ангелом (архангелом) Гавриилом, явившимся Деве Марии в галилейском (севернопалестинском) городке Назарете (Лк. 1:2638) и возвестившим, что у нее должен родиться Сын, который будет чудесно зачат по действию Духа Святого; эту же тайну ангел, не называемый по имени, открывает Иосифу Обручнику усыновителю будущего младенца из числа обедневших наследников еврейской царской династии, явившись ему во сне (Мф. 1:2023). По ветхозаветным пророчествам (Мих. 5:2) мессианский царь должен родиться на земле Иудеи, в Вифлееме, легендарном городе царя Давида. Провиденциальной причиной, заставившей Марию, ожидающую ребенка, и Иосифа отправиться в Вифлеем, оказывается объявленная римскими оккупационными властями перепись населения, по правилам которой каждый должен был записаться по месту исконного проживания своего Лк. 2:15). Там, в Вифлееме, и рождается И. X. — в хлеву, потому что не было им места в гостинице» (там же 2:7). Спасая младенца от царя Ирода (узнавшего о таинственных пророчествах и приказавшего уничтожать родившихся в Вифлееме младенцев как потенциальную угрозу своей власти), Мария и Иосиф бегут с ним в Египет, где остаются до смерти Ирода (Мф. 2:1321). Годы, проведенные затем в Назарете, в целом окружены безвестностью; сообщается, что И. X. выучивается ремеслу плотника (Мк. 6:3), что по достижении им иудейского религиозного совершеннолетия (т.н. бармицва) во время семейного паломничества в Иерусалим отрок исчез и был найден в Иерусалимском Храме «посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их», что эти рабби «дивились разуму и ответам Его» (Лк. 2:47), и что в остальном он был «в повиновении» у Марии и Иосифа.

Перед выходом на проповедь И. X. отправляется к Иоанну Крестителю и принимает от него крещение, после чего уходит в пустыню на 40 дней (срок поста кающихся ниневитян в ветхозаветной Книге Ионы; ср. продолжительность т. н. великого поста, лат. Quadragesima [букв. «сороковая»], в практике православия и католицизма), чтобы в полном уединении и воздержании от пищи выдержать духовный поединок с дьяволом (Мф. 4:111, Лк. 4:13). Лишь после этого И. X. выступает с возвещением мессианского времени (Мф. 4:17). Возраст И. X. при этом приблизительно определяется в 30 лет (Лк. 3:23) — символически значимая пора совершенной зрелости; впрочем, в Евангелии от Иоанна как будто предполагается несколько более поздний возраст (см. 8:67: «Тебе нет еще пятидесяти лет»). И. X. призывает первых учеников (т. н. апостолы, букв, «посланники») из среды рыбаков Тивериадского озера, ходит с ними по Палестине, проповедуя и творя чудеса. Постоянный мотив — столкновения с иудейскими ортодоксами из числа соперничавших тогда религиозных течений фарисеев и саддукеев, вызванные тем, что И. X. постоянно нарушает формальные табу религиозной практики, отдавая приоритет милосердию: исцеляет в субботу, общается с грешниками и ритуально нечистыми лицами и т.д. (Вероучительно И. X. во всех спорных вопросах между фарисеями и саддукеями значительно ближе к фарисеям, но тем острее его критика духа набожного начетничества и обрядоверия.) Очень интересен вопрос о его отношении к третьему направлению тогдашнего иудаизма — ессейству (ср. Кумранские тексты). Слово «ессейство» не встречается в Евангелиях; высказывалась гипотеза, согласно которой обозначение Симона, в гостях у которого в Вифании был И. X. с учениками (Мф. 26:6 и др.), как «прокаженного», по смыслу несовместимое с ритуальным запретом для прокаженных проживать в населенных пунктах и тем более вступать в общение со здоровыми, возникло как искажение слова, обозначавшего ессея (интересно, что в Лк. 7:36, менее заинтересованного в нюансах классификации еврейских религиозных групп, это же лицо названо «фарисеем»); м. пр., об этом заставляет думать спор о благовониях, которыми грешница на пиру умащает И. X. — ессеи имели специальный запрет на употребление благовоний. Как наставник своих последователей, И. X. в иудейском контексте воспринимается как рабби, так к нему и обращаются (Мф. 26:25 и 49; Мк. 9:5; Ин. 1:38 и 49; 3:2). Евангелия чаще всего показывают И. X. именно учащим; иногда это происходит в синагогах или в пристройках Иерусалимского Храма, т.е. в нормальной обстановке деятельности рабби (впрочем, проповедь в пустынных местах более напоминает поведение пророка). Другие «учители во Израиле» диспутируют с И. X., как со своим коллегой и конкурентом. И все же он представляет собой в этой среде совсем особый случай, поскольку учит, не пройдя формальной выучки (Ин. 7:15) а главное, иначе говорит — «как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф. 7:29; Мк. 1:22). Проповедь И. X. особенно акцентирует значение самоотверженной готовности к отказу от выгод и социальных преимуществ, от гарантированной обеспеченности, как решающего критерия духовной жизни. Сам И. X. своей жизнью странствующего проповедника, «не имеющего, где приклонить главу» (Мф. 8:20; Лк. 9:58), подает пример такой жизни. Очень важный мотив проповеди — обязанность любви к врагам и гонителям (Мф. 5:4446).

В дни перед иудейской пасхой И. X. приближается к Иерусалиму, торжественно въезжает в город на ослице (библейский символ кротости и миролюбия в противоположность боевому коню), принимает приветствия от народной толпы, обращающейся к нему с ритуальными возгласами как к мессианскому царю, и властно изгоняет из помещений Иерусалимского Храма менял и торговцев жертвенными животными (Мф. 21:113; Мк. 11:111; Лк. 19:2846; Ин. 12:1219). Иудейские старейшины, составлявшие особое религиозноадминистративное и судебное учреждение — синедрион, решают предать И. X. (как опасного проповедника, стоящего вне системы школ, как нарушителя обрядовой дисциплины, и как вождя, могущего поссорить с ними римлян) своему суду, чтобы затем выдать на казнь римским властям. И. X. в кругу двенадцати апостолов тайно совершает пасхальную трапезу (т. н. Тайная Вечеря), во время которой предсказывает, что один из апостолов предаст его, а затем подает ученикам хлеб и вино со словами «это есть Тело Мое» и «это есть Кровь Моя», а себя уподобляя закланному и вкушаемому пасхальному агнцу, — прообраз христианского таинства Евхаристии (Мф. 26:2029; Мк. 14:1825; Лк. 22:838; Ин. 13, где евхаристические мотивы отсутствуют, но зато описано, как И. X. омыл ноги ученикам, подавая им пример взаимного служения). Ночь И. X. проводит с учениками в Гефсиманском саду к востоку от Иерусалима, «ужасается и тоскует», просит троих самых избранных апостолов (некогда присутствовавших при Преображении) бодрствовать вместе с ним и обращается к Богу с молитвой: «Отче! о, если бы Ты благоволил пронести эту чашу мимо Меня! впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет» Лк. 22, 42); напряжение его духа доходит при этом до кровавого пота (там же, 44). Посреди ночи приходят вооруженные пособники иудейских старейшин; И.Х. отведен на суд синедриона, где подтверждает свое мессианское достоинство (Мк.14, 6162), за что ему выносят предварительный смертный приговор, а ранним утром отводят к римскому прокуратору Понтию Пилату для утверждения приговора. И.Х. ждет участь бесправных — бичевание и затем распятие на кресте (специфически римский способ унизительной и особенно мучительной казни).

Далее рассказывается, что когда по истечении субботы женщины из окружения И. X. пришли, чтобы еще раз омыть и умастить благовониями тело, саркофаг оказался пуст, а сидевший на его краю «юноша» (ангел) сказал, что И. X. воскрес и ученики встретят его в Галилее (Мк. 16:18; древнейший текст этого Евангелия здесь и кончался). Другие Евангелия описывают явления Воскресшего ученикам, завершающиеся вознесением на небеса; но само событие воскресения описывается только в апокрифах.

Церковное учение о И. X. как «единосущном» БогуОтцу Сыне и Слове (Логосе) разрабатывалось в острых спорах в продолжение первого полтысячелетия истории христианского богословия. Образ И. X. в культуре христианских народов выявлял многообразный спектр интерпретаций, образующих, однако, сложное единство: в византийском типе иконографии — отрешенная царственность, аскетическая власть над собой, тонкость ума; для Франциска Ассизского — идеал радостной нищеты; в культуре позднего западного средневековья — прежде всего «Муж Скорбей» в терновом венце, требующий эмоциональноимагинативного вникания в тайну муки; для сознания XIX в., отчасти продолжающего жить, например, у Пастернака, — образ страдающей человечности.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: София-Логос. Словарь

Иисус Христос

согласно традиционному христианскому вероучению Богочеловек, вмещающий в «ипостасном» единстве Своей личности всю полноту Божественной природы (ср. Кол. 2:19) и всю конкретность человеческой природы; в одном лице Бог-Сын, Логос, «не имеющий ни начала дней, ни конца жизни» (евр. 7:3) — и человек, имевший этническую принадлежность, возраст и телесные приметы, родившийся в мир и в конце умерщвленный (хотя рождению предшествует чудо девственного зачатия, а за смертью следует чудо Воскресения). Для ислама И. X. — один из пророков (Иса), предшествовавших Мохаммеду. С точки зрения секулярной исторической науки — явившийся и действовавший в иудейской среде религиозный деятель первой пол. I в. н. э., с деятельности учеников которого связано начало христианства (и в чьей историчности, вопреки околонаучным предположениям начала XX в., позднее насаждавшихся советским официозом, не имеется причин сомневаться), родившийся, по-видимому, несколько раньше 4 г. до н. э. (условно принятая точка отсчета нашей эры «от Рождества Христова», предложенная в VI в., не может быть выведена из евангельских текстов и противоречит им, поскольку лежит после даты смерти царя Ирода), проповедывавший в родной Галилее и других землях палестинского ареала и казненный римскими оккупационными властями ок. 30 н. э. Церк.-слав. Iисусъ (в дониконовской Руси и у старообрядцев Iсусъ) — «итацистская» транслитерация греч. Трстспх;, в свою очередь передающего yesua — арамеизированную форму древнеевр. KMemi^hosua («Господь спасение»); соответственно «этацистская» транслитерация дает латинский вариант Jesus, откуда передача имени в западных языках. Xpicтocъ (греч. Хрюхбс, «Помазанник») — передача евр. понятия «Мессия» (арам. maSiha´, древнеевр. masiah). К нему близко по смыслу широко употребляемое в христианской традиции наименование «Спаситель» (в русском обиходе Спасъ); это как бы перевод имени «Иисус», в котором артикулируется идея спасения (ср. Евангелие от Мф. 1:21: «...и наречешь имя Ему Иисус, ибо Он спасет людей от грехов их»). Ранних внехристианских источников, касающихся жизни и личности И. X., почти нет. Его характеристика у еврейского историка I в. н. Иосифа Флавия (Antiqu. XVIII, 3, 3, 63-54) интерполирована; однако вариант этого места, дошедший в арабском переводе в составе хроникального труда, не внушает подобных подозрений. Он звучит так: «В это время жил мудрый человек, которого звали Иисус. Образ жизни его был достойным, и он был известен своей добродетелью; и многие люди из иудеев и из других народов стали его учениками. Пилат приговорил его к распятию и смерти, но те, кто стали его учениками, не отреклись от его учения; они рассказали, что он явился им через три дня после распятия и был живым. Полагали, что он был Мессия, о котором пророки предсказывали чудесное» (Agapius, Kitab al ´Unvan, ed. par A. Vasiliev, Patrologia Orientalis t. VII, fasc. 4, Paris, 1912 , p. 472). Кроме того, у Иосифа Флавия упоминается «Иисус, по прозванию Христос» в качестве известного родича побитого камнями Иакова [в христианской традиции Иаков, Брат Господень] (Antiq. XX, 9, 1). В Вавилонском Талмуде (Sanhedrin 43а) говорится о Йешу-га-Ноцри (Иисусе Назарянине) как о человеке, который «творил знамения и чудеса и сбивал Израиль с пути», за что его казнили «в канун Пасхи», однако запись талмудической традиции произошла на столетия позже составления Евангелий. В христианский канон вошло 4 Евангелия (греч. «Благовестия»), возникавшие через несколько десятилетий после описываемых событий. Наряду с этим существовали другие аналогичные повествования, ныне утраченные. Как явствует из самого названия Евангелий, это не просто нарративные тексты, имеющие целью просто рассказать о некоторых событиях, но «весть», непременно обусловленная своим религиозным смыслом (в современном языке критической протестантской экзегезы употребляется восходящий к Р. Бультману термин «керигматичность», который образован от греч. слова «керигма» — возвещение, проповедь). Однако эта ориентация Евангелий никоим образом не исключает точной и правдивой фиксации целого ряда фактов, порой отнюдь не легко укладывавшихся в схемы благочестивой мысли той эпохи; достаточно упомянуть версию о безумии И. X., имевшую хождение между близкими ему людьми (Мк. 3:21), взаимоотношения И. X. с Иоанном Крестителем, которые истолковывались противниками как статус (неверного) ученика для И. X. и превосходство Иоанна (например, в мандейской традиции), осуждение И. X. религиозными авторитетами его народа и римской властью, наконец, смерть на кресте, вызывавшая в позднеримскую эпоху более сильный брезгливый ужас, чем у нас — смерть на виселице (недаром Распятие, со временем ставшее каноническим сюжетом христианского искусства долго не изображалось совсем, а первые его изображения были сугубо условными). Евангельское повествование является не более, а гораздо менее стилизованным, чем долго не изображалось совсем, а первые его изображения были сугубо условными). Евангельское большинство средневековых житий святых, в историчности которых не сомневается никто; и оно резко отличается от позднейших апокрифов, т.е. не принятых традицией повествований, где разрабатываются эффектные образы чудотворчества И. X. уже в детские годы, живописные детали картины воскресения И. X. и т. д. При этом авторы Евангелий рассказывают, собственно, о последнем периоде жизни И. X., с которым связаны публичные выступления; 2-е и 4-е Евангелия так и начинаются с прихода И. X. к Иоанну Крестителю, 1-е и 2-е добавляют предания о рождении и детстве; сюжеты, связанные с промежутком от 12 лет (Лк. 2:41-52) до примерно 30 лет (там же 3,23), полностью отсутствуют. Сюжетная канва евангельских рассказов о жизни И. X. рассказывается следующим образом. Его рождение предсказано ангелом (архангелом) Гавриилом, явившимся Деве Марии в галилейском (северно-палестинском) городке Назарете (Лк. 1:26-38) и возвестившим, что у нее должен родиться Сын, который будет чудесно зачат по действию Духа Святого; эту же тайну ангел, не называемый по имени, открывает Иосифу Обручнику усыновителю будущего младенца из числа обедневших наследников еврейской царской династии, явившись ему во сне (Мф. 1:20-23). По ветхозаветным пророчествам (Мих. 5:2) мессианский царь должен родиться на земле Иудеи, в Вифлееме, легендарном городе царя Давида. Провиденциальной причиной, заставившей Марию, ожидающую ребенка, и Иосифа отправиться в Вифлеем, оказывается объявленная римскими оккупационными властями перепись населения, по правилам которой каждый должен был записаться по месту исконного проживания своего Лк. 2:1-5). Там, в Вифлееме, и рождается И. X. — в хлеву, потому что не было им места в гостинице» (там же 2:7). Спасая младенца от царя Ирода (узнавшего о таинственных пророчествах и приказавшего уничтожать родившихся в Вифлееме младенцев как потенциальную угрозу своей власти), Мария и Иосиф бегут с ним в Египет, где остаются до смерти Ирода (Мф. 2:13-21). Годы, проведенные затем в Назарете, в целом окружены безвестностью; сообщается, что И. X. выучивается ремеслу плотника (Мк. 6:3), что по достижении им иудейского религиозного совершеннолетия (т.н. бар-мицва) во время семейного паломничества в Иерусалим отрок исчез и был найден в Иерусалимском Храме «посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их», что эти рабби «дивились разуму и ответам Его» (Лк. 2:47), и что в остальном он был «в повиновении» у Марии и Иосифа. Перед выходом на проповедь И. X. отправляется к Иоанну Крестителю и принимает от него крещение, после чего уходит в пустыню на 40 дней (срок поста кающихся ниневитян в ветхозаветной Книге Ионы; ср. продолжительность т. н. великого поста, лат. Quadragesima [букв. «сороковая»], в практике православия и католицизма), чтобы в полном уединении и воздержании от пищи выдержать духовный поединок с дьяволом (Мф. 4:1-11, Лк. 4:1-3). Лишь после этого И. X. выступает с возвещением мессианского времени (Мф. 4:17). Возраст И. X. при этом приблизительно определяется в 30 лет (Лк. 3:23) — символически значимая пора совершенной зрелости; впрочем, в Евангелии от Иоанна как будто предполагается несколько более поздний возраст (см. 8:67: «Тебе нет еще пятидесяти лет»). И. X. призывает первых учеников (т. н. апостолы, букв, «посланники») из среды рыбаков Тивериадского озера, ходит с ними по Палестине, проповедуя и творя чудеса. Постоянный мотив — столкновения с иудейскими ортодоксами из числа соперничавших тогда религиозных течений фарисеев и саддукеев, вызванные тем, что И. X. постоянно нарушает формальные табу религиозной практики, отдавая приоритет милосердию: исцеляет в субботу, общается с грешниками и ритуально нечистыми лицами и т.д. (Вероучительно И. X. во всех спорных вопросах между фарисеями и саддукеями значительно ближе к фарисеям, но тем острее его критика духа набожного начетничества и обрядоверия.) Очень интересен вопрос о его отношении к третьему направлению тогдашнего иудаизма — ессейству (ср. Кумран-ские тексты). Слово «ессейство» не встречается в Евангелиях; высказывалась гипотеза, согласно которой обозначение Симона, в гостях у которого в Вифании был И. X. с учениками (Мф. 26:6 и др.), как «прокаженного», по смыслу несовместимое с ритуальным запретом для прокаженных проживать в населенных пунктах и тем более вступать в общение со здоровыми, возникло как искажение слова, обозначавшего ессея (интересно, что в Лк. 7:36, менее заинтересованного в нюансах классификации еврейских религиозных групп, это же лицо названо «фарисеем»); м. пр., об этом заставляет думать спор о благовониях, которыми грешница на пиру умащает И. X. — ессеи имели специальный запрет на употребление благовоний. Как наставник своих последователей, И. X. в иудейском контексте воспринимается как рабби, так к нему и обращаются (Мф. 26:25 и 49; Мк. 9:5; Ин. 1:38 и 49; 3:2). Евангелия чаще всего показывают И. X. именно учащим; иногда это происходит в синагогах или в пристройках Иерусалимского Храма, т.е. в нормальной обстановке деятельности рабби (впрочем, проповедь в пустынных местах более напоминает поведение пророка). Другие «учители во Израиле» диспутируют с И. X., как со своим коллегой и конкурентом. И все же он представляет собой в этой среде совсем особый случай, поскольку учит, не пройдя формальной выучки (Ин. 7:15) а главное, иначе говорит — «как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф. 7:29; Мк. 1:22). Проповедь И. X. особенно акцентирует значение самоотверженной готовности к отказу от выгод и социальных преимуществ, от гарантированной обеспеченности, как решающего критерия духовной жизни. Сам И. X. своей жизнью странствующего проповедника, «не имеющего, где приклонить главу» (Мф. 8:20; Лк. 9:58), подает пример такой жизни. Очень важный мотив проповеди — обязанность любви к врагам и гонителям (Мф. 5:44-46). В дни перед иудейской пасхой И. X. приближается к Иерусалиму, торжественно въезжает в город на ослице (библейский символ кротости и миролюбия в противоположность боевому коню), принимает приветствия от народной толпы, обращающейся к нему с ритуальными возгласами как к мессианскому царю, и властно изгоняет из помещений Иерусалимского Храма менял и торговцев жертвенными животными (Мф. 21:1-13; Мк. 11:1-11; Лк. 19:28-46; Ин. 12:12-19). Иудейские старейшины, составлявшие особое религиозно-административное и судебное учреждение — синедрион, решают предать И. X. (как опасного проповедника, стоящего вне системы школ, как нарушителя обрядовой дисциплины, и как вождя, могущего поссорить с ними римлян) своему суду, чтобы затем выдать на казнь римским властям. И. X. в кругу двенадцати апостолов тайно совершает пасхальную трапезу (т. н. Тайная Вечеря), во время которой предсказывает, что один из апостолов предаст его, а затем подает ученикам хлеб и вино со словами «это есть Тело Мое» и «это есть Кровь Моя», а себя уподобляя закланному и вкушаемому пасхальному агнцу, — прообраз христианского таинства Евхаристии (Мф. 26:20-29; Мк. 14:18-25; Лк. 22:8-38; Ин. 13, где евхаристические мотивы отсутствуют, но зато описано, как И. X. омыл ноги ученикам, подавая им пример взаимного служения). Ночь И. X. проводит с учениками в Гефсиманском саду к востоку от Иерусалима, «ужасается и тоскует», просит троих самых избранных апостолов (некогда присутствовавших при Преображении) бодрствовать вместе с ним и обращается к Богу с молитвой: «Отче! о, если бы Ты благоволил пронести эту чашу мимо Меня! впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет» Лк. 22, 42); напряжение его духа доходит при этом до кровавого пота (там же, 44). Посреди ночи приходят вооруженные пособники иудейских старейшин; И.Х. отведен на суд синедриона, где подтверждает свое мессианское достоинство (Мк.14, 61-62), за что ему выносят предварительный смертный приговор, а ранним утром отводят к римскому прокуратору Понтию Пилату для утверждения приговора. И.Х. ждет участь бесправных — бичевание и затем распятие на кресте (специфически римский способ унизительной и особенно мучительной казни). Далее рассказывается, что когда по истечении субботы женщины из окружения И. X. пришли, чтобы еще раз омыть и умастить благовониями тело, саркофаг оказался пуст, а сидевший на его краю «юноша» (ангел) сказал, что И. X. воскрес и ученики встретят его в Галилее (Мк. 16:1-8; древнейший текст этого Евангелия здесь и кончался). Другие Евангелия описывают явления Воскресшего ученикам, завершающиеся вознесением на небеса; но само событие воскресения описывается только в апокрифах. Церковное учение о И. X. как «единосущном» Богу-Отцу Сыне и Слове (Логосе) разрабатывалось в острых спорах в продолжение первого полтысячелетия истории христианского богословия. Образ И. X. в культуре христианских народов выявлял многообразный спектр интерпретаций, образующих, однако, сложное единство: в византийском типе иконографии — отрешенная царственность, аскетическая власть над собой, тонкость ума; для Франциска Ассизского — идеал радостной нищеты; в культуре позднего западного средневековья — прежде всего «Муж Скорбей» в терновом венце, требующий эмоционально-имаги-нативного вникания в тайну муки; для сознания XIX в., отчасти продолжающего жить, например, у Пастернака, — образ страдающей человечности. Сергей Аверинцев. София-Логос. Словарь

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

Найдено схем по теме ИИСУС ХРИСТОС — 0

Найдено научныех статей по теме ИИСУС ХРИСТОС — 0

Найдено книг по теме ИИСУС ХРИСТОС — 0

Найдено презентаций по теме ИИСУС ХРИСТОС — 0

Найдено рефератов по теме ИИСУС ХРИСТОС — 0