ГЕТЕРОЛОГИЧНОСТИ ПАРАДОКСГЕТЕРОНОМИЗМ

ГЕТЕРОЛОГИЯ

Найдено 2 определения термина ГЕТЕРОЛОГИЯ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [постсоветское] [современное]

ГЕТЕРОЛОГИЯ

концепция совр. философии, основанная на принципе множественности и различности как оснований реальности (интеллектуальной, соц., соц.-психол. и др.). Г., не имеющая (по определению) четко фиксированной парадигмальной формы, явл. ревизией классич. филос. и общекульт. наследия, т.к. классич. мышление исходит из субъектобъектной парадигмы, принципа репрезентативности и комплекса рефлексивных методов. В силу этого теор. сознание продуцирует картину реальности, исходя из представления о самотождественности составляющих ее объектов, каждый из к-рых «допускается» в эту реальность при условии его тождественности др. объектам того же вида, рода, типа. Объективность познания в этой схеме обеспечивается дистанцированностью познающего субъекта, предстающего в конечном счете как абстрактный самотождественный индивид, редуцируемый до его сознания, чувственности, деятельности. Установки классич. мышления также предполагают тождественность «этого» индивида любому «другому», их сводимость друг к другу и взаимозаменяемость. Первые попытки создания гетерономной (гетеротетической) картины реальности связаны с эпохой великих геогр. открытий и первых контактов европейцев с жителями Нового Света. Однако с началом активной колонизации вновь открытых земель традиц. схема реальности была восстановлена: «дикари» — это те же европейцы, только на примитивной ступени развития; колонизация несет им благо нравств., культ. и техн. прогресса. Классич. теории этнологии и антропологии культурной выстроены по этой схеме, в соответствии со стратегической целью данной отрасли науки: выявить истоки соц., психол., культ. параметров современности через исследование их зачатков у примитивных народов. Второй шаг в становлении Г. связан с учениями С.Кьеркегора, Ф.Ницше, В.Дильтея, поставившими под вопрос возможность бессубъектной картины реальности, а также с марксистской теорией соц.-истор. детерминированности познания. В первой половине XX в. формируется ряд направлений гетерологического осмысления реальности: феноменология Э.Гуссерля, «фундаментальная онтология» М.Хайдеггера, психоанализ З.Фрейда и К.Г.Юнга, экзистенциализм А.Камю и Ж.П.Сартра. Особенностью этого периода явл. вовлеченность нетеор. форм познания в системный дискурс, что предопределило участие в этом процессе таких «маргинальных» фигур совр. философии, как Ж.Батай, М.Бланшо, М.Бубер, Э.Левинас. Введенные и разработанные ими концепты («жизненный мир», Dasein, бессознательное, Другой, «внутр. опыт» и др.) указывают на реальность, принципиально нередуцируемую к гегелевскому «своему иному» или «инобытию»: противоположность «этого» и «другого» описывается не отношениями контрадикции или контрарности, а отношением дизъюнкции (Г.Флах). Совр. Г. вырастает на основе синтеза «субъектоцентрических» концепций и структурно-лингв. теории, согл. к-рой значение понятий выявляется не как ассоциативно-смысловое тождество, а как различение компонентов знака. Роль концентрированного выражения методол. принципов и концептуальной базы здесь играют грамматология Ж.Деррида, лингвопсихоанализ Ж.Лакана и концепция ризомы Ж.Делеза. Осн. направления совр. Г. представлены в таких исследовательских стратегиях, как: 1) концепция логич. несопоставимости науч. теорий (И.Лакатос, П.Фейерабенд); 2) концепция взаимонезависимой структурации разл. полей соц. взаимодействия (П.Бурдье, Э.Гидденс); 3) концепция децентрированной власти и «паноптического» типа соц. регуляции (М.Фуко); 4) концепция контингентности соц. норм на всех уровнях их функционирования — от социетального до обыденного (Ж.Бодрийар, Н.Луман); 5) концепция полисемичности и «нескончаемой коннотативности» текста (Р.Барт, Ж.Деррида, Ж.Делез); 6) концепция вариабельности гендерной идентичности (разл. течения феминизма) и др. Во всех случаях определяющими мотивами гетерологического понимания действительности выступают три основополагающих принципа: 1. Действительность — сложноорганизованная, многоуровневая система, отд. уровни к-рой несводимы к к.-л. др.; это же правило действует и в отношении отд. элементов, составляющих каждый из ее уровней. 2. «Другой», или «иное», не явл. функциональной производной (вариантом, отклонением) от некоего эталонного компонента данной системы, принятого за ее субстанциальное основание. 3. Логич. непротиворечивое представление свойств и механизмов функционирования к.-л. системы недостижимо в рамках ее собств. структуры и правил. Лит.: Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бодрийар Ж. Прозрачность зла. М., 2000; Он же. Пароли. От фрагмента к фрагменту. Екатеринбург, 2006; Делез Ж., Гваттари Ф. Ризома // Silentium. Лит.-филос. альманах. СПб., 1992. Вып. 2; Делез Ж. Различие и повторение. СПб., 1998; Деррида Ж. О грамматологии. М., 2000; Он же. Письмо и различие. М., 2000; Левинас Э. Время и Другой. Гуманизм другого человека. СПб., 1998; Он же. Избр. соч.: В 2 т. М.; СПб., 2000; Нанси Ж.Л. Бытие единичное множественное. Минск, 2004; Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас. Новосибирск, 1995. Е.В.Гутов

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

ГЕТЕРОЛОГИЯ

от греч. heteros - другой, logos - учение, речь) - неклассическая теория, исследующая становление, разнородность и множественность явлений и вещей. В современной философии Г. обозначает: 1) науку или учение об условиях возможности знания, в частности философии; 2) науку или учение о Другом, различии, множественности. В первом значении Г., как другое метафизики, представлена как наука о более радикальном содержании мышления, не сводимом только к логическим принципам. Во втором значении Г. представляется имманентной и перманентной формой действительности и реализуется как маучное или дискурсивное опытное исследование.

В основании классической метафизики как метафизики субъективности лежат отношение противоположности субъекта и объекта, принципы рефлексии и репрезентации. С начала классической метафизики рефлексия представляла одновременно средство, метод и основание, благодаря которым философия самообосновывается и оправдывает собственное существенное. Структура рефлексивности необходимым образом дается вместе со всякой субъективностью. Формальная особенность рефлексии заключается в том, что она не допускает никакой позиции, которая не была бы включена в собственное (рефлексивное) движение субъективности, приходящей к самой себе, к самосознанию. Рефлексия гарантирует философии гомогенную и внутреннюю, собственными средствами достигаемую, сферу существования. Благодаря рефлексии философский дискурс достигает очевидности и самодостаточности собственных оснований и обособляется от любых других (внешних) предпосылок и допущений, т. о. обосновав притязания на "первую философию". Рефлексии удается выполнение подобной задачи, поскольку, будучи единством, она складывается одновременно из рефлексии в другое и рефлексии в себя. Парадигма субъективности в дополнение к этим двум сторонам рефлексивного процесса требует третьей стороны, которая, по праву, первая, и как таковая заключается в том, что отражаемый субъектом объект является не просто другим, а симметрическим другим субъекта, иначе говоря, репрезентацией его отчужденной самости (воли, разума и т. д.). Только с т. зр. этой третьей стороны рефлексия в другое становится рефлексией в себя, осуществляется т. о. диалектическое единство субъекта и объекта, наиболее радикально мыслимое в философии Гегеля. Другой - всегда отражаемый субъектом объект. Отчуждение субъекта в свое другое и рефлексия в объект связываются в единое нередуцируемое целое, абсолютно синтетическую целостность. Последняя достигается ценой универсализации различия только как различия тождества. Различие понимается как противоречие и благодаря отрицательному объективированию другого позволяет рефлексии интегрировать диалектическую систему. Отрицательное является негативом положительного, и как отрицательное, так и положительное "снимаются" в процессе диалектического саморазвертывания знания как Абсолютной Идеи. Отрицание связывает Я и другого, неизбежно противоречивая природа которого предвосхищает диалектическое "снятие" в третьем, синтетическом термине, благодаря которому учреждается гомогенное рефлексивное пространство.

С т. зр. парадигмы субъективности, любая философия, вопрошающая основания или условия возможности знания (по определению, гетерогенные относительно самого знания), является Г. "Философия жизни" Ницше, Дильтея и Бергсона, "фундаментальная онтология" Хайдеггера, феноменология "жизненного мира" Гуссерля, психоанализ Фрейда или Лакана представляют тип философствования, гетерогенный относительно философии субъективности, ориентированный на поиск условий возможности познавательной деятельности. Понятия "жизни" у Ницше или Дильтея, Dasein у Хайдеггера, "жизненного мира" у Гуссерля, "бессознательного" у Фрейда обозначают такую действительность, в которой рефлексивные определения обнаруживают свои границы.

"Чистая гетерология" Флаха исследует моменты абсолютного отношения знания, которое, как объективная мыслительная форма, не может быть понято рефлексией, поскольку основание, по определению гетерогенное, Гегель понимает в смысле гомогенном с обосновываемым. Согласно Флаху, основание как абсолютное основание должно быть гетерогенным относительно любого обосновываемого (Р. Гоше). Следовательно, различные формы рефлексии невозможно объяснить рефлексией рефлексии, а чистой гетерогенностью как структурной характеристикой абсолютного отношения знания. Г. не может установить тождество абсолютного основания как чисто логического начала, она не может достичь подобной цели, определяя абсолютное основание в терминах отрицания, противоречия или диалектики, поскольку они не адекватны для формулирования структур гетерогенности. Термины, призванные концептуализировать структуру мышления, должны быть отличными от терминов "отрицание" или "противоречие". Абсолютный синтез, согласно Флаху, может достичь подобной цели и выступить основанием рефлексии и знания, если он разделен, различен до такой степени, что из области чистой логики исключается любая возможность опосредования и, соответственно, "снятия". В таком случае стороны, составляющие абсолютный синтез, находятся не в отношении противоречия и отрицания, а в отношении дизъюнкции, абсолютного, нередуцируемого разделения. Чисто логическое начало в себе должно быть различено, разделено т. о., чтобы исключить любую возможность опосредования и последующего "снятия" в третьем синтетическом термине, знаменующем торжество абсолютного единства. Стороны абсолютного отношения находятся в отношении взаимоисключения, где целое становится не через отрицание и противоречие, а через дополнительность одного и другого. Основание и обсновываемое дополняют друг друга как абсолютно гетерогенные стороны познавательного процесса. Отношение Я и другого - это не отношение опосредования, а чистого различия, изначального удвоения. Гетеротетический принцип утверждает, что абсолютное отношение складывается из Я и другого, где другое суть не отрицание, а абсолютно другое в отношении к Я. Другое, инаковость логически предшествуют возможности отрицания. Последнее не было бы возможным без априорного полагания другого (Риккерт) Приоритет не отдается никому, следовательно, никакого отрицания, никакого противоречия. Отрицание и противоречие принадлежат к сфере рефлексии, познания, тогда как гетеротетический принцип инаковости суть функция чистого полагания. Как чистый, минимальный принцип он принадлежит к гетеродогичеекому пространству изначального отношения, которое, в отличие от познавательной сферы субъективности и рефлексии, суть пространство чистого полагающего мышления (Р. Гоше). Т. о. абсолютное единство знания может быть только гетерологическим. Как целостность, это единство неизбежно различено, и поскольку в одно целое связываются не противоположности, а стороны, взаимоисключающие и дополняющие друг друга, это единство исключает любую диалектику.

"Грамматология" Деррида также вопрошает гетерогенное основание познавательного отношения исходя не из отрицания и противоречия, а из альтеральности. Следуя Хайдеггеру, Деррида рассматривает не различие как различие тождества, а различие между тождеством и различием, различие как таковое, не феноменологизируемое, лишенное собственности, свойственности - differance, не редуцируемую множественность, каждый раз саморазличающуюся т. о., что сформированная целостность всегда оказывается "неразрешимой", не полной. Г. для Деррида - это наука или учение о "неразрешимостях" как архисинтетических предпосылках западной метафизики. И поскольку другой - не положительный другой, Г., созданная Деррида, вписывает в философию возможность смещения ее собственных границ. Такая возможность обусловлена стремлением вписать внутрь мышления то, что - не другое мышления, а именно структурные границы самого мышления.

Если отношение к другому конституировало философию как философию и если в исторической ретроспективе другой всегда оказывался другим относительно себя, гетерологическое обобщение этого отношения к другому (без конкретного другого) даст основание самой возможности субъективности или рефлексии как гомогенного принципа, так же как возможности другого как гетерогенного принципа.

Гетерологическое учение Деррида отличается также от имманентной закономерности рефлексивных определений. Другое, инаковость сопротивляются диалектизации негативностью, т. о. подрывая онтотеологические и онтотелеологические основания метафизики. Как замечает Деррида в "Письме и различии", "негативность есть запас. Назвав абстрактной "негативностью" невоздержанность абсолютной растраты, Гегель второпях закрыл глаза на то, что сам обнаружил в виде негативности". Другое, инаковость, даже не негативное, выставляет точку не-возвращения, инстанцию абсолютной растраты "потому, что нет больше в запасе изнанки, потому что "это" не дает обратить себя в позитивность, потому что оно не может более сотрудничать в развертывании смысла, концепции, времени и истинности в дискурсе, потому что буквально оно не может более трудиться и дать себя рассматривать как "работу негативного" (Деррида). Как пустая форма негативности, другое - это неразрешимый запас негативности. Следовательно, это - не недостаток, отсутствие или пустота, и, еще менее, обратная сторона позитивности понятия или смысла. Это "радикально" другое обозначает пространство "неразрешимостей" (архиписьмо, след, differance, дополнительность и т. д.) на границе философии и любого другого дискурса, претендующего на целостность, полноту и непротиворечивость. Хотя "неразрешимости" и могут быть заменены друг на друга, они не образуют целое принципа (как Одного, так и Другого), поскольку любая замена означает трансформацию, смещение как самих терминов, так и, в результате, сформированной "системы". Следовательно, "неразрешимости" не принадлежат к порядку оснований или фундамента, а к условиям возможности и невозможности. Поэтому Деррида считает, что Г. невозможна как наука (присутствия). Это то, внутри чего метафизика производится.

Гетерологические учения Делеза и Гваттари реализуются в ризоматике (см. "Номадология"). Ризоматическая модель противопоставляется репрезентативной. Последняя суть иерархическая система, содержит центры обозначения и субъективации, копирования или воспроизведения. Ризоматическая и репрезентативная модели представляют собой не дуализм: ризома действует как имманентный непрерывно становящийся, прерываемый и возобновляемый процесс, подрывающий основания репрезентативной модели. Дуализм моделей - это только возможность выхода на процесс, свободный от всех моделей, кодирований, структурирований и генерализаций. В отличие от структурированных, упорядоченных и предустановленных систем, ризома представляет собой децентрированную, гетерархическую и неозначающую систему, определяемую только циркуляцией состояний. Нередуцируемая ни к единому, ни к множеству, не-раздваиваемая и неразмножаемая, ризома составлена из измерений, сделана из линий сегментарности, стратификации, также как и линий побега или детерриториализаций. Не будучи объектом воспроизведения (ни внешнего, ни внутреннего), ризома - это антигенеалогия, и действует вариантами, экспансией, захватом, пленением. В противоположность графике, рисунку или фотографии, ризома - это карта, которую следует сделать, построить, разобрать, модифицировать. Карта открыта: "...она разбираема, опрокидываема, способна к постоянным трасформациям. может быть развернута, адаптирована к любому монтажу, построена индивидом, группой, общественной формацией". Одна из самых важных характеристик ризомы - быть всегда истоком для многого.

В ризоматических множествах любая точка может быть соединена с любой другой; разрыв линии означает, что ризома продолжается по другой линии. Эти линии постоянно проникают друг в друга. Все точки взаимозаменяемы, определяются только наличным состоянием т. о., что "локальности" координируют друг друга, а всеобщий порядок обеспечивается независимо от центрального органа или центра присутствия. Множественности берутся как субстантивные, не связанные единством (субъекта или объекта), сверхкодированием или дополнительным измерением. Для ризоматических множеств характерным является внешний для всех "план" устойчивости. "Множества определяются извне: абстрактной линией, линией побега или детерриториализаций, в зависимости от которой они изменяют природу, соединяясь с другими". Ризома не подлежит структурным или генеративным обобщениям. По ту сторону всех дуализмов, Делез и Гваттари предлагают магические формулыуравнения: "плюрализм = монизм"; "ризоматика = шизоанализ = стратоанализ =прагматика = микрополитика"; "ризоматика = номадология"; "ризоматика =поп-анализ".

Э. Левинас реализует опыт гетерологического анализа в "этическом отношении" Я и другого. "Этическое отношение" предшествует метафизике или онтологии. В бытии трансцендентность обращается в имманентность, другое редуцируется тождественным. Левинас "противопоставляет" самореференциальной природе автономии гетерономию как учение об абсолютном другом. Как философия тождества, автономия идентифицирует мир через деятельность опосредования самореференциального мышления. Необходимым атрибутом подобной деятельности будет насилие, "самолюбование в тождественном, непризнавание Другого", поскольку реальность играет роль, предписываемую понятийной схемой. Именно понятия и категории как "интерпретативные ключи" позволяют идентифицировать мир в интеллигибельных структурах. Поэтому философия всегда тяготела к тому, чтобы вобрать всякое другое в тождественное, редуцировать другого до положения простого объекта познавательной деятельности (опосредования, снятия и т. д.). Любое другое трансформировано в самотождество, относительно которого сознание имманентно. Изначально исключается возможность "безвозвратного сознания". трансцендентной цели. Другое - условие возможности гетерономии, поскольку люди, в отличие от других сущих, сопротивляются власти мышления и ставят по л вопрос свободу автономии. Другое - не объект, а "чистая дыра в мире", абсолютная открытость. Левинас считает, что мы переживаем эту открытость, зияние как "загадку мира". Последняя не есть неразрешимая или иррациональная проблема или абсурд. Необъективное "присутствие" загадки означает отсутствие средств идентификации причин или истоков этого присутствия. Следовательно, "этическое отношение" - это не отношение с "объективируемым присутствием, а "отношение без отношения". "Опыт" гетерономии обнаруживает, что автономное существование не свободно в освоении мира. В "этическом отношении" Я встречается с абсолютно другим, которое проблематизирует автономное сознание.

Другое парализует любую власть своим бесконечным сопротивлением - "этическим сопротивлением" - сопротивлением тем, что не сопротивляется. В "этическом отношении", предшествующем любой метафизике или онтологии, другое суть означающее само по себе, т. е. появление другого есть лицо, не встроенное в мир присутствие. Самовыражение или самопредставление другого не является как феномен (сокрывающий вещь в себе) или объект, но как ускользание от любых смысловых структур, навязанных автономным сознанием. Другое в "этическом отношении" описывается как след другого. След - это не след нечто. След относится к открытости, произведенной отсутствием другого. Явление другого никогда не закрепляется в горизонтах мира: другое отступает, отрешается. Эта связь с запредельным, с "абсолютно минувшим, абсолютно прошедшим отсутствием" значима так, как след присутствия (отсутствующего). Присутствие лица означает конец принадлежности сознания самому себе. Лицо - это не пластическая фигура; феноменальность лица состоит в том, чтобы быть лишенным своего облика, своих покровов, что означает наготу, незащищенность лица. "Нагота лица - это крайняя нужда и тем самым мольба в прямой направленности ко мне. Но эта мольба требовательна, это униженность с высоты". Лицо требует от меня признания и ответственности за его нищету. Перед лицом другого Я бесконечно ответственно. Эта этическая направленность к другому подрывает самотождественность "экономического" мира, утверждает множественность и различие.

В социальной антропологии Ж. Батая Г. как наука об абсолютном другом нерасторжимо связывается с концепцией гомогенного и гетерогенного общества. Гомогенность означает соизмеримость элементов и осознанность этой соизмеримости и выражается в сведении всех социальных связей к устойчивым правилам, основанным на отождествимости индивидов, явлений и событий. В основе социальной гомогенности лежит производительная, полезная деятельность. Последняя всегда имеет некую общую меру - деньги, которые, как обособленный от реальных референтов всеобщий эквивалент, редуцируют все гетерогенные силы общественного развития. С т. зр. гомогенного общества, человек - всего лишь функция коллективного производства.

Гетерогенное общество основано на "непроизводительной растрате". Гетерогенность, согласно Батаю, указывает на существование элементов, не поддающихся ассимиляции и подрывающих самотождественность и устойчивость гомогенного общества. Поскольку научное познание, как функция гомогенности, не исследует гетерогенные элементы как таковые, Батай считает необходимым учреждение такого типа научного познания, который изучал бы "различия, не поддающиеся объяснению". "Коль скоро структурой познания гомогенной реальности является структура науки, структура гетерогенной реальности обнаруживает себя в мистическом мышлении первобытного человека и в образах сновидений: она идентична структуре бессознательного". Батай описывает некоторые характеристики гетерогенной реальности. Сакральный мир составляет значительную часть гетерогенного мира; подобно сакральной, гетерогенная реальность мыслится как реальность "силового или шокового порядка". Гетерогенный мир включает в себя всю совокупность результатов "непроизводительной растраты", т. е. все то, что гомогенное общество отвергает либо как отходы, либо как трансцендентную ему высшую ценность. Гетерогенные элементы, как правило, провоцируют "аффективные реакции различной интенсивности" и вызывают безумие, неумеренность, исступленность, буйство, проявляющиеся в "деятельности", направленной на разрушение законов гомогенного общества. Тогда как гомогенная реальность предстает в абстрактном и нейтральном облике строго определенного и самотождественного общества, гетерогенная реальность - это реальность силы и шока. Гетерогенность, циркулирующая на уровне глубокой аффективности, согласно Батаю, воплощает абсолютное различие как подлинное основание общественной жизни.

В перспективе постмодернизма Г. обозначает "войну целому", "свидетельство непредставимого", активизирование различия, неопределенности, фрагментации, рассеивания. Г. - это не игра, становление и различие в мире, а игра-становление-различие мира, которая необходимо мыслится прежде всяких логических и других структур.

Т. X. Керимов

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современный философский словарь

Найдено схем по теме ГЕТЕРОЛОГИЯ — 0

Найдено научныех статей по теме ГЕТЕРОЛОГИЯ — 0

Найдено книг по теме ГЕТЕРОЛОГИЯ — 0

Найдено презентаций по теме ГЕТЕРОЛОГИЯ — 0

Найдено рефератов по теме ГЕТЕРОЛОГИЯ — 0