философия сознания глазами ученыхФилософия техники XX в

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

Найдено 7 определений термина ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

совокупность различных течений, школ и концепций, рассматривающих гносеологические и мировоззренческие проблемы развития техники и научно-технического прогресса. Что такое техника, каковы социальные следствия этого феномена, как складываются отношения между человеком и машиной — таков круг проблем Ф. т. Рождение Ф. т. на Западе связывают с появлением книги И. Бекмана “Руководство по технологии, или познание ремесел фабрик и мануфактур” (1777). Однако значительно чаше ее отсчет ведется ,от труда гегельянца Э. Каппа, к-рый, собственно, и ввел данное понятие (“Основные черты философии техники”, 1877). В условиях индустриально развивающегося капитализма возникла потребность в идеологическом осмыслении феномена техники, ее воздействия на жизнь об-ва. Осн. идея Каппа заключалась в стремлении понять сущность техники на базе “органопроекцни”, т. е. путем выведения ее из развития самой природы. С этой концепцией вел полемику неотомист Ф. Дессауэр, к-рый видел в технике воплощение божественных установлений, реализацию трансцендентных идей. На Ф. т. оказали влияние работы Хайдеггера 50—60-х гг. С его т. зр., существенное в технике не делание, не манипулирование, а обнаружение. Техника — важнейший способ обнаружения глубинных свойств бытия. Посредством ее человек говорит с бытием, слышит его зов. Но импульс может быть угадай неверно, ибо техника провоцирует человека на ложное самораскрытие. Как принципиально новый фактор мировой истории рассматривал технику Ясперс. Последователи Хайдеггера и Ясперса — Э. Агасси, Л. Мэмфорд, Ж. Эллюль — придали термину “техника" широкий мировоззренческий смысл. Она стала трактоваться как совокупность методов, рационально обработанных и имеющих абсолютную эффективность во всех областях человеческой деятельности. В связи с “компьютерной революцией” усилился интерес к Ф. т. В работах А. Димера, X. Сколнмоски, Т. Стоуньера, А. Этцнони и др. рассматриваются последствия информатизации общества. За последние годы в Ф. т. обнаруживается тенденция к обобщению накопленного опыта информатизации (Дж. Несбит, И. Масуда), выявлению социальных последствий компьютеризации (О. Тофлер). Приверженцы этого философского течения пытаются угадать и оконтурить образ об-ва, возникающего на основе развития новых технологических процессов, средств коммуникации. Вместе с тем внутри Ф. т. зарождается социально-критическое направление, сторонники к-рого фиксируют внимание на негативных и неожиданных следствиях информатизации. Изучение философских проблем техники стало одной из приоритетных задач марксистского обществознания. Техника рассматривается здесь, прежде всего, в связи с характером социальных условий, определяющих направление ее использования. Большое внимание уделяется вопросам гуманизации техники, выявлению потенциала личности в овладении феноменом техники. В свою очередь сам человек предъявляет новые требования к технике, в к-рой должны учитываться психофизиологические особенности его деятельности. Возникает проблема взаимодействия и взаимоприспособления (коадаптации) - человека и техники, получающая новое развитие в марксистско-ленннской Ф. т. (Техника и технология).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

это направление социально-философских и научно-технических исследований, связанное с изучением философских и социокультурных оснований сущности взаимоотношения «человек-техника-общество». Впервые мысль о создании философии техники, точнее – философии механики, была высказана английским химиком и физиком Робертом Бойлем, который в своей книге «Механические  качества» (1675) попытался сформулировать механистическую философскую концепцию, превратив механику в основу всего сущего. Имела хождение и другая идея: мысль создать философию промышленности принадлежала немецкому экономисту Иоганну Бекманну. В Шотландии вышла книга экономиста и инженера  Эндрю Юра «Философия мануфактур» (1835), в которой автор рассматривал некоторые философские аспекты  мануфактурного производства. Таким образом европейская философская мысль подошла весьма близко к  созданию подлинно научной философии техники. И все же на Западе подлинным основоположником этой  научной дисциплины считается немецкий философ  Эрнест  Капп,  который  ввел  в  научный  обиход  термин  «философия техники». В 1877 г.  он выпустил книгу «Основные линии философии техники», где он, разделяя идеи опредмечивания К. Маркса, определил сущностные характеристики  технических  средств.  В  России  основы  философского  осмысления техники были заложены Н. А. Бердяевым и П. К. Энгельмейером. А.А. Богданов (Малиновский) в книге «Всеобщая организационная наука» (в 2 т.; 1913-1917) впервые в России и в  Европе рассматривал проблему равновесия и хаоса. По вполне понятным причинам его исследования получили продолжение на Западе. В нашей стране интенсивная разработка философских проблем техники началась лишь в 1950-1960-е гг. В философии техники выделяются: немецкая, российская, американо-французская и марксистская  (советская) школы. Во второй половине XX в. мировые школы и направления философии техники во все  большей мере укрепили свою взаимосвязь в рамках социально-экологического подхода к феномену техники.  Обосновывалась точка зрения, в соответствии с которой именно современные формы техники, с одной  стороны,  обостряют конфликт системы«человек-социум-биосфера», а с другой – эффективное развитие техники и технологии способствует его  (конфликта) смягчению, а в перспективе – и преодолению. Истоки философии техники прослеживаются в трудах древних философов, но  систематическое  философское исследование феномена  техники  началось  в лишь  конце  XIX   начале  XX  в.  Основные разделы  современной  философии техники:  1)  онтология  техники,  связанная с  развитием  идей  К.  Маркса  (А.А. Зворыкин, С.В. Шухардин, Ю.С. Мелещенко, Г.Н. Волков и др.);  2) философия истории техники (в рамках этого направления были разработаны две основные версии, одна из которых – А.А. Зворыкин, С.В. Шухардин и др. – основывалась на приложении основных идей марксистской философии к истории и технике, а вторая  –  Г.Н.  Волков  –  развивала  марксову  идею  опредмечивания  трудовых функций применительно к основным этапам технической эволюции; 3) социология техники, в русле которой обсуждалась специфика развития техники в различных социальных условиях (Г.Н. Волков и др.); 4) техническая футурология, ориентированная  на  прогнозирование  технического  прогресса  (Г.Н.  Волков,  А.И. Черепнев и др.); 5) гносеология техники в работах В.В. Чешева, Б.С. Украинцева, В.Г. Горохова, В.М. Фигуровского и др. рассматривалась как специфика технического знания (объект, методология, особенности теории, типы идеальных объектов, ценностные установки). Аналогичные направления развивались  в западной философии техники (Ф. Рапп, X. Бек и др.), социологии (Э. Тоффлер, Д. Белл, Р. Айрис и др.) и  футурологии (Э. Тоффлер, Д. Белл, Г. Канн, Дж. П. Грант, Дж. Мартино и др.).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия науки и техники: словарь

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

область философских исследований, направленных на осмысление природы техники и оценку ее воздействий на общество, культуру и человека. Философия техники возникла во 2-й пол. 19 в. Первоначально философские вопросы техники ставили инженеры — Э. Гартинг, И. Бекманн, Ф. Рело, А. Ридлер. Термин «философия техники» ввел Эрнст Kann, создавший одну из первых концепций философии техники. Существенную роль в формировании философии техники сыграли также А. Эспинас, Ф. Бон, Ф. Дессауер, русский инженер и философ П. К. Энгельмейер. В нач. 20 в. философия техники успешно развивалась в России, однако позднее эта дисциплина (как буржуазная наука) перестала разрабатываться в нашей стране. В 1960— 70-х гг. получил развитие ряд дисциплин, в которых изучались и обсуждались различные аспекты техники: история техники, философские вопросы техники, методология и история технических наук, методология и история проектирования и инженерной деятельности. Ныне эти области исследований развиваются не только самостоятельно, но и в рамках философии техники.

В фокусе интересов философии техники стоит феномен и сущность техники. Как феномен техника выступает в виде машин и орудий, а сегодня также и в виде технических сооружений и даже технической среды (техносферы). К числу феноменов техники относятся также знания, используемые в технике. В отличие от феноменологических описаний, служащих в философии техники в качестве эмпирического материала, осмысление сущности техники — это попытки ответить на вопросы о природе техники; об отношении техники к другим сферам человеческой деятельности — науке, искусству, инженерии, проектированию, практической деятельности; о возникновении техники и этапах ее развития; о том, действительно ли техника угрожает нашей цивилизации; о влиянии техники на человека и на природу, наконец, о перспективах развития и изменения техники.

Для философии техники характерно отсутствие единой философской системы; наряду с собственно философской она включает и другие формы рефлексии по поводу техники — историческую, аксиологическую, методологическую, проектную. Философский характер такого рода размышлениям придает направленность мышления на уяснение идеи и сущности техники, на понимание места техники в культуре и в социальном универсуме, в историческом контексте. Существует точка зрения, согласно которой философия техники — это скорее не собственно философия, а междисциплинарная область знаний, для которой характерно самое широкое рассмотрение техники. При этом опираются на то, что философия техники включает разные формы рефлексии и по языку далеко отклоняется от классических философских традиций. В целом философия техники ориентирована на две основные задачи. Первая — осмысление техники, уяснение ее природы и сущности — порождена кризисом не столько техники, сколько всей современной «техногенной цивилизации». Постепенно становилось понятным, что кризисы нашей цивилизации — экологический, антропологический, кризис культуры и другие — взаимосвязаны, причем техника (и, более широко — специфически техническое отношение к миру) является одним из факторов, вызывающих это глобальное неблагополучие. Вторая задача — это поиск путей разрешения кризиса.

К сфере философии техники относят и прикладные задачи, и проблемы, напр., такие, как определение основ научно-технической политики, разработка методологии научно-технических и гуманитарно-технических экспертиз, методология научно-технического прогнозирования и др. На заре формирования этой дисциплины (в кон. 19 — нач. 20 в.) в философию техники подобные прикладные, хотя и достаточно широкие, проблемы не включались.

Важной методологической проблемой философии техники является проблема допустимых пределов ее редукции к таким реалиям, как деятельность, формы технической рациональности, ценности, те или иные аспекты культуры. Во многих основных определениях техники, которые даются в философии техники, происходит ее «распредмечивание», техника как бы исчезает, ее подменяют определенные формы деятельности, ценности, дух, аспекты культуры и т. п. С одной стороны, такая редукция является необходимым моментом и условием познания техники, с другой стороны, возникает опасность вообще утратить специфику техники как объекта изучения. «Распредмечивание» техники порой заходит так далеко, что техника представляется как глубинный и глобальный аспекты всякой человеческой деятельности и культуры, а не как нечто субстанциальное, что обычно мы интуитивно имеем в виду, говоря о технике. В связи с этим возникает дилемма: является ли техника самостоятельной реальностью, или же она есть инобытие чего-то другого, всего лишь аспект духа, человеческой деятельности или культуры и т. п.

В последние годы возникла новая проблема — анализ культурно-исторических изменений в понимании и восприятии техники. Исследования показывают, что, напр., в архаической культуре орудия, простейшие механизмы и сооружения понимались в анимистической картине мира. Древний человек думал, что в орудиях присутствуют духи, помогающие или препятствующие человеку. Развитие же техники в культуре Нового времени привело к тому, что современный человек видит в технике действие законов природы и свое собственное инженерное творчество. И дело не сводится к той или иной трактовке техники — речь идет о ее культурном существовании и бытии. Понятая в качестве духа, техника живет по одной «логике», имеет одни степени свободы; понятая же как проявление божественного творчества (средневековая трактовка) — по другой «логике», понятая как процесс (сила, энергия) природы — по третьей.

Философия техники находит применение в целом ряде областей, напр. в системе управления народным хозяйством (экспертиза научно-технических проектов, консультирование, прогнозирование и т. д.), в разных областях науки и техники, наконец, в гуманитарных дисциплинах (как момент рефлексии технической и технологической стороны гуманитарной работы и мышления).

Лит.: Философия техники в ФРГ. М., 1989; Философия техники: история и современность. М., 1997; Горохов В. Г., Разин В. М. Введение в философию техники. М., 1998.

В. М. Розин

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

ТЕХНИКИ ФИЛОСОФИЯ

формирующийся раздел философской науки, основное содержание которого составляет философская рефлексия по поводу феномена техники. Ф. т. развивается по двум основным направлениям. Первое сводится к вопросам о применении философии к технике: теоретические модели, закономерности всеобщего характера, методы, идеи, накопленные философией, обращаются на технику как на особый предмет исследования. Истоки Ф. т. имеются в трудах древних философов, но систематическое философское исследование феномена техники началось в конце XIX - начале XX в. Э. Kann и К. Маркс рассматривали сущностные характеристики технических средств в русле идеи опредмечивания. В России основы философского осмысления техники были заложены Н. А. Бердяевым и П. К. Энгельмейером.

Интенсивная разработка философских проблем техники в нашей стране началась в конце 50-х и в 60-е гг. по следующим основным направлениям: 1) онтология техники, связанная с развитием идей К. Маркса (А. А. Зворыкин, С. В. Шухардин, Ю. С. Мелещенко, Г. Н. Волков и др.); 2) философия истории техники. В последней были разработаны две основных версии. Одна из них (А. А. Зворыкин, С. В. Шухардин и др.) основывалась на приложении основных идей марксистской философии истории к истории техники. Вторая (Г. Н. Волков) развивала Марксову идею опредмечивания трудовых функций применительно к основным этапам технической эволюции. В этот же период получила распространение 3) социология техники (Г. Л. Епископосов, Г. Н. Волков и др.), в русле которой обсуждалась специфика развития техники в различных социальных условиях, и 4) техническая футурология, ориентированная на прогнозирование технического прогресса (Г. Н. Волков, А. И. Черепнев и др.). В 70-е гг. начала складываться 5) гносеология техники. В работах В. В. Чешева, Б. С. Украинцева, В. Г. Горохова, В. М. Фигуровской и пр. рассматривалась специфика технического познания: объект, методология, особенности теории, типы идеальных объектов, ценностные установки. В целом аналогичные направления развивались в западной Ф. т., но в ней главное внимание уделялось онтологии (Ф. Рапп, X. Бек и др.), социологии (О. Тоффлер, Д. Белл, Р. Айрис и др.) и футурологии (О. Тоффлер, Д. Белл, Г. Кан, Дж. П. Грант, Дж. Мартино и др.). Правда, гносеологические направления не вполне сопоставимы, поскольку в западной (особенно, в англоязычной) литературе обсуждается, как правило, не техническое знание, а технология как некоторое целое.

К настоящему времени указанное направление Ф. т. сложилось в специальный прикладной раздел философской науки со своей особой проблематикой, имеющей мало общего с традиционными философскими вопросами.

Суть второго направления состоит в обнаружении и теоретическом описании технических или техногенных аспектов традиционных философских проблем. Его истоки также обнаруживаются в античной философии: в трудах Аристотеля "технэ" включается в общую классификацию типов познания. Для классической философской традиции достаточно типично осмысление общефилософских проблем с технических позиций. Философия всегда стремилась к выводам всеобщего характера, но построение предельных абстракций основывалось на разнообразном материале, поставляемом различными областями знания и деятельности. Привлекался и технический материал, особенно философской наукой нового времени. Так, механика, влияние которой на философию XVIII - XIX вв. общеизвестно, была в такой же мере технической наукой, как и наукой о природе. В работах К. Маркса речь идет не только о машинах и машинном производстве как таковых, но и о тех изменениях, которые вызываются ими в жизни общества. Н. А. Бердяев рассматривает техногенные элементы культуры, в т. ч. и духовной. Впоследствии ключевые положения его работ, посвященных технике, были подтверждены применительно к более современной ситуации трудами X. Эллюля. Во многих современных работах, написанных в жанре Ф. т., это направление так или иначе присутствует (например, В. В. Чешев рассматривает технику в русле общей теории деятельности), но специально не акцентируется. Правда, в последние годы оно начинает оформляться под влиянием работ М. Хайдеггера, стремившегося обнаружить суть техники вне ее-в инструментальности как таковой, атрибутивно присущей человеку в его деятельности. Иногда это направление называют антропологией техники (X. Закссе и др.). Только единство и взаимное дополнение обоих направлений делает Ф. т. вполне философией. Аналогичные направления присутствуют во всех общепризнанных специальных разделах философской науки: философия истории или философия искусства не ограничиваются приложением философии к этим областям деятельности - история и искусство занимают свое место в общефилософской конструкции. Без них, например, у Гегеля, картина развития духа была бы неполной.

Философичность техники прямо следует из ее сущностных характеристик. Техника как способ воспроизводства живой деятельности в значительной мере определяет идеалообразование, а значит и культуру. Техника как специфическое мироотношение включена в мироотношение родового человека к миру как целому. Если же охарактеризовать технику в категориях, типичных для классической философии, то она является: а) средством полагания субъектом объекта, а, следовательно, и средством полагания субъектом себя самого; б) границей субъекта и объекта в точном гегелевском смысле "иного обоих", определяющей в известной степени взаимодействующие сущности. Как средний член субъектнообъектного отношения техника отчасти детерминирует исторически конкретные варианты решений вечных философских вопросов.

Особое течение Ф. т. представлено попытками установления аналогий техносферы с другими областями знания и деятельности. Так, Б. И. Куприным выявлена аналогия распределения видов в биоценозе и технических изделий определенного класса, введено понятие техноценоза. Установленная аналогия дала возможность применить к теоретическому описанию техноценозов математический аппарат, используемый в биологии, и заложить основу прогнозирования развития практически любого вида техники. По своей методике, подобные исследования аналогичны второму из основных направлений Ф. т.: техносфера обращается в некоторое инобытие (философию, биологию) и на этой основе "приходит к самосознанию".

Д. М. Федяев

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современный философский словарь

философия техники

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ — философская дисциплина, сложившаяся во второй половине 19 в. и стремящаяся осмыслить природу техники и оценить ее последствия для культуры. Первоначально философские вопросы о технике ставили крупные инженеры, такие как Э. Гартинг, И. Бекманн, Ф. Рело, А. Ридлер. Термин «Ф. т.» ввел Эрнст Капп, создавший одну из первых концепций подобного рода. Существенную роль в формировании Ф. т. сыграли также А. Эспинас, Ф. Бон, Ф. Дессауер. В начале 20 в. благодаря усилиям инженера и философа П.К. Энгельмейера Ф. т. весьма успешно развивалась в России. Затем, правда, эта дисциплина была объявлена в нашей стране буржуазной наукой и перестала разрабатываться. Тем не менее развивался ряд дисциплин, в которых изучались и обсуждались различные аспекты техники: история техники, философские вопросы техники, методология и история технических наук, методология и история проектирования и инженерной деятельности. Сегодня эти области исследований развиваются не только самостоятельно, но и в рамках Ф. т.         В фокусе современного изучения Ф. т. стоят два феномена — техника и технология. Как феномен техника выступает в виде машин и орудий, а сегодня также и в виде технических сооружений и даже технической среды. К феноменальным характеристикам техники относятся также знания, используемые в технике, и различные формы осознания техники. В отличие от феноменальных описаний, используемых в Ф. т. собственно как эмпирический материал, осмысление сущности техники — это ответ на такие фундаментальные вопросы, как: в чем природа техники? как техника относится к др. сферам человеческой деятельности — науке, искусству, инженерии, проектированию, практической деятельности? когда техника возникает и какие этапы проходит в своем развитии? действительно ли техника угрожает нашей цивилизации, как это утверждают многие философы? каково влияние техники на человека и природу? наконец, каковы перспективы развития и изменения техники?         Термин «Ф. т.» может ввести в заблуждение. Кажется, что это раздел философии, в котором осмысливается и анализируется техника. Если это философия, то нетрадиционная, современная, о чем свидетельствует следующее: отсутствие единой философской системы; наличие, помимо философской, др. форм рефлексии техники —исторической, аксиологической, методологической, проектной; наличие прикладных исследований и разработок по философии техники. Имеется и др. точка зрения, согласно которой Ф. т. — это не философия, а, скорее, междисциплинарная область знаний, представляющая собой широкую рефлексию над техникой. Этот взгляд подкрепляют два соображения. Первое — это то, что Ф. т. содержит разные формы рефлексии техники и поэтому по языку далеко отклоняется от классических философских традиций. Второе соображение связано с характером задач, которые решает Ф. т. Реконструкция в их методологии показывает, что Ф. т. ориентирована на две основные задачи. Первая задача — осмысление техники, уяснение ее природы и сущности — была вызвана кризисом не столько техники, сколько всей современной «техногенной цивилизации». Постепенно становится понятным, что кризисы нашей цивилизации — экологический, антропологический (деградация человека и духовности), кризис культуры и т.д. — взаимосвязаны, причем техника и, более широко, техническое отношение ко всему является одним из факторов этого глобального неблагополучия. Вторая задача имеет, скорее, методологическую природу: это поиск путей разрешения кризиса техники, прежде всего в сфере новых идей, знаний, проектов. К Ф. т. сегодня относят и такие проблемы, как определение основ научно-технической политики, разработка методологии научно-технических и гуманитарно-технических экспертиз, методология научно-технического прогнозирования и др. Проблема здесь в следующем: как сочетать в рамках одной «философской» дисциплины две такие разные по природе и объему области — собственно философско-методологические исследования проблем природы и сущности техники, а также поиск в интеллектуальной сфере путей разрешения этих проблем, и не менее значимую и разнообразную по материалу и методам область прикладных проблем и задач? Или же более правильно будет отделить от Ф. т. прикладные проблемы и задачи?         Под влиянием культурологических исследований, которые в последние годы оказывают все большее влияние на Ф. т., возникла и такая проблема: входит ли понимание (концептуализация) техники, т.е. сугубо психологический и культурный феномен, в сущность техники? Культурологические исследования показывают, что, напр., в архаической культуре орудия, простейшие механизмы и сооружения понимались в рамках анимистической картины мира. Древний человек думал, что в орудиях (оружии) присутствуют духи, помогающие или препятствующие человеку. Соответственно, формирование техники в культуре Нового времени привело к тому, что современный человек видит в технике действие законов природы и свое собственное инженерное творчество.         Вторым по значимости объектом изучения в современной Ф. т. выступает технология. При этом необходимо различать технологию в узком понимании, как совокупность (система) правил, приемов, методов получения, обработки или переработки сырья, материалов, промежуточных продуктов, изделий, применяемых в промышленности, и технологию в широком понимании. По определению Н. Вига, технология в широком понимании — это новая дисциплина, базирующаяся на Ф. т.; ее базовой предпосылкой является то, что технология стала играть центральную роль для нашего существования и образа жизни и поэтому должна исследоваться как фундаментальная человеческая характеристика. О технологии в широком смысле заговорили после того, как люди научились управлять развитием производства и заметили, что управляемое и контролируемое развитие производства и техники позволяет решить ряд сложных народнохозяйственных или военных проблем. Дальнейший анализ показал, что цивилизационные завоевания, достижение новых эффектов труда связаны не столько с новой техникой, сколько с новыми формами кооперации, организации производства или деятельности, с возможностями концентрации ресурсов, с культурой труда, с накопленным научно-техническим и культурным потенциалом, с энергией и целеустремленностью усилий общества и государства и т.д. Постепенно под технологией во втором понимании стали подразумевать сложную реальность, которая в функциональном отношении обеспечивает те или иные цивилизационные завоевания (т.е. является механизмом новаций и развития), а по сути представляет собой сферу целенаправленных усилий (политики, управления, модернизации, интеллектуального и ресурсного обеспечения и т.д.), существенно детерминируемых, однако, рядом социокультурных факторов. Одна из важнейших философско-методологических проблем — возможность управления технологией и обретение свободы в условиях тотальной технологической обусловленности. Эту проблему наиболее четко поставил М. Хайдеггер, показав, что вся наша цивилизация работает на «постав», т.е. осуществляется в форме воспроизводства технологических поставляющих цепочек и процессов. Ж. Эллюль усилил этот тезис, утверждая абсурдность современной техники и технологии. С одной стороны, подобные рассуждения понятны: они фиксируют ситуацию, как ее видят и оценивают многие философы. С др. — налицо проблема: ведь понятие технологии как раз и призвано обеспечить интеллектуальные условия для управления и овладения техникой. К тому же сами философы показывают, что за технологией стоит более сложная реальность, а именно — социальные институты, человеческая деятельность, ценности, картины мира. Если с этим соглашаться, то вопрос о свободе в условиях тотальной технологической обусловленности можно переформулировать в проблему целенаправленного воздействия на указанные компоненты нашей цивилизации и культуры.         Знания по Ф. т. необходимы сегодня в целом ряде областей: собственно в философии, в системе управления народным хозяйством (экспертиза научно-технических проектов, консультирование, прогнозирование и т.д.), в разных областях науки и техники, наконец даже в гуманитарных дисциплинах (как момент рефлексии технической и технологической стороны гуманитарной работы и мышления). В настоящее время отдельные курсы по Ф. т. читаются в ФРГ, США, Франции, Англии и в России. Поскольку техника оказывает влияние на все стороны жизни современного человека, и ее роль, судя по всему, возрастает, будет расти и значение Ф. т. Уже сегодня философы н е только изучают технику, но и помогают экономистам и политикам учесть влияние технических факторов. Особенно велика их роль в критическом осознании негативных последствий технического развития и в формулировании нового идеала и понимания техники.         В.М. Розин         Лит.: Иванов В.И., Чешев В.В. Становление и развитие технических наук. Л., 1977; Козлов Б.И. Возникновение и развитие технических наук. Л., 1988; Философские вопросы технического знания. М.. 1984; Чешев В.В. Технические науки как объект методологического анализа. Томск, 1981; Философия техники в ФРГ. М., 1989; Философия техники: история и современность. М., 1997; Горохов В.Г., Розин В.М. Введение в философию техники. М., 1998.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

область философско-методологических и социально-философских исследований феномена техники в современном мире. Термин "Ф.т." был введен Э. Каппом, который выпустил в 1877 в Германии кн. "Основания философии техники". К родоначальникам Ф.т. относят также рус. инженера П.К. Энгельмейера (1855-1942), который в начале века написал кн. "Философия техники". Однако лишь в 60-е годы Ф.т. стала приобретать статус особой философской дисциплины. В начале 70-х годов была сформулирована программа этого направления: переход от анализа структуры и динамики технического знания, от проблем методологии технических наук, с одной стороны, и от абстрактно-метафизических рассуждений о технике-с другой, к комплексному, междисциплинарному анализу техники как многоаспектного и противоречивого фактора развития человеческой цивилизации. Эта программа намечала тенденцию к объединению философских исследований техники, относящихся к различным ее аспектам: методологическим, социальным, политическим, эстетическим, антропологически-аксиологическим. В зависимости от выдвижения той или иной группы проблем на первый план Ф.т. сближается или с философией науки, или рассматривается как раздел социальной философии, философской антропологии. Исследования по Ф.т. находятся под влиянием двух главных традиций: методологизма и культурологического антропологизма: ориентации на анализ технического знания, либо на исследование гуманистических, ценностных аспектов техники и социальных проблем, связанных с ней.

Среди методологических проблем Ф.т. внимание исследователей прежде всего привлекает проблема специфики технического знания. Вопрос о границе между техническим и научным знанием не столь прост. По мнению нем. философа техники Ф. Раппа, техническое знание отличается более сложной системной организацией, а также тем, что объекты этого знания имеют искусственную природу (в отличие от "естественности" объектов науки). Помимо этого, наука ориентируется на отыскание истины и решение концептуальных проблем, тогда как техническое знание - на достижение заранее планируемого практического результата. Однако эти отличия не абсолютны. Техническое знание более явно выражает общую черту человеческого знания, в том числе и научного: единство познавательного и практического, объективного содержания и целевых, ценностно-ориентированных установок субъектов познания.

Много дискуссий вызывает вопрос о детерминирующих факторах технического прогресса. Сторонники технологического детерминизма полагают, что развитие техники направляется универсальными критериями (эффективность, экономичность, системность, надежность и др.), определяющими характер технических новаций. "Внешние" факторы (экологические соображения, социально-политические обстоятельства, моральные или идеологические аргументы и т.д.) способны лишь отклонять "нормальный" ход развития технологии, что чаще всего отрицательно сказывается на нем. Концепция технологического детерминизма часто сочетается с идеей технократии как социально-политической установкой. Критики технологического детерминизма и технократизма справедливо указывают на парадоксальность этих концепций: история современной технической цивилизации показывает, что рациональное планирование техники, если оно оторвано от гуманистических целей и ценностей, способно порождать иррациональные последствия, разрушающие основы человеческого бытия. Альтернативой технологическому детерминизму, по мнению его критиков (Г. Рополь, С. Карпентер и др.), должны стать комплексные концепции, опирающиеся на результаты экономики, социологии, социальной психологии и других гуманитарных дисциплин, а также на философскую теорию ценностей. Прогресс техники направляется и измеряется не только техническими идеями и их реализациями, но и социальными, политическими, экологическими параметрами; в конечном счете этот прогресс имеет смысл только в связи с изменением условий человеческого бытия, повышением уровня материальной и духовной жизни.

Однако теоретическая разработка и практическая реализация таких программ встречаются со значительными трудностями. Факторы развития технологии противоречивы: оптимальный по своим техническим или экономическим параметрам проект может быть неприемлем из-за несоответствия экологическим требованиям или определенным культурным традициям; совершенные технические системы (напр., в области вооружений) не согласуются с моральными или религиозными принципами и т.д. Кроме того, содержание и направленность технических программ находятся в очевидной зависимости от противоречивых интересов различных групп населения, соображений национальной безопасности, престижа, экономической конкуренции. Это связывает процесс развития технологии с политическими процессами в обществе, с динамикой структуры власти.

Особенность методологических проблем, рассматриваемых Ф.т., заключается в том, что они в большинстве случаев выходят за рамки узкого сциентизма и затрагивают социальные, политические, нравственные основания технической цивилизации и перспективы ее исторического развития. Таковы, напр., проблемы, связанные с пределами технического развития: моделирование глобальных технико-экономических систем, прогнозирование перспектив их функционирования, выработка критериев оценки технологии - все это неразрывно связано с мировоззренческими установками, социально-философским анализом истории, ее смысла и закономерностей. Антропологические и аксиологические принципы лежат в основе методологических исследований в области технической эстетики, поиска гармонической соразмерности технических систем и среды обитания человеческих обществ, разработки проектов "альтернативной" техники, т.е. ориентирующейся на "подлинные", а не на искусственные потребности человека. В настоящее время на первый план выходят также проблемы, связанные с развитием и внедрением во все сферы жизни компьютерной техники, революционизирующей не только производство, сферу образования и профессиональной подготовки, но и формы и стиль человеческой жизни, отношения индивида и общества и т.д.

Философско-культурологический контекст Ф.т., в отличие от методологического, главным образом определяется критической установкой по отношению к технике, выдвижением на первый план проектов социального переустройства, призванных разрешить противоречия современной технотронной эры, найти выход из тупиков неуправляемого технологического развития. Анализ этих противоречий, тревожный диагноз опасных недугов, которым подвержено такое развитие, грозящее необратимыми разрушениями природной среды и ставящее под сомнение историческую перспективу человечества, - важная заслуга Ф.т. Однако в русле этого философского подхода нет единства в определении причин такого рода противоречий, в понимании сущности технической цивилизации. Хайдеггер усматривал причину гибельных угроз, вытекающих из "действия машин и всевозможных устройств", в самой сущности человека, понимающего мир исключительно как материал для удовлетворения своих притязаний, а технику - как орудие, с помощью которого снимаются завесы природных тайн. Бытие в такой перспективе предстает только как среда человеческого существования. Поэтому попытки избежать грозящей опасности путем каких-либо внешних ограничений технического развития, рационального обуздания техники, безнадежны; с опасностями техники нельзя совладать с помощью самой же техники. Спасение, если оно вообще возможно, состоит в переориентации мышления людей. Этот вывод вызывает критику со стороны тех философов техники, которые призывают к дифференцированному анализу сильных и слабых сторон "технологического мировоззрения" (Ф. Рапп, X. Шельски и др.). Мир, "пронизанный техникой", не может быть спасен одним лишь усилием духа, направленным на свое собственное изменение. Необходимы рациональные действия, направляемые позитивной теорией, одним из постулатов которой является необратимость и неизбежность технического развития.

Таким образом, в философско-культурологическом контексте центром дискуссий является вопрос о стратегической основе, на которой возможно развитие техники, не вступающее в противоречие с жизненной перспективой человечества. В полемически заостренной форме этот вопрос формулируется следующим образом. Является ли необходимым условием такого развития коренное изменение человеческого сознания, его переориентация на достижение гармонии с природой и обществом, отказ от приоритетов экономической выгоды, власти и могущества, удовлетворения утилитарных потребностей, возвышение духа и "реабилитация духовной свободы" (Шпенглер, Л. Мэмфорд и др.)? Или же следует полагаться на рациональную силу технического развития как способного к самокорректированию и разрешению своих собственных противоречий (X. Шельски, Белл, Дж. Грант, Тоффлер и др.)? Недостатком этой дилеммы является отрыв обсуждаемых проблем от конкретно-исторического анализа, абсолютизация роли духа или же закономерностей техники и недооценка общих принципов и закономерностей социального развития. В связи с этим ряд философов подошел к выводу о том, что изменение техники есть функция от эволюции общественно-экономической структуры (Гелен, Хабермас и др.). Критика этой структуры чаще всего останавливается на констатации определенных социальных противоречий, причина которых усматривается в нарушении норм правопорядка, отступлении от либеральных идеалов, а позитивная программа - на формулировании условий "социального консенсуса" через совершенствование и критику механизмов либеральной демократии. Реалиям современного технологического развития противопоставляются также проекты создания альтернативных культур в рамках существующего строя путем формирования "независимых" социальных и политических групп, противопоставляющих свою жизнедеятельность и поведение государству и технической цивилизации, создающих особые очаги культуры (традиции семейной и личной жизни, искусства, философии, мировоззрения), противостоящие "техническому хаосу" (Эллюль).

Обширной проблемной областью Ф.т. является обсуждение социальных последствий технического прогресса. Романтико-антитехницистская критика в абстрактной форме указала на негативные последствия бездуховного техницизма: отчуждение человека, превращение его в элемент технико-производственных систем, разложение гуманистических ценностей. Однако технологическое развитие не может односторонне оцениваться только как негативный процесс. Исторический прогресс неразрывно связан с успехами науки и техники, и этот факт не может быть оспорен без крена в бесплодный негативизм. Из многочисленных проблем, связанных с социальными последствиями современного технического развития, на первый план выдвигаются следующие: глобальный характер этого развития, его способность затрагивать интересы всех народов планеты; проблема ограничения количественного роста техники рациональными пределами; угроза всемирной катастрофы, непосредственно связанная с развитием военной техники и возможной необратимостью экологического кризиса; проблема гуманизации технического роста, предотвращения его конфликта с живым человеческим трудом. В круг проблем антропологии техники входят также вопросы технического образования и воспитания, формирования системы ценностей, адекватных "технотронной эпохе", сочетание интеллектуального и нравственного начал в человеке. Все большее внимание обращается на роль технической интеллигенции в распространении объективного знания о процессах, связанных с развитием техники, о противоречиях этого развития и способах их разрешения, на необходимость преодоления разрыва между научно-технической и гуманитарной культурой.

В.Н. Порус

Новая технократическая волна на Западе. М., 1986; Тавризян Г.М. Техника, культура, человек. М., 1986; Философия техники в ФРГ. М., 1989; Горохов В.Г., Степин B.C. Философия науки и техники. М., 1995; Ленк X. Размышления о современной технике. М.,1996; Митчем К. Что такое философия техники? М.,1995; L. Mumford. The Myth of the Machine. V. 1-2. N.Y., 1967-1970; A. Hunning. Das Schaffen des Ingeniers. Beitrage zu einer Philosophie der Technik. Dusseldorf, 1978; F. Rupp. Analytische Technikphilosophie. Freiburg, Munchen, 1978.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современная западная философия: словарь

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ

одно из значимых проблемных полей современной западный философии, основанное на комплексном системном анализе техники как социального феномена в историко-цивилизационном контексте. Вырастает из анализа "материальной культуры" в классической философской традиции и анализа технического знания, пристальное внимание к которому со стороны философской методологии характеризует 60-е 20 в. Техническое знание трактуется как знание о специфическом объекте (искусственно созданные системы - в отличие от естественного объекта естествознания), в котором, однако, в эксплицитном виде сформулирована универсальная, но обычно неартику-лируемая цель любого познавательного процесса - достижение прагматического результата (Ф. Рапп). Современная проблематика Ф.Т. оформляется в начале 70-х в процессе становления синтетической программы исследования техники как многоаспектного феномена, требующего междисциплинарного подхода, включающего усилия далеко не только методологической, но также цивилизационной, исторической, и культурологической парадигм, что предполагает анализ феномена техники в рамках социально-политической, антропологической, нравственно-эстетической и аксиологической исследовательских матриц. Ориентация на такое предельно широкое рассмотрение феномена техники находит свое выражение в концепции "технического мировоззрения" (Эллюль), в рамках которой под техникой понимается не только машинно-механизмное оснащение деятельности, но и особый стиль мышления - тип рациональности, ориентированный на операционализм и инструментализм. Максимально широкое толкование феномен техники получает в "антропологии техники" (А. Хунинг), включающей в понятие техники систему потребностей и аксиологических значений, формирующихся у человека в контексте взаимодействия с техническим окружением, особые установки сознания, сформированные в ходе технического образования и воспитания. (Сходные идеи были высказаны в лекционном курсе в начале века российским инженером П. Энгельмейером, констатировавшим формирование особого сознания и особой морали эпохи "гомо автомобилистикус сапиенс"). Таким образом, синтетическая программа современной Ф.Т. предполагает контекстное исследование своего предмета: формируются такие проблемные поля Ф.Т., как развитие техники в системе общества, ее функции, роль и статус в истории цивилизации, социокультурные и гуманитарные аспекты развития техники и т.п. Исходным методологическим основанием Ф.Т. выступает технологический детерминизм как сформулированный еще в 19 в. принцип определяющей роли техники в социальном процессе. Технологический детерминизм представляет собой своего рода аксиоматическую систему, включавшую в себя следующие постулаты: во-первых, техника обладает "автономией развития" - как в смысле наличия имманентного эволюционного потенциала и собственной логики развития, так и в смысле независимости от социокультурного контроля и самодостаточности оснований (вплоть до понимания техники в качестве causa sui, что может быть выражено формулой (Тп-1 -> Tn -> Tn+1); во-вторых, развитие техники понимается как прогресс (и в том плане, что все без исключения технические новации прогрессивны, и в плане исчерпанности социального прогресса как такового прогрессом техники); в-третьих, развитие техники носит эмерджент-ный характер (англ. to emerge - внезапно возникать), т.е. не испытывает никакого детерминационного влияния извне, со стороны других социальных феноменов, напротив, выступая финальной детерминантой всех социальных преобразований и культурных модификаций (на базе этого постулата в Ф.Т. складывается концепция культурного отставания). На семантически тождественной почве технологического детерминизма в 20 в. конституируются в качестве философских направлений альтернативные (некритически оптимистический и трагически пессимистический) подходы к оценке роли техники в обществе - формируются течения техницизма и антитехницизма. Объединенные принятием тезиса об определяющей роли техники в социокультурном процессе, техницизм и антитехницизм расходятся в плане прорисовки сценариев и оценке перспектив дальнейшего развития общества на технической основе. Полагая технический прогресс безусловно позитивным фактором социально-исторического процесса, техницизм порождает идеологические программы "свободы предпринимательства" и - позднее - "свободы инноваций", призванные обеспечить беспрепятственную свободу технической эволюции. В рамках техницизма оформляются многочисленные типологии и периодизации истории общества, в основание которых положен принцип зависимости общественного развития от этапов совершенствования техники. В качестве критерия подобных классификаций могут выступать эволюция энергетических ресурсов и орудий труда (Дж. Ленски; типологический более ранний аналог - марксизм как очевидный техницизм), средств коммуникации и связи (Мак-Люэн) и т.п. Некритическая оптимистическая оценка техницизмом роли техники в развитии общества находит свой аксиологический противовес в установке антитехницизма, видящего в технике угрозу человеческому в человеке. Крайним выражением антитехницизма выступает технофобия и вытекающая из нее позиция крайней враждебности и радикального вытеснения по отношению к сложившейся технической системе. "Технологическая реальность" современного общества, основанная на характерной для западного ("мужского") типа культуры интенции на подчинение природы, задает особый тип инструментальной и тяготеющей к формализму рациональности, базирующейся на презумпции жесткой универсальности дедуктивных связей и элиминирующей из сознания эмоционально-чувственные, рефлексивные и игровые компоненты (Хоркхаймер, Адорно). В традиции Франкфуртской школы предлагается достаточно широкий веер возможных стратегий конструирования новой рациональности ("пространства, свободного от господства логического формализма"): это и "коммуникативная рациональность" (Хабермас), и "миметическое знание" (Адорно), и "новая чувственность" (Маркузе). На основе разработок Франкфуртской школы в западноевропейской культуре возникает идея "нерепрессивной техники", окончательно оформившаяся в рамках идеологии контркультуры, выступившей против "репрессии техно- и рацио-" (Т. фон Роззак). В современной философии, однако, конституируется и более широкий взгляд на дегуманизацию культуры в техногенной цивилизации, связанный с признанием невозможности рационализировать техническое развитие и сделать его нерепрессивным по отношению к человеку, ибо техника есть естественное порождение и органичное выражение самой сущности человека - плоть от плоть его отношения к миру как к объекту потребления (ярчайший пример - отношение к природе, артикулированное в категориях природопользования), где техника выступает лишь средством (инструментом) удовлетворения "потребностей потребления" (Хайдеггер). - Гуманизация должна коснуться не этого внешнего инструментария, но самих основ человеческой культуры, мировоззрения, ставшего технологическим, - необходима "реабилитация духа свободы" (Мэмфорд), изменение самой структуры человеческих потребностей. Так или иначе, в Ф.Т. формулируется программа гуманизации и гуманитаризации мировоззрения как выражения человеческой сущности. Между тем, технизация бытия современного человека есть наличный факт, и любая социальная программа (даже программа детехнизации и регуманизации) требует его признания как исходной аксиомы. Мир "насквозь пронизан техникой", и это обстоятельство как онтологически данное не может быть преодолено самосовершенствованием рефлексирующего сознания, "рационализацией духа" (Ф. Рапп, X. Шельски). - Рационализированы и оптимизированы могут быть именно и только искусственно построенные на основе техники нормы взаимодействия человека и мира. В современной Ф.Т. реально сложилось два противоположных вектора интерпретации этой программы. С одной стороны, она понимается как рационализация человеческой деятельности по отношению к технике, т.е. фактически устранение нерационального человеческого вмешательства в разворачивание научно-технического прогресса: нужно лишь не препятствовать его проявлению (Белл, Тоффлер). Такая очевидно техницистская программа дополняется более широкой интерпретацией рационализации техники, понятой как ее погружение в иной социальный контекст, совершенствование социальных институтов, экономических и политических структур, влияющих на характер технического развития (А. Гелен, Хабермас). Такая установка, будучи противоположной техницизму, не укладывается, однако, и в антитехницистскую парадигму, выходя содержательно за пределы технологического детерминизма вообще. В современной Ф.Т., таким образом, оформляется методологическая установка, противостоящая технологическому детерминизму и основывающаяся на тезисе, что наряду с техникой, важными детерминантами исторического процесса выступают факторы социально-политического, экономического и экологического порядка (Г. Рополь, С. Карпентер), а сама техника в своем развитии детерминирована воздействием со стороны эволюции социально-экономических структур (А. Гелен, Хабермас). Важнейшим компонентом Ф.Т. является концепция технократии (власти носителей технической рациональности), основанная на понятии техноструктуры, т.е. иерархии технических специалистов, имеющих своей целью оптимальное развитие техники. Исходные идеи относительно особой социальной миссии носителей знания были высказаны еще Сен-Симоном применительно к промышленникам, знающим, по мысли Сен-Симона, что и как производить для всеобщего блага. В эксплицитном виде и применительно к техническим специалистам (инженерам) соответствующая формулировка была предложена Вебленом, показавшим ("Инженеры и система цен", 1919), что социальный прогресс фактически осуществляется усилиями технических специалистов, ибо если интересы промышленников есть всегда интересы конкретной корпорации или социальной группы, то инженеры выражают интересы развития техники как таковой, т.е. - в системе отсчета технологического детерминизма - интересы общества в целом и общественного прогресса. Будучи носителями "технической рациональности", инженеры знают, какие социальные условия являются наиболее благоприятными для объективации эволюционного потенциала техники, а обладая "природным инстинктом мастерства", могут организовать социальное управление таким образом, чтобы эти условия ("совершенный социальный механизм") были реализованы на практике. В середине 20 в. Гэлбрейт вводит понятие техноструктуры, понимая под ней иерархическую систему технических специалистов, чей "статус-уровень" зависит от уровня принятия решения. Что же касается "статус-уровня" самой техноструктуры в иерархии общества в целом, то в качестве "носителя коллективного разума" она выступает подлинным субъектом принятия всех масштабных социальных решений, влияющих на выбор тенденций социального развития. В управлении обществом происходит неочевидный, но содержательно чрезвычайно значимый сдвиг: функции контроля переходят от субъекта собственности к субъекту "технической рациональности", техническому персоналу и персоналу управления (Парсонс) - имеет место реальное становление технократии как власти технической элиты, получившее в литературе название "молчаливой революции" (Белл) или "революции менеджеров" (Бернхэм). - Техническая интеллигенция становится субъектом политических решений. Однако, в Ф.Т. оформляется и значительная критическая линия, настаивающая на том, что концепция технократии есть не более, чем теоретическая модель, имеющая чисто гипотетический статус и не верифицируемая при аппликации на реальную ткань истории (М. Аллен, М. Сореф). В этой связи к 80-м 20 в. концепция технократии сменяется концепцией экспертократии, вбирающей в себя идеи гуманизации и гуманитаризации культуры и более гибко фиксирующей статус и роль интеллигенции (как "значимого маргинала") в системе общества. Концепция экспертократии базируется на теории "нового класса", под которым понимается группа высокообразованных специалистов, чей доход не определяется собственностью, но прямо пропорционален интеллектуально-творческому потенциалу. В центре концепции экспертократии стоит, таким образом, не технический специалист и не менеджер, но эксперт - специалист-ученый. Неоконсервативное направление концепции экспертократии фокусирует внимание на интерпретации интеллигенции в качестве класса ("класс экспертов"), объединенного общностью образования, стиля мышления и ценностных идеалов (Д. Майнихен). Радикальное направление данной концепции акцентирует идеологический характер данной общности и критический потенциал его коллективного сознания. Интеллигенция как класс обладает не только высоким и во многом универсально-общим культурным потенциалом, но и "культурой критического дискурса" (Гоулднер). Феномен дискурса содержательно переосмыслен в рамках данного направления и получает свою расширительную трактовку. В признанном классическим истолковании Хабермаса дискурс выступает как вид рефлексивной речевой коммуникации, предполагающей самоценное обсуждение (проговаривание) и интерпретацию всех значимых для участников коммуникации ее аспектов. Это создает своего рода коммуникативную реальность, не совпадающую с реальным социальным фоном ее протекания: последний и не принимается на уровне позитивистской констатации, и не отрицается на уровне субъективного алармизма, - он просто дистанцируется, освобождая место для "коммуникативного пространства". В модели Гоулднера фокус смещается с коммуникативных аспектов дискурса на социально-критические. По мнению Гоулднера, дискурс принципиально идеологичен, ибо как целью, так и способом существования интеллигенции как "нового класса" является автономия, а дискурс выступает средством ее достижения; между тем, формирование в структуре общества класса, который, с одной стороны, автономен, дискурсивно дистанцирован от нормативной социальной структуры, а с другой - критически ориентирован по отношению к последней, означает конституирование не просто маргинальной, но дестабилизирующей социальной силы, поскольку в рамках критического дискурса как средства достижения автономии интеллектуалами проговариваются деструктивно-критические интерпретации наличной социальной среды, являясь готовыми идеологическими программами для оппозиции. Более того, в случае, если социальный фон дискурсивннх практик оказывается неадекватным (оказывает сопротивление авто-номизации), он выступает специальным целеположенным объектом деструкции - во имя все той же возможности автономии. Подобная, по-прежнему, казалось бы, маргинальная позиция интеллигенция на деле оказывается социально акцентированной и доминирующей, а решающее значение "критической свободной мысли интеллектуалов" в истории позволяет говорить о реальнной экспертократии. В 1980-х на базе технократической и экспертократической концепций сложилось направление неотехнократизма, задающее новое, синтетическое видение роли технической и гуманитарной интеллигенции в современном обществе. В рамках неотехнократизма научно-техническое развитие мыслится как один из определяющих факторов социального процесса, нуждающийся, однако, в оценочном и - при необходимости - корректирующем контроле и вмешательстве экспертов, причем не только специально-технического, но и широкого гуманитарного профиля. Нормативное требование параллелизма дисциплинарной (технической) и гуманитарной экспертиз любых инноваций фундирует в неотехнократизме стратегию "системной рациональности" (В. Бюль) н "гуманизации техники" (Дж. Уайнстейн).

М.А. Можейко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

Найдено схем по теме ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ — 0

Найдено научныех статей по теме ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ — 0

Найдено книг по теме ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ — 0

Найдено презентаций по теме ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ — 0

Найдено рефератов по теме ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ — 0