ДЕСЯТЬ ДЕЯНИЙДЕСЯТЬ ЗЕМЕЛЬ

Десять заповедей

Найдено 1 определение:

Десять заповедей

(Ten Commandments, The). Основной закон завета, заключенного на горе Синай между Богом и Израилем. Хотя у нас нет точных сведений о том, когда произошло это событие, его можно отнести к первой пол. XIII в. до н.э. На еврейском языке Синайские заповеди называются "десятьслов" (погреч. "декалог").Заповеди,полученные Моисеем на Синае, перечисляются в ВЗ дважды в рассказе о заключении Синайского завета (Исх 20:217) и в повеетвовании о возобновлении завета на Моавских равнинах (Втор 5:621).

По свидетельству Св. Писания, текст заповедей был записан на двух каменных досках (скрижалях). На каждой был записан весь текст; одна скрижаль принадлежала Израилю, другая Богу. Т.о., каждая из сторон, заключивших завет, имела свою копию договора. Первые пять заповедей в основном касаются отношений между Израилем и Богом; остальные пять связаны с регулированием взаимоотношений между людьми.

Прежде всего заповеди следует истолковывать в контексте Синайского завета, крый по сути представлял собой основной закон нового зарождавшегося государства в эпоху Моисея и его преемника Иисуса Навина. Поскольку движение Израиля к созданию государства имело под собой твердую почву только благодаря Богу, Который до этого освободил избранный Им народ из египетского рабства, именно Богу надлежало быть подлинным царем Израиля. Будучи царем, Бог обладал властью установить закон Израиля, как следует из слов, предваряющих заповеди: "Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства" (Исх 20:2). Итак, Синайские заповеди были прежде всего основным законом зарождавшегося государства.

Основополагающим принципом, на к-ром зиждется этот закон, была любовь. Бог избрал свой народ и освободил его от рабства только потому, что любил его. У Бога было к Израилю одно основополагающее требование любить Бога всем существом (Втор 6:5). Эта заповедь любви снабжена объяснениями. Чтобы люди поняли, как ее исполнять, первые пять заповедей говорят о природе отношений с Богом, крые должны служить выражением любви к Нему. Остальные пять заповедей свидетельствуют о том, что требование любить Бога подразумевается и во взаимоотношениях с ближними.

Истолкование смысла заповедей в их изначальном контексте служит источником различных споров; нижеследующие замечания по этому поводу позволяют в общих чертах ознакомиться с предметом.

(!)Запрещение иметь иных богов, к-ром е Господа (Исх 20:3; Втор 5:7). Первая заповедь выражена в негативной форме и представляет жесткое требование не поклоняться богам других народов. Смысл этой заповеди заключен в самой природе завета, сущность крого отношение, а сущностью отношения должна быть верность. Верность Бога Его народу уже засвидетельствована в повествовании об Исходе; это подчеркивается в Его словах, предваряющих заповеди (Исх 20:2). Бог, в свою очередь, прежде всего требует от своего народа верности. Т.о., хотя заповедь и выражена в негативной форме, она исполнена позитивного смысла. То, что она стоит первой из десяти, очень важно, поскольку она служит принципом, выступающим на первый план, особенно в тех заповедях, крые связаны с требованиями социального характера. Поэтому смысл этой заповеди для современного человека усматривается в контексте верности. Средоточием человеческой жизни должна быть любовь к Богу. Все, что так или иначе нарушает это наипервейшее основание, приводит к нарушению заповеди. Т.о., под "другимибогами" можно понимать определенных людей и даже вещи, крые разрушают это отношение к Богу.

(2) Запрет на изображения (Исх 20:46; Втор 5:810). Первая заповедь упраздняет возможность поклонения к. л. иным богам. Вторая запрещает евреям делать изображения Господа. Делая изображение Господа по образу или подобию чего бы то ни было, что существует в мире, мы принижаем Творца, представляем Его ниже твари, а поклонение такому образу было бы ложным. Израиль испытывал почти непреодолимое искушение поклоняться Богу, представленному к. л. образом или подобием, кумиры и идолы встречались в древности во всех религиях Ближнего Востока. Но Бог Израиля был трансцендентным и бесконечным, и Его нельзя было умалить, наложив ограничения к. л. тварной формы. Каклибо умаляя Бога, мы пришли бы к столь радикальному непониманию Его природы, что этот бог уже не был бы Вседержителем и Творцом. В наши дни характер искушения изменился. Мало кого преследует соблазн сделать деревянного истукана, однако заповедь остается в силе. Можно сотворить кумира при помощи слов. Если мы, говоря о Боге, прибегаем к точным сравнениям ("Он именно это!"), если мы тщательно вырабатываем детали нашего понимания Бога, то нам грозит опасность возникнет кумир, не менее косный и грубый, чем идол из дерева или камня. Безусловно, нам не запрещено говорить о Боге, в противном случае не было бы религии. Но если слова о Боге становятся жесткими и застывшими, словно цемент, а наше понимание Бога не может обойтись без этих слов, то вот он кумир! Поклоняясь Богу в виде словесного истукана, мы нарушаем заповедь. Бог трансцендентен и безграничен, Он неизменно выше всего, что может сказать о Нем тварь. Итак, вторая заповедь охраняет безусловное величие и тайну Бога.

(3)Запрет произносить имя Божье напрасно (Исх 20:7; Втор 5:11). Согласно распространенному пониманию третьей заповеди, она запрещает лишь богохульство. Но в ней говорится о куда более серьезных вещах об употреблении имени Божьего. Бог даровал Израилю величайшую привилегию Он открыл ему свое имя, к-рое на еврейском языке выражено четырьмя буквами yhwh, а в переводе передается с помощью слов "Господь" и "Яхве". Знание имени Божьего было именно привилегией; оно означало, что Израиль поклонялся не какому-то анонимному и далекому божеству, но Существу, имя Которого было ему известно. Однако это преимущество несло в себе определенную опасность, ведь таким знанием можно и злоупотребить. В древности на Ближнем Востоке была широко распространена магия, а поскольку считалось, что, зная имя божества, можно завладеть его божественной силой, то к этому средству часто прибегали в различных, сугубо человеческих целях. Итак, третья заповедь запрещает заниматься магией и пытаться с помощью имени Божьего подчинить себе Его могущество. Бог может давать, но заставлять Его нельзя. В христианстве имя Божье играет столь же существенную роль. Так, напр., привилегия обращения к Богу в молитве дарована во имя Божье. Злоупотребление этой высокой честью, когда имя Бога призывают ради сугубо личных или недостойных целей, равнозначно древней магии, поскольку этим оскорбляют имя Божье и нарушают третью заповедь, края напоминает нам о том, что мы удостоились великой чести. К знанию имени Божьего нельзя относиться легкомысленно, тем более злоупотреблять им.

(4)Соблюдение субботы (Исх 20:811; Втор 5:1215). Эта заповедь(первая из тех, крые получили позитивную формулировку) также не имеет аналогов в древних религиях Ближнего Воетока. Хотя жизнь Израиля во многом определялась работой, в седьмой день недели всякая деятельность прекращалась, ибо этот день был посвящен Богу. Установление о святости субботы объясняется двумя причинами; хотя поначалу они представляются совершенно разними, у них есть нечто общее. В первой версии Синайского завета (Исх 20:11) сказано, что субботу следует чтить в память о том, что, сотворив мир за шесть дней, Бог "в день седьмой почил". Во второй версии (Втор 5:15) соблюдение субботы связывается с воспоминанием об Исходе из Египта. Связывает обе версии творение. Бог сотворил не только этот мир, Он также "создал" и свой народ, Израиль, избавив его от рабства в Египте. Итак, в каждый седьмой день недели еврейскому народу надлежало размышлять о Божьем творении; предаваясь этим размышлениям, евреи постигали смысл своего бытия в мире. Для большинства христиан "суббота" сдвинулась, перешла с седьмого дня недели на первый, воскресенье. Обусловлено это тем, что христианская мысль связывает с этим днем недели воскресение Иисуса Христа. Теперь христиане размышляют каждое воскресенье (или каждую субботу) над третьей фазой божественного творения, над "новым творением ", к-рое явлено в Воскресении.

(5) Почитание родителей (Исх 20:12; Втор 5:16). Пятая заповедь служит своего рода мостом между первыми четырьмя, в крых говорится гл. обр. о Боге, и последними пятью, касающимися правил человеческого общежития. В первой версии заповедь как будто бы регулирует лишь семейные отношения дети должны почитать своих родителей. Хотя эта заповедь устанавливает принцип чести или уважения в семейных отношениях, в ней подразумевается и другое, а именно ответственность родителей за воспитание своих детей в вере в завет с Богом (Втор 6:7), дабы вера Израиля переходила от одного поколения к последующему. Однако от тех, кто получал наставление в вере, требовалось, чтобы они почитали и уважали предание отцов. Т.о., пятая заповедь требует не только согласия в семейной жизни, но и передачи веры в Бога каждому еледующему поколению. Едва ли есть нужда в том, чтобы выражать смысл этой заповеди в современных понятиях. В нашу эпоху, когда образование в основном получают уже не в кругу семьи, эта заповедь со всей строгостью напоминает нам не только о необходимости согласия в семейной жизни, но и об ответственности за религиозное воспитание и образование, крую несут и родители, и дети.

(6)Запрещение убийства (Исх 20:13; Втор 5:17). Эта заповедь, согласно ее формулировке, запрещает лишать жизни; значение использованного здесь елова подразумевает убийство человека человеком. Употребленное в заповеди еврейское слово первоначально не применялось к смерти на войне или к казни (эти предметы обсуждаются в других разделах Моисеева закона), оно обозначало убийство, и преднамеренное, и непредумышленное. Поскольку непредумышленное убийство запретить невозможно, на него заповедь не распространяется и о нем говорится в другом месте Св. Писания(Втор 19:13). Итак, шестая заповедь запрещает лишать человека жизни в сугубо личных и эгоистических целях. В позитивном выражении это означает, что каждый член общины завета обладает правом на жизнь. Теперь запрет на убийство имеется в уголовном кодексе почти всех стран;он стал частью государственного, а не просто морального или религиозного закона. Однако Иисус указал на более глубокий смысл, заключенный в заповеди, преступно нетолько действие, ноичувство, кроек нему ведет (Мф 5:2122).

(7) Запрещение прелюбодеяния (Исх 20:14; Втор 5:18). Прелюбодеяние, в сущности, есть нарушение верности. Лицо или оба лица, совершающие прелюбодеяние, не верны другим лицам. Поэтому запрет на прелюбодеяния входит в состав десяти заповедей, тогда как прочие грехи, или преступления сексуального характера, сюда не включены. Наихудшее из всех этих преступлений неверность; седьмая заповедь социальный коррелят первой. Подобно тому как первая заповедь требует абсолютной верности по отношению к Богу, седьмая требует соблюдения верности по договору брака. Смысл ее очевиден, однако и здесь Иисус указывает на то, какое нравственное значение имеет наша сознательная установка (Мф 5:2728).

(8) Запрещение воровства (Исх 20:15; Втор 5:19). В общине завета эта заповедь устанавливает принцип поведения по отношению к имуществу; каждый член общины завета обладает правом владеть тем или иным имуществом, и никто не может нарушить это право в сугубо личных целях. Однако, хотя в этой заповеди говорится об имуществе, в основе ее лежит забота о человеческой свободе; наихудшая форма воровства похищение людей (в наше время похищение детей) и продажа их в рабство. Об этом преступлении и наказании за него говорится в другом месте Св. Писания (Втор 24:7). Итак, содержание заповеди не ограничивается заботой о сохранении личной собственности, но прежде всего направлено на сохранение свободы человека от рабства и изгнания. Заповедь запрещает использовать жизнь других людей ради личной выгоды. Шестая заповедь запрещает убивать, восьмая стремится воспрепятствовать тому, что можно назвать убийством социальным, когда человек лишается возможности жить свободной жизнью в общине народа Божьего.

(9) Запрещение ложного свидетельства (Исх 20:16; Втор 5:20). Эта заповедь не содержит предписаний общего характера, запрещающих лгать и говорить неправду. Предельно ясная ее форма требует рассматривать ее в контексте израильского законодательства. Она запрещает лжесвидетельство в суде, устанавливая принцип правдивости и отвергая возможность ложного свидетельства в любом контексте.

Для любого законодательства существенно, чтобы судебное разбирательство опиралось на подлинную информацию; если закон не зиждется на правде и справедливости, это подрывает самые основания жизни и свободы. Если показания свидетелей на суде правдивы, то справедливостью злоупотребить нельзя; в противном случае утрачиваются основные человеческие свободы. Итак, содержание этой заповеди продиктовано стремлением сохранить целостность законодательства Израиля и в то же время не допустить посягательства на основные человеческие свободы. Этот принцип поныне действует в законодательстве большей части современных стран; следование ему внешне выражается в том, что перед свидетельством в суде люди клянутся говорить правду. Итак, девятая заповедь указывает на то, что правдивость должна быть основой всех отношений между людьми.

(10) Запрет на желание чужой собственности (Исх 20:17; Втор 5:21). Всвоем изначальном контексте десятая заповедь производит странное впечатление. Она запрещает алчность, стремление завладеть достоянием своего ближнего (т.е. члена общины), будьтолюди или вещи. Странно обнаружить такое предписание в своде уголовного права. Первые девять заповедей запрещали определенные действия; преступные действия влекли за собой преследование и судебный процесс (если их обнаружат). Десятая заповедь запрещает желать чтолибо чужое. Исходя из законов, созданных людьми, невозможно преследовать судебным порядком кого бы то ни было лишь на основании его желаний, ибо нет возможности опираться на доказательства. Однако законодательство Израиля было не просто человеческим установлением. Оно подразумевало наличие судов, чиновников, судей и адвокатов, но был главный судья Бог. Преступления против десятой заповеди нельзя было обличить и осудить в рамках существовавшего в Израиле законодательства; но эти преступления были известны Богу. Особенность этой заповеди в том, что она имеет целительную, терапевтическую природу. Закону недостаточно иметь дело с преступлением, важно исследовать и уничтожить его корни. Корень всякого зла и злодеяния в самом человеке, оно питается человеческими желаниями; поэтому дурные желания запрещаются. Полностью уяснив себе смысл десятой заповеди, мы глубже раскроем смысл и первых девяти. Если постепенно устранить алчные устремления, то будет открыт путь укорененному в каждом человеке естественному устремлению к Богу.

Первоначально Десять заповедей составляли часть основного закона, по к-ром у жил еврейский народ. В учении Иисуса Христа они стали этикой Царства Божьего, ибо открыли новую глубину и направление в "первой и величайшей заповеди", края требует, чтобы мы любили Бога всем нашим существом (Мф 22:3738). Заповеди, как таковые, не служат основой спасения; для тех, кто обрел спасение во Христе, они скорее суть указатели, направляющие к той полноте жизни, крую сулит несказанное богатство любви к Богу.

Р. С. Craigie (пер.в. Р.) Библиография: W. Harrelson,The Ten Commandments and Human Rights; E. Nielsen,The Ten Commandments in New Perspective; A.Phillips. Ancient Israels Criminal Law: A New Approach to the Decalogue; J.J. Stamm and M.E. Andrew,The Ten Commandments in Recent Research.

См. также: Гражданское право и правосудие в библейские времена; Закон (библейское представление).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теологический энциклопедический словарь

Найдено схем по теме Десять заповедей — 0

Найдено научныех статей по теме Десять заповедей — 0

Найдено книг по теме Десять заповедей — 0

Найдено презентаций по теме Десять заповедей — 0

Найдено рефератов по теме Десять заповедей — 0