Атомная массаАтомный номер

АТОМНОЕ УЧЕНИЕ

Найдено 1 определение:

АТОМНОЕ УЧЕНИЕ

атомистика) – учение о прерывистом, дискретном (зернистом) строении материи. А. у. утверждает, что материя состоит из отдельных чрезвычайно малых частиц, к-рые до конца 19 в. считались неделимыми. Для совр. А. у. характерно признание не только атомов, но и др. частиц материи, как более крупных, чем атомы (напр., молекул), так и более мелких (атомные ядра и электроны). С т. зр. совр. А. у. электроны суть "атомы" отрицательного электричества, фотоны – "атомы" света и т.д. В широком смысле до 20 в. под атомизмом имелось в виду то, что не только физич., но и духовный предмет может распадаться на отдельные, независимые между собой и не подлежащие дальнейшему анализу единицы, подобные "атомам"; такова, напр., монадология Лейбница, согласно к-рой существуют духовные неделимые единицы ("монады"), представляющие собой как бы "элементарные души"; аналогично этому, атомистич. представления переносились иногда на общество, к-рое изображалось атомизированным, т.е. распавшимся на отд. единицы (человеческие индивидуумы), или (в 20 в.) на процесс мышления ("логический атомизм"). Здесь термин "атомизм" употребляется как синоним дискретности вообще. На протяжении всей истории философии и естествознания А. у. выступало почти всегда как материалистич. учение. Поэтому борьба вокруг него шла не только "за" или "против" какого-либо частного положения естествознания, касающегося строения материи, а отражала прежде всего борьбу между материализмом и идеализмом, диалектикой и метафизикой. Будучи по своим гносеологич. посылкам материалистическим, А. у. уже с древности было направлено против идеалистич. и религ. взгляда на мир, ибо все сущее оно объясняло при помощи частиц материи, их свойств, их движения и взаимодействия, не прибегая к каким-либо сверхъестественным причинам и высшим существам (божественному началу). Гегель, борясь против А. у., подметил эту основную филос. направленность А. у.; он писал: "Атомистика вообще противопоставляет себя представлению о сотворении мира и сохранении мира силою чуждого существа. Естествознание впервые чувствует себя в атомистике освобожденным от необходимости указать основание существования мира. Ибо, если представлять природу сотворенной и сохраняемой чем-либо другим, то ее следует представлять как не сущую самое по себе... В представлении же атомистики заключается представление о в-себе природы вообще..." (цит. по кн.: В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, с. 249). С естественнонаучной т. зр. различные виды А. у. различаются тем, какими конкретными физич. свойствами они наделяют атомы и др. частицы материи, как они характеризуют формы движения атомов и т.д. С философской т. зр. господствующее материалистич. течение в А. у. исходит из общего признания того, что атомы материальны (т.е. что они существуют объективно) и что они познаваемы. Идеалистич. позиции по вопросу об А. у. направлены на отрицание реальности атомов и объявление их лишь удобным средством систематизации опытных данных (см. Махизм), на отрицание их познаваемости, поскольку атомы (по мнению философов, развивающих такие т. зр.) относятся к сущности явлений, а потому по своей природе они-де трансцендентны (агностицизм кантианского толка), на доказательство того, что атомов не существует вовсе в силу того, что основу мира составляет не материя, а непрерывные силы (динамизм) или непрерывная энергия (энергетизм). Сравнение А. у. с мифологич. сказаниями с целью "доказать" ненаучность А. у., чем занимались махисты, Ленин охарактеризовал как обскурантизм, как самую отъявленную реакционность, поскольку наука уже доказала, в противоположность заявлениям махистов, что понятия атомов, молекул, электронов и т.д. являются "приблизительно верным отражением в нашей голове объективно реального движения материи" (Соч., 4 изд., т. 14, с. 332). Ленин подчеркивал, что физика неоспоримо подтверждает правильность материалистич. основ А. у. (объективной реальности и познаваемости атомов и др. частиц материи). "Ошибки в частностях тут неизбежны, но вся совокупность научных данных не оставляет места для сомнения в существовании атомов и молекул" (там же, с. 262). Атомистич. воззрение первоначально (на Древнем Востоке, в античных Греции и Риме, отчасти в средние века у арабов) было лишь гениальной догадкой, превратившейся затем в научную гипотезу (17, 18 вв. и первые две трети 19 в.) и, наконец, в научную теорию. С самого зарождения и до конца 1-й четверти 20 в. в основе А. у. лежала идея о тождестве строения макро- и микрокосмоса. Из непосредственно наблюдаемой расчлененности видимого макромира (прежде всего звездного мира) на отдельные более или менее обособленные друг от друга тела был сделан вывод, что природа, будучи единой, должна быть устроена в малейшей своей части так же, как и в величайшей. Древние атомисты считали поэтому непрерывность материи кажущейся, как кажется издали сплошной куча зерна или песка, хотя она состоит из множества отдельных частичек, или как кажется сплошным Млечный Путь, хотя он состоит из скоплений отдельных звезд. Менделеев охарактеризовал познавательную сторону А. у. так: "Нельзя не признать в атомизме возвышенного обобщения, согласного с основным началом философии, а именно в том, что узнанное из успехов астрономии для всего мироздания строение вселенной из уединенных солнц и планет, разделенных в пространстве, но соединенных взаимодействием сил, прямо, и не без явного успеха в ясности понимания вещей и явлений, перенесено на сложение вещества из атомов... Найти в малейшем сходное с громаднейшим – составляет одно из достоинств атомизма, привлекшее к нему новые века" ("Периодический закон", 1958, с. 597). На ранних ступенях развития А. у. признание единства строения макро- и микрокосмоса давало возможность переносить на невидимые, непосредственно не ощутимые атомы такие механич., физич. или химич. свойства и отношения, к-рые обнаруживались при непосредственном наблюдении и измерении соответствующих свойств и отношений у макротел. А исходя из теоретически предсказанных свойств атомов, можно было заключать о поведении тел, образованных из атомов, а затем экспериментально проверять это теоретич. заключение на опыте, тем самым проверяя и подтверждая правильность теоретич. представлений о свойствах самих атомов, следовательно, правильность А. у. Напр., Дальтон, исходя из идеи о химически неделимых атомах, способных соединяться между собой лишь целыми единицами (1 атом с 1 атомом или с 2, с 3 и т.д., но не с 1/2, 1/3 и т.д. атома), пришел к выводу, что таковыми же должны быть отношения составных частей в химич. соединениях; после этого он экспериментально открыл закон простых кратных отношений, явившийся экспериментальной основой всей химич. атомистики в 19 в. В химии А. у. явилось, т.о., результатом соединения теории с экспериментом: теоретич. идеи об атомном строении вещества с опытными данными химич. анализа о количественном составе вещества. Идея о полном подобии строения макро- и микрокосмоса, казалось бы, окончательно восторжествовала после создания в начале 20 в. планетарной модели атома, основу к-рой составляло положение, что атом построен подобно миниатюрной солнечной системе, где роль Солнца выполняет тяжелое центральное ядро, несущее положительный электрич. заряд, а роль планет – электроны, вращающиеся вокруг него по строго определенным орбитам и несущие отрицательный электрич. заряд. Почти вплоть до конца 1-й четверти 20 в. идея единства строения макро- и микрокосмоса понималась слишком упрощенно, прямолинейно, по существу механистически, как полное тождество (в своей основе) законов и как полное сходство строения того и другого. Отсюда микрочастицы трактовались как миниатюрные копии макротел (небесных тел), т.е. как чрезвычайно малые шарики, двигающиеся по точным орбитам, к-рые совершенно аналогичны планетным орбитам, с той лишь разницей, что небесные Моск связываются силами гравитационного взаимодействия, а микрочастицы – силами электрического взаимодействия. Такая форма А. у. названа классич. А. у. Совр. А. у., воплотившееся в квантовую механику, признавая единство природы в большом и малом, раскрывает качественное своеобразие свойств, движения и закономерностей, присущих микрообъектам, в отличие от макрообъектов. Это отличие состоит в том, что микрочастицы представляют собой единство противоположных свойств и сторон их строения – прерывности и непрерывности, корпускулярности и волнообразности. Это – не шарики, как думали раньше ученые, а сложные материальные образования, в к-рых дискретность (выраженная в свойствах корпускулы) определенным образом сочетается с непрерывностью (выраженной в свойствах волны). Поэтому и движение таких частиц (напр., электрона вокруг атомного ядра) совершается не по аналогии с движением планеты вокруг Солнца, т.е. не по строго определенной орбите, а по аналогии с облаком ("электронное облако"), имеющим как бы размытые края. Такая форма А. у. получила название квантово-механич. картины микропроцессов. Ее существ. чертой является атомизм действия, выраженный в понятии кванта действия, введенного Планком; с этим связаны новые законы движения микрочастиц материи, основанные на идее дискретности. Развитие А. у. теснейшим образом связано с развитием всего естествознания и всей философии. В зависимости от того, какими конкретными свойствами наделялись и наделяются атомы, А. у. принимало различные виды. Первоначально, когда естествознание еще не выделилось из единой философской науки древности в самостоятельную отрасль знания, атомное учение носило сугубо абстрактный, натурфилософский характер: атомам приписывались тогда лишь самые общие свойства (неделимость, способность двигаться и соединяться между собой), к-рые не были связаны с какими-либо измеримыми свойствами макротел. В новое время (17–18 вв.), когда главенствующее место в естествознании заняла механика (земных и небесных тел) и когда только что возникшая наука о природе приняла характер механич. естествознания, А. у. приобрело механич. характер; этот вид А. у. был несколько более конкретен, чем натурфилос. атомистика древних, но все же еще в большой мере оставался абстрактным и мало связанным с опытным естествознанием: в дополнение к ранее принятым общим свойствам атомы наделялись теперь еще и чисто механич. свойствами, к-рыми ученые пытались объяснить взаимодействия атомов между собой и способность их к взаимному соединению. Представители "механики контакта" видели причину механич. соединения атомов в фигуре, геометрич. форме (Бойль), наделяли атомы различными крючочками, посредством к-рых атомы якобы сцепляются между собой; иногда атомы изображались в виде зубчатых колесиков, зубцы к-рых могут подходить друг к другу в случае растворения или не подходить – в случае нерастворимых тел (Ломоносов) и т.д. Представители "механики сил" (динамики), берущей начало от Ньютона, объясняли взаимодействие атомов наподобие гравитационного тяготения, т.е. действия сил на расстояниях (в данном случае микроскопически малых). Поэтому геометрич. форма частиц здесь уже не играла никакой роли (она принималась шаровидной по аналогии с формой видимых небесных тел), но зато особое значение приобретал вес частиц. В дальнейшем первое направление в механич. атомистике нашло известное продолжение в модельном представлении о валентности, второе – в представлении об атомном весе. От динамики Ньютона берет начало особая ветвь А. у. (Боскович), в к-рой сочетается идея непространственных монад (в виде геометрич. точек – центров сил), идущая от монадологии Лейбница, с понятием "силы" (Ньютон). Эта "динамич. атомистика", будучи немеханической в своей основе, явилась предвосхищением совр. А. у., в к-ром неразрывно сочетается представление о дискретности материи с идеей неразрывности материи и движения (или "силы" в прежнем понимании). "... В современных воззрениях, – писал Менделеев, – повторяется много сторон учения Босковича, с тем основным различием, что вместо математической точки, снабженной свойствами массы, атомам приписывается телесность, как телесны звезды и планеты, которые можно при рассмотрении некоторых сторон их взаимодействия рассматривать, как математические точки" (там же, с. 599). "Современное же учение о веществе всего проще становится понятным, если взглянуть на него, как на попытку примирить и согласовать динамизм с атомизмом" (там же, с. 555). Идя от Ньютона и сочетая его идеи с опытными данными химич. анализа, Дальтон (1803) довел до конца создание химич. атомистики, начатое еще Бойлем и Ломоносовым. А. у. из натурфилософского превращается в конкретное естественнонаучное учение, способное теоретически обобщать и объяснять уже наблюденные химич. факты и предвидеть явления, еще не обнаруженные на опыте. Основным свойством, к-рым Дальтон и его последователи наделили атомы, был "атомный вес", т.е. специфич. масса атома, характерная для каждого качественно особого вида химически элементарного вещества (химич. элемента). Т.о., в атомном весе нашла свое выражение мера химич. элемента, представляющая собой единство его качественной (химич. индивидуальность) и количественной (величина атомного веса) сторон. Развитие этого представления привело впоследствии к созданию Менделеевым периодич. системы химич. элементов, к-рая, по сути дела, есть "узловая линия отношений меры" отдельных химич. элементов. "Связав понятие о химических элементах новыми узами с Дальтоновым учением о кратном или атомном составе тел, – отмечал Менделеев, – периодический закон открыл в естественной философии новую область для мышления" (там же, с. 218). В середине 19 в. благодаря бурному развитию органич. химии А. у. в химии получило дальнейшую конкретизацию в учении о валентности (Купер, Франкленд, Кекуле) и особенно в теории "химического строения" (Бутлеров, 1861). Атомы стали наделяться теперь валентностью, т.е. способностью присоединять один, два и более атомов водорода, валентность к-рого была принята за 1. Раскрывая связь между обоими измеримыми химич. свойствами (атомным весом и валентностью), Менделеев открыл и разработал периодич. закон химич. элементов (1869–1871). Этот закон прямо наводил на мысль о превращаемости элементов и делимости атомов (см. тамже, с. 381). Тем не менее до конца 19 в. господствующим в науке было метафизич. представление о неделимых атомах и непревращаемых элементах. В ходе развития химии и физики в 19 в. атомы наделялись все новыми конкретными свойствами, в к-рых резюмировались соответствующие химич. и физич. открытия. В связи с успехом электрохимии атомам стали приписываться электрич. заряды (электрохимич. теория Берцелиуса), взаимодействием к-рых объясняли химич. реакции. А. у. в связи с этим приобретало электрохимич. характер. Открытие законов электролиза (Фарадей) и особенно создание теории электролитич. диссоциации (Аррениус, 1887) привели к обобщению, выраженному в понятии ион; ионы – это осколки молекул (отдельные атомы или их группы), несущие противоположные по знаку целочисленные электрические заряды. Дискретность зарядов ионов непосредственно подводила к идее дискретности самого электричества, что вело к идее электрона и к признанию делимости атомов. Во 2-й пол. 19 в. А. у. конкретизировалось как молекулярно-физич. учение благодаря разработке молекулярно-кинетич. теории газов, раскрывающей связь и переход между тепловой и механич. формами движения материи (соответственно – между термодинамикой и механикой). Молекулярная гипотеза зародилась еще в 17 в. (Гассенди) и 18 в. (Ломоносов), но получила экспериментальную основу лишь благодаря тому, что закон объемов реагирующих газов, открытый Гей-Люссаком (1802), был объяснен при помощи представления о молекулах (Авогадро, 1811). С тех пор частицам материи (молекулам) приписывались такие физич. свойства и движения, к-рые при их суммировании давали бы значения макроскопич. свойств газа как целого, напр. температуры, давления, теплоемкости и т.д. Чтобы объяснить различие в соотношении теплоемкостей у одноатомного и у двухатомного газа, молекула первого рассматривалась как идеально упругий шарик, а второго – как своего рода миниатюрная гантель. В дальнейшем А. у. в физике развилось в особую ветвь статистич. физики. После открытия электрона (Дж. Дж. Томсон, 1897), создания теории квантов (Планк, 1900) и введения понятия фотон (Эйнштейн, 1905) А. у. в физике приняло характер атомно-физического (или, точнее, субатомно-физич.) учения, причем идея дискретности была распространена на область электрических и световых явлений и вообще на само понятно энергия, учение о к-рой в 19 в. служило сферой представления о непрерывных величинах и функциях состояния. Важнейшую черту совр. А. у. составляет атомизм действия, связанный с тем, что движение, свойства и состояния различных микрообъектов поддаются квантованию, т.е. могут быть выражены в форме дискретных величин и отношений. Благодаря этому вся физика микропроцессов, поскольку она носит квантовый характер, оказывается областью приложения совр. А. у. Постоянная Планка h (квант действия) есть универсальная физич. константа, к-рая выражает количеств. границу, разделяющую две качественно различные области – макро- и микроявлений природы. Атомно-физич. (или квантово-электронная) атомистика достигла особенно больших успехов благодаря созданию (Бор, 1913) и последующей разработке модели атома, к-рая с физич. стороны объясняла в основном периодич. систему элементов. Создание квантовой механики (де Бройль, Шредингер, Гейзенберг, Дирак и др., 1924–28) придало А. у. квантово-механич. характер, связанный с признанием того, что микрочастицы материи носят противоречивый характер, будучи единством волн и корпускул. Успехи ядерной физики также способствовали конкретизации А. у., придав ему ядерно-физич. характер начиная с открытия атомного ядра (Резерфорд, 1911) и искусств. превращения элементов (Резерфорд, 1919) и кончая открытием серии "элементарных" частиц, особенно нейтрона (Чедвик, 1932), позитрона (1933), мезонов различной массы и гиперонов (более тяжелых, чем нуклоны). Одновременно в 20 в. шло развитие химич. атомистики в сторону открытия частиц более крупных, чем обычные молекулы (комплексные частицы, коллоидные частицы, мицеллы, макромолекулы, частицы высокомолекулярных, высокополимерных соединений); это придавало А. у. в химии надмолекулярно-химич. характер. Из всех этих весьма разнообразных видов А. у. можно выделить самые главные, к-рые к тому же явились исторически следующими один за другим этапами в развитии А. у.; таких основных видов А. у. можно насчитать 4: натурфилософское А. у. в древности, механическое А. у. 17–18 вв., химическое А. у. 19 в. и совр. физич. А. у. Если с каждым новым создающим эпоху открытием в естествознании материализм вынужден был менять свою форму, то это относится в значительной мере к открытиям, сделанным в области А. у., поскольку оно прямо касалось физич. стороны взглядов на материю и ее строение. Наивный материализм древних был непосредственно связан с натурфилос. атомистикой Левкиппа, Демокрита, Эпикура и Лукреция. Механич. материализм 17–18 вв. был столь же тесно связан с механич. атомистикой Галилея, Бойля, Ньютона, Ломоносова и других естествоиспытателей того времени, нашедшей отражение в трудах Гассенди, франц. материалистов 18 в. и др. Если 18 век Энгельс называет "дохимическим", то 19 век может быть назван "химическим" соответственно развитию химич. и физич. атомистики. Диалектич. материализм Маркса и Энгельса находился в соответствии с этим новым, более совершенным видом А. у. Начавшийся на рубеже 19 и 20 вв. ленинский этап в развитии диалектич. материализма оказался в полном соответствии с "новейшей революцией в естествознании", вызванной открытиями лучей Рентгена, электрона и радиоактивности (1895–97), позволившими проникнуть в электронную оболочку атома и его ядро. С открытиями в области А. у. связаны, т.о., крупные эпохи в развитии естествознания и философии. "Новая эпоха начинается в химии с атомистики ..., – писал Энгельс, – а в физике, соответственно этому, – с молекулярной теории" ("Диалектика природы", 1955, с. 236). "Открытие, что теплота представляет собою некоторое молекулярное движение, составило эпоху в науке" (там же, с. 201). Революцию в физике на рубеже 19 и 20 вв., к-рая означала крушение метафизич. взглядов на материю и ее частицы, вызвали, по словам В. И. Ленина, "новейшие открытия естествознания – радий, электроны, превращение элементов..." (Соч., 4 изд., т. 19, с. 4). Начало века атомной энергии также непосредственно связано с дальнейшим развитием совр. физич. А. у. История А. у. наглядно иллюстрирует и подтверждает положение Ленина: "Мысль человека бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т.д. б е з к о н ц а " ("Философские тетради", 1947, с. 237). Сущность (1-го порядка) явлений, совершающихся в веществе, раскрылась тогда, когда все макротела (твердые, жидкие и газообразные) были представлены как состоящие из маленьких масс ("молекул"). Более глубокая их сущность (2-го порядка) раскрывалась, когда одновременно от молекул химики шли к химич. атомам (из к-рых состоят молекулы и движением к-рых обусловлены химич. процессы). В ионах уже начала раскрываться сущность (3-го порядка) физико-химич. явлений, к-рая раскрылась полностью лишь после обнаружения электронов, из к-рых образована атомная оболочка и взаимодействие к-рых (входящих в ее наружную часть, т.е. валентных электронов) обусловливает химич. превращения. Но пока не была создана модель атома, эта сущность оставалась еще непостигнутой, так что этот переходный период можно было охарактеризовать как "такое время, когда физики, если можно так выразиться, от атома отошли, а до электрона не дошли" (Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 14, с. 271). Еще более глубокая сущность (4-го и 5-го порядка) стала раскрываться с открытием атомного ядра и проникновением физики в глубь него, с выяснением его составных частей, характера их взаимодействия внутри ядра. Наконец, в настоящее время начинает понемногу раскрываться сущность самих "элементарных" частиц, образующих собой и атомные ядра (нуклоны, мезоны) и атомную оболочку (электроны); познание природы, закономерностей и внутренней структуры "элементарных" частиц, объясняющих их специфические особенности и прежде всего их взаимопревращаемость, явится достижением сущности 6-го порядка при движении человеческой мысли в глубь материи. Достижение каждой более глубокой ступени в познании материи и ее дискретных видов (ее строения), соответственно – сущности более высокого порядка, не завершает движения познания в глубь материи, а кладет лишь новую веху на этом пути. "Молекула..., – писал Энгельс, – это – "узел" в бесконечном ряду делений, узел, который не замыкает этого ряда, но устанавливает качественную разницу. Атом, который прежде изображался как предел делимости, теперь – только о т н о ш е н и е..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. письма, 1953, с. 187). Сопоставление атомов с электронами Ленин рассматривал как конкретизацию положения о единстве конечного и бесконечного, где конечное есть лишь звено в бесконечной цепи связей и отношений: "Применить к атомам versus электроны. Вообще бесконечность материи вглубь..." ("Философские тетради", 1947, с. 86). Для понимания филос. стороны А. у. чрезвычайно важно проведенное Энгельсом с методологич. позиций разграничение между старой и новой атомистикой. Характеристика той и другой дается при анализе различной трактовки проблемы делимости материи, занимающей центральное место во всяком А. у. Старая атомистика признает в духе метафизич. взгляда на природу абсолютную неделимость и простоту "последних" частиц материи, все равно, будут ли этими частицами считаться атомы химич. элементов (Дальтон и др. химики) или частицы "протила" или первоматерии (Бойль, Праут и др.). Новая атомистика, подтверждая и выражая собой диалектич. взгляд на строение материи, фактически исходит из отрицания каких-либо "последних", абсолютно простых, неизменных и неделимых частиц или элементов материи. Отвергая, в противоположность старой атомистике, абсолютную неделимость или непревращаемость любой сколь угодно малой частицы материи, новая атомистика признает относительную устойчивость каждого дискретного вида материи, его качественную определенность, его относительную неделимость и непревращаемость в известных границах явлений природы. Напр., будучи делим нек-рыми физич. способами, атом неделим химически и в химич. процессах ведет себя как нечто целое, неделимое. Точно так же и молекула, будучи делима (разложима) химически на атомы, в тепловом движении (до известиях пределов, когда не наступает термическая диссоциация вещества) ведет себя тоже как нечто целое, неделимое. К правильным взглядам на А. у. как на новую атомистику приближается Менделеев: "Ныне атом есть неделимое не в геометрическом или абстрактном смысле, а только в реальном, физическом и химическом. А потому лучше было бы назвать атомы индивидуумами, неделимыми... Индивидуум механически и геометрически делим и только в определенном, реальном смысле неделим. Земля, солнце, человек, муха суть индивидуумы, хотя геометрически делимы. Так, атомы современных естествоиспытателей, неделимые в химическом смысле, составляют те единицы, с которыми имеют дело при рассмотрении естественных явлений, вещества..." ("Периодический закон", 1958, с. 598). Новая атомистика показывает, что процесс деления материи имеет свои многочисленные границы, достигая к-рые в дальнейшем совершается переход от одной, качественно определенной ступени дискретности материи к другой, качественно от нее отличной; количественная операция деления приводит, т.о., к качественному изменению, к выходу за пределы данного вида частиц, следовательно к переходу в область другого вида более мелких дискретных образований материи. В этом отношении новая атомистика противостоит, с одной стороны, идее абсолютной делимости материи до бесконечности (Аристотель, Декарт, динамисты), представляющей примеры "дурной бесконечности", никогда не достигающей границы, определяемой качеством делимого предмета, а с другой стороны – идее старой атомистики с ее признанием существования лишь одного вида частиц материи, к-рыми одноактно завершается, точнее обрывается, процесс деления материи. Проводя последовательно в своих работах концепцию новой атомистики, Энгельс писал: "В химии имеется определенная граница делимости, за которой тела не могут уже более действовать химически – атом... Точно так же и в физике мы вынуждены принять известные, для физического исследования наименьшие частицы, расположение которых обусловливает форму и сцепление тел и колебания которых проявляются в виде теплоты..." ("Диалектика природы", 1955, с. 194). Характеризуя проникновение диалектич. взгляда на вещество в химию, Энгельс отмечал: "Химия, абстрактная делимость физического, дурная бесконечность – атомистика" (там же, с. 160). Этим указывалось, что, включив в рассмотрение качественную сторону веществ, учитываемую химией, наука преодолела дурную бесконечность абстрактной делимости физического и пришла к А. у. Наиболее полно концепцию новой атомистики Энгельс сформулировал так: "Новая атомистика отличается от всех прежних тем, что она... не утверждает, будто материя т о л ь к о дискретна (т.е., что все тела распадаются непосредственно на какие-то первичные атомы, без каких-либо промежуточных дискретных форм и без дальнейшего деления этих атомов. – Ред.), а признает, что дискретные части различных ступеней... являются различными у з л о в ы м и т о ч к а м и, которые обусловливают различные качественные формы существования всеобщей материи..." (там же, с. 236). Особенно важно в концепции новой атомистики признание взаимопревращаемости любых дискретных видов материи, неисчерпаемости любой сколь угодно малой и "элементарной" частицы материи. "...Диалектический материализм, – писал Ленин, – настаивает на приблизительном, относительном характере всякого научного положения о строении материи и свойствах ее, на отсутствии абсолютных граней в природе, на превращении движущейся материи из одного состояния в другое, по-видимому, с нашей точки зрения, непримиримое с ним и т.д." (Соч., 4 изд., т. 14, с. 248). Превращение невесомого "эфира" в весомую материю Ленин рассматривал как одно из подтверждений диалектического материализма, следовательно, и новой атомистики, фактически основывающейся на положениях диалектического материализма. В настоящее время таким подтверждением может служить взаимопревращение частиц света (фотонов) и частиц вещества (пары – электрона и позитрона) в процессах рождения пары из фотонов и обратного ее перехода в фотоны (аннигиляция пары). Отрицание новой атомистикой каких-либо "последних", "абсолютно неизменных" и т.д. частиц материи оправдывается всем ходом углубления человеч. познания в строение материи. "...И если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня – дальше электрона и эфира, то диалектический материализм, – писал Ленин, – настаивает на временном, относительном, приблизительном характере всех этих в е х познания природы прогрессирующей наукой человека. Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна..." (там же, с. 249). Если старая атомистика исходила из того, что "последние" "неделимые" атомы находятся во внешнем отношении друг к другу, пространственно сополагаясь одни с другими (то, что раньше называлось "юкстапозицией"), то новая атомистика признает такие взаимодействия частиц материи, в результате к-рых они испытывают коренные изменения, теряют свою самостоятельность и даже индивидуальность и как бы растворяются полностью друг в друге, претерпевая глубочайшие качественные изменения. Так, это происходит при взаимопревращениях частиц вещества и света, при распаде нуклонов с выделением легких частиц, при превращении мезонов и гиперонов. Соотношение старой и новой атомистики отмечено Лениным в связи с тем, как понимают представители той и другой, что такое превращение. "... Превращение одни понимают в смысле наличности мелких качественно-определенных частиц и роста (respective уменьшения) [соединения и разъединения] их. Другое понимание (Гераклит) – превращение одного в другое" ("Философские тетради", 1947, с. 251). Современное А. у. и вся совр. физика блестяще подтвердили все эти положения. Неисчерпаемость электрона наглядно обнаружилась после неудачи Бора построить модель атома, исходя из представления об электронах-шариках (или даже точках), наделенных определенной массой и зарядом и классич. образом двигающихся вокруг ядра. Эта модель, опиравшаяся на допущение исчерпаемости электрона, сменилась новыми, более совершенными, квантово-механич. представлениями, где вместо простого шарика (или точки) уже фигурирует бесконечно сложный образ электрона как единства волны и корпускулы, движение к-рого создает картину "электронного облака". Ядерная же физика показала, что электрон может рождаться из нейтрона, гиперонов и мезонов (с выделением нейтрино), может поглощаться и исчезать как частица в атомном ядре (при К-захвате), может сливаться с позитроном, словом, испытывать также многообразные и сложные коренные превращения, к-рые неоспоримо свидетельствуют о его реальной неисчерпаемости. В истории естествознания и философии каждый крупный успех А. у., особенно переход к его новому виду и утверждению его в науке, составлял не только революцию в физич. учении о материи и ее строении, но вместе с тем очередное поражение идеалистич. взгляда на природу; т.о., успех А. у. одновременно оказывался победой материализма над идеализмом в естествознании. Так, открытие Дальтоном закона простых кратных отношений в химии привело в начале 19 в. к крушению идеалистич. теории динамизма (Кант, Шеллинг, Гегель и др.). согласно к-рой основу природы составляет не материя, а взаимодействие полярных сил притяжения и отталкивания, непрерывных по своему характеру; так как динамизм не мог объяснить, почему химич. элементы соединяются как целые порции (1 к 1, 1 к 2, 2 к 3 и т.д.), то он вынужден был уступить свое место А. у., к-рое как раз и объясняло этот факт существованием химически неделимых атомов. В 1-й пол. и середине 19 в. в химию проникло агностич. течение (теория типов), к-рое отказывалось видеть в химич. формуле отображение реального взаиморасположения атомов в молекуле; благодаря успехам теории "химич. строения" Бутлерова агностицизм потерпел поражение и был изгнан из химии. В конце 19 в. в физике и химии получило распространение феноменологическое, агностическое (ограничивающее задачу пауки лишь описанием явлений) течение, связанное с термодинамикой и вылившееся наиболее отчетливо в энергетич. мировоззрение (Оствальд, 1895). Энергетизм, как и махизм, отрицал реальность атомов и молекул, изгонял даже сами эти понятия из науки, пытаясь построить всю физику и химию на представлении о чистой энергии, комплексом различных видов к-рой объявлялась сама материя и все ее свойства. Успехи физики и химии на рубеже 19 и 20 вв., особенно подсчет числа газовых частиц, несущих электрич. заряды (ионов), а также изучение движения крупных частиц под влиянием теплового движения молекул жидкости ("броуновское движение"), равно как вообще успехи коллоидной химии, показали совпадение значений числа молекул в одном грамм-молекулярном количестве вещества ("числа Авогадро"), определенного самыми различными физич. методами. В 1908 Оствальд признал свое поражение в борьбе против А. у.: "Ныне я убедился, что в недавнее время нами получены экспериментальные подтверждения прерывного, или зернистого, характера вещества, которое тщетно отыскивала атомистическая гипотеза в течение столетий и тысячелетий. Изолирование и подсчет числа ионов в газах..., а также совпадение законов броуновского движения с требованиями кинетической теории... дают теперь самому осторожному ученому право говорить об экспериментальном подтверждении атомистической теории вещества... Тем самым атомистическая гипотеза поднята на уровень научно обоснованной теории" (Оstwаld W., Grundriss der allgemeinen Chemie, 1909, S. III–IV). В конце первой четверти 20 в. идеалистич. течение в физике направило главный удар против закона сохранения энергии, поскольку этот закон с самого начала его открытия служил "установлением основных положений м а т е р и а л и з м а " (Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 14, с. 318). При анализе явления ?-распада, при к-ром из радиоактивного ядра вылетают электроны, оказалось, что электроны уносят только часть всей энергии, теряемой ядром. Отсюда "физические" идеалисты сделали вывод, что другая ее часть попросту уничтожается, исчезает. Материалистич. решение возникшей трудности (Паули, 1931) состояло в предположении, что наряду с электроном при ?-распаде из ядра вылетает еще другая, до тех пор неизвестная частица материи, очень легкая, почти невесомая и электрически нейтральная, к-рую Паули назвал "нейтрино". По причине ее электрич. нейтральности и исключительной легкости ее невозможно прямым способом обнаружить имевшимися средствами, и тем не менее ее реальное существование с каждым годом становится все более доказанным. Без представления о нейтрино в настоящее время невозможно описать и объяснить сложнейшие ядерные превращения, а также распад и превращения тяжелых мезонов (К-мезонов), нуклонов и гиперонов, особенно в части сохранения суммарного "спина" у частиц, к-рый у нейтрино принят за 1/2, таким же, как у электрона и позитрона. Т.о., успех А. у., вылившийся в открытие новой "элементарной" частицы, принес поражение идеализму в физике, доказав его принципиальную враждебность науке. После открытия позитрона (1933) И. и Ф. Жолио Кюри наблюдали превращение позитронов (выделя

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Найдено схем по теме АТОМНОЕ УЧЕНИЕ — 0

Найдено научныех статей по теме АТОМНОЕ УЧЕНИЕ — 0

Найдено книг по теме АТОМНОЕ УЧЕНИЕ — 0

Найдено презентаций по теме АТОМНОЕ УЧЕНИЕ — 0

Найдено рефератов по теме АТОМНОЕ УЧЕНИЕ — 0