АТАРАКСИЯ

Найдено 24 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Атараксия
отсутствие страха перед богами, смертью и загробным миром. Термин философской школы Эпикура.

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

Атараксия
греч. ataraxia – невозмутимость) – понятие древнегреческой этики о душевном спокойствии, безмятежности как высшей ценности и условие мудрости.

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

Атараксия
(от греч. ataraxia – отсутствие волнения, смятения) – термин античной этики, означающий “невозмутимость”, “безмятежность”, связанную с невосприимчивостью души к аффектам, предпочтением разума чувствам.

Источник: Философия логика и методология науки Толковый словарь понятий. 2010 г.

Атараксия
душевная невозмутимость, к которой согласно учению Эпикура должен стремится человек. А. достигается ограничением потребностей и наслаждений, устранением от общественных дел, избавлением от страха перед богами, смертью, непонятными явлениями природы, - считал Эпикур.

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

Атараксия

(Греч. ataraxia - невозмутимость)
- состояние душевного покоя, невозмутимости, достигаемое, по мнению древнегреческих философов, путем преодоления страха, освобождения от тревог благодаря познанию мира, смысла бытия.

Источник: Философия, практическое руководство

Атараксия
(греч. ataraksia – невозмутимость) – понятие, обозначающее состояние психического равновесия, внутреннего, не возмущенного ничем покоя духа. Одно из основных понятий древнегреческой этики. У Платона атараксия рассматривается как гармония трех частей души. У Аристотеля она отождествляется с понятием «золотой середины».

Источник: Философия и методология науки (понятия категории проблемы школы направления). Терминологический словарь-справочник 2017

АТАРАКСИЯ
от греч. ataraxia - невозмутимость) - душевное спокойствие, безмятежность как высшая ценность. Восхвалялась как предварительное условие эвдемонии Эпикуром, Пирроном и в особенности Демокритом, который обозначал это состояние также др. словами: хорошее расположение духа, бесстрастие, состояние, в котором нет больше места удивлению, гармония. См. также Апатия.

Источник: Философский энциклопедический словарь

АТАРАКСИЯ
термин философии Эпикура и его школы, идеальное душевное состояние, к к-рому, по Эпикуру, должен стремиться человек. А. достигается избавлением от страха перед богами, смертью и загробным миром, от чувства недоумения перед непонятными явлениями природы, ограничением потребностей, умеренностью в наслаждениях, самоустранением от обществ. и гос. дел. См. Эпикур.

Источник: Советский философский словарь

Атараксия
от греч. ataraxia – невозмутимость) – термин античной этики, означающий состояние душевного покоя, безмятежность, невосприимчивости души к аффектам, перенос внимания с внешних обстоятельств на внутреннее состояние и предпочтение разума чувствам. Состояние А. – это сосредоточение на «самом общем и главном», помогающее отрешиться от тревоги в душе, возникающей, прежде всего, от ложных мнений о богах и смерти.

Источник: Биомедицинская этика. Краткий словарь терминов

АТАРАКСИЯ
от греч. отсутствие волнений) - идеальное душевное состояние, равновесие и покой, высшая ценность жизни. В философии Демокрита под атараксией понималось как отсутствие страха смерти, жизненные переживания, беспокойства и волнения. У Эпикура атараксия есть условие счастья, в котором пребывает мудрец, достигший внутренней свободы, понимаемой как независимость от всего внешнего. В скептицизме атараксия есть воздержание от суждения, отсутствие мнений о добре и зле, истинном и ложном.

Источник: Тематический философский словарь

АТАРАКСИЯ
от греч. ataraxia — отсутствие волнений, невозмутимость) — в философии Эпикура и его школы — состояние душевного покоя, невозмутимости, к которому должен стремиться человек, в особенности мудрец. А. является предварительным условием достижения счастья и заключается в избавлении от раха перед богами, смертью и загробным миром, от чувства беспокойства перед непонятным в природе; она предполагает ограничение потребностей, умеренность в наслаждениях, отход об общественных и государственных дел.

Источник: Философия: энциклопедический словарь

АТАРАКСИЯ
греч. ataraxia — невозмутимость) — состояние душевного покоя и невозмутимости, достигаемое, по мнению нек-рых древнегреч. философов, мудрецом. Путь к А., как считали Демокрит, Эпикур, Лукреций, лежит через познание мира, преодоление страха, освобождение от тревог. Скептики (Пиррон и др.) учили, что А. достигается воздержанностью от суждений. Стоики развивали учение об апатии как равнодушии к происходящему, к радости и горю. Марксистская этика отвергает сугубо созерцательное отношение к жизни, отстаивая активную жизненную позицию личности.

Источник: Философский энциклопедический словарь

АТАРАКСИЯ

(греч. невозмутимость, спокойствие духа, бесстрашие) - безрелигиозный идеал мудреца у эпикурейцев, включающий в себя ясность души, удовлетворенность ума, отсутствие страха перед смертью , независимость, размеренность, простоту и спокойствие жизни, умеренный самоконтроль, определенную степень добродетельности, предусмотрительность и безразличие к Высшему. Добродетель, однако, лишь условие атараксии, ее ценность определяется вкладом в общее удовлетворение. Сторонникам атараксии чужды мистика, идеалистические искания, духовное восхождение к Высшему. В Деян.17 дано свидетельство о непринятии ими Евангелия.

Источник: Краткий религиозно-философский словарь

АТАРАКСИЯ
(Ataraxie; от греч. ataraxia — «невозмутимость») — душевное спокойствие, безмятежность; восхвалялась как предварительное условие эвдемонии Эпикуром, Пирроном и в особенности Демокритом, который обозначал это состояние также другими словами: хорошее
расположение духа, бесстрастие, состояние, в котором нет больше места удивлению, гармония; см. также Апатия. В современных социально-философских толкованиях атараксия понимается как предварительная ступень «уединенности», «оторванности от жизни» (О. Шпанн).
О. Spann. Kurzgefaßtes System der Gesellschaftslehre, 1914 (Spätere Auflagen u. d. T: Gesellschaftslehre, 1969).

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Атараксия
(от греч. ataraxia – невозмутимость) – идеал душевного состояния человека в философии Эпикура. Счастье заключается в избегании страданий, в сохранении душевного спокойствия и невозмутимости в любых условиях. Такое состояние достижимо при удовлетворении минимума потребностей. В отличие от буддизма речь идет не о полном уходе в нирвану, но о достижении А. в индивидуальной жизни. Однако в такой жизни преобладает пассивное созерцание, т.е. внутренняя гармония достигается отказом от активных усилий и, следовательно, предполагается, что даже минимальные условия, позволяющие поддерживать состояние А. , должны быть кем-то обеспечены.

Источник: Философия антропокосмизма авторский словарь.

АТАРАКСИЯ
термин, используемый разными философами и философскими школами, например скептиками, для обозначения спокойствия души (греч. атарбксиа и означает "невозмутимость" (см.: Лурье С. Я. Демокрит, N 742, 743; Диоген Лаэртский, X, 80 и далее; Секст Эмпирик. Три книги Пирроновых положений, I, 25). А. близка по смыслу апатии (см. "Апатия"). Целью скептиков были как "бестревожность", так и "бесстрастие" (см.: Диоген Лаэртский, IX, 107, 108). Пути достижения А. различны. У Эпикура это - знание, занятия философией, избавляющие душу от смятения перед природными явлениями, богами и смертью; у скептиков - воздержание от суждений с целью не волновать душу.
В. Т. Звиревич

Источник: Современный философский словарь

АТАРАКСИЯ
греч.-отсутствие волнений, невозмутимость) : в древнегреческой этике состояние безмятежности, отрешенности от мира, внутренней свободы и, гармонии. Впервые понятие «атараксия» употребил Эпикур, считавший атараксию идеальным душевным состоянием, которое достигается путем освобождения.от страха перед богами и смертью, от душевного беспокойства и тревог. Атараксия означает отказ от чувственных удовольствий, богатства, почестей, славы и других социальных ценностей. Она имеет глубокий индивидуалистический смысл и предполагает отказ человека от всякой активной внешней деятельности, от признания общих для людей норм и ценностей морали во имя душевного покоя как конечной цели жизни.

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

Атараксия
Отсутствие волнения, душевный покой. Древние греки (особенно Эпикур и стоики) именовали атараксией безмятежность.
Является ли атараксия чисто отрицательным состоянием, как это почти всегда принято полагать? Не обязательно. Отсутствие волнения в данном случае означает присутствие жизни и всего остального, и это присутствие позитивно настолько, насколько возможно. Наличие отрицательной приставки а‑ не должно нас обманывать: атараксия выражает не лишение, а полноту. По Эпикуру, это удовольствие душевного покоя, по Эпиктету – счастье в действии.
Одновременно атараксия означает опыт приобщения к вечности, «ибо совершенно не похож на смертное существо человек, живущий среди бессмертных благ» (Эпикур, «Письмо к Менекею»). Вот почему атараксию как духовный опыт можно считать аналогом блаженства (Спиноза) или нирваны (буддизм).

Источник: Философский словарь.

АТАРАКСИЯ
греч. ataraxia-невозмутимость) - категория древнегреч этики, характеризующая состояние безмятежности, невозмутимости, душевного покоя. Античные мыслители считали, что мудрец должен стремиться к А., дающей условия для непредвзятых размышлений Путь к достижению А. они понимали по-разному. Если материалисты (Демокрит, Эпикур; Лукреций) видели этот путь в познании мира, преодолении страха и предрассудков, в достижении душевного спокойствия и внутренней гармонии, то в этике сторонников скептицизма (Пиррон) А. достигается воздержанием от суждений о добре и зле, истинном и ложном, примирением с действительностью (Апатия). Счастье, по мнению Пиррона, состоит в невозмутимости и отсутствии страданий. Марксистская этика, к-рой присуща действенность, активность, отвергает созерцательное отношение к жизни, а следовательно, и требование А., особенно в толковании скептиков.

Источник: Словарь по этике

АТАРАКСИЯ
????????, от ? – отрицат. приставка и ??????? – волную, возмущаю) – понятие др.-греч. этики, обозначающее безмятежность, невозмутимость, душевный покой. В учении Демокрита А. понималась как состояние души, не волнуемой жизненными заботами, свободной от страха смерти, предрассудков и от всех душевных переживаний, т.е. такое состояние, когда разум господствует над страстями. Счастье человека заключается в нем самом: в душевном спокойствии, в хорошем настроении, во внутр. гармонии (Стобей II 7, 3; рус. пер., в кн.: Материалисты Древней Греции, 1955, с. 157). Позднее идея А. развивалась в этике Эпикура ("Эпикур приветствует Геродота", "Эпикур приветствует Пифокла", Diog. L. X 136; рус. пер., там же, с. 181–82, 198 и 224). Эпикур считал А. высшим идеалом жизни, под к-рым он понимал состояние мудреца, достигшего внутр. свободы. Продолжая линию Демокрита, Эпикур исходил из материализма и атеизма, воспевал радости земной жизни, призывал наслаждаться ими. Идеал А. у Эпикура отличен от апатии стоиков, к-рые исходили из религ.-идеалистич. учения о первичности духа, о бессмертии души и говорили о тщетности и суетности земного мира. В последующем идеи стоиков, их проповедь аскетич. морали были восприняты христианством, а учение Эпикура было подвергнуто критике и извращено в духе вульгарного гедонизма. Начиная с 3 в. до н.э. идеал ?., отражая всеобщий кризис рабовладельческого общества, становится уже идеалом примиренчества и глубокого пессимизма. Таков идеал А. у скептиков (см. Секст-Эмпирик, "Пирроновы основоположения", рус. пер., СПБ, 1913). С их т. зр. А. – воздержание от суждений, отсутствие мнения о добре и зле, истинном и ложном. Лит.: Маковельский А. О., Древнегреческие атомисты, Баку, 1946; Гюйо М., Мораль Эпикура и ее связь с современными учениями, Собр. соч., т. 2, СПБ, 1899. Э. Михайлова. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

атараксия
«безмятежность», особое состояние духа, заключающееся, как правило, в отсутствии «отрицательных колебаний души», в ровности, спокойствии, размеренности, в «величии духа», во внутренней уверенности, противопоставленной внешнему произволу, нестабильности и неопределенности окружающего мира и т.д. Достижение а. В главных этических доктринах эпохи эллинизма провозглашалось «самой оптимальной» целью человеческой жизни. При этом были разработаны три основные трактовки а. И путей, ведущих к ее достижению: скептическая, эпикурейская и стоическая. Согласно скептикам, а. Обретается на «гносеологическом пути» (то есть мешают ее достижению, прежде всего, «тяготы познания»). Мы не можем знать, что такое вещи как таковые (ибо знаем их только так, как они нам являются, как их представляет нам наше чувственное восприятие), поэтому нам следует воздерживаться от категорических суждений о них, о происходящих с ними событиях. Таким образом, мы обретем независимость от них (ибо не будем более заинтересованы в получении истинного знания их, которое всегда связано с трудностями, неудачами, дилеммами и т.д., будем избавлены от «многие познания – многие беды») и достигнем искомой а. Согласно эпикурейцам, а. – это наслаждение (см. Гедонизм, эвдемонизм), а наслаждение по-эпикурейски – это отсутствие страданий. Страдания же вызываются страхами – перед богами, смертью, стихийными силами природы (или судьбой, согласно варианту этого перечня). Путь к а. – развенчание и упразднение этих страхов, к чему ведет вычленение их причин и демонстрация несостоятельности этих причин. Страх перед богами устраняется указанием на то, что боги живут в «междумириях», никакого отношения к жизни людей и событиям в ней не имеют и иметь не могут, ибо испытывают к людям полнейшее «безразличие» (как совершенное к несовершенному, согласно античному миропониманию). Страх перед смертью эпикур предлагает преодолевать с помощью знаменитого рассуждения: «поскольку психологически оправдан и объясним страх только того, что может нам повредить, с чем мы можем реально встретиться, то смерти бояться нельзя (не стоит): когда мы есть, ее еще нет, когда она есть, когда она пришла, нас уже нет». Страх перед судьбой преодолевается признанием свободы воли (обоснованной эпикуром в его знаменитом учении о «спонтанном отклонении атомов от прямолинейной траектории движения»), страх перед стихийными силами природы – (фактически) признанием объективного характера ее организации (в мире нет ничего нематериального), ее законов, доступных изучению и пониманию вплоть до предсказания (здесь также содержится аллюзия на демокрита: случайность тех или иных событий внешнего мира – лишь кажущаяся, и является субъективным результатом нашего незнания подлинных причин этих событий). Таким образом, действительно а. Эпикурейцев соответствует их этической модели гедонизма. Совсем другую в ряде принципиальных аспектов модель а. Мы находим у стоиков. Искомая а. Достигается через рациональное понимание своего места в общей структуре мира в целом, через принятие судьбы и любовь к ней (см. Апатия, автаркия). Стоическая а. Есть не могущее ничем быть поколебленное возвышенное состояние независимости от мира, состояние неизменного душевного спокойствия, своей власти над страстями, над мирской суетой и т.д. Состояние а. Устойчиво, так как до тех пор, пока человек разумен, он мыслит логически, а принцип «живи в согласии с судьбой» является в этом смысле интеллектуально постигаемой аксиомой – аксиомой этики как «прикладной онтологии». Очевидно, что стоическая а. Не исключает физических страданий («мудрец будет счастлив даже на костре, ибо испытываемое им чувство любви к судьбе, дающее атараксию, не зависит от эмпирических обстоятельств его жизни»), в отличие от эпикурейской а. (во всяком случае, по ее определению самим эпикуром). Более того, вполне возможно, если продолжить эту мысль, что блаженство духа, упоение его собственной автономностью тем сильнее, чем с большими внешними препятствиями дух сталкивается, чем сильнее его внутреннее напряжение, чем мучительнее он утверждает свое величие в борьбе со страстями и чувственными устремлениями (в стиле сартровского «мы никогда не были так свободны, как в период оккупации»). Таким образом, а. Стоиков является ригористической (см. Ригоризм) интерпретацией понятия а.

Источник: Краткий философский глоссарий

АТАРАКСИЯ
термин античной этики: «невозмутимость», «безмятежность». Наиболее общий смысл заключается в идеале невосприимчивости души к аффектам, переносе внимания с внешних обстоятельств на внутреннее состояние и в предпочтении разума чувствам — понимание, разделяемое практически всеми античными школами; наибольшее значение термин приобрел в этике эпикурейцев (см. Эпикуреизм) и скептиков (см. Скептицизм). Впервые существительное «А.» предложил, вероятно, Демокрит: «счастье же он называет и благим состоянием духа, и уравновешенностью, и гармонией, и размеренностью, и безмятежностью-А.» и «Мудрость, неустрашимая невозмутимость-А. — превыше всего». Для истории понятия А. важно употребление прилагательного «невозмутимый» у Аристотеля в определении таких добродетелей, как ровность характера, сдержанность: «сдержанный человек старается оставаться невозмутимым и подчиняться не чувствам, а следовать разуму» и мужество. Аристотелевское понимание «невозмутимого» состояния как состояния подчиненности чувств разуму (формула для всякой добродетели) вместе с демокритовским понятием А. оказало влияние на эпикурейскую «невозмутимость», — вероятно, через посредство атомиста Навсифана, ученика Пиррона и учителя Эпикура (ср. его неологизм «несмутимость» вместо демокритовской «неустрашимости»). Кроме того, Эпикур учился у Ксенократа, у к-рого засвидетельствовано употребление однокоренного слова «возмущение» в важном контексте: причина занятий философией состоит в «прекращении возмущений в нашей жизни по поводу вещей».
В связи с Пирроном (свидетельство Посидония у Диогена Лаэртского) А. появляется как разговорная метафора для описания состояния духа истинного мудреца: «На корабле во время бури, когда спутники его впали в уныние, он [Пиррон] оставался спокоен и ободрял их, показывая на корабельного поросенка, который ел себе и ел, и говоря, что в такой вот безмятежности-А. и должен пребывать мудрец» (D.L. 1Х,68).
В традициях школьного пирронизма (Энесидем — Тимон — Секст Эмпирик) и академического скепсиса (Аркесилай) А. устойчиво связана с термином «воздержание от суждений» (эпохе), — причем Секст Эмпирик конечной целью всегда называет А., а Диоген Лаэртский и Аркесилай (Руг. Hyp. 1,232,8) — эпохе: «Конечной целью скептики считают эпохе, за которым как тень следует A.» (D.L. 1X107); «Эпохе — это остановка рассуждения, когда мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем; а А. — это безмятежность и спокойствие души», «А. приходит вместе с эпохе» (Руг. Hyp. 1,10, ср. также 1,31: «А. следует за эпохе»). То, что А. описывает состояние разума (разумной души), а не чувств, показывает разграничение А. и метриопатии («умеренность», термин исходно перипатетический) как конечных целей: «
В том, что подлежит [оценочному] мнению, целью скептика является А., а в том, что мы вынуждены испытывать, — метриопатия» (Руг- Hyp. 1,30,7, ср. 1,25,4—6). Имеется в виду, что скептик, как и все люди, испытывает чувства приятного и болезненного, но он не судит о том, хорошо это или плохо. Соотношение между А. или эпохе (то и другое называется конечной целью, хотя чаще все же А., ср. Руг. Hyp. 1,1—30) Секст Эмпирик демонстрирует с помощью живописной метафоры: «Говорят, что он [живописец Апеллес], рисуя лошадь и пожелав изобразить на картине пену лошади, потерпел такую неудачу, что отказался от этого и бросил в картину губку, которой обыкновенно снимал с кисти краски; и губка, коснувшись лошади, воспроизвела подобие пены. Так и скептики вначале надеялись достичь А. путем суждения о несоответствии видимого и мыслимого; но оказавшись не в состоянии этого сделать, они воздержались от суждений, и следствием их воздержания как бы случайно явилась А., как тень за телом» (1,29). Как у скептиков А. была связана с эпохе («за эпохе следует А.»), так у Эпикура А. связана с «удовольствием», к-рое появляется при А.
В этике Эпикура конечная цель определялась как «удовольствие», негативно характеризуемое как отсутствие телесной боли и душевных смятений (X, 131,8—11), иногда же душевная А. прямо называется «конечной целью» (см. X, 128,3—4) вместе с «телесным здоровьем». При этом душевные удовольствия Эпикур считал выше телесных и связывал их с добродетелями и разумом. Тревоги в душе возникают прежде всего от ложных мнений о богах и о смерти, вызывающих в людях чувство страха, — «трезвое рассуждение» избавляет отложных мнений и приводит к А. (ср. Х,132); состояние А. — это сосредоточение на «самом общем и главном» (Х,82). Как и скептики, эпикурейцы рассматривали науки о природе лишь как пропедевтику к этике и, соответственно, средство для достижения А. (ср. Секст Эмпирик: «Мы касаемся наук о природе ради А.» (Руг. Hyp. 1,18); Эпикур: «Конечной целью изучения небесных явлений, как и всего остального, является А. и твердая уверенность (7ucmv (ie0aiov)» (D.L. Х,85), однако пути к этой А. у двух школ были разные: эпикурейцы предлагали «многообразие объяснений» (Х,100) для чувственных феноменов, скептики же воздерживались от суждений о явлениях. По Эпикуру, «кто борется с очевидностями, тот никогда не сможет достигнуть истинной A.» (D.L. Х,96). Все науки оказываются безразличными для счастья, что, как представляется, полемически направлено против аристотелевского понимания счастья, неразрывно связанного с теоретической добродетелью. У стоиков А. часто используется в значении, близком к апатии. М.Л.Солопова

Источник: Этика. Энциклопедический словарь. М. Гардарики 2001

АТАРАКСИЯ
греч. — отрицательная частица + волнение, смятение, тревога) — термин античной этики, означающий «невозмутимость», «безмятежность». Наиболее общий смысл заключается в идеале невосприимчивости души к аффектам, переносе внимания с внешних обстоятельств на внутреннее состояние и в предпочтении разума чувствам,—понимание, разделяемое практически всеми античными школами; наибольшее значение термин приобрел в этике эпикурейцев и скептиков. Впервые существительное появляется у Демокрита: «счастье же он называет и благодушием духа, и благосостоянием, и гармонией, и размеренностью, и безмятежностью-атараксией» (фр. 742 Лурье = Stob. II, 7, 31, р. 52, 13 W) и «мудрость, неустрашимая невозмутимость-атараксия — превыше всего» (фр. 743 = Stob. Ill, 7, 74),—ср. другой неологизм Демокрита «неустрашимость» (B), с которым атараксия близка и в последующей традиции его вытесняет. Для истории понятия важно употребление прилагательного «невозмутимый» у Аристотеля в определении таких добродетелей, как (ровность характера, сдержанность): «сдержанный человек старается оставаться невозмутимым и подчиняться не чувствам, а следовать разуму» (Eth. Nie. 1125b34), и (мужество) (см. Eth. Nie. 1117al8. 31). Аристотелевское понимание «невозмутимого» состояния как состояния подчиненности чувств разуму (формула для всякой добродетели) вместе с демокритовским понятием атараксии оказало влияние на эпикурейскую «невозмутимость»,—вероятно, через посредство атомиста Навсифана, ученика Пиррона и учителя Эпикура (ср. его неологизм «несмутимость» вместо демокритовской «неустрашимости»). Кроме того, Эпикур учился у Ксенократа, для которого засвидетельствовано употребление однокоренного слова «возмущение» в важном контексте: причина занятий философией состоит в «прекращении возмущений в нашей жизни по поводу вещей» (fr. 4 Heinze).
В связи с Пирроном доксографическая традиция фиксирует атараксию как разговорную метафору для описания состояния духа истинного мудреца: «На корабле во время бури, когда спутники его впали в уныние, он (Пиррон) оставался спокоен и ободрял их, показывая на корабельного поросенка, который ел себе и ел, и говоря, что в такой вот безмятежности-атараксии и должен пребывать мудрец» (Diog. L K 68). В традициях школьного пирронизма (Энесидем — Тимон — Секст Эмпирик) и академического скепсиса (Аркесилай) атараксия устойчиво связана с термином «воздержание от суждений» (эпохе),— причем Секст Эмпирик конечной целью называет атараксию, а Диоген Лаэртий и Аркесилай (Sext.. Emp. Pyrrh. I 232,8) — эпохе: «Конечной целью скептики считают эпохе, за которым как тень следует атараксия» (Diog. L. IX 107); «Эпохе—это остановка рассуждения , когда мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем; а атараксия—это безмятежность и спокойствие души », «атараксия приходит вместе с эпохе» (Sext. Emp. Pyrrh. I 10, ср. также I 31: «атараксия следует за эпохе»). То, что атараксия описывает состояние разума (=» разумной души), а не чувств, показывает разграничение атараксии и метриопатии («умеренность», термин исходно перипатетический) как конечных целей; «В том, что подлежит (оценочному) мнению, целью скептика является атараксия, а в том, что мы вынуждены испытывать— метриопатия» (там же, I 30, 7; ср. I 25, 4—6). Имеется в виду, что скептик, как и все люди, испытывает чувства приятного и болезненного, но он не выносит догматических суждений о том, хорошо это или плохо. Парадоксальный характер связи между атараксией как целью и эпохе как средством ее достижения Секст Эмпирик демонстрирует с помощью живописной метафоры: «Говорят, что он (живописец Апеллес), рисуя лошадь и пожелав изобразить на картине пену лошади, потерпел такую неудачу, что отказался от этого и бросил в картину губку, которой обыкновенно снимал с кисти краски; и губка, коснувшись лошади, воспроизвела подобие пены. Так и скептики вначале надеялись достичь атараксии путем суждения о несоответствии видимого и мыслимого; но оказавшись не в состоянии этого сделать, они воздержались от суждений, и следствием их воздержания как бы случайно явилась атараксия, как тень за телом» (там же, I 29).
Как у скептиков атараксия была связана с эпохе («за эпохе следует атараксия»), так и у Эпикура атараксия связана с «удовольствием» . В этике Эпикура конечная цель—«удовольствие», негативно характеризуемое как отсутствие телесной боли и душевных смятений (Diog. L. X, 131, 8—11), иногда же душевная атараксия прямо называется «конечной целью» (там же, 128, 3—4) вместе с «телесным здоровьем». При этом душевные удовольствия Эпикур считал выше телесных и связывал их с добродетелями и разумом. Тревоги в душе возникают прежде всего от ложных мнений о богах и о смерти, вызывающих в людях чувство страха, — «трезвое рассуждение» избавляет ложные мнения и приводит к атараксии (ср. там же, 132); состояние атараксии— это сосредоточение на «самом общем и главном» (X 82). Как и скептики, эпикурейцы рассматривали науки о природе лишь как пропедевтику к этике и соответственно средство для достижения атараксии (ср. Секст Эмпирик: «Мы касаемся наук о природе ради атараксии», Pyrrh. 118; Эпикур: «Конечной целью изучения небесных явлений, как и всего остального, является атараксия и твердая уверенность ( BB)» Diog. L. X 85), однако пути к этой атараксии у двух школ были разные: эпикурейцы предлагали «многообразие объяснений» (там же, 100) для чувственных феноменов, скептики же воздерживались от суждений о явлениях. По Эпикуру, «кто борется с очевидностями, тот никогда не сможет достигнуть истинной атараксии» (там же, 96). Согласно эпикурейскому идеалу атараксии все науки оказываются безразличными для счастья, и это полемически направлено против аристотелевского понимания счастья как неразрывно связанного с теоретической добродетелью.
У стоиков атараксия часто употребляется в значении, близком к апатии.
М. А. Солопова

Источник: Новая философская энциклопедия

АТАРАКСИЯ
АТАРАКСИЯ (греч. ???????? [? priv. + ??????], волнение, смятение, тревога), термин античной этики: «невозмутимость», «безмятежность». Наиболее общий смысл заключается в идеале невосприимчивости души к аффектам, переносе внимания с внешних обстоятельств на внутреннее состояние и в предпочтении разума чувствам, - понимание разделяемое практически всеми античными школами; наибольшее значение термин приобрел в этике эпикурейцев и скептиков. Впервые существительное ???????? предложил, вероятно, Демокрит: «.. .счастье же он называет и благим состоянием духа, и уравновешенностью, и гармонией, и размеренностью, и безмятежностью-атараксией» (fr. 742 Лурье = Stob. II 7, 31, р. 52, 13 Wachsm.) и «Мудрость, неустрашимая невозмутимость-атараксия - превыше всего» (fr. 743 = Stob. Ill 7, 74) - ср. другой неологизм Демокрита, «неустрашимость» (???????), с которым атараксия близка и в последующей традиции его вытесняет.     Для истории понятия ???????? важно употребление прилагательного «невозмутимый» (????????) у Аристотеля в определении таких добродетелей, как ??????? (ровность характера, сдержанность): «сдержанный человек старается оставаться невозмутимым и не подчиняться чувствам, а следовать разуму» (Е. N. 1125Ь34), и ??????? (мужество), см. Е. N. 1117а18. 31. Аристотелевское понимание «невозмутимого» состояния как состояния подчиненности чувств разуму (формула для всякой добродетели) вместе с демокритовским понятием атараксии оказало влияние на эпикурейскую «невозмутимость» - вероятно, через посредство атомиста Навсифана, ученика Пиррона и учителя Эпикура: Навсифан вместо демокритовской «неустрашимости» использовал новый термин «несмутимость» (???????????), сходный с атараксией. Кроме того, Эпикур учился у Ксенократа, для которого засвидетельствовано употребление однокоренного слова «возмущение» в важном контексте: причина занятий философией состоит в «прекращении возмущений (?????????) в нашей жизни по поводу вещей» (fr. 4 Heinze).     В связи с Пирроном (свидетельство Посидония у Диогена Лаэртия) атараксия появляется как метафора для описания состояния духа истинного мудреца: «На корабле во время бури, когда спутники его впали в уныние, он [Пиррон] оставался спокоен и ободрял их, показывая на корабельного поросенка, который ел себе и ел, и говоря, что в такой безмятежности-атараксии и должен пребывать мудрец» (D. L. IX 68). В школьном пирронизме (Энесидем, Тимон, Секст Эмпирик) и академическом скепсисе (Аркесилай) атараксия устойчиво связана с термином «воздержание от суждений» (эпохе), причем Секст Эмпирик конечной целью всегда называет атараксию, а Диоген Лаэртий и Аркесилай (ар. Sext. Pyrrh. I 232, 8) - эпохе: «Конечной целью скептики считают эпохе, за которым как тень следует атараксия» (D. L. IX 107); «Эпохе - это остановка рассуждения (?????? ????????), когда мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем; а атараксия - это безмятежность и спокойствие души (???????? ??? ?????????)», она «приходит вместе с эпохе» (Sext. Pyrrh. I 10), ср. также 131: «следует за эпохе». То, что атараксия описывает состояние разума (= разумной души), а не чувств, показывает разграничение атараксии и метриопатии («умеренность», термин исходно перипатетический) как конечных целей: «В том, что подлежит [оценочному] мнению, целью скептика является атараксия, а в том, что мы вынуждены испытывать - метриопатия», Pyrrh. I 30, 7, ср. I 25, 4-6. Имеется в виду, что скептик, как и все люди, испытывает чувства приятного и болезненного, но он не судит о том, хорошо это или плохо. Соотношение между атараксией или эпохе (то и другое называется конечной целью, хотя чаще все же атараксия, ср. Pyrrh. I 1-30) Секст Эмпирик демонстрирует с помощью живописной метафоры: «Говорят, что он [живописец Апеллес], рисуя лошадь и пожелав изобразить на картине пену лошади, потерпел такую неудачу, что отказался от этого и бросил в картину губку, которой обыкновенно снимал с кисти краски; и губка, коснувшись лошади, воспроизвела подобие пены. Так и скептики вначале надеялись достичь атараксии путем суждения о несоответствии видимого и мыслимого; но, оказавшись не в состоянии этого сделать, они воздержались от суждений, и следствием их воздержания как бы случайно явилась атараксия, как тень за телом» (I 29).     Если у скептиков атараксия была связана с эпохе («за эпохе следует атараксия»), у Эпикура атараксия связана с удовольствием (?????), которое появляется при атараксии. В этике Эпикура конечная цель, удовольствие, характеризовалась как отсутствие телесной боли и душевных смятений (???? ??????????? ???? ?????) (D. L. X 131. 8-11), иногда душевная атараксия прямо называется «конечной целью» (см. X 128. 3-4) вместе с телесным здоровьем. Вместе с безболезненностью (??????) Эпикур называл атараксию «устойчивыми удовольствиями» (????????????? ??????), в отличие от радости и веселья, определяемыми как «изменчивые удовольствия» (X 136. 10-12). Душевные удовольствия Эпикур полагал выше телесных и связывал их с добродетелями и разумом.     Тревоги в душе возникают прежде всего от ложных мнений о богах и о смерти, вызывающих в людях чувство страха, - «трезвое рассуждение» избавляет ложные мнения и приводит к атараксии (ср. X 132); состояние атараксии - это сосредоточение на «самом общем и главном» (X 82). Как и скептики, эпикурейцы рассматривали науки о природе лишь как пропедевтику к этике и, соответственно, средство для достижения атараксии (ср. Секст Эмпирик: «Мы касаемся наук о природе ради атараксии» (Pyrrh. I 18); Эпикур: «Конечной целью изучения небесных явлений, как и всего остального, является атараксия и твердая уверенность (?????? ???????), D. L. ? 85), однако пути к этой атараксии у двух школ были разные: эпикурейцы предлагали «многообразие объяснений» (X 100) для чувственных феноменов, скептики же воздерживались от суждений о явлениях. По Эпикуру, «кто борется с очевидностями, тот никогда не сможет достигнуть истинной атараксии» (X 96). В этом смысле эпикурейская атараксия близка к стойческому понятию адиафора (безразличное) - все науки оказываются безразличными для счастья, и это положение полемически направлено против аристотелевского понимания счастья, неразрывно связанного с теоретической добродетелью.     У стоиков атараксия часто используется в значении, близком к апатии. В Поздней Стое атараксия терминологически была несколько более востребована, чем в Ранней. Марк Аврелий различает невозмутимость-атараксию как состояние, обусловленное внешними вещами и событиями, и справедливость как зависимую только от самого человека (Marc Aur. IX 31, 1) -возможно, это различие было предложено еще Посидонием (ср. fr. 453d Theiler). Эпиктет в «Беседах» посвящает атараксии отдельное рассуждение (см. Epict. Diss. II 2) и также исходит из понимания атараксии как разумного, спокойного отношения к внешнему имуществу, к внешним ситуациям, почету, собственному телу, своей жизни или смерти, показывая, что неразумное поведение здесь приводит к порабощению человека. Т. обр., атараксия в данных контекстах является следствием апатии как истинно разумного и свободного состояния души.     Лит.: Striker G. Ataraxia. Happiness as Tranquillity, - Striker G. Essays on Hellenistic Epistemology and Ethics. Camb., 1996, p. 183-195; Warren J. Epicurus and Democritean Ethics: An Archaeology of Ataraxia. Camb., 2002.     M. А. СОЛОПОВА

Источник: Античная философия. Энциклопедический словарь