Артур Шопенгауэр

Найдено 23 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Шопенгауэр Артур
1788-1860) - немецкий мыслитель, основоположник современного европейского иррационализма, противопоставивший систему своих взглядов прежде всего рационализму, панлогизму Гегеля. В основе мира лежит Воля, подчиняющая себе интеллект (волюнтаризм). Основной труд «Мир как воля и представление». Шопенгауэр – пессимист,считал жизнь трагедией, бессмысленной и бесцельной.

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

Шопенгауэр Артур
первый философ модернизма, обратившийся за вдохновением к индийской философии. Будучи глубоким пессимистом, Шопенгауэр принял понятие о «майе» (иллюзорная реальность) и полностью отказался от того, что история - основа философии. Резко критикуя Г. В. Ф.Гегеля (1770-1831), которого называл «скучным лакеем Пруссии», Шопенгауэр разработал собственную концепцию воли, которая оказала влияние на таких мыслителей, как Фридрих Ницше и Зигмунд Фрейд. Он считал женщин прислугой для мужчин. Его главный философский труд - «Мир как воля и представление» (The World as Will and Idea, 1819).

Источник: Новые религиозные движения.

ШОПЕНГАУЭР Артур
1788-1860) — нем. философ, сторонник иррационализма и волюнтаризма. Ш. полагал, что только интуитив. познанию открывается сущность мира как воля на различных ступенях ее объективации. Будучи пессимистом, Ш. считал страдание присущим жизни; единственный путь спасения — уничтожение воли к жизни, полное отсутствие желаний, аскетизм. Человек одинок и предоставлен самому себе, несмотря на то что он создает себе мир демонов, богов и святых, мир религии и суеверий. В понимании страдания и избавления от него Ш. близок будд. учению о нирване; он противопоставлял идеи брахманизма и буддизма исламу и христианству, но в особенности иудаизму.

Источник: Атеистический словарь

ШОПЕНГАУЭР Артур
немецкий философ. Философия Шопенгауэра основывается на двух положениях: мир есть воля в себе и мир есть представление для меня. Мир, что существует для познания, т.е. весь мир, по Шопенгауэру, представляет собой объект, связанный с субъектом, созерцание того, кто созерцает. Следовательно, нет субъекта без объекта, как и нет объекта без субъекта. Но этого познания, как считает Шопенгауэр, недостаточно. Подлинной, глубоко скрытой сущностью мира является воля как непознаваемая «вещь в себе», она безусловна, абсолютно свободна и не зависит от времени и пространства. Она есть слепое, бессознательное стремление, исключающее всякие цели, всякое достижение, всякое удовлетворение. Будучи источников борьбы и несогласия, всепожирающая воля движет мир изнутри и влечет его. Воля же есть и источник всех стремлений и желаний человека: он делает и хочет только то, что хочет воля, объективацией которой он является.
Даты жизни. Родился 22.2.1788 в Данциге в семье коммерсанта. Изучал философию и естественные науки в Геттингене, Слушал лекции в Берлинском университете. Вел педагогическую деятельность в Берлине (с 1820) и Франкфурте-на-Майне (с 1832). Умер 21.9.1860 во Франкфурте-на-Майне.

Источник: Философско-терминологический словарь 2004

Шопенгауэр, Артур
1788 - 1860) - знаменитый немецкий философ-пессимист. Основное положение Шопенгауэра заключается в том, что источником и сущностью всякого существования является бессмысленная жажда жизни ("Воля к жизни"), своей внутренней пустотой обреченная на вечные страдания. В истории человечества нет ни плана, ни единства, ни прогресса; в личной жизни всякое наслаждение обманчиво; однообразное чередование страдания и скуки - неизбежный удел человека. Единственный выход из этого - отказ от воли к жизни и погружение в блаженную тишину небытия. Подготовительными ступенями к этому состоянию являются философское познание и в особенности эстетическое созерцание, окончательно же оно достигается путем аскетического умерщвления плоти. Философия Шопенгауэра сложилась в годы тяжелой политической и общественной реакции в Германии, чем и объясняется ее безотрадный пессимизм. Культ искусства, как чисто идеальной сферы, нашедший себе гениальное литературное выражение в книгах Шопенгауэра, характеризует все важнейшие культурные течения Германии начала XIX века. Им проникнуты и идеалистическая философия того времени, и художественный идеализм Шиллера, и классицизм Гете, и немецкая романтическая поэзия. /Т. 20/

Источник: Исторический справочник русского марксиста

АРТУР ШОПЕНГАУЭР

немецкий философ (Данциг, 1788 — Франкфурт-на-Майне, 1860). Демонстративно отказывался от приверженности к какой-либо школе (разве что к традиции индийской философии) и открыто противостоял посткантианской школе (Фихте, Гегель). В действительности его философия воли как основания представления глубоко отмечена философией Фихте. В 1813 г. в Йене защищает диссертацию «О четырех корнях принципа достаточного основания»; в 1818 г. выходит в свет главное его произведение «Мир как воля и представление». С 1820 по 1831 г. преподает в Берлине, затем оставляет преподавание и становится ярым противником университетской деятельности. Его теория представления, развивающая положения системы Канта, основана, как об этом говорит сам Шопенгауэр, на близкой индийской философской мысли концепции воли к жизни. Его пессимизм, сводящий воедино понятия страдания и жизни, неизменно вел автора к отстаиванию аскетизма. Его мораль, основное понятие которой — жалость, представляет собой критику, местами довольно глубокую, формальной морали Канта («Очерк о свободе произвола», 1839). Его изысканный, полный метафор стиль скрывает за собой не слишком оригинальное для философии немецкого идеализма (Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель) учение.

Источник: Философский словарь

Шопенгауэр Артур
 (1788—1860) — нем. философ-идеалист. Преподавал в Берлине и во Франкфурте-на-Майне (с 1832). Осн. работа Ш. «Мир как воля и представление» вышла в 1819, но известность он получил после революции 1848, когда напуганная революционным народом буржуазия стала на путь реакции. Особенно выросло влияние Ш. в эпоху империализма. Ш. — враг материализма и диалектики. Научному миропониманию он противопоставляет метафизический идеализм. Взяв у Канта идею явлений, как обусловленных сознанием представлений, Ш. отбрасывает «вещь в себе», утверждая, что сущностью мира является слепая, неразумная воля. Его волюнтаристический идеализм — форма иррационализма. Царящая в мире воля исключает закономерность природы и об-ва и тем самым возможность научного познания. Др. особенность волюнтаризма Ш. — это отрицание исторического прогресса. Мировоззрение Ш., проникнутое ненавистью к революции и народу, глубоко пессимистично. Большим влиянием пользовались эстетические взгляды Ш. Борясь против передового, реалистического искусства, Ш. проповедует эстетизм, презирающий действительность и чуждый жизненным интересам людей. Бесцельность, пассивную созерцательность художественной интуиции он противопоставляет идейному художественному творчеству. Философия Ш. завершается заимствованным из буддизма мистическим идеалом «нирваны» — абсолютной безмятежности, убивающей «волю к жизни». Через Ницше волюнтаризм и антигуманизм Ш. послужили одним из источников идеологии германского фашизма.

Источник: Философский словарь. 1963

ШОПЕНГАУЭР АРТУР
(1788—1860) — немецкий философ, поставивший вопрос о сущности и ограниченности рациональной философии. Ш. показал, что рациональная философия упрощает ситуацию, когда устами Р. Декарта декларирует, что сущность человека заключена в его мышлении. Человек живёт как нечто целостное, значит, познаёт мир не разум, а человек как физическое существо, наделённое разумом. Рационализм возможен лишь для описания абстрактного мыслящего разума. Человек же обладает более сложной структурой, выходящей за пределы рационального её описания. Необходим учёт мировой воли, проявляющейся как воля к жизни всех предметов действительности, а не только разумного человека. Мир — самораскрытие воли, процесс интуитивный, иррациональный. В анализе любого познавательного процесса следует учитывать факт участия в нем живого, физически определённого, волеизъявляющего человека. «Каждый ютится в своем сознании, как в своей шкуре» и живёт непосредственно только в ней; поэтому «извне ему не очень поможешь». Лишь эстетическое созерцание становится тем оазисом, где мы освобождаемся, хотя бы на время, от ярма неосуществимых желаний и страстей и интуитивно прозреваем сущность вещей. А другой задачей человека должно стать подавление своей воли вплоть до состояния нирваны. Человеческой деятельностью руководят злоба, эгоизм, а не любовь и сострадание. Раз мир лежит во зле, то лишь состраданием мы облегчаем человеческую жизнь, прикасаемся к мировой воле, прозреваем ее за призрачной множественностью эгоистических индивидуальных воль, снимаем границы между своим и чужим «я». Ш. обращается к идее аскезы, ведущей аскета в святость. Философию он считал уделом «избранных самой природой, а не министерством». А потому она никогда не будет «доступна бессмысленной, непостоянной толпе. Безумны те философы, которые выносят истину на рынок».

Источник: Философский словарь инженера. 2016

ШОПЕНГАУЭР Артур (1788— 1860)
нем. философ-идеалист; снискал себе славу прежде всего как блестящий эссеист. Считал себя последователем Канта. При интерпретации его философских взглядов осн. акцент делал на учении об априорных формах чувственности в ущерб учению о категориальной структуре мышления. Гл. -соч. Ш.— “Мир как воля и представление” (1818—44). Исходя из кантовского разделения мира явлений и мира ноуменов, Ш. выделял два аспекта понимания субъекта (или Я): тот, к-рый дан в качестве объекта восприятия, и тот, к-рый является субъектом самим по себе, т. е. проявлением воли. Мир как представление, по Ш., всецело обусловлен субъектом и является сферой видимости. Объективация мира происходит в соответствии с “законом достаточного основания” (выступающего в четверояком виде) и имеет строго иерархическую структуру. Ш.— сторонник волюнтаризма. Воля предстает в его учении как космический принцип, лежащий в основе мироздания (все явления суть ступени ее объективации). Органической природе свойственна “воля к жизни”. Познание, в т. ч. научное, интерпретируется Ш. как имеющее гл. обр. приспособительную функцию. Воля, по Ш., будучи темной и таинственной силой, крайне эгоцентрична, что означает для каждого индивида вечное стремление, беспокойство, конфликты с др. людьми. Сам Ш. именовал свое учение как “пессимизм”. Этический идеал Ш.— в буддийской нирване, в умерщвлении “воли к жизни”, в полном аскетизме. Др. путь освобождения от страдания — занятие искусством. “Незаинтересованное созерцание” художника, считал Ш., ведет его к пониманию самой сущности воли, позволяет лицезреть ее адекватные, вечные объективации (идеи), и тем самым “умиротворяется” неистовство воли. В этой части философии Ш. отчетливо звучат платонистские мотивы (Платон). Философия Ш. оказала непосредственное влияние на философию жизни, в первую очередь на Ницше.

Источник: Философский энциклопедический словарь

ШОПЕНГАУЭР Артур
(1788 - 1860) - немецкий философ. Основное произведение «Мир как воля и представление» (т. 1 - 1818, т. 2 - 1844), источником для написания которого, по его утверждению, стали Кант, Платон и Веды. Философия Шопенгауэра - пассивный нигилизм, первый европейский опыт переоценки ценностей разума. Онтология Шопенгауэра представляет собой учение о воле как первооснове бытия, «воля к жизни» - непознаваемый научными способами иррациональный мировой принцип, активно действующий, безосновный, свободный и нецелеустремленный. Мир представлений, индивидуация вечно недовольной своими объективациями мировой воли, представляет собой иерархию ИНДИВИДОВ, на вершине которой находится человек. Все явления мира представлений, как материальные, так и духовные, определяются действием единого закона достаточного основания, что делает невозможной свободу для индивидов. Сущностью каждой индивидуации является эгоистическая воля к жизни, в силу чего этот мир превращается в ад. Общество у Шопенгауэра предстает как относительно сбалансированная система эгоистических устремлений индивидов, а государство и право - как факторы, сдерживающие индивидуальную агрессивность. Преодолеть индивидуальный эгоизм способны избранные, аристократы духа, философы, гении. Преодоление эгоизма означает отказ от воли к жизни, что возможно в акте философского и художественного творчества и в нравственном со-страдании. Эгоизм и сострадание - основные составляющие неизменяемого характера человека, а следовательно, и его судьбы. Сострадание - мистическое тождество с другим, открывающее человеку страдание другого человека, позволяющее испытать к нему братскую любовь, является прафеноменом нравственности. Иллюзорность счастья - вывод, определяющий смысл человеческой жизни как аскетического стремления к святости и тем самым к свободе. Пессимистическая философия Шопенгауэра, осмысление предчувствия новой культуры, радикальной переоценки ценностей оказала огромное влияние на философию второй половины XIX в. и начала XX в.

Источник: Краткий философский словарь 2004

ШОПЕНГАУЭР (Schopenhauer) Артур
1788-1860) - нем. философ-иррационалист, основоположник философии жизни. Ш, выступил против материализма и рационалистической идеалистической философии (особенно против историзма и диалектики). На гл. принципе его метафизического идеализма (сущность мира - это слепая неразумная воля, а представление - его явление) покоится этическое учение Ш., в к-ром он предлагает исходить из первого факта сознания - из представления, распадающегося потом на объект и субъект. Если человек, созерцая жизнь, забывает самого себя, то тем самым он возвышается до чистого субъекта познания и перестает быть субъектом воли. Ш. распространяет понятие воли на все существующее, возводя ее в некий космический принцип: «Мир является следствием воли к жизни»; не человек «микрокосм», а мир - «макроантропос». Согласно Ш., изучение мира с физической стороны всегда безотрадно для людей. Удовлетворение и утешение они могут получить только при изучении моральной стороны мира, где, с его т. зр., раскрываются глубины «внутреннего существа» человека. Ш. считал, что его философия -единственная, воздающая морали все должное: ведь только в том случае, если признать, что сущностью человека служит его собственная воля и что он есть свое собственное произведение, его поступки являются действительно его собственными поступками и могут быть ему вменяемы. Пессимизм Ш. выразился в положении: «Страдание - вот истинный удел человека. Жизнь... всегда протекает трагически, и особенно трагичен ее конец». Однако жизнь и смерть трагичны лишь для обычного человека, неспособного постичь их тайну. Для того же, кто возвышается над повседневностью и созерцает сущность мира - волю, а затем через ее постижение отрекается от нее и приходит к нирване (абсолютной безмятежности), для такого человека цель жизни - смерть. «Смерть -это конечный вывод, resume жизни, ее итог...» Истинный философ, мудрец, постигший тайну мира, не будет бояться смерти, ибо он уже и в жизни знает, что он есть ничто. У него уже нет жажды индивидуального бытия. Т. обр., по Ш., через отрицание воли к жизни человек может прийти к вечной добродетели. Пессимистические и иррационалистические мотивы этики Ш. оказали большое влияние на последующую буржуазную философию, были восприняты и развиты в экзистенциализме. Осн. этические соч. Ш.: «Две основные проблемы этики» (1896), «Афоризмы и максимы» (1891- 92).

Источник: Словарь по этике

ШОПЕНГАУЭР Артур
22. 2. 1788, Данциг, ныне Гданьск, - 21. 9. 1860, Франкфурт-на-Майне), нем. философ-идеалист. Осн. соч. - «Мир как воля и представление» («Die Welt als Wille und Vorstellung», Bd 1-2, 1819-44). Кантовские априорные формы -  время, пространство, категории рассудка - сводятся Ш. к единому «закону достаточного основания». Субъект и объект рассматриваются в качестве соотносит. моментов, из к-рых складывается мир как «представление». С др. стороны, мир, взятый как «вещь в себе», предстает у Ш. как слепая, безосновная «воля к жизни», к-рая дробится в бесконечном множестве «объективации». Каждой объективации свойственно стремление к абс. господству, что выражается в непрекращающейся «войне всех против всех». В то же время множество объективаций воли существует и как иерархич. целостность, отражающая иерархию идей (понимаемых в платоновском смысле) - адекватных объективации воли. Высшая ступень в ряду объективации воли - человек, существо, наделенное разумным познанием. Каждый познающий индивид сознает себя всей волей к жизни, все прочие индивиды существуют в его представлении как нечто зависящее от его существа, что служит источником беспредельного эгоизма человека. Социальная организация (гос-во) не уничтожает эгоизма, будучи лишь системой сбалансированных частных воль. Преодоление эгоистич. импульсов осуществляется, по Ш., в сфере иск-ва и морали. Иск-во - создание гения, основывающееся на способности «незаинтересованного созерцания», в к-ром субъект выступает как «чистый безвольный» субъект, а объект - как идея. Высшее из иск-в - музыка, имеющая своей целью уже не воспроизведение идей, а непосредств. отражение самой воли. Подчеркивая иллюзорность счастья и неотвратимость страдания, коренящегося в самой «воле к жизни» с ее бессмысленностью и вечной неудовлетворенностью, Ш. -в противовес Лейбницу - называл существующий мир «наихудшим из возможных», а свое учение - «пессимизмом». Подлинным основанием морали Ш. считал чувство сострадания, благодаря к-рому обманчивая видимость индивидуальности растворяется в сознании единства всего сущего.
Иррационалистич. и пессимистич. философия Ш., пе пользовавшаяся популярностью при его жизни, получила распространение со 2-й пол. 19 в., явившись одним из источников философии жизни и предшественником ряда концепций глубинной психологии (учение о бессознательном); влияние Ш. испытали Р. Вагнер, Э. Гартман, Ф. Ницше, Т. Манн и др. В 1911 во ФранкфуртенаМайне основано Шопенгауэровское об-во.

Источник: Советский философский словарь

ШОПЕНГАУЭР (Schopenhauer) Артур
1788—1860)—нем, философ-идеалист, один из основоположников ирра-ционалистической линии в западноев-роп. философии, ведущей к эстетизации философии и превращению ее в род интеллектуальной романистики. Трансформируя кантовскую философию в своем осн. труде «Мир как воля и представление» (т. 1—2, 1819—44). Ш, истолковывает «вещь в себе» как слепую волю — бессознательное стремление к жизни, существованию, бытию. Мир же предстает «явлением» этой воли, выступающим как фантасмагория, иллюзия («покрывало майи»). Помещенная как бы «между» волей и ее «представлением», многообразием индивидуальных явлений, познавательная способность оказывается, по Ш., раздвоенной: одна часть интеллектуальных сил уходит на обслуживание «воли к жизни», постижение индивидом многообразных вещей, а др.— получает возможность незаинтересованного созерцания объектов и объективности («формы представления») вообще. С этой второй частью интеллектуальной способности, из к-рой, по Ш., проистекает не только искусство, но и философия, и сопряжено у него то, что можно назвать эстетикой. Созерцательное, т. е. «гениальное» (эстетическое), постижение объекта — это вневременное и внепространствен-ное его познание, познание его чистой формы, или идеи. Ш. отличает идею от вещи как истинное и прекрасное от неистинного и безобразного (точнее — безобразного, ибо образ, созерцаемый во всей его чистоте, и красота для Ш.— одно и то же). Отсюда непреходящая ценность произв. истинной философии и подлинного иск-ва как творений «эстетического» способа созерцания, т. е. созерцания не предметов, а лежащих в их основе идей, или чистых форм. Этот способ созерцания Ш- противополагает «разумному», подводящему свой объект под закон достаточного основания, категорию причинности и т. д. Результат «разумного» постижения — не идея, обладающая бесконечным содержанием, а понятие, содержание к-рого ограничено, ибо «все понятия и все мысли — это только отвлечения, то есть частичные представления из непосредственного восприятия...». Противоположение эстетического и «разумного» способов восприятия расшифровывается у 111 не только в гносеологи-.ческом, но и в физиологическом и даже социологическом аспектах. В аспекте физиологическом Ш. объясняет способность к гениальному восприятию «избытком мозговой деятельности» у людей определенного типа, к-рых, в отличие от «уродов по недостатку» развития мозга, он склонен называть «уродами по избытку» его развития; мозг у них ведет в организме «жизнь паразита», отвлекаясь от проблем практической жизни. В аспекте социологическом Ш. противопоставляет этих «людей гения» практически ориентированным «людям пользы». Тем самым намечается гл. дихотомия, к-рая кладется в основание всех концепций элитарного искусства, апеллирующих к разделению людей на два типа — тех, кто обладает способностью к эстетическому созерцанию, и тех, кто ею не обладает.

Источник: Эстетика: Словарь

ШОПЕНГАУЭР Артур
(1788— 1860) — нем. философ-идеалист, основоположник волюнтаризма и иррационализма. С 1809 г. обучался в Геттингентском, а с 1811 г. — в Берлинском унте; в 1813 г. в Йенском ун-те защитил докт. дис. В 1818—20 гг. путешествовал по Европе. В 1820— 31 гг. преподавал в Берлинском ун-те, затем обосновался во Франкфурте-на-Майне. Осн. соч.: «О четверояком корне закона достаточного основания» (1813), «Мир как воля и представление» (1819. Т. 1; 1844. Т. 2), «О воле в природе» (1836), «Две основные проблемы этики» (1840), «Парерга и Паралипомена» (1851). Априорные формы И.Канта — пространство, время и категории рассудка — Ш. свел к единому «закону достаточного основания». С одной стороны, мир как представление, где субъект и объект соотносительны, дан индивиду сквозь призму этих форм. С др. стороны, мир как вещь в себе есть Мировая Воля, к-рая на уровне явлений дана во мн-ве «объективаций». По Ш., представление как способность созерцания (чувственность и рассудок) и способность абстрактных представлений (разум) — дело интеллекта, к-рый тесно связан с телесной организацией человека. Непосредственный выход к Мировой Воле индивид находит лишь в своем внутр. чувстве, к-рое позволяет предположить, как устроены вещи в себе. Воля как таковая лишена рационального начала, она темна и иррациональна. Мир, порождаемый ею, явл. ареной бесконечных ужасов и страданий. Мн-во объективаций Воли существует как иерархическая целостность, отражающая иерархию идей, к-рые Ш. понимал в духе Платона. Высшая ступень в ряду объективаций — человек, наделенный способностью к разумному познанию. Каждый индивид осознает себя волей к жизни, противопоставляющей себя др. индивидуальным волям, что служит основанием безудержного эгоизма людей. Но любая соц. организация, воплощенная в гос-ве, будучи лишь системой сбалансированных частных воль, не уничтожает этих эгоистических устремлений. Согл. гносеологии Ш. наука есть деятельность, направленная не на познание, а на служение воле. Совершенным м.б. только познание созерцательное, неутилитарное, незаинтересованное, опирающееся не на интеллект, а на интуицию. Оно доступно лишь иск-ву, к-рое творится гением. Высшее из иск-в — музыка, направленная не на отражение идей, а на непосредственное выражение Воли. След-но, преодоление эгоизма людей возможно лишь в эстетич. и этич. сферах. Гл. источником морали Ш. считал сострадание, к-рое явл. фундаментом осн. добродетелей — справедливости и человеколюбия; все остальные добродетели вытекают из этих двух. Подлинно нравств. человек должен осознать глубину и неизбежность страданий людей и, встав на путь аскетизма, преодолеть волю к жизни. Соч.: Шопенгауэр А. Собр. соч.: В 6 т. М., 1999— 2001. Лит.: Быховский Б.Э. Шопенгауэр. М., 1975; Гулыга А.В., Андреева И.С. Шопенгауэр. М., 2003; Гуревич П.С. Этика Артура Шопенгауэра. М., 1991; Западная философия XIX в.: Учеб. / Под ред. А.Ф.Зотова. М., 2005. Гл. 1; История философии: Учеб. / Под ред. Ч.С.Кирвеля. 2-е изд., испр. Минск, 2001. Гл. 10; Чупров А.С. Родовая сущность человека в философии Шопенгауэра и Фейербаха. Екатеринбург, 1996; Никулина О.В. Философская антропология в Германии: И.Кант, А.Шопенгауэр, Л.Фейербах, М.Шелер: Учеб. пособие. Нижневартовск, 2000; Philonenko A. Schopenhauer: Une philosophie de la trag?die. P., 1980. О.В.Никулина

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

ШОПЕНГАУЭР Артур
философ; p. 22.2. 1788 (Данциг)—ум. 21.9.1860 (Франкфурт-на-Майне). После прерванной им педагогической деятельности в Берлине (с 1820) жил как ученый, не занимающий никакой общественной или государственной должности, во Франкфуртена-Майне (с 1832). Его философия основывается на двух положениях: 1) мир — воля в себе; 2) мир — представление для меня (главное произведение «Мир как воля и представление» — «Die Welt als Wille und Vorstellung», 2 T. (1819—1844). Все, что существует для познания, т. е. весь этот мир, представляет собой объект, связанный с субъектом, созерцание того, кто созерцает, — одним словом, представление. Следовательно, нет субъекта без объекта, как и нет объекта без субъекта. Но этого познания, по Шопенгауэру, недостаточно. Мы спрашиваем, не есть ли мир нечто большее, нечто иное, чем представление, а если это так, то что он такое. В этой связи мы устанавливаем следующее: субъект познания, проявляющийся в качестве индивида, находит, что воля является его внутренней сущностью, исходя при этом из опыта своего тела. Тело дано как две совершенно различные сущности: как представление, как объект среди объектов, но в то же время и как то непосредственно знакомое каждому, что обозначается словом «воля». Следовательно, тело — объективация воли; воля — всебе-бытие тела. Это познание — ключ к сущности всякого явления природы; все объекты в соответствии с их внутренней сущностью должны быть тем, что мы называем волей в нас. Воля есть вещь в себе. Дальнейшая рефлексия приводит к тому, что в качестве воли рассматривается и внутренняя сущность всех сил: силы, которая побуждает развиваться растение; силы, благодаря которой происходит кристаллизация; той силы, которая обращает магнит к Северному полюсу, которая в выборе родственного вещества проявляется как отталкивание и притяжение, разъединение и объединение; наконец, даже тяжесть, которая во всей материи действует с такой силой, что устремляет камень к земле, Землю — к Солнцу. И только пространство и время есть то, посредством чего равное и единое в их сущности и понятии оказываются различными, оказываются множеством с параллельным или последовательным отношением частей; воля как вещь в себе лежит вне всякого времени и пространства, а также и вне каузальности: она не имеет основания и цели, она беспричинна и непознаваема; поскольку она представляется объективному познанию, обнаруживается, что во времени и пространстве она подчиняется принципу индивидуации (рпшпршт тбмбиаботз) и благодаря этому становится волей к жизни. Ступенями объективации воли — от наиболее всеобщих сил природы до деятельности человека — являются платоновские идеи. Объекты, определенные благодаря пространству и времени (представления), рассматривает наука, руководствующаяся принципом каузальности. Вследствие этого только гений искусства — благодаря чистому созерцанию и необычной силе фантазии — способен познать вечную идею и выразить ее в поэзии, изобразительном искусстве, музыке. Музыка занимает совершенно особое высокое положение, так как она не только, подобно другим видам искусства, отражает идеи, но является непосредственной объективацией в нас мировой воли. Особое воздействие шопенгауэровская метафизика искусства оказала на Вагнера и Ницше. Воля всегда должна находиться в стремлении, ибо стремление — ее единственная сущность, которой не ставится в конце никакой достижимой цели и которая при этом не способна ни к какому конечному удовлетворению, т. е. счастью. Со всей силой своего красноречия Шопенгауэр изображает жизненные страдания во всех их формах и действиях, страдания, от которых нет иного спасения, кроме уничтожения воли к жизни, что, в конце концов, означает снятие принципа индивидуации, переход в небытие (нирвана). Это уничтожение вытекает из изучения принципа индивидуации, из нового познания себя в чуждых явлениях, и имеет своим следствием справедливость и сострадание. Сострадание является фундаментом морали. Чувство сострадания относится не только к человеку, но, что особенно подчеркивает Шопенгауэр, равным образом и к животным. Кроме указанной работы Шопенгауэром написаны: Über die vierfache Wurzel des Satzes vom zureichenden Grund, 1813 (рус. пер.: О четверояком корне закона достаточного основания, 1892); Über den Willen in der Natur, 1836 (рус. пер.: О воле в природе, 1892); Die beiden Grudprobleme der Ethik, 1841 (рус. пер.: Две основные проблемы этики, 1896); Parerga und Paralipomena, 2 Bde., 1851 (рус. пер.: Афоризмы и максимы, 1891—1892; Parerga u Paralipomena, т. 1—2, 2001); Gesammelte Briefe, 1978; Собр. соч.: Gesamtausgabe, 6 Bde., 1873—1874; Kritische Gesamtausgabe, 1911 и далее; Werke nach der Ausgabe letzter Hand, 5 Bde., 1988. (На рус. яз.: Полн. собр. соч., т. 1—4, 1900—1910; Соч., т. 1— 6, 2000—2001.)
J. Volkelt. А. S., 1900; К. Fischer. S. — Leben, Werke und Lehre, 1908; A. Hübscher. A. S. — ein Lebensbild, 1938; A. Hübscher. S. — Biographie eines Weltbildes, 1952; H. Zint. S. als Erlebnis, 1954; A. Neidert. Die Rechtsphilos. S.s, 1966; O. Most. Zeitliches und Ewiges bei Nietzsche und S., 1977; W. Weimer. S., 1982; V. Spierling (Hg.). Materialien zu S.s «Die Welt als Wille u. Vorstellung», 1984; J. Salaquarda (Hg.). S., 1985; R. Safranski, S. und die wilden Jahre der Philos., 1987; V. Spierling (Hg.), S. im Denken der Gegenwart, 1987; Y. Kamata. Der junge S. — Genese des Grundgedankens der Welt als Wille und Vorstellung, 1988; R. Malter. Der eine Gedanke. Hinführung zur Philos. S.s, 1988; W. Schirmacher (Hg.). S.s Aktualität. Ein Philosoph wird neu gelesen (S.-Studien 1/2), 1988; C. Janaway. Seif and World in S. s Philosophy. Oxford, 1989.

Источник: Философский словарь [Пер. с нем.] Под ред. Г. Шишкоффа. Издательство М. Иностранная литература. 1961

Артур Шопенгауэр (1788-1860)
немецкий философ, один из первых представителей иррационализма. Он родился в Данциге. Его семья переехала в Гамбург в 1793 г. и его готовили, чтобы он стал коммерсантом, пойдя по стопам своего отца. Вначале действительно он занимался коммерческими делами, но после смерти отца отказался от этой работы и стал заниматься интеллектуальной деятельностью. В Геттингенском университете изучал медицину, но потом его привлекла философия. Он закончил свою докторскую диссертацию "О четверояком корне закона достаточного основания" в 1813 г. Его главная работа "Мир как воля и представление" была опубликована в 1818 г. Шопенгауэр испытал воздействие Канта, Платона, Шеллинга, особенно Канта, которого очень высоко ценил. Его философия - своего рода реакция на философию Гегеля. По мнению Шопенгауэра, сущность личности составляет воля, которая независима от разума. Эта воля есть слепое хотение, которое неотделимо от телесного существа, а именно человека. Она представляет собой проявление некой космической силы, мировой воли, составляющей истинное содержание всего сущего. Особенность его учения - волюнтаризм. Шопенгауэр следует Канту в различении "вещи-в-себе" и явления. Для Шопенгауэра вещь в себе познаваема, она и представляет собой волю. "Воля" - это начало любого бытия, она порождает явления, или "представления". Одновременно порождаются и "объект" и субъект, которые не могут существовать друг без друга. Завершение развития высших форм органической жизни - человек. Человеческое познание возникает как вспомогательное орудие действия. "Мир как представление" возникает вместе с сознанием. Ему присущи все формы: субъект и объект, пространство и время, множество отдельных вещей, причинная связь. Воля, представляя собой "вещь в себе", открывается субъекту познания, но условием этого выступает наше тело, представляющее собой проявление воли, в силу чего человек и имеет индивидуальность. В то же время Шопенгауэр отвергал солипсизм как философию сумасшедших. Познание существует, согласно Шопенгауэру, в двух формах: непосредственное, интуитивное (познание рассудка) и отвлеченное, рефлексивное (познание разума). Интуитивное познание Шопенгауэр считал главным, на нем покоится рефлексивное познание. Наука, для Шопенгауэра, представляет собой деятельность, которая служит воле. Интересы воли - это практические интересы, в удовлетворении этих интересов и состоит цель науки. Лишь созерцание выступает совершенным познанием, которое свободно от интересов воли и не имеет отношения к практике. Областью созерцания является не наука, а различные виды искусства, опирающегося на интуицию. Интуиции мир открывается как "воля", как неустанное стремление, в котором происходят борьба и раздвоение. Истинное познание как интуиция, как искусство доступно только гению. Искусство основывается на незаинтересованном созерцании. Высшее из искусств - это музыка, которая направлена не на отражение идей, а на непосредственное выражение самой воли. Все высказанное позволяет Шопенгауэру сформулировать свое учение о свободе и необходимости. Воля, являясь "вещью-в-себе", свободна, в то время как мир явлений обусловлен необходимостью и подчиняется закону достаточного основания. Человек как одно из явлений тоже подчиняется закономерностям эмпирического мира. Поэтому характер человека должен реагировать на мотивы, побуждающие его к действиям, человек - это раб своего характера. Однако Шопенгауэр отвергает фаталистические выводы из этих рассуждений, так как событие предопределено не само по себе, а цепью причин, которые предшествуют данному явлению. Жизнь человека Шопенгауэр рассматривает в категориях желания и удовлетворения. По своей природе желание - это страдание, и так как удовлетворение желания скоро насыщает человека, то он уже не стремится удовлетворить свое желание и, если достигает его, то это не дает ему возможности насладиться достижением своей цели. Таким образом, удовлетворение потребности приводит к пресыщению и скуке, возникает отчаяние. Счастье - это не блаженное состояние, а только избавление от страдания, но это избавление сопровождается новым страданием, скукой. Страдание - это постоянная форма проявления жизни, человек может избавляться от страдания лишь в конкретном его выражении. Таким образом, в мире господствует мировое зло, которое неискоренимо, счастье иллюзорно, а страдание неотвратимо, оно коренится в самой "воле к жизни". Поэтому для Шопенгауэра оптимизм - это просто насмешка над страданиями человека. В свое время Лейбниц называл существующий мир наилучшим из возможных миров, сформулировав теорию оптимизма. Шопенгауэр наоборот называл существующий мир "наихудшим из возможных". Путь избавления от зла Шопенгауэр видит в аскетизме, который наступает, когда человек приходит к тому, что наряду с жизнью уничтожается и мировая воля, так как тело является проявлением воли. Раз уничтожается воля, то уничтожается и весь остальной мир, так как субъекта без объекта не существует. Шопенгауэр был сторонником полицейского государства, применяющего насилие. Он полагал, что государственные акции направлены против вредных следствий, которые проистекают из многих эгоистически действующих людей. Пессимистическая философия Шопенгауэра при его жизни не пользовалась успехом. Когда Шопенгауэр назначил свою лекцию на то время, в которое читал лекцию Гегель, то к нему никто не пришел. Воззрения Шопенгауэра получили распространение только во второй половине XIX в., явившись источником формирования философии жизни. В это время своего рода философской модой становятся пессимизм и скептицизм. И Шопенгауэр превращается во властителя дум. Шопенгауэр оказал влияние на Р. Вагнера. Э. Гартмана, Ф. Ницше и др. Он стал предшественником иррационализма, интуитивизма и прагматизма. Но и в настоящее время его сочинения пользуются успехом, особенно "Афоризмы житейской мудрости".

Источник: Краткий словарь философских персоналий

ШОПЕНГАУЭР Артур
(1788–1860) – немецкий философ, представитель философского иррационализма , один из разрушителей классического типа философствования. Основные произведения: «Мир как воля и представление», Афоризмы житейской мудрости», «Две основные проблемы этики». Ш., строя свое учение, обращается к таким далеко отстоящим друг от друга традициям, как философия Платона и философия Эпикура, кантовская философия и современный ему «вульгарный материализм», пантеизм Дж. Бруно, буддизм , французский материализм просветителей.
Ш. рассматривает данный нам мир как совокупность явлений, феноменов – как «представление». Мир сам по себе, вне нашего восприятия – ничто. Для человека, который встал на эту философскую позицию, нет ни солнца, ни земли, а есть только глаз, который видит солнце, рука, которая осязает землю. Мир как поток представлений противоречив и античеловечен. С помощью категории причинности как основной формы рассудка наша мысль переходит от одного явления к другому, нигде не находя успокоения, ни в чем не находя прочной основы существующему. Всё существует через другое и для другого, в мире нет ничего безусловного: «Прошедшее и будущее… столь же ничтожны, как любое сновидение, а настоящее служит только непротяженной и неустойчивой границей между тем и другим». Жизнь как поток представлений есть долгое сновидение. Отличие бодрствования от сна лишь в том, что, бодрствуя, мы как бы последовательно читаем книгу, а во сне мы ее праздно листаем.
Неразрывная связь между субъектом и объектом лишает человеческую жизнь осмысленности, стирает границы между сном и бодрствованием, между прошлым и будущим, между человеком и животным. Человек живет в мире фантомов и сам превращается в фантом. Но человек, говорит Ш., не только субъект познания, он еще и телесное существо, наделенное «хотением». Поняв это, можно проникнуть в призрачный мир феноменов, снять «покрывало Майи» и увидеть вещи как они есть.
То, что обнаруживает человек, не делает его счастливее. «Если, следовательно, физический мир должен быть чем-то большим, нежели просто наше представление, то мы должны сказать, что он, кроме представления, т. е. в себе и по своему внутреннему существу, является тем, что мы в самих себе находим непосредственно как волю». Воля лежит не только в основе нашего представления о мире, в основе наших поступков. Воля – это основа мира, она пронизывает существование каждой вещи. Воля, о которой говорит Ш., – это не кантовская способность свободно следовать долгу, это «голос тела», слепой, иррациональный, бесцельный. Воля не противопоставляется миру необходимости, она проявляется в нем. В природе она проявляется в силе, питающей растения, в облаках, ручьях, кристалле; она притягивает магнитную стрелку, она является в поведении человека. Волевое начало мира толкает всё существующее на борьбу, воля – бесконечный поток трансформаций. Такие силы природы, как тяжесть, текучесть, электричество, магнетизм, являются «объективациями» воли, они также борются между собой. Воля, по словам Ш., имеет определенный «набор» идей-образцов вещей, которые, борясь за собственную объективацию, вырывают друг у друга материю.
В мире живого борьба становится еще острее, воля «пожирает самое себя». Общество потребительски относится к природе, человек – к другому человеку. Вся человеческая культура, представления о высших ценностях – лишь набор мифов, скрывающих устремления эгоистической воли. Всё человеческое знание, мир как представление с его раздвоением на субъект и объект есть продукт вечной раздвоенности воли. Воля всегда голодна, она направлена на другое, на объект, она постоянно хочет утвердить себя через другое, хочет поглотить это другое, овладеть им. В воле изначально заложено противоречие, которое в человеке осознается как трагедия. Эгоизм воли делает человека прикованным к другому человеку, но не узами любви. Другой – вечный враг, покушающийся на мое счастье; но другой – это также объект удовлетворения моих потребностей, это потенциальная часть моего «я».
Пессимизм Ш. имеет свои пределы: он полагает, что человек способен вырваться из тисков мировой воли. Первое, что может помочь ему в этом, – искусство. В искусстве, эстетическом мироощущении в целом предмет созерцается незаинтересованно, без примеси корысти. Особое внимание Ш. уделяет категории возвышенного. Это сложная гамма чувств, возникающих при встрече с чем-то безграничным. Субъект уже не ощущает себя центром мира; в то же время у него появляется предчувствие единства с миром. Возвышенное приближает нас к первооснове мира. Эстетический эффект возникает в результате осознания двойственности человека как выразителя воли и одновременно – созерцания мира как представления. Когда мы видим борьбу природных сил, пишет Ш., в невозмутимом зрителе этой картины двойственность его сознания достигает предельной отчетливости: он чувствует себя индивидом, бренным явлением воли, которое может быть раздавлено малейшим ударом этих сил; и вместе с тем он чувствует себя вечным спокойным субъектом познания, который в качестве условия объекта является носителем всего этого мира. Отделяя себя от собственных волевых импульсов, созерцая мир в его обобщенных характеристиках, человек прозревает «тайную историю воли», он видит родственность «чистого» созерцания «чистой» необъективированной воле. Нечто человеческое обнаруживается в мировой воле. Однако искусство как средство очищения воли – удел немногих.
Путь к освобождению человека от пут воли открывает повседневность. Первый шаг на этом пути – признание других равными себе, чувство справедливости. Чувство справедливости рождает более глубокое чувство – сострадание, отождествление себя с другими. Когда эгоизм достигает высшей точки, мучитель начинает осознавать, что он еще и мученик. Человек начинает чувствовать себя и субъектом, и объектом воли. Однако сострадание только открывает дверь в свободу, для окончательного «поворота воли» необходим путь аскетизма – безбрачия, добровольной нищеты, ухода из мира.
В своей философии Ш. разрушает все барьеры между необходимостью и свободой, человеческим и нечеловеческим, желанием и разумом, которые служили каркасом классической философии Нового времени. Философия утрачивает черты академической дисциплины, философ начинает походить больше на пророка и поэта, нежели на ученого. Идеи Ш. послужили непосредственной предпосылкой возникновения такого направления, как «философия жизни»; философия Ш. повлияла на творчество Р. Вагнера, Ф. Ницше, Л. Толстого , Т. Манна.

Источник: Краткий философский словарь.

АРТУР ШОПЕНГАУЭР

Schopenhauer), Артур (22 февр. 1788 – 21 сент. I860) – нем. философ-идеалист. Изучал естествознание и – под руководством Шульце – философию в Геттингенском ун-те. В 1813–14 сблизился с Гете. В 1818 закончил свой гл. филос. труд "Мир как воля и представление" ("Die Welt ais Wille und Vorstellung", Lpz., 1819). В 1820–1831–приват-доцент Берлинского ун-та; после 1831 жил во Франкфурте-на-Майне. Выступая против диалектики и историзма, особенно против панлогизма Гегеля, Ш. примыкал к Канту и сочетал кантианство с платонизмом и волюнтаризмом – основным и универсальным принципом всей философии Ш. Воля для Ш. – абс. начало, корень всего сущего. Сохраняя кантовское противопоставление "вещей в себе" и явлений, Ш., вопреки Канту, утверждал познаваемость "вещи в себе". Истинная философия, по Ш., исходит не из объекта, как материализм, и не из субъекта, как субъективный идеализм, а из представления, в к-ром III., вслед за Рейнгольдом, видел первый факт сознания. Представления, по Ш., распадаются на соотносительные объект и субъект. Форма объекта – "закон достаточного основания", выступающий в четверояком виде: как закон бытия (для пространства и времени), закон причинности (для материального мира), закон логич. основания (для познания) и закон мотивации (для наших действий). Закон основания не касается субъекта и служит формой лишь для объектов. Как форма всякого объекта закон основания всецело относителен и имеет силу только в пределах мира явлений. Познание в различных формах закона основания осуществляется либо как интуитивное, или непосредств., познание, либо как отвлеченное, или рефлективное, познание. Интуитивное познание – первый и важнейший вид знания; весь мир рефлексии в конечном счете покоится на мире интуиции. Анализ рефлективного познания превращается у Ш. в критику науки, развернутую в форме критики понятий. Он порицал при этом Канта за недостаточную последовательность его идеализма и за несовместимое с логикой признание им противоречивости ("антиномичности") разума. Кантовскому различению теоретич. и практич. разума III. противопоставлял утверждение, будто наука – не столько деятельность познания, сколько функция, направленная на служение воле. Интеллект познает не самые вещи, а только их отношения, от к-рых зависит удовлетворение практич. интересов воли. Истинно совершенным познанием может быть только созерцание, свободное от всякого отношения к практике и к интересам воли. Оно направлено на всегда равную себе сущность мира, или его "идею", в платоновском смысле слова. Недоступное науке, созерцат. познание доступно художеств. воззрению, опирающемуся не на интеллект, а на интуицию. В художеств. созерцании объект отрешается от всяких отношений к чему-либо вне себя, а субъект – от всяких отношений к воле. В то время как науч. мышление всегда сознательно, отдает себе отчет в своих принципах и действиях, деятельность художника бессознательна, иррациональна, неспособна уяснить себе собств. сущность. Адекватному интуитивному познанию сущность мира открывается как мировая воля на различных ступенях ее объективации. Начиная от элементарных сил отталкивания и притяжения вплоть до высших форм органич. жизни, представленных человеком, бытие воли раскрывается в борьбе противоположных сил. На определ. ступени развития в качестве вспомогат. орудия действия возникает познание и вместе с ним мир как представление с присущими ему формами: соотносительными субъектом и объектом, пространством, временем, множественностью и причинностью; мир, к-рый до сих пор был только волей, становится теперь объектом для познающего субъекта, или представлением. Как вещь в себе и основа всякого явления, воля свободна; наоборот, все, что относится к явлению, есть, с одной стороны, основание, с другой – следствие и, т.о., вся совокупность явлений природы, в т.ч. эмпирич. человек, подчинена необходимости. Для человека возможен выбор решений, и эта возможность делает человека ареной борьбы мотивов, на к-рые в соответствии со своим характером каждая личность реагирует всегда закономерно и необходимо (здесь Ш. продолжает Канта с его учением об умопостигаемом и эмпирич. характерах). Этика Ш. пессимистична. Страдание, по Ш., присуще жизни как таковой, неотвратимо; то, что называют счастьем, имеет всегда отрицательный, а не положит. характер и сводится лишь к освобождению от страданий, за к-рым должно последовать новое страдание либо скука. Хотя человек и создает себе мир суеверий и религии, мир демонов, богов и святых, он предоставлен самому себе. Оптимизм – нелепое воззрение, горькая насмешка над невыразимыми страданиями человечества. Из признания доминирующей роли страдания у Ш. следует признание сострадания важнейшим этич. принципом. Однако, открывая человеку неискоренимость страданий, сознание указывает и путь избавления от мирового зла. Кто доходит до понимания того, что воля во всех ее проявлениях одна, доходит до состояния полного отсутствия желаний; его воля уже не утверждает своей сущности, а отрицает ее. Симптом этого – переход к совершенному аскетизму, цель к-рого – не только уничтожение жизни тела, но и уничтожение воли, проявлением к-рой служит тело. С растворением индивидуальной воли в мировой, с ее переходом в небытие сам собой превратится в ничто и весь остальной мир, т.к. без субъекта, согласно Ш., нет объекта. Заключит. выводы этики Ш. созвучны индуистскому учению о нирване. Не замеченная современниками философия Ш. получает распространение с сер. 19 в. и становится влият. ферментом в развитии иррационализма. Учение Ш. о противо- положности понятия и интуиции, а также его учение о главенстве воли над познанием способствовали оформлению интуитивизма (Бергсон, Лосский и др.) и прагматизма (Джемс и др.). Волюнтаризму Ш. близок ряд идей баденской школы (см. также Неокантианство); Ленин отмечал близость к Ш. эмпириокритицизма. Эстетика Ш. сыграла роль в формировании эстетики Р. Вагнера и новейшего символизма. Прямое влияние Ш. оказал на Ницше; наконец, этическая концепция Ш. дала направление дальнейшему развитию пессимизма (Э. Гартман). Соч.: S?mtliche Werke, Bd 1–15, M?nch., 1911–33; S?mtliclie Werke, Bd 1–7, Wiesbaden, 1946–50; в рус. пер. – Полн. собр. соч., т. 1–4, М., 1900–10. Лит.: Энгельс Ф., Анти-Дюринг, М., 1966, с. 339; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14, с. 180, 215; Цертелев Д., Философия Ш., ч. 1, СПБ, 1880; его же, Эстетика Ш., 2 изд., СПБ, 1890; А. Ш. Очерки его жизни и учения (По поводу столетней годовщины его рождения), М., 1880 (Труды Моск. психологич. об-ва, вып. 1); Фишер К., А. Шопенгауэр, пер. с нем., М., 1896; Ницше Ф., Ш. как воспитатель, Полн. собр. соч., т. 2, М., 1909, с. 179–263; ?олькельт И., А. Ш., его личность и учение, пер. с нем., СПБ, 1902; Грузенберг С. О., А. Ш. Личность, мышление и миропонимание, СПБ, 1912 (имеется библ.); История философии, т. 3, М., 1943, с. 476–80; Асмус В. Ф., Проблема интуиции в философии и математике, М., 1953, гл. 4; Ribоt T. ?., La philosophie de Schopenhauer, 2 ?d., P., 1885; Simmel G., Schopenhauer und Nietzsche, Lpz., 1907; 3 Aufl., M?nch.–Lpz., 1923; MaсGill V. J., Schopenhauer, pessimist and pagan, N. Y., [1931]; Mann Th., Schopenhauer, Stockh., 1938; Pfeiffer К., Vom Mozart g?ttlichen Genius. Eine Kunstbetrachtung auf der Grundlage der Schopenhauerischen Philosophie, [2 Aufl.], В., 1941; его же, Schopenhauer, [В.], 1943; Gueroult M., Schopenhauer et Fichte, P., 1946; H?bscher ?., A. Schopenhauer, 2 Aufl., Wiesbaden, 1949; Barteri Mоrelli ?., La volonta nella filosofia di A. Schopenhauer, Rieti, 1951; Kurth K. O., A. Schopenhauer, [W?rzburg], 1952. В. Асмус. Москва.

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

Артур Шопенгауэр (1788-1860)

Немецкий философ Артур Шопенгауэр родился 22 февраля 1788 г. в городе Данциге (Гданьске) в семье богатого купца. Он учился в школе в Гамбурге. Мальчик выказал столь блестящие способности, что отец предложил ему пройти гимназический курс экстерном и вместо обучения в школе провести время в путешествиях. Артур посетил Бельгию, Англию, Швейцарию, Австрию. В 1805 г. он возвратился на родину. Отец хотел, чтобы сын продолжил его дело. Артура отдали в обучение в торговую фирму. Юноша, однако, сразу понял, что не испытывает тяготения к деловой карьере. От несчастного случая погиб отец. Теперь Артур должен был сам выбирать свой путь в жизни. В 1807 г. он стал студентом Геттингенского университета — сначала медицинского, потом философского факультета. Переход на философский факультет не означал для Шопенгауэра прекращения занятий медициной. Об образовании, полученном Артуром в университетские годы, биографы обычно говорят в приподнятых тонах: считается, и справедливо, что оно было разносторонним и сделало молодого Шопенгауэра знатоком медицины, астрономии, физики, химии, а одновременно и тогдашних "наук о духе", включая прежде всего философию. В 1811 г. Шопенгауэр перевелся в Берлинский университет, где в то время преподавали такие блестящие философы и лекторы, как Фр. Шлейермахер и И.Г. Фихте и где весьма обстоятельные курсы читались по естественным и математическим наукам. Диссертацию "О четверояком корне достаточного основания" Шопенгауэр защитил в Иенском университете. К 1813 г. относится знакомство с Гете, под влиянием которого молодой ученый написал трактат "О зрении и цвете". Несколько последующих лет были заполнены поисками оригинальной философской системы. Результатом стала действительно новаторская работа "Мир как воля и представление" (1818 г., т. 1; второй том вышел лишь в 1844г.). Впоследствии она прочно вошла в перечень классических произведений философии. Однако при жизни Шопенгауэра изложенные в ней взгляды не имели успеха и почти не обрели последователей. С 1820 г. Шопенгауэр был доцентом Берлинского университета. В те годы в философии царил Гегель: быстро разрасталась и крепла его школа. Гегелевская система была для Шопенгауэра воплощением всего, с чем он собирался бороться в философии. (Подобную вражду к учению Гегеля станет проявлять и Кьеркегор.) И вот Шопенгауэр, движимый скорее ненавистью, чем трезвым расчетом, объявил свои курсы в те же часы, в которые читал свои лекции прославленный Гегель. Результат предсказать было нетрудно: аудитории, в которых читал лекции Гегель, ломились от слушателей, к Шопенгауэру же на лекции почти никто не ходил. Это укрепило его в Ненависти к Гегелю и его системе.
В 1831 г. Шопенгауэр покинул Берлин из-за эпидемии холеры (Гегель тогда, как известно, умер от этой болезни.) В 1833 г. Шопенгауэр поселился во Франкфурте-на-Майне. В 1836 г. им была написана работа "О воле в природе"; в дополнение к первому тому книги появилось сочинение "О свободе человеческой воли", которое имело успех, правда, недолгий и не на родине, а в Норвегии, где Шопенгауэру за него была присуждена премия. Но затем снова наступили годы отчуждения, неуспеха, забвения. Тем не менее выходили из печати новые произведения Шопенгауэра: "Об основании морали" (1841), "Две основные проблемы этики (1841), "Парерга и паралипомена (Примечания и дополнения)" (1851), частью этой книги были ставшие потом знаменитыми "Афоризмы житейской мудрости". В 50-е годы Шопенгауэр начал приобретать известность. Но многим современникам и ближайшим потомкам он казался чудаком, эксцентриком, чьи экстравагантные идеи обречены на забвение. История, однако, показала, что различные философские течения и направления впоследствии стали возводить свои идеи к концепции Шопенгауэра, и в особенности к его критике, направленной в адрес традиционной философии. Ф. Ницше, в начале творческого пути (пусть лишь на время) испытавший огромное влияние Шопенгауэра, заметил: с помощью Шопенгауэра мы можем проникнуться враждебностью к нашему времени, но тем самым это время сумеем глубоко постигнуть. И сам Шопенгауэр с грустью и одновременно с гордостью отмечал, что он несовместим со своей эпохой. О непримиримости к эпохе, в которую им довелось жить, станут потом твердить и Кьеркегор, и Ницше, причем последний провозгласит нигилизм, отрицание и пересмотр ценностей своего времени живым нервом, исходным принципом философии. Время не принимало этих мыслителей, а они резко критиковали его как эпоху небывалого кризиса и распада. Однако в целом ситуация оказалась более сложной и парадоксальной. Ибо есть немало обоснованного и в заключениях тех исследователей, которые доказывали, в какой сильной мере интересующие нас здесь философы были духовными сыновьями своей эпохи и получили толчок от тех или иных идей-ценностей, выработанных именно в новое время.
И в самом деле, Шопенгауэр, который считал неприемлемыми и даже враждебными гегелевские конструкции, одновременно в "Мире как воле и представлении" сделал основанием своих воззрений философию Канта. Главные произведения Канта он оценивал как самое важное явление, которое знала философия на протяжении своего двухтысячелетнего развития. Однако то, что началось после Канта, вызывает суровое осуждение Шопенгауэра: Кант, по его мнению, сделал великие открытия в философии, вернул ей утраченное уважение, а потом начались "всеобщие хлопоты", писание речений и сочинений людьми, которые меньше всего думали об истине, а заботились о своих "материальных" или "партийных" интересах. Периоды философской "сутолоки", согласно Шопенгауэру, — самое неблагоприятное время для философских размышлений. Он едко высмеивал "профессорскую философию". Вместе с тем отношение Шопенгауэра к функциям и задачам философии всегда оставалось ответственным и серьезным. Шопенгауэр был одним из первых в XIX в., кто в философском синтезе, позволяющем обрести оригинальное и созвучное будущему единое воззрение, наряду с некоторыми центральными идеями Канта и Платона почетное место отвел восточным философским учениям, прежде всего санскритской литературе; он предсказал и предвосхитил возросшее в нашем веке влияние Вед (Упанишад) и буддизма. Более того, он был убежден в том, что скорректировать ошибки великих мыслителей европейской философии поможет как раз знание и глубокое внутреннее переживание восточного духовного опыта. Философия А. Шопенгауэра — яркое, оригинальное, но глубоко противоречивое явление. Парадоксы подстерегают читателя его произведений на каждом шагу.
С одной стороны, из-за идей кризиса, отрицания, мрачных предсказаний и предчувствий учение Шопенгауэра всегда считали не только антипрогрессистским, но и пессимистическим, чуть ли не апокалиптическим. Сам Шопенгауэр признавал, что разделяет установки "пессимизма". Он исходил из того, что в мире царят зло и несчастье. С другой стороны, читатель обнаружит в его сочинениях стремление мыслителя обрести прочные — отнюдь не ложные, иллюзорные — духовные принципы и опоры. Философию Шопенгауэра называли, и не без оснований, "этикой жизнеотрицания". Но ее же причисляли — и опять-таки обоснованно — к историческим первоистокам так называемой философии жизни, которая поместила в центр целостное понятие "жизни", противопоставляемое абстрактным философским схемам и спекуляциям прошлого.
С одной стороны, мир, как его изображает Шопенгауэр, предстает перед нами в разорванном, полным противоречий опыте. С другой стороны, его философия направлена на поиски глубинного смысла мира и опыта, живого "пульсирующего" единства, как бы произрастающего из одного корня.
С одной стороны, Шопенгауэр считает, что мир социума и культуры в современную ему эпоху и в философии этой эпохи стал обесчеловеченным и обезбоженным. С другой стороны, он берет на себя поистине титаническую задачу средствами философии и этики "очеловечить" мир природы и культуры, понять его как "проекцию" человеческого, при этом решительно размежевываясь с традиционными рационалистическими способами проецирования разумного в мир действительного.

Источник: История философии: Запад-Россия-Восток (книга третья. Философия XIX — XX в.)

ШОПЕНГАУЭР Артур (1788- 1860)
немецкий философ, основоположник системы, проникнутой волюнтаризмом, пессимизмом и иррационализмом. Учился в Геттингене и Берлине, защитил диссертацию о законе достаточного основания в Йенском университете. В 30-летнем возрасте Ш. завершил свой основной труд "Мир как воля и представление" (1819). Книга не имела успеха, и большую часть тиража ее издатель Ф.Брокгауз отправил в макулатуру. В 1820 Ш. занял место доцента в Берлинском университете. Но и на почве преподавательской деятельности его ожидает провал. Враждуя с Гегелем, Ш. назначал свои лекции на те же часы, что и он, однако, в результате этой конкуренции остался без студентов. Неудача всех начинаний вызвала в Ш. резкое неприятие своей эпохи, враждебное отношение к "толпе", не способной распознать подлинных гениев. Первый успех посетил Ш. после его 50-летия в виде премии Королевского норвежского научного общества за конкурсную работу "О свободе человеческой воли" (1839). С 1851 труды Ш. приобретают все возрастающую известность. Р. Вагнер посвящает ему свой эпохальный оперный цикл "Кольцо нибелунгов", во многом созвучный философии Ш. Весьма популярными в Германии и за ее пределами становятся "Афоризмы житейской мудрости". Иронически воспринимая славословия в свой адрес, Ш. до самой смерти занимается комментированием и популяризацией своего основного труда, настоящее признание которого в качестве философской классики пришло значительно позднее. "Мир как воля и представление" начинается с рассмотрения тезиса "мир есть мое представление". Опираясь на учение Канта, Ш. доказывает, что мир, являющийся нам в представлениях, выступает в форме, зависящей от познающей способности субъекта. Мир, каков он сам по себе, как "вещь в себе", не есть, однако, нечто абсолютно непознаваемое. Судя по его проявлениям в видимом мире, мир сам по себе есть не что иное, как мировая воля. Рассуждая о мире как воле, Ш. прежде всего обосновывает тезис о единстве воли и движения. Волевой акт субъекта и действие его тела - это не два различных состояния, находящихся между собой в отношении причины и следствия, а одно и то же действие. Всякое действие тела есть объективированный акт воли, а все тело - это объективированная воля. Но воля выступает, по Ш., в качестве внутренней сущности не только в явлениях психической природы, в людях и животных, но и в явлениях неорганической природы. Сила, которая образует тяготение, влекущее камень к Земле, а Землю - к Солнцу, тоже может быть объяснена как воля. И не только она, но и сила, которая обнаруживается в магните, и та, которая образует кристалл, и та, которая движет и живит растение, - все эти силы различны лишь в явлениях, по своей же сущности они обнаруживаются как воля. Если ранее понятие воли подводили под понятие силы, Ш. каждую силу стремится объяснить как проявление воли. В основе понятия силы лежит явление, наглядное представление объективного мира, в котором царят причина и действие. Воля как "вещь в себе" совершенно отлична от каждого своего явления и вполне свободна от всех его форм. Она лежит вне сферы закона основания, ничем не обусловлена и не ограничена, безоснованна и беспричинна. Материя же - это всецело причинность. Тяжесть, инерция, непроницаемость - это изначальные, необъяснимые из самой материи силы. Никому никогда не удастся открыть в материи причину действия магнита. Все эти силы объяснимы, лишь исходя из мировой воли. Эта воля едина, хотя ее проявления во времени и пространстве бесчисленны, хотя в материи она проявляет себя как множественность отдельных воль, ведущих нескончаемую борьбу друг с другом. Всякая сила природы есть, по Ш., лишь явление мировой воли, которая в себе вездесуща, лежит вне времени и как бы неизменно выжидает условий, при которых она могла бы овладеть материей, вытеснив все другие силы. Тысячелетия может дремать гальванизм в меди и цинке, пока условия, созданные человеком, не высвободят могучую силу электрического тока. Мы постоянно видим в природе соперничество, борьбу, непостоянство победы. В этом заключается раздвоение воли, как только она овладевает материей. На низшей ступени развития в природе воля проявляется как слепое влечение, темный, глухой порыв. Но чем выше ступень объектности воли, тем больше она проявляет себя как идея, а ее бытие в себе напоминает платоновский мир идей. Наконец, на уровне человека индивид, представляющий идею, руководствуется мотивами. Безосновность воли в какой-то мере проявляется в свободе человеческой воли. Но свобода, проявляясь в мире явлений, сразу же оборачивается необходимостью, поскольку всякое отдельное действие человека вытекает из влияния мотива на характер. Каждая проявленная воля человека - это воля к чему-нибудь, она имеет объект, цель своего желания. Существо же воли в себе заключается в отсутствии всякой цели, всяких границ, в бесконечном, никогда не завершающемся стремлении. Такова натурфилософия Ш., служащая основой его оригинального учения о человеке, этике и эстетике. Будучи бессознательной, воля абсолютно безразлична к своим творениям в мире явлений, к живым существам, к людям, они брошены ею на произвол случайно складывающихся обстоятельств. Такой подход к сущности мира создает фундамент шопенгауэровского пессимизма, сознания извечной трагичности жизни человека как наиболее совершенного воплощения мировой воли в мире явлений. Этика пессимизма сама по себе означает трагический разрыв со всей предшествующей традицией европейской этики. Вся природа - это явление и осуществление воли к жизни, но в условиях, когда всякое живое существо вступает в безнадежную с самого начала борьбу со всем остальным миром за свое существование. Жизнь человеческого индивида есть, по Ш., постоянная борьба со смертью, постоянное умирание, временно прерываемое жизненными процессами - дыханием, пищеварением, кровообращением и т.д. Человек как самая совершенная объективация воли является и самым нуждающимся из всех существ, он - сплошная нужда, сплетение тысячи потребностей. Постоянная неудовлетворенность потребностей приводит к тому, что жизнь человека всегда и при всех обстоятельствах есть страдание. Беспрестанные усилия освободиться от страданий приводят лишь к тому, что одно страдание заменяется другим. Над человеком постоянно довлеет нужда, забота о существовании. Если немногим людям посчастливилось изгнать страдание в этой форме, оно тотчас же возвращается в тысяче других форм, меняясь сообразно возрасту и обстоятельствам. Оно приходит к человеку в форме неудовлетворенного полового чувства, страстной любви, ревности, ненависти, гнева, страха, честолюбия, сребролюбия, болезни и т.д. Удовлетворение же главных жизненных потребностей оборачивается лишь пресыщением и скукой. Сильнее всего воля к жизни проявляется, по Ш., в половом влечении. Выражением воли к жизни является также постоянная борьба всех против всех. Сама воля к жизни проникнута тем разладом, который характеризует мировую волю в мире явлений. Раздор воли в самой себе проявляется также в войне, в убийстве людьми себе подобных. Несправедливый, злой человек утверждает свою волю к жизни путем отрицания чужой. Острое и частое страдание неотделимо от острого и частого желания, и потому уже само выражение лица злых людей носит, по Ш., отпечаток ужасного внутреннего страдания. Поведение всякого субъекта определяется его изначальной, от природы данной эгоистичностью, злобностью или сострадательностью. Воспитание может лишь смягчить внутреннюю предрасположенность, идущую от врожденной воли. Даже педагогическое искусство Песталоцци, по Ш., не может из олуха сделать мудреца, из злодея - добряка. Государство и право образуют "намордник", не позволяющий членам общества довести взаимную борьбу до всеобщего уничтожения. Ш. одним из первых подверг сомнению моральность материального прогресса общества, заговорил о цене, которую человечество платит за прогресс, дал этическое обоснование консерватизма. Оптимизм, с его точки зрения, есть просто издевательство над немыслимыми страданиями человечества. Пессимистична, но не скептична теория познания Ш. Рассудок, снабженный внешними чувствами, и опирающийся на него разум по самому своему характеру приспособлены к объектному пониманию, к расстановке событий в их расположении и последовательности, к открытию видимых причин явлений. Наука как познание причинно-следственных связей между явлениями ограничена поэтому в самом объекте своего исследования. Истинная сущность вещей иррациональна по своему характеру и может познаваться лишь иррациональной философской интуицией как выражением запредельной воли к познанию. Пессимистично и учение Ш. о человеке, свободе человеческой воли, добре и зле, счастье и смысле человеческой жизни. Свобода воли опутана нуждами и потребностями. Закон мотивации действует с такой же строгостью, как и закон физической причинности, и связан поэтому с таким же неодолимым принуждением. Людям кажется, что они поступают по собственной воле, на самом же деле они являются лишь движимыми волей существами. Добро в человеческих отношениях становится возможным вопреки эгоизму лишь потому, что среди мотивов человеческой деятельности появляется сострадание. Сострадание как ощущение страдания, которое не меня постигает, возникает благодаря способности и свойству человека отождествлять себя с другим человеком. Способность к состраданию совершенно не обусловлена миром явлений, она не основывается на опыте. Сострадание - естественное чувство, которое, умеряя в каждом индивидууме излишнюю активность себялюбия, способствует взаимосохранению всего рода. В этом естественном чувстве, а не в операциях ума, следует искать причину отвращения к содеянию зла. В основе сострадания лежит воля к сохранению рода. В свою очередь, сострадание лежит в основе справедливости и человеколюбия, из которых вытекают все человеческие добродетели. Соответственно должна строиться практическая жизнь человека. Жизнь, по Ш., есть ад, в котором нужно уметь устроить себе огнеупорное помещение. Глупец гонится за наслаждениями и приходит к разочарованию, мудрец старается избегать бед. К счастью ведет самоограничение, но счастье тоже заключается во внутреннем чувстве, а не во внешних обстоятельствах. Мудро живущий человек осознает неизбежность бед, держит в узде свои страсти и ставит предел своим желаниям. Философия Ш. оказала большое влияние на формирование философии жизни, явившись одним из теоретических истоков взглядов Ницше, Э. Гартмана и др. [См. также "Мир как воля и представление" (Шопенгауэр).]

Источник: История Философии: Энциклопедия

ШОПЕНГАУЭР Артур
22 февраля 1788, Данциг, ныне Гданьск— 21 сентября 1860, Франкфурт-наМайне) — немецкий философ. Изучал естествознание и философию под руководством Г. Шульце в Гетгингенском университете (1809—11), занимался философией у Шлейермахера и Фихте в Берлинском университете (1811—13). В 1813 в Йенском университете защитил докторскую диссертацию «О четверояком корне достаточного основания» (Uber die vierfache Wurzel des Satzes vom zureichenden Grunde), явившуюся методологическим введением в его философию. В 1813— 14 сблизился с Гете, под его влиянием написан трактат «О зрении и цвете» (Uber das Sehen und die Farben, 1816), где доказываются интеллектуальность ощущений и участие в них априорных форм мышления. С 1814 в Дрездене работал над своим главным философским произведением «Мир как воля и представление» (Die Welt als Wille und Vorstellung), 1-й том которого вышел в 1818 (с приложением «Критика кантовской философии»). Здесь система Шопенгауэра представлена практически в законченном виде — последующие работы лишь дополняют и развивают основные положения данного труда.
Решающее влияние на Шопенгауэра оказали учения Канта и Платона. Убеждение, что чувственный мир есть не что иное, как явление или представление (Шопенгауэр назвал это «кантовоким», или «основным, идеалистическим воззрением»), стало основополагающей истиной его труда. Реальной основой того, что Кант обозначил как «вещь в себе», Шопенгауэр провозгласил волю, которая превратилась у него в абсолют, первоначало вселенной. Исходя из кантовской идеи о примате практического разума, он утвердил приоритет воли над разумом. Шопенгауэр одним из первых европейских мыслителей обратился к восточному — прежде всего индийскому — духовному опыту (Упанишады, буддизм). Основным своим оппонентом Шопенгауэр считал Гегеля, учение которого (гл. о. спекулятивную диалектику и телеологизм) наряду с конструкциями послеканговской философии (Фихте, Шеллингидр.) он подверг критике.
Книга Шопенгауэра, как и его лекции в Берлинском университете, где в 1820—31 он был приват-доцентом, успеха не имели. Он тяжело переживал это, но продолжал работать. С 1833 он уединенно жил во Франкфурте-на-Майне. Им были опубликованы: «О воле в природе» (Uber den Willen in der Natur, 1836);
Две основные проблемы этики» (Die beiden Grundprobleme der Ethik, 1841), объединившие трактаты «О свободе человеческой воли» (Uber die Freiheit des Willens, 1839; удостоено премии Королевского норвежского научного общества) и «Об основании морали» (Uber die Grundlage der Moral, 1840); 2-й том «Мира как воли и представления», концентрирующий и развивающий темы, намеченные в 1-м томе (главы «О метафизической потребности людей», «О примате воли в самосознании», «О смерти и ее отношении к нерушимости нашей сущности в себе», «Жизнь рода», «Наследственность свойств», «Метафизика половой любви» и др.); наконец, «Парерга и паралипомена» (т. е. примечания и дополнения, «Parergaund Paralipomena», 1851) — самое популярное сочинение Шопенгауэра, с которого началась его мировая известность.
Шопенгауэр сравнивал свою систему со складывающимся лучеобразно кристаллом или со стовратыми Фивами, все входы которых ведут в один и тот же центральный пункт. 1-й том «Мира как воли и представления» состоит из четырех книг («размышлений»): 1) мир как представление, размышление 1-е: представление, подчиненное закону достаточного основания: объект опыта и науки; 2) мир как воля, размышление 1-е: объективация воли; 3) мир как представление, размышление 2-е: платоновская идея: объект искусства; 4) мир как воля, размышление 2-е: утверждение и отрицание воли к жизни при достигнутом самопознании. Содержание этих четырех разделов может быть обозначено соответственно как учение о познании, метафизика, эстетика, этика.
Следуя традиции декартово-кантовского трансцендентализма, Шопенгауэр утверждает, что чувственный мир существует лишь в сознании субъекта и не имеет независимой от него реальности, он таков, каким воспринимается людьми посредством способности представления. Окружающий мир — мозговой феномен, познающий субъект — носитель мира. Человек знает только свой глаз, руку, ухо и т. д., мир становится миром лишь с появлением первого познающего существа: «От... первого раскрывшегося глаза, хотя бы он принадлежал насекомому, зависит бытие всего мира» (Мир как воля и представление, т. 2. СПб., 1893, с. 31). Однако мир объективен, его фактичность бесспорна. Субъект и объект рассматриваются в качестве соотносительных моментов, из которых складывается мир как представление. Субъект, в силу своей познаваемости для другого, является одновременно и объектом. Кантовские априорные формы — время, пространство, категории рассудка — сводятся к закону достаточного основания. Этот закон существует в познающем интеллекте, предшествуя объективному воспроизведению мира субъектом и являясь формой, через которую строится внешний мир. Как форма всякого объекта закон достаточного основания простирается лишь на область мира явлений. Закон выступает в четверояком виде: закон бытия (для пространства и времени), закон причинности (которому подчинены предметы эмпирической реальности), закон логического основания (подчиняющий себе отвлеченные понятия) и закон мотивации (которому подчинены одушевленные существа). По закону основания Шопенгауэр различает два рода знания: интуитивное и отвлеченное. Основанием мира рефлексии является интуиция — первый и важнейший вид знания.
Первоосновой всего явленного в опыте бытия и внутренней сущностью мира, непосредственно соединяющей субъект и объект, выступает воля. Шопенгауэр истолковывает мировой процесс как проявление творческой стихийной силы — «воли к жизни». Эмпирический мир есть воля в полной иерархии ее внешних проявлений — объективации, вершину которых составляет самопознание воли. Низшей ступенью объективации воли являются «жизненные силы» природы, венчает мировую пирамиду человек. Как слепое свободное стремление без цели, меры и основания воля несет в себе источник несогласия и борьбы, присущих явлениям мира. Каждой объективации свойственно стремление к господству, что выражается в непрекращающейся «войне всех против всех».
Шопенгауэр рассматривает человеческое существование как неотвратимую трагедию, коренящуюся в общем характере бытия мира и общества. Вечное бессознательное стремление, составляющее сущность воли, находит в человеке (как высшей ступени ее объективации) свое максимальное выражение. Одержимый желаниями и стремлениями, человек обречен на страдания, повседневная жизнь переживается как лишенная утешительной перспективы бессмысленная суета, радость сводится лишь к временному отсутствию страданий, за которым должно последовать новое страдание или скука. Истинное счастье недостижимо как в индивидуальной жизни, так и в истории, где правят роковой случай, эгоизм, глупость и злоба. Однако Шопенгауэр отвергает самоубийство как жизненную ориентацию. Этический долг людей состоит в том, чтобы, отказавшись от желаний, упразднить волю к жизни в самих себе и тем избавиться от самого источника страданий. Главным этическим принципом, «первофеноменом» морали Шопенгауэр считает чувство сострадания, составляющее основу фундаментальных добродетелей человеческого рода: справедливости и человеколюбия. Моральный смысл бытия раскрывается через сострадание, освобождающее человека от бремени заботы о собственной жизни и выдвигающее на первый план заботу о другом. Основу нравственного поведения человека составляют два принципа: аскетическая позиция в отношении собственной личности и альтруистическая установка по отношению к другим людям. Результатом соблюдения этих норм должно стать освобождение от подчиненности бессмысленной «воле к жизни», устранение эгоизма и достижение своего рода безрелигиозной «святости». Заключительные выводы этики Шопенгауэра созвучны индуистскому учению о нирване — небытии воли, отрекшейся от жизни.
Шопенгауэр отвергает априоризм в построении этики, порицает всякое долженствование. Вслед за Кантом при оценке поступков он исходит не из их содержания, а из мотивов. Он согласен с Кантом в том, что предпосылкой и условием морали является свобода воли. Свободная воля, в учении Шопенгауэра, совпадает с необходимостью. Нравственная свобода заключается в соответствии поступков человека природе его воли. Мировая воля содержит в себе множественность единичных «умопостигаемых характеров», число которых соответствует количеству человеческих индивидов. Эмпирический характер каждого человека обусловлен присущим ему умопостигаемым характером, который составляет его сущность и выражается во временной последовательности отдельных его поступков. Умопостигаемый характер в качестве безосновной воли свободен, эмпирический как явление воли строго подчинен закону достаточного основания. Шопенгауэр отстаивает врожденность характера, изначальную моральную определенность личности и не верит в возможности воспитания.
Преодоление волевых импульсов осуществляется, по Шопенгауэру, в сфере искусства. Эстетическое созерцание освобождает человека от гнета страстей, выявляет скрытую сущность явлений, идеальную значимость человеческой жизни и всего мира. Однако художественное освобождение не может быть полным, поскольку эстетический идеал сугубо созерцателен, а постижение эстетической идеи (аналогичной платоновской идее) зависит от индивидуальных способностей человека. Искусство — создание гения, основывающееся на способности «незаинтересованного созерцания» идеи, в котором субъект предстает как лишенный волевых импульсов «чистый субъект», «единое мировое око». Отдельные искусства соответствуют отображению определенной ступени объективации воли. Высшее из искусств — музыка, цель которой не воспроизведение идей, а отражение самой «мировой воли». В эстетической интуиции гения, наделенного даром прозревать идеальную сущность вещей, Шопенгауэр усматривал высшую форму умозрения.
Полагая, что правовое государство — утопия, Шопенгауэр видел социально-политический идеал в аскетическом «государстве-наморднике», сдерживающем произвол граждан. Вслед за Гоббсом он разделял договорную концепцию образования государства, обосновывая ее эгоистической природой человека и потребностью регулирования индивидуальных воль разумными нормами поведения. Лучшим государственным строем Шопенгауэр считал наследственную монархию, а идеальным гражданином — человека, готового пожертвовать собственным благом во имя общественного благополучия.
Философия Шопенгауэра, не получившая признания при его жизни, становится популярной с сер. 19 в. В западной традиции он явился предтечей философского иррационализма и волюнтаризма; в России влиятельными оказались его этика сострадания и эстетическая концепция (особенно в русском символизме). Идеи Шопенгауэра вошли в состав неокантианства, философии жизни, экзистенциализма, интуитивизма, психоанализа, прагматизма, дарвинизма; влияние его испытали Р. Вагнер, Э. Гартман, Ф. Ницше, Т. Манн, М. Пруст, Вл. Соловьев, Л. Толстой, А. Фет и др.

Источник: Новая философская энциклопедия

Артур Шопенгауэр
(1788–1860)
«Мир – это воля и представление»
Жизнь. Артур Шопенгауэр, один из выдающихся и наиболее оригинальных мыслителей XIX в., родился 22 февраля 1788 г. в Данциге, в семье состоятельного коммивояжера. Он учился в частном коммерческом училище Гамбурга и в процессе учебы показал такие прекрасные способности, что его отец, обеспокоенный страстью сына к науке, предложил ему вместо продолжения учебы поехать вместе со всей семьей в путешествие по Европе. Артур согласился и в течение двух лет побывал в Австрии, Швейцарии, Франции, Англии, Бельгии, не говоря уже о том, что объездил всю Германию. Вернувшись домой, Артур поначалу не думал продолжать обучение и поступил на службу к одному крупному коммерсанту. Однако это поприще оказалось молодому человеку не по вкусу. Кроме того, примерно в это время (1805 г.) его отец, отличавшийся неуравновешенной психикой, покончил жизнь самоубийством, что подтолкнуло Артура к окончательному выбору жизненного пути. Так, в 1809 г., уже в 21летнем возрасте, Шопенгауэр стал студентом Геттингенского университета, где поначалу изучал медицину, а затем философию. Следует сказать, что благодаря широкому кругу интересов он сумел получить всестороннее образование, став специалистом в таких областях естествознания, как медицина, астрономия, химия, физика. Не останавливаясь на достигнутом, он переезжает в Берлин, где в местном университете в это время преподают такие светила философии, как Фихтеи Шлейермахер. После окончания курса учебы Артур написал диссертацию «О четверояком корне достаточного основания», которую защитил не в Берлине, а в Йенском университете. В 1813 г. он познакомился с Гете, дружба с которым повлияла на все его творчество.
С 1820 г. Шопенгауэр становится приватдоцентом Берлинского университета, где в то время полновластным властителем дум был Гегель. Так получилось, что Шопенгауэр, то ли из упрямства, то ли из «спортивного интереса», то ли еще по какойлибо причине объявлял свои лекции точно в то же время, что и Гегель. Нетрудно догадаться, на чьей стороне было преимущество – Гегель собирал полные аудитории, в то время как на лекции Шопенгауэра приходило всего несколько человек, да и те со временем переходили к Гегелю. Реакция Шопенгауэра была соответствующей: мировая история философии, пожалуй, не знает другого такого примера неприкрытой личной ненависти, которую Шопенгауэр испытывал к Гегелю. «Прислужник власти», «шарлатан тупоумный, тошнотворный, неграмотный», «убийца истины» – вот характерные эпитеты, которыми Шопенгауэр награждал своего соперника. Надо сказать, что в этом своем безудержном порыве Шопенгауэр оказался не одинок. Позднее датский философ, основоположник экзистенциальной философии, Сёрен Кьеркегор также назовет Гегеля «жалким профессоришкой» и безжалостно высмеет всю гегелевскую систему.
Так, в безуспешной борьбе с мощным противником, прошло берлинское десятилетие Артура Шопенгауэра. В 1831 г., когда в Берлине разразилась эпидемия чумы, от которой скончался Гегель, Шопенгауэр буквально бежал во Франкфурт, где и прожил все оставшиеся годы. Слава долго не приходила к нему, несмотря на то, что он написал большое количество блестящих философских работ. Успех, и то недолгий, пришел к нему не на родине, а в Норвегии, где ему присудили премию за сочинение «О свободе человеческой воли». Лишь в 50е гг., уже на склоне лет, он стал приобретать публичную славу выдающегося философа, причем этому в немалой степени способствовал горячий поклонник и популяризатор его таланта, некто Ю. Фрауэнштедт, приложивший уйму сил для распространения идей шопенгауэровской философии.
Однако Шопенгауэру не довелось дожить до своего триумфа. Силы покидали его, а в 1857 г., гуляя с любимым пуделем, он потерял равновесие от головокружения и упал, сильно разбив голову; все последующие три года его мучили головные боли. В сентябре 1860 г. он заболел воспалением легких. Понимая, что это, скорее всего, конец, Шопенгауэр отдал последние распоряжения, причем на вопрос, где он хочет быть похороненным, ответил: «Все равно. Они меня найдут». На надгробии он повелел написать: «Артур Шопенгауэр». Без дат рождения и смерти, без эпитафий, без какихлибо пояснений. Умер он легко и быстро. 21 сентября домоправительница, вошедшая к нему после завтрака, увидела его сидящим на диване со спокойным и светлым лицом: великий мыслитель «ушел».
Основные работы. «Мир как воля и представление», «О свободе человеческой воли», «О воле в природе», «Две основные проблемы этики», «Парерга и паралипомена», «Афоризмы житейской мудрости».
Шопенгауэр о мире как представлении. Основой всей философии Шопенгауэра является понимание истины в виде личного, индивидуального, субъективного представления обо всем, что существует в мире, и о самом мире. Истина, говорит Шопенгауэр, заключается для меня в том, что «нет ни солнца, ни земли, а есть лишь глаз, который видит, рука, которая чувствует тепло земли», т. е. весь окружающий меня мир есть всего лишь мое представление о нем – то, что я воспринимаю вокруг себя.
Шопенгауэр о природе представления. Всякое представление, по Шопенгауэру, имеет в своей основе два начала – субъект и объект. Они неотделимы друг от друга и находятся в постоянном взаимодействии. Субъект – это тот, кто воспринимает, познает, а объект – то, что воспринимается. «Субъект и объект… неотделимы: каждая из двух половинок осмысленна только посредством другой, т. е. каждая существует рядом с другой, с ней же вместе исчезает». Проще говоря, субъект является основой, центром конструирования мира, ибо его одного достаточно для восприятия бесконечного множества объектов, создаваемых им же самим. С исчезновением субъекта исчезает и созданный им мир объектов, как совокупность его представлений. Таким образом, объект всегда зависит от субъекта, точнее говоря, от его восприятия и сознания.
Шопенгауэр о формах сознания субъекта. Всякое субъективное сознание имеет свои определенные формы. И здесь Шопенгауэр вполне согласен с Кантом относительно двух из них – пространства и времени. Однако к ним он прибавляет еще одну форму – причину (каузальность), которая как бы приводит в порядок восприятие субъекта. Итак, субъект силой своего сознания создает в пространстве и времени ряд объектов безо всякой внутренней их связи и логики. Далее в дело вступает причина (каузальность), которая упорядочивает весь этот хаотический мир объектов. Причем «рабочим инструментом» этих действий субъекта является его рассудок. Рассудок усматривает внутреннюю логику, закономерность всех явлений представляемого мира объектов. Таким образом в сознании субъекта возникает стройная картина мира, в которой все разрозненные части и фрагменты соединены в логическое целое.
Четыре формы причинности (каузальности). Принцип причинности, таким образом, имеет в деле конструирования мира первостепенную важность. Всего Шопенгауэр насчитывает четыре основные формы принципа причинности:
1. Форма взаимосвязи физических объектов. Уровень физической природы мира.
2. Форма взаимосвязи логических отношений. Уровень законов мышления.
3. Форма взаимосвязи математических величин. Уровень законов науки (математика).
4. Форма взаимосвязи моральнонравственных отношений. Мотивы наших поступков.
Однако только одной причинностью все наше представление о мире и сам мир не исчерпываются. Для того чтобы запустить «механизм» рассудочных суждений об объектах, да и для всех остальных наших поступков и действий, необходима особая движущая сила, которую Шопенгауэр обозначил как волю.
Шопенгауэр о воле. Воля является одним из стержневых понятий учения Шопенгауэра. Как же понимает ее Шопенгауэр? Согласно его взглядам, воля – это единое, общее начало, движущая сила всех процессов на Земле и в космосе. По своей сущности и природе она абсолютно иррациональна, т. е. не поддается никакому человеческому осмыслению и определению. В своих действиях она совершенно свободна, т. е. ничем и никем не ограничена. Она бесцельна, т. е. в своем свободном движении она не руководствуется никакими соображениями, целями и интересами. Воля, кроме того, не знает покоя – она ненасытна и вечно не удовлетворена. Она является сущностью нашей жизни, т. к. ей подвластны все силы природы, ею определяются все мотивы наших действий, мыслей и устремлений.
Проявления воли. Проявления этой вездесущей воли бессчетны. Сам Шопенгауэр усматривал «волю в силе, питающей растения, дающей форму кристаллу, притягивающей магнитную стрелку на север и гетерогенные металлы друг к другу… камень к земле, а землю – к небу». В животном мире она проявляется в виде борьбы за существование, когда сильнейший вытесняет из жизненного пространства слабейшего, а хищник преследует жертву. Даже законы физики, как мы видели выше, подчинены действиям этой слепой и безудержной силы. Нетрудно заметить, что и остальные естественнонаучные законы (химии, математики, геометрии, астрономии) также основаны на волевых принципах. Неживая природа являет нам образцы воли и в бурном речном потоке, и в морских штормах, и во всевозможных стихийных бедствиях. Однако воля, подчеркивает Шопенгауэр, везде проявляется с разной степенью активности, возрастая по мере оживления природных сил. «То, что является в облаках, ручье и кристалле, это – слабый отзвук воли, которая полнее выступает в растении, еще полнее в животном и наиболее полно в человеке».
Воля в человеке. Человек – высшая стадия существования природы. Он – венец всего материального мира, в нем, как в единственно возможном субъекте, наиболее полно сконцентрирована мировая воля. Она проявляет себя в войнах, конфликтах, столкновениях, порывах, стремлениях, страстях. Причем более всего она видна в духе соперничества. Даже в самом незначительном движении человека заключена воля. Ничто в мире, говорит Шопенгауэр, не заставит меня встать с табуретки, кроме моей собственной воли. Поэтому воля определяет все наши поступки, и т. к. человек обладает сознанием, то он является и наиболее уязвимым из всех живых существ. Он страдает от своих неуемных вожделений и страстей, от неудовлетворенности своим положением, от вечных страхов и тревог, от несбывшихся мечтаний. Более того, приобретая знание (что также является проявлением воли), он умножает свои страдания, причем чем тоньше и глубже знание, тем сильнее страдания. В этом смысле гений – самый большой страдалец.
В целом, благодаря введению в философию понятия воли учение Шопенгауэра стали называть волюнтаризмом.
Шопенгауэр о жизни. Жизнь, таким образом, представляет собой длинную череду беспрерывных человеческих страхов, обид, тревог, потерь, мучений и лишений. К тому же она дополнена обязательной и повсеместной борьбой за существование, причем исход этой борьбы заранее предопределен не в пользу человека. Вечное мучение определяется ненасытными желаниями людей, но и временное достижение какойлибо цели не приносит успокоения, ибо всякая «цель иллюзорна, с обладанием исчезает и тень притягательности; желание возрождается в новой форме, а с ним и потребность». Так и живет человек, от желания к страданию, и обратно. Не зря Шопенгауэр сравнивает нашу жизнь с движением маятника, где крайними точками являются страдание и скука. Шесть дней в неделю мы страдаем и мучаемся в беспрерывных заботах и нужде, а на седьмой день не знаем, чем себя занять от скуки и тоски. Итак, человеческая жизнь, по мнению Шопенгауэра, есть трагедия.
Шопенгауэр о человечестве. Вся история человечества есть история непрерывных войн, переворотов, мятежей и заговоров. Поэтому никто из людей не чувствует безопасности среди себе подобных. Вся жизнь проходит в борьбе с другими людьми, в конфликтах, скандалах и склоках. Так что человеку приходится выбирать между тем, чтобы стать победителем, и тем, чтобы быть побежденным: «Люди делятся на жертв, с одной стороны, и на демонов – с другой». Но и это еще не все. Даже если ты по природе миролюбив, тих и спокоен, будь готов к тому, что на тебя нападут просто так – ради забавы или из вредности: «Человек – единственное животное, способное истязать других ради самой цели: заставить страдать». Однако и этих палачей Шопенгауэру понастоящему жалко, ведь их удел все равно таков же, как и у их жертв, – несчастье и страдание. «Самое большое преступление человека состоит в том, что он родился», – с горечью констатирует Шопенгауэр.
Шопенгауэр о свободе. Ужас человеческого бытия дополняется полным отсутствием у человека какойлибо свободы воли и действия. Все в нашей жизни жестко предопределено, все предустановлено. Возникает, правда, впечатление, будто свободными являются действия могучей и ничем не ограниченной воли. Однако это всего лишь иллюзия, ибо воля есть темная по своей природе сила, все ее действия слепы, хаотичны, порывисты. В силу этого весь мир находится в состоянии постоянного становления. Это – мир бесконечной цепи рождений и смертей, заколдованный круг, из которого нет выхода. Правда, человек все же обладает некоторой степенью свободы, которая проявляется в том, что он способен к познанию, к некоему «возвышению сознания». Но это предел его свободы.
Шопенгауэр об оптимизме. Поэтому Шопенгауэр совершенно не согласен с излишним оптимизмом некоторых, в основном христиански мыслящих, философов, говорящих о гармонии природы, о нашем мире как лучшем из миров (Лейбниц). Все как раз наоборот, говорит Шопенгауэр: «Все лучшее с трудом пролагает себе путь, благородное и мудрое очень редко проявляет себя и воздействует на других, ему редко внемлют, все же абсурдное и превратное в сфере мысли, плоское и безвкусное в сфере искусства, злое и коварное в сфере поступков действительно утверждают свое господство, прерываемое лишь изредка и ненадолго». Что скажут эти слащавые оптимисты, если их «провести по больницам, тюрьмам, застенкам, через поля битв и места казней… если открыть перед ними все темные обители нищеты?»
Шопенгауэр о необходимости спасения. Спастись от всего этого кошмара жизни, говорит Шопенгауэр, можно только с осознанием бессмысленности всех наших желаний и устремлений. Ведь если мир есть всего лишь наше представление, в котором все объекты – не более чем иллюзия, то к чему тогда вся борьба, все цели и ненасытная жажда их достичь? Надо остановиться, погрузиться в себя и постараться уйти от миража жизни в иные миры – миры чистых форм, свободных от нужды и вожделений. Только так можно сбросить с себя груз забот, тревог и страданий.
Спасение с помощью искусства. Одним из таких миров Шопенгауэр считает мир высокого искусства. Только здесь, в свободном созерцании шедевров, человек может освободиться от соображений пользы, выгоды или наживы. В самом деле, сколько счастья и радостного волнения мы испытываем от прослушивания любимой музыки или от созерцания любимой картины! А происходит это, уверяет Шопенгауэр, потому, что сами предметы созерцания (шедевры) свободны от любых проявлений воли, что и дает такой очищающий эффект. Чистое, ничем посторонним не затуманенное созерцание произведений искусства могло бы стать действенным средством спасения человека, если бы длилось бесконечно, однако в жизни такое невозможно. Поэтому необходимо искать другие пути спасения.
Спасение с помощью аскезы. Самым надежным средством освободиться от цепи желаний и страданий, говорит Шопенгауэр, является только полное, радикальное отрешение от всякого желания, стремления, вожделения. Этот путь, конечно, очень тяжел, ибо подразумевает коренной отказ от всего, что непосредственно связано с проявлениями человеческой жизни. Отказаться от желаний – значит отказаться от самой жизни, подавить в себе волю к ней. Только аскетизм, уверен Шопенгауэр, может сделать человека истинно свободным.
Шопенгауэр о сострадании. Но для этого необходимо преодолеть свой эгоизм, постараться увидеть другого человека его же глазами, почувствовать его боль и страдание как свои собственные. Необходимо почувствовать сострадание к другим как элемент своего страдания. Это необходимо сделать во имя свободного и полного осознания жизни и целомудрия, без которых немыслим никакой аскетизм. Только осознав себя как часть целого, человек может достичь полного успокоения, полной внутренней и внешней свободы, а с ними и благодати. Так придет к человеку спасение, ибо voluntas (желание) превратится в noluntas (нежелание).
Выводы. Жизнь Шопенгауэра в определенной степени соответствовала идеям его учения. Он вел тихий, уединенный и размеренный образ жизни. Был аккуратен, неприхотлив. И хотя он отличался некоторой скаредностью и чрезмерной бережливостью, ему принадлежат замечательные слова: «Моя философия не принесла мне никаких доходов, но она избавила меня от очень многих трат».

Источник: Философия. Краткая история.

АРТУР ШОПЕНГАУЭР
1788–1860)   Немецкий философ, представитель волюнтаризма. В главном его сочинении «Мир как воля и представление» сущность мира предстает как неразумная воля, слепое бесцельное влечение к жизни. «Освобождение» от мира — через сострадание, аскетизм — достигается в состоянии, близком буддийской нирване. Пессимистическая философия Шопенгауэра получила распространение в Европе со 2-й половины XIX века. Основные сочинения: «О четвертичном корне закона достаточного основания» (1892), «О воле в природе» (1836), «Две основные проблемы этики» (1841), «Афоризмы и максимы» (1891–1892). Артур Шопенгауэр был отпрыском довольно знатного данцигского семейства. Генрих Флорис Шопенгауэр, отец Артура, унаследовал большую часть состояния своего отца и деда и с честью поддерживал репутацию семейства. Генрих Флорис был не только горячим патриотом и удачливым коммерсантом, но и человеком всесторонне образованным. В тридцать восемь лет он женился на восемнадцатилетней Анне-Генриетте Трозинер, дочери уважаемого, хотя и небогатого, данцигского ратмана. 22 февраля 1788 года у них родился сын Артуро. В 1793 году Данциг подвергся блокаде со стороны королевских прусских войск. В марте, за несколько часов до вступления в город пруссаков, Шопенгауэры выехали из Данцига в Гамбург. Отец Шопенгауэра, стремясь дать Артуру хорошее образование, отправил девятилетнего сына во Францию к своему хорошо знакомому, гаврскому купцу Грегуару. Мальчик обучался у лучших преподавателей города. Когда Артур возвратился морем из Гавра в Гамбург, он прекрасно говорил по-французски, но на родном немецком изъяснялся с трудом. В одиннадцать лет Артур поступил в частную гимназию некоего Рунге, в которой воспитывались преимущественно дети коммерсантов. Весной 1803 года Шопенгауэры отправились в длительное путешествие. Они посетили Бельгию, Англию, Францию, Швейцарию и Южную Германию. В Англии они пробыли около полугода. Артур обучался в школе пастора в Уимблдоне, близ Лондона. В этой школе, кроме общеобразовательных предметов, преподавались рисование, верховая езда, фехтование, игра на флейте и танцы. Из Англии Шопенгауэры направились в Париж, где были представлены Наполеону Бонапарту и другим высокопоставленным особам. В Риме на молодого Шопенгауэра очень сильное впечатление произвели развалины древнего амфитеатра. В Тулоне он негодовал по поводу судьбы заключенных в нем каторжников. В Лионе он вспоминал о погибших в этом городе на эшафоте во время террора и удивлялся тому, что «лионцы теперь как ни в чем не бывало разгуливают по тем самым местам, где лет десять тому назад друзья их и родственники расставлялись рядами и расстреливались картечью». Неизгладимое впечатление произвели на Артура швейцарские Альпы. Путешествие завершилось в Берлине. Отсюда Шопенгауэр-отец отправился по делам в Гамбург, а Артур с матерью — в Данциг. Здесь осенью 1804 года он был конфирмован в той же церкви Св. Марии, в которой его крестили. В декабре того же года он вернулся в Гамбург. К этому времени Артур знал французский и английский языки, овладел каллиграфией. В январе 1805 года, по воле отца, он поступил в торговую контору гамбургского коммерсанта и сенатора Иениша. Но несколько месяцев спустя — весной 1805 года — отец Артура погиб он упал из окна чердака в глубокий канал и утонул. Распространились слухи, что, ставший в последние годы своей жизни очень раздражительным вследствие усилившейся с годами глухоты, Генрих Флорис Шопенгауэр покончил жизнь самоубийством. Артур очень тяжело переживал смерть отца. До конца своих дней в разговоре с друзьями он вспоминал об отце с неизменной теплотой. Генрих Флорис оставил семье настолько значительное состояние, что вдова его могла не беспокоиться о завтрашнем дне. Она открыла салон. Два раза в неделю в ее доме собирались такие люди, как Гете, Виланд, Гримм, братья Шлегели, князь Пюклер и другие. Несколько лет спустя она пробовала заниматься литературным трудом и, надо сказать, не без успеха. Тем временем Артур Шопенгауэр продолжал заниматься коммерцией до тех пор, пока один из веймарских друзей его матери, Фернов, не убедил Анну-Генриетту позволить сыну поступить в Геттингенский университет. Сначала Артур записался на медицинский факультет и слушал лекции по естественной истории, но вскоре под влиянием преподавателя Г. Шульца заинтересовался философией и перешел на философский факультет Шульц посоветовал Артуру прежде всего изучить сочинения Платона и Канта и только после этого перейти к трудам Аристотеля и Спинозы. В Геттингене Шопенгауэр пробыл с 1809 по 1811 год. Здесь из университетских товарищей своих он особенно близко сошелся с знаменитым впоследствии Бунзеном. Среди его друзей были также поэт Эрнст Шульце, некто Люкке и американец Астор, ставший впоследствии мультимиллионером. В 1811 году Шопенгауэр переселился из Веймара в Берлин, где в зените славы находился философ Фихте; но уже в это время у Шопегауэра сложился свой взгляд на мир, чтобы идти по стопам мэтра. Он посещал лекции Фихте, неоднократно вступал с последним в дискуссии во время коллоквиумов, и постепенно преклонение перед Фихте, по его собственным словам, уступило место пренебрежению и насмешке. Артур усердно изучал естественные науки физику, химию, астрономию, геогнозию, физиологию, анатомию, зоологию, а также классическими языками, слушая лекции Вольфа, Бека, Бернгарди и других, лишь юриспруденция и богословие не привлекали его. Артура увлекали лекции Шлейермахера по истории средневековой философии. Он прослушал курс по скандинавской поэзии, читал классических писателей Возрождения — Монтеня, Рабле и других. В то время позиции Наполеона пошатнулись, и всей Германией овладел пламенный патриотический энтузиазм. Но Шопенгауэр, несмотря на молодость, был настолько чужд этого энтузиазма, что впоследствии его даже обвинили в непатриотизме. Он уже собирался получить в Берлине докторскую степень, как сложная военная обстановка заставила его покинуть город в поисках спокойного места в Саксонии. По пути в Дрезден он оказался в самом центре военных событий; бургомистр одного городка, узнав, что Шопенгауэр хорошо владеет французским языком, попросил помочь ему в качестве переводчика. Лето Артур провел в деревне невдалеке от саксонского городка Рудольштадта, где обдумывал план своего сочинения «О четверояком корне закона достаточного основания». В начале октября Иенский университет, рассмотрев присланную Шопенгауэром диссертацию, заочно провозгласил его доктором философии. Зиму он встретил в Веймаре, где жила его мать. Шопенгауэр познакомился с известной в то время актрисой Ягеман и серьезно увлекся ею. Впоследствии он признавался, что одно время был даже не прочь жениться на ней; но этот план расстроился, и Шопенгауэр остался на всю жизнь холостяком. Шопенгауэр по убеждениям своим являлся не только мизантропом, но и мизогином (ненавистником женщин) и мизогамом (ненавистником брака). Он утверждал, что сама природа обделила женщину в отношении духовном, рассудочном. Шопенгауэр высказывался за безбрачие, повторяя слова Петрарки: «Тот, кто ищет спокойствия, должен избегать женщин — этого вечного источника споров и треволнений». В 1813 году Шопенгауэр издал за свой счет первый свой труд, над которым усердно работал сначала в Берлине, а затем в Рудольштадте — «О четверояком корне закона достаточного основания». Труд этот сразу обратил на себя внимание, вызвал положительные отзывы в периодических изданиях и горячие похвалы учителя Шопенгауэра, геттингенского профессора Щульца. Однако сочинение это не было востребовано публикой, и Шопенгауэр не только не получил прибыли от издания этой книги, но ему даже пришлось понести довольно чувствительные убытки. Молодой философ-отшельник находил, что веселая жизнь в Веймаре слишком отвлекает его от поставленной цели. «Философия — это альпийская вершина, к которой ведет лишь крутая тропинка, пролегающая по камням и терниям. Чем выше человек взбирается, тем становится пустыннее, и идти по этой тропинке может только человек вполне бесстрашный. Часто человек этот пробирается над пропастью, и он должен обладать здоровой головою, чтобы не подвергнуться головокружению. Но зато мир, на который он взирает сверху, представляется ему гладким и ровным, пустыни и болота исчезают, неровности сглаживаются, диссонансы не доносятся до него, он окружен чистым воздухом и солнечным светом, между тем как у ног его расстилается глубокая мгла», — писал он. Унаследовавший неуживчивый характер отца, Артур не находил общего языка с матерью и сестрой и весной 1814 года переселился из Веймара в Дрезден, знакомый ему еще по путешествиям, совершенным в детстве и отрочестве вместе с родителями. Здесь он задумал и написал капитальное свое сочинение «Мир как воля и представление». Осенью 1818 года Шопенгауэр заключил договор с издателем Брокгаузом, уплатившим ему по одному червонцу за печатный лист, но, не дождавшись выхода в свет сочинения, над которым он работал целых четыре года и которое сделало его знаменитым, он отправился путешествовать по Италии. Обладая довольно редкой у немцев способностью к языкам, он прекрасно владел итальянским, что ему чрезвычайно тогда пригодилось. В Риме, где провел целых четыре месяца, и в Неаполе большинство его знакомых были англичане; он наслаждался итальянским искусством. Из итальянских поэтов Шопенгауэр превозносил Петрарку, а Данте считал чересчур дидактичным. В области искусства он обращал особое внимание на пластику и архитектуру древнего мира, к живописи же чувствовал меньше влечения, хотя, еще будучи очень молодым человеком, под влиянием бесед с Гете написал очень ценный трактат о цветах и красках. Он полюбил оперу, его любимым композитором был Россини. Вернувшись из путешествия, Шопенгауэр решил добиваться профессуры. Он остановил свой выбор на Берлине, куда и прибыл весной 1820 года. Здесь Шопенгауэр надеялся найти свой круг слушателей, рассчитывая, что приват-доцентом пробудет недолго и в скором времени займет вакантную кафедру философии. В философской литературе часто описывают единственную встречу Гегеля с Шопенгауэром. 23 марта 1820 года Шопенгауэр прочитал в Берлинском университете пробную лекцию, на которой присутствовал и Гегель, бывший в то время профессором этого университета. Он не обнаружил в лекции Шопенгауэра ничего достойного внимания. Что касается последнего, то Шопенгауэр называл Гегеля не иначе как «господин невежда» и «шарлатан», а его знаменитую философию абсолютного духа именовал «философией абсолютной бессмыслицы». Гегель не был хорошим оратором, на лекциях он запинался, кашлял и сморкался, говорил невыразительным монотонным голосом. Прибавьте к этому еще и содержание его лекций, которое даже в устах прекрасного лектора не могло стать прозрачно-ясным. Шопенгауэр хотел одержать победу над своим знаменитым соперником и специально назначил свои лекции на те часы, когда в университете читал Гегель. Но его ожидания не сбылись — Гегеля слушали с восторгом, а на Шопенгауэра никто не обращал внимания. Преподавательская карьера не заладилась. В Берлине Шопенгауэру ничего не нравилось: ни университетские нравы, ни климат, ни образ жизни. Во время пребывания в Берлине он почти не общался с коллегами. Весной 1822 года, отказавшись от берлинской профессуры, Шопенгауэр отправился путешествовать, сначала в Швейцарию, а затем в Италию. Он провел осень в Венеции и Милане, а зиму во Флоренции. Весной 1823 года философ из Италии, через Тироль, проехал в Мюнхен. Здесь он перенес тяжелую болезнь, вследствие чего почти оглох на одно ухо. Летом 1824 года Шопенгауэр поехал лечиться в Гаштейн. Из Гаштейна он направился в Дрезден, о котором у него сохранились приятные воспоминания. Шопенгауэр принялся было за популярное изложение философских сочинений Давида Юма, написав длинное к нему предисловие. Однако этот перевод остался незаконченным из-за отъезда Шопенгауэра в Берлин, где он снова пробует читать лекции в берлинском университете, в качестве уже приват-доцента. Но и эта попытка оказалась неудачной в числе записавшихся на его курс были в основном случайные люди. Раздосадованный Шопенгауэр закрыл свой курс, раз и навсегда отказавшись от профессорской деятельности. Но он продолжал жить в Берлине, занимаясь испанским языком и переводом некоторых своих любимых английских поэтов. К этому же периоду берлинской жизни относится и знакомство его с Александром Гумбольдтом, в котором Шопенгауэр, впрочем, признавал больше учености, чем ума. В 1831 году свирепствовавшая в Берлине холера заставила Шопенгауэра покинуть город. Он решил поселиться не в Северной Германии, где родился и где провел большую часть своей жизни до зрелого возраста, а в Южной, и избрал резиденцией своей Франкфурт-на-Майне. Отсюда он ненадолго переселился было в Мангейм, но в 1833 году вернулся во Франкфурт и прожил в этом городе почти безвыездно двадцать восемь лет. Он мало интересовался местной жизнью, почти не общаясь с соседями, терпеть не мог не только светских, но и досужих разговоров, но когда ему приходилось выступать в обществе, он излагал свои мысли так же просто, ясно, точно и живо, как писал свои произведения. Шопенгауэр с юности читал только капитальные труды. Он утверждал, что не следует читать плохих книг, потому что подобные книги крадут у человека самое драгоценное его достояние — время. Платона и Аристотеля он перечитал неоднократно. Из римлян он более всего ценил Сенеку. Он увлекался аскетической и мистической литературой и одно время даже тщательно изучал германских мистиков. Его привлекало все, что связано с буддизмом. В течение всей своей жизни Шопенгауэр относился с уважением к великим поэтам, чаще всего он читал Шекспира и Гете, затем Кальдерона и Байрона. Любопытен взгляд Шопенгауэра на самоубийство, высказанный им в одном из своих писем к Линднеру. «Человек, прибегающий к самоубийству, доказывает только то, что он не понимает шутки, — что он, как плохой игрок, не умеет спокойно проигрывать и, когда к нему придет дурная карта, предпочитает бросить игру и в досаде встать из-за стола». Шопенгауэр был чрезвычайно расчетлив в денежных делах и благодаря своей расчетливости и бережливости сумел почти удвоить состояние, доставшееся от отца и значительно пострадавшее в его молодости. В последние годы его жизни значительный доход доставляли ему сочинения, для которых он раньше с трудом находил издателей, и он шутя говорил, что «большая часть людей зарабатывает себе деньги в молодости и в зрелые годы, а он — в таком возрасте, в котором другие люди уже перестают зарабатывать себе деньги». Жил он предельно скромно и лишь в пятьдесят лет купил себе мебель. Самая лучшая и большая комната его квартиры была занята богатой библиотекой. На мраморной подставке в этой комнате, в которой он и умер, стояла настоящая, позолоченная статуэтка Будды, на письменном столе — бюст Канта над диваном висел портрет Гете, писанный масляными красками, на других стенах — портреты Канта, Декарта, Шекспира, несколько семейных портретов и его собственные портреты, снятые в различные возрасты. До последнего года своей жизни Шопенгауэр практически не болел. Лишь за несколько лет до смерти с ним за столом случился обморок, не имевший, впрочем, никаких последствий. Но в апреле 1860 года, возвращаясь после обеда домой, он вдруг почувствовал сердцебиение и стеснение в груди. Затем эти же приступы повторялись в течение лета. 21 сентября Шопенгауэр встал в обыкновенное время и уселся на диване пить кофе, но когда, несколько минут спустя, в комнату вошел доктор, он застал его опрокинувшимся на спинку дивана и без признаков жизни паралич легких закончил его земной путь. Он всегда рассчитывал на легкую смерть, утверждая, что тот, кто провел всю свою жизнь одиноким, сумеет лучше всякого другого отправиться в вечное одиночество, в радостном сознании, что он возвращается туда, откуда вышел столь богато одаренным, и в уверенности, что он честно и добросовестно выполнил свое призвание. Могилу Шопенгауэра украшает простая надгробная плита, обвитая плющом. На этой плите высечены только два слова «Артур Шопенгауэр» — и больше ничего ни года его рождения, ни года смерти, ни какой-либо иной надписи. Таково было завещание великого философа. Он был убежден, что все остальное, касающееся его личности и деятельности, предоставляется знать потомству. Когда Гвиннер как-то спросил его, где бы он желал быть похороненным, Шопенгауэр отвечал: «Это безразлично, они уже сумеют отыскать меня». Как показывает снятая с его головы после смерти мерка, череп его отличался необыкновенными размерами, превосходя размеры черепов Канта, Шиллера, Наполеона I и Талейрана. В своих философских воззрениях Шопенгауэр испытал воздействие Платона, Шеллинга и особенно Канта, которого очень высоко ценил. Философия Шопенгауэра — своего рода реакция на философию Гегеля. Пришло время, когда о Гегеле почти все забыли, а Шопенгауэра читали практически все, не только философы, но и писатели, художники, просто обыкновенные люди. Достаточно сказать, что среди поклонников Шопенгауэра были Иван Тургенев и Лев Толстой. Да и сегодня рядовой читатель испытывает к Шопенгауэру больше интереса, чем к Гегелю. В какой-то мере это можно объяснить более понятным языком, каким изложены некоторые популярные произведения философа, а также темами, которые он избирал (среди произведений Шопенгауэра мы находим, например, «Афоризмы житейской мудрости» — Гегель никогда не занимался подобными, как он считал пустяками). Шопенгауэр разделяет точку зрения тех людей (а их сегодня очень много, если не большинство), которые считают, что никакой объективной истины и справедливости на свете нет. А что же есть? Прежде всего страх перед смертью, отвечает Шопенгауэр. Жизнь лишена смысла, который мог бы хоть как-нибудь сгладить этот страх. Как известно, хорошо то, что хорошо кончается, а чем кончается жизнь? К тому же если мы подведем баланс всех положительных и отрицательных эмоций, то итог окажется явно не в пользу положительных. Жизнь — это не подарок природы, а большое несчастье. И каждый человек должен полностью отдать себе в этом отчет. Следовательно, пессимизм — единственная реалистическая, а не мифологическая философия. Что бы человек ни предпринимал, он все равно обречен на поражение. Что же тогда заставляет людей жить, а не прекращать это бессмысленное, к тому же доставляющее столько страданий существование? Воля, отвечает Шопенгауэр. Воля — это первая реальность, первый несомненный факт, который знает человек. Если для Декарта исходным фактом человеческого сознания и отправным пунктом его философии было знаменитое «Я мыслю — следовательно, существую», то для Шопенгауэра «Я желаю, я хочу — следовательно, существую». И эта воля к жизни не оставляет человека, пока он живет. Как только воля исчезает — исчезает и сам человек. Впрочем, воля присуща не только человеку, но и животным, растениям. Ведь есть же у них сила, заставляющая их жить, развиваться. Эта сила и есть воля. Все реальное — смертно, преходяще. Только воля бессмертна. Поэтому она — подлинная реальность. Все в мире ею объясняется. Жизнь человека Шопенгауэр рассматривает в категориях желания и удовлетворения. По своей природе желание — это страдание, и так как удовлетворение желания скоро насыщает человека, то он уже не стремится удовлетворить свое желание, и если достигает его, то это не дает ему возможности насладиться достижением своей цели. Таким образом, удовлетворение потребности приводит к пресыщению и скуке, возникает отчаяние. Счастье — это не блаженное состояние, а только избавление от страдания, но это избавление сопровождается новым страданием, скукой. Страдание — это постоянная форма проявления жизни, человек может избавляться от страдания лишь в конкретном его выражении. Таким образом, в мире господствует неискоренимое зло, счастье иллюзорно, а страдание неотвратимо, оно коренится в самой «воле к жизни». Поэтому для Шопенгауэра оптимизм — это просто насмешка над страданиями человека. В свое время Лейбниц называл существующий мир наилучшим из возможных миров, сформулировав теорию оптимизма Шопенгауэр, наоборот, называл существующий мир «наихудшим из возможных». Путь избавления от зла Шопенгауэр видит в аскетизме, который наступает, когда человек приходит к тому, что наряду с жизнью уничтожается и мировая воля, так как тело является проявлением воли. Раз уничтожается воля, то уничтожается и весь остальной мир, так как субъекта без объекта не существует. В области политики Шопенгауэр был сторонником полицейского государства, применяющего насилие. Он полагал, что государственные акции направлены против вредных следствий, которые проистекают из многих эгоистических действий людей. Пессимистическая философия Шопенгауэра при его жизни не пользовалась успехом. Когда Шопенгауэр назначил свою лекцию одновременно с Гегелем, к нему никто не пришел. Воззрения Шопенгауэра получили распространение только во второй половине XIX века, послужив источником формирования философии жизни. В это время своего рода философской модой становятся пессимизм и скептицизм. И Шопенгауэр превращается во властителя дум. Шопенгауэр оказал влияние на Р. Вагнера, Э. Гартмана, Ф. Ницше и др. Он стал предшественником иррационализма, интуитивизма и прагматизма.      

Источник: 100 великих мыслителей

Найдено научных статей по теме — 10

Читать PDF

Московский собеседник Артура Шопенгауэра

Резвых Петр Владиславович
В статье впервые публикуется и анализируется фрагмент дневника путешествия К.А. Зедергольма по Германии в 1858 г., документирующий его беседу с философом А. Шопенгауэром.
Читать PDF

Учение о гениальности Артура Шопенгауэра

Чернов Сергей
В статье впервые проводится целостный содержательно-аналитический обзор учения Артура Шопенгауэра о гениальности, где основные идеи заключаются в следующем.
Читать PDF

Артур Шопенгауэр о чести, мести и возмездии

Пилецкий Сергей Григорьевич
Статья поднимает одну из самых актуальных и острых во все времена проблем – проблему мести и возмездия.
Читать PDF

Артур Шопенгауэр как философский антрополог

Гуревич П. С.
Впервые в отечественной и зарубежной литературе анализируются философско-антропологические идеи А.Шопенгауэра.
Читать PDF

Ранняя рецепция философии Артура Шопенгауэра (часть 1)

Саттар Александр Сергеевич
This article aims to analyze the early reception of the philosophy of Arthur Schopenhauer from the first reviews of his main work “The World as Will and Representation” up to the end of 1850 th.
Читать PDF

Ранняя рецепция философии Артура Шопенгауэра (Часть 2)

Саттар Александр Сергеевич
Читать PDF

Любовь и смерть (по мотивам творчества Артура Шопенгауэра)

Лобастов Геннадий Васильевич
Обсуждается проблема пределов чувственно-смыслового отношения человека к действительности, в которых фокусируются абсолютные моменты объективной и субъективной жизни человечества, их внутренняя взаимосвязь, историческая судьба и е
Читать PDF

Использование изречений Артура Шопенгауэра в романе Джонатана Франзена "Поправки". Цели и задачи

Швецова Анна Юрьевна
Анализируется роль немецкого философа Артура Шопенгауэра в романе американского писателя Джонатана Франзена «Поправки».
Читать PDF

Артур Шопенгауэр и судьба его идейного наследия в истории философии (к 225-летию со дня рождения (17

Юдин Кирилл Александрович, Бандурин Михаил Александрович
Статья посвящена творчеству одного из крупнейших представителей западноевропейской философской мысли — Артура Шопенгауэра. Подготовленная к юбилейной дате, она имеет памятный, обзорно-критический характер.
Читать PDF

Артур Шопенгауэр о наукометрии и индексе цитирования как о методах инновационного преобразования нау

Креймер Михаил Абрамович
Предложено РИНЦ рассматривать как модель построения трансцендентного метода в науке и образовании. Регистрируемая статистика накопления и использования статей (публикаций) на портале eLIBRARY.