АЛЛЕГОРИЧЕСКИЙ МЕТОДАллель

АЛЛЕГОРИЯ

Найдено 9 определений термина АЛЛЕГОРИЯ

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

АЛЛЕГОРИЯ

греч. allegoria - иносказание) - условная форма высказывания, носящая смысл уподобления в форме намеков или нравоучительного наглядного пособия. В истории философии аллегория применялась при истолковании древних почитаемых текстов (в эпоху эллинизма - Гомера, у христ. богословов - Библии).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

АЛЛЕГОРИЯ

условная форма высказывания, при к-рой наглядный образ означает нечто «иное», чем есть он сам, его содержание остается для него внешним, и оно однозначно закреплено за ним культурной традицией. Понятие А. близко к понятию символа, граница между ними в конкретных случаях может быть спорной. Различие состоит в том, что символ более многозначен и органичен, в то время как смысл А. существует в виде некоей рассудочной формулы, к-рую можно «вложить» в образ и затем в акте дешифровки извлечь из образа. С этим же связано то, что о символе чаще говорится применительно к простому образу и мотиву, а об А.- применительно к цепи образов, объединенных в сюжет: напр., если путешествие - символ духовного «пути», то путешествие героя романа Дж. Беньяна «Путь паломника» («The pilgrims progress», pt. 1-2, 1678-84; в рус. пер. «Путешествие пилигрима», 1878), к-рый идет через «ярмарку Суеты», «холм Затруднения» в «долину Унижения» к «Небесному граду» - бесспорная А.

Роль А. в истории философии связана с многочисл. попытками, начиная с эпохи эллинизма, истолковывать древние почитаемые тексты как последовательность аллегорий (у стоиков - Гомера, у Филона Александрийского и нек-рых христ. богословов - Библию); в ср. века аллегорически истолковывается и мир природы как устроенный богом для человека в качестве нравоучит. наглядного пособия, материализованной басни с моралью.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советский философский словарь

АЛЛЕГОРИЯ

allegoria — иносказание) — отвлеченные понятия, изображая их через конкретные образы, существа и предметы. Например, в изобразительном искусстве справедливость и правосудие зачастую изображаются в виде женщины с весами в руках, т. е. аллегорические изображения обычно наделяются поясняющими их значение атрибутами. В отличие от многозначного символа, допускающего различные толкования, аллегория однозначна: связь между образом и его значением устанавливается по аналогии или подсказывается традицией. Персонификация человеческих свойств — например, пороков или добродетелей — широко известна в античном и средневековом искусстве. Однако в искусстве поздней готики и Возрождения, барокко и классицизма аллегория получила новые, усложненные формы, наглядный пример этому «Аллегория Благоразумия» Джотто на фреске капеллы дель Арена в Падуе (ок. 1305). Связь между изображением и его аллегорическим смыслом стала столь замысловатой — вспомним «Любовь земную и небесную» Тициана, — что требовала специальной расшифровки. Аллегория насаждалась прежде всего академизмом, но с его упадком нараставший в XX в. интерес к знаковым системам и сложным логическим связям породил новые формы аллегорической композиции в творчестве Пабло Пикассо и Сальвадора Дали. Источ.: Аполлон. Изобразительное и декоративное искусство. Архитектура: Терминологический словарь. М., 1997.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Символы, знаки, эмблемы: энциклопедия

Аллегория

(Allegory). Стилистический прием, используемый в устной или письменной речи для художественного изображения отвлеченных истин. Обычно аллегория  это развернутая метафора в повествовательной форме. Примеры аллегории можно найти в ВЗ и Н3(напр., Пс 79: Израиль виноградная лоза, перенесенная Богом из Египта; Ин 10:116: Иисус  Пастырь Добрый). Этот прием включает многоступенчатое сравнение нематериальных феноменов с конкретными образами, понятными читателю. Для правильного понимания аллегории необходимо знакомство с культурным контекстом. В Св. Писании аллегория либо прямо отмечена как иносказание (Гал 4:21 и дал.), либо ее присутствие легко устанавливается по контексту (Притч 5:15идал.).

Необходимо различать аллегорию и аллегорическое толкование, т.е. поиск более глубоких значений, крые не лежат на поверхности текста. Нередко этот прием раскрывает мысль толкователя, а не автора.

Аллегория возникла в Древней Греции (VI в. до н.э.), затем через Филона Александрийского повлияла на иудаизм и, благодаря таким писателям, как Ориген, Иероним и Августин, укоренилась в христианстве. Эти авторы разработали четырехступенчатое толкование библейских текстов: (!)буквальное; (2) аллегорическое; (3) моральное (типологическое); (4) анагогическое (мистическое или духовное). Этот метод применяли в Средние века, однако уже Фома Аквинский подверг его сомнению, Николай из Лиры сильно ограничил его применение, а деятели Реформации полностью его отвергли. Позднее такой метод использовал в своих сочинениях Э. Сведенборг (XVIII в.).

S. Е. McClelland (пер. А. к.)

Библиография: D C. Allen, Mysteriously Meant: The Rediscovery of Pagan Symbolism and Allegorical Interpretation in the Renaissance: R. Grant, The Bible in the Church; C.S. Lewis, The Allegory of Love; J. MacQueen, Allegory: The Critical Idiom; A.B. Mickelsen, Interpreting the Bible; H. A. Wolfson, Phi10; J. Wood, The Interpretation of the Bible.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теологический энциклопедический словарь

АЛЛЕГОРИЯ

греч. allegoria — иносказание) — один из способов эстетического освоения действительности, прием изображения предметов и явлений посредством образа, основой которого является иносказание. В А. чаще всего используются отвлеченные понятия (добродетель, совесть, истина), типичные явления, характеры, мифологические персонажи — носители определенного, закрепленного за ними аллегорического содержания (Минерва — богиня мудрости), А. может выступать и как целый ряд образов, связанных единым сюжетом. В то же время для А. характерно однозначное иносказание и прямая оценочность, закрепленная культурной традицией: смысл А. может быть истолкован достаточно прямолинейно в этических категориях "добра" и "зла". А. близка к символу, а в определенных случаях совпадает с ним. Однако символ более многозначен, содержателен и органично связан со структурой чаще всего простого образа. Нередко в процессе культурно-исторического развития А. утрачивала свое первоначальное значение и нуждалась в ином истолковании, создавая т. обр. новые смысловые и художественные оттенки (притча о сеятеле в "Евангелии"). В истории философии первые попытки вычленить А. предпринимаются в эпоху эллинизма и связаны со стремлением истолковать древние тексты (например, "Илиаду" и "Одиссею" Гомера) как следующие друг за другом А. При этом содержание не отделялось от формы высказывания, и А. смешивалась с символом. Наиболее широко А. используется в средние века как иносказательное выражение всех ценностей бытия; в эпоху Возрождения А. распространена в таких направлениях ис-скуства, как маньеризм, барокко, классицизм. А. чужда рационалистической философской традиции 19-20 вв. Однако аллегорическая образность характерна для творчества П.Б. Шелли, М.Е. Салтыкова-Щедрина, П. Верхарна, Г. Ибсена, А. Франса. И до сих пор А. традиционно используется в различных литературных жанрах, в том числе и философского характера (например, "Чума" Камю).

И.K. Игнатьева

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

АЛЛЕГОРИЯ

греч. ????????? – иносказание) – условное изображение абстрактных понятий в наглядных образах иск-ва. Гл. приемом аллегорич. изображений является олицетворение. Напр., в ср.-век. иск-ве понятия добродетели и порока, христианства и иудейства, наук и иск-в персонифицировались в наглядных образах людей или фантастич. существ. А. основывается на несовпадении образа с выражаемым ею значением, являясь условным знаком изображаемого. Так, напр., изображение льва в А. имеет значение не само по себе, а лишь как иносказат. выражение чего-то иного – силы, могущества, власти. А. всегда дидактична, она является таким видом художеств. формы, в к-ром выражается заведомо нехудожеств. содержание: религ. догматы или моральные нормы, научные истины и абстрактные идеи, добытые путем рацион. познания. Поэтому восприятие А. не является непосредственным, оно требует работы абстрактного мышления. Впервые термин "А." встречается в трактатах об ораторском иск-ве Псевдо-Лонгина ("О высоком", СПБ, 1803, с. 178) и Цицерона ("Оратор" 27, 94). Ср.-век. эстетика рассматривала А. в качестве одного из четырех смыслов, к-рыми обладает произведение иск-ва: аллегорический смысл наряду с грамматическим (буквальным), моральным и анагогическим (воспитательным). В эпоху средневековья А. получает особенно широкое распространение; она проникает в лирику, в эпос ("Роман о Розе", "Роман о Лисе") и т.д. В позднем средневековье связь образа и значения А. становится условной: не просто роза является А. богородицы, но и красный цвет, цвет лепестков розы, символизируя страдание, в свою очередь, является А. богородицы. А. широко используется иск-вом классицизма, к-рый в образах и сюжетах антич. мифологии иносказательно выражал абстрактные идеи добродетели, справедливости, добра и пр. Большое значение проблема А. получила в эстетике сер. 18 – нач. 19 вв., напр. у Винкельмана (см. Избр. произв. и письма, М.–Л., 1935. с. 128–33, 159–74). Гегель рассматривал А. как наиболее характерную форму символич. стадии развития иск-ва (см. "Лекции по эстетике", кн. 1, ч. 2, Соч., т. 12, М., 1938). В эстетике романтизма (Шеллинг, Зольгер) особое значение приобретает противопоставление А. и символа (Schelling, Philosophie der Kunst, см. "Werke", Bd. 3, Lpz., 1907, S. 54–61, Solger, Vorlesungen ?ber ?esthetik, S. 127–36). А. и символ трактуются здесь не просто как формальные художеств. приемы, а как всеобщие принципы, лежащие в основе историч. развития иск-ва. В эстетике 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. проблема А. теряет свое значение и отодвигается на задний план, уступая место многочисл. исследованиям по проблеме символа. Лит.: Амбодик [Максимович] H. M., Емвлемы и символы, [СПБ], 1788; Губе? ?. ?., Структура поэтического символа, в кн.: Труды Гос. Академии Художеств. наук, Филос. отделение, вып. 1, [М., 1927], с. 125–44; Eve G. W., Heraldry аs art, L.–N. Y., 1907; Allegorien, Ser. 1. Lfg, l–12, W., 1896–98; Baes E., Le symbole et l´all?gorie, [Brux., 1900]; Mc Clennen J., On the meaning and function of allegory in the English Renaissance, [Ann Arbor], 1947; Mc Murphy S. J., Spenser´s use of Ariosto for allegory, Seattle, [1924]; Fоx-Davies A. C., The art of heraldry. An encyclopaedia of armory, L.–N. Y., 1904; Ferguson G. W., Signs and symbols in Christian art, L., 1955. В. Шестаков. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

АЛЛЕГОРИЯ

греч. allegoria— иносказание) — принцип худож. осмысления действительности и организации материала в иск-ве, при к-ром отвлеченные понятия, идеи, мысли выражаются в конкретных наглядных образах, часто имеющих традиционно оформившееся и закрепившееся за ними содержание в мифологии, классическом иск-ве, фольклоре, религии. Способ существования А. в практике иск-ва — персонификация, олицетворение мыслительных форм в образах живых существ или метафорических атрибутах (напр., победа изображается в образе древнегреч. богини Нике—крылатой девы в лавровом венце и на колеснице; слава и воинская доблесть олицетворяются в лавровом венце и дубовой ветви; геральдическое изображение силы, доблести, прозорливости — в облике льва, медведя и орла и т. д.-). Иносказательный характер А. проявляется в ее двуплановости: изображается нечто, что не совпадает полностью с подлинным содержанием произв., но изображаемое есть способ обнаружения этого содержания, поскольку в нем сосуществуют оба смысловых пласта, глубинный и поверхностный. Собственно аллегорический смысл худож. образа формируется на основе традиционно закрепившегося смысла, но выходит за его пределы, надстраивается над ним, обнаруживает новое, совр., актуальное содержание. В истории эстетики понятие «А.» встречается впервые в трактатах об ораторском иск-ве Псевдо-Лонгина, Цицерона, в эстетических учениях Горация, Плутарха, Лукреция Кара. Иносказательный принцип А. широко распространен в средневековой эстетике, находит выражение в различных видах иск-ва: в архитектуре, скульптуре, лит-ре, живописи, в карнавальном народном иск-ве (мистерии, пляски смерти, «Роман о Розе», где перипетии любовной истории представлены как столкновение Добра и Зла, Злословия и Дружбы, Раздора и Верности, и пр.). В эпоху Возрождения А. утрачивает универсальный характер в худож. мышлении, но уже в XVI в. опять появляется интерес к ней как форме выражения высоких моральных ценностей, в эстетике и худож. практике классицизма она обретает статус сущностного принципа худож. осмысления действительности. Античные сюжеты и характеры воспринимаются в качестве совершенного образца, служат худож. каноном для выражения возвышенных идей и общественного идеала («Поэтическое искусство» Буало). Эстетика Просвещения, утверждавшая высокую гражданскую миссию иск-ва в об-ве, также обратилась к иносказательным возможностям А., позволяющей в единичном образе передать всеобщее содержание (Винкельман). В эстетике Гегеля А. анализируется в соотнесении с символом, что находит дальнейшее развитие у романтиков, подчеркивавших схематизм и бедность А. в сравнении с полным духовности символом. В буржуазной эстетике XX в- А. получила характеристику несовершенного «мнимого» символа, обедняющего иск-во, к-рое по сути своей символично. В совр. практике иск-ва А. продолжает существовать как прием и принцип организации худож. материала в традиционных жанрах (басня, сказка, притча) и получает новые формы проявления (в монументальной скульптуре — образы Матери-Родины, Павшего Воина; в киноискусстве—фильмы-притчи, напр. «Репетиция оркестра» Ф. Феллини, аллегорические сюжеты в лит-ре, напр. в романе «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова, и т. д.).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Эстетика: Словарь

АЛЛЕГОРИЯ

иносказание), условная форма высказывания, при которой наглядный образ означает нечто «иное», чем есть он сам, его содержание остается для него внешним, будучи однозначно закреплено за ним культурной традицией или авторской волей. Понятие А. близко к понятию символа, однако в отличие от А. символ характеризуется большей многозначностью и более органическим единством образа и содержания, в то время как смысл А. существует в виде некоей независимой от образа рассудочной формулы, которую можно «вложить» в образ и затем в акте дешифровки извлечь из него. Напр., повязка на глазах женской фигуры и весы в ее руках суть в европейской традиции А. справедливости; важно, что носителями значения («справедливость не смотрит на лица и отвешивает каждому должной мерой») выступают именно атрибуты фигуры, а не ее собственный цельный облик, что было бы характерно для символа. Поэтому об А. чаще говорят применительно к цепи образов, объединенных в сюжет или в иное «разборное», поддающееся членению единство; напр., если путешествие частый символ духовного «пути», то путешествие героя религиозноморалистического романа Дж. Беньяна «Путь паломника» («The Pilgrims Progress», 167884, в рус. пер. «Путешествие пилигрима», 1878), который идет через «ярмарку Суеты», «холм Затруднения» и «долину Унижения» к «Небесному граду» — бесспорная А.

А. в формах олицетворения, притчи и басни характерна для архаического словесного искусства как выражение дофилософской «мудрости» в ее житейском, жреческом, оракульскопророческом и поэтическом вариантах. Хотя миф отличен от А., на периферии он систематически переходит в нее. Греческая философия рождается в резком отталкивании от мудрости мифа и мудрости поэтов (ср. выпады против Гомера, Гесиода и мифологии как таковой от Ксенофана и Гераклита до Платона); поскольку, однако, мифологические фабулы и поэмы Гомера занимали слишком важное место во всей греческой жизни, и престиж их мог быть только поколеблен, но не уничтожен, единственным выходом было аллегорическое толкование, т. н. аллегореза, которая вносила в миф и в поэзию такой смысл, который был нужен философски ориентированному интерпретатору. Уже для Феагена Регийского в конце VI в. до и. э. Гомер жертва прискорбного недоразумения: описываемые им ссоры и сражения богов фривольны, если понимать их буквально, но все становится на свои места, если де

шифровать в них учение ионийской натурфилософии о борьбе стихий (Гера — А. воздуха, Гефест — А. огня, Аполлон — А. солнца и т. п., см. Porph. Quaest. Homer. I, 241). Для Метродора Лампсакского в конце V в. до н. э. Гомеровские сюжеты аллегорическая фиксация нескольких смыслов сразу: в натурфилософской плоскости Ахилл — солнце, Гектор — луна, Елена — земля, Парис — воздух, Агамемнон — эфир; в плане «микрокосма» человеческого тела Деметра — печень, Дионис — селезенка, Аполлон — желчь и т. п. Одновременно Анаксагор теми же приемами извлекал из поэмы Гомера этическую доктрину «о добродетели и справедливости» (Diog. L. II , 11); эта линия продолжена у Антисфена, киников и стоиков, интерпретировавших образы мифа и эпоса как А. философского идеала победы над страстями. Особенно энергичному переосмыслению подвергся образ Геракла, еще у Продика избранного героем моралистической А. (мотив «Геракла на распутьи» — тема выбора между Наслаждением и Добродетелью). Поискам А. как «истинного» смысла образа могла служить более или менее произвольная этимология, направленная на выяснение «истинного» смысла имени; эта процедура (отчасти пародирующая ходовые приемы софистов) производится в «Кратиле» Платона (напр., 407АВ: поскольку «Афина воплощает ум и самое мысль», ее имя интерпретируется как «богомысленная» или «нравомысленная»). Вкус к А. распространяется повсеместно; хотя эпикурейцы в принципе отвергали аллегорическое толкование мифов, это не мешало Лукрецию объяснить мучения грешников в Аиде как А. психологических состояний.

Этот же подход к традиционным сюжетам и авторитетным текстам со времен Филона Александрийского широко применяется к Библии. За Филоном последовали христианские мыслители — Ориген, экзегеты Александрийской школы, Григорий Нисский, Амвросий Медиоланский и многие другие. Лишь через посредство А. вера в Откровение и навыки платонической спекуляции могли соединяться в единую систему. А. играла важную роль в христианской экзегетике: учение о Ветхом и Новом Заветах как двух иерархически неравнозначных этапах Откровения подсказало т. и. типологию — взгляд на ветхозаветные события как А. новозаветных, их иносказательное предвосхищение («преобразование»). На средневековом Западе формируется доктрина, согласно которой библейский текст имеет четыре смысла: буквальный, или исторический (напр., исход из Египта), типологический (указание на искупление людей Христом), моральный (увещание оставить все плотское) и анагогический, т. е. мистикоэсхатологический (намекающий на приход в блаженство будущей жизни). Ренессанс удерживает культ А., связывая его с попытками увидеть за многообразием религий единый смысл, доступный лишь посвященным: у гуманистов, очень широко употребляющих имена языческих богов и богинь как А. Христа и Девы Марии, эти и другие традиционные христианские образы могут в свою очередь трактоваться как А., намекающие на этот смысл (Mutianus Rufus, Der Briefwechsel, Kassel, 1885, S. 28). Философы Ренессанса любят ссылаться на античные мистерии (ср. Wind E., Pagan mysteries in the Renaissance, L, 1968) и стремятся, как говорит Фичино, «повсюду прикрывать божественные таинства завесою иносказаний» (In Parm., prooem.). Культура барокко придает А. специфический характер эмблемы (SchoneA., Emblematik und Drama im Zeitalter des Barock, Miinchen, 1964), акцентирующий важную уже для Ренессанса загадочность А. Для Просвещения важнее дидактическая ясность и толковость А., превращенной в род наглядного пособия (философские сказки Вольтера, басни Лессинга и т. п.) — в принципе так, как это было у античных киников и повторилось в XX в. в творчестве и эстетике Брехта (аллегоризация жизни как ее обнажение, демистификация, редукция к простейшим процессам).

Роль А. в истории мысли имеет, таким образом, два аспекта. Во-первых, поиски А. есть единственно возможная сознательная установка рефлексии перед лицом наследия мифопоэтического мышления и эпической (в Европе — гомеровской) традиции вплоть до открытия самоценности и самозаконности архаики. Открытие это намечается лишь в XVIII в. (Вико, иредромантизм) и повсеместно осознается в XIX в. (романтизм, гегелевский историзм и т. д.). Во-вторых, история культуры знает во все времена уходящие и возвращающиеся волны тяготения к А., связанные с просветительской, дидактической и разоблачительной установкой мысли перед лицом действительности.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: София-Логос. Словарь

Аллегория

греч. — иносказание), условная форма высказывания, при которой наглядный образ означает нечто «иное», чем есть он сам, его содержание остается для него внешним, будучи однозначно закреплено за ним культурной традицией или авторской волей. Понятие А. близко к понятию символа, однако в отличие от А. символ характеризуется большей многозначностью и более органическим единством образа и содержания, в то время как смысл А. существует в виде некоей независимой от образа рассудочной формулы, которую можно «вложить» в образ и затем в акте дешифровки извлечь из него. Напр., повязка на глазах женской фигуры и весы в ее руках суть в европейской традиции А. справедливости; важно, что носителями значения («справедливость не смотрит на лица и отвешивает каждому должной мерой») выступают именно атрибуты фигуры, а не ее собственный цельный облик, что было бы характерно для символа. Поэтому об А. чаще говорят применительно к цепи образов, объединенных в сюжет или в иное «разборное», поддающееся членению единство; напр., если путешествие - частый символ духовного «пути», то путешествие героя религиозно-моралистического романа Дж. Беньяна «Путь паломника» («The Pilgrim´s Progress», 1678-84, в рус. пер. «Путешествие пилигрима», 1878), который идет через «ярмарку Суеты», «холм Затруднения» и «долину Унижения» к «Небесному граду» — бесспорная А. А. в формах олицетворения, притчи и басни характерна для архаического словесного искусства как выражение дофилософской «мудрости» в ее житейском, жреческом, оракульско-пророческом и поэтическом вариантах. Хотя миф отличен от А., на периферии он систематически переходит в нее. Греческая философия рождается в резком отталкивании от мудрости мифа и мудрости поэтов (ср. выпады против Гомера, Гесиода и мифологии как таковой от Ксенофана и Гераклита до Платона); поскольку, однако, мифологические фабулы и поэмы Гомера занимали слишком важное место во всей греческой жизни, и престиж их мог быть только поколеблен, но не уничтожен, единственным выходом было аллегорическое толкование, т. н. аллегореза, которая вносила в миф и в поэзию такой смысл, который был нужен философски ориентированному интерпретатору. Уже для Феагена Регийского в конце VI в. до и. э. Гомер - жертва прискорбного недоразумения: описываемые им ссоры и сражения богов фривольны, если понимать их буквально, но все становится на свои места, если дешифровать в них учение ионийской натурфилософии о борьбе стихий (Гера — А. воздуха, Гефест — А. огня, Аполлон — А. солнца и т. п., см. Porph. Quaest. Homer. I, 241). Для Метродора Лампсакского в конце V в. до н. э. Гомеровские сюжеты - аллегорическая фиксация нескольких смыслов сразу: в натурфилософской плоскости Ахилл — солнце, Гектор — луна, Елена — земля, Парис — воздух, Агамемнон — эфир; в плане «микрокосма» человеческого тела Деметра — печень, Дионис — селезенка, Аполлон — желчь и т. п. Одновременно Анаксагор теми же приемами извлекал из поэмы Гомера этическую доктрину «о добродетели и справедливости» (Diog. L. II , 11); эта линия продолжена у Антисфена, киников и стоиков, интерпретировавших образы мифа и эпоса как А. философского идеала победы над страстями. Особенно энергичному переосмыслению подвергся образ Геракла, еще у Продика избранного героем моралистической А. (мотив «Геракла на распутьи» — тема выбора между Наслаждением и Добродетелью). Поискам А. как «истинного» смысла образа могла служить более или менее произвольная этимология, направленная на выяснение «истинного» смысла имени; эта процедура (отчасти пародирующая ходовые приемы софистов) производится в «Кратиле» Платона (напр., 407АВ: поскольку «Афина воплощает ум и самое мысль», ее имя интерпретируется как «богомысленная» или «нравомысленная»). Вкус к А. распространяется повсеместно; хотя эпикурейцы в принципе отвергали аллегорическое толкование мифов, это не мешало Лукрецию объяснить мучения грешников в Аиде как А. психологических состояний. Этот же подход к традиционным сюжетам и авторитетным текстам со времен Филона Александрийского широко применяется к Библии. За Филоном последовали христианские мыслители — Ориген, экзегеты Александрийской школы, Григорий Нисский, Амвросий Медиоланский и многие другие. Лишь через посредство А. вера в Откровение и навыки платонической спекуляции могли соединяться в единую систему. А. играла важную роль в христианской экзегетике: учение о Ветхом и Новом Заветах как двух иерархически неравнозначных этапах Откровения подсказало т. и. типологию — взгляд на ветхозаветные события как А. новозаветных, их иносказательное предвосхищение («преобразование»). На средневековом Западе формируется доктрина, согласно которой библейский текст имеет четыре смысла: буквальный, или исторический (напр., исход из Египта), типологический (указание на искупление людей Христом), моральный (увещание оставить все плотское) и анагогический, т. е. мистико-эсхатологический (намекающий на приход в блаженство будущей жизни). Ренессанс удерживает культ А., связывая его с попытками увидеть за многообразием религий единый смысл, доступный лишь посвященным: у гуманистов, очень широко употребляющих имена языческих богов и богинь как А. Христа и Девы Марии, эти и другие традиционные христианские образы могут в свою очередь трактоваться как А., намекающие на этот смысл (Mutianus Rufus, Der Briefwechsel, Kassel, 1885, S. 28). Философы Ренессанса любят ссылаться на античные мистерии (ср. Wind E., Pagan mysteries in the Renaissance, L, 1968) и стремятся, как говорит Фичино, «повсюду прикрывать божественные таинства завесою иносказаний» (In Parm., prooem.). Культура барокко придает А. специфический характер эмблемы (SchoneA., Emblematik und Drama im Zeitalter des Barock, Miinchen, 1964), акцентирующий важную уже для Ренессанса загадочность А. Для Просвещения важнее дидактическая ясность и толковость А., превращенной в род наглядного пособия (философские сказки Вольтера, басни Лессинга и т. п.) — в принципе так, как это было у античных киников и повторилось в XX в. в творчестве и эстетике Брехта (аллегоризация жизни как ее обнажение, демистификация, редукция к простейшим процессам). Роль А. в истории мысли имеет, таким образом, два аспекта. Во-первых, поиски А. есть единственно возможная сознательная установка рефлексии перед лицом наследия мифопоэтического мышления и эпической (в Европе — гомеровской) традиции вплоть до открытия самоценности и самозаконности архаики. Открытие это намечается лишь в XVIII в. (Вико, иредромантизм) и повсеместно осознается в XIX в. (романтизм, гегелевский историзм и т. д.). Во-вторых, история культуры знает во все времена уходящие и возвращающиеся волны тяготения к А., связанные с просветительской, дидактической и разоблачительной установкой мысли перед лицом действительности. Сергей Аверинцев. София-Логос. Словарь

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

Найдено схем по теме АЛЛЕГОРИЯ — 0

Найдено научныех статей по теме АЛЛЕГОРИЯ — 0

Найдено книг по теме АЛЛЕГОРИЯ — 0

Найдено презентаций по теме АЛЛЕГОРИЯ — 0

Найдено рефератов по теме АЛЛЕГОРИЯ — 0