АЛХИМИЯ

Найдено 16 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

АЛХИМИЯ
позднелат. alchimia) - донаучное направление в развитии химии. Главная цель алхимиков - нахождение т. н. "философского камня", который назывался также "великим эликсиром", "великим магистерием", "красной тинктурой" и т. д. Осн. свойством "философского камня" считалась способность превращать неблагородные металлы в золото и серебро. "Философскому камню" алхимики приписывали массу чудесных лекарственных свойств; излечивание болезней, возвращение молодости и силы, неограниченное продление жизни. Существование "философского камня" наукой не доказано.

Источник: Философский энциклопедический словарь

Алхимия
первоначально алхимией назывался вид ранней химии, практиковавшейся в Древнем Египте. Со временем возникают попытки превращения металлов, напр., свинца, в золото. Ко времени греко-римского периода алхимия приобретает ореол таинственности. Расцвет алхимии как лженауки наблюдался в средневековом христианстве и в исламских культурах. Однако после Реформации и развития современной науки интерес к алхимии был утрачен. Но все же алхимия пережила еще одно возрождение, теперь уже в форме «знания» движений Нового Века в соединении с холистической медициной и идеей о внеземном разуме.

Источник: Новые религиозные движения.

Алхимия
название химии в донаучный период ее развития. А. впервые возникла в Древн. Египте Частица «ал» свидетельствует о ее распространении среди арабов. Алхимики пытались превратить простые металлы в серебро и золото посредством фантастического «философского камня». Они также стремились открыть «жизненный эликсир», будто бы дающий людям вечную молодость. Наиболее крупными алхимиками были Р. Бэкон, Парацельс (16 в.), Иоганн Батист ван Гельмонт и Иоганн Фридрих Гельвециус (17 в.). Деятельность алхимиков способствовала накоплению экспериментального материала, что послужило необходимым условием выделения химии как самостоятельной науки.

Источник: Философский словарь. 1963

Алхимия
лат. alchimia) – донаучное направление в развитии химии. Возникнув в Египте (III–IV вв. н.э.), алхимия получила широкое распространение в Западной Европе (IX–XVI вв.). Главная цель алхимии – нахождение так называемого «философского камня» для превращения неблагородных металлов в золото и серебро, получение эликсира долголетия, универсального растворителя и т.д. Алхимики внесли вклад в развитие получения ценных продуктов, а именно минеральных и растительных красок, стекла, эмали, металлических сплавов, кислот, щелочей, солей, лекарственных препаратов, а также в разработку некоторых приемов лабораторной техники (перегонка, возгонка и др.).

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

АЛХИМИЯ
(alchimia) — донаучное направление химии, развивавшееся в период Возрождения и конкурировавшее до XVI в. с классической рациональной наукой Г. Галилея — И. Ньютона. Долговременное существование А. связано с её практическим использованием (плавка металлов, получение новых соединений). Стремление к созданию «эликсира жизни», к нахождению «философского камня» привело к появлению в химических лабораториях горнов, реторт, перегонных кубов, весов, ставших необходимыми приборами будущей химии. Про алхимикапрактика Петра Пилигрима современники говорили, что он обладает умением плавить золото и другие металлы, специалист по минералам, все знает о службе в армии, об охоте и сельском хозяйстве, возделывании земли, о «волшебстве и гадании старух». В эпоху, когда рациональная наука находилась в зачаточном состоянии, когда её знания еще не стали «производительной силой», А. была практически необходимым знанием.

Источник: Философский словарь инженера. 2016

АЛХИМИЯ
донауч. стадия в развитии химии. Возникла в первые века н. э. в Александрии на почве синтеза оккультных представлений Востока и Запада, вобравших в себя всевозможн. гностич. и манихейск. учения. Мифич. покровителем А. считался Гермес Трисмегист. Развитая и усовершенствованная арабами и накопившая богатый эмпирич. материал А. получила широчайшее распространение в средневек. Европе. Наиболее извест. алхимиками были Альберт Великий, Николай Фламен, Арнольдо из Виланова, Роджер Бэкон. Конечн. цель всех алхимич. поисков — получение «философск. камня», якобы способного превращать неблагородные металлы в золото и серебро, излечивать любые болезни, омолаживать организм, неогранич. продлевать жизнь. Было распространено мнение, что алхимики владеют тайнами «белой» и «черной» магии. В процессе бесплода. поисков чудодейственной субстанции алхимики открыли мн. ценные хим. вещества и лекарствен. препараты, изобрели хим. вещества, описали мн. хим. реакции и процессы, разработали нек-рые методики хим. исследований и т. д.

Источник: Атеистический словарь

АЛХИМИЯ
по арабски Ул-Хеми, или Ал-Кимия): древнее эзотерическое учение, родоначальница современной химии. Представители алхимии считали, что можно и нужно найти способы получения чистой ртути и затем через ряд превращений превратить неблагородные металлы в золото. Для этого надо отыскать философский камень, обозначающий не только знания технологии превращения металла в золото. Эзотерическая алхимия рассматривает философский камень и как глубинную, божественную мудрость, и как способ преобразования самого человека, Великий мистик и алхимик Яков Беме говорил, что в этом камне сокрыто все, что только могут произвести бог и вечность, небо, звезды и стихия. Никогда не было ничего более прекрасного и ценного чем он. Этот дар любви людям от бога и всякий может иметь его. Его форма проста и в ней вся божественная сила, в том числе и по духовному преобразованию самого человека. Философский камень это глубинное, «золотое» основание человеческой души, человеческого духа, эликсир молодости и счастья, экософия человека. Наиболее интересным определением алхимии попрежнему остается определение, данное К.Юнгом. «...труд братства алхимиков – это работа человека искупителя во имя раскрепощения божественной души мира, закованной в узилище материи и ожидающей своего искупления».

Источник: Евразийская мудрость от а до Я

Алхимия
от позднелат. alchymia, alchimia, через араб. аль-кимия, возможно, от греч. chymeia, chemeia — искусство выплавки металлов, или chyma — жидкость, литье, или от Хемия (греч. Chemia) — одно из названий Др. Египта от древне егип. хам, хаме — черный, буквально — черная страна, страна черной земли) — наряду с другими тайными, оккультными науками (астрологией и каббалой) явление культуры, сопутствующее на протяжении более 1,5 тысяч лет различным эпохам (эллинизм, европейское Средневековье, Возрождение). Алхимия связывается с попытками получить совершенные металлы (золото, серебро) из металлов несовершенных, т. е. с идеей трансмутации (превращения) металлов с помощью гипотетического вещества — «философского камня» или эликсира. Цель алхимии, в период II-IX веков, не утилитарная, а глобальная, направленная на построение особой Вселенной, выраженная в специфических образах - понятиях, таких как «философский камень», целительные панацеи, алкагест — универсальный растворитель, гомункул — искусственный человек. Она осуществляет тем самым единение микро- и макрокосмоса, соотнося духовное и природное, вселенское и человеческое на пути к знанию. В период Средневековья и позднее, во взаимодействии с умозрительным природознанием и химическим ремеслом, алхимия постепенно трансформируется в научную химию.

Источник: Начала современного естествознания: тезаурус

АЛХИМИЯ
средневековое учение мировоззренческого, натурфилософского и религиозно-мистического характера. Целью его являлось получение “философского камня” Согласно учению А., философский камень (камень мудрецов, эликсир, тинктура) — особое вещество, якобы способное своим воздействием превращать неблагородные металлы в золото и серебро, возвращать молодость и т. д. Нек-рые алхимики изыскивали способы искусственного изготовления человека (гомункулуса) А выражала нерасчлененное видение процессов земных и космических, живой и неживой природы, природы и об-ва, действий человека и действий вещества. Обретение власти над веществом А. не связывала с познанием объективных законов Природы. "Истина” как ключ к желанным превращениям вещества считалась уже данной “свыше”, ее оставалось лишь обрести путем мистических откровений и магических ритуалов по добыванию философского камня. В специфическом, насыщенном аллегориями языке А. проявились и элементы художественно-образного отражения мира, природы, деятельности человека. Идейные истоки А. коренятся в древн. учениях о стихиях и четырех элементах (огонь, вода, земля, воздух), способных превращаться друг в друга, а также в верованиях восточного происхождения. А. просуществовала более тысячи лет (4—16 вв ). В Зап. Европе была заимствована из Египта и арабо-язычных стран, существовала также в Индии и Китае Среди наиболее ярких представителей А — Альберт Великий, Р. Бэкон, Луллий. Поиски философского камня, сопровождающиеся стихийным экспериментированием, привели к открытию важных веществ и материалов (фосфор, нашатырь, фарфор и др.), совершенствованию техники и способов получения металлов, солей, лекарств и т д В 17—18 вв. идеи А были отвергнуты

Источник: Философский энциклопедический словарь

АЛХИМИЯ
(позднелат. Alchemia, Alchimia, от араб. al’ + греч.— черная земля, в перен. смысле — вещество) — донауч. этап в развитии химии; учение и практика (см. Деятельность) оккультного характера, основанные на представлении об универсальной взаимосвязи и возможности взаимопревращения разл. веществ и элементов. А. («великое тайное иск-во») возникла в арабо-мусульманском мире в IX в. как результат синкретического синтеза идей позднеантич. мистицизма (гностицизм, неопифагореизм) с магич. традициями Бл. Востока. В культуре стран Вост. и Центр. Азии сложились независимые, но сходные по учениям и практике традиции, к-рые в европ. лит-ре именуются по аналогии с араб. А. («даосская А.», «тибетская А.»). После первых Крестовых походов (конец XI— XIII вв.) А. получила распространение в ср.-век. Зап. Европе, несмотря на осуждение ее католич. церковью наряду с др. магич. практиками. Расцвет европ. традиции А. приходится на XV—XVII вв. и явл. результатом взаимодействия натурфилософии, оккультизма и раннего экспериментального естествознания; в XVIII в. А. вытесняется развивающейся хим. наукой в сферу культ. маргиналий. Гл. целью алхим. деятельности было «великое творение», т.е. извлечение или производство «филос. камня» («камня мудрецов», «квинтэссенции») — мистич. сущности, к-рой приписывались разл. сверхъестественные свойства (универсальное лекарство, эликсир бессмертия, превращение неживого в живое, трансформация неблагородных металлов в благородные и т.п.). С т.зр. А. трансформация элементов в ходе их взаимодействия обусловлена не столько их физ. и хим. природой, сколько мистич. взаимодействием элементалей («духов элементов») и сопровождается «гностической трансформацией» духовной сущности самого алхимика. Несмотря на ненауч. характер А., ее представители внесли существ. вклад в становление хим. теории и экспериментальной практики. Это целый ряд общих и спец. хим. терминов (элемент, реакция, сублимация и т.д.), названия мн. хим. элементов и веществ, классификация хим. реакций и правила их производства, методы индикации веществ, лабораторное оборудование. Алхимики синтезировали нек-рые хим. вещества (этиловый спирт, оружейный порох и др.); ряд отраслей производства (косметика и парфюмерия, фармацевтика, металлургия, агрохимия, ювелирное дело) развивались в непосредственном взаимодействии с А. Мн. изв. ученые и мыслители Средних веков и эпохи Возрождения занимались А. практически или разрабатывали алхим. учение (Р.Луллий, Р.Бэкон, Дж.Пико делла Мирандола, Агриппа Неттесгеймский, Парацельс, Дж.Бруно, Ф.Бэкон, Я.Беме и др.). Лит.: Герметизм, магия, натурфилософия в европейской культуре XIII—XIX вв. М., 1999; Зелигманн К. История магии и оккультизма. М., 2001; Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической и розенкрейцеровской символической философии. Новосибирск, 1992. Е.В.Гутов

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

АЛХИМИЯ
позднелат. alchimia) — 1. Элемент средневековой культуры Западной Европы; 2. Исторический этап в развитии химических знаний (5-16 вв.); 3. Специфическая область исследований по получению золота и серебра из неблагородных металлов. Как элемент культуры средневековой Европы, А. несла на себе многие черты цивилизации того времени. Среди них — причудливое сплетение учений язычества, иудаизма, христианства и искаженной античной философии. А. отражала специфический взгляд средневекового человека на природу, предпологавший антропоморфизм и гилозоизм. Процессы роста полагались протекающими так же, как рождение и эволюция человека. Считалось, что сначала происходит "помолвка" "женского" и "мужского" начал, потом "свадьба" (оплодотворение), а лишь затем зарождение и рост "плода" или "семени". Под "началами" и "семенами" в А. понимались различные вещества. Причем существенного различия между живым и неживым не проводилось. Эти представления А. восходили к античной натурфилософии — к идее трансмутации (превращения) начал, элементов, стихий. Сам же статус человека в средние века уже позволял ему участвовать в этих трансформациях, ускоряя течение природных процессов. Средством такого воздействия на природу стало "химическое искусство". Поэтому понять А. как элемент культуры, как специфическую форму мировоззрения можно с учетом состояния химического знания того времени, равно как и наоборот. Цель А. — поиск т.наз. "философского камня", с помощью которого человеку можно было бы воздействовать на природу для удовлетворения своих потребностей, в частности, превращать неблагородные металлы в благородные, способствуя их "дозреванию" в искусственных условиях. Это была настоящая "алхимическая эпидемия." (Так упорно искали, наверное, еще эликсиры жизни и вечной молодости). Именно со "златоделием" и отождествляют обычно А. (как понимаемую исключительно в узком практическом смысле). Определенный ажиотаж вокруг проблемы получения золота и серебра заставил алхимиков создать весьма оригинальную терминологию, не раскрывающую, а, напротив, маскирующую технологические приемы, делающие их недоступными непосвященному. "Кровь голубя", "кости дракона", "беглец", "философская шерсть" и т.п. — вот примеры "химической" терминологии того периода. Длительная поддержка (почти тысячелетие) власть предержащими алхимической практики была во многом обусловлена чисто внешним сходством продуктов превращения в А. с золотом и серебром: алхимикам были доступны технологии получения внешне похожих сплавов и окраски меди в золотой или серебряный цвет. В этом контексте интересна судьба двух античных учений в эпоху средневековья: атомистической гипотезы Левкиппа-Демокрита и учения Аристотеля. Первая в основе всего сущего полагала неделимые и друг в друга непревращающиеся атомы. У Аристотеля, напротив, идея взаимопревращения всего была центральной. В средние века античный атомизм сошел со сцены и возродился, как известно, в 16-18 вв. в атомистических концепциях Нового времени, сделав непопулярной идею превращений. Такая передвижка приоритетов сказалась и на формировании специального "физического" и "химического" знания. Вполне вероятно именно поэтому так неожиданно для естествоиспытателей прозвучала на рубеже 19-20 вв. сама возможность превращения веществ в связи с открытием явления радиоактивности. В этом примере видится яркая иллюстрация влияния философских мировоззренческих установок на специально-научное знание. Как правило, теоретические представления алхимиков определяются как ложные, ненаучные, а их вклад в развитие теоретического химического знания — как ничтожный. Тем не менее в теоретическом отношении ценность А. — в попытке создания альтернативной картины природы. С позиций современной химии, предметом которой является превращение веществ, алхимики оказались правы в главном: в принципиальной возможности этих превращений. Кроме того, в практическом плане, ими были разработаны технологии получения веществ, приборный инструментарий (например, химическая посуда), получены новые вещества. Среди приверженцев А. — Альберт Великий, Фома Аквинский, Р. Бэкон, В. Бове, Р. Лул-лий и др. Среди значимых мировоззренческих идей А. — идея о единстве природы и человека и о наличии принципиальной возможности для людей воздействовать на течение природных процессов.
Е.И. Янчук

Источник: Новейший философский словарь

АЛХИМИЯ
по-арабски Ул-Хеми, означает, как указывает это имя,
химию природы. Все-таки, Ул-Хеми или Ал-Кимия представляет собою
лишь арабизированное слово, взятое от греческого (хемейя) и
"сок", живица, выжатая из растения. Д-р
Уинн Уэсткотт говорит: "Самое раннее употребление данного термина
"алхимия" можно найти в трудах Юлия Фирмика Матерна, жившего при
Константине Великом. В Париже, в Государственной Библиотеке
имеется древнейший из сохранившихся алхимических трактатов,
известных в Европе; его написал на греческом языке Зосим
Панополит около 400-го года н.э.; следующим по древности является
сочинение Энея Газея, 480 г. н.э." Она рассматривает тончайшие
силы природы и те разные условия, при которых они выявляются.
Стараясь, под покровом языка, более или менее искусственного,
скрыть от непосвященных столько от mysterium magnum, чтобы оно
осталось безопасным в руках исполненного самости мира, алхимик
объявляет своим первым принципом существование определенного
Универсального Растворителя, с помощью которого все составные
тела разлагаются в однородную субстанцию, от которой они
произошли; эту субстанцию он называет чистым золотом или summa
materia. Этот растворитель, именуемый также menstruum universale,
способен удалить все зачатки болезни из человеческого тела,
возвращать молодость и продлевать жизнь. Таков lapis
philosophorum (философский камень). Алхимия впервые проникла в
Европу через Гебера, великого арабского мудреца и философа, в
восьмом веке нашей эры; но она была известна и практиковалась за
много веков до того в Китае и Египте. Многочисленные папирусы по
алхимии и другие свидетельства того, что она была любимым
предметом изучения правителей и жрецов, извлекались из земли и
сохранялись под общим названием герметических трактатов (см.
"Изумрудная Скрижаль"). Алхимия изучается в трех
разных аспектах, которые допускают много различных интерпретаций,
а именно, в Космическом, Человеческом и Земном аспектах. Эти три
метода олицетворялись тремя алхимическими веществами - серой,
ртутью и солью. Разные авторы указывали, что в алхимии имеются,
соответственно, три, семь, десять и двенадцать процессов; но все
они сходятся в том, что у нее лишь одна цель: превратить грубые
металлы в чистое золото. Однако, чем является это золото на самом
деле, правильно понимает лишь ничтожное меньшинство людей.
Несомненно, что в природе существует такой процесс, как
трансмутация простейших металлов в более благородные, или золото.
Но это лишь один аспект алхимии, земной или чисто материальный,
ибо логически мы осознаем, что этот же процесс происходит в
недрах земли. Однако, кроме и выше этой интерпретации, в алхимии
имеется символический смысл, чисто психический и духовный. В то
время, как каббалист-алхимик старается осуществить первое,
оккультист-алхимик, с презрением отвергая золото рудников,
обращает все свое внимание и направляет все усилия лишь к
трансмутации низшей четверки в божественную высшую триаду
человека, которая, при полном слиянии, едина. Духовная,
ментальная, психическая и физическая сферы человеческого
существования в алхимии приравнены к четырем элементам - огню,
воздуху, воде и земле, и каждый из них может быть в одном из трех
состояний, то есть, в связанном, изменяющемся и испаряющемся.
Мало, почти ничего, известно из устного предания относительно
начала этой архаической ветви философии, но несомненно, что оно
предшествовало составлению любого известного Зодиака и, что
касается олицетворенных сил природы, вероятно и любой мировой
мифологии; несомненно и то, что истинную тайну трансмутации (на
физическом плане) знали в древности и утеряли до рассвета так
называемого исторического периода. Современная химия своими
лучшими основными открытиями обязана алхимии, но несмотря на
неоспоримый труизм последней, что во вселенной существует лишь
один элемент, химия распределила металлы в классы элементов и
только сейчас начинает осознавать свою большую ошибку. Даже
некоторые энциклопедисты теперь вынуждены признать, что если
большинство оповещений о трансмутации являются обманом или
заблуждением, "то все же, некоторые из них сопровождаются
доказательствами, которые делают их возможными. ...С помощью
гальванической батареи открыли, что даже щелочи имеют
металлическую основу. Возможность добывания металла из других
веществ, содержащих составляющие его ингредиенты, и превращения
одного металла в другой... должна пока оставаться неразрешенной.
Также не всех алхимиков следует считать обманщиками. Многие
трудились при полной убежденности в достижении своей цели, с
неутомимым терпением и чистотой сердца, которая солидными
алхимиками настоятельно рекомендована в качестве основного
условия успеха их трудов". ("Pop. Encyclop.")

Источник: Теософский словарь

АЛХИМИЯ
позднелат. alchinua, через арабов—al-kimia, возможно, от греч.—искусство выплавки металлов)—явление культуры, сопутствовавшее на протяжении более полутора тысяч лет различным эпохам (эллинизм, европейское средневековье, Возрождение). Алхимия существовала еще в составе древних восточных культур—в Ассиро-Вавилонском царстве, доисламской Персии, а в Китае, Индии и Японии — во времена становления там буддизма. Она получила распространение в Арабском халифате и особенно средневековой Европе в качестве феномена ее культуры (данная статья рассматривает алхимию преимущественно в этом регионе).
Алхимию связывают с попытками получить совершенный металл (золото или серебро) из металлов несовершенных, т. е. с идеей трансмутации (превращения) металлов с помощью гипотетического вещества—«философского камня». Сами алхимики называли свою деятельность scientia immutabilis — «наукой неизменной».
Первый этап алхимии (2—6 вв.) связан с деятельностью Александрийской академии (2—4 вв.). Это время становления алхимии в составе позднеэллинистической герметической (см. Герметизм) философии (по имени Гермеса Трисмсгиста, т. е. Трижды Величайшего, легендарного основателя алхимии) под влиянием учений персов-огнепоклонников, неопифагореизма и неоплатонизма, предхристианских и раннехристианских философских систем. Александрийская алхимия занимает срединное положение между ремесленной практикой, направленной на имитацию благородных металлов (золота—хризопея, серебра—аргиропея), и оккультным умозрением. Алхимик оперирует с веществом и одновременно размышляет над его природой.
Оснащение и характер деятельности алхимика и ремесленника в основном совпадают, однако у алхимика иная цель: не утилитарная, а глобальная, направленная на построение особой картины мира, представленной в алхимии в специфических образах-понятиях («философский камень», целительные панацеи, алкагест—универсальный растворитель, гомункул—искусственный человек). Соотнося природное и духовное, алхимик осуществляет тем самым единение макрокосмоса и микрокосмом. Направления своей деятельности он формулирует так: в материальном мире— трансмутация несовершенных металлов в совершенные; в человеческом мире—личное совершенствование; в мире неземном—созерцание Бога и приобщение к нему через его слово. Алхимия, следовательно, одновременно представляла два рода деятельности—«аурификцию» (золотоподобные имитации) и «аурифакцию» (определенную мировоззренческую доктрину).
На втором этапе (12—13 вв.) алхимия вступает во взаимоотношения с культурой европейского средневековья, пребывая между практической химией и -»естественной философией», основанной на учении Аристотеля о материальном мире как состоящем из сочетаний четырех началстихий—земли, воды, воздуха, огня, которые обладают соответствующими свойствами-качествами—сухостью, влажностью, холодом, теплом.
Мысль о всеобщей превращаемости вещества, откуда следует возможность трансмутации металлов, коренится варистотелевой идее первичной материи как совокупности всех свойств-качеств и начал-стихий. Аристотелевы начала-стихии обретают у алхимиков вещественный характер, выстраиваясь в триаду алхимических начал-принципов и вместе с тем веществ: ртуть, сера и соль (ср. наставления: «Возьми, сын мой, три унции серы и пять унций злости...»).
Учение об алхимических началах-принципах противостоит двум основным направлениям средневекового природознания (13 в.): созерцательному опыту Оксфордской школы (Р. Бэкон, Роберт Гроссетест) и схоластике Альберта Великого—Фомы Аквинского. Но в этом противостоянии оно как бы примиряет средневековые номинализм и реализм и тем самым предвосхищает метод науки Нового времени, оперирующей с реальными веществами.
Учение об алхимической субстанции и акциденции (сущность всех металлов едина, различны их преходящие, акцядентальные формы) обусловливает «врачующий» характер деятельности алхимиков, совершенствующих металл, освобождающих его от порчи. Разрушение видимых форм вещества, физическое и физико-химическое воздействие на вещество (дробление, измельчение, растирание, обжиг, растворение вещества в минеральных кислотах и другое) способствует выявлению сокровенной сущности — квинтэссенции, формы форм, лишенной каких-либо свойств кроме идеального совершенства (идея, восходящая к александрийской алхимии). Зооморфные, антропоморфные, анимистические представления о веществе, «исцеление» вещества с помощью «медикамента» — «философского камня» ведут к формированию идеи химической индивидуальности.
Деятельность алхимиков к концу второго этапа складывается из трех составляющих: 1) ритуально-магический опыт, в котором препаративные процедуры сопровождаются соответствующими заклинательными формулами, выражаемыми особым символическим языком (мир веществ — мир символических их заменителей, причем последний истиннее первого, ибо священнодействен, исполнен высшего смысла; с одной стороны, «дело это делает рука», с другой— «деяние это творит десница»); 2) система определенных лабораторных приемов, направленных на недостижимый, как теперь ясно, результат; 3) синтетическое искусство, с помощью которого изготавливают конкретную вещь. Так в рамках алхимии воспроизводится особый тип познавательно-практической деятельности, предшествовавший химии Нового времени. Во многом сходда с европейской алхимия арабского мира 8—12 вв. (Ближний Восток и страны Магриба).
Третий этап алхимии (15—17 вв.) связан с кризисом европейского средневекового мышления и новым расцветом оккультных увлечений, характерных для ренессансного неоплатонизма. В стороне стоит Парацельс (16 в.), ориентировавший златосереброискательскую алхимию на лекарственную — иатрохимию. В эпоху Просвещения (18 в.) алхимия воспринималась современниками уже просто как фарс.
Лит.: Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. Киев — М-, 1998; Рабинович В. Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. М., 1979; Он же. Образ мира в зеркале алхимии. От стихий и атомов древних до элементов Бойля, М-, 1981; Lippman E. 0. Entstehung und Ausbreitung der Alchemic. Eine Beitrag zur Kulturgeschichte. B., 1919; Jung C. G. Psychologie und Alchemic. Z., 1944; Read f. Through alchemy to chemistry. N. Y., 1963; Thomdike L. A history of magic and experimental science, v. 1—8. N. Y„ 1923-58.
В. Л. Рабинович

Источник: Новая философская энциклопедия

АЛХИМИЯ
Существует несколько гипотез относительно происхождения термина алхимия: одна из них связывает данный термин с греческим χέω – «лью, сыплю»; по другой гипотезе термин алхимия связан со старым названием Египта – Khemia – «страна с черной землей» (Плутарх). Впервые этот термин появляется в рукописях астролога и математики IV в. н . э . Юлиуса Матерна Фирмика.
Большинство историков науки сходятся в том, что алхимия – донаучное направление в развитии химии. Считается, что местом ее возникновения был Египет, Александрия (рубежа III и IV вв. н . э.) . В дальнейшем алхимия широко распространяется на Арабском Востоке, а потом проникает и в средневековую Западную Европу (в XI–XIV вв.) . Согласно данным воззрениям, история алхимии условно разделяется на три периода: александрийская (или египетская) алхимия, алхимия Арабского Востока и европейская алхимия. Центром александрийской алхимии стала Александрийская академия, основанная еще царем Египта Птолемеем I Сотером в начале III в. до н. э. Именно в ее главном здании – храме Сераписа – располагались лаборатории алхимиков. Богом-покровителем алхимии стал египетский бог мудрости и знаний Тот. В основу алхимической практики легли теории натурфилософов, в том числе теория о четырех первоэлементах (согласно этой теории, все сущее состоит из таких первоэлементов, как земля, вода, воздух и огонь), которые, перемешиваясь в разных соотношениях, дают все многообразие материи; а также представления пифагорейцев о роли чисел в мироустройстве и практические знания о веществах, их превращениях и свойствах. Алхимики александрийского периода занимались в основном металлами, их сплавами и важнейшей своей задачей считали превращение неблагородных металлов в благородные путем различных манипуляций с ними. Эта задача оставалась главной для всего этого донаучного направления вплоть до XVI столетия.
Алхимия была тесно связана с астрологией, о чем свидетельствует существование металлопланетной символики, в которой каждому металлу (на тот момент их было известно семь) ставилась в соответствие планета или звезда и день недели. Так, серебру соответствовала понедельник и Луна, железу – вторник и Марс, ртути – среда и Меркурий, олову – четверг и Юпитер, меди – пятница и Венера, свинцу – суббота и Сатурн, а золоту – воскресенье и Солнце. Александрийский период заканчивается вместе с падением Римской империи, после чего центр алхимических исследований перемещается на Арабский Восток вместе со всем наследием античной культуры.
Центром арабской алхимии стал Багдад, а затем Академия в Кордове. Именно в этот период алхимия была дополнена наиболее известными на сегодняшний день положениями, которые связывают с именем персидского алхимика, жившего предположительно в VIII–IX вв., Джабира ибн Хайяна. В частности, Джабир ибн Хаян преобразует аристотелевское учение о первоэлементах, вводя ртутно-серную теорию происхождения металлов. Вместо четырех аристотелевских первоэлементов он использует два: ртуть и серу, которые, смешиваясь в различных пропорциях, образуют все металлы и определяют их свойства. Ртуть рассматривается как начало «металличности», как душа металла, а сера – как начало «горючести». Позднее эта теория была дополнена свойством твердости, которое металлам должна была придавать соль. Джабир указывает в своих трудах (особенно интересна в этом отношении его «Книга семидесяти»), что существует способ обращать металлы в золото и серебро с помощью некоего особого «эликсира», который способен ускорять процесс «созревания» золота в земле, а также изменять пропорции серы и ртути в других металлах, обращая их в золото. Среди свойств этого вещества Джабир также называет способность исцелять все болезни и давать бессмертие. Этот «эликсир» позднее был назван философским камнем. Ему же приписывается и формирование первых представлений о гомункуле (искусственном человеке).
В его трудах есть описание химических операций (перегонка, возгонка, растворение и кристаллизация), химических препаратов (купоросов, щелочей, нашатырей, квасцов), способов получения свинцовых белил, уксусной кислоты, слабого раствора азотной кислоты и др. В таком виде алхимия пришла в средневековую Европу, где претерпела некоторые изменения, смешавшись с идеями христианства. Алхимия разделилась на два направления: внутреннюю алхимию, целью которой стало преображение человеческого духа, и внешнюю, которая занималась превращениями веществ. Основой внутренней алхимии стали представления о том, что человек и его отдельные составляющие, такие, как душа, сознание, дух и тело, обладают определенными физическими и химическими свойствами. Следовательно, эти субстанции можно видоизменять, как и любые другие вещества, путем химических превращений. Алхимия достаточно долго стояла на границе оккультизма и науки. Первым, кто начал склонять ее в сторону рационального знания, стал Парацельс Теофраст (1493–1541), знаменитый европейский алхимик, врач и оккультист. Он впервые стал применять химические вещества в медицине, и поэтому считается предтечей современной фармакологии. После него (XVI в.) в алхимии начинается упадок, и на ее место приходит химия. Алхимия существовала также и на Востоке (например, даосская алхимия). Главной ее целью было достижение бессмертия путем приготовления и применения различных снадобий из минеральных веществ и занятия даосскими духовными практиками.
Историки науки никогда не рассматривают алхимию в качестве науки, несмотря на то, что в ней использовались практические методы и методы, близкие лабораторно-экспериментальным, ее всегда относили к числу эзотерических искусств. Однако накопленные алхимией знания, процедуры их достижения, а также огромный опыт были впоследствии восприняты и использованы становящейся в XVII в. наукой химией. В частности, многие химические элементы и вещества были открыты и описаны именно алхимиками. Так, барий (Ba) был открыт в 1602 г. Болонским сапожником и алхимиком Касциароло; висмут (Bi) – как самостоятельный эдемент открыт в XV в., впервые упоминается в трудах немецкого минералога Георгиуса Агриколы; кобальт (Со) – открыт между XV и XVII вв., впервые упоминается В. Бирингуччо, Василием Валентином (лат. Basilius Valentinus) и Парацельсом; сурьма (Sb) – открыта в XVI в.; цинк (Zn) – открыт в XVI в., термин впервые встречается у Парацельса, его называли восьмым металлом; азотная кислота (крепкая вода) – открыта в VIII в., впервые получена Джабиром ибн Хайяном; серная кислота (купоросный спирт) – открыт после XIII в., соляная кислота (соляный спирт), летучая щелочь – так же открыты алхимиками. Активное применение кислот позволило алхимикам вывести многие минералы, руды из окисленного состояния и ввести их в химические реакции. Алхимики разработали множество химических операций, среди которых: растворение, фильтрация, выпаривание, кристаллизация, перегонка, возгонка, амальгирование, сублимация и прокаливание, а также химическое оборудование для их проведения. Они улучшили процесс выделения золота из золотоносных руд, догадавшись расплавлять их в свинце, научились извлекать ртуть из киновари и каломели, усовершенствовали общую металлургию, производство керамики, стекла, крашеных тканей. Таким образом, алхимия создала обширную базу, на которой выросла химия как наука. В. А . Сухарева

Источник: История философии науки и техники.

АЛХИМИЯ
оккультная наука, уходящая своими корнями в X–XI вв. По одной из этимологических дешифровок «алхимия» происходит от Chymeia — наливание, настаивание, — указывая на древнюю практику восточных врачевателей-фармацевтов. По другому мнению, корень Khem или Khame подразумевает чернозем и Черную страну, т. е. Древний Египет («Та Кемет»). Изучение земных недр: в латинском языке humus — земля — третья версия этимологии слова. Древнегреческий словарный арсенал вызывает следующие фонетические ассоциации: хюмос — сок, хюма — литье, поток, река, химевсис — смешение. Древнекитайское ким — золото — указывает на дальневосточное происхождение, а приставка «ал» — на арабское. Александрийский философ Зосима считал, что «алхимия» происходит от библейского Хама. Практической стороной алхимии является разработка рецептов по изготовлению из неблагородных металлов благородных, главным образом золота из свинца. Философский смысл заключается в создании «химической модели космического процесса». Этический аспект алхимии подразумевает сложный путь духовного совершенствования человека. Исторически алхимия представляла собой стиль жизни, способ коммуникации, так называемую «элитарную субкультуру». Алхимический язык характеризуется крайним символизмом. Рецепт получения философского камня, изложенный английским алхимиком Джоржем Рипли в «Книге двенадцати врат», гласил: «Чтобы приготовить эликсир мудрецов, или философский камень, возьми, сын мой, философской ртути и накаливай, пока она не превратится в зеленого льва. После этого прокаливай сильнее, и она превратится в красного льва. Дигерируй этого красного льва на песчаной бане с кислым виноградным спиртом, выпари жидкость, и ртуть превратится в камедеобразное вещество, которое можно резать ножом. Положи его в обмазанную глиной реторту и не спеша дистиллируй. Собери отдельно жидкости различной природы, которые появятся при этом. Ты получишь безвкусную флегму, спирт и красные капли. Киммерийские тени покроют реторту своим темным покрывалом, и ты найдешь внутри нее истинного дракона, потому что он пожирает свой хвост. Возьми этого черного дракона, разотри на камне и прикоснись к нему раскаленным углем. Он загорится и, приняв вскоре великолепный лимонный цвет, вновь воспроизведет зеленого льва. Сделай так, чтобы он пожрал свой хвост, и снова дистиллируй продукт. Наконец, мой сын, тщательно раздели, и ты увидишь появление горючей воды и человеческой крови». В качестве алхимических трактатов дешифруются многие всемирно известные произведения литературы — ряд сказок, библейская Песнь песней, шекспировский «Гамлет», творчество А. С. Пушкина, Э. По, А. Дюма-отца и др. Наибольшую известность среди алхимических трактатов получила «Химическая свадьба Христиана Розенкрейцера». По определению философа Р. Бэкона, «алхимия есть наука о том, как приготовить некий состав, или эликсир, который, если его прибавить к металлам неблагородным, превратит их в совершенные металлы… Алхимия есть непреложная наука, работающая над телами с помощью теории и опыта и стремящаяся путем естественных соединений превращать низшие из них в более высокие и более драгоценные видоизменения». Английский мыслитель не ограничивал функции алхимии златоделанием, полагая ее наукой о природе вообще, квинтэссенцией которой являются знания о трансмутации. Альберт Великий сближал алхимию с искусством врачевания: «Алхимия есть искусство, придуманное алхимиками. Имя ее произведено от греческого archymo. С помощью алхимии включенные в минералы металлы, пораженные порчей, возрождаются…» Алхимию определяли как эзотерическую часть естественной философии, цель которой — доводить несовершенный первоматериал до совершенства. Андрей Либавий, напротив, видел задачу алхимии в извлечении чистой субстанции, характеризуя ее как «искусство извлекать совершенные магистерии и чистые эссенции из смешанных тел». Уже в Средние века многие ученые критиковали алхимические эксперименты как бесперспективные. Одним из них был Авиценна: «Алхимики утверждают, что они будто бы могут осуществить подлинные превращения веществ… Я считаю это невозможным, ибо нет путей для превращения одного металла в другой». «Темными» классифицировал алхимические трактаты Георгий Агриколла. Данте помещал двух алхимиков в десятом рву восьмого круга «Ада». Согласно ему, алхимия не более чем мошенничество. У С. Бранта алхимики — почтенные жители страны Глупландии. Среди современных исследователей варьируются точки зрения об алхимии как заблуждении, предхимии и сверххимии. В основе алхимии лежало учение о первичной материи (ее символизировала ртуть) как средоточении всех свойств («космическая симпатия»). Теория общей природы веществ служила обоснованием веры в трансмутацию — превращение металлов. Алхимия оперирует в рамках символизма пяти первоэлементов (земли, огня, воды, воздуха, эфира) в сочетании с тремя качественными принципами (сера — мужское, постоянное начало; Меркурий — женское, летучее начало; соль — посредник — медиум). Высшей стадией алхимического пути является получение философского камня — символа духовной субстанции. Социально-политическая проекция теории трансмутации неблагородного металла (свинца) в благородный (золото) способствовала развитию демократической идеологии в Европе. Алхимический процесс включал 12 операций, каждая из которых имела свое символическое выражение: 1) кальцинация — обжиг (Овен); 2) коагуляция — затвердение жидких веществ (Телец); 3) фиксация — превращение летучих веществ в нелетучие (Близнецы); 4) растворение — прием разделения веществ (Рак); 5) варка — воздействие медленного огня (Лев); 6) дистилляция — очистка жидкой материи от загрязняющих примесей, обычно в ванночке Марии Иудейской (Дева); 7) сублимация — возгонка сухого вещества в закрытом сосуде при воздействии острого пламени (Весы); 8) секарация — отделение взвесей от жидкостей, фильтрация, сцеживание (Скорпион); 9) размягчение — обращение твердого вещества в воскообразное (Стрелец); 10) ферментация — медленное разложение священным воздухом, в чем заключается сакральный смысл, одухотворение всего процесса (Козерог); 11) умножение — увеличение навески философского камня (Водолей); 12) бросание — соприкосновение философского камня с трансмутируемыми металлами (Рыбы). В алхимической традиции выделялись два пути: 1) влажный, или женский — построенный на привлечении кислот, долгий, требующий больших затрат; 2) сухой, или мужской — основанный на привлечении огня, который менее дорогостоящ, но более опасен. Алхимия являлась частью эзотерических доктрин Египта, Китая, Тибета, Индии, Палестины, Аравии, Греции и др. К видным алхимикам в Европе относили Аполлония Тианского, Раймонда Луллия, Роджера Бэкона, Арюмда из Виллановы, Жана де Мена, Николая Фламеля, Джоржа Рипли, Базиля Валентина, Бернарда Тревизана, Парацельса, Джона Ди, Сен-Жермена и др. Источ.: Рабинович В. Л. Образ в зеркале алхимии. М., 1981; Он же. Алхимия как феномен средневековой культуры. М., 1979; Морозов Н. А. В поисках философского камня. СПб., 1909; Жеребцов А. Тайны алхимиков и секретных обществ. М., 1999; Великое делание: теория и символы алхимии. Киев, 1995; Теория и символы алхимиков. М., 1995; Лу Куань Юй. Даосская йога: алхимия и бессмертие. СПб., 1993; Алхимии золотые сны. М., 1995.

Источник: Символы, знаки, эмблемы: энциклопедия

алхимия
АЛХИМИЯ (позднелат. alchymia; возможно, от греч. chymeia — искусство выплавки металлов (chyma — жидкость, литье) или от греч. Chemia — название Древнего Египта; от древнеегипетского «хаме» — черный, страна черной земли; частица «ал-» арабского происхождения и приставлена к «химии» в 12 в.) — наряду с другими тайными науками (астрологией и каббалой) — явление культуры, на протяжении более 1,5 тысяч лет сопутствовавшее различным эпохам (эллинизм, европейское Средневековье, Возрождение). А. существовала еще в составе древних восточных культур: в Ассиро-Вавилонском царстве, доисламской Персии, Арабском халифате, а в Китае, Индии и Японии — во времена становления там буддизма. Но наибольшее распространение она получила в средневековой Европе.         Основателем А. считается Гермес Трисмегист («трижды величайший»), автор «Изумрудной скрижали», представляющей «общедоступную» версию А., ориентированную на естественный мир земного и небесного уровней. Гермес алхимический (или герметический, потому что именно А., вкупе с астрологией и каббалой, составили корпус герметических наук Средневековья (см. герметизм), называемый также герметической философией) и есть, согласно преданию, первый автор алхимического сочинительства. Но можно проследить оккультную судьбу Гермеса как Тота (одного из богов египетского пантеона). Атрибуты египетского пантеона в алхимическом символотворчестве были перенесены на Олимп. И здесь уже действуют боги-олимпийцы или их римские дублеры: Аполлон — золото, Диана или Геката — серебро, Бахус — материя земли (первоматерия алхимиков). Гермес-Тот — синоним Уробороса (драконоподобного змея), свидетельствующего циклическую сущность мира и знания о нем.         «Изумрудная скрижаль» представляет греко-египетский опыт Александрийской алхимии. Впервые латинская версия «Изумрудной скрижали» опубликована в своде «Алхимия» (Нюрнберг, 1541). Мифологические роли Гермеса соотносимы с А. в ее совершенствующем пафосе метаморфоз в мире металлов, их больной телесности. Вместе с тем в «Изумрудной скрижали» строится картина мира, в которой как бы одолевается между разрыв землей и небом, плотью и духом. Адепт заново творит космос, усматривая его в микрокосмосе употребленных в дело вещей, божественно причастных Единому, которое может сжиматься до бесформенного Ничто, но и подыматься до безграничного, тоже бесформенного Всего, отливаясь в формулу «Все есть одно» — и наоборот. Так в оперировании над земными вещами кроется деяние вселенского свойства: в мире колб, реторт, тиглей и печей — мир вселенский. Этот мир — огромный божественный сосуд, в котором созидается космос алхимика. Потому и требования к вещам земного мира иные: вещи эти могут быть декоративными, но непременно — до видимости полной тождественности — похожими на вещи действительные. Вместе с тем дух-Солнце актуализирован в материи — Луне. И поэтому герметическая духовность еще слишком материальна. И в этом смысле тоже декоративна. Итак: герметический текст как мироздание, или мироздание как священный текст? Скорее, первое.         «То, что внизу, подобно тому, что вверху». Беспорядочно смешанные низ и верх, плоть и дух, земля и небо, выводимые, однако, из недр «божественной единицы», здесь не разведены. Поляризация лишь угадывается. Универсум является сплошным, ибо земное и небесное равноправны. Алхимический космос — живой. И каждый его фрагмент — тоже живой. Он и часть организма, и самостоятельный организм. Мир «Изумрудной скрижали» — это организм с заданной наперед «биологической» судьбой, мифологически вечной, астрологически предопределенной. Отсюда исцеление больного металла, преображение живого, но и — «механическое» смешение духа и тела. Луна — серебро. Но и просто Луна. Предмет и его символическое иносказание. Смешение вещи и слова о ней. А. как особую практику связывают с попытками получить совершенный металл из металлов несовершенных, т. е. с идеей трансмутации (превращения) металлов с помощью гипотетического вещества — «философского камня». Сами алхимики называли свою деятельность scientia immutabilis — «наукой неизменной».         Первый этап А. (2—6 вв.) связан с деятельностью Александрийской академии (2—4 вв.) — временем становления А. в составе позднеэллинистической герметической философии под влиянием учения персов-огнепоклонников, неопифагорейских и неоплатонических умозрений эллинизированного Египта, предхристианских и раннехристианских философских систем. Александрийская А. занимает срединное положение между ремесленной практикой, направленной на имитацию благородных металлов (золота — хризопея и серебра — аргиропея), и оккультным теоретизированием. Алхимик оперирует с веществом и одновременно размышляет над его природой. Оснащение лаборатории алхимика и мастерской ремесленника (металлодельца, стеклодела, красильщика, изготовителя ядовитых лекарственных настоев) в основном совпадает: аппараты, приборы, посуда, вещества. Совпадает и характер деятельности: открытие, наблюдение и описание веществ и их взаимодействий, препаративные процедуры и технологические операции. Но у алхимика иная цель: не утилитарная, а глобальная, направленная на построение особой Вселенной, собственной картины мира, представленной в А. в специфических образах-понятиях (философский камень, целительные панацеи, алкагест — универсальный растворитель, гомункул — искусственный человек). Он осуществляет единение микро- и макрокосмоса, соотнося природное и духовное, вселенское и человеческое на пути к знанию. Алхимик теоретически осмысливает химическое ремесло и под воздействием этого ремесла как бы приспосабливает к делу собственное теоретизирование. Он формулирует направления своей деятельности так: в материальном мире — трансмутация несовершенных металлов в совершенные; в человеческом мире — личное совершенствование; созерцание Бога и приобщение к нему через его слово — в мире неземном. А., следовательно, одновременно представляла два рода деятельности — «аурификцию» (золотоподобные имитации) и «аурифакцию» (мировоззренческую доктрину).         На втором этапе (12—14 вв.) А. вступает во взаимоотношения с культурой европейского Средневековья, пребывая между практической химией и «естественной философией», основанной на христианизированном учении Аристотеля о материальном мире. Мир веществ, согласно этому учению, состоит из сочетаний четырех начал-стихий — земли, воды, воздуха, огня, — обладающих соответствующими свойствами-качествами: сухостью, влажностью, холодом, теплом. В результате А. рационализируется, приобретая черты практической химии, с одной стороны, и деятельности, направленной на познание вещества, — с другой. Мысль о всеобщей превращаемости вещества, из которой следует возможность трансмутации металлов, коренится в аристотелевой идее первичной материи как совокупности всех свойств-качеств и начал-стихий. В аристотелевых началах-стихиях-принципах алхимик видит и то, что видел Аристотель, но и нечто иное — вещественное, обнаруживаемое органами чувств и преобразуемое с помощью соответствующих лабораторных приемов. Аристотелева вода, напр., у алхимиков — знак холодного и влажного, но и та вода, которую можно пить, и aquafortis (азотная кислота), и aruaregis (царская водка). Аристотелевы начала-стихии обретают вещественный характер, выстраиваясь в триаду алхимических начал-принципов и вместе с тем веществ: ртуть, серу, соль. Принцип и вещество вместе: «Возьми, сын мой, три унции серы и пять унций злости...». Это примета особого, отличного от нынешнего, мышления. Мысль алхимика движется от изучения функциональной зависимости свойство—свойство (блеск золота, напр., зависит, в числе прочего, от огненности серы) к изучению принципиально иной зависимости: состав—свойство. При этом антиатомистические представления имеют тенденцию через понятия «квинтэссенция» (скрытая сущность тела) и «биологическая» индивидуация (тело — живой организм) стать физико-химической атомистикой новой науки. Таким образом, атомизм — в некотором роде логическое будущее А.         Учение об алхимических началах-принципах противостоит двум основным направлениям средневекового природознания (13 в.): созерцательному опыту Оксфордской школы ( Р. Бэкон, Роберт Гроссетест) и схоластике Альберта Великого—Фомы Аквинского. Но в этом противостоянии оно как бы примиряет средневековые номинализм (имя-идея вещи — лишь конструкция ума) и реализм (имя-идея вещи так же реальна, как и сама вещь) и тем самым «предвосхищает» метод науки Нового времени, оперирующей с реальными веществами, но осмысляемыми с помощью соответствующих понятий. В этом и состоит главный урок, преподанный А. научной химии как науке Нового времени. Учение об алхимических субстанции и акциденции (сущность всех металлов едина, различны их преходящие формы) обусловливает «врачующий» характер препаративной деятельности алхимиков, совершенствующих металл — освобождающих его от порчи. Эта установка находится в соответствии со следующими устремлениями алхимической мысли: разрушение видимых форм вещества, физическое и физико-химическое воздействие на вещество, посредством чего алхимик выявляет сокровенную сущность — квинтэссенцию, форму форм, лишенную каких-либо свойств, кроме идеального совершенства (физикализация А.); одухотворенная предметность (зооморфные, антропоморфные, анимистические представления о веществе, «исцеление» вещества с помощью «медикамента» — «философского камня»). Это биологизация А., ведущая к формированию идеи химической индивидуальности. Во взаимодействии этих устремлений можно усмотреть предвосхищение современной химии, мечущейся между всемогущей физикой и всеобещающей биологией.         Деятельность алхимиков к концу второго этапа складывается из трех составляющих: 1) ритуально-магический опыт, в котором препаративные процедуры сопровождаются соответствующими заклинательными формулами, выражаемыми особым символическим языком (мир веществ — мир их символических заменителей, причем последний истиннее первого, ибо священнодействен, исполнен высшего смысла: с одной стороны, дело это делает рука, с другой — деяние это творит десница); 2) набор лабораторных приемов, направленных на недостижимый, как теперь ясно, результат; 3) синтетическое искусство, с помощью которого изготавливают конкретную вещь. Так в рамках А. воспроизводится особый тип познавательно-практической деятельности, непосредственно предшествовавший химии Нового времени. Но реальный путь от А. к химии оказался трудным. Потребовалось длительное взаимодействие трех направлений средневекового природознания (схоластического теоретизирования, ремесленного опыта и А.), прежде чем experientia как опытность, знание и experimentum как проба, опыт, встретившись, привели к научному эксперименту. Именно в силу обретения А. собственно теоретического взгляда на свой предмет главные практические вклады А. приходятся на 8—12 вв. в арабском мире (Джабир, или Ребер; Абу-ар-Рази, Ибн Сина, или Авиценна) и на 12—14 вв. в Европе (Р. Бэкон, Бонавентура, Луллий, Альберт Великий, Фламель). На этом этапе и позже получены серная, соляная, азотная кислоты, винный спирт, эфир, берлинская лазурь. Создано разнообразное оснащение мастерской-лаборатории — стаканы, колбы, фиалы, чаши, стеклянные блюда для кристаллизации, кувшины, щипцы, воронки, ступки, песчаная и водяная бани, волосяные и полотняные бани, печи. Разработаны операции с различными веществами — дистилляция, возгонка, растворение, осаждение, измельчение, прокаливание до постоянного веса. Расширен ассортимент веществ, используемых в лабораторной практике: нашатырь, сулема, селитра, бура, оксиды и соли металлов, сульфиды мышьяка, сурьмы. Разработаны классификации веществ. Впервые описано взаимодействие кислоты и щелочи. Открыты сурьма, цинк, висмут, фосфор. Изобретены порох, фарфор. Бонавентура установил факт растворения серебра и золота в царской водке. В трактате Р. Бэкона «Зеркало алхимии» можно усмотреть неосознанное приближение к правилам стехиометрических соотношений и принципа постоянства состава. Ему же принадлежит систематизированное описание свойств семи известных тогда металлов. Но успехи прикладного свойства А. должна разделить с химическим ремеслом.         Во многом сходна с европейской А. арабского мира (Ближний Восток и страны Магриба). Это сходство не случайно, если принять точку зрения М. Бертло о проникновении А. в Европу через арабов. Практическая химия шла путем эмпирического поиска, лишь оттеняя особую природу А.         Третий этап А. (15—17 вв.) связан с кризисом европейского средневекового мышления и отмечен новым расцветом оккультных увлечений, характерных для ренессансного неоплатонизма (Филалет, Тревизан). Однако и на этом этапе заметны вклады А. в корпус химических знаний. Развивается лекарственно-медицинская А. (иатрохимия, или ятрохимия: от греч. iatros — врач) (Парацельс, Либавий, Сильвий, Ван-Гельмонт). В рамках А. ощутимы успехи в области технико-практических и лабораторно-препаративных разработок собственно химического свойства ( Василий Валентин, Палисси, Бирингуччо, Глаубер). В эпоху Просвещения (18 в.) А. воспринималась современниками уже как фарс.         Таким образом, в ходе исторических взаимодействий с умозрительным природознанием и химическим ремеслом А. трансформируется в научную химию, а химическое ремесло и умозрительное природознание под влиянием А. тоже взаимоизменились, став, соответственно, химической технологией и опытно-индуктивной наукой 17 в. В составе же европейской средневековой культуры А. можно рассматривать как синкретическую полифункциональную паракультурную составляющую этой культуры, ее пародийную изнанку, «выбалтывающую» скрытые смыслы официального Средневековья, взаимодействуя с ним и тем самым трансформируя его, суля возрожденческое обновление на пути к культуре (и науке) Нового времени.         Кроме того, следует учесть психолого-архетипическую проекцию А., в которой вызревали архетипы-мифологемы, могущие быть понятыми как «элементарные частицы» мышления (К. Юнг). Существен и Марксов анализ золота (в том числе алхимического) в «Капитале». Такие прочтения правомочны, хотя и ограничены, потому что воспроизводят лишь одну проекцию А., вспыхивающую на экране современного сознания. Причем каждая проекция думает про себя, что она — вся А. целиком, а не ее упрощенный чертеж. Иное дело алхимический миф в художественном сознании нового и новейшего времени (В. Гюго, Г. Маркеса, Т. Манна, М. Юрсенар, У Эко, П. Коэльо и др.). Здесь видны уже не просто внешние подобия, а глубинные взаимодействия культур. Все это знаменует конец алхимического мифа как органического переплетения языческих снов и христианской яви.         «Тайные науки» (А. прежде всего) сопровождают науки «светлого» мира, пребывая с ними не только в виду друг у друга, но и во взаимодействиях. «Оккультный» (и алхимический) аккомпанемент человеческих умений задает особые ритмы в истории культуры, окрашивает в особые тона научную картину мира на разных этапах исторического развития, но участвуя при этом лишь в периферийных ее сюжетах. А. — не столько явление культуры, сколько паракультуры. В явлениях «пара» сочетаются достоверность и мифологическая утопия, реализуемая в чаяниях. Для алхимиков в эпоху поздней античности на основе религиозного синкретизма эллинистического толка (1—4 вв.) эти чаяния с глобальными притязаниями выражались в духе астролого-алхимической герметики с ее «всесилием» учения о «соответствиях», о всеобщих таинственных связях всех частей Вселенной («Изумрудная скрижаль»). «Официальная» культура Средневековья таких притязаний была лишена. В эпоху утверждения христианства А. вытесняется на периферию Средневековья. Вместе с тем в периферийных явлениях, таких как А., можно выявить скрытые смыслы традиционной культуры, «выболтанные» в парафеноменах. А. как паракультурное дело в составе средневековой культуры обладает свойством быть в ней и одновременно не быть, являя синхроннодиахронный образ; помня о своем языческом прошлом, как бы зовя в секуляризированное будущее, сполна свидетельствуя о своем средневековом настоящем. В поликультурном тайновидческом многоголосии — обещание выйти за пределы данной культуры в иное культурное пространство, постичь пути коренных исторических преобразований минувших культур. В результате — почти совпадение алхимической мысли с Возрождением в его преодолении схоластики на пути к теоретико-экспериментальному природознанию. Эвристические возможности, выявленные в результате анализа «темных речей» алхимического Средневековья, могли бы оказаться полезными и при изучении иных культурно-исторических сообществ, представленных в собственных парафеноменах — на межкультурном пограничье.         Итак, А. — паракультурное явление по отношению к магистральной культуре; рационально-сенсуалистический опыт магистральной культуры, нацеленный на эмпирию. При этом А. — неофициальный «декаданс» официальной культуры. А. запечатлевает и детство, и дряхлость «материнской» культуры, выступает постоянным ее критиком самим фактом своего существования. А. — и начало, и конец официальной культуры, ее рождение и вырождение. А. как пародия на «официальную» духовность и сама эта духовность живут в единой культуре, ведут напряженный взаимопреобразующий диалог. А. — «кривозеркальный» образ традиционной культуры. Но сама традиционная культура, глядясь в кривое алхимическое зеркало, подправляет свой образ. В результате и то и другое становятся взаимно иными, свидетельствуя о Новом времени, о новой культуре, о новой науке. А. оказывается на перекрестке культур, обещая не только ренессансное обновление, но и инновации 17—18 вв. В эти века А. частично уходит в социальные сферы, суля всечеловеческое благоденствие. А. социализируется в светских оккультных сообществах со своими утопическими проектами (Розенкрейцеры, «Город Солнца» Т. Кампанеллы, «Новая Атлантида» Ф. Бэкона, космологическая система Р. Фладда, масонство, алхимические штудии И. Ньютона). Вместе с тем А. как особый тип мышления языческо-христианской природы в Новое время становится образом культуры, существенно необходимым в полифонии культур новейших времен.         В.Л. Рабинович         Лит.: Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. Киев—М., 1998; Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. М., 1979; Он же. Образ мира в зеркале алхимии: От стихий и атомов древних до элементов Бойля. М., 1981; Jung C.G. Psychologie und Alchemie. Zurich, 1944; Read J. Through alchemy to chemistry. N. Y., 1963; Thorndike L. A history of magic and experimental science.V. 1 — 8. N. Y. , 1923—1958.

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF

Алхимия как книга зеркал

С.М. Телегин
Статья посвящена анализу соотношения между алхимическим дискурсом и феноменологией зеркал.
Читать PDF

От мифа алхимии к ньютоновской науке

Бельгибаева А. М.
Статья посвящена истории развития феномена алхимии, трансформации алхимических знаний в научные открытия И. Ньютона. В тексте дается характеристика основных типов алхимии, приводятся доказательства причастности И.
Читать PDF

2005. 01. 007. Обрист Б. Визуализация в средневековой алхимии. Obrist B. visualization in medieval a

Боброва Л. А., Богачев А. Г.
Читать PDF

2013.04.004. МАНЧИЧ А. ОБ АЛХИМИИ КАК МЕТОДЕ ПЕРЕВОДА. МАНЧИЋ А. О АЛХЕМИJИ КАО ПРЕВОДИЛАЧКОJ МЕТОДИ

Цибизова И. М.
Читать PDF

Ранние рецептурные сборники (VIII-XII вв. ), их место в истории и философии алхимии

Родиченков Ю.Ф.
В статье рассматриваются ранние трактаты, представляющие собой подборки рецептов, такие как «Compositiones ad ningenda musiva», «Mappae clavicula», «De coloribus et artibus Romanorum» и др.
Читать PDF

Tria prima в новоевропейской магико-алхимической традиции

Фиалко М. М.
Читать PDF

Тексты по даосской алхимии для женщин из Собрания Хэ Лунсяна: опыт исторического анализа

Белая Ирина Витальевна
Статья посвящена исследованию сочинений из коллекции даосского деятеля начала XX в. Хэ Лунсяна «Собрание работ по женской алхимии» (Нюй дань хэ бянь).
Читать PDF

Практическая духовность и духовная практика алхимии

Родиченков Юрий
В статье рассматриваются два аспекта алхимической философии духовный и практический; анализируются трактаты основных периодов западной алхимии, начиная с ранних греческих авторов и заканчивая алхимиками прошлого века.
Читать PDF

АЛХИМИЧЕСКИЕ И ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ ИДЕИ В КУЛЬТУРЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Гудимова С.А.
В статье рассматривается отношение гуманистов Ренессанса к древним тайным знаниям и трансформация эзотерических идей в эпоху Возрождения.
Читать PDF

Трансмутация как аналогия творения в контексте алхимической космогонии

Родиченков Ю.Ф.
В статье рассматриваются такие важные концепты алхимической философии, как хаос, божественное творение и трансмутация. В центре анализа христианские и герметические космогонические взгляды, сосуществовавшие в европейской алхимии.
Читать PDF

«Чудесная наука, тайная философия»: пять согласий великого делания в «Алхимическом служебнике» Томас

Родиченков Ю.Ф.
В работе анализируется поэтический трактат известного английского алхимика Томаса Нортона (ок. 1433-1513) под названием «The Ordinall of Alchimy». Томас Нортон занимает заметное место в истории английской алхимии.
Читать PDF

Взаимодействие герметической и христианской иконографии в алхимическом трактате «Розарий философов»

Зотов С.О.
В исследовании рассматривается иконография известной алхимической параллели «Иисус Христос философский камень» (Lapis-Christus-Parallele).

Похожие термины:

  • Алхимия бессмертия

    Учение о бессмертии или «учение о сокровенном» (кит. сянь сюэ) основано на догматах и практике даосизма, в котором большое значение придается поддержанию физического и психического здоровья, прод
  • АЛХИМИКИ

    От Ал и Хеми, огонь, или бог и патриарх, Хам; также название Египта. Розенкрейцеры средневековья, такие как Роберт де Флуктиб (Роберт Флудд), Парацельс, Томас Воган (Эйжен Филалет), Ван Гельмонт и друг
  • ОПЕРАЦИЯ АЛХИМИЧЕСКАЯ

    от ражение процессов, происходящих в человеческой душе на пути ее очищения. Традиционно число алхимических процессов приближается к пятнадцати: амальгамирование, смешивание, кипячение, пурифика
  • МЕРКУРИЙ АЛХИМИЧЕСКИЙ

    , или ртуть — в алхимической теории Великого Делания мистическое вещество, один из двух элементов, необходимых для синтеза ребиса — вещества, из которого приготовляется философский камень, — и с