Жан-Жак Руссо

Найдено 16 описаний персоны Жан-Жак Руссо

Показать: [все] [краткое] [полное]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

РУССО Жан-Жак

1712-1778) - франц. просветитель, идеолог революц. буржуазии 18 в., сторонник деизма. Подверг критике религ. догматику и политику духовенства, отвергал церк. учение о сотворении богом природы и управлении обществ, развитием, о божеств, характере монархич. власти и феод. привилегий, подчеркивал антигуманный характер христианства. Вместе с тем Р. признавал существование бога как существа, к-рое приводит в движение Вселенную и управляет миром. Р. высказывал предположение о замене христианства деизмом в качестве господств, религии. Эта мысль была практически реализована Робеспьером, провозгласившим Верховного существа культ в качестве гос. религии.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Атеистический словарь

Руссо Жан-Жак

1712-1778) - французский философ-просветитель, писатель, композитор, теоретик искусства. Активный сотрудник «Энциклопедии». Наиболее известные философские произведения: Рассуждение о происхождении и основах неравенства между людьми», «Об общественном договоре, или Принципы политического права», автор педагогического трактата «Эмиль, или о воспитании», романа «Юлия, или Нолвая Элоиза», стихов, опер, романсов. Ответив отрицательно на конкурсный вопрос Дижонской академии: «Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов?», - получил премию и приобрел репутацию оригинального мыслителя. Его идеи стали основой революционной программы Робеспьера. Он призывал: «Назад к природе!», т.к полагал ,что простые и честные нравы дикарей предпочтительнее культуры, ибо ее развитие сопровождается падением нравственности, заблуждениями, предрассудками.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

РУССО Жан Жак (1712—78)

представитель демократического крыла фр. Просвещения, философ, социолог и эстетик, один из теоретиков педагогики. В вопросах мировоззрения Р. придерживался деизма. Наряду с существованием бога признавал также и бессмертную душу. Р. рассматривал материю и дух как два извечно существующих начала (Дуализм). В теории познания придерживался хотя и признавал врожденность нравственных идеи. Как социолог Р. занимал радикальную позицию. Он резко критиковал феодально-сословные отношения и деспотический режим, высказывался за буржуазную демократию и гражданские свободы, за равенство людей независимо от рождения. Выступал против имущественного неравенства, связывая его с возникновением частной собственности, к-рую критиковал с позиций мелкобуржуазного эгалитаризма, проповедующего всеобщую уравнительность. Будучи сторонником общественного договора теории. Р., в отличие от Гоббса, считал, что в “естественном состоянии” не только не было воины всех против всех, но между людьми господствовали дружба и гармония. Осн. философские и социологические соч.: “Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства среди людей” (1755) и “Об общественном договоре” (1762).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

РУССО (Rousseau) Жан Жак

род. 28 июня 1712, Женева - ум. 2 июля 1778, Эрменонвилль, близ Парижа) - франц. писатель и философ. Руссо - мыслитель, в котором созревал романтический протест против Просвещения; хотя он сам еще в значительной степени принадлежал к этому течению, однако уже был одним из тех, кто духовно подготавливал Франц. революцию. Руссо пытался доказать, что рука об руку с прогрессом культуры идет падение нравственности, что заблуждения и предрассудки, облаченные в философско-научную форму, заглушают голос природы и разума. Все является добрым, поскольку выходит из рук Творца, но вырождается под руками человека. За его лозунгом "Назад к природе!" скрывался натурализм, который недооценивал значение общественных социальных связей и неравенства между людьми. Воспитанию он приписывал задачу устранения всего, что тормозит естественное развитие, и создания для последнего наилучших условий. Религиозное воспитание должно вестись не в духе какого-либо определенного вероисповедания, а в духе деизма. Человек рождается свободным, благодаря молчаливо заключенному общественному договору (contrat social) люди объединяют свои воли в "единую волю"; см. Государство. Руссо оказал огромное влияние на современную духовную историю Европы с точки зрения государственного права, воспитания и критики культуры. Осн. произв.: "Эмиль, или О воспитании" (1762); "Об общественном договоре" (1762); "Исповедь" (1781-1788); Избр. соч., тт. 1-3. М., 1961.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

       Жан-Жак Руссо

фр. Jean-Jacques Rousseau; 28 июня 1712, Женева — 2 июля 1778, Эрменонвиль, близ Парижа) — французский писатель, мыслитель, композитор. Разработал прямую форму правления народа государством (прямую демократию), которая используется и по сей день в Швейцарии. До 1741 жил в Швейцарии, затем уехал в Париж. В 1743—44 секретарь французского посольства в Венеции. В Париже сблизился с Д. Дидро и другими просветителями, сотрудничал в энциклопедии, куда писал статьи главным образом по вопросам музыки.        Основные произведения: "Рассуждения о науках и искусствах" (1755), "Рассуждение о происхождении и основах неравенства между людьми" (1755), "Об общественном договоре, или Принципы политического права" (1762), "Эмиль, или О воспитании" (1762), "Юлия, или Новая Элоиза" (1767), опубликованные посмертно мемуары "Исповедь" (1782-1789) и др.        В "Рассуждении о науках и искусствах" (1750) он подвергает критике современную ему цивилизацию. Прежде всего, это проявляется в критике  общественного прогресса: если исходное (естественное) состояние человека есть состояние счастливого детства или "первобытное состояние, в котором он вел спокойную и счастливую жизнь", то промышленное развитие ремесла и сельского хозяйства (или, в терминологии Руссо, "железо и хлеб") "цивилизовали людей и погубили род человеческий". Внешне это проявилось в возникновении неравенства, которое поступательно "растет с последовательным развитием человеческого ума". Руссо различал два вида неравенства: физическое, проистекающее из разницы в возрасте, здоровье, даровании и т.п., и политическое, выражающееся в различных привилегиях.        Руссо впервые в политической философии попытался объяснить причины социального неравенства и его виды, иначе осмыслить договорный способ происхождения государства.        Под влиянием идей Руссо возникли такие новые демократические институты, как референдум, народная законодательная инициатива и такие политические требования, как возможное сокращение срока депутатских полномочий, обязательный мандат, отзыв депутатов избирателями.       Педагогические воззрения Руссо получили выражение в книге "Эмиль, или О воспитании" (1762), занимающей промежуточное место между педагогическим трактатом и художественным произведением. Утверждая в начале книги: "Все прекрасно, когда выходит из рук творца, все портится в руках человека", Руссо стремится изолировать своего воображаемого воспитанника Эмиля от тлетворного влияния общества с тем, чтобы развить заложенные в нем природой задатки и индивидуальные склонности.        

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философия справочные материалы для самостоятельной работы студентов и магистрантов

Руссо, Жан Жак

1712 - 1778) - французский философ, один из самых влиятельных мыслителей XVIII в., идейный предшественник французской революции. В своих первых произведениях, явившихся ответом на объявленные Дижонской Академией темы: "Содействует ли возрождение наук и художеств очищению нравов" и "О происхождении неравенства между людьми и о том, согласно ли оно с естественным законом", Руссо выразил все основные положения своего мировоззрения. Просвещение вредно и сама культура - ложь и преступление. Все основы гражданского быта, разделение труда, собственность, государство и законы являются лишь источником неравенства, несчастья и порочности людей. Счастливы и непорочны только первобытные люди, живущие простой естественной жизнью и подчиняющиеся только своему непосредственному чувству. В 1750 г. Руссо выпустил свою первую книгу "Рассуждение о происхождении неравенства", в которой страстно нападал на прогресс, индустрию, городскую цивилизацию и призывал вернуться к первобытной жизни, к "естественному состоянию". В своих произведениях Руссо дал блестящее литературное выражение пробудившемуся уже тогда во французском обществе протесту против общественного строя Франции, целиком основанного на сословных привилегиях, и формулировал основы индивидуализма, оказавшего глубокое влияние на всю последующую культуру Европы.

В политической области Руссо был горячим защитником самого широкого народовластия. В своем "Общественном договоре" он рисует идеал свободного человеческого союза, в котором власть принадлежит всему народу и царит полное равенство граждан. Роман Руссо "Новая Элоиза" представляет собой дальнейшее развитие протеста Руссо против общественной тирании, тяготеющей над человеческой личностью. В этом произведении он дал образец сентиментального романа, героиня которого, женщина с нежной и прекрасной душой, живет жизнью сердца и находит счастье только в общении с природой.

"Эмиль" представляет собой трактат о воспитании, проникнутый теми же идеями свободы и близости к природе. Исходя из мысли, что человек от природы наделен склонностью к добру, Руссо считал, что основной задачей педагогики является развитие вложенных в человека природою добрых задатков. С этой точки зрения Руссо восставал против всяких насильственных приемов в деле воспитания и в особенности против загромождения детского ума ненужными знаниями. Идеи Руссо произвели на его современников громадное впечатление и оказали сильнейшее влияние на руководящих деятелей Великой Французской Революции. /Т. 20/

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Исторический справочник русского марксиста

РУССО (Rousseau) Жан Жак

1712—78)—фр. философ, писатель, публицист. Социально-политические взгляды Р. характеризуются отрицанием как феодально-абсолютистского строя, так и складывающихся отношений капиталистической эксплуатации. В лиг-ре Р. был гфедставителем сентиментализма. Центральное место в эстетической концепции Р. занимал вопрос об отношении иск-ва и нравственности (Искусство и мораль). В его решении Р. расходился с др. мыслителями Просвещения, наиболее остро поставив социальные проблемы иск-ва. Его эстетическая концепция проникнута мелкобуржуазным эгалитаризмом (проповедью всеобщей уравнительности), свойственным и его социально-политическим идеям. Р. исходил из того, что а классово-антагонистическом об-ве прогресс культуры ведет к нравственному регрессу и достижения цивилизации развращают доброго, честного и трудолюбивого по природе своей «естественного человека». Распространяя свой призыв вернуться назад к природе на сферу эстетических отношений, Р. пришел к выводу, что иск-во, порожденное рассудочной цивилизацией и воплощающее все ее свойства, порочно и вредно, что «искусства обязаны своим происхождением нашим порокам». Развигие изящных искусств являлось, по мнению Р. причиной падения Египта, Греции и Рима. Р. доказывал, что иск-во требует неоправданных затрат времени, денег, порождает лень и испорченность. Идеал иск-ва для Р— народные зрелища, проникнутьге духом патриотизма. Для народа он считал необходимым заменить профессиональное искусство праздничными зрелищами и увеселениями, песнями, танцами, играми и т. п. Содержание и форму совр. ему иск-ва Р. критиковал с демократических позиций. Он предлагал изображать в качестве положительного героя трудолюбивого и добродетельного простого человека третьего сословия. Настаивая на демократизации худож. формы, Р. требовал ясности и простоты стиля, естественности и искренности изображения. Эти принципы нашли отражение в поэтике сентиментализма. Вместе с тем критика аристократического иск-ва перерастала у Р. в отрицание профессиональной худож. деятельности вообще. Р. рассматривал и отдельные виды искусства (литературу, живопись, музыку), сыграл заметную роль в развитии музыкальной эстетики. Гл. критериями оценки музыки в его статьях являлись понятия простоты и естественности. Деятели фр. революции, особенно якобинцы, восприняли эстетические идеи Р. и руководствовались ими в своей политике в области культуры (организация революционных празднеств, культ «верховного существа»). Присущие мировоззрению Р. критика социальной несправедливости, культ природы и чувства, антирацио-нализм, призыв к естественности и простоте, стремление к демократизации иск-ва нашли отклик в эстетических идеях романтиков и чек-рых представителей лит-ры и иск-ва более позднего времени. Философско-эстетическая концепция Р. оказала влияние на Толстого. Гл. произв., в к-рых развиты эстетические идеи Р.: «Рассуждение, получившее премию Дижонской академии в 1750 г., на тему, предложенную этой академией: Способствовало ли развитие наук и искусств очищению нравов»; письмо к ДАламберу о зрелищах (1758) «Юлия, или Новая Элоиза» (1761, «Эмиль, или О воспитании» (1762), статьи о музыке в «Энциклопедии» Дидро и ДАламбера.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Эстетика: Словарь

РУССО (Rousseau) Жан Жак

1712-78) - фр. писатель и философ. Особенности этических взглядов Р. определяются, прежде всего, его социально-политической позицией. Отвергая феодальные порядки и нормы жизни, Р. восставал также против складывающихся отношений капиталистической эксплуатации, против буржуазного эгоизма, безудержной жажды наживы и связанных с этим нравственных пороков. Резкой, подчас парадоксальной, критике он подверг основанную на неограниченном господстве частной собственности цивилизацию, придя к выводу, что прогресс культуры в зтих условиях привел к социальному и нравственному регрессу, к утрате людьми свободы и счастья. Основа нравственности, по Р., в первоначальных, не испорченных рассудочной цивилизацией естественных стремлениях человека, к-рый по природе своей добр; ему присуще самосохранение, не перерастающее в эгоизм и умеряемое естественным состраданием. Но естественный человек изолирован, поэтому правовые и моральные нормы, регулирующие его поведение в об-ве, непосредственно не могут быть выведены из природы. Они возникают в результате об-щественного договора, создающего коллективный организм -гражданское об-во, в к-ром поступки человека Принимают нравственный характер, понятие справедливости занимает место инстинкта, голос долга - место физического импульса. Важнейшие моральные качества общественного человека, с т, зр. Р., - трудолюбие, простота быта и нравов, честность и прямодушие, наконец, гражданственность, самоограничение личного интереса во имя интересов общественных. Последнее приобретает особое значение, поскольку в построенном на уравнительности и принципе народовластия идеальном об-ве, как его мыслил Р., хотя и отсутствуют крайности бедности и богатства, обеспечены свобода, равенство и счастье граждан, но сохраняется частная собственность, а вместе с ней и постоянная угроза роста эгоизма. Р. отстаивает принцип гражданской дисциплины, допуская суровые меры принуждения по отношению к эгоистическому индивиду. Авторитет моральных норм, с его т. зр., должен быть подкреплен также религией. Отвергая догмы и этику христианства, Р., будучи деистом, считает общеобязательную веру в воздающее и карающее божество условием прочности государства. Предписания его «гражданской религии» и определяют нормы морали и обязанности граждан, святость общественного договора и законов. В то же время Р. оправдывает революцию против деспотизма, нарушившего общественный договор: «Пока народ, принужденный повиноваться, повинуется, он поступает хорошо; но как только, имея возможность сбросить с себя ярмо, народ сбрасывает его, он поступает еще лучше». Из всей системы взглядов Р. вытекают его новаторские для того времени педагогические идеи. Гл. задачу воспитания Р. видел в формировании человека и гражданина без применения насилия над личностью ребенка, путем развития естественных задатков и способностей. Идеи Р. оказали влияние на социально-политические и этические взгляды деятелей фр. революции, особенно якобинцев (проповедь «республиканской добродетели», осуждение эгоизма и богатства, культ «верховного существа»). Скованный рамками мелкобуржуазного умеренно-уравнительного идеала, Р. не мог последовательно решить проблему гармонии частного и общего интереса, снять противоречие «гражданина» и «человека». Тем не менее, его идеи оплодотворили развитие не только демократической, но и социалистической мысли. Гл. произв., в к-рых развиты этические идеи Р.: «Рассуждения о науках и искусствах» (1750), «Рассуждение о начале и основаниях неравенства между людьми» (1755), «Об общественном договоре» (1762), «Эмиль, или О воспитании» (1762).

С

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь по этике

РУССО Жан Жак

(1712—1778) — фр. философ, полит. мыслитель и писатель. Род. в Женеве, в семье часовщика. В 16 лет покинул родину, скитался, сам зарабатывал на жизнь. В 1741 г. перебрался в Париж, где сблизился с просветителями. В 1750 г. получил премию Дижонской академии. С 1762 г. жил в Пруссии, Швейцарии и Англии, в 1767 г. вернулся во Францию. Осн. соч.: «Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (1755), «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762). В своей соц.-филос. концепции Р. исходил из т.н. «гипотетического» естественного состояния. Вначале люди жили в состоянии «прекрасной дикости», они были равны, свободны и независимы. С появлением частной собственности возникает первая форма соц. неравенства — между богатыми и бедными. Стремясь защитить свое привилегированное положение, богатые убедили бедных заключить обществ. договор и учредить гос-во. Это привело к появлению второй формы соц. неравенства — между правителями и управляемыми. Правители стали считать себя собственниками гос-ва, а сограждан — своими рабами. Так возникла третья форма соц. неравенства — между господами и рабами. Полит. неравенство повлекло за собой гражданское неравенство. Для преодоления неравенства между людьми, утверждает Р., необходимо заключить новый обществ. договор и создать гос-во, способное обеспечить всем свободу и равенство. В основе такого соглашения лежит общая воля. Р. подчеркивает отличие «общей воли» от «воли всех»: первая имеет в виду общие интересы, а вторая — интересы частные. Отд. человек, передавая в общее достояние свои естественные права, становится частью полит. организма (гос-ва, суверена, державы) и «общей воли» как его высшей власти. Чл. ассоциации в совокупности получают имя «народа», а в отдельности называются «гражданами» (как участники верховной власти) и «подданными» (как подчиняющиеся з-нам гос-ва). Тем самым индивид: 1) теряя естеств. свободу, получает свободу гражданскую; 2) отказываясь от естеств. права захватывать все, получает право собственности; 4) вместо естеств. равенства приобретает равенство правовое и нравств. Верховная власть в таком гос-ве принадлежит всему народу. Нар. суверенитет неотчуждаем, неделим и имеет абсолютный характер, т.к. полит. организм обладает неограниченной властью над всеми его чл. Народ может даже, упразднив обществ. договор, вернуться в естеств. состояние. Р. выделяет две формы правления: 1) республика — гос-во, управляемое з-нами; 2) деспотия — госво, управляемое правителем, поставившим себя выше з-нов. Наряду с законодательной властью в гос-ве существует исполнительная власть, к-рая принадлежит правительству. В зависимости от числа лиц м.б. демокр., аристокр. и монархическое правительство. Р. предлагал равномерно распределить частную собственность между гражданами в размерах, необходимых для жизни. Благодаря этим идеям он считается одним из родоначальников полит. радикализма (см. Радикализм политический) и вдохновителем Фр. революции 1789—94 гг. Философия культуры Р. замыкает развитие просветительской мысли; он одним из первых противопоставил культуру цивилизации, утверждая, что естеств. простота нравов и гармония человека с природой разрушаются просвещением и образованием. Для культ.-антропологич. воззрений Р. также характерно противопоставление «естеств. человека» человеку цивилизованному. Соч.: Избр. соч. М., 1961. Т. 1—3; Об общественном договоре. Трактаты. М., 1998. Лит.: Бурханов Р.А., Руденкин В.Н. История политических и правовых учений: от Античности до Нового времени. Нижневартовск, 2007; Дворцов А.Т. Ж.Ж.Руссо. М., 1980; Кузнецов В.Н., Мееровский Б.В., Грязнов А.Ф. Западно-европейская философия XVIII в. М., 1986; Леви-Стросс К. Руссо — отец антропологии // Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М., 1994. С. 19—28; Чичерин Б.Н. Политические мыслители древнего и нового мира. СПб., 1999. Р.А.Бурханов

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

Жан-Жак Руссо (1712-1778)

один из самых видных представителей французского Просвещения. Он родился в Швейцарии, в Женеве. Отец его был ремесленником-часовщиком, мать умерла при рождении сына. Отец отдал его учиться ремеслу, но это его не занимало и в шестнадцать лет он уехал из Женевы Ради заработка занимался различной работой, переезжая с места на место. Побывал в Италии, Южной Франции. В 1741 г. приехал в Париж. Знакомства с Дидро, Кондильяком и другими прогрессивными мыслителями того времени расширили философский кругозор Руссо и имели для него большое значение. Известность ему принесло произведение "Рассуждение о науках и искусствах" Эта работа Руссо возникла в результате конкурса, объявленного Дижонской академией в 1750 г. на тему: "Способствовало ли возрождение наук и искусств очищению нравов?" Произведение Руссо заняло первое место. В этом сочинении Руссо дал совершенно неожиданный для того времени ответ. Он ответил отрицательно на поставленный вопрос, довольно красноречиво и убедительно показав, что науки и искусства негативно действовали на нравственное состояние общества. "Наши души, - писал он, - развращались по мере того, как совершенствовались науки и искусства Конечно, эти выпады против наук и искусств выражали для Руссо лишь мысль о социально-политическом порабощении народа, так как он усматривал в науках и искусствах своего рода гирлянды цветов, которые украшают железные цепи, сковывающие людей и заглушающие в них естественное чувство свободы. Он выступил в этом произведении защитником интересов народных масс, считая, что писатели художники, ученые, получающие благодеяния монархов, "высасывают соки из государства, ничего не давая ему взамен, в то время как самые полезные граждане, которые дают хлеб и молоко, гибнут в нищете и презрении в глуши деревень". Эти мысли в защиту народных масс были высказаны в антипросветительской форме, чтобы привлечь внимание к социальным проблемам. Однако Руссо был убежден в огромной роли разума в деле совершенствования людей и рассеивания мрака и невежества. Так, он предлагал в своей работе пригласить ученых в качестве советников к государственным деятелям для создания общего блага. Власть и мудрость должны вступить в союз - вот каков призыв Руссо. Кроме указанного произведения, Руссо написал "Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми (1755) "Юлия, или Новая Элоиза" (1761), "Об общественном договоре (1762), "Эмиль, или О воспитании" (1762). В своих работах Руссо анализирует многие вопросы общественного развития Он рассматривает положение, при котором человек потерял свою свободу, которой обладал в естественном состоянии. Естественное состояние Руссо понимал как такое, при котором человек не зависит ни от кого, это идеал, к которому можно в конце концов вернуться. Естественное состояние дает людям равенство, при нем люди не знали, что такое частная собственность, и поэтому не были испорчены в нравственном отношении. Он полагал, что неравенство существовало не всегда. Оно появилось тогда, когда возникла частная собственность. Расслоение на бедных и богатых - это первая ступень неравенства, которое началось с того момента, когда кто-то первый, отгородив участок земли, сказал: "Это - мое", и когда все в это поверили. Второй этап неравенства начинается с возникновением государства, когда бедные и богатые заключили между собой союз, договор об образовании государственной власти, при этом одни оказываются управляющими, другие - подданными. В этом случае причина неравенства лежит в зависимости людей друг от друга. Таким образом, возникновение государства "наложило новые путы на слабого и придало силы богатому, безвозвратно уничтожило естественную свободу, навсегда установило закон собственности и неравенства, превратило ловкую узурпацию в незыблемое право и ради выгоды нескольких честолюбцев обрекло с тех пор человеческий род на труд, рабство и нищету" [Об общественном договоре. М., 1938. С. 84]. Третьим этапом поступательного развития неравенства Руссо считал переход государственной власти в деспотизм, который превращает подданных в рабов. Этот деспотизм должен быть в конце концов повержен. Полагая, что переход из естественного состояния к государству порождает порабощение человека, Руссо все же не считает, что этот переход является гибельным для человечества. Он признает положительные стороны заключения такого договора, так как социальный союз дает человеку силы для сохранения того, что он имеет. Кроме того, по его словам, "основное соглашение не только не разрушает естественного равенства, а напротив, заменяет моральным и законным равенством то физическое неравенство между людьми, которое могла создать природа; люди, будучи неравны по силе и уму, становятся равными в силу соглашения". В работе "Об общественном договоре" Руссо утверждает важные положения, а именно: что сувереном является народ, что суверенитет народа неотделим от него и неделим, что законодательная власть принадлежит народу и может принадлежать только ему. В законах должна воплощаться "всеобщая воля народа". Значительное место в творчестве Руссо занимают проблемы воспитания, которым он придавал исключительно важное значение, и заявлял, что "у вас будет все, если вы воспитываете граждан, без этого у вас все, начиная с правителей государства, будут лишь жалкими рабами" [Трактаты. М., 1969. С. 125]. Эта прозорливая мысль Руссо не потеряла своей абсолютной ценности и сегодня. Воспитание граждан, по Руссо, должно начинаться с самого раннего возраста, и именно педагогическое воспитание, а не только воспитание посредством социальной среды. Основной вид воспитания представляется Руссо как общественное воспитание в правилах, предписываемых правительством. Он полагал, что воспитание должно быть направлено на формирование любви к отечеству. Необходимо воспитывать такие добродетели, которые давали бы возможность человеку довольствоваться минимумом материальных благ. "Общественное признание добродетели человека, - писал Руссо, - это самая сладостная награда, которую он может получить, и любое доброе дело не нуждается в ином вознаграждении, кроме провозглашения его добрым во всеуслышание". Влияние идей Руссо было значительным как во Франции, так и в других странах. Он - один из первых, кто вскрыл противоречивые стороны развития цивилизации. Его радикализм в вопросах социального развития питал прогрессивные течения Великой Французской революции.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий словарь философских персоналий

Жан-Жак Руссо

1712-1778) - один из самых видных представителей французского Просвещения.

Он родился в Швейцарии, в Женеве. Отец его был ремесленником-часовщиком, мать умерла при рождении сына. Отец отдал его учиться ремеслу, но это его не занимало и в шестнадцать лет он уехал из Женевы. Ради заработка занимался различной работой, переезжая с места на место. Побывал в Италии, Южной Франции. В 1741 г. приехал в Париж. Знакомства с Дидро, Кондильяком и другими протрессивными мыслителями того времени расширили философский кругозор Руссо и имели для него большое значение.

Известность ему принесло произведение «Рассуждение о науках и искусствах». Эта работа Руссо возникла в результате конкурса, объявленного Дижонской академией в 1750 г., и была написана на тему: «Способствовало ли возрождение наук и искусств очищению нравов?» Произведение Руссо заняло первое место. В этом сочинении Руссо дал совершенно неожиданный для того времени ответ. Он ответил отрицательно на поставленный вопрос, довольно красноречиво и убедительно показав, что науки и искусства негативно действовали на нравственное состояние общества. «Наши души, - писал он, - развращались по мере того, как совершенствовались науки и искусства». Конечно, эти выпады против наук и искусств выражали для Руссо лишь мысль о социально-политическом порабощении народа, так как он усматривал в науках и искусствах своего рода гирлянды цветов, которые украшают железные цепи, сковывающие людей и заглушающие в них естественное чувство свободы. Он выступил в этом произведении защитником интересов народных масс, считая, что писатели, художники, ученые, пользующиеся благодеяниями монархов, «высасывают соки из государства, ничего не давая ему взамен, в то время как самые полезные граждане, которые дают хлеб и молоко, гибнут в нищете и презрении в глуши деревень».

Эти мысли в защиту народных масс были высказаны в антипросветительской форме, чтобы привлечь внимание к социальным проблемам. Однако Руссо был убежден в огромной роли разума в деле совершенствования людей и рассеивания мрака невежества. Так, он предлагал в своей работе пригласить ученых в качестве советников к государственным деятелям для создания общего блага. Власть и мудрость должны вступить в союз - вот каков призыв Руссо.

Кроме указанного произведения, Руссо написал «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства междулюдьми» (1755), «Юлия, или Новая Элоиза» (1761), «Об общественном договоре» (1762), «Эмиль, или О воспитании» (1762). В своих работах Руссо анализирует многие вопросы общественного развития. Он рассматривает положение, при котором человек потерял свою свободу, свойственную ему в естественном состоянии. Естественное состояние Руссо понимал как такое, при котором человек не зависит ни от кого, это идеал, к которому можно в конце концов вернуться. Естественное состояние дает людям равенство, при нем люди не знали, что такое частная собственность, и поэтому не были испорчены в нравственном отношении.

Он полагал, что неравенство существовало не всегда. Оно появилось тогда, когда возникла частная собственность. Расслоение на бедных и богатых - это первая ступень неравенства, которое началось с того момента, когда кто-то первый, отгородив участок земли, сказал: «Это - мое», и когда все в это поверили.

Второй этап неравенства начинается с возникновением государства, когда бедные и богатые заключили между собой союз, договор об образовании государственной власти, при этом одни оказываются управляющими, другие - подданными. В этом случае причина неравенства лежит в зависимости людей друг от друга. Таким образом, возникшие государства и законы «наложили новые путы на слабого и придали новые силы богатому, безвозвратно уничтожили естественную свободу, навсегда установили закон собственности и неравенства, превратили ловкую узурпацию в незыблемое право и ради выгоды нескольких честолюбцев обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету» [Трактаты. М., 1969. С. 84]. Третьим этапом поступательного развития неравенства Руссо считал переход государственной власти в деспотизм, который превращает подданных в рабов. Этот деспотизм должен быть в конце концов повержен.

Полагая, что переход от естественного состояния к государству порождает порабощение человека, Руссо все же не считает, что этот переход является гибельным для человечества. Он признает положительные стороны заключения такого договора, так как социальный союз дает человеку силы для сохранения того, что он имеет. Кроме того, по его словам, «основное соглашение не только не разрушает естественного равенства, а напротив, заменяет моральным и законным равенством то физическое неравенство между людьми, которое могла создать природа; люди, будучи неравны по силе и уму, становятся равньми в силу соглашения».

В работе «Об общественном договоре» Руссо утверждает важные положения, а именно: что сувереном является народ, что суверенитет народа неотделим от него и неделим, что законодательная власть принадлежит народу и может принадлежать только ему. В законах должна воплощаться «всеобщая воля народа».

Значительное место в творчестве Руссо занимают проблемы воспитания, которым он придавал исключительно важное значение, заявляя, что «у вас будет все, если вы воспитаете граждан; без этого у вас все, начиная с правителей Государства, будут лишь жалкими рабами» [Трактаты. М., 1969. С. 125]. Эта прозорливая мысль Руссо не потеряла своей абсолютной ценности и сегодня.

Воспитание граждан, по Руссо, должно начинаться с самого раннего возраста, и именно педагогическое воспитание, а не только воспитание посредством социальной среды. Основной вид воспитания представляется Руссо как общественное воспитание в правилах, предписываемых правительством. Он полагал, что воспитание должно быть направлено на формирование любви к отечеству. Необходимо воспитывать такие добродетели, которые давали бы возможность человеку довольствоваться минимумом материальных благ. «Общественное признание добродетели человека, - писал Руссо, - это самая сладостная награда, которую он может получить, и любое доброе дело не нуждается в ином вознаграждении, кроме провозглашения его добрым во всеуслышание».

Влияние идей Руссо было значительным как во Франции, так и в других странах. Он - один из первых, кто вскрыл противоречивые стороны развития цивилизации. Его радикализм в вопросах социального развития питал прогрессивные течения Великой Французской революции. _С

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Великие философы: учебный словарь-справочник

РУССО Жан-Жак

28 июня 1712, Женева июля 1778, Эрменонвиль) — французский просветитель, философ и писатель, композитор. Родился в семье часовщика. Образование, полученное Руссо, почти всегда было самообразованием — в детстве он познакомился с сочинениями Плутарха, Цицерона, Овидия, Тацита, в юношеские годы, сблизившись во время своих странствий с оказавшей большое влияние на него г-жой Варан, он в течение более чем 10 лет изучал при ее содействии историю, философию, математику, ботанику и музыку (впоследствии за свою оперу «Сельский колдун» он получил королевскую пенсию, которой, впрочем, не воспользовался). До конца дней он зарабатывал на жизнь перепиской нот.

В 1744—56 Руссо живет в Париже, сближается с Дидро и Кондилмком, пишет ряд статей для «Энциклопедии». Успех приходит к нему после публикации его трактата «Рассуждение о том, способствовало ли возрождение наук и искусств очищению нравов» (Discours sur les Sciences et les Arts, 1750, рус. пер. 1768), в котором был дан отрицательный ответ на этот вопрос, предложенный Дижонской Академией наук. В то время как другие просветители связывали социальный, в т. ч. нравственный, прогресс с прогрессом науки, Руссо попытался доказать, что спутниками нравственности являются скорее именно наивная простота и даже невежество, нежели образованность и ученость: «...добродетель исчезла по мере того, как их (наук и искусств. —Т.Д.) сияние поднималось все выше и выше над нашим горизонтом и то же явление наблюдалось повсеместно» (Трактаты. М., 1969, с. 14). «Естественному состоянию» Руссо противопоставляет «общественное», природе — цивилизацию и утверждает, что чем ближе человек к природе (где нет промышленности, наук и искусств), тем он чище и добродетельнее. Этой критике цивилизации Руссо остался верен на всю жизнь.

В трактате «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (Discours sur lorigine et les fondements de linegalite parmi les hommes, 1755, рус. пер. 1770) причиной социального неравенства признается частная собственность, возникающая на определенной ступени развития общества: в естественном состоянии «не было ни домов, ни хижин, ни какого бы то ни было рода собственности» (там же, с. 97, 98). Возникновение собственности связано с личным трудом и первоначальным захватом земли, ископаемых, озер и т. д.: «Первый, кто огородил участок земли, придумал заявить «Это мое!» и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества» (там же, с. 72). Возрастание неравенства связано также с совершенствованием орудий труда, благодаря которому стало возможным не убивать военнопленных, а превращать их в рабов. Подчеркивая преимущества «естественного состояния», Руссо возражает тем, кто, как Гоббс, полагает, что человек от природы зол и что в первобытном состоянии существует «война всех против всех»: «дикари не злы как раз потому, что не знают, что значит быть добрыми, ибо не развитие познания и не узда закона, а безмятежность страстей и неведение порока мешают им совершать зло» (там же, с. 64). Однако, считая «естественное состояние» идеалом человеческого общества, Руссо хорошо понимал, что вернуться к нему нельзя. В статье для Энциклопедии «О политической экономии», написанной в том же 1755 (рус. пер. 1777), Руссо утверждает, что «право собственности — это самое священное из прав граждан и даже более важное в некоторых отношениях, чем свобода» (там же, с. 128). Гражданское общество должно основываться на собственности, «может быть, потому, что собственность — это истинное основание и истинная порука в обязательствах между людьми» (там же, с. 128): только владение собственностью превращает индивида в ответственного члена общества, только на частной собственности вырастают гражданское общество и правовое государство.

Трактат «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (Du contrat social ou principes du droit politique, 1762, рус. пер. 1903,1906), обосновывающий необходимостьЗаключения договора между людьми в связи с переходом от естественного состояния к общественному, принес Руссо наибольшую, хотя и посмертную славу (сразу после его смерти отдельные формулировки были включены в Декларацию прав человека и гражданина 1789). В отличие от других концепций общественного договора 17—18 вв. Руссо видит цель договора в построении гражданского общества. Это не договор правителя с подданными или высшего лица с низшими, а договор равных лиц друг с другом, или же общества как целого с каждым из его членов, когда «все они принимают на себя обязательства на одних и тех же условиях и все должны пользоваться одинаковыми правами» (там же, с. 173). Главные понятия трактата — «суверен» и «общая воля». «Сувереном», т. е. тем, кто несет на себе бремя законодательной власти, объявляется народ; власть суверена неделима и неотчуждаема. Депутаты в любом государственном представительстве признаются лишь уполномоченными народа, обладающими только совещательным голосом. Понятие «общей воли» приобретает исключительное значение: «Часто существует немалое различие между волею всех и общей волею. Эта вторая блюдет только общие интересы; первая — интересы частные и представляет собой лишь сумму изъявлений воли частных лиц. Но отбросьте из этих изъявлений воли взаимно уничтожающиеся крайности; в результате сложения оставшихся после расхождений получится общая воля» (там же, с. 170). Акты принятия законов есть «акты общей воли», и для принятия их народом требуется собрание всех граждан вместе; хотя Руссо в данном случае ссылается на Рим и Афины, часто собиравших своих граждан на форум, конституцию он все же пишет для маленького островка Корсика. Ставя вопрос о том, может ли народ быть созидателем законов, Руссо отвечает на него отрицательно: «Все в равной мере нуждаются в поводыре», и народу нужен законодатель, понимающий человеческие слабости, но не подверженный ни одной из них (это представление о законодателе — вариант типично просветительской концепции мудрого философа-воспитателя): Всякое правление, основанное на общественном договоре, есть республика, но если исполнительная власть передается одному лицу, то она принимает форму монархии, нескольким — аристократии, большинству — демократии. Руссо предпочитает аристократию, имея в виду не сословные, а духовные преимущества. Когда монархия превращается в деспотию, а равенство граждан начинает означать равенство всех перед деспотом в смысле утраты всяких прав, возможно насильственное ниспровержение деспотизма: в качестве необходимых для спасения отечества мер Руссо допускает и революцию, и диктатуру, однако считает их крайними и кратковременными средствами: «никогда не следует приостанавливать священную силу законов, если дело не идет о спасении отечества» (там же, с. 243).

После появления уже первых трактатов Руссо пути его и энциклопедистов начинают все более расходиться, что объясняется как религиозностью Руссо (большинство энциклопедистов были атеистами), так и его негативным отношением к цивилизации. Окончательный разрыв происходит после публикации в 7-м томе «Энциклопедии» статьи УАламбера «Женева» и критического ответа Руссо «Письмо дАламберу о зрелищах», в котором он резко выступил против восхваления дАламбером театральных представлений как одного из главных орудий нравственного воспитания.

В 1761 выходит в свет роман Руссо «Юлия, или Новая Элоиза» (1761, рус. пер. 1769,1961), принесший ему всеобщее признание и звание почетного гражданина Женевы; Кант, читая этот роман, единственный раз в жизни пропустил послеобеденную прогулку. «Новая Элоиза» положила начало новому литературному направлению — сентиментализму; герой романа — человек, обладающий чувствительной душой, любовь изображается как самое естественное и чистое чувство, заложенное в человеке природой. Роман изобилует картинами патриархального быта крестьян и восторженными описаниями природы.

Свою теорию воспитания Руссо изложил в вышедшем в 1762 романе «Эмиль» (Emile ou de leducation, рус. пер. 1770). Воспитание должно следовать не искусственным потребностям, культивируемым цивилизацией, но потребностям, заложенным в человеке первозданной природой. Это прежде всего чувства любви и сострадания, из которых вырастает совесть: «Есть в глубине души врожденное начало справедливости и добродетели, в силу которых вопреки нашим собственным правилам мы признаем свои поступки и поступки другого или хорошими, или дурными. Это именно начало я называю совестью» (Избр. педагог, соч., т. 1. M., 1981, с. 344). Все люди равны от природы, детей надо воспитывать, лишь исходя из их индивидуальных и возрастных особенностей. Содержавшаяся в одной из книг романа («Исповедание веры савойского викария») проповедь «естественной религии», отрицающей официальную церковную догматику, повлекла за собой то, что «Эмиль» (как и «Об общественном договоре») был запрещен парижским парламентом и осужден на сожжение.

Руссо бежит из Франции, около трех лет проводит в имении Фридриха II — герцогстве Нейбургском, в 1766 по приглашению Д. Юма прибывает в Англию, где встречает восторженный прием. В мае 1767 возвращается во Францию, в 1770— 78 живет в Париже, последние месяцы проводит в имении своего поклонника маркиза де Жирардена. Его посмертно изданная «Исповедь» (1782—89, рус. пер. 1797), где Руссо хотел беспристрастно изложить все факты своей жизни (он попытался найти оправдание даже самым неблаговидным своим поступкам, напр. помещению в приют четверых своих детей), пользовалась громкой и отчасти скандальной славой. Многими мыслителями, в т. ч. Л. Н. Толстым, «Исповедь» была принята с восхищением. Воздействие идей Руссо на философов, политических деятелей, литераторов, историков было огромным — влияние его испытали Гете и H. M. Карамзин, Л. Н. Толстой и И. Песталоцци, Жорж Санд и Робеспьер. Во время революции 1789 якобинцы установили настоящий культ Руссо, его прах был перенесен в Пантеон. Воззрения Руссо на гражданское общество послужили ориентиром для демократических реформаторов.

Соч.; Oeuvres completes, 1.1—13. P., 1903—08; врус. пер.: Избр. соч. в Зт.М.,1961.

Лит.: МанфредА. 3. Три портрета эпохи Великой французской революции: Ж.-Ж. Руссо, Г. Р. де Мирабо, M. Робеспьер. М„ 1976; Верцман И. Е. Жан-Жак Руссо. M., 1976; Длугач Т. Б. Подвиг здравого смысла. М-, 1995; Bess G. l.-S. Rousseau. Lapprentisage de lhumanite. P., 1988; Walker R. Rousseau and Liberty. Cambr., 1995.

Т. Б. Длугач

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

РУССО Жан Жак

Rousseau), (28 июня 1712 – 2 июля 1778) – франц. политич. мыслитель, революц. демократ, философ, реформатор педагогики, писатель, драматург, композитор, теоретик иск-ва. Род. в Женеве в семье часовщика; систематич. образования Р. не получил. Меняя различные профессии, в 1741 приехал в Париж, где завязал знакомство с Д´Аламбером, Гольбахом, Дидро и другими просветителями. По приглашению Дидро Р. сотрудничал в "Энциклопедии". Широкая известность Р. началась с "Рассуждения о науках и искусствах" (Gen., 1750; рус. пер. в Избр. соч., т. 1, М., 1961), где он дал отрицат. ответ на вопрос Дижонской академии: способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов. Слава оригинального мыслителя упрочилась за Р. после выхода др. его произведений: "Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми" (Amst., 1755; рус. пер. под назв. "О причинах неравенства", СПБ, 1907), "Юлия, или Новая Элоиза" (Amst., 1761; рус. пер. 1769, последнее рус. изд. в Избр. соч., т. 2, М., 1961). Бегство из Франции (1762) спасло Р. от ареста, но и в Швейцарии, куда он направился, его преследовали власти. Положение Р. осложнялось ранее происшедшим разрывом его с осн. группой просветителей. Особой ожесточенностью отличалась многолетняя полемика между Р. и Вольтером. В 1766–67 Р. был в Англии, но, поссорившись с пригласившим его туда Юмом, вернулся во Францию. Он жил уединенно, переписывал ноты, чтобы добыть средства к жизни, писал мемуары ("Исповедь" – t. 1–4, pt. 1–2, Gen., 1782–89; рус. пер. под назв. "Исповедание", ч. 1–2, М., 1797; затем много изд., последнее в Избр. соч., т. 3, М., 1961), опубликованные после его смерти. В 1791 его прах по решению Законодат. собрания был перенесен в Париж. ? и л о с -р е л и г . в з г л я д ы Р. сложились под влиянием англ. и франц. деизма; они дуалистичны и крайне противоречивы. Р. признавал несотворенность и объективность существования материи, определяя ее как т?, что дано в ощущениях. Но он отказался решить вопрос о сущности материи, считая, что сущность вещей вообще непознаваема; по Р., материя инертна, не способна породить разум. В полемике с франц. материалистами Р. утверждал, что существует бог как мировая воля, мировой разум и источник добра. Человек, согласно Р., состоит из смертного тела и нематериальной бессмертной души. Р. абсолютизировал сенсуализм: для него чувства непогрешимы, а разум ведет к заблуждению; к теоретич. мышлению он относился отрицательно, считая единств. путем к истине непосредств. чувств. знание. Субъективная уверенность в правильности того или иного положения для Р. выше логич. доказательств. Антиматериалистич. и агностич. линия в философии Р. оказала значит. влияние на Канта. С позиций эмоционально окрашенного деизма Р. отвергал теологию, религ. фанатизм, религ. нетерпимость. Он был ярким критиком христианства, видя в его совр. форме наихудшую религию. В то же время Р. осуждал атеистов как плохих граждан, к-рых следует изгонять из разумно организованного общества и даже казнить, если они упорствуют. Р. стремился найти новую форму связи религии с морально-правовыми нормами (буржуазными по своей сути) в целях усиления их авторитета. Попытка создания "гражданской религии" таила в себе опасность возрождения религ. фанатизма. Религ. идеи Р. безуспешно пытались осуществить якобинцы во время революции (установление Робеспьером культа верховного существа). Социально-политич. идеи Р. занимают центр. место в его мировоззрении. Страстное обличение пороков феодализма, поиски путей перехода к справедливой обществ. организации, разработанной Р. в учении об общественном договоре, составляют пафос всей деятельности Р. В целом он находился в границах идеалистич. понимания истории, для него идеи людей, их сознат. действия, в особенности если они выражены в форме законов, имеют решающее значение. Не чужд Р. и "географич. детерминизм" Монтескье: Р. считал, что политич. формы зависят от величины территории, климата и т.д. Среди др. просветителей Р. выделялся пониманием противоречивости обществ. прогресса, борьбой против всякого социального неравенства, революц. демократизмом. Р. высказал глубокую догадку о частной собственности как причине обществ. антагонизмов. Развитие общества Р. представлял след. образом: вначале существует "естеств. состояние", когда люди свободны и равны; Р. идеализировал это состояние и воспевал его как счастливое детство человечества. "Способность к совершенствованию" приводит к улучшению орудий и способов труда. На этой основе возникает частная собственность, а вместо с ней имуществ. неравенство. Как следствие этого возникает гос-во, порождающее политич. неравенство. Высшей точки неравенство достигает в деспотич. гос-ве, где перед лицом всемогущего деспота все уравнены в бесправии. Успехи в хозяйств. деятельности, науке, иск-ве неразрывно связаны, по Р., с утратой людьми свободы и счастья, с регрессом в этике и политике. Выявление противоречий обществ. развития, в ходе к-рого люди, стремясь к улучшению своей жизни, становятся в условиях неограниченного господства частной собственности, все более несчастными, дает основание нек-рым совр. авторам говорить об Р. как об одном из первых исследователей проблемы отчуждения (см., напр., И. С. Нарский, Об историко-филос. развитии понятия "отчуждение", в журн.: "Филос. науки", 1963, No 4, с. 97–99). Как революц. идеолог, Р. утверждал, что в конце концов сила бесправного большинства свергнет власть деспота и ликвидирует неравенство. Р. фактически обосновывал право народа на восстание против угнетателей. Энгельс отмечал диалектич. характер этих рассуждений Р.: "...процессы, антагонистические по своей природе, содержащие в себе противоречие; превращение определенной крайности в свою противоположность и, наконец, как ядро всего – отрицание отрицания" ("Анти-Дюринг", 1966, с. 140). Люди, освободившиеся от деспотич. власти, должны решить проблему: каким образом остаться свободными и вместе с тем создать обществ, союз. По Р., она решается заключением обществ. договора, суть к-рого состоит в том, что "каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как нераздельную часть целого" ("Об обществ. договоре", М., 1938, с. 13). В результате этого образуется коллективное целое – гос-во, народ, обладающий верховной властью, суверенитетом. Политич. идеал Р. – прямая демократия, в к-рой законы принимаются непосредственно, собранием всех граждан. Этот идеал (при выработке его Р. исходил из опыта антич. городов-гос-в и швейц. кантонов) был осуществим лишь для небольших гос-в, где физически возможно собрать в одном месте всех граждан. Правильно критикуя ограниченность англ. парламентаризма, Р. в целом недооценил возможностей развития демократии при представительной системе. Эта сторона политич. идеала Р. ориентировала на создание в Европе мельчайших гос-в, тогда как тенденция историч. развития действовала в противоположном направлении. Вопрос о частной собственности решался Р. непоследовательно: считая, что ее возникновение привело к бесчисленным бедствиям, он предлагал не уничтожить ее, а лишь равномерно распределить между всеми гражданами в размерах, необходимых для их жизни. Это характеризует Р. как идеолога мелкой буржуазии. Р. не понимал, что существование частной собственности неизбежно ведет к имуществ. расслоению, Энгельс отмечал, что "государство разума – общественный договор Руссо, – оказалось и могло оказаться на практике только буржуазной демократической республикой" ("Анти-Дюринг", с. 13). В. Кузнецов. Москва. Э с т е т и ч . и д е и . Р. считал, что иск-во вредно для обществ. нравственности (см. "Рассуждение о науках и искусствах", "Письмо к Д´Аламберу ..." "J. J. Rousseau... ? M. D´Alembert...", Amst., 1758; последнее рус. изд. в Избр. соч., т. 1, М., 1961; "Письмо о франц. музыке" – "Lettre sur la musique fran?aise", [P.], 1753; последнее рус. изд. в Избр. соч., т. 1, М., 1961). Однако это не было осуждением иск-ва вообще, но лишь его господствующей, гл. обр. аристократической, формы. Исходя из идеи о том, что иск-во должно быть верным природе, воспроизводить жизнь, Р. обосновал свой эстетич. идеал, основанный на единстве эстетич. и этич. начал. Мораль Р. основана на идее равенства людей и свободы личности. Это – мораль гражд. подвига, респ. патриотизма. Добродетель для него – ненависть к рабству и приверженность свободе; в этом направлении и должно воздействовать эстетич. воспитание. Поэтому, отвергая аристократич. иск-во, он выдвигал проблему положит. героя, примера. Картина, статуя, пьеса должны прославлять патриотич. деяния, учить великодушию, справедливости. Р. утверждал даже, что тема любви в драматургии наносит ущерб ее гражд. содержанию. Театру для избранных Р. противопоставил идею массовых нар. празднеств, к-рые сближают и объединяют сограждан. Эти идеи легли в основу художеств. политики якобинцев, вдохновили эстетику социалистов-утопистов, позднее – Ромена Роллана. Борьба за свободу личности у Р. носила глубоко демократич. характер. Но, стремясь соединить индивидуализм с уравнительностью, Р. впадал в неразрешимое противоречие. Естеств. страсти добродетельной души, своеобразие и неповторимость индивидуальных чувствований составляют осн. содержание иск-ва для Р. Таковы его романы "Новая Элоиза" и "Исповедь". В живописи он критиковал стиль рококо, требуя мужественного, народного, естественного изобразит. иск-ва, в к-ром содержание было бы определяющим началом, в связи с чем отдавал приоритет рисунку по сравнению с красками. В музыке он отвергал рационалистич. сухость франц. придворной оперы, отстаивал мелодич. нар.-песенное начало как живой язык страстей. Эта сторона воззрений Р. питала европ. сентиментализм, родоначальником к-рого Р. являлся, и позднее была унаследована романтизмом. Т. Барская. Ленинград. Педагогич. идеи Р. органически связаны со всей системой его взглядов. Они изложены гл. обр. в "Эмиле". И сходя из сенсуализма, Р. верил во всемогущество воспитания, к-рое должно сформулировать гражданина нового общества. Процесс воспитания мыслился Р. как развитие естеств. задатков и способностей ребенка, исключающее всякое насилие над его личностью. Большое значение Р. придавал физич. воспитанию. Обучение наукам должно сочетаться с изучением какого-нибудь ремесла. Формирование нравств. качеств является гл. целью воспитания. Не понимая значения общества для решения задачи воспитания каждого индивида, Р. требовал, чтобы ребенок был изолирован от влияния окружающей среды. Несмотря на ряд утопич. моментов (отразивших невозможность осуществления педагогич. идеала Р. в условиях совр. ему общества), предложенная Р. система воспитания обогатила педагогику мн. плодотворными идеями. Р. оказал влияние на реформаторов педагогики 18–19 вв. (Песталоцци и др.). Его педагогич. идеи не утратили значения и поныне. Резко враждебная феод.-схоластич. образованию и воспитанию, отрицающая сам принцип сословности в воспитании, она имела революц. значение. На протяжении многих десятилетий идеи Р. были путеводной звездой для революционеров, боровшихся против феодализма и крепостничества, за демократизацию обществ. жизни. Под сильнейшим воздействием идей Р. находились деятели франц. революции 1789–1794, особенно Робеспьер. Критика Р. противоречий общества, основанного на частной собственности, оказала большое влияние на развитие идей утопического социализма. Классики марксизма-ленинизма, вскрывая мелкобурж. ограниченность Р., отмечали великое прогрессивное значение его революц.-демократич. идей. Соч.: "Об общественном договоре, или Принципы политического права" ("Du contrat social ou principes du droit politique", Amst., 1762). В 1762 вышло 10 изданий, затем переиздавалось на франц. яз. ок. ста раз. Во Франции оно было немедленно запрещено и осуждено на сожжение (одновременно с "Эмилем"). Был отдан приказ об аресте Р. Несмотря на преследования, соч. Р. широко распространялось во Франции. Работа была быстро переведена на мн. иностр. яз.: англ. (1763, последнее 1955), нем. (1763, последнее 1953), португ. (1767 или 1768, 1821), гол. (1793), дат. (1795, 1900), итал. (1796, последнее 1945), исп. (1799, последнее 1962), венг. (1819, 1958), новогреч. (1828), польск. (1839, 1948), чеш. (1871, последнее 1949), турец. (1910, 1960), рум. (1957), швед. (1919), фин. (1918), болг. (1887, 1896), иврит (1932), рус. (три издания в 1906; 1907, последнее изд. 1938). "Эмиль, или О воспитании" ("?mile, ou de l´?ducation") – осн. педагогич. работа Р. В 4-й ч. "Эмиля" находится "Исповедание веры савойского викария" – концентрированное изложение филос.-религ. идей Р. 1-е изд. вышло в мае 1762. Оно было отпечатано в Париже, но в целях конспирации на титульном листе в качестве места издания была указана Гаага. Копия была конфискована парижской полицией, осуждена Сорбонной и сожжена по постановлению парижского парламента. "Эмиль" (вместе с "Обществ. договором") был сожжен также в Женеве. Голл. власти взяли назад разрешение на печатание "Эмиля". Несмотря на это, книга получила широкое распространение. Она множество раз издавалась на франц. яз. Переведена на англ. (1762, последнее 1933), нем. (1762, последнее 1933), голл. (1793, 1923), венг (1790, 1957), дат. (1801), исп. (1817, 1928), итал. (1887, 1949), рум. (последнее изд. 1937), польск. (1930, 1933), турец. (1930), португ. (б/г.), швед. (1912, 1917), чеш. (1889, 1926), словац. (1956), фин. (1933). Первый рус. пер. –ч. 1–4, М., 1807, далее СПБ, 1877 (Собр. соч., т. 1); М., 1896 (2 изд., М., 1911); СПБ, 1912; последний полн. пер., М., 1913. Кроме того, издавались отрывки под разными названиями: Размышление о величестве Божием, СПБ, [1770]; то же, в кн.: Философические уединенные прогулки, [2 изд.], СПБ, 1802, 3 изд., М., 1822; Емиль и София, или Благовоспитанные любовники, М., 1779; М., 1800; СПБ, 1811; М., 1820; Бытие бога и бессмертие души, СПБ, 1801; Исповедание веры савойского викария, М., 1903; О боге, СПБ, 1908; Эмиль, или О воспитании, кн. 5, в Избр. соч., т. 1, М., 1961. Oeuvres compl?tes, [nouv. ?d.], t. 1–4, P., 1883; Oeuvres compl?tes, t. 1–13, P., 1885–1905; Correspondence g?n?rale, v. 1–20, P., 1924–34 (Table, [?d. P. P. Plan], Genf, 1953). Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, 3, 4, 12, 15, 16, 19, 20, 21 (см. имен. указат. в каждом томе); Плеханов Г. В.; Ж. Ж. Р. и его учение о происхождении неравенства между людьми, Соч., 2 изд., т. 18, М.–Л., 1928; ?орлей Д., Руссо, пер. с англ., М., 1881; Южаков С. Н., Ж. Ж. Руссо, СПБ, 1894; Шюкэ ?., Ж. Ж. Руссо, пер. с франц., М., 1896; Геффдинг Г., Ж.-Ж. Руссо и его философия, пер. с нем., СПБ, 1898; Компере, Ж. Ж. Р. и воспитание естественное, пер. [с франц.], М., 1903; ?ресс ?., Руссо. Об естественном состоянии, СПБ, [1904]; Алексеев А. С., Политич. доктрина Ж. Ж. Р. в ее отношении к учению Монтескье о равновесии властей и в освещении одного из ее новейших истолкователей, СПБ, 1905; Грэхэм Г., Ж.-Ж. Руссо. Его жизнь, произведения и окружающая среда, 2 изд., М., 1908; Троицкий И. В., Ж.-Ж. Р. перед судом педиатрии XX в., X., 1908; Розанов М. Н., Ж.-Ж. Р. и лит. движение конца XVIII и начала XIX в., т. 1, M., 1910; Мисава Тадасу, Великий реформатор воспитания и образования Ж.-Ж. Р., пер. с англ., М., 1912; Бaхтин ?., Р. и его пед. воззрения, СПБ, 1913; Цингер А. В., Двухвековая годовщина рождения Р. в Женеве, М., 1913; Кревин Э. П., Р. – источник новейших течений нем. педагогики, П., 1915; Голосов ?., Разбор воззрений Ж.-Ж. Р. на индивидуум и человеч. общество, Х., 1915; Гурвич Г., Р. и декларация прав, П., 1918; Крупская ?., Ж.-Ж. Руссо, в ее кн.: Нар. образование и демократия, 3 изд., Берлин, 1921; Засулич В., Ж.-Ж. Руссо Опыт характеристики его обществ идей, [М.], 1923; ?оланд-Гольст ?., Ж.-Ж. Руссо. Его жизнь и сочинения, пер с нем., [М.], 1923; Маргеритт В., Жан-Жак и любовь, пер с франц., ?., 1927, Розанов М. Н., Ж.-Ж. ?. и Толстой, [Л., 1928], Бернадинер Б. М., Социально-политич. философия Ж.-Ж. ?., [Воронеж], 1940; Роллан Р. Ж.-Ж. Руссо, Собр. Соч., т. 14, ?., 1950; Станков С., Линней. Руссо. Ламарк, ?., 1955; Верцман И., Ж.-Ж. Руссо M., 1958; Асмус В. Ф., Ж.-Ж. Руссо, ?., 1962; Тезисы Конференции, посвященной 250-летию со дня рождения Ж.-Ж. Руссо, О., 1962; Cassirer ?., Rousseau. Kant. Goethe, transl. from the German, Princeton, 1945; Morando D., Rousseau [Brescia, 1946]; Petruzzellis ?., Il pensiero politico e pedagogico di G. G. Rousseau, Mil., [1946], Faurе С., Essais sur J. J. Rousseau, Grenoble–?., [1948]; K?vorkian B., L´Emile de Rousseau et l´Emile des ?coles normales, Nch?t–?., [1948]; Derath? R., Le rationalisme de J.-J. Rousseau, ?., 1948; его жe, J.-J. Rousseau et la science politique de son temps, ?., 1950; Groethuysen B., J. J. Rousseau, ?., [1950]; Carton P., Le faux naturalisme de J. J. Rousseaux, 2 ?d., [?.], 1951; Burgelin P., La philosophie de l´existence de J. J. Rousseau, ?., 1952; Ziegenfuss W., J. J. Rousseau, ?., 1952; Napoli G. di, Il pensiero di G. G. Rousseau, Brescia, [1953]; Flores d´Arсais G., Il problema pedagogico nell´ Emilio di G. G. Rousseau, 2 ed., Brescia, 1954; Mondоlfо D., Rousseau e la coscienza moderna, Firenze, [1954]; Green F., J. J. Rousseau, Camb., 1955; Chapman J. W., Rousseau – totalitarian or liberal?, N. Y., 1956; ?inaudi L., J. J. Rousseau, la teoria della volont? generale e del partito guida e il compito degli universitari, Basel, 1956; Glum F., J. J. Rousseau. Religion und Staat, [Stuttg., 1956]; Ravary ?., Un conscience chr?tienne devant la pens?e religieuse de J.-J. Rousseau, ?., [1956]; Thomas J. F., Le p?lagianisme de J.-J. Rousseau, ?., [1956]; Voisine J., J.-J. Rousseau en Angleterre ? l´?poque romantique, ?., 1956; Hea1ey F. G., Rousseau et Napol?on, Gen.–?., 1957; R?hrs H., J. J. Rousseau: Vision und Wirklichkeit, Hdlb., [1957]; Krafft ?., La politique de J.-J. Rousseau, ?., 1958; Starobinski J., J.-J. Rousseau. La transparence et l´obstacle, ?., [1958]; Temmer M. J., Time in Rousseau and Kant, Gen.–P., 1958; Fetscher I., Rousseau´s politische Philosophie, Neuwied, 1960; Grosclaude P., J.-J. Rousseau et Malesherbes, ?., [1960]; Bretonneau B., Valeurs humaines de J. J. Rousseau, ?., [1961]; Сobban ?., Rousseau and the modern state, Hamden (Connecticut), 1961; Dedeyan Ch., Rousseau et la sensibilit? litt?raire ? la fin du XVIII si?cle, P., [1961]; Сresson A., J.-J. Rousseau, [3 ?d ], ?., 1962; DellaVolpe G., Rousseau et Marx, [3 ?d., Roma, 1962]; Dh?te1 A., Le roman de Jean Jacques, [?., 19621]; Gu?henno J., Jean Jacques, nouv. ed., [pt.] 1–2, [P., 1962]; Wi11e H. J., Die Gef?hrtin, das Leben der Therese Lavasseur mit J. J, Rousseau, [6 Aufl.], В., 1962; S?ne1ier J., Bibliographie g?n?rale des ?uvres de J.-J. Rousseau, ?., 1950. В. Кузнецов. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

РУССО (Rousseau) Жан-Жак (1712-1778)

французский философ-просветитель, политический мыслитель, писатель, поэт, драматург, теоретик искусства. Основные произведения: "Рассуждения о науках и искусствах" (1755), "Рассуждение о происхождении и основах неравенства между людьми" (1755), "Об общественном договоре, или Принципы политического права" (1762), "Эмиль, или О воспитании" (1762), "Юлия, или Новая Элоиза" (1767), опубликованные посмертно мемуары "Исповедь" (1782-1789) и др. Родился в Женеве, в семье часовщика; историческая родина - Франция, откуда эмигрировали его предки-гугеноты. Мать Р. умерла при его рождении, отец мало занимался его воспитанием, - системного образования Р. не получил, а будучи отданным в обучение ремеслу, сбежал из Женевы; в период с 1728 по 1741 скитается по Южной Европе (Швейцария, Италия, Франция), зарабатывая на жизнь случайной работой и пробуя себя в таких видах деятельности, как домашний секретарь, музыкант, переписчик нот, слуга, гувернер и эконом-мажордом. В 1741 Р. поселяется в Париже, зарабатывая перепиской нот и частными уроками. Входит в круг просветителей, с чьими идеями был знаком по "Философским письмам" Вольтера; завязывает дружеские отношения с Дидро, Кондильяком, Мальбран-шем, д&Аламбером, Гольбахом и др. Активно сотрудничает в "Энциклопедии", возглавляя отдел музыки и опубликовав ряд ключевых статей. В 1752 участвует в объявленном Дижонской академией конкурсе работ на тему "Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов", предложив трактат "Рассуждение о науках и искусствах", в котором полемически заостренно и парадоксально предложил (по версии некоторых руссоистов, в частности, Р. Ахрбека и И. Фетшера, - по совету Дидро) отрицательную оценку роли науки и искусства, резко критикуя соответствующее, по его оценке, художественной искушенности падение нравов. Тем самым Р. была сформулирована позиция, не только альтернативная идеалам Просвещения, но и разрывающая традиционный для Европы синкриз этики и эстетики: "науки, литература и искусство... обвивают гирляндами цветов оковывающие людей железные цепи, заглушают в них естественное чувство свободы.., заставляя их любить свое рабство и создавая так называемые цивилизованные народы... Наши души развращались, по мере того как совершенствовались науки и искусства". Благодаря этому сочинению, вместе с премией в конкурсе к Р. пришла слава оригинального мыслителя, еще более упрочившаяся после публикации "Рассуждения о происхождении и основах неравенства между людьми" и "Рассуждения об общественном договоре", Бегство из Франции в Женеву спасло Р. от ареста, но не от преследований со стороны швейцарских властей. Изоляция Р. была усилена тем, что вынужденный внешний отрыв от "Энциклопедии" трансформировался в личный разрыв (многолетняя ожесточенная полемика с Вольтером, резкая критика энциклопедической статьи "Женева" по вопросу приписываемых женевским пасторам социанских взглядов, что играло на руку клерикальным противникам "Энциклопедии", добивавшимся ее запрещения). В 1765 был вынужден отказаться от Женевского гражданства и покинуть континент. В 1766-1767 живет в Англии; однако, поссорившись с пригласившим его Юмом, возвращается во Францию, где в силу болезненной мнительности, заставляющей его видеть в некогда "нежно любимом" Дидро, Гольбахе и др. друзьях своих "ненавистников" и тайных преследователей, - ведет уединенный образ жизни, добывая пропитание переписыванием нот и ища утешения в мемуарах и одиноких прогулках ("природа всегда улыбается мне"). Чувство безысходного одиночества, характеризующее глубоко пессимистическое умонастроение последних лет жизни Р., выражается как в крайнем индивидуализме ("я не должен и не хочу заниматься ничем, кроме себя"), так и в интенции к масштабным мрачным обобщениям ("общительная и любящая личность" неизменно обречена на непонимание, зависть, неприязнь и, в итоге, - на одиночество и утрату иллюзий: "все... мысли о счастье в этой жизни оказались химерами"). Содержание и эмоциональная окрашенность произведений этих лет ("Исповедь", "Диалог", "Прогулки одинокого мечтателя") дают основание для высказанной в рамках экзистенциализма оценки Р. как одного из своих предтечей. В 1778, поселившись по приглашению одного из своих почитателей в его имении Эрменонвиль, Р., будучи тяжело больным, уходит из жизни. Был похоронен в Эрменонвиле, на острове среди озера; в 1791 по решению Законодательного Собрания прах Р. был перенесен в Париж. Специфика философских взглядов Р., равно как и истоки его личной трагедии, во многом определялись тем статусом, который его концепция объективно занимает в традиции Просвещения: философия Р. может быть оценена как рефлексия Просвещения над своими основаниями, своего рода мета-уровень просветительской идеологии, - с одной стороны, органично генетически связанный с ней и семантически к ней сводимый, с другой - выходящий за ее рамки. Фундаментальные для Просвещения и эксплицитно декларируемые Р. натурализм, сенсуализм, естественное право, подвергаясь пристальному аналитическому рассмотрению, раскрывают в общем контексте философской системы Р. свое новое содержание, во многом означающее если не выход за рамки просветительской парадигмы, то постановку вопросов, в перспективе выводящих за ее пределы. Прежде всего, это проявляется в критике Р. общественного прогресса: если исходное (естественное) состояние человека есть состояние счастливого детства или "первобытное состояние, в котором он вел спокойную и счастливую жизнь", то промышленное развитие ремесла и сельского хозяйства (или, в терминологии Р., "железо и хлеб") "цивилизовали людей и погубили род человеческий". Внешне это проявилось в возникновении неравенства, которое поступательно "растет с последовательным развитием человеческого ума". Вразрез с традицией Просвещения причину этого Р. усматривает не в невежестве, а в имущественном неравенстве: "первый, кто напал на мысль, огородив участок земли, сказать: "Это мое" - и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, был истинным основателем гражданского общества." Таким образом, "неизбежным следствием обработки земли был ее раздел", а имущественное неравенство, в свою очередь, закрепляется в неравенстве политическом, наиболее ярким выражением которого является деспотизм как "последний предел неравенства и крайняя точка, которая замыкает круг и смыкается с... отправной точкою", т.е. равенством, в том смысле, что "отдельные лица вновь становятся равными" в своем бесправии ("они суть ничто") перед деспотом. Однако, за этим внешним проявлением "крайнего разложения" цивилизованного общества Р. усматривает и более глубокое, внутреннее основание его неблагополучия: разрыв между подлинной человеческой сущностью и ее цивилизованными проявлениями. В социальной среде для индивида оказывается "выгоднее... казаться не тем", кем он есть в действительности: для цивилизованного общества "быть и казаться - это уже вещи различные". Такая постановка вопроса задает сразу несколько семантических векторов, выводящих за пределы просветительской парадигмы: во-первых, данной концепцией закладываются основы философского анализа феномена отчуждения, ибо, согласно Р. фундаментальной сущностью человека является свобода, в том числе и свобода быть несвободным, т.е. реализовать себя не в соответствии, а в рассогласовании со своею подлинной природой, в силу чего в социальном контексте человек познает себя внешним по отношению к самому себе: "чем больше накапливаем мы новых знаний, тем более отнимаем мы у себя средств приобрести самое важное из всех; так что по мере того, как мы углубляемся в изучение человека, мы в известном смысле утрачиваем способность его познать"; тем самый антропология выводится за рамки представлении о "естественности" человека как данности, а концепция Р., видя выход и спасение в том, чтобы уйти в самого себя, представляет собой первый импульс к началу поворота философской концепции человека от традиционных физикалистских и рационалистских подходов - к экзистенциальному рассмотрению личности. Во-вторых, помещая в основание своей концепции социально фундированное рассогласование подлинной сущности человека и его внешней "кажимости" (Р. утверждает, что объективный наблюдатель со стороны составил бы о людях мнение, как раз обратное тому, что они представляют собою в действительности), Р. в своей диспозиции "быть" и "казаться", задает философскую интенцию, впоследствии развившуюся у Канта в оппозицию "вещи-в-себе" и явления, выводя гносеологию за рамки безмятежного сенсуализма (традиция генетического сопоставления философии Канта с концепцией Р. заложена Кассирером в работе "Руссо. Кант. Гете"); с другой стороны, тот же основанный на оппозиции "быть" и "казаться" вектор приведет в перспективе к социально-психологическим аппликациям психоанализа (см. Фромм. "Иметь или быть"). В-третьих, указанная позиция Р. задает радикально новое направление в осмыслении социальной миссии философии, предельно широко раздвигая рамки самой идеи Просвещения и включая в него, прежде всего, рефлексивные установки философии на самосознание: социальная жизнь как ориентированная вовне должна быть дополнена ценностной ориентацией как индивида, так и общества в целом, вовнутрь, - интенцией "уйти в самого себя и прислушаться к голосу своей совести". Таким образом, просветительский пафос вразумления человечества дополняется у Р. принципиально новым для философии пафосом своего рода экзистенциального просвещения - очеловечивания разума. Центральной проблемой социальной философии Р. является проблема власти, рассмотренная в ее как ретроспективной, так и в перспективной эволюционных проекциях. Именно в области данной проблематики Р. демонстрирует выражение классической просветительской позиции, на основании чего и может быть отнесен - несмотря на указанную выше альтернативность - к данной традиции. Во взглядах Р. может быть отмечен программный изоморфизм рассмотрения отношения человека ко внешней природе как таковой, к естественному (природному) праву другого человека и к собственной природе (сущности). Так, если в исходной ситуации "задушевной близости" с природой человек находился и в таком же согласии со своею собственной природой: люди "жили свободными, здоровыми, добрыми и счастливыми, поскольку могли быть таковыми по своей природе". Однако, развитие власти человека над природой оборачивается и формированием властных отношении внутри общности: человек оказывается "подвластен... всей природе, и в особенности себе подобным". "Подобно тому, как, чтобы установить равенство, пришлось совершить насилие над природой, так и для того, чтобы увековечить право рабовладения, нужно было изменить природу". Прогресс того, что Р. называет "способностью к совершенствованию", рано или поздно "приводит человека к той мере цивилизованности, которая превращает его... в тирана самого себя и природы". Таким образом, в контексте, который гораздо шире, нежели просто экологический, Р. ставит под сомнение бесспорную для Просвещения позитивную оценку экспансии человека в природу и экстенсивного развития производства: погрязший в преступлениях и пороках и впавший в отчаяние род человеческий", по оценке Р., не может, тем не менее, "ни вернуться назад, ни отказаться от сделанных им злосчастных приобретений" (ср. идеи гуманитарного переосмысления основоположений культуры, ставших сугубо технологическими, в философских концепциях Хайдеггера, Мэмфорда и др.). В общей атмосфере просветительского пафоса видения человека как повелителя и преобразователя природы Р. высказывает взгляды на цивилизацию, в которых трудно не усмотреть ранний аналог идей Франкфуртской школы о европейском ("мужском") типе цивилизации и рациональности как основанных на презумпции подчинения природы человеку, что оборачивается и деформацией, подчиненностью его собственной непосредственной сущности (природы) интегрально-дедуктивным принципам ("Диалектика Просвещения" Хоркхаймера и Адорно). Наряду с этим, Р. вплотную подходит к формулировке принципа амбивалентности властных отношений: "очень трудно привести к повиновению того, кто сам отнюдь не стремится повелевать, и самому ловкому политику не удастся поработить людей, которые не желают ничего другого, как быть свободными". Такой подход, с одной стороны, намечает контуры проблематики, прямая фокусировка на которой задаст в середине 19 в. парадигму рассмотрения власти через призму не субъекта, но так называемого "объекта" властных отношений (концепции массы и толпы в политической философии и антропологии: Тард, Ортега-и-Гассет, Канетти, Бодрийар и др). С другой стороны, анализируя стремление к свободе, Р. полагает основной характеристикой свободы ее разумность (своеволие как "разум в бреду"), - в противоположном случае превратно понятое стремление к свободе приводит к смыканию экстремальных социальных групп, семантической неразличимости равно неконструктивных своеволий и господина, и раба: "наиболее могущественные или наиболее бедствующие, основываясь на своей силе или на своих нуждах, стали приписывать себе своего рода право на имущество другого". (Аналогичные идеи позднее будут фундированы в концепциях правящей элиты: см. Г. Мос-ка о борьбе угнетенных как тенденции образовать замкнутую элиту, тождественную ныне правящей; Мангейм и Турен о равной степени идеологичности как апологии, так и утопии.) Выход из тупика прогресса Р. видит не в прямом алармистском возврате к природе ("вернуться в леса и жить с медведями" - это, по оценке Р., вывод, который вполне в духе его противников), но в возврате к собственной природе (сущности) человека, предполагающей его самоосуществление в качестве неотъемлемой части общества как нерушимой целостности. Иначе говоря, выход - в создании такого социального устройства, в рамках которого "каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как нераздельную часть целого". Такой формой социальности может быть, по Г., особая "ассоциация", предполагающая своего рода холизм, в рамках которого "каждый, соединяясь со всеми, повиновался бы, однако, только самому себе и оставался бы таким же свободным, каким был раньше". Р. фундирует возможность такого холизма социальной моделью "общественного договора", направленной "к полному отчуждению каждого члена со всеми своими правами в пользу общины", однако, поскольку "нет ни одного участника, по отношению к которому остальные не приобретают того же права, какое они ему уступают по отношению к себе, то каждый снова приобретает все, что он теряет" (ср. с гегелевской концепцией любви как отношений, в которых личность - обоюдно - отдает себя другому, но во встречном векторе самоотдачи другого вновь воссоединяется со своей сущностью и обретает целостность). Этот контекст предельно актуализирует во взглядах Р. педагогическую составляющую. Основываясь на принципах сенсуализма, Р. исповедует очевидный педагогический оптимизм, причем его эдукационизм (лат. educatio - воспитание), основанный на презумпции уважения личности ребенка, гармоничного сочетания и трудового воспитания, недопущения форсирующего и иного другого насилия над естественным процессом созревания ума, неприемлемости механического заучивания неосмысленных сведений, ориентации на обучение самостоятельному мышлению, максимального развития природных способностей и т.п., - объективно заложил фундамент радикальной и масштабной реформы педагогики 18-19 вв. (начиная от И.Г. Пестолоцци). Дифференцируя воспитательный процесс в различных типах общества, Р. полагает, что в условиях "ассоциации общественного договора" возможно общественное образование и "воспитание в правилах, предписываемых правительством, и под надзором магистров, поставленных сувереном" (идеал такой воспитательной системы непременно включает в себя замещение свойственной индивидам "любви к себе" - "страстью к отечеству"). В наличных же условиях необходимым требованием правильного воспитания Р. объявляется изоляция воспитуемого от бесконтрольного влияния далекой от совершенства социальной среды: домашнее воспитание и воспитание на лоне природы - с акцентом не на общественно значимые (гражданские), но на сугубо частные добродетели частной жизни, в первую очередь, - семейной (своих пятерых детей Р. сдал в приют из соображений необходимости государственного воспитания). В области эстетики Р., с одной стороны, декларативно ратуя за граждански патриотическое искусство (критика "немужественного" рококо и темы любви в поэзии, драматургии и прозе как наносящей ущерб их гражданственному пафосу), с другой же - в реальном художественном творчестве - выступил - с сенсуалистических позиций - основоположником такого художественного направления, как сентиментализм. В области музыки был сторонником спонтанного мелодического начала как "языка страстей" в противовес рационалистической программной музыке; на аналогичных основаниях в живописи делал акцент на динамике рисунка в противовес колористике. Является автором ряда опер, музыкальных комедий и романсов, а также изобретателем новой системы нотной записи. Идеи Р. не только оказали сильнейшее влияние на философскую традицию, но и неоднократно вдохновляли социальных реформаторов на их воплощение в жизнь. Радикализм заключительного (якобинского) этапа Великой Французской революции всецело реализовался под знаменем руссоизма; якобинский Конвент в полном соответствии с требованиями "гражданской религии" Р. ввел деистический культ. Позднее идеи Р. поднимались на щит практически всеми социально-демократическими движениями 18-20 вв.: как в Западной и Восточной Европе (соответственно: программы М. Робьеспьера, Г. Бабефа - и произведения о Р. Плеханова, В. Засулич), так и в Азии, Африке, Латинской Америке (Ф. Кастро, Л. Сен-гор и др.). В области развития художественного метода многие принципы сентиментализма Р. были унаследованы романтизмом. Р. оказал заметное влияние и на разворачивание идей Просвещения во внеконцептуальной культурной традиции (например, утопические романы Т. Деляроша "История галлигенов" и Руйе "Моральный перегонный куб"). См. также Общественного договора теория.

М.А. Можейко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новейший философский словарь

РУССО Жан-Жак (1712-1778)

французский философ-просветитель, политический мыслитель, писатель, поэт, драматург, теоретик искусства. Основные произведения: "Рассуждения о науках и искусствах" (1755), "Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми" (1755), "Об общественном договоре, или Принципы политического права" (1762), "Эмиль, или О воспитании" (1762), "Юлия, или Новая Элоиза" (1767), опубликованные посмертно мемуары "Исповедь" (1782-1789) и др. Родился в Женеве, в семье часовщика; историческая родина - Франция, откуда эмигрировали его предки-гугеноты. Мать Р. умерла при его рождении, отец мало занимался его воспитанием. Системного образования Р. не получил, а будучи отданным в обучение ремеслу, сбежал из Женевы; в период с 1728 по 1741 скитается по Южной Европе (Швейцария, Италия, Франция), зарабатывая на жизнь случайной работой и пробуя себя в таких видах деятельности, как домашний секретарь, музыкант, переписчик нот, слуга, гувернер и эконом-мажордом. В 1741 Р. поселяется в Париже, зарабатывая перепиской нот и частными уроками. Входит в круг просветителей, с чьими идеями был знаком по "Философским письмам" Вольтера; завязывает дружеские отношения с Дидро, Кондильяком, Мальбраншем, Гольбахом и др. Активно сотрудничает в "Энциклопедии",

возглавлив отдел музыки и опубликовав ряд ключевых статей. В 1750 участвует в объявленном Дижонской академией конкурсе работ на тему "Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов", предложив трактат "Рассуждение о науках и искусствах", в котором полемически заостренно и парадоксально предложил (по версии некоторых руссоистов, в частности, Р. Ахрбека и И. Фетшера, - по совету Дидро) отрицательную оценку роли науки и искусства, резко критикуя соответствующее, по его оценке, художественной искушенности падение нравов. Тем самым Р. была сформулирована позиция не только альтернативная идеалам Просвещения, но и разрывающая традиционный для Европы синкриз этики и эстетики: "науки, литература и искусство... обвивают гирляндами цветов оковывающие людей железные цепи, заглушают в них естественное чувство свободы.., заставляя их любить свое рабство и создавая так называемые цивилизованные народы... Наши души развращались, по мере того как совершенствовались науки и искусства". Благодаря этому сочинению, вместе с премией в конкурсе к Р. пришла слава оригинального мыслителя, еще более упрочившаяся после публикации "Рассуждения о происхождении и основах неравенства между людьми" и "Рассуждения об общественном договоре". Бегство из Франции в Женеву спасло Р. от ареста, но не от преследований со стороны швейцарских властей. Изоляция Р. была усилена тем, что вынужденный внешний отрыв от "Энциклопедии" трансформировался в личный разрыв (многолетняя ожесточенная полемика с Вольтером, резкая критика энциклопедической статьи "Женева" по вопросу приписываемых женевским пасторам социанских взглядов, что играло на руку клерикальным противникам "Энциклопедии", добивавшимся ее запрещения). В 1765 был вынужден отказаться от женевского гражданства и покинуть континент. В 1766-1767 живет в Англии; однако, поссорившись с пригласившим его Юмом, возвращается во Францию, где в силу болезненной мнительности, заставляющей его видеть в некогда "нежно любимом" Дидро, Гольбахе и других друзьях своих "ненавистников" и тайных преследователей, ведет уединенный образ жизни, добывая пропитание переписыванием нот и ища утешения в мемуарах и одиноких прогулках ("природа всегда улыбается мне"). Чувство безысходного одиночества, характеризующее глубоко пессимистическое умонастроение последних лет жизни Р., выражается как в крайнем индивидуализме ("я не должен и не хочу заниматься ничем, кроме себя"), так и в интенции к масштабным мрачным обобщениям ("общительная и любящая личность" неизменно обречена на непонимание, зависть, неприязнь и, в итоre, - на одиночество и утрату иллюзии: все... мысли о счастье в этой жизни оказались химерами"). Содержание и эмоциональная окрашенность произведений этих лет ("Исповедь", "Диалог", "Прогулки одинокого мечтателя") дают основание для высказанной в рамках экзистенциализма оценки Р. как одного из своих предтечей. В 1778, поселившись по приглашению одного из своих почитателей в его имении Эрменонвиль, Р., будучи тяжело больным, уходит из жизни. Был похоронен в Эрменонвиле, на острове среди озера; в 1791 по решению Законодательного Собрания прах Р. был перенесен в Париж. Специфика философских взглядов Р., равно как и истоки его личной трагедии, во многом определялись тем статусом, который его концепция объективно занимает в традиции Просвещения: философия Р. может быть оценена как рефлексия Просвещения над своими основаниями, своего рода метауровень просветительской идеологии, с одной стороны, органично генетически связанный с ней и семантически к ней сводимый, с другой - выходящий за ее рамки. Фундаментальные для Просвещения и эксплицитно декларируемые Р. натурализм, сенсуализм, естественное право, подвергаясь пристальному аналитическому рассмотрению, раскрывают в общем контексте философской системы Р. свое новое содержание, во многом означающее если не выход за рамки просветительской парадигмы, то постановку вопросов, в перспективе выводящих за ее пределы. Прежде всего это проявляется в критике Р. общественного прогресса: если исходное (естественное) состояние человека есть состояние счастливого детства или "первобытное состояние, в котором он вел спокойную и счастливую жизнь", то промышленное развитие ремесла и сельского хозяйства (или, в терминологии Р., "железо и хлеб") "цивилизовали людей и погубили род человеческий". Внешне это проявилось в возникновении неравенства, которое поступательно "растет с последовательным развитием человеческого ума". Вразрез с традицией Просвещения причину этого Р. усматривает не в невежестве, а в имущественном неравенстве: "первый, кто напал на мысль, огородив участок земли, сказать: "Это мое" - и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, был истинным основателем гражданского общества". Таким образом, "неизбежным следствием обработки земли был ее раздел", а имущественное неравенство, в свою очередь, закрепляется в неравенстве политическом, наиболее ярким выражением которого является деспотизм как "последний предел неравенства и крайняя точка, которая замыкает круг и смыкается с... отправной точкою", т.е. равенством, в том смысле, что "отдельные лица вновь становятся равными" в своем

бесправии ("они суть ничто") перед деспотом. Однако за этим внешним проявлением "крайнего разложения" цивилизованного общества Р. усматривает и более глубокое, внутреннее основание его неблагополучия: разрыв между подлинной человеческой сущностью и ее цивилизованными проявлениями. В социальной среде для индивида оказывается "выгоднее... казаться не тем", кем он есть в действительности: для цивилизованного общества "быть и казаться - это уже вещи различные". Такая постановка вопроса задает сразу несколько семантических векторов, выводящих за пределы просветительской парадигмы: во-первых, данной концепцией закладываются основы философского анализа феномена отчуждения, ибо, согласно Р., фундаментальной сущностью человека является свобода, в том числе и свобода быть несвободным, т.е. реализовать себя не в соответствии, а в рассогласовании со своею подлинной природой, в силу чего в социальном контексте человек познает себя внешним по отношению к самому себе: "чем больше накапливаем мы новых знаний, тем более отнимаем мы у себя средств приобрести самое важное из всех; так что по мере того, как мы углубляемся в изучение человека, мы в известном смысле утрачиваем способность его познать"; тем самый антропология выводится за рамки представлений о "естественности" человека как данности, а концепция Р., видя выход и спасение в том, чтобы уйти в самого себя, представляет собой первый импульс к началу поворота философской концепции человека от традиционных физикалистских и рационалистских подходов к экзистенциальному рассмотрению личности. Во-вторых, помещая в основание своей концепции социально фундированное рассогласование подлинной сущности человека и его внешней "кажимости" (Р. утверждает, что объективный наблюдатель со стороны составил бы о людях мнение как раз обратное тому, что они представляют собой в действительности), Р. в своей диспозиции "быть" и "казаться" задает философскую интенцию, впоследствии развившуюся у Канта в оппозицию "вещи-в-себе" и явления, выводя гносеологию за рамки безмятежного сенсуализма (традиция генетического сопоставления философии Канта с концепцией Р. заложена Кассирером в работе "Руссо. Кант. Гете"); с другой стороны, тот же основанный на оппозиции "быть" и "казаться" вектор приведет в перспективе к социально-психологическим аппликациям психоанализа - см. "Иметь или быть" (Фромм). В-третьих, указанная позиция Р. задает радикально новое направление в осмыслении социальной миссии философии, предельно широко раздвигая рамки самой идеи Просвещения и включая в него, прежде всего, рефлексивные установки философии на самосознание: социальная жизнь как ориентированная вовне должна быть дополнена ценностной ориентацией как индивида, так и общества в целом, вовнутрь, - интенцией "уйти в самого себя и прислушаться к голосу своей совести". Таким образом, просветительский пафос вразумления человечества дополняется у Р. принципиально новым для философии пафосом своего рода экзистенциального просвещения - очеловечивания разума. Центральной проблемой социальной философии Р. является проблема власти, рассмотренная в ее как ретроспективной, так и в перспективной эволюционных проекциях. Именно в области данной проблематики Р. демонстрирует выражение классической просветительской позиции, на основании чего и может быть отнесен, несмотря на указанную выше альтернативность, к данной традиции. Во взглядах Р. может быть отмечен программный изоморфизм рассмотрения отношения человека ко внешней природе как таковой, к естественному (природному) праву другого человека и к собственной природе (сущности). Так, если в исходной ситуации "задушевной близости" с природой человек находился и в таком же согласии со своею собственной природой, люди "жили свободными, здоровыми, добрыми и счастливыми, поскольку могли быть таковыми по своей природе". Однако развитие власти человека над природой оборачивается и формированием властных отношении внутри общности: человек оказывается "подвластен... всей природе, и в особенности себе подобным". "Подобно тому, как, чтобы установить равенство, пришлось совершить насилие над природой, так и для того, чтобы увековечить право рабовладения, нужно было изменить природу". Прогресс того, что Р. называет "способностью к совершенствованию", рано или поздно "приводит человека к той мере цивилизованности, которая превращает его... в тирана самого себя и природы". Таким образом, в контексте, который гораздо шире, нежели просто экологический, Р. ставит под сомнение бесспорную для Просвещения позитивную оценку экспансии человека в природу и экстенсивного развития производства: "погрязший в преступлениях и пороках и впавший в отчаяние род человеческий", по оценке Р., не может, тем не менее, "ни вернуться назад, ни отказаться от сделанных им злосчастных приобретений" (ср. идеи гуманитарного переосмысления основоположений культуры, ставших сугубо технологическими, в философских концепциях Хайдеггера, Л.Мэмфорда и др.). В общей атмосфере просветительского пафоса видения человека как повелителя и преобразователя природы Р. высказывает взгляды на цивилизацию, в которых трудно не усмотреть ранний аналог идей Франкфуртской школы о европейском ("мужском") типе цивилизации и рациональности как основанных на презумпции подчинения природы человеку, что оборачивается и деформацией, подчиненностью его собственной непосредственной сущности (природы) интегрально-дедуктивным принципам - см. "Диалектика Просвещения" (Хоркхаймер, Адорно). Наряду с этим, Р. вплотную подходит к формулировке принципа амбивалентности властных отношений: "очень трудно привести к повиновению того, кто сам отнюдь не стремится повелевать, и самому ловкому политику не удастся поработить людей, которые не желают ничего другого, как быть свободными". Такой подход, с одной стороны, намечает контуры проблематики, прямая фокусировка на которой задаст в середине 19 в. парадигму рассмотрения власти через призму не субъекта, но так называемого "объекта" властных отношений (концепции массы и толпы в политической философии и антропологии: Г.Тард, Ортега-и-Гассет, Ж.Бодрийяр и др.). С другой стороны, анализируя стремление к свободе, Р. полагает основной характеристикой свободы ее разумность (своеволие как "разум в бреду"), - в противоположном случае превратно понятое стремление к свободе приводит к смыканию экстремальных социальных групп, семантической неразличимости равно неконструктивных своеволий и господина, и раба: "наиболее могущественные или наиболее бедствующие, основываясь на своей силе или на своих нуждах, стали приписывать себе своего рода право на имущество другого". (Аналогичные идеи позднее будут фундированы в концепциях правящей элиты: см. Г Моска о борьбе угнетенных как тенденции образовать замкнутую элиту, тождественную ныне правящей; К.Мангейм и А.Турен о равной степени идеологичности как апологии, так и утопии.) Выход из тупика прогресса Р. видит не в прямом алармистском возврате к природе ("вернуться в леса и жить с медведями" - это, по оценке Р., вывод, который вполне в духе его противников), но в возврате к собственной природе (сущности) человека, предполагающей его самоосуществление в качестве неотъемлемой части общества как нерушимой целостности. Иначе говоря, выход - в создании такого социального устройства, в рамках которого "каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как нераздельную часть целого". Такой формой социальности может быть, по Р., особая "ассоциация", предполагающая своего рода холизм, в рамках которого "каждый, соединяясь со всеми, повиновался бы, однако, только самому себе и оставался бы таким же свободным, каким был раньше". Р. фундирует возможность такого холизма социальной моделью "общественного договора", направленной "к полному отчуждению каждого члена со всеми своими правами в пользу общины", однако, поскольку "нет ни одного участника, по отношению к которому остальные не приобретают того же права, какое они ему уступают по отношению к себе, то каждый снова приобретает все, что он теряет" (сравните с гегелевской концепцией любви как отношений, в которых личность обоюдно отдает себя другому, но во встречном векторе самоотдачи другого вновь воссоединяется со своей сущностью и обретает целостность). Этот контекст предельно актуализирует во взглядах Р. педагогическую составляющую. Основываясь на принципах сенсуализма, Р. исповедует очевидный педагогический оптимизм, причем его эдукационизм (лат. educatio - воспитание), основанный на презумпции уважения личности ребенка, гармоничного сочетания и трудового воспитания, недопущения форсирующего и иного насилия над естественным процессом созревания ума, неприемлемости механического заучивания неосмысленных сведений, ориентации на обучение самостоятельному мышлению, максимального развития природных способностей и т.п., - объективно заложил фундамент радикальной и масштабной реформы педагогики 18-19 вв. (начиная от И.Г. Пестолоцци). Дифференцируя воспитательный процесс в различных типах общества, Р. полагает, что в условиях "ассоциации общественного договора" возможно общественное образование и "воспитание в правилах, предписываемых правительством, и под надзором магистров, поставленных сувереном" (идеал такой воспитательной системы непременно включает в себя замещение свойственной индивидам "любви к себе" - "страстью к отечеству"). В наличных же условиях необходимым требованием правильного воспитания Р. объявляется изоляция воспитуемого от бесконтрольного влияния далекой от совершенства социальной среды: домашнее воспитание и воспитание на лоне природы - с акцентом не на общественно значимые (гражданские), но па сугубо частные добродетели частной жизни, в первую очередь, семейной (при этом собственных пятерых детей Р. сдал в приют из соображений необходимости государственного воспитания). В области эстетики Р., с одной стороны, декларативно ратуя за граждански патриотическое искусство (критика "немужественного" рококо и темы любви в поэзии, драматургии и прозе как наносящей ущерб их гражданственному пафосу), с другой же - в реальном художественном творчестве выступил с сенсуалистических позиций основоположником такого художественного направления, как сентиментализм. В области музыки был сторонником спонтанного мелодического начала как "языка страстей" в противовес рационалистической программной музыке; на аналогичных основаниях в живописи делал акцент на динамике рисунка в противовес колористике. Является автором ряда опер, музыкальных комедий и романсов, а также изобретателем новой системы нотной записи. Идеи Р. не только оказали сильнейшее влияние на философскую традицию, но и неоднократно вдохновляли социальных реформаторов на их воплощение в жизнь. Радикализм заключительного (якобинского) этапа Великой французской революции всецело реализовался под знаменем руссоизма; якобинский Конвент в полном соответствии с требованиями "гражданской религии" Р. ввел деистический культ. Позднее идеи Р. поднимались на щит практически всеми социально-демократическими движениями 18-20 вв.: как в Западной и Восточной Европе (соответственно: программы М. Робьеспьера, Г. Бабефа и произведения, посвященные творчеству Р., Г.Плеханова, В. Засулич), так и в Азии, Африке, Латинской Америке (Ф. Кастро, Л. Сенгор и др.). В области развития художественного метода многие принципы сентиментализма Р. были унаследованы романтизмом. Р. оказал заметное влияние и на разворачивание идей Просвещения во внеконцептуальной культурной традиции (например, утопические романы Т. Деляроша "История галлигенов" и Руйе "Моральный перегонный куб"). [См. также Общественного договора теория, "Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми" (Руссо).]

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История Философии: Энциклопедия

ЖАН ЖАК РУССО

1712–1778)   Французский писатель и философ. Представитель сентиментализма. С позиции деизма осуждал официальную церковь и религиозную нетерпимость. Выдвинул лозунг «Назад к природе!». Руссо оказал огромное влияние на современную духовную историю Европы с точки зрения государственного права, воспитания и критики культуры. Основные произведения: «Юлия, или Новая Элоиза» (1761), «Эмиль, или О воспитании» (1762), «Об общественном договоре» (1762), «Исповедь» (1781–1788). Жан Жак Руссо родился 28 июня 1712 года в Женеве, в семье часовщика Мать его, Сюзанна Бернар, происходила из состоятельной буржуазной семьи, была одаренной и жизнерадостной женщиной. Она умерла через девять дней после появления на свет сына. Отец, Исаак Руссо, с трудом перебивавшийся своим ремеслом, отличался непостоянным, раздражительным характером. Однажды он затеял ссору с французским капитаном Готье и ранил его шпагой. Суд приговорил Исаака Руссо к трем месяцам тюрьмы, штрафу и церковному покаянию. Не желая подчиниться решению суда, он бежал в Нион, ближайшее к Женеве местечко, оставив 10-летнего сына на попечение брата своей покойной жены. Исаак Руссо умер 9 марта 1747 года. Жан Жак с самых ранних лет был окружен добрыми и любящими его тетками, Госерю и Ламберсье, которые с необычайным усердием холили и воспитывали мальчика. Вспоминая ранние годы жизни, Руссо писал в «Исповеди», что «за детьми короля не могли бы ухаживать с большим усердием, чем ухаживали за мной в первые годы моей жизни». Впечатлительный, мягкий и добрый по природе Жан Жак в детстве много читал. Часто вместе с отцом он подолгу засиживался за французскими романами, за чтением сочинений Плутарха, Овидия, Боссюэ и многих других. Жан Жак рано начал самостоятельную жизнь, полную невзгод и лишений. Он перепробовал самые различные профессии: был писцом у нотариуса, учился у гравера, служил лакеем. Затем, не найдя применения своим силам и способностям, отправился странствовать. Шестнадцатилетний Руссо, бродя по восточной Франции, Швейцарии, Савойе, входившей тогда в состав Королевства Сардинии, встретился с католическим священником Понверром и под его влиянием отказался от кальвинизма — религии своих дедов и отцов. По рекомендации Понверра Жан Жак познакомился в Аннеси — главном городе Верхней Савойи — с 28-летней швейцарской дворянкой Луизой де Варане, которая «жила милостями сардинского короля» и занималась, между прочим, вербовкой молодых людей в католичество. Статный, одаренный от природы, Жан Жак произвел на госпожу де Варане благоприятное впечатление и вскоре был отправлен в Турин, в приют для новообращенных, где был наставлен и принят в лоно католической церкви (в более зрелом возрасте Руссо вернулся к кальвинизму). Спустя четыре месяца Руссо оставил Турин. Вскоре он истратил деньги и вынужден был поступить лакеем к старой, больной аристократке. Через три месяца она умерла, и Руссо снова оказался не у дел. На этот раз поиски работы были недолгими. Он нашел место лакея в аристократическом доме. Позже в этом же доме работал домашним секретарем. Здесь ему давали уроки латинского языка, научили безукоризненно говорить по-итальянски. И все же Руссо не задержался надолго у своих благосклонных господ. Его по-прежнему тянуло странствовать, к тому же он мечтал вновь увидеть госпожу де Варане. И эта встреча вскоре состоялась. Госпожа де Варане простила Руссо безрассудные юношеские скитания и приняла его в свой дом, который надолго стал его пристанищем. Здесь между Руссо и госпожой де Варане установились близкие, сердечные отношения. Но привязанность и любовь Руссо к своей покровительнице, по-видимому, долго не приносили ему умиротворения и покоя. Госпожа де Варане имела и другого возлюбленного — швейцарца Клода Анэ. Руссо с огорчением не раз покидал свое пристанище и после новых мытарств снова возвращался к де Варане. Только после смерти Клода Анэ между Жан Жаком и Луизой де Варане установилась полная идиллия любви и счастья. Де Варане сняла замок в горной долине, среди чудесной зелени, виноградников, цветов. «В этом волшебном уголке, — вспоминал Руссо в своей «Исповеди», — я провел два или три лучших летних месяца, стараясь определить свои умственные интересы. Я наслаждался радостями жизни, цену которым так хорошо знал, обществом, столь же непринужденным, как и приятным, — если только можно назвать обществом наш тесный союз, — и теми прекрасными знаниями, к приобретению которых я стремился…» Руссо продолжал много читать, основательно изучал философские и научные труды Декарта, Локка, Лейбница, Мальбранша, Ньютона, Монтеня, занимался физикой, химией, астрономией, латинским языком, брал уроки музыки. И нужно сказать, что за годы, протекшие в доме де Варане, он достиг серьезных результатов в философии, естествознании, педагогике и других науках. В одном из писем к отцу он так выразил суть своих научных занятий: «Я стремлюсь не только просветить ум, но и воспитать сердце к добродетели и мудрости». В 1740 году взаимоотношения между Руссо и де Варане ухудшились, и он вынужден был покинуть свое многолетнее пристанище. Переехав в Лион, Руссо нашел здесь место воспитателя детей в доме господина Мабли — главного судьи города. Но работа домашнего воспитателя не приносила ему ни морального удовлетворения, ни материальных благ. Через год Руссо снова вернулся к де Варане, но уже не встретил прежнего расположения. По его словам, он почувствовал себя лишним «возле той, для которой когда-то был всем». Разойдясь с де Варане, осенью 1741 года Руссо переехал в Париж. Первое время он серьезно рассчитывал на успех своего изобретения — новой нотной системы. Но действительность разбила его надежды. Изобретенная им нотозапись в цифрах, представленная в Парижскую академию наук, не встретила одобрения, и ему вновь пришлось рассчитывать на случайные заработки. В течение двух лет Руссо перебивался перепиской нот, уроками музыки, мелким литературным трудом. Пребывание в Париже расширило его связи и знакомства в литературном мире, открыло возможности для духовного общения с передовыми людьми Франции. Руссо познакомился с Дидро, Мариво, Фонтенелем, Гриммом, Гольбахом, ДАламбером и другими. Наиболее теплые дружеские отношения установились у него с Дидро. Блестящий философ, также как Руссо, увлекался музыкой, литературой, страстно стремился к свободе. Но мировоззрение у них было разное. Дидро был философом-материалистом, атеистом, занимавшимся главным образом разработкой естественнонаучного мировоззрения. Руссо же находился во власти идеалистических взглядов, перенося все свое внимание на социально-политические вопросы. Но в конце 1760-х годов на почве идейных и личных разногласий между Руссо и Дидро возник конфликт, приведший их к разрыву. В «Письме к ДАламберу о зрелищах», касаясь и того конфликта, Руссо писал: «У меня был строгий и справедливый Аристарх; у меня его больше нет, и я не хочу другого; но я никогда не перестану жалеть о нем, и его не хватает еще больше моему сердцу, чем моим сочинениям». Находясь в крайне стесненных материальных условиях, Руссо пытался найти путь к более обеспеченной жизни. Ему посоветовали познакомиться с дамами высшего света и использовать их влияние. От знакомого патера-иезуита Руссо получил несколько рекомендаций: к госпоже де Безенваль и ее дочери маркизе де Брольи, к госпоже Дюпон, жене богатого откупщика, и другим дамам. В 1743 году через посредство госпожи де Брольи он получил должность секретаря французского посланника в Венеции. Около года Руссо добросовестно выполнял свои обязанности. В свободное от занятий время знакомился с итальянской музыкой и собирал материал для книги о государственном управлении. Высокомерное и грубое обращение посланника графа де Монтэгю вынудило Руссо оставить дипломатическую службу и вернуться в Париж. В Париже Руссо сошелся с молодой белошвейкой Терезой Левасеер, которая, по его словам, обладала простым и добрым нравом. Руссо прожил с ней 34 года, до конца своих дней. Он пытался развить ее, обучить грамоте, однако все усилия его в этом направлении оставались бесплодными. У Руссо было пятеро детей. Неблагоприятные семейно-бытовые условия вынудили поместить детей в воспитательный дом. «Я содрогнулся перед необходимостью поручить их этой дурно воспитанной семье, — писал он о семье Терезы Левасеер, — ведь они были бы воспитаны ею еще хуже. Пребывание в воспитательном доме было для них гораздо менее опасным. Вот основание принятого мной решения…» Связь с Терезой многие биографы и историки философии считали для Руссо большим несчастьем. Однако свидетельства самого Руссо опровергают это. В «Исповеди» он утверждал, что Тереза была для него единственным действительным утешением. В ней «я нашел восполненье, в котором нуждался. Я жил со своей Терезой так же хорошо, как жил бы с величайшим гением мира». Кстати сказать, эта многолетняя связь не мешала Руссо встречаться с другими женщинами, что, конечно, огорчало Терезу. В особенности нелепой и обидной могла казаться ей любовь Жан Жака к Софи ДУдето. Эту его страстную любовь и переселение в Эрмитаж, поближе к предмету своего глубокого увлечения, долго не могли простить Руссо и его друзья. Из биографии Руссо вряд ли можно сделать вывод его уравновешенности или аскетичности. Напротив, очевидно, он был весьма эмоциональным, беспокойным, неуравновешенным человеком. Но при этом Руссо был необыкновенно одаренной личностью, готовой во имя добра и правды жертвовать решительно всем. В 1752–1762 годы Руссо внес свежую струю в идейное новаторство и литературно-художественное творчество своего времени. Первое сочинение Руссо написал в связи с конкурсом, объявленным Дижонской академией. В этой работе, которая называлась «Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов» (1750), Руссо впервые в истории общественной мысли совершенно определенно говорит о расхождении между тем, что сегодня называют научно-техническим прогрессом, и состоянием человеческой нравственности. Руссо отмечает ряд противоречий исторического процесса, а также то, что культура противостоит природе. Впоследствии эти идеи окажутся в центре споров о противоречиях общественного процесса. Другая важная мысль Руссо, которую он будет развивать в своей работе «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (1755) и в своем главном произведении «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762), связана с понятием отчуждения. Основой отчуждения человека от человека, заявляет Руссо, является частная собственность. Руссо не мыслит себе справедливости без равенства всех людей. Но столь же важна для справедливости, по его убеждению, свобода. Свобода тесно связана с собственностью. Собственность развращает общество, утверждал Руссо, она рождает неравенство, насилие и ведет к порабощению человека человеком. «Первый, кто напал на мысль, огородив участок земли, сказал «это мое» и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, был истинным основателем гражданского общества, — пишет Руссо в «Общественном договоре» — От скольких преступлений, войн и убийств, от скольких бедствий и ужасов избавил бы род человеческий тот, кто, выдернув колья и засыпав ров, крикнул бы своим ближним: «Не слушайте лучше этого обманщика, вы погибли, если способны забыть, что плоды земные принадлежат всем, а земля — никому!». И тот же самый Руссо, как это ни парадоксально, который способен на такой революционный гнев, утверждает, что именно собственность может гарантировать человеку независимость и свободу, только она может внести в его жизнь покой и уверенность в своих силах. Выход из этого противоречия Руссо видит в уравнивании собственности. В обществе равных между собой собственников он видит идеал справедливого устройства общественной жизни. В своем «Общественном договоре» Руссо развивает идею, согласно которой люди договорились между собой учредить государство для обеспечения общественной безопасности и охраны свободы граждан. Но государство, согласно Руссо, из института, обеспечивающего свободу и безопасность граждан, со временем превратилось в орган подавления и угнетения людей. Наиболее откровенно этот переход «в свое иное» происходит в монархическом абсолютистском государстве. До государственного и соответственно гражданского состояния люди жили, согласно Руссо, в «естественном состоянии». С помощью идеи «естественного права» им обосновывалась неотъемлемость таких прав человека, как право на жизнь, свободу и собственность. Разговор о «естественном состоянии» становится общим местом всего Просвещения. Что касается Руссо, то, в отличие от других просветителей, он, во-первых, не считает право собственности «естественным» правом человека, а видит в нем продукт исторического развития, и, во-вторых, Руссо не связывает общественный идеал с частной собственностью и гражданским состоянием человека. Наоборот, Руссо идеализирует «дикаря» как существо, которое еще не знает частной собственности и других достижений культуры. «Дикарь», по мнению Руссо, — это существо добродушное, доверчивое и дружелюбное, а вся порча идет от культуры и исторического развития. Только государство, согласно Руссо, может осуществить идеалы «естественного состояния», какими он считает идеалы Свободы, Равенства и Братства. Но государством, способным осуществить эти идеалы, у Руссо может быть только республика. В романе «Юлия, или Новая Элоиза» впервые на грани 60-х и 70-х годов XVII века раздалось искреннее слово о непреодолимом могуществе свободной любви, не знающей сословной розни и лицемерия. Успех книги был беспримерным. Элоизой звали невесту средневекового философа Пьера Абеляра. Элоиза стала идеалом женской верности, человеческой естественности. Именно естественное человеческое чувство и является тем основанием, на котором должна, согласно Руссо, строиться человеческая личность. Наиболее подходящей системой воспитания является система, которая опирается на человеческие чувства. А местом, наиболее подходящим для воспитания ребенка и молодого человека, Руссо считал природу. Руссо является основоположником так называемого «сентиментализма». Сентиментализм ставит чувство во всех отношениях выше разума. Нравственное начало в человеке, считает Руссо, укоренено в его натуре, оно глубже, «естественнее» и основательней, чем рассудок. Оно самодостаточно и знает только один источник — голос нашей совести. Но этот голос, говорит Руссо, заглушает «культура». Она делает нас безразличными к людским страданиям. Поэтому Руссо выступает против «культуры». По сути, он первый, кто после античных авторов стал критиком культуры асоциального прогресса. Руссо был против театра и считал сценическое искусство нарочитым и неестественным. При всей своей неприязни к официальной церкви Руссо считал, что нравственное чувство, которое лежит в основе человеческой личности, есть по существу религиозное чувство. И без культа Верховного Существа оно недействительно. Руссо — деист. Но его деизм не столько космологического, как у Вольтера, сколько нравственного свойства. И поскольку органическая нравственность есть, по Руссо, отличительная черта народной демократии, в противоположность, в сущности, безнравственному аристократизму, то Руссо считал атеизм аристократическим мировоззрением. В педагогическом романе «Эмиль, или О воспитании» (1762) Руссо показал порочность феодально-схоластической системы воспитания и блестяще изложил новую демократическую систему, способную формировать и выращивать трудолюбивых и добродетельных граждан, хорошо знающих цену передовым общественным интересам. Трактат вызвал положительные отклики у Гете, Гердера и Канта. А у деятеля Французской революции М. Робеспьера эта книга была в буквальном смысле настольной. Кроме того, Руссо писал статьи по актуальным политическим, экономическим, музыкальным и другим вопросам для «Энциклопедии», редактируемой ДАламбером и Дидро. Интересна его статья «О политической экономии», опубликованная в 1755 году в V томе «Энциклопедии». Он осветил в ней социально-экономические проблемы, в частности, имущественные отношения, государственное управление, общественное воспитание. В 1756 году Руссо изложил содержание обширного труда Шарля де Сен Пьера «Рассуждение о вечном мире». В духе демократического гуманизма он подверг решительной критике кровавые грабительские войны и выразил свое горячее стремление к миру, к избавлению человечества от опустошительных войн и к превращению всех народов в единую дружную семью. Эта работа была опубликована посмертно, в 1781 году. Литературные успехи, однако, не приносили Руссо ни достаточных средств, ни душевного покоя. Его яростно травили и преследовали французские, швейцарские, нидерландские клерикалы и королевские чиновники. После выхода в свет романа «Эмиль, или О воспитании» и политического трактата «Об общественном договоре» парижский парламент стал метать громы и молнии против автора «зловредных» произведений. Королевский суд приговорил «Эмиля», а затем и «Общественный договор» к сожжению и издал постановление об аресте Руссо. Спасаясь от преследования, Руссо ночью бежал в Швейцарию. Но здесь, как и в Париже, его стали преследовать. Женевское правительство также осудило «Эмиля» и «Общественный договор» и запретило автору появляться пределах Женевского округа. По докладу генерального прокурора Троншена 19 июня 1762 года малый совет Женевской республики принял постановление о произведениях Жан Жака Руссо «Эмиль» и «Общественный договор»: «… разорвать их и сжечь… перед ратушей, как сочинения дерзкие, постыдно-скандальные, нечестивые, и направленные к разрушению христианской религии и всех правительств». Руссо не оставалось ничего другого, как искать покровительства и защиты в других странах. Он обратился с письмом к Фридриху II, прося его разрешить поселить в Невшателе. В то время Невшатель представлял собой небольшое княжество Нейнбургское, находившееся под властью прусского короля. Фридрих II приказал губернатору пойти навстречу «французскому изгнаннику». В Невшателе Руссо прожил более двух лет. Вначале он поселился на даче Коломбе у губернатора лорда Кейта, затем в деревне Мотье, расположенной в предгорьях в живописной местности. В этом уединении Руссо писал сравнительно немного: первое время он отдыхал. Но и то, что было написано в деревне Мотье в ответ на преследования и происки женевских властей («Письма горы», «Письмо к архиепископу Христофору де Бомон» и др.), вызвало возмущение невшательского духовенства и массовый протест в протестантском мире. Руссо бежал из Мотье и поселился на острове Св. Петра на Бильском озере. Но и здесь правительство не оставило его в покое. Бернский сенат предложил Руссо в двадцать четыре часа покинуть остров и область Берна. В поисках пристанища, Руссо в сопровождении Терезы отправился в город Страсбург. Однако и тут он не мог оставаться долго. Тогда Руссо уговорили поехать в Англию, куда пригласил его философ Дэвид Юм. Руссо пересек Ламанш и прибыл в Лондон. Юм поселил его в Чезвике, в окрестности Лондона. Через некоторое время сюда приехала и Тереза. Но близость к английской столице не устраивала Руссо. После всего пережитого он искал покоя и уединения. Это желание было удовлетворено Юмом и его друзьями. В распоряжение Руссо был предоставлен замок в Дербеншире. Однако и в английском замке ни Руссо, ни Тереза не могли найти душевного покоя их подавляла и угнетала непривычная обстановка. Без ведома Юма Руссо вскоре оставил замок и переселился в ближайшую деревушку Вуттон, где продолжал работать над «Исповедью». Даже здесь Руссо не находил покоя. Ему казалось, что и Юм, вслед за его бывшими французскими друзьями, отвернулся от него. К таким «бывшим друзьям» Руссо относил Вольтера, который, действительно, не раз с ожесточением выказывал свое нерасположение к Руссо. Письма, получаемые Жан Жаком из Швейцарии, тоже поддерживали в нем представление, что его всюду окружают враги и недоброжелатели. Все это породило у Руссо тяжелый недуг. В течение ряда лет Руссо страдал манией преследования и подозрительностью. Принимая Юма за неискреннего друга, за послушное орудие в руках врагов, он решил покинуть Вуттон и в мае 1767 года внезапно оставил английское убежище. Очутившись снова на французской земле, Руссо и тут не мог дышать свободно. Он вынужден был скрываться под именем гражданина Рену. Как ни старались его друзья дю Пейр, маркиз Мирабо и другие создать спокойные и безопасные для Руссо условия жизни, но ни в имении Флери, близ Медоне, ни в замке Триэ, близ Жизора он не мог найти покоя. Одиночество, болезненный страх внезапного нападения беспрерывно мучили и угнетали его. Летом 1768 года Руссо оставил Терезу в замке Триэ и отправился в путешествие по старым, хорошо знакомым местам. В Шамбери он повидал своих давних знакомых и, обуреваемый воспоминаниями, посетил могилу де Варане. И здесь, у могилы, вспомнил все неповторимое, прекрасное, что нашел в ее дружбе и благосклонности. Не желая покидать милые сердцу места, с которыми был связан «драгоценный период» его жизни, Руссо поселился в маленьком городке Вургоэне, лежавшем между Лионом и Шамбери. Вскоре приехала сюда и Тереза. Здесь ее ожидал приятный сюрприз. Руссо решил закрепить отношения с Терезой браком. Через год супруги переселились в соседнее местечко Монкен. Руссо снова приступил к работе над второй половиной «Исповеди». С 1765 года он стал думать о возвращении в Париж. «Исповедь», над которой Руссо работал в течение пяти лет, осталась неоконченной. Желание вернуться в столицу настолько овладело им, что, пренебрегая опасностью быть схваченным, он переехал Париж и поселился на улице Плятриер (ныне улица Ж. Ж. Руссо). Это был 1770 год, когда французское правительство в связи с бракосочетанием дофина с Марией Антуанеттой стало воздерживаться от политических репрессий, и Руссо, к своему удовольствию, мог свободно появляться на улицах, посещать друзей и знакомых. В последние годы жизни Руссо не вынашивал больших творческих планов. Он занимался главным образом самоанализом и самооправданием своих прошлых постутков. Весьма характерны в этом отношении наряду с «Исповедью» очерк «Руссо судит Жан Жака», диалоги и его последнее произведение — «Прогулки одинокого мечтателя». В этот период, по мнению биографов Руссо, он уже не пытался искать выхода из одиночества, не стремился заводить новые знакомства. Правда, он попытался прочесть публично свою «Исповедь», но по настоянию госпожи ДЭпинэ полиция запретила это чтение. В «Исповеди» Руссо с поразительной откровенностью повествует о своей жизни, он не умалчивает о самых неприглядных ее сторонах. Самым неожиданным для читателя было признание в том, что, женившись на Терезе, Руссо заставил ее подбросить сначала первого их ребенка, а затем и второго. О последних годах жизни Жан Жака Руссо немецкая писательница Генриетта Роланд-Гольст писала: «Жизнь его была распределена точно и равномерно. Утренними часами он пользовался для переписки нот и сушки, сортировки и наклеивания растений. Он делал это очень аккуратно и с величайшей тщательностью, приготовленные таким образом листы он вставлял в рамки и дарил тем или другим из своих знакомых. Он стал снова заниматься музыкой и сочинил в эти годы множество небольших песенок на данные тексты, он назвал этот сборник «Песни утешения в горестях моей жизни». После обеда он отправлялся в какое-нибудь кафе, где читал газеты и играл в шахматы, или делал большие прогулки в окрестностях Парижа, он до конца оставался страстным любителем прогулок пешком». В мае 1778 года маркиз де Жирарден предоставил в распоряжение Руссо особняк в Эрменонвиле, вблизи Парижа. Переселившись в это прекрасное предместье, он продолжал вести прежний образ жизни совершал утренние прогулки, встречался со знакомыми и почитателями. 2 июля 1778 года, вернувшись домой после продолжительной прогулки, Руссо почувствовал острую боль в сердце и прилег отдохнуть, но вскоре тяжело застонал и упал на пол. Прибежавшая Тереза помогла ему подняться, но он снова упал и, не приходя в сознание, скончался. Скоропостижная смерть и обнаружение кровоточащей раны на лбу дали повод слуху, что Жан Жак Руссо покончил жизнь самоубийством. Через шестнадцать лет, 11 октября 1794 года, прах Руссо был торжественно перенесен в Пантеон и положен рядом с прахом Вольтера». Остров тополей» в Эрменонвиле, где он был похоронен, стал местом паломничества. У его могилы можно было встретить Марию Антуанетту, адвоката из Арраса Максимилиана Робеспьера, при котором ее позже казнили, и будущего императора Наполеона.      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих мыслителей