БРУННЕР Эмиль

Найдено 6 описаний персоны БРУННЕР Эмиль

Показать: [все] [краткое] [полное]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [современное]

БРУННЕР (Brunner) Эмиль

23.12.1889, Винтертур, 6.4.1966, Цюрих), швейцарский протестантский теолог. Профессор в Цюрихе с 1924. Представитель диалектической теологии. Выступая против либерального протестантизма XIX в. и возвращаясь к мировоззренческим основам Реформации XVI в., Б. противопоставил духу позитивистской научности веру и откровение. Б. выступил как критик цивилизации XX в, обвиняя ее в гипертрофии технического интереса и в распаде человеческого духа, утерявшего Бога и покинутого в мире вещей. В современном состоянии мира Б. видит свидетельство его близкого конца.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: София-Логос. Словарь

Бруннер, Эмиль

Brunner) (23.12.1889, Винтертур, - 6.4.1966, Цюрих), швейцарский протестантский теолог. Профессор в Цюрихе с 1924. Представитель диалектической теологии. Выступая против либерального протестантизма XIX в. и возвращаясь к мировоззренческим основам Реформации XVI в., Б. противопоставил духу позитивистской научности веру и откровение. Б. выступил как критик цивилизации XX в, обвиняя ее в гипертрофии технического интереса и в распаде человеческого духа, утерявшего Бога и покинутого в мире вещей. В современном состоянии мира Б. видит свидетельство его близкого конца. Сергей Аверинцев. София-Логос. Словарь

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большой толковый словарь по культурологии

БРУННЕР (Brunner) Эмиль

род. 23 дек. 1889, Винтертур - ум. 1966) швейц. представитель философии религии, профессор в Цюрихе с 1924. Один из видных представителей развиваемой Карлом Бартом диалектической теологии, метод которой Бруннер переносит на философию. Взгляды его близки к взглядам Кьеркегора; сомневается в возможности философского разъяснения существования (человеческое существование может быть познано только в его отношении к Богу); это разъяснение, по его мнению, должно быть делом христ. антропологии. Он не согласен также с хайдеггеровским решением проблемы существования. В центре естественного самопонимания, считает он, находится совесть. Осн. произв.: "Philosophie und Offenbarung", 1925; "Religionsphilosophie", 1926; "Der Mittler", 1927; "Natur und Gnade", 1935; "Offenbarung und Vernunft", 1941; "Der Mensch im Widerspruch", 1937.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философский энциклопедический словарь

БРУННЕР ЭМИЛЬ

Brunner), Эмиль (р. 23 дек. 1889) – швейц. теолог. Проф. в Цюрихе с 1924. Один из представителей т.н. диалектич. теологии. В своих работах Б. утверждает мысль о благотворности связи веры с общим развитием культуры, к-рое понимается гл. обр. как развитие философии, морали, психологии. Б. проводит идею близкого конца мира, причину к-рого он видит в успехах техники и автоматизации. Соч.: Erlebnis, Erkenntnis und Glaube, 5 Aufl., T?bingen, 1933; Die Grenzen der Humanit?t, Z., 1922; Religionsphilosophie evangelischer Theologie, M?nch., 1927; Das Wort Gottes und der moderne Mensch, В., 1937; Der Mensch im Wiederspruch, Z., 1941; Offenbarung und Vernunft, Z., 1941; Dogmatik, Bd 1–2, Z., 1946–50; Das Missverst?ndnis der Kirche, Stuttgart, 1951; Das Ewige als Zukunft und Gegenwart, Z., 1953. Лит.: Баумер ?. Л., Апокалиптика 20-го столетия, "Вести, истории мировой культуры", 1957, No 2; Момджян X. Н., Об идеологии социального пессимизма, там же, с. 47–55; Vоlken L., Der Glaube bei E. Brunner, Freiburg, 1947.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Философская Энциклопедия. В 5-х т.

БРУННЕР Эмиль

23 декабря 1889, Винтертур, Швейцария—6 апреля 1966, Цюрих)—один из основоположников и главных представителей (наряду с К. Бортом) диалектической теологии. С 1924 профессор систематической теологии в Цюрихе. Брукнер воспринимал христианство как истину, направляющую человеческую жизнь. Соответственно его теология обращена к человеку и исторической действительности, как возвещение о настоящем и будущем, ожидающем ныне живущих, т. е. грядущем Царстве Божием. Любить Бога, согласно Бруннеру, значит содействовать тому, чтобы жизнь становилась лучше, бороться со злом и приближать то время, когда все станут братьями и будут осушены все слезы. Христианство и социализм, считает он, нераздельны. Главную проблему современности он видит в избавлении от зла, прежде всего социальной несправедливости, экономического и политического насилия,—от всего, что делает общество «нехристианским». Здесь Бруннер сходится с Бартом, с т. зр. которого все земное поражено грехом и если капитализм плох, то это не значит, что социализм лучше, поскольку христианские заповеди не могут быть осуществлены ни в какой политической системе. Для Бруннера сила Евангелия, напротив, в том, что оно помогает решению любых вопросов, возникающих у разных людей в самых различных обстоятельствах. Теологически эта позиция обосновывается его пониманием соотношения «природы» и «благодати». Он признает два Откровения—в Иисусе Христе и в акте Творения, создающего человека наделенным разумом и совестью. Теология должна основываться не только на Слове Божием, но и на философии, которая есть дело человеческого разума и выполняет важную для теологии критическую функцию—указывает границы разума и тем самым предотвращает его вторжение в область Откровения. Бруннер считает, т. о., правомерным существование протестантской религиозной философии, но лишь в качестве «дополнительной возможности». Она стоит «на краю» христианского учения, а не в центре его. Теология использует философию, но основывается все же на Логосе Откровения, а не на имманентной человеческому разуму философской рефлексии.

Для Бруннера важно найти убедительные для современного человека ответы на самые простые, но самые важные прямо поставленные вопросы: жив ли Бог или Он умер? является ли Бог—Отцом Иисуса Христа? имеет ли смысл молиться этому Богу и возлагать на Него все надежды? Одной лишь ссылки на Слово Божие, на авторитет церкви недостаточно, чтобы помочь человеку понять и принять это Слово; философия способствует тому, чтобы связать Слово Божие с решением проблем сегодняшней жизни.

Вслед за С. Кьеркегором, который оказал на него сильное влияние, Бруннер скептически оценивает способность философии постичь человеческое существование в его основах. Человек может быть познан только в его отношении к Богу, и основная роль здесь принадлежит не философской, но теологической антропологии, которая исходит из главного Откровения—«самовозвещения Бога». Теологическая антропология, как ее трактует Бруннер, должна избежать двух гибельных заблуждений—объективизма и субъективизма, искажающих истинный образ веры. Объективизм, т. е. протестантская ортодоксия как старого, так и нового образца (неоортодоксия), основывается на Слове Божием, полагая что только оно имеет значение. Противоположная же субъективистская тенденция представлена Ф. Шлейермахером, пиетизмом, экзистенциалистскими вариантами теологии. Бруннер полагает, что объект-субъектная мыслительная схема неприемлема для выражения веры и сама альтернатива между объективизмом и субъективизмом в теологии должна быть преодолена. Вера, поскольку она всегда означает встречу с «тайной», «загадкой», выражается в «вопросе и ответе» — вопросах, возникающих у людей в различных обстоятельствах, и ответах, продиктованных не только Словом Божиим, но также и этими обстоятельствами. Рассказывать «историю Адама», с точки зрения Бруннера, значит рассказывать о судьбе человека, его истории. Такой «рассказ» не может быть свободным от заблуждений. Поэтому строгая библейская вера предполагает (а не исключает, вопреки ортодоксии) критическое прочтение библейского учения. Критика Библии в этом смысле является для каждого образованного человека чем-то само собой разумеющимся. Понимание Слова Божиего в соотнесении с историческими обстоятельствами и с тем, как они осознаются людьми, означает обращение в поисках ответа на вопросы человеческого существования не только к Откровению в Иисусе Христе, но и к Откровению в сотворенном мире, в самом человеке, наделенном совестью и разумом. Вот почему в теологии Бруннера большое место занимает разработка философских—гносеологических и этических—проблем. В центре «естественного» самопонимания человека находится совесть (в этом утверждении он решительно расходится с хайдеггеровским решением проблемы человеческого бытия). За счет обращения к философии Бруннер смягчает бартовский теологический изоляционизм, он признает роль привносимого в веру человеческого элемента—тем самым он пролагает путь к последующему развитию протестанской теологии (Бонхеффер, теологии родительного падежа), идущей в русле поисков точек соприкосновения христианской веры с современной культурой, с антропологическим поворотом современной мысли.

Соч.: Erlebnis, Erkenntnis und Glaube. Tub., 1921; Die Mystik und das Won. Tub., 1924; Religionsphilosophie und protestantische Theologie. Tub., 1931; Natur und Gnade. Tub., 1934; Der Mensch im Widerspruch. Tub., 1937; Das Ewige in Zukunft und Gegenwart. Tub., 1953; Die christliche Lehre von Gott. Dogmatik, 3 Bde. Tub., I960. Unser Glaube. Eine christliche Unterweisung. Tub., 1967.

Лит.: Гараджа В. И. Протестантские мыслители новейшего времени. Концепция человека Эмиля Бруннера.—В кн.: От Лютера до Вайцзеккера. Великие протестанские мыслители Германии. М., 1994, гл. 4; Kegley С. W. (Hrsg.). The Living Theology of Emil Brunner. Tub., 1962.

В. И. Гараджа

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

БРУННЕР ЭМИЛЬ

(Brunner, Heinrich Emil, 18891966). Швейцарский теологреформат, один из "трех "Б""  крупнейших теологов христианского мира XX в. (Барт, Бруннер, Бультман). В круге идей, сформировавших новое теологическое движение, известное под разными названиями  теология кризиса, диалектическая теология, неоортодоксия, бартианство, Бруннер занял центристскую позицию. К. Барт и Бруннер, независимо друг от друга, стали первопроходцами в разработке концепции, известной под названием "неоортодоксия". Родился в Винтертуре, близ Цюриха. Учился в Цюрихском, потом Берлинском университете, где в 1913 г. получил степень доктора теологии. На период 191324 гг. приходятся год учебы в Англии, несколько лет службы в швейцарской милиции (в период Первой мировой войны), пасторство в Швейцарии, женитьба и год учебы в Объединенной теологической семинарии в НьюЙорке (191920). В 192455 гг. Бруннер  профессор систематической и практической теологии в Цюрихском университете. В эти же годы много ездил с лекционными турами по Европе, в Британию и Америку, в 195355 гг. преподавал в качестве приглашенного профессора в только что основанном Международном христианском университете в Токио. После возвращения из Японии в 1955 г. Бруннер перенес удар, последствия крого периодически сказывались на его речи и письме. Но несмотря на этот и еще несколько последовавших ударов, Бруннер продолжал работать, хотя и в щадящем режиме; в 1960 г. ему удалось завершить третий том его фундаментальной "Догматики". За 49 лет активного писательского труда Бруннер опубликовал не менее 396 книг и научных статей. Известность ему принесла книга "Примиритель" (1927), в крой впервые предпринята попытка интерпретировать учение о Христе в категориях новой диалектической теологии; благодаря той же книге его лекции стали пользоваться большим успехом. Работая над нею, автор испытывал большое влияние С. Кьеркегора, а также концепции "Я  Ты" М. Бубера. Спор между Бруннером и Бартом в связи с вопросом о естественной теологии завершился в 1934 г. опубликованием Бруннером книги "Природа и благодать: дискуссия с Карлом Бартом" и резким ответом Барта: "Нет!" Бруннер, в отличие от Барта, фактически принимал естественную теологию и верил, что образ Божий не перестал отражаться в человеке после грехопадения. Сократив контакты с Бартом, Бруннер, однако, расширил общение в рамках экуменического движения с другими христианами, хотя, исходя из положений библейской, а не либеральной теологии, делал упор скорее на духовной стороне, а не на институциональном братстве. МысльБруннераназвали "высокой христологией": в ней подчеркивается личная встреча в Иисусе Христе как ядро христианской веры. В своей этической системе Бруннер стремится найти гармонию между индивидуальным и общественным. В учении о Церкви Бруннер справедливо опирается на н. 3. идею ecclesia как братство верующих во Христе, к-рое люди искаженно представляют только как внешним образом организованное сообщество. В учении о человеке Бруннер подчеркивает парадоксальность его природы, поскольку он несет в себе образ Божий и вместе с тем является грешником, с одной стороны, индивидуумом и членом сообщества  с другой. Влияние Бруннера очень велико во всех областях, о крых он писал,  заисключением, пожалуй, учения о Церкви. Однако наибольший вклад он внес в область христологии. Он был убежден, что Бога можно узнать только в личной встрече, и стал в христологии одним из тех, кто решительно ополчился на тогдашний религиозный либерализм с его гуманистическими и по существу унитаристскими представлениями об Иисусе. Вместо либеральных идей он предложил поновому сформулированное и, с его точки зрения, абсолютно необходимое вероучительное положение о том, что явление Иисуса Христа есть уникальное и неповторимое событие,  Иисус не просто великий учитель или мученикгуманист, а единственное воплощение Слова Божьего. При этом Бруннер делал особый упор на воплощении и воскресении как краеугольных камнях христианского вероучения и поддерживал положение Халкидонского собора об истинном Боге и истинном человеке. Неотрывна от христологии Бруннера его вера в то, что правда о Господе открывает ся не через абстрактное теоретизирование, а благодаря личной ветрече с Ним, края для Бруннера составляла апофеоз веры и теологии. Он пытался избежать и ложного объективизма (крый считал типичным для лишенных к.л. сомнений библейских буквалистов и догматичных католиков), и ложного субъективизма (крый усматривал у некрых мистиков, либераловромантиков, а также в милленаристском и пятидесятническом энтузиазме). Так, в книге "Встреча Бога и человека" (1938) Бруннер занял срединную позицию между историческим кальвинизмом и традиционным арминианством. Он утверждал, что, по библейскому свидетельству, Бог всегда стремится приблизиться к человеку, а человек всегда идет от Бога,  и встреча их состоялась в Иисусе Христе. Далее, Бруннер считает, что только Бог может проявить инициативу в подготовке такой встречи, но Он не подавляет сотворенных Им людей, а относится к каждому человеку как к свободной и ответственной личности, крую Он любит и у крой есть выбор  принять божественную благодать или отвергнуть ее во грехе. Прежде всего встречаоткровение происходит в Иисусе Христе, ибо Бог открывает себя в Нем как Господа и Спасителя уникальным и окончательным образом. Однако Бруннер верил, что откровение Бога о самом себе и Его призыв к встрече находит продолжение в истории и человеческой практике, а именно в Св. Писании, в вере Церкви, в личном свидетельстве Св. Духа. Поскольку откровение Божье не ограничено временными рамками и не сводится к некоему моменту времени, встреча людей с Богом продолжается. Ортодоксальные христиане обязаны Бруннеру за его критику теологического либерализма; он критиковал сентиментальное и упрощенное изображение Христа, оптимизм либералов, верящих в благость человека, и идею исторического прогресса, якобы неизбежно приводящего к Царству Божьему. К-ром е того, Бруннер успешно реабилитировал и переформулировал для XX в. многие исторические христианские доктрины: о грехе, воплощении и воскресении, о центральном значении Христа для спасения, о необходимости личной веры, о Церкви, края есть братство, а не земной институт. Наконец(это, вероятно,самое главное), Бруннер снова подтвердил место Св. Писания как нормы вероучения и практики в христианских церквях. Тем не менее Бруннеру пришлось столкнуться с острой критикой со стороны более ортодоксальных теологов. Отрицание ряда доктрин (напр., орождении от Девы и существовании ада), оценка рассказа об Адаме и Еве как чисто символического побудили некрых теологов счесть его воззрения не совсем библейскими и даже противоречащими остальным его доктринал ьным положениям. На их взгляд, мнение Бруннера о том, что считать библейским, а что  нет, иногда выглядит произвольным. К примеру, хотя Бруннер несомненно полагал библейскими истинами сотворение из ничего и присутствие в человеке образа Божьего, но отрицал учения о рождении от Девы и об аде, крые, как он считал, не имеют достаточного подтверждения в Библии. Создается впечатление, что, несмотря на всю его настойчиво подчеркиваемую веру в приоритет божественного откровения над человеческим знанием, разумом и опытом, им двигали рациональные суждения. К-ром е того, Бруннера порой обвиняли в универсализме, исходя из неоднозначности его учений о Страшном суде и окончательном искуплении. Но если учитывать, какое значение Бруннер придавал личной ответственности и долгу, трудно считать, что он тяготел к универсализму. Бруннера обвиняли в схематичности, в излишней структуризации, в излишней диалектичности. Большая часть подобной критики исходила из среды консервативных теологов, крые не разделяли учения Бруннера о Св. Писании, особенно в том, что касалось богодухновенности. Несомненно, однако, что Бруннер воспринимал авторитет Библии как непреложную норму для христианской теологии. Вместе с тем он считал богодухновенность лишь одной из сторон более общего учения об откровении и чувствовал, что любая попытка поставить применительно к ней вопрос "как?" приводит к недопустимым спекулятивным конструкциям,  скажем, той, что выражена в учении о безошибочности. Сраведливости ради следует добавить, что Бруннер мог бы обратить больше внимания нато, как важнабогодухновенность для возникновения и сохранения Св. Писания, даже если он не разделял вербальную теорию в ее полном виде. Наконец, с точки зрения более традиционных ортодоксальных христианских ученых, Бруннер, как и все неоортодоксальные теологи, иногда довольно причудливо и спорно толковал библейский текст. Бруннер и Барт, вероятно, больше, чем любые другие мыслители XX в. западного мира, подготовили возрождение во второй половине века исторического библейского христианства. Теперь историки теологии все больше склонны видеть в Бруннере ученого с широкими взглядами, по существу  либерального, крый пришел к довольно консервативной теологической позиции. В любом случае, наследие его, хотя и несет на себе печать того, что называется неоортодоксией, остается ценным и для более консервативно настроенных теологов, когда они пытаются истолковать библейскую истину для современного человека. R.D. L1NDER (пер. Ю.Т.) Библиография: Brunner, Revelation and Reason, The Divine Imperative, and Dogmatics, 3vols.; P. K. Jewett, ? mil Brunner: An Introduction to the Man and His Thought; C. W. Kegley, ed., The TheologyofEmilBrunner; J.E. Humphrey, EmilBrunner. См. также: Барт, Карл; Неоортодоксия.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Теологический энциклопедический словарь